Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия Равновесия. Охота на феникса
Глава 1

Я сделала по инерции еще один шаг и, услышав странный звук, совсем не похожий на встречу каблука с асфальтом, замерла на месте. Так, стоп. Где я вообще?!

Вместо предполагаемого асфальта под ногами обнаружилась брусчатка каменной мостовой. Достаточно ровная, но все равно очень похожая на средневековую. Поднимать глаза было страшно. Медленно, очень медленно я оторвала взгляд от мостовой и с замирающим сердцем огляделась по сторонам. Может, я сплю, а?

Кирпичные, по большей части двухэтажные домики стояли по обеим сторонам улочки. Острые треугольные крыши, темные провалы окон. Вокруг вообще было темно, потому как на дворе царила ночь. Фонари, расположенные по краям дороги, разливали по улице желтоватый свет. Людей поблизости не было, наверное, по причине позднего времени. Но сейчас все это было не так уж и важно. Самое ужасное заключалось в отчетливом понимании того, что это не мой город. И, главное, я совершенно не помнила, как здесь очутилась.

Куда-то идти было жутковато, однако оставаться на месте особого смысла я тоже не видела. Собравшись с духом, все же двинулась вперед по улочке, старательно пытаясь ступать как можно тише. Несмотря на все старания, каблуки громко стучали о брусчатку.

Как же я здесь оказалась? Не пью ведь! Почти совсем не пью – не могла я напиться настолько, чтобы очнуться в неизвестном месте! Но даже если такое вдруг произошло – мало ли гадов на вечеринках встречается, не раз слышала истории о том, как в безалкогольные напитки подливают всякую гадость, от которой крышу начисто сносит. Так вот, даже если напилась и отключилась – не бывает в России подобных местечек! А уж если наших девушек и спаивают, чтобы увезти далеко из родного города и продать в рабство… Ну, мое пробуждение точно было бы иным, случись со мной такое.

Я вообще перед этим не спала. Кажется. Шаг – и вот я здесь! Черт, да как подобное могло произойти?!

Пока размышляла, вышла к небольшой площади, единственной достопримечательностью которой был фонтанчик. Ночью он, естественно, не работал, но я все равно направилась к нему. Правда, дойти не успела. С каким-то странным шелестом между мной и фонтанчиком внезапно возникла фигура. Сначала – я точно различила! – всего лишь тень. Клянусь, это была всего лишь тень! Но потом, за доли мгновения, она приобрела материальность. Собралась, уплотнилась, подобно стянутым воедино клочьям тумана. А потом на мостовую рухнул мужчина.

Я потрясенно замерла на месте. Мне ведь показалось, правда? Он, наверное, прятался за фонтаном, и я просто не заметила, как быстро мужчина выскочил оттуда. Или я все-таки сплю? Учитывая всю странность происходящего, последний вариант вполне вероятен.

Еще немного поразмышляв, я все же рискнула подойти к упавшему на мостовую мужчине. При моем приближении он слегка пошевелился. Вздрогнув, я снова остановилась и настороженно присмотрелась к нему. Больше странный человек признаков жизни не подавал – только неподвижно лежал на животе. Лицо скрывали какие-то лохмотья вперемешку с грязными волосами. Может, бомж какой-нибудь? Или маньяк, приманивающий будущую жертву в моем растерянном лице?

В нерешительности потоптавшись на месте, я сделала осторожный шаг вперед. Потом еще один, еще. Добравшись до человека, присела на корточки. Да, похоже, он весь в какие-то лохмотья одет. И… что это за грязь? Поморщившись, я легонько дотронулась до его плеча. Черт, холодный! Он что, уже умер?!

Правда, не успела я испугаться от осознания, что прикоснулась к трупу, как появился более веский повод для испуга. Труп зашевелился. Ну, то есть, получается, все же не труп. Человек внезапно извернулся и ловким, едва уловимым движением схватил меня за руку. Я заверещала.

И совсем уж не ожидала, что у полуживого, не способного даже встать человека хватит на такое сил. Он резко дернул меня за руку и, развернув, прижал спиной к своей груди. При этом сам как-то умудрился сдвинуться в сторону фонтана и прислониться к нему уже в сидячем положении. Зажав мне рот ладонью, мужчина прошипел:

– Тихо. Ваграги рядом.

Я замерла, боясь лишний раз пошевелиться и спровоцировать ненормального на еще более неадекватные действия.

А потом появились они. Большие, метра два в холке, отдаленно похожие на волков монстры вышли на площадь из-за домов.

Длинная черная шерсть топорщится в разные стороны, на загривках – ожерелье из шипов, вдоль гибких хребтов – полосками тонких игл тоже тянутся шипы. Из яростно оскаленных пастей капает слюна. Крадутся, припадая на передние лапы, готовятся к смертоносному прыжку. Их двое. И нас двое. Правда, я тела почти не чувствую из-за сковавшего меня ужаса.

– Ну вот зачем ты так кричала? – голос незнакомца прозвучал с какой-то обреченной усталостью. – У нас был шанс уйти от ваграгов без боя.

Ваграги? Вот эти чудовища – ваграги? Господи, где я?! Это точно сон! Такого не бывает! Сон! Жуткий кошмар!

Пытаясь проснуться, отчаянно зажмурилась. И чуть не долбанулась о каменный угол фонтана, когда из-под меня вдруг исчезло тело мужчины. Я выставила назад руки, чтобы не упасть, ошеломленно распахнула глаза. Мамочки! Захотелось взвыть и броситься подальше отсюда, когда впереди замелькали смазанные от невероятно стремительных движений тени, причем сразу три. Среди них лишь с трудом угадывалась человеческая фигура. Вот он метнулся в сторону, уходя от атаки одного из монстров, вот ускользнул от клыков второго и нанес удар в спину каким-то черным сгустком, сорвавшимся с пальцев.

Я понимала – пока монстры и странный мужчина заняты друг другом, мне нужно отсюда бежать. Но непослушные ноги отказывались повиноваться и при попытке встать разъезжались в разные стороны, руки тоже дрожали. Единственное, на что меня хватило, – это немного отползти, чтобы отгородиться от чудовищной картины выступом фонтана. Глупо, конечно, надеяться, что монстрам хватит на ужин одного блюда и меня они не заметят, но вдруг? Вдруг мне повезет сегодня выжить?! Или все же успею проснуться.

Какое-то время я прислушивалась к рычанию, странному треску и шелесту. Но долго прятаться не смогла – не видеть и не знать, что там происходит, было намного страшней. Наконец набравшись смелости, рискнула выглянуть из-за фонтана. Как раз вовремя! Прямо у меня на глазах рядом со своим собратом упал на мостовую поверженный монстр. Странный незнакомец справился. Господи, он справился с двумя огромными монстрами! Мужчина на мгновение замер, развернулся. Сделал пару неуверенных шагов по направлению к фонтану и, покачнувшись, рухнул на мостовую неподалеку от убитых ваграгов.

Черт. И что мне теперь делать-то?!

Несмотря на дикое желание все-таки сбежать, я на полусогнутых ногах, потому как от пережитого ужаса они до сих пор не разгибались, добралась до незнакомца и чуть не свалилась рядом с ним. Меня колотило крупной дрожью, от присутствия двух окровавленных трупов к горлу подкатывала тошнота. И я очень, очень надеялась, что трупов все же два, а не три!

Усевшись на колени рядом с незнакомцем, осторожно потянулась к плечу. Да, сцена повторяется! Правда, в первый раз не было так страшно. А сейчас… он не пошевелился от моего прикосновения и, казалось, стал еще холоднее, чем прежде. Набравшись смелости, я нервно закусила губу и не без труда, изрядно попыхтев, перевернула его на спину. Вгляделась в белое, лишенное всяких красок лицо. Впалые щеки, бледные обескровленные губы, темные круги под глазами. Пара царапин на лбу, синяк на подбородке. Спутанные черные волосы, кажется, длинные, терялись под капюшоном. Словом, выглядел он не очень обнадеживающе.

Я ненадолго задумалась. Так, надо проверить пульс.

Запястья даже трогать не стала, потому как там вполне могла и у живого человека его не обнаружить, а лишние нервы мне сейчас ни к чему. Приложив дрожащие пальцы к шее мужчины, облегченно вздохнула. Пульс прощупывался! Какой-то странный – сильный и прерывистый, – но прощупывался! Он жив.

Но дальнейший осмотр показал, что жив ненадолго. Расковыряв сырые от крови лохмотья, и без того плохо прикрывавшие тело, ужаснулась от количества ран. Да все тело незнакомца – сплошная рана! Как будто его нашинковать кто-то пытался.

И что дальше? Оставить его здесь в компании с тушами мертвых зверей и пойти на разведку? Постучаться к кому-нибудь в дом? Так ведь люди слышали, как я кричала. Пусть звуки сражения с монстрами были на удивление тихими – только неопознанный треск и злобное рычание монстров, но на мой-то крик местные могли бы выглянуть! Хотя, если подумать, кто у нас на крик из дома выбегает? Правильно, никто. Скорее уж притворятся, что ничего не слышат и вообще не в курсе происходящего. Но мне сейчас от этого не легче!

Опять же… несчастный в любой момент скончаться может. Судя по пропитанным кровью лохмотьям, живых мест на его теле осталось не так много.

Заставив себя подняться на ноги, поплелась через площадь к ближайшему дому. Осторожно постучала. Не дождавшись какой-либо реакции, постучала громче.

– Эй, есть там кто-нибудь? Ау! Люди! У меня раненый! Ему помощь нужна!

От одного дома поспешила к другому. Вскоре я уже металась между домами и колотила во все двери, какие встречались на пути. Но никто, совсем никто не открывал! Тишина и темнота были мне ответом. Черт, да что ж такое-то?! Ладно бы кричала: «Маньяки, убивают!» – но на просьбу помочь раненому должны были откликнуться!

– Да вы что, оборзели все?! – сорвалась я. – Тут человек умирает! Сволочи! Уроды! Хоть бы кто помог!

Еще больше запаниковав от собственных слов, рванула обратно на площадь. Мужчина лежал там же, где я оставила его. В том же положении, все такой же потрепанный и окровавленный. Вот только неизвестно, живой ли. Опустившись рядом с ним на колени, повторно нащупала пульс. Убедилась, что жив. Облегченно выдохнула. И снова ударилась в панику.

– Эй ты, очнись, ну пожалуйста… – взмолилась я и от переизбытка эмоций разрыдалась прямо над бесчувственным телом.

В моей истерике смешалось все. Осознание, что это не сон, потому что не удается проснуться. Страх, растерянность, непонимание. Как я оказалась в этом странном месте, совершенно одна, без вещей? Ведь у меня совсем, совсем ничего нет! Потом появились эти жуткие монстры, каких в нашем мире точно не бывает. А теперь единственный человек, который спас меня от мучительной смерти, единственный, кто, возможно, мог бы ответить на мои вопросы, хотя бы объяснить, где я очутилась, умирает у меня на глазах! И я ничем не могу ему помочь, потому что даже банальных бинтов нет, не говоря о том, чтобы обработать раны как полагается!

– Ну пожалуйста, не умирай, не оставляй меня здесь…

Все в той же истерике, уже почти ничего не соображая, ударила его по щеке. Потом еще раз, и еще.

– Ну очнись же! Хватит валяться! Так ведь и помрешь здесь, если не скажешь, куда тебя тащить! – кричала я, продолжая лупить несчастного по щекам.

Рука незнакомца взметнулась внезапно. Я даже сообразить не успела, как оказалась на спине вдавленной в мостовую, а он навис сверху. Каким чудом не закричала – не знаю. Наверное, потому что от удара о брусчатку из легких вышибло воздух. У незнакомца оказались красные глаза. Яркие, как рубины. И я с ужасом смотрела в эти глаза, чувствуя, как по телу разливается холод. Или это не холод разливается, а тепло покидает меня? Пальцы постепенно немеют, дышать становится тяжело, я вдыхаю снова и снова, отчаянно хватаю ртом воздух, но его все равно не хватает. И этот холод. Господи, как холодно! Красные глаза заполняют все вокруг…

Нет! Что-то взорвалось внутри меня и вырвалось ослепительной вспышкой золотисто-белого света. Мужчину отшвырнуло прямо к фонтану. Ударившись спиной о каменную абстракцию, он безвольным кулем рухнул в пустую чашу, в которой даже воды сейчас не было. Все, теперь точно умер – я добила, молодец.

Поднялась не сразу. Шевелиться было тяжело – тело норовило растечься по мостовой подобно жидкому желе. Голова кружилась, сбитое дыхание не спешило приходить в норму. Но усилием воли я все же заставила себя подняться и, чуть пошатываясь, уныло поплелась к красноглазому незнакомцу. Мысль о том, что я либо в психушке под транквилизаторами, либо в другом мире, а незнакомец, вполне вероятно, и не человек, вогнала в какую-то апатию. Ну в другом мире – и что? Мало ли таких попаданок было до меня. Вон, вся литература ими пестрит. Ну монстры по улицам разгуливают – и что? Может, это не просто фэнтези, а хоррор. Ну не человек у фонтана валяется – что с того? Шансов выжить больше. Может, он еще не помер благодаря своим расовым особенностям. И мне абсолютно безразлично, какая у него там раса. Сейчас бы доковылять до него хотя бы, а то ноги подозрительно подламываются, и вообще – штормит неслабо.

До незнакомца я таки добралась. Заглянула в чашу фонтана, нащупала пульс в третий раз. Флегматично отметила, что до сих пор живой, несмотря на все мои старания. Отдернула руку от греха подальше и уселась на каменный бортик – раздумывать.

Мысли упорно разбегались, не желая осчастливить гениальным решением. Так что по большей части я бездумно смотрела на брусчатку и все глубже погружалась в апатию. Внезапно раздавшиеся за спиной звуки возни меня ни капли не испугали. Мужик ведь там живой валяется, а живым положено шевелиться. Если вздумает убить – так что с того? Надоело уже. Устала. Спать хочу.

Спустя какое-то время незнакомец выбрался из чаши. Движения явно давались ему с трудом, но ни стонов, ни каких-либо других звуков вроде охов или вздохов мужчина не издавал. Только шорохи нарушали тишину.

Присев на бортик рядом со мной, он немного помолчал, пытаясь отдышаться, и внезапно спросил:

– Где мы?

Приехали. Что за фигня? Мы в каком-то аду для заблудших душ? А те твари, напавшие на нас, кара за тяжкие грехи?!

– На площади, – ответила единственное, в чем была уверена, и скосила глаза на мужчину. Потрепанный, со слипшимися волосами, неестественно белым лицом и горящими каким-то огнем красными глазами, он вполне мог сойти за обитателя ада, истязаемого демонами не первую сотню лет. Ввалившиеся щеки придавали ему сходство с начавшим потихоньку усыхать мертвецом.

– Как же я сам не догадался, – издевательски усмехнулся мужчина.

Он, значит, помирает уже, а еще насмехаться умудряется?

– Зря иронизируешь. Возможно, мы оказались в потустороннем мире, в котором наши души обречены страдать снова и снова. – Флегматичный тон не вязался со смыслом сказанного, но я ничего не могла с собой поделать. Стресс, наверное. А может, здесь все такими становятся, потому-то нам никто не открыл. Или дом – это второй уровень. Пока первый не пройдешь, в дом не войдешь. Хотя после эпической схватки красноглазого незнакомца с двумя монстрами могли бы дать сразу третий уровень! Хм… а может, мы в Лит-РПГ угодили?!

– И с чего такие выводы? – полюбопытствовал мужчина.

– Интуиция. – Я пожала плечами и добавила: – Если ваграги не заставили тебя сильно страдать, то можешь усомниться в моих выводах.

– Они заставили страдать только тело. – Незнакомец поморщился.

– А вот здесь на твоем месте я бы уже начала беспокоиться. С телом у тебя вообще что-то странное творится.

– Например? – Кажется, незнакомец всерьез заинтересовался.

– Это не считая многочисленных ран? У тебя глаза красные. И двигаешься ты очень быстро. В общем, ты уже не человек, поздравляю. Наверное, на тебя этот адский мир так подействовал.

– Не хочу тебя огорчать, но, по-моему, я человеком никогда и не был.

– Не огорчил. Мне, в общем-то, все равно. Ты же и так умрешь.

– Снова интуиция? – Как ни странно, незнакомец отреагировал на мое заявление абсолютно спокойно.

– У тебя вся одежда кровью пропитана. И огромная рана от груди до пояса. Вполне вероятно, не единственная.

– А я-то думал, это меня ваграги раздели, но я в пылу сражения не заметил. – Незнакомец продолжал насмехаться, явно намекая на то, что плохо его одежонку после осмотра запахнула. Но запахивать там, прямо скажем, почти нечего, ибо все разорвано. И вообще, мне уже все равно, потому как телефон я где-то потеряла и «Скорую» вызвать не могу. Дверь нам никто не откроет. Соответственно, незнакомец обречен. На мучительную смерть, между прочим. Если не от самой раны, так от заражения крови.

– О, слушай, может, у тебя есть телефон? – меня таки посетила гениальная мысль. – А то эти больные идиоты двери не открывают.

– Телефон? – переспросил мужчина недоуменно. – А это что такое?

Так, понятно. Предсмертное это у него, предсмертное!

– Как тебя зовут-то, помнишь?

Мужчина ненадолго задумался.

– Нет. Не могу вспомнить. – Он снова поморщился, то ли с досады, то ли от боли. – А ты?

– Что я? Я пока еще помню.

– И?

– Таис.

– Странное имя.

– Зато я свое хотя бы помню!

Да, и одноклассники, и одногруппники, и все люди, с которыми я знакомилась, удивлялись и говорили, что имя необычное. По крайней мере, раньше. Это сейчас мода пошла на странные имена, так что пара моих бывших одноклассниц, которые, вместо того чтобы поступать в университет, завели семью, одарили своих чад странноватыми именами. Ариадна и Давид – как вам, а?

Но вернемся к нашим проблемам. Так вот, у меня несколько вариантов. Первый – мы не в России, а в какой-нибудь Праге или Риге или в любом другом европейском городке, где остались средневековые улочки. Соответственно, местные жители моих криков попросту не понимают, а открывать ночью какой-то бешеной чокнутой, орущей на непонятном языке, желающих не нашлось. Почему мы с незнакомцем понимаем друг друга? Здесь все просто – либо он тоже русский, либо просто знает русский язык. В той же Чехии некоторые знают русский. Но тогда остается необъяснимым появление монстров, именуемых ваграгами.

Вариант второй – мы угодили в новое шоу, снимаемое скрытой камерой. Шоу на выживание. Фэнтези-шоу! Тогда и ваграги вполне объяснимы – просто они ненастоящие. Да, кстати. Мой знакомец-незнакомец вполне может оказаться подставным актером. Чтобы мне веселее было и зрителям заодно.

Вариант третий – я все же сплю. Просто сон получается очень правдоподобным.

Вариант четвертый – я рехнулась. Увы, с каждым может случиться.

Ну и пятый вариант – я очутилась в другом мире! В фэнтезийном, скорее всего. Или это фантастика? Антиутопия, точно. Далекое будущее. Нас закинули в это жуткое место, чтобы пробудить особые гены. Теперь только мы можем спасти мир от населяющих его зомби-монстров, в которых превратилась большая часть человечества. Нет, ну а что? Мне понравился фильм! Даже книгу собиралась прочитать, но руки никак не доходили. Теперь хоть поучаствую.

Пока я размышляла, безымянный незнакомец поднялся на ноги и медленно, пошатываясь, зашагал прочь от фонтана. Это что же – он решил меня бросить одну?! Здесь, где в любой момент могут появиться жуткие монстры?!

– Ты куда?! – Я вскочила со своего места и поковыляла за мужчиной. У меня тоже тело нещадно побаливало после того, как он меня в брусчатку впечатал.

Возможно, стоило бы оставить его – пусть идет куда вздумается. Недавно ведь сам на меня напал! Или не напал?

Но мысли о том, что это могут быть игры на выживание, придуманные безумным шоу-бизнесом, напрочь отбивали желание остаться одной. Если мы в другом мире – тем более. Припадочный незнакомец определенно лучше, чем никого!

– Искать место, где можно отдохнуть и восстановиться, – пояснил он, не оборачиваясь.

– А ты как-то быстро шагаешь, – заметила я, нагоняя мужчину. – И восстанавливаешься быстро. – Нет, правда, только что помереть был готов, а теперь уже идет себе спокойно, подумаешь, заносит его слегка. – Неправдоподобно это как-то. – Я подозрительно прищурилась. – Признавайся. Ты актер?

– Сомневаюсь, – хмыкнул он.

– Так ты вообще ничего не помнишь? – Я не знала, верить такому заявлению или нет, но решила поддержать игру.

– Имя не помню. Себя не помню. А город, кажется, узнаю.

Так это у него только с самоидентификацией, получается, проблемы?

– И в каком мы городе? – полюбопытствовала я.

– Если не ошибаюсь, то… в Вальгоне.

Чудное какое название, фэнтезийное.

– Да, точно, – незнакомец удовлетворенно кивнул, после нескольких кварталов остановившись перед невысоким сероватым двухэтажным зданием.

– И что это?

– Таверна. На улице оставаться я бы не стал. Возможно, поблизости есть еще ваграги.

Я передернула плечами, по спине побежали мурашки. Нет – встречаться с этими существами еще раз я точно не хочу! К тому же не уверена, что незнакомец сможет пережить эту встречу и спасти меня от печального знакомства с когтями и зубами ваграгов.

Прежде чем мужчина открыл дверь, я схватила его за рваный рукав.

– А можно, я с тобой?

У меня ведь даже денег с собой нет, кроме пары бумажных купюр в рублях, завалявшихся в карманах джинсов, но они вряд ли здесь сгодятся. Что-то мне подсказывает, это вовсе не провинциальный российский городок, затерянный в глуши, а потому абсолютно незнакомый по названию.

Пропаду ведь! Точно одна пропаду. Поэтому вцепилась я в мужчину довольно бодро, готовая, если что, повиснуть у него на плече так, что не отдерет вообще! Одной рукой-то…

Правда, взгляд, которым меня наградил красноглазый, пыл поумерил и уверенность мою слегка покачнул. Бррр, как жутко он, оказывается, может смотреть.

– Вот как. Со мной, значит. – На губах его заиграла улыбка. Окинув меня задумчивым взглядом с ног до головы, незнакомец предложил: – Если поможешь мне восстановиться, оставайся.

Раны промыть и зеленкой намазать? Да без проблем! Я даже крови не боюсь… ну, почти…

– Помогу! – Я с энтузиазмом закивала, не отпуская лоскута одежды, который, кажется, уже держался на паре-тройке ниток. А может, вообще на одном честном слове.

– Хорошо. Идем. – В красных глазах мелькнуло что-то хищное, но рядом с ним, героически уложившим двух гигантских монстров, я по-прежнему чувствовала себя спокойней.

Мужчина отвернулся и постучал. Той самой рукой, за рукав которой я держалась. Незнакомец, может быть, и не заметил вовсе, но лоскут от одежды все же оторвался, потому как остался у меня в ладони. Черт. Теперь я к тому же испортила ему одежду. Молодец, Таис, творишь чудеса!

Некоторое время после стука ничего не происходило, потом по ту сторону двери послышалась возня вперемешку с тихим бормотанием. Наконец нам открыли. Широкоплечий бородатый мужик со странной лампой в руках посторонился.

– Быстрее, господа, быстрее проходите. Я ведь мог вообще не открывать, – ворчливо поторопил он. – Сегодня ночью что-то неладное творится, ваграги по улицам шныряют. Ну быстрее же! Ох, чувствую, это разборки лордов аркахонов. Лучше тихо сидеть и не высовываться.

Что ж, теперь я понимаю, почему никто на мои вопли не отреагировал. Своя шкура дороже, а если местные в курсе, что такая мерзость по улицам города разгуливает, их вполне можно понять. Вот только кто такие эти аркахоны?

В качестве оплаты стребовав с моего безымянного знакомца шесть финов за храбрость – видимо, это было многовато для такого заведения, – владелец таверны проводил нас на второй этаж.

– Все сейчас спят, но если очень надо, могу принести то, что было приготовлено к ужину. Еда остыла, но еще свежая, – сказал хозяин таверны, заметно подобревший после получения денег. Помнит мой спутник хоть что-то или нет, а деньги у него нашлись – шесть маленьких монеток темно-бронзового цвета он выудил из-за пояса. То ли у него там карман, то ли кошелек, я рассмотреть из-за складок плаща не успела.

– Нет, не нужно.

Мужчина взял ключи и зашел в номер. Я поспешила за ним, мысленно удивляясь тому, что хозяин таверны даже не поинтересовался странным видом его новых постояльцев. Ну, я-то, может, в пропыленных после ползания по брусчатке джинсах еще нормально выгляжу, зато мой спутник, потрепанный, облаченный в лохмотья, совершенно точно должен вызвать подозрения. Или хозяин так и решил, что мы на ваграгов наткнулись?

От щелчка пальцев включился свет. Я не особо приглядывалась к светильникам, но что-то в их внешнем виде мне показалось странным. А интерьер в нашем номере очень сильно походил на комнату в старом деревенском домике с потемневшей от времени древесиной. Пусть таверна – все же каменное строение, но внутри здесь все было отделано темным, почти черным деревом. Такая же деревянная, грубо сколоченная приземистая мебель добавляла интерьеру мрачности. К тому же мебели было совсем немного – стол, два стула, кровать (одна, зато двуспальная), шкаф и дверь, судя по всему, ведущая в ванную комнату.

Оглядев унылую обстановку, я повернулась к знакомцу. Ведь уже знакомец, правда? Все же нам предстоит провести эту ночь в одной комнате, а мне, вероятно, придется как-то помочь ему обработать раны. Интересно, здесь есть аптечка? Черт! Надо было спросить об аптечке у хозяина таверны.

– Я в ванную, – оповестил мужчина и, все так же пошатываясь, двинулся в сторону предполагаемой ванной комнаты.

Я пожала плечами, не отыскав поводов для возражений. Если ему понадобится помощь, позовет. Если скажет, чтобы я за аптечкой сбегала, – сбегаю. Ну а раз он пока ничего не говорит, просто подожду.

Мылся он довольно долго – я уже успела несчетное количество раз по кругу комнату обойти, потоптаться на месте, на кровати посидеть и даже полежать. В какой-то момент заподозрила, что знакомец таки скончался там, почувствовав себя в безопасности и позволив телу расслабиться. Может, он из последних сил держался, не желая становиться вредным ночным перекусом для ваграгов. Или сознание потерял и захлебнулся. Когда уже собиралась встать и постучаться, мужчина сам вышел из ванной комнаты и задумчиво воззрился на меня, на тот момент лежавшую поверх одеяла и смотревшую в потолок почти стеклянными глазами – от усталости, от растерянности, от пережитого ужаса, в конце концов, и беспокойства за его жизнь!

– Что? Что ты так смотришь? – Я села. Огонек, загоревшийся в красных глазах, мне совсем не понравился. Помнится, с таким же огоньком он меня прикончить пытался или что там собирался сделать.

А знакомец-то заметно посвежел! Переодетый в халат грязно-серого цвета, зато сам отмытый от крови, пыли и прочих подозрительных разводов, он выглядел заметно лучше. Пусть бледная кожа, впалые щеки и темные круги под красными глазами, припухшие царапины и синяки никуда не делись, но теперь я бы, пожалуй, не усомнилась в том, что он выживет. Учитывая, что все серьезные раны сейчас скрывал халат.

– Хм… ты уже забинтовал раны? – уточнила я неловко, продолжая рассматривать нового знакомого. Если б не бинты, кровь наверняка бы уже проступила сквозь ткань халата.

– Забинтовал, – подтвердил он с задумчивой невозмутимостью.

– Хм… хм… а какая тебе в таком случае помощь нужна?

– Вот как раз размышляю, какая именно. – Пристальный взгляд мужчины все больше заставлял нервничать, как будто он раздумывал, слопать меня прямо сейчас или оставить кусочек на потом?

– Ты, случайно, не вампир?

– Нет, не вампир. – И, внимательно прищурившись, вдруг спросил: – Что ты вообще знаешь о нашем мире?

– А… – Я медленно сползла с кровати, готовясь в любой момент удариться в бегство, и осторожно поинтересовалась: – А с чего ты взял, что я из другого мира?

– Ты одета непонятно во что, путаешь меня с вампиром и вообще ничего не знаешь о месте, где мы оказались, – довольно спокойным, чуть насмешливым тоном перечислил мужчина, не двигаясь с места и никак не реагируя на мои поползновения. – После этого ты еще спрашиваешь?

– А ты… ты даже имени своего не помнишь! И мне срочно нужно в ванную! – выпалила я и, шустро обогнув мужчину, рванула за приоткрытую дверь.

Задвинув засов, перевела дыхание. Так, нужно успокоиться. Ничего необычного не происходит, абсолютно ничего. Это все постановка. Очень умелая, очень правдоподобная, но постановка ради очередного телешоу, что-то вроде «выжить и не свихнуться». Поэтому сходить с ума мне никак нельзя. Может, победителю вообще дадут приз – миллион долларов! Я бы не отказалась…

Оглядевшись, заметила кран. Ага! Значит, кое-что они все же не предусмотрели. Забыли, что в других мирах, похожих на Средневековье, водопроводов быть не должно? Или он вполне может быть, только на магии построенный? Кран выглядел подозрительно, без привычных ручек. Зато по обеим от него сторонам обнаружились странные камни, которые вообще никуда не крутились. Но стоило чуть задержать на одном из них руку, из крана полилась вода. Ополоснув руки и умывшись холодной водой, я приложила ладонь к тому же камню, и вода течь прекратила. Хм… ну хоть какое-то нововведение.

Я задумалась. Если это телешоу, то есть ли камеры здесь, в ванной, совмещенной, между прочим, с туалетом? И если я, скажем, раздеваться начну, не прилепят ли на экран надпись «18+», продолжив трансляцию? Нет, не должны. За такое вообще-то и засудить можно. Значит, либо камер здесь нет, либо они что-нибудь предпримут.

В этот момент, во всех красках представив, что меня сейчас снимают и наверняка потешаются над моей растерянностью, я вдруг разозлилась. Ну, я вам еще покажу! Торопливо расстегнув пуговицу и молнию, стянула с себя джинсы.

– А, ну что, нравится?! – прошипела я. – Любуйтесь!

И, отпихнув джинсы в сторону, в каком-то злорадном безумии заплясала по ванной комнате, всячески крутя… кхм… бедрами. Я, конечно, не жирный мужик, который реально может наказать голым задом, и нижнее белье не снимала, но уж очень захотелось поиздеваться над съемочной группой. И вообще – я безумна!

А потом я внезапно увидела свое отражение в зеркале. Замерла. Сделала глубокий вдох и заверещала. Снаружи в дверь что-то ударило, я вздрогнула и тут же замолкла, продолжая таращиться на свое отражение. В следующий миг дверь слетела с петель, лишь благодаря наличию небольшого закутка, в котором я стояла, не задев в тесной комнатушке. В ванную ворвался безымянный знакомец и уставился на меня непонимающим взглядом. Наверное, думал, что меня тут убивают, и очень удивился, не обнаружив здесь кровожадных ваграгов или какой еще другой гадости. Но со мной произошло кое-что гораздо, гораздо хуже.

Я медленно повернулась к мужчине. Для наглядности взяв в руки длинные пряди волос, на грани истерики вопросила:

– Что? Что они со мной сделали?!

– А что случилось? – Поняв, что на нас никто не нападает, знакомец расслабился и даже руки на груди скрестил. Правда, взгляд его на волосах, которыми я в доказательство вопиющего вмешательства в мою внешность потрясала перед собой, не задержался и спустился несколько ниже, к голым ногам.

– Что случилось?! – возмутилась я. – Да как же ты не понимаешь! Кошмар случился! Я – блондинка!

– Мм… вижу. – Взгляд его по-прежнему выше моих бедер не поднимался. Хотя волосы, моя гордость, заканчивались примерно на середине бедер, так что их кончиками можно было полюбоваться и на том уровне, где задержались глаза мужчины.

Вот только… гордилась я красивыми темно-каштановыми, почти черными волосами! А это… то, что сейчас было на моей голове, ужасало своей блондинистостью. По-прежнему гладкие, по-прежнему длинные, но золотисто-медовые. Черт возьми, я никогда не мечтала стать блондинкой, а тут такой подарок офигенный! Они что, совсем с ума сошли? Засужу! Засужу всех за то, что сотворили с моей внешностью! И за издевательства тоже засужу! Они мне не один миллион заплатят – три! Или четыре!

– Ни черта ты не видишь, – пробурчала я. – Дверь как теперь закрывать будешь?

– А зачем ты орала? Я думал, ты не справляешься и тебе нужна помощь. – Взгляд, застрявший на моих бедрах, стал особенно красноречивым, да еще насмешливый оттенок приобрел.

– Не «зачем», а «почему»! И никакая мне помощь не нужна. – Я не оценила его предложения. – Блондинкам, блин, уже ничто и никогда не поможет. Уйди, я хочу побыть одна. Мне нужно оплакать загубленную жизнь.

И пусть загублены были только волосы, не целая жизнь, мне все равно хотелось побыть одной. Потому что все со мной за сегодня случившееся – это одно. Но обесцвеченные волосы, от корней и до самых кончиков, это уже перебор. Я всю жизнь их растила. Всю жизнь! Ухаживала за ними, никогда не портила всякими утюжками, а тут раз – и волосы обесцвечены. Мне ж теперь свой цвет никогда не отрастить. И как это будет выглядеть? Половина темных, половина – светлых? Издевательство!

Мужчина на мое заявление отреагировал весьма флегматично, никак не прокомментировав зарождающуюся истерику. Молча развернулся, поднял дверь и, прислонив ее к косяку, чтобы частично прикрыть дверной проем, вышел.

Страдала я долго, но беззвучно, потому как уединения здесь ни капли не ощущала. Наконец решила возвращаться в комнату. Тем более подумалось вдруг, что надо дать знакомцу временное имя, которое можно будет использовать до тех пор, пока к нему память не вернется. Или пока мы не разойдемся в разные стороны. Или пока шоу не закроют из-за нехватки бюджета.

– А давай будем звать тебя Аидом? – предложила я, без труда протиснувшись между косяком и дверью – все же половина дверного проема оставалась открытой. Мне показалось вполне логичным дать имя бога мертвых красноглазому и неуязвимому существу. Он, кстати, лежал на кровати поверх покрывала, закинув руки за голову. При моем появлении чуть скосил на меня недовольный взгляд. – Ну не нравится греческая мифология, пусть будет египетская. Как тебе имя Анубис? Хотя нет… тот вроде с головой шакала был…

Я задумалась и вдруг пораженно застыла. Господи, это не шоу! Это вообще не может быть правдой, потому что мы говорим на каком-то другом языке, но точно не на русском! Когда я предлагала имена богов, заметила, что звучат они как-то странно на фоне совершенно незнакомых звуков и слов. Мы общаемся на каком-то другом языке, неведомым образом все же мне понятном! Никакие технологии на такое не способны. Не могли меня заставить говорить на языке, которого я никогда не знала. Не могли без помощи магии. Боже. Неужели я действительно оказалась в другом мире? Как одна из тех самых попаданок, о которых в огромном количестве читала книги.

Ох, мне плохо!

До кровати добиралась как в тумане и едва не рухнула, когда все же добралась. Опустившись на край, сбоку от пока еще безымянного, пустым взглядом уставилась в стену. В другом мире. Я в другом мире. Я попаданка. Блондинистая попаданка.

При мысли о волосах на глаза навернулись слезы. Если я действительно попаданка и волосы сменили цвет во время перемещения между мирами, то родной цвет мне уже никогда не вернуть! Потому что это не краска и не обесцвечивание. Это – МАГИЯ!

А следом нахлынуло еще одно понимание. Мне повезло. Нет, на самом деле повезло! Я могла бы превратиться в мальчика или какое-нибудь несимпатичное чудовище или просто подселиться в тело несчастной толстушки принцессы, попытавшейся покончить жизнь самоубийством и потому вытесненной моим сознанием. А у меня только цвет волос поменялся – тело осталось свое. И даже ни грамма веса не добавилось. И лишние части тела не отросли. Надо радоваться, что жертвой метаморфоз стали только волосы. К тому же не выпали, а всего лишь цвет поменяли. Пустяки. Перекрашу.

– Осознала? – вырвал меня из размышлений голос безымянного… а может, все-таки Аида?

– Кажется, да. – Мне стало как-то неловко, но не из-за истерики по поводу цвета волос, а из-за того, что он теперь знает о моем иномирном происхождении. Мало ли, как здесь к таким относятся. Вот в некоторых книгах, которые читала, попаданцев из других миров очень не любят, а где-то с ними связаны целые пророчества о спасении или уничтожении мира. Словом, нехорошо я спалилась. Но в джинсах… да, трудно было закосить под местную, даже если б очень постаралась. – Тебе не кажется, что мы в довольно странном положении? Вот ты уверен, что ты не очутился в другом мире?

– Уверен. Это мой мир.

– То есть ты помнишь все, что не касается тебя напрямую?

– Да, именно так. – Аид оставался спокоен и смотрел на меня как-то… хм… подозрительно. Вот как сытый котяра смотрит на пойманную мышь, уверенный, что перекусит обязательно, но можно не торопиться, потому как сыт, да и мышка никуда не денется. Мне этот взгляд, эффект от которого усиливался благодаря хищно прищуренным красным глазам, совершенно не нравился. – Но предлагаю решить наши проблемы позже.

– А, ну да… ты, наверное, очень утомился, несмотря на свою живучесть. – Я продолжала изображать беспечность, однако внутренне напряглась, ощущая, вот-вот что-то произойдет. Хищник явно готовится к прыжку!

– Ты помнишь о своем обещании? – с подозрительно ласковой улыбкой осведомился мужчина.

– Помню. – Раз уж обещала, отпираться бессмысленно. Однако… я повторюсь, если скажу, что мне не нравится его взгляд?!

– Замечательно.

В одно мгновение он оказался рядом со мной, схватил за талию и, повалив на кровать, навис сверху.

– Ты поможешь мне восстановиться… – промурлыкал мужчина, захватывая мой взгляд в красный плен, – но не беспокойся, убивать не буду.

Убивать?..

Меня вновь пронзил холод. Он сковывал тело, расползался, проникая в каждую клеточку, а тепло, наоборот, уходило. Но теперь я отчетливо чувствовала, что тепло покидало меня не просто так – его впитывал, выпивал этот странный мужчина. Я не могла пошевелиться, дыхание сбилось, стало прерывистым, надрывным. Сердце отчаянно застучало в груди, голова закружилась, а на сознание со всех сторон поплыли красные круги.

Последнее, что помню, – это яркую золотистую вспышку. А потом я потеряла сознание.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий