Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Смерть по уик-эндам DeKok and the Corpse on Christmas Eve (=De Cock en het lijk in de kerstnacht)
4

— Смерть Эллен поставила перед нами ряд вполне резонных вопросов. И наша задача — найти на них правильные ответы, и вы можете оказать нам здесь неоценимую помощь.

Фемми довольно долго плакала, положив очки на колени, и сейчас крупные слезы все еще стекали по ее щекам. Декок достал из кармана чистый платок и промокнул ей глаза. Без больших очков с толстыми линзами девушка выглядела совсем иначе — мягче, милее, не столь самоуверенной и менее независимой.

— Что же все-таки случилось?

— Этой ночью мы нашли ее тело в канале, — хмуро сказал Декок.

— Она… она сама прыгнула?

Не ответив, инспектор сел напротив девушки на стул и предложил ей сигарету. Она жадно схватила ее дрожащими руками.

— Вы были близкими подругами? — поинтересовался Декок, поднося ей зажигалку. — В смысле — делилась ли она с вами своими женскими секретами?

Фемми глубоко затянулась и медленно выпустила дым. Похоже, она начинала успокаиваться. Инспектор машинально отметил, как методично, по-деловому она курит, что не слишком сочеталось с ее недавним всплеском отчаяния. Он невольно задумался, насколько искренни слезы Фемми? И вообще: так ли уж она скорбит о подруге?

— Она обсуждала свои дела с вами открыто? — вновь спросил инспектор.

— Да, — без особой уверенности ответила Фемми. — Да, мы говорили…

— Стало быть, вы не слишком откровенничали, — подытожил Декок.

Фемми дернула плечиком.

— Понимаете, дело в том, что мы не были близкими подругами, — несколько раздраженно сказала она. — Разумеется, Эллен не рассказывала мне всего. Да и какая женщина на это пойдет?

Декок усмехнулся. У него на этот счет было свое мнение, но делиться им с Фемми Вайнгартен он не стал.

— Она была помолвлена? Собиралась замуж?

— Уже нет. У них все кончилось. Она по-прежнему носила его кольцо, но это была лишь маскировка. Я знала, что она разорвала помолвку.

— Когда?

— О, вскоре после того, как устроилась к нам на работу. Дайте вспомнить поточнее… она пришла сразу после летних каникул, первого сентября. А помолвку разорвала месяца через два… или около того.

— А по какой причине?

Фемми пожала плечами.

— Чего не знаю, того не знаю.

Декок откинулся на спинку стула.

— Но тем не менее кольцо она носила?

Девушка кивнула.

— Да, Эллен никогда его не снимала. Вот и вчера тоже. Она говорила, что кольцо защищает ее от назойливых поклонников. — Фемми слабо улыбнулась. — Эллен была из тех девушек, которых большинство мужчин считают привлекательными.

— Вы когда-нибудь видели ее жениха? — осведомился инспектор.

— Нет, ни разу. Впрочем, однажды видела, правда, издали. Как-то раз он поджидал ее возле конторы. Он служит в армии. Крупный симпатичный блондин, этакий жеребец, сын оптового торговца из Гауды. Ведь Эллен сама родом из Гауды. У ее родителей там бакалейная лавка, хотя на самом деле — настоящий маленький супермаркет. Прежде чем поступить к нам, она сама там работала.

— А почему она перебралась в Амстердам?

Фемми горько улыбнулась.

— Ей хотелось перемен в жизни.

Декок понимающе кивнул, раздумывая о том, как прозвучал ее ответ. И пришел к выводу, что довольно цинично.

— Как она получила у вас работу? По объявлению? Или каким-то другим образом узнала о вакансии?

И тут инспектор впервые отметил, что Фемми на долю секунды запнулась, прежде чем ответить.

— По правде сказать… точно не знаю, — пробормотала она. — Честно, не знаю. Мы никогда об этом не говорили.

Декок понял, что она лжет.

— Она была хорошим работником?

Губы девушки растянулись в фальшивой сочувственной улыбке.

— Ну я бы так не сказала. А уж если совсем точно, для такой работы Эллен не годилась. Мне приходилось частенько ей помогать, и помногу. Просто у нее не было должного опыта.

— Но ее тем не менее держали на работе?

И вновь легкая заминка.

— Да.

— Но ее несоответствие должности наверняка бы заметили!

— Да.

Декок пристально посмотрел на Фемми.

— Ну и?..

Девушка отвела глаза. Инспектор провел ладонью по лицу. Ему не понравилась реакция Фемми Вайнгартен — это было почти то же самое, что разговаривать со стенкой. Она спряталась в свою раковину и постоянно держалась начеку, словно боялась сболтнуть лишнее. Как будто что-то ей очень хотелось скрыть. Может быть, какую-нибудь мрачную тайну, которую ни в коем случае нельзя обсуждать с посторонними. Декок сердито засопел.

— А кроме своего жениха она не встречалась с другими мужчинами?

— Не знаю! — раздраженно бросила Фемми. — Кроме того, это совершенно не мое дело.

— Да бросьте вы! В конце концов, она была вашей подругой, — поморщился Декок. — Она когда-нибудь принимала мужчин у себя в комнате?

— Нет, хозяйка этого не позволяет.

— Случалось ли ей не ночевать дома?

Фемми заерзала на стуле, нервно теребя и одергивая край юбки, но не ответила.

— Госпожа Вайнгартен, — терпеливо напомнил Декок, — я задал вам вопрос.

— Я вас слышала, — спокойно отозвалась девушка.

— И?..

— Иногда… иногда она и в самом деле не приходила ночевать.

— Где же она в таком случае пропадала?

Фемми равнодушно пожала плечами.

— Этого я не знаю. Я спрашивала иногда… ну, сами понимаете, чисто из женского любопытства.

— И?..

— Обычно Эллен делала вид, что не слышит моих вопросов, и лишь таинственно усмехалась. Я так ничего и не разузнала.

— Но у вас возникли подозрения?

Фемми достала из кармана юбки крошечный платочек и принялась протирать очки. Это был явно один из способов потянуть время.

— Нет… э… ничего подобного.

Декок внимательно прислушивался к ее интонациям. Легкая дрожь в голосе насторожила его, хотя он пока не имел ни малейшего понятия почему.

— Значит, ничего подобного? — повторил инспектор.

— Нет… нет.

Детектив долгое время пристально смотрел на девушку, подперев подбородок ладонью. «Ишь ты, ничего подобного! — подумал он. — Разумеется, ничего подобного! Когда ты не заставала ее в комнате, когда находила постель нетронутой, то точно знала, где она проводит ночь». Инспектор прикрыл глаза. Почему же все-таки она не хочет назвать его имя?

Он медленно поднялся со стула.

— Где вы работаете?

— Фирма «Дольман и Флит» на Императорском канале. Уже пять лет.

Инспектор неторопливо прошелся по комнате. Оказавшись у Фемми за спиной, он замер: сейчас было особенно важно, как эта маленькая лгунья воспримет следующий вопрос.

— А вы знали, — как бы невзначай поинтересовался Декок, — что Эллен была беременна?

Реакция последовала мгновенно — вздрогнув, явно ошеломленная этим известием, Фемми резко обернулась и растерянно уставилась на него.

— Беременна?!

— Да, госпожа Вайнгартен, беременна.

Фемми закрыла лицо руками и вновь зарыдала — тихо, не всхлипывая. Подождав минуту-другую, Декок спросил:

— Вы не знали?

Девушка медленно покачала головой.

— Нет, не знала. Бедняжка! В последнее время ее частенько подташнивало. Я все думала, как неважно она выглядит. Но мне никогда не приходило в голову, что… она беременна! — Фемми посмотрела на инспектора полными слез глазами. — От кого?

Декок вскинул брови.

— Так вы не знаете? В самом деле?

Фемми Вайнгартен явно почуяла угрозу, и ее глаза тотчас превратились в узенькие щелочки. Что-то вновь ее встревожило и возбудило подозрения.

— Откуда мне знать? — холодно усмехнулась она. — Эллен не приглашала меня посмотреть!

Декок посмотрел на нее с ледяной усмешкой.

— Да уж, как правило, это не слишком распространенный обычай, — съязвил он. — А я так надеялся, что вы сможете мне помочь. В конце концов, вы были ее подругой.

Казалось, Фемми его не слышит. Сжав губы в тонкую прямую ниточку, девушка смотрела в пространство прямо перед собой.

— Подонки! — неожиданно закричала она. — Подонки! Конечно же, он ее бросил! Так и было! Бедняжка просто не знала, куда еще ей деваться. Стоит девушке залететь, как ее тут же бросают! Это просто…

— Расскажите мне о вчерашнем дне, — перебил ее Декок. — Она была на работе?

Фемми, утерев глаза рукавом свитера, кивнула.

— До часу дня. Мы все работали до часу. И закрылись рано, потому что был канун Рождества.

— Точно. Вы вышли с работы вместе?

— Нет, сначала ей надо было зайти на вокзал. Она хотела купить билет на поезд заранее, поскольку боялась, что потом будет некогда. Она собиралась провести Рождество с родителями в Гауде.

— Но с вокзала она вернулась прямо домой?

— Да, и собрала чемодан.

— Во сколько она вышла из дому?

— Около шести.

— С чемоданом?

— Да.

— Значит, ехала прямиком на вокзал?

— Нет, у нее была назначена встреча.

— Встреча?

— Да.

— С кем?

— Точно не знаю. Просто она сказала, что по дороге ей надо будет кое-куда заглянуть. Думаю, она встречалась со своим женихом.

— Но ведь Эллен расторгла помолвку!

— Да, но поддерживала с бывшим женихом приятельские отношения. Он довольно часто ей звонил. И вчера тоже. Дело в том, что на работе я сижу прямо напротив нее. Ну и… в таких случаях волей-неволей услышишь чужой разговор.

— Стало быть, в тот вечер они должны были увидеться?

Фемми кивнула.

— Во всяком случае, так я поняла из их беседы.

— А зачем? Я имею в виду, чего ради они назначили эту встречу?

— Мне кажется, он хотел поговорить с ней еще раз.

— Как прошел разговор?

— О, вполне по-дружески. Она даже несколько раз рассмеялась. Наверное, он сказал что-то смешное. Разумеется, я не могла слышать, что он говорит.

Декок подошел к окну и посмотрел на мрачные дома, выстроившиеся напротив. Инспектор напряженно размышлял, но не мог найти никакой «ниточки», ничего, за что можно было бы уцепиться. Все по-прежнему окутывала таинственная мгла.

Он медленно повернулся и посмотрел на Фемми Вайнгартен, снова нацепившую очки. Слезы высохли, зато над левой бровью виднелся потек туши, размазанной рукавом свитера. Только это и выдавало то, что девушка недавно плакала. Теперь она сидела спокойно, положив руки на колени. Декок разглядывал ее одежду: свитер под горло, юбка из плотной ткани, черные чулки и туфли на низком каблуке. Здравомыслящая и респектабельная… даже слишком для такой молодой женщины.

«Таких с ходу не разгадаешь», — подумал Декок Он совсем не понимал Фемми Вайнгартен. Чувствовалось лишь, она что-то не договаривает, скрывает. Но что именно — пойди разбери. Связано ли это с Эллен, или дело в чем-то совсем другом?

— Вы замужем? — неожиданно спросил он.

— Нет.

— И… никакого близкого друга?

Фемми резко откинула голову, раскинув длинные волосы по плечам, и сердито фыркнула.

— Мужчины! — с осуждением сказала она. — Грубые, самодовольные самцы! Если ты им все позволяешь, они липнут к тебе, как мухи, лишь бы получить удовольствие! Но о большем и не мечтай! — Фемми свирепо оскалилась. — Иначе тебя отметут.

Долгое время Декок испытующе смотрел на нее. Столь бурная реакция ничуть его не удивила — чего-то подобного инспектор и ожидал.

— Сколько сейчас вашему ребенку? — участливо спросил он.

Вопрос был задан наудачу, но, увидев, что по лицу Фемми пробежала судорога, а уголки рта нервно дернулись, Декок убедился, что попал в самую точку.

— Мой маленький Ханс, — тихо пробормотала она. — Ему два годика. — Фемми зачем-то одернула свитер. — Я мать-одиночка. Видите ли… меня тоже бросили в беде. Потому-то я так хорошо понимаю, в каком положении оказалась Эллен. Мужчины — это самые настоящие подонки! Все мужики — подонки! Все до одного!

Декок почесал в затылке. Ему не впервой доводилось слышать столь резко и страстно выраженную оценку представителей своего пола. Он встречал довольно много женщин, питавших к мужчинам самую искреннюю неприязнь. И довольно часто — по справедливости.

— Я предупреждала Эллен сто раз, — продолжала Фемми. — Рассказала, что случилось со мной. Советовала вести себя осторожнее. — Девушка беспомощно пожала плечами. — Но, сами видите, она меня не послушалась.

Декок горько улыбнулся.

— А разве вы в свое время послушались?  — тихо спросил он. — Обычно мы не очень-то любим прислушиваться к чужим советам, особенно в молодости. — Инспектор вновь опустился на стул напротив девушки. — И где ваш Ханс сейчас?

— У моих родителей в Хорне, — вздохнула она. — Я не могу взять его сюда, он еще слишком маленький. А кроме того… у меня же работа!

В комнате повисло тягостное молчание. Декок покосился на Фледдера, во время допроса как ни в чем не бывало продолжавшего обыскивать комнату. Теперь он закончил и, привалившись к стене, ждал дальнейших указаний.

Фемми вперила невидящий взгляд в пустоту.

— Бедняжка Эллен… — на сей раз совершенно искренне посетовала девушка. — Она так ждала Рождества! Рассказывала мне, чем займется в Гауде: подолгу будет гулять с младшими братьями, навестит старенькую тетушку, у которой часто гостила в детстве. Она была… — Девушка резко умолкла, и на ее лице появилось выражение ужаса, как будто ее вдруг осенила страшная догадка. Девушка растерянно посмотрела на Декока и, явно потрясенная, выдохнула: — Эллен… она не такой человек, чтобы… в ее поведении ничто не указывало… я имею в виду, это просто невероятно! Она… она никогда не стала бы кончать с собой!

Декок досадливо махнул рукой.

— Послушайте… — медленно произнес он, — разве кто-нибудь говорил о самоубийстве?

В расширившихся глазах Фемми мелькнул страх.

— Значит, это не было?..

Декок покачал головой.

— Нет. Эллен убили.

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий