Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия тёмных. Игра на выживание
Глава 2. Остаться в живых

То, что не убивает нас, делает нас сильнее.

Фридрих Ницше

На пути в душевую нам никто не встретился. Малена (я таки узнала имя соседки) пояснила, что сейчас у первой группы проходят учения, а вторая и третья еще спят.

Адепты трех факультетов поделены на три группы, курсы идут парами. Получается: первый-второй курсы – группа, третий-четвертый курсы – группа, пятый-шестой курсы – тоже группа.

Когда мы возвращались после душа, нам повезло куда меньше.

– Савелье, – подходя ко мне вплотную, слащаво протянул незнакомец.

Малена зашипела на него, как змея. Он послал ей воздушный поцелуй и вновь обратил все свое внимание на меня.

– С каких пор ты предпочитаешь розовый цвет черному? – таким же слащавым тоном спросил он.

– С тех пор, как имела счастье не видеть твою мерзкую рожу целых три месяца, – процедила соседка.

Парень хмыкнул:

– Ирэне, неужели ты по мне не соскучилась?

Даже в мыслях не было.

– Я смотрю, колечко исчезло с твоего прекрасного пальчика…

Теперь Малена зарычала:

– Слушай, Гарн, валил бы ты куда шел, пока я тебе руки к одному месту не прирастила.

Черные волосы собраны в хвост, жесткие угловатые скулы, рубиновые глаза… Ничего себе, никогда не видела такого прежде.

– Малена, я не с тобой разговариваю. Ротик прикрой и дай взрослым людям побеседовать.

– Вообще-то мы торопимся. – Я поспешила закончить столь «приятное» общение.

– Я провожу, мне не сложно.

Приставучий тип, однако.

– Давай как-нибудь в другой раз. – Фальшиво улыбнувшись, я взяла Малену за руку и, обойдя Гарна, вошла в комнату.

Едва за нами закрылась дверь, спросила:

– А что это за пиявка к нам сейчас цеплялась?

Малена свыклась с моими постоянными вопросами и перестала щуриться и недовольно коситься. Может, она что-то и подозревает, но виду не показывает.

– Гарн, редкостная сволочь. До того как вы с Витором стали парой, – она почему-то выделила последнее слово, – он за тобой постоянно следил. Проходу не давал. Пытался даже украсть тебя, но Витор его быстро на место поставил. Гарн его остерегается.

Малена вытерла волосы, провела по ним рукой, и вот они уже сухие и аккуратно уложены. К такому надо привыкать.

– Пока вы были помолвлены, у тебя была прекрасная защита. Теперь готовься. Гарн просто так не отстанет.

Этого мне только не хватало для полного счастья. Поклонники-маньяки – именно то, о чем я всю жизнь мечтала.

Малена, увидев мое погрустневшее лицо, добавила:

– До того, как ты исчезла, все знали – Савелье может дать отпор. Сейчас ты появилась так же внезапно, как исчезла, и никто понятия не имеет, что с тобой происходило, – она грустно улыбнулась. – Многое изменилось, Рэне. И ты тоже.

Неправда, я всегда такой была, просто я не Ирэне, в этом суть.

– Ты чего сидишь?

«А что еще делать?» – хотела спросить я, но не потребовалось.

– Нам через десять минут на учения идти.

Как? Уже? Нет, я не готова. Ни морально, ни физически. И вообще я не хочу.

– Можно я не пойду?

Малена фыркнула:

– Рэне, не говори ерунды. Ты либо сама придешь, либо тебя приведут. В первом случае ты ничего не теряешь, а во втором получаешь, как минимум, неделю работ на благо любимой Академии.

Выбор невелик. И вовсе не любимая Академия, а даже наоборот. Сбежала бы отсюда при первой возможности.

– Подруга, вставай. Хватит сидеть. – Малена сняла с моей головы полотенце, проделала с моими волосами то же, что и со своими, и наглым образом начала толкать меня к двери. – Забыла? Я тебе вчера говорила сходить за вещами к Витору.

– Малена, я…

– Ничего не хочу слышать, иди, а то опоздаем.

С этими словами меня вытолкали за дверь.

– Малена, подожди, я не могу, – крикнула я через дверь.

Ответом мне было:

– Или ты забираешь свои вещи, или на учения идешь в халате.

– Так нечестно!

– Дорогая, ты в обществе некромантов, здесь о честности не может быть и речи.

Действительно. Тоже мне подруга, внаглую выставила за дверь!

– Ты хоть напомни номер комнаты.

– Сто пятнадцать. У тебя три минуты!

Вот так всегда. Как несправедливо.

Бегом преодолев расстояние до комнаты сто пятнадцать, благо в моей академии нас гоняли нещадно, перевела дух, постучалась… И ничего. Никто не открыл.

Постучала еще раз. Почему, спрашивается, он не мог уйти в другое время? Я уже собиралась постучать последний раз, как из комнаты донеслись женские стоны.

Кобель! Потерял невесту, а сам с какой-то девицей развлекается!

Я начала барабанить по двери. Плевать, что он не один, плевать, что я не имею права его осуждать, плевать, что я для всех его бывшая невеста. Меня распирало от желания плюнуть ему в лицо.

Наконец дверь открыли. На пороге стоял злой, взлохмаченный, полуголый Витор. Лицо его вытянулось от удивления, он открыл рот, чтобы что-то сказать, но я его опередила:

– Развлекаешься? – Ехидство сквозило в моем тоне.

Из спальни высунулась девичья голова.

– Витор, кто там? – недовольным голоском пропело «ангельское» создание.

– Иди в комнату, – приказал «кобель».

Девушка возмущенно пискнула.

– В комнату! – отрезал он, и голова исчезла.

Зато я гордо выдержала разгневанный взгляд Витора. Пусть я не Ирэне, но я не позволю ему наставлять ей рога.

– Что тебе надо?

Как грубо.

– Для начала – мои вещи.

Да, я так и сказала, настолько громко, чтобы тот «ангелок» непременно услышал.

– И знаешь, ты – падший мужчина, опустившийся до измены.

Что-то меня понесло, а стоило бы сдержаться. Дверь, которую некромант держал правой рукой, треснула.

– Что ты сказала? – до дрожи спокойно переспросил Витор.

– Вещи, – холодно напомнила я, наблюдая, как чернеют его глаза.

Правда, я бы не осмелилась на такое, но у меня всегда был пунктик по поводу неверных мужчин. Когда я узнаю об измене, во мне просыпается кто-то абсолютно бесстрашный.

– Уходи! – еле слышно рыкнул он.

Стало жутко.

– Отдай вещи, – еще громче сказала я.

Без вещей Малена не пустит, обратно отправит.

Лицо «кобеля» исказила ярость, он хлопнул перед моим носом дверью, сверху донизу на которой красовалась трещина.

Не хотела бы я быть на месте Ирэне.

Что я несу? Я ведь уже на ее месте.

Дверь открылась, в меня полетела большая черная сумка, после чего дверь снова захлопнулась. Трещины было уже две.

Псих. Хорошо хоть, вещи отдал.

* * *

– Ну что? – Малена встретила меня полностью готовая к учениям.

Проследив за тем, как я в сердцах бросила сумку на кровать, прокомментировала:

– Вижу, удачно.

Не то слово.

Не знаю почему, но злость меня не покидала. Такого со мной прежде не было. Эта Академия плохо на меня влияет.

Среди вещей я нашла форму, и – приятная неожиданность! – у нас с Ирэне оказался одинаковый размер. Переодевшись, я последовала за Маленой.

– Ты сама не своя. – Девушка смотрела на меня с любопытством.

Мы вышли в холл и теперь направлялись к выходу.

– Ты не поверишь… – Я хотела рассказать про Витора, но мы как раз вышли на улицу, и слова застряли у меня в горле.

Я не поверила своим глазам. Никаких цветов, бабочек, озера, леса – ничего. Даже захудалого газона, лишь чахлая травка кругом.

Как такое возможно? Не может же природа за час настолько измениться. Или может?

– Мален, а куда делась вся красота, что я видела в окно?

Малена хмыкнула:

– Иллюзия, Рэне.

Лучше бы я этого не знала. Было так хорошо. Верить, что тут чудесная природа. А тут такая… грязь.

– Так что там у вас с бывшим произошло?

Мы пересекли поляну со скудной растительностью.

– Он был с какой-то девкой, я разозлилась, нахамила, обозвала его и ушла.

Малена резко притормозила, скривилась и вынесла приговор:

– Ты дура. Тут даже целители не помогут.

Нет, я не дура и считаю, что правильно поступила.

– Кто-то говорил, что мы опаздываем, – заметила я.

Подруга вышла из ступора, ускорила шаг, не переставая при этом причитать:

– Рэне, ты совсем с головой не дружишь? Ты хоть примерно представляешь, что тебя ожидает?

Я неопределенно пожала плечами.

– То-то и оно. Не видать тебе теперь покоя. У Витора очень ранимое самолюбие. – Малена поморщилась. – Он будет мстить, пока ты не признаешь его величайшим из великих.

Пришла очередь поморщиться мне.

– Нет, я согласна, что немного перегнула. Но не до такой же степени!

Тропинка свернула в кусты.

– Немного? Да ты ему чуть не по яй… в общем, потопталась. Вспомнишь мои слова, когда твой ад начнется.

Мой ад начался двенадцать часов назад и продолжался до сих пор, вряд ли меня еще что-то сможет так удивить.

Ошибалась я, ой как ошибалась…


Остановившись перед коваными металлическими воротами, Малена что-то беззвучно прошептала. Ворота открылись. Лучше бы у них механизм заело.

За воротами был огромных размеров стадион, или полигон. В центре, к нам спиной, в шеренгу выстроились адепты, слева и справа от них расхаживали по три педагога. За этой шеренгой стояли огромные клетки (восемь или больше, издалека не посчитать) с ужасающе уродливыми свирепыми существами.

Достаточно было рассмотреть первый ряд этих «забавных животных», чтобы намочить штаны со страху и убежать, наплевав на гордость. Я именно так бы и поступила, но рядом со мной был бдительный «страж порядка».

– Чего застыла? Тебя никто не укусит, – заверила Малена вполголоса, чтобы услышала только я.

Разумеется, не укусит. Сразу сожрет! Ам – и все, нет больше Василисы, якобы Ирэне. Растворилась в желудке одной из этих тварей. А может, и не одной, там как пир пойдет.

Меня буксиром дотащили до стоявших слева преподавателей. Они увлеченно о чем-то беседовали (держу пари, делали ставки на то, кого проглотят первым; так и хотелось предложить свою кандидатуру, но я сдержалась).

К нам обернулся седоволосый старичок с длинным кривым носом и выпуклыми зелеными глазами.

– Савелье! – радостно пискнул он и заулыбался.

– Неужели? – Женщина, стоявшая рядом, удивленно приподняла брови. – Адептка Савелье, мы не чаяли вас увидеть.

Я тоже не чаяла себя здесь увидеть.

Женщина улыбнулась, а вот последний из повернувшихся был явно безразличен к моей скромной персоне.

Белые как снег волосы, наполовину заплетенные в тугую косу, колючие черные глаза, руки за спиной (военная выправка), коварная ухмылка на губах…

– Адептка Савелье, безмерно рад вас снова видеть.

А по голосу и не скажешь.

– Надеюсь, вы готовы продемонстрировать нам свои навыки?

Этот издевательский тон не сулил мне ничего хорошего.

Малена после его слов заметно напряглась.

– Я…

– Магистр Айнех, что вы набросились на девочку буквально с порога? – пришла мне на помощь женщина.

– Правда, магистр, дайте ей в себя прийти. Еще неизвестно, что она пережила, – пропищал старичок.

Тот, кого именовали магистром Айнехом, презрительно хмыкнул.

– Ладно, посидите немного, – согласился он, – после будете сражаться… одна. – И еле слышно добавил: – Посмотрим, что с вами стало.

И так он это произнес, что червячок, нет, множество червячков сомнения и страха закопошились в моей душе одновременно. Только бы он не догадался… Да хотя что скрывать? Придет время боя, и все всё узнают.

Старичок и женщина проводили меня до скамеек, расставленных по периметру полигона, заверили, что они окружены магическим контуром и бояться не стоит, после чего вернулись к адептам.

Я никакого контура не видела, поэтому боялась. Жутко боялась. До дрожи во всех частях тела.

Малена, надо сказать ей спасибо, периодически подбадривала меня взглядом. Даже пыталась развеселить. Пинала всех стоявших рядом адептов. Увлекшись, она наградила пинком и магистра Айнеха. Он разгневанно сверкнул глазами и вытолкал ее вперед. В это же мгновение одна из клеток распахнулась.

Я подпрыгнула на месте от неожиданности. Сказать, что я испугалась, – ничего не сказать. Найду после этих учений половину седых волос на голове, если доживу до конца.

Малена держалась стойко. По ней было видно – она знает, что делать. Сохранить невозмутимое спокойствие, когда на тебя надвигается нечто с двумя головами, мне казалось невозможным. Одна голова походила на голову увеличенной в сто крат и изуродованной ящерицы, другая, размером с валун, – на голову добермана. Теперь я знаю, что значит сочетать несочетаемое. Ящеродоберман в высоту был с двухэтажный дом, в ширину… Огромный, невероятно огромный. Чешуя переливалась на солнце всеми цветами радуги, только красоты это чудищу не добавляло.

Девушка двинулась ему навстречу, на ходу достав откуда-то меч (не представляю, где он был все это время спрятан). В левой руке возник голубоватый искрящийся шар, будто сотканный из электрических разрядов.

Чудище сделало выпад огромными лапами, я инстинктивно зажмурилась, представив, как этот ящеродоберман раздавит Малену. Но услышав звук, похожий на лязг металла, открыла глаза как раз в тот момент, когда Малена запустила в противника светящийся шарик. Ух!.. Шар подпалил шерсть на голове добермана, ящерица-мутант взвыла и кинулась на девушку.

Я с трудом подавила рвавшийся наружу крик, вцепившись обеими руками в скамью. В воздухе блеснул меч и вонзился в ногу чудища. Округу заполнил дикий рев, и…

Чудище упало. Нет, это не Малена его убила, она стояла в стороне.

Стремительной походкой магистр Айнех приблизился к девушке и начал громко вещать:

– Никогда не повторяйте подобной ошибки. Вонзив меч в опорную конечность существа во много раз больше вас, вы рискуете быть погребены под весом этого… хм, животного. Первая атака была проведена грамотно, точно в голову. Продолжать атаковать следовало в эту же точку, тогда вывести противника из строя проще и быстрее.

Черт, черт, черт… Какой кошмар… Я не смогу так, я вообще никак не смогу! Мне ведь даже неизвестно, откуда вытаскивать меч и как его держать. Я стреляла из ружья, пистолета, автомата, но никогда не упражнялась с холодным оружием.

Решение бежать напрашивалось само собой. Позже сошлюсь на плохое самочувствие.

Медленно, чтобы не привлекать внимания, на трясущихся ногах я поднялась со скамьи и по краю бортика стала продвигаться к выходу. Я уже почти дошла, но меня позвали.

– Адептка Савелье! Далеко направились? – ехидно поинтересовался магистр Айнех. – Сейчас как раз ваш выход.

Ну, вот и финал, Василиса. Семью хотела, детей? Сейчас получишь все и сразу. Хоть и не то, о чем мечтала.

Адепты смотрели на мои еле передвигающиеся ноги с блеском в глазах, старичок и женщина – с восторгом. Какой-то в этом таился подвох. Только магистр Айнех взирал с кривой усмешкой.

– Готовьтесь, Савелье. – Он окатил меня взглядом, полным презрения.

А я ведь нисколечки, ни капельки не готова.

Клетка отворилась, и оттуда вылез… дракон. Большой, чешуйчатый, с паром из ноздрей, с крыльями за спиной…

Мне определенно конец.

Что можно сделать без магии, без меча, без… всего? Стоять на месте с гордо поднятой головой и ждать погибели. Так мы и стояли: я – задрав голову, дракон – ожидая нападения.

Сколько мы простояли друг против друга, мне неизвестно, для меня минуты растянулись в часы. Дракон не выдержал первым. Шагнул вперед, вдохнул воздух, и в следующую секунду я ощутила жар. Пламя бушевало в миллиметре от меня, задержанное невидимой стеной. Огненные языки огибали невидимый купол и как будто прощупывали каждую его точку. Дракон не понял, в чем проблема и почему на моем месте до сих пор нет горстки пепла. Мы с драконом вместе думали над этим вопросом, пока я не услышала суровое:

– Магистр Айнех, вы собирались зажарить мою невесту на открытом огне? – К нам легкой уверенной походкой приближался не кто иной, как Витор.

Дракон вмиг оказался в своей клетке, а все взгляды устремились на некроманта.

Волосы Витора развевались на ветру, полы плаща летели следом. Он напомнил мне Бэтмена, только без маски.

– Мистер Лассен, а вы уверены, что это ваша невеста? – Ироничная улыбка тронула губы магистра.

– А у вас есть какие-то другие версии? – Витор невозмутимо обнял меня за талию и добавил: – Еще вопросы будут?

– Где же ваше кольцо, невеста?

Я хотела сказать, что потеряла, но рука «женишка», покоившаяся на моей талии, больно сдавила ее, давая понять, что мне лучше помалкивать.

– Кольцо забрал я. Решил его поменять.

Адепты, стоявшие рядом, внимательно вслушивались в разговор.

– Фамильное кольцо – поменять? – Магистр Айнех скривился в подобии улыбки.

– При всем моем уважении, не кажется ли вам, магистр, что это мое личное дело? – холодно поинтересовался Витор.

– Безусловно, – в тон ему ответил магистр.

– Тогда мы, с вашего позволения, пойдем. Ирэне не в том состоянии, чтобы сражаться.

Магистр промолчал, я ничего не поняла, а Витор уверенно повел меня к воротам. Не держи он меня за талию, я рухнула бы там, перед всеми.

* * *

Едва мы ушли с полигона, я попыталась отстраниться, на что мне жестко велели:

– Не дергайся.

Стоит ли говорить об усилении сопротивления?

– Я сказал: не дергайся.

– Не терплю приказов от посторонних мужчин, – разозлилась я.

Меня прижали к дереву, кора больно врезалась в спину. Тихим, леденящим душу голосом Витор предупредил:

– Если ты хоть раз дернешься, верну тебя на полигон.

Веский аргумент. Достаточно веский для того, чтобы смириться и позволить руке этого типа обвивать мою талию.

Из холла Академии Витор повел меня в свой коридор. Отчаянно хотелось воспротивиться, но нежелание возвращаться на полигон было сильнее, и я беспрекословно пошла за «женихом».

Минуту спустя я уже стояла в знакомой гостиной, где витал аромат миндаля.

– Слушай внимательно, – Витор снял плащ и кинул его на стул. – Я тебя обучаю, даю тебе защиту, а ты выполняешь мои условия. – Он сел на диван и положил руку на спинку. – Устраивает мое предложение?

Относительно. Обучение – это хорошо, защита тоже, а вот условия…

– Что ты хочешь взамен? – поинтересовалась я.

– Я говорю – ты рядом, я прошу – ты делаешь, я приказываю – ты исполняешь.

Ничего себе условия.

– Марионетка в твоих руках.

Витор хмыкнул:

– Называй как хочешь, разницы нет.

– Надо подумать. – Такие решения спонтанно не принимаются.

– Думай. – Он издевательски улыбнулся. – У тебя пять минут.

Пять минут? Да за пять минут ничего не решишь.

– Сутки.

– Пять минут.

Уступать, значит, не хотим.

– Полдня.

– Четыре минуты. – Витор невозмутимо смотрел на меня.

– Один час.

– Две минуты.

Черт. Я судорожно начала размышлять, взвешивая все «за» и «против». Что я имею? Комнату, соседку, вещи. Не густо. Что мне предлагают? Обучение, защиту и кучу условий, обязательных к исполнению.

– А если я откажусь?

Витор пожал плечами:

– Айнех догадывается, что ты – не ты. Ему потребуется не больше десяти минут, проведенных один на один с тобой, чтобы убедиться в этом полностью. Потом тебя ликвидируют.

– Что значит «ликвидируют»? – Мой голос внезапно сел.

– То и значит. – Витор с показным равнодушием смотрел в сторону. – В свой мир ты точно не вернешься.

Горло перехватило, на глаза навернулись слезы. Я забежала в ванную, заперлась, включила воду и зарыдала. За то время, что я здесь провела, ко мне впервые пришло осознание собственной никчемности. Я никому здесь не нужна. Нужна Ирэне, а не я. От меня избавятся при первой возможности…

Нос распух, глаза покраснели… Как жалко выглядит плачущий человек. Показаться в таком виде перед Витором означало признать свое поражение. Но и без него мне долго не протянуть.

Малене я не могла сказать правду: она не поймет, или не поверит, или сдаст магистру Айнеху. Получается, выбора у меня нет. Зря я рыдала.

Соберись, Лиса, не будь тряпкой. Ты сегодня находилась на волосок от смерти, но по-прежнему дышишь. Не все еще потеряно. Не сдавайся.

Умылась холодной водой и, трезво оценив свое положение, пошла капитулировать.

Витор сидел на том же месте с книгой в руках. Взглянув на мое лицо, обреченно вздохнул (хотя такой вздох полагалось сделать мне), отложил книгу, встал с дивана и двинулся ко мне. Я попятилась – сработал инстинкт самосохранения.

Витор насмешливо изогнул бровь:

– Надеешься убежать от меня в моей же комнате?

Да, глупо.

– Я не буду от тебя убегать, если ты пообещаешь меня не трогать.

Насмешливость сменилась безразличием.

– Я не стану тебе ничего обещать. Можешь идти куда хочешь, тебя никто не держит. – Он вернулся на диван. – Только пути обратно уже не будет.

До меня дошло, что это капкан, ловушка. Ступи один раз – останешься навсегда. У каждого варианта события есть три исхода. В этот раз все три не в мою пользу.

– Хорошо, я согласна.

Победная улыбка тронула его губы.

– Только давай договоримся сразу: без интимных пожеланий.

Витор хмыкнул:

– Дорогая, ты сегодня уже убедилась – мое мужское одиночество есть кому скрасить.

Ах да, как я могла забыть? Ярость накрыла меня волной. Мне бы промолчать, но…

– Не смей называть меня «дорогая», кобель.

Лицо его вмиг превратилось в злобную маску, глаза стали непроницаемо-черными, на скулах заходили желваки. Он прижал меня к стене.

– Ты можешь плеваться словами сколько угодно, но имей в виду – я не терплю оскорблений в свой адрес. Скажешь что-нибудь подобное снова, и я не посмотрю на то, что ты девушка.

И опять я не смогла смолчать.

– То есть бить девушек для тебя в порядке вещей?

Меня придавили к стене с такой силой, что стало тяжело дышать, легкие забились в конвульсиях, в глазах потемнело.

В следующее мгновение я очутилась на диване. В приступе дикого кашля сделала вдох, пытаясь восполнить нехватку кислорода. Голова закружилась, а вместе с ней и комната.

– Ты ненормальный! – прохрипела я и вновь закашлялась.

– Я предупреждал.

Сволочь! Как можно так обращаться с девушкой?

Кашель все никак не проходил.

Последний раз так обидно мне было, когда цыганка выманила у меня пятьсот рублей – для студентки большие деньги.

Стук в дверь отвлек от жалости к самой себе.

– Сгинь, – сказал Витор кому-то, и дверь захлопнулась.

Нерадушно он гостей встречает.

Стук повторился.

– Только после тебя! – раздался знакомый голос. – Где Рэне?

– Малена, уйди, – рыкнули в ответ.

– Ма… – выдавила я полухрип-полустон.

– А ну пусти!

Я не видела происходившего в дверях, зато отчетливо слышала ругань.

– Что ты с ней сделал, идиот?

Перед глазами возникло лицо Малены.

– Выбирай выражения, сестренка, – неприязненно ответил Витор.

– Неродная! – гаркнула подруга и обернулась ко мне: – Вставай, к Дину пойдем.

Мне хоть к Дину, хоть к Гарну, хоть на полигон, лишь бы подальше отсюда.

– Она никуда не пойдет.

Мне стоило больших усилий встать с этого чертова дивана, а от такого рыка я упала обратно.

– Не смей на меня орать!

Кто-то несколько часов назад втолковывал мне, как опасно грубить Витору.

– Я забираю Рэне, и тебе на моем пути лучше не стоять!

– Хочешь помериться силой? – Его эта ситуация явно забавляла.

– В твоем стиле бить девушек.

Ухмылка исчезла с его лица.

– Прошли те дни, Малена, когда ты могла оскорблять меня и при этом чувствовать себя в безопасности. – Глаза садиста почернели.

– Прошли те дни, Витор, когда Рэне беспрекословно тебя слушалась. Хочешь ее вернуть – изменись. Только теперь я не дам ей так опрометчиво прыгнуть в это болото. – Подруга обвела рукой комнату и ткнула Витора пальцем в грудь.

На этом разговор закончился. Мы вышли из комнаты, за нами громко захлопнулась дверь.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Rowy: Спасибо за перевод! 07/08/17
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий