Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Благословение пана
Глава тринадцатая. ПРАЯЗЫК

Какие бы сомнения ни мучили Анрела, он твердо решил действовать. Отношение епископа к своему письму викарий расценивал примерно так же, как охотник расценил бы появление каменной скалы, вставшей на его пути в тропических джунглях: он и хотел бы залезть на нее, да не может, так что пытается обойти ее слева и возвращается, потом идет направо, но сколько бы он ни раздумывал над очередным тупиком, ему ни на мгновение не приходит в голову сдаться, и он продолжает искать, пока наконец старое русло реки или разлом, оставшийся после землетрясения, не открывают ему дорогу, и он достигает то, к чему его толкало воображение, воспламенявшее кровь. В точности так же, как ноги охотника ищут все новые тропы, мысли Анрела перелетали от факта к факту и безустанно стремились к чистому свету здравого смысла, который, как полагал Анрел, скрывала завеса тайны. Викарию было очевидно, что муж и жена Даффины даже не подозревали об угрозе, нависшей над ними и над их сыном, но все же он рассчитывал отыскать нечто важное в их воспоминаниях среди накопившегося за многие годы хлама. Итак, наутро после неожиданного возвращения из Сничестера викарий в третий раз покинул свой дом ради встречи с Даффинами. Не имея предлога для столь скорого визита, он решил прогуляться по тропинке на краю лучшего луга Даффина, собираясь идти очень медленно, чтобы не разминуться с фермером, который накануне сенокоса не мог не наведаться на луг. Так и случилось; вскоре он заметил фермера, который с тревогой оглядывал свои владения.

– Отличная трава, – окликнул его викарий.

– Да, сэр, – сказал Даффин, направляясь к тропинке. – На этой неделе будет гроза, и вся трава поляжет.

– Но ведь стоит чудесная погода, – возразил викарий. – Чудесная.

– Такая жара без грозы не обходится, сэр.

Даффин не был ворчуном, но трава в самом деле выросла отличная, такой еще не было на его веку, и предстоящее благополучие наводило его на тревожные раздумья. Конечно, Анрелу ничего не стоило развеять дурное настроение фермера, ведь ему частенько приходилось это делать во все годы своей жизни в Волдинге, однако и его оптимизм с недавних пор подвергался тяжелым испытаниям, так что, подчинившись порыву, он сделал то, чего никогда не делал, то есть сразу заговорил об интересующем его деле.

– Даффин, я насчет вашего сына.

– Да, сэр, в последнее время с ним много забот.

– Это не совсем его вина, – сказал викарий. – Нам ведь неведомо, что повлияло на него. Не стоит слишком на него наседать, а?

– Мне ни о чем таком не известно, сэр.

– А в прошлом? – спросил викарий. – Знаете, все начинается в прошлом. Иной раз мы даже не представляем, как все начинается. А прошлое бывает очень сильным. Человек страдает, не зная, что его страдания были ему предопределены. Разве все учтешь?

– Ничего такого не знаю, – только и ответил Даффин.

– Вы, наверняка, помните, приходил ли преподобный Артур Дэвидсон в ваш дом.

– Он-то, сэр? Нет, никогда.

– Вы часто с ним виделись?

– Только в церкви, сэр, – сказал озадаченный Даффин.

– Только в церкви, – повторил викарий. – Вы уверены?

– А как же иначе, сэр? А с Томми-то что он сделал?

– Вы абсолютно уверены – вам ведь известно, что о нем говорят, – вы абсолютно уверены, что он никогда ни при каких обстоятельствах не накладывал проклятие на вас или на ваш дом? Ничего не можете припомнить?

– Проклятие, сэр? – переспросил Даффин. – Проклятие? А зачем бы ему проклинать меня?

– Вам же известно, какие о нем ходят слухи, – ответил викарий. – Вы знали его. Вот и думайте.

– А что о нем говорят? – спросил Даффин.

– Что он не мог не делать кое-какие вещи.

– Ну да, сэр, как же. Я тоже слыхал. Но он же никогда такого не делал, правда, сэр?

– Похоже, он не был тем, за кого себя выдавал, – сказал викарий.

– Но как же он мог, сэр? Не мог же он проклясть Томми, а, сэр?

– Как знать.

– Вот оно что. А мы ведь даже слыхом о таком не слыхивали.

– Значит, вы уверены в том, что у него не было случая проклясть кого-то из вашей семьи?

– Разве что вместе с дюжиной других людей, ведь мы только и видели его, что в церкви. Я слышал, как он несколько раз делал оглашение перед венчанием. А вскоре совсем уехал.

– Значит, он венчал вас? – спросил викарий.

– Конечно же, он венчал, сэр. Никогда не забуду, как это было.

– Красивая служба, – вздохнул викарий.

– Да нет, сэр, я не о службе. Я о том, как он в конце говорил с нами на праязыке.

– На праязыке? – не понял викарий.

– Так тогда говорили, сэр. В конце службы он вдруг возвысил голос и произнес красивые слова. Вы бы слышали их, сэр!

– Какие слова?

– Вот уж не знаю, сэр. Они были не на нашем языке. Но вы, верно, слышали их, сэр, наверняка, слышали. У него звенел голос, когда он обращался к моей жене и ко мне, и те слова он произносил так, словно они были на его родном языке, словно они нравились ему самому. Нас задело за живое тогда, правда. Задело.

– Но все-таки как они звучали?

– Лучше спросите мою жену, – ответил Даффин. – Она-то запомнила. И часто напевает их. Так просто их трудно произнести, надо петь. В первый год она часто их пела. Сидит вечером и напевает, а ведь ни слова не знает на этом самом праязыке, сама не знает, что поет. Я тогда очень любил слушать, как она поет. Очень любил. Но ей было далеко до преподобного Дэвидсона. Вот уж у кого голос, так голос.

– Проклятие! – воскликнул Анрел.

– Никакого проклятия не было, сэр.

– Боюсь, что было.

Погрузившись в невеселые раздумья, викарий умолк, и фермер не посмел заговорить с ним; так они и простояли довольно долго.

– Даффин, – произнес наконец викарий, – мы же с вами законопослушные люди. И мы должны блюсти закон, каким бы он ни был.

– Ну конечно, сэр.

– Если во всем этом что-то есть, – сказал викарий, – если есть хотя бы намек на колдовство, вам известно, что законы против колдунов пока еще не отменены. Когда назначают судей, они сразу дают клятву наказывать за колдовство. Новый – старый, закон есть закон, и, Даффин, мы должны твердо держаться его. Если Томми поступает неправильно, наш долг остановить его.

Наконец-то фермер уразумел, куда викарий привел его своими странными вопросами.

– Сэр, если мой Томми совершает грех, я сегодня же вечером положу этому конец.

– Положите этому конец? – переспросил викарий, чувствуя, как его сердце освобождается от тяжкого груза, наверное, такое же чувство охватывает весной перед тем, как сойти снежным лавинам, склоны Альп.

– Положу этому конец, сэр, – подтвердил Даффин.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий