Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги 200 дней на юг
Ботсвана

12 декабря, вторник

В России 12 декабря праздник — День конституции. А на нашей улице тоже сегодня праздник. За сегодняшний день мы проехали тысячу километров, и пересекли всю Ботсвану с севера на юг. Получилось это так.

Ботсвана, заодно с Намибией, — две самые малонаселённые страны мира (если не считать за страны Гренландию, Якутию, Эвенкию и Антарктиду). Ботсвана по размерам превосходит Украину, а проживает там всего полтора миллиона человек; Намибия чуть больше и по населению, и по территории. Лет тридцать назад пустынная Ботсвана, не имеющая ни промышленности, ни выхода к морю, была одной из самых отсталых стран мира и жила только за счёт животноводства (количество коз и овец здесь превышало численность редкого человеческого вида). Но в 1970-х годах здесь обнаружились алмазы, и на сегодняшний день уровень жизни в Ботсване — один из самых высоких среди всех 54 стран континента.

Некоторые мои соотечественники часто спрашивают меня: а где самый низкий уровень жизни? наверное, в России? Статистика отвечает любопытным, что хуже всего люди живут в африканских странах. Самый низкий уровень жизни в Африке и вообще в мире — в Эфиопии, Эритрее, Мали, Сьера-Леоне, в Центрально-Африканской Республике и в Чаде. Самая низкая грамотность — в Буркина-Фасо, где только 18 % взрослых людей могут разобрать буквы, а в Эфиопии таких грамотеев вдвое больше. Реже всех иных людей мира выходят в Интернет жители Конго-Заира. А самая низкая средняя продолжительность жизни у мужчин — 25 лет — была отмечена в Габоне, во второй половине XX века! Альберт Швейцер, именно там основавший свою клинику, прожил 90 лет, почти четыре среднегабонских жизни. Вот такова жизнь в глухих местах Африки, а сейчас мы находились в той же Африке, но сколь не-африканской она была!

Ботсванские дороги почти европейского качества, ровные, гладкие, к асфальту приклеены светоотражающие катафоты, красные, оранжевые, есть и зелёные, и ночью обочины и дорожная разметка сверкают в свете фар. Между соседними деревнями — порой 200 и даже 300 километров. Но автостоп не так хорош, как в соседних Танзании, Кении, Замбии. Несутся на скорости и не успевают заметить нас, остановиться, — так что подбирают не сразу. Английский язык понимают. Выглядят цивильно. Вдоль дороги — мелкий лес, кусты и трава, и раз в двадцать километров — вышки-антенны для сотовых телефонов: мобильники действуют здесь на всех основных трассах.

Вдоль дорог расставлены бочки-урны. На постах санитарного контроля колёса машин опрыскивают химикатом, видимо, чтобы не провозить микробы. А людей заставляют выйти из машины, обуться и протопать по влажному дезинфицирующему коврику.

Ботствана в последние годы стала одной из стран элитного буржуйского туризма. Слоны, когда-то находившиеся на грани исчезновения, расплодились здесь толпами. Шикарные кемпинги и гостиницы привлекают сюда любителей буржуйского отдыха из богатых стран мира. А вот автостопный туризм здесь не развит. Не зря в ботсванском законе о туризме, который где-то достал Костенко, были такие слова:

"До сих пор в нашей стране попадаются и такие туристы, которые проводят в Ботсване много времени, но тратят мало денег. Эти туристы не только не подпитывают нашу экономику, но и наносят ей ущерб, так как скапливаются в городах, на дорогах и в общественных местах и постепенно приводят к их разрушению!"

(Далее содержались методы сокращения популяции таких нежелательных туристов.) Как верно! Мы, скопившись на общественной дороге, действительно не приносили никакого дохода экономике Ботстваны, и более того: я подобрал и увёз в Россию собственность ботстванского государства — отклеившийся от асфальта, под действием солнца, оранжевый катафот.

* * *

Жара. На экваторе мёрзли, а в тропиках греемся, здесь не меньше +35 в тени, декабрь в Ботсване, как июнь в Судане. Да ещё и эта наша малярийная температура! К счастью, она рассеивалась помаленьку.

За день нам удалось пересечь всю страну; мы потратили на преодоление 1000 км всего десять ходовых часов. Ещё два дополнительных часа мы отдыхали на полдороги, в городке под названием Францисктаун — изучали город и магазинные цены. Они выше, чем в Замбии или в России; купили еды на $10 и тут же съели всё. Зато товары вкусные, красиво запакованные, и ничего тухлого.

А столица, Габороне — современный город, модерновые здания из стекла и бетона, и каждое в своём стиле. Приехали в Габороне поздно вечером, и с трудом нашли место для палаток — в самом центре, на стройплощадке, у стен ещё одного созревающего небоскрёба. Народ не злобный — сколько людей видели наши палатки в центре столицы, но никто нас не побеспокоил.

Во мраке габоронской ночи я выкинул всё то, что осталось от джинсов, в которых я выезжал из дома. Они уже тогда были не новы; в Латакии (Сирия) они были превращены в шорты; и только в Ботсване число дырок в них стало столь велико, что они стали непригодны для носки в аккуратной ботсванской столице. Индийские белые штаны давно выкинуты тоже. Любопытно, какие вещи уцелеют на мне к моменту возвращения домой? Узнаем и сие.


13 декабря, среда. Габороне. Странный консул. Снова в пути

Утром осмотрели ботсванскую столицу. Интересный вид у неё: как будто ботсванским властям обрушились на голову большие деньги, и они решили заказать себе архитекторов из Европы и построить несколько, около десятка, суперсовременных офисных зданий из стекла и бетона. Если не считать этих зданий, Габороне весьма малоэтажный, зелёный город, чистый и дорогой. В Габороне 150 тысяч жителей (не больше Подольска), но город сей с обилием машин, супермаркетами, очень широкими улицами. Машины в городе есть у всех, городские автобусы не обнаружены, все люди такие современные, бомжей не встречаем, никто не попрошайничает и не копается в мусорных урнах. По-моему, и воровать здесь не принято — страна маленькая, все на виду. Много дорогих и вкусных соблазнов. Накупили много хлебностей, вкусностей и газированностей; разменяли несколько долларов на ботстванские копейки с птичками; отправили письмо.

Во всём столичном городе всего несколько посольств: Россия, США, Ангола, Нигерия, Ливия, Эфиопия, несколько стран Европы и африканцы-соседи. Посольство Российской империи проявило странность. Консул, в традициях

КГБ, выведал у нас всё, что можно, и записал "в дело", а сам не ответил ни на один наш вопрос! Местонахождение посольства Зимбабве, методы получения виз в ЮАР и Малави он не знал; список посольств в Габороне он, якобы, не имел; оказию и письма на Родину передать не мог, так как из его посольства никто никогда в РФ не летал. И даже рюкзаки в его посольстве на полдня оставить было нельзя. Зато он отксерил наши паспорта, и, наверное, не прочь был бы снять и отпечатки пальцев, да эта мысль прийти в голову ему не успела: отвлекли его ботсванцы, стремящиеся получить визу РФ и поехать к нам на учёбу или для бизнеса. Единственное, что получили мы от соотечественников — Кока-колу баночную, по 340 миллилитров на нос. Но и та была без сахара, Coca-cola light называется, для лиц, боящихся калорий и ожирения.

Ботсванский народ отличается от замбийского и прочих.

1) Уже два человека признались нам, что не знают, что есть такая страна «Russia» (слово "Soviet Union" также им ни о чём не говорило).

Подсказываю: какая страна в мире самая большая? — Не знают. (Впрочем, и в России, я думаю, большинство людей не знают, где есть такая страна — Ботсвана.)

2) Английский язык знают почти все, но между собой не говорят на нём, имея свой ботсванский язык. А вот в соседней Замбии большинство людей говорили даже друг с другом по-английски!

3) Бдительные "следящие за порядком" полицейские проявляют активность и любопытство довольно часто. На трассах ловят водителей, превышающих скорость 120, и штрафуют их.

…Вот ещё один англоговорящий водитель не мог понять, что за страна Russia. Я подсказываю: Moscow, Soviet Union, USSR. Никак не вспомнит, спрашивает меня: это Европа или Азия? Тут случился более «образованный» ботсванец и с надеждой вопрошает: Россия — это остров? Даже мои намёки, что, мол, крупнейшая страна в мире! — не приводят к просветлению их.

Большинство перемещающихся здесь людей совершают свои поездки на частных машинах. Не имеющие такой возможности — автостопят на специальных остановках. Выезжая из Габороне, мы видели десятки людей, стопящих кучно, и проходящие грузовики и легковушки разбирали их, кто сколько мог, правда, платно. Мы стояли вне "оборудованных автостопных позиций" и сперва долго не могли уехать, но затем один парень, нас подвозя, угостил газировкой и печеньем, а потом подобрала машина, в которой ехало четыре женщины: за рулём старушка лет 65-ти, в кузове — две её дочки и даже внучка, вот такая женская команда взяла нас, троих мужиков! А потом — кузова, кузова… И мы остановились на ночлег на некоем повороте, южнее южного тропика, там, где зелёная саванна уступает место пустыне Калахари, кою нам надлежит пересечь вскоре.

Мы поставили палатки где попало, прямо возле деревни. Ночью толпы каких-то ослов и овец съели все наши хлеба, купленные вчера в столичных супермаркетах, и чуть не обрушили палатки, но мы не огорчились.


14 декабря, четверг. Из Ботсваны — в Намибию

Вот сидим втроём на позиции. Дорога очень хорошая, но машин нет. Жарко весьма. Сейчас мимо пролетел огромнейший жук, размером почти с вертолёт.

Я погнался за жуком, но он оказался проворен и улетел вдаль. Тут, в Ботсване, всё живое очень велико. Попадаются гиганские муравьи. Сегодня видели страусов. Грузовики тоже здоровенные, есть такие экземпляры с прицепом — 9 осей по 4 колеса, тонн шестьдесят, не меньше.

Вокруг — лето. Вся пустыня в жёлтых цветах. Под деревцем неподалёку притаился местный стопщик. Поверхность шоссе вдали кажется зеркальной водной гладью — это воздух от асфальта нагревается и изменяет свои оптические свойства.

Интересно, что большинство людей, участвовавших в поездках АВП, участвуют только один раз. Не потому, что поездки плохие, а просто нормальному человеку в жизни достаточно одного путешествия. Потом человек переходит в мир обычной жизни, но святое путешествие пускает корни в его душе и как-то скрыто улучшает его последующую жизнь. Большинству людей только один раз приобщиться к величию окружающего мира достаточно, потом можно хоть всю жизнь вспоминать. И, может, какая польза выйдет из этого. И только некоторые фанаты путешествуют долго. Вот и я — весь уже в мыслях и планах о следующих поездках. Опять пролетел жук-гигант. Ещё тут есть гусеницы длиннее шариковой ручки, переползают дорогу. Они похожи на куски толстого чёрного кабеля. А вот с машинами нам пока не везёт.

Даже здесь, на довольно глухом повороте на Канг, стоит бочка для мусора. Буржуи они тут все! Играют в Европу. Я, правда, ещё не был в настоящих европейских странах, и вот мне Ботсвана кажется слишком богатой и цивильной.

Мы стопили сегодня довольно долго, но всё же уехали до поворота на Ганзи, а там нас подобрал весёлый мужик, ехавший из

Йоханесбурга в Виндхук. Дорога, по которой мы ехали, называлась Транскалахарское шоссе. Пустыня Калахари оказалась не такой, как мы ожидали, не жёлтой, а травянистой. Вся её песчаная почва была покрыта редкими травинками, кустарниками и даже кое-где низкими деревцами. Хотя жарко и сухо тут было, как в настоящей пустыне.

На границе Ботсваны и Намибии таможенные формальности были просты. Всего семь минут понадобилось на то, чтобы отметиться и на той, и на другой стороне. И вот мы въезжаем в Намибию, единственную безвизовую для нас страну Африки.

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий