Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Смерть по уик-эндам DeKok and the Corpse on Christmas Eve (=De Cock en het lijk in de kerstnacht)
5

Декок лениво развалился на стуле и почти лежал, закинув ноги в начищенных ботинках на стол. То, как развиваются события, инспектора совсем не устраивало, и он то и дело ерошил седые волосы широкой пятерней.

— Даже не знаю… — сердито проворчал Декок. — Есть в этой Фемми Вайнгартен нечто такое, что мне не нравится. Она была слишком настороженной, слишком замкнутой в себе. А когда речь зашла об отношениях Эллен с мужчинами, и вовсе темнила.

— Возможно, у Эллен не было никаких отношений с мужчинами.

Декок усмехнулся.

— О, перестань! Подумай хотя бы о расторгнутой помолвке и ночах, проведенных вне дома. Нет-нет, Фледдер, помимо жениха в жизни Эллен был кто-то еще. И Фемми знает больше, чем пожелала нам сказать. Сообщив этой девушке, что Эллен убили, я чуть ли не физически ощутил, как напряженно она размышляет. Складывается впечатление, что Фемми известно, кто это сделал.

Фледдер равнодушно пожал плечами.

— Я не заметил ничего особенного. По-моему, узнав такую новость, девушка просто выпала в осадок. Ну а чего еще вы бы хотели? Это вполне нормальная реакция. В конце концов, Эллен же была ее подругой!

Декок сосредоточенно изучал свои ногти.

— Может быть, ты и прав, — помолчав, заметил он. — И у меня просто разыгралось воображение. Женщин очень трудно разгадать, если это вообще возможно. Но все-таки… видишь ли, я с глубоким почтением отношусь к женской интуиции. Женщины умеют найти правильное решение, опираясь на минимум фактов. Они гораздо восприимчивее нас, мужчин. Вдобавок у Фемми есть серьезное преимущество: она знала Эллен при жизни, а мы — нет. Это едва ли не худшее в расследовании любого убийства. Для нас все начинается с трупа неизвестного мужчины или женщины. Мы целиком и полностью зависим от того, что нам скажут о покойном другие, и никогда не получаем объективных сведений. К примеру, что мы знаем об Эллен? Мы видели ее тело. Внешне она была на редкость симпатичной девушкой. Доктор Рустелус может добавить, что изнутри она тоже выглядела совсем неплохо. Ну а дальше-то что?

Рассуждения инспектора прервал телефонный звонок. Фледдер снял трубку, несколько секунд послушал, а затем, прикрыв микрофон ладонью, посмотрел на Декока.

— Дежурный сержант, — удивленно произнес он. — Том Вайк внизу… под конвоем двух служащих военной полиции.

— Скажи им, чтобы поднимались к нам, — сразу оживился Декок.

Выполнив указание, Фледдер положил трубку.

— Как здесь оказался Том Вайк? — удивился он.

Декок хитро подмигнул.

— Пока ты сегодня утром был на вскрытии, я позвонил в военную полицию и попросил доставить его к нам. Все очень просто — всего лишь вопрос организованности. Кроме того, я позаботился о том, чтобы мы могли побеседовать с нашим другом Хофманом из Алкмара. Полагаю, он появится здесь уже сегодня днем. Любопытно, как он объяснит наличие своего бумажника в сумочке Эллен.

Фледдер откровенно скис.

— Мне следовало об этом подумать, — уныло пробормотал он. — Как-никак, а все-таки это дело мое…

Декок тепло, по-дружески рассмеялся.

— Не ломай себе голову по этому поводу! Еще научишься. Ты по-прежнему слишком подпадаешь под влияние обстоятельств. С этим постоянно надо бороться.

— Вам легко говорить, — чуть ли не простонал молодой детектив. — Для вас это дело привычное, а мне каково? Когда я узнал, что эту несчастную девушку задушили, то чуть не ссыпался в ботинки. До сих пор никак не очухаюсь. Ничего толком не соображаю. Вы уж меня простите, Декок, но после этого у меня крыша поехала. Эта девушка заполнила все мои мысли. Похоже, я и впрямь утратил способность четко соображать, принимать продуманные и взвешенные решения.

Декок без особой спешки убрал ноги со стола, встал, потянулся и, глубоко засунув руки в карманы, с отсутствующим видом посмотрел на Фледдера. Несколько минут прошли в полном молчании, и тот заволновался; щека нервно дернулась, на лбу выступила испарина. Под этим пристальным взглядом долго не выдержал бы и человек куда более стойкий.

— Да-да! — совсем потеряв самообладание, выкрикнул Фледдер. — Я знаю, что вы собираетесь сказать! Знаю! Но я не могу этого сделать! Только не я, поймите! Я же все-таки не машина!

Брови Декока угрожающе сдвинулись.

— А я, значит, по-твоему, машина?! — грозно проговорил он. — Вот что, друг мой, выслушай внимательно, что я скажу. Если хлопаешься в обморок при виде крови, не учись на врача. Другими словами, если ты и впрямь намерен рыдать над каждым трупом, то для работы в полиции не годишься. Где-то скрывается человек, который убил… задушил Эллен. И он по-прежнему разгуливает на свободе. Так сосредоточь, черт возьми, всю свою энергию на его поимке! Если ты хочешь когда-нибудь надеть на него наручники, придется вести себя не как истеричная барышня, а собраться с духом и задействовать все свои способности!

В дверь постучали. Открыв, Декок оказался лицом к лицу с двумя крепкими парнями из военной полиции и стоявшим между ними молодым человеком в форме без знаков различия.

— Мы разыскали его в казарме и срочно доставили сюда согласно приказу. Вам нужен подробный доклад о предпринятых действиях?

— Нет, пока в этом нет необходимости, — по-приятельски улыбнулся им Декок. — Огромное спасибо! С этого момента я беру все заботы о нашем молодом друге на себя.

Военные отдали ему честь и с каменным выражением на лице двинулись к лестнице. Некоторое время Декок молча стоял перед молодым солдатом, внимательно его разглядывая. На то, чтобы в общих чертах понять, что это за человек, много времени не ушло. Затем инспектор протянул ему руку.

— Моя фамилия Декок, — бодро представился он. — Инспектор Декок. А вы Том Вайк? — Молодой человек кивнул. — Отлично, Том, рад с вами познакомиться. Прошу. — Декок указал на стул возле стола. — Присаживайтесь и чувствуйте себя как дома.

Солдат нерешительно сел, с любопытством поглядывая то на Декока, то на Фледдера. Судя по тому, как нервно Том теребил лежавший на коленях форменный берет, чувствовал он себя неуверенно. Декок резко подался вперед так, что увидел свое отражение в голубых глазах молодого человека, и заметил, как у того на лбу пульсирует голубая жилка.

— Не стоит пугаться, — проговорил инспектор. — Просто расскажите мне правду. Не более того. В любом случае лгать бесполезно. Особенно теперь. Дело слишком серьезное.

— Но… но… — пробормотал Вайк, — я вовсе не…

Декок выпрямился и показал на Фледдера.

— Это мой коллега, инспектор Фледдер. У него есть к вам несколько вопросов.

С этими словами он подошел к окну и отвернулся. Казалось, детектив утратил всякий интерес к доставленному военной полицией свидетелю. Фледдер встревожился. Такого никогда раньше не бывало. По опыту он знал, что старик всегда ведет допросы сам, никогда не полагаясь на других и не передавая инициативу в чужие руки. Фледдер нерешительно посмотрел на Декока. Силуэт инспектора четко вырисовывался на фоне серого окна, и неожиданно молодой детектив разгадал его намерения. Старик хотел, чтобы его подопечный собрался с духом и задействовал все свои способности.

Слегка успокоившись, младший инспектор сел на место своего наставника и, толком не зная, с чего начать, строго посмотрел на солдата. Какие задавать вопросы? Неужели перед ним и в самом деле убийца? И этот парень задушил свою невесту? Но каковы его мотивы? Фледдер почувствовал, что потеет. Вдобавок у него зачесалась спина. Торопливо достав из кармана платок, он вытер пот со лба.

— Где вы были вчера после шести вечера? — напряженным тоном спросил он.

Некоторое время Том Вайк молчал, пристально разглядывая его, и наконец нерешительно произнес:

— Честно говоря, я не совсем понимаю, что вам от меня нужно. Зачем меня сюда вызвали? Без каких-либо объяснений подняли с койки и привезли в полицию. С какой стати? — Он несмело усмехнулся. — Насколько я понимаю, это отдел по расследованию убийств? — Фледдер кивнул. Молодой человек развел руками. — Ну так знайте — я никого не убивал.

— Это мы еще посмотрим.

Вайк заерзал на стуле.

— Что значит «еще посмотрим»? — с раздражением буркнул он. — Надо же, «мы еще посмотрим»! Что это за чушь? Если бы я натворил таких дел, то, наверное, был бы в курсе, вам не кажется?

Фледдер угрожающе сощурился и упрямо повторил:

— Где вы были вчера после шести вечера?

— В казарме, — пожал плечами Вайк. — Где же мне еще быть?

Фледдер тоже пожал плечами.

— Вам не понадобилось отмечать пропуск?

— Нет, не понадобилось.

— Вы помолвлены? Собираетесь жениться?

—  Собирался.

— На ком?

— На Эллен. Эллен Вриез.

— Как давно вы помолвлены?

— Уже несколько месяцев.

— Вы… вы имели с ней… э… половые сношения?

Том Вайк изумленно застыл.

— Что вы сказали?

Фледдер громко сглотнул, чувствуя себя несколько неловко.

— Послушайте, я серьезно…

Вайк лишь молча пялился на него. Фледдер закусил нижнюю губу и подумал, что и впрямь затронул довольно щекотливую тему. Но ему же это необходимо для расследования! Так что отвечать в любом случае придется.

— Я спрашиваю вас об этом не из праздного любопытства, — извиняющимся тоном терпеливо объяснил он, — а только лишь потому, что мне необходимо это знать. Так вы имели с ней половые сношения? Да или нет?

Молодой солдат кивнул.

— Да, — тихо сказал он, — случалось время от времени.

Фледдер вновь сглотнул, стараясь казаться более уверенным в себе.

— А вы… в этих случаях никогда не пользовались… презервативами… контрацептивами… резинками… или как там они сейчас называются?

Том покачал головой.

— Нет, мы обходились так.

— И никогда не было никаких… последствий?

— Что вы имеете в виду?

Фледдер вздохнул.

— Она никогда не беременела?

— Беременела?!

— Да. Скажите, она ждала ребенка?

Вайк весело рассмеялся.

— Насколько мне известно, нет. Я никогда от нее не слышал ничего подобного. Эллен никогда мне ничего такого не говорила. — Он фыркнул. — Ребенка! — Судя по всему, сама мысль об этом казалась ему абсурдной.

Фледдер смерил его долгим неприязненным взглядом. Он так и не мог определить, что это за птица. Он что, притворяется? Ломает комедию? Тоже мне, нашел место для импровизаций! Неужели он и впрямь не знал , что Эллен беременна? Ведь он наверняка должен был узнать об этом первым! Кому, как не жениху, узнать об этом в первую очередь?

— Стало быть, вы разорвали помолвку? — уточнил он.

— Да.

— Когда именно?

— Как только я вернулся из Ла-Куртине.

— Сколько вы там пробыли?

— Весь октябрь.

— А в чем причина расторжения помолвки?

— Не знаю. Эллен не захотела это обсуждать.

— А как вы сами думаете?

— Что я об этом думаю? Что это ужасно, просто ужасно! Несколько дней я был в шоке. А потом разозлился. Она не имела права… я не давал ей никакого повода так со мной обойтись. Я… — Вайк так резко умолк и замкнулся, как будто его подменили. Он подозрительно уставился на Фледдера. — Почему… к чему все эти вопросы? Что вам за дело до моей личной жизни? Вы не имеете права задавать мне такие вопросы. Это глубоко личное и вас не касается.

Фледдер хмуро почесал кончик носа.

— Когда вы видели Эллен в последний раз?

Солдат с негодующим видом вскочил.

— Говорят вам: хватит копаться в моем грязном белье! Пока вы мне не объясните, в чем дело, я не скажу больше ни слова!

— Эллен убили.

Том Вайк побледнел и, разинув рот, медленно опустился на стул.

— У… у… убили, — пробормотал он. Казалось, он не в силах поверить в услышанное. — Эллен убили?..

Фледдер встал.

— Да, — многозначительно произнес он. — Вашу Эллен убили. — Он обвинительно ткнул пальцем солдату в грудь. — И это на вашей совести. Когда она разорвала помолвку, вы разозлились. Вчера вечером вы встретились с Эллен. Вы хотели заставить ее вернуться, остаться с вами. А когда она отказалась, пришли в ярость, набросились на нее и задушили. — Голос Фледдера звенел от праведного гнева, и Том Вайк, поняв, что детектив настроен весьма серьезно, посмотрел на него расширенными от страха глазами и бешено замотал головой.

— Нет! — завопил он. — Нет, неправда! Это не я! Я не убивал Эллен, у меня не было…

Лицо Фледдера покраснело, губы скривила злая и самоуверенная ухмылка.

— Да! — выкрикнул он. — Вы задушили ее, а потом сбросили тело в канал!

Солдат вновь вскочил, опрокинув стул.

— Вы лжете! — взвизгнул он. — Чтобы я… чтобы я пальцем тронул Эллен?! Да вы сошли с ума, совсем спятили!

Однако Фледдер был уже не в силах сдерживаться. Кровь его кипела в жилах. Перегнувшись через стол, он схватил Тома за грудки.

— Да!!! — что было мочи рявкнул он на солдата. — Именно вы своими толстыми пальцами затянули шарф на тонкой шее Эллен! Я сам видел следы ваших лап! Сволочь!!! Подонок!!!

Перед его мысленным взором стояла убитая девушка. В приступе ярости он рванул молодого человека на себя, едва не перетащив через стол. Его руки тряслись от напряжения. Вся ненависть к трусливому убийце разом вырвалась на волю. Фледдер сам себя накручивал, не сомневаясь ни на миг, что именно сидевший перед ним Вайк в ответе за смерть несчастной. Он был готов прибить негодяя на месте без капли сожаления и жалости.

— Фледдер!!!

Декок быстрым шагом направлялся к ним. По ходу допроса инспектор внимательно прислушивался к ответам свидетеля и еще более пристально следил за оттенками интонации. Он кое-что знал о человеческих эмоциях и слабостях и прекрасно осознавал, насколько может быть опасен утративший над собой контроль следователь.

— Отпусти его и убирайся! — прорычал он, сердито сверкая глазами.

Фледдер медленно, как во сне, кивнул. Затем, нерешительно потоптавшись у стола и избегая встречаться взглядом с подследственным, он тихо пробормотал: «Извините» — и, опустив голову, вышел из дежурки.

Глядя ему вслед, Декок тяжко вздохнул. Вообще-то, этот парень ему нравился. Инспектор даже видел в нем своего преемника, но порой все же сомневался в правильности своего выбора. Слишком эмоционален и вспыльчив, легко поддается минутным порывам…

Инспектор медленно повернулся к ошеломленному солдату.

— Я вас предупреждал, — негромко заметил он. — Сами виноваты. Надо было говорить правду. — Подойдя к раковине, он налил стакан воды и вернулся к Вайку. — Держите. И расправьте форму, а то она у вас вся измята.

Молодой человек был заметно напуган — когда он пил воду, его зубы громко стучали о стекло, а руки ходили ходуном.

Усевшись за стол напротив солдата, Декок терпеливо ждал, пока тот хоть немного придет в себя. Это не заняло много времени, и вскоре на щеках Вайка появился легкий румянец. Он несколько раз глубоко вздохнул, а затем поставил стакан и принялся приводить в порядок рубашку. Декок смотрел на его молодое лицо. Несомненно, Тома Вайка с его правильными чертами лица, светлыми волосами и поблескивающими голубыми глазами можно было назвать симпатичным. Они с Эллен составили бы весьма недурную пару. Да что там говорить — прекрасную! Но Эллен больше нет.

— Почему вы не сказали правду? — требовательно спросил Декок, подавшись вперед и опираясь локтями о столешницу. — Придвиньтесь поближе, я хочу поговорить с вами с глазу на глаз. Я отношусь к вам без неприязни, да и Фледдер тоже. Просто он еще слишком молод и горяч… как и вы, впрочем. А молодые люди порой теряют голову. — Инспектор улыбнулся. — Такова их натура.

Том придвинулся к столу вместе со стулом. Добродушное лицо инспектора вызывало доверие. Это умерило его подозрения.

— Ну так почему вы не сказали правду? — отеческим тоном повторил Декок. — Вы начали разговор со лжи. Вчера вечером вас в казарме не было.

Молодой человек, понурившись, тихо спросил:

— А Эллен… она и в самом деле умерла?

Декок кивнул.

— Мы нашли ее в канале.

Глаза Тома наполнились слезами.

— Не понимаю, — растерянно прошептал он, качая головой. — Она была… Кто и зачем мог с ней такое сотворить? — Он утер слезы. — Нельзя ли мне… увидеть ее в последний раз?

— Это против правил, да к тому же и зрелище не слишком приятное. Но если вы так хотите попрощаться с невестой, я могу это устроить.

— Да, инспектор, — вздохнул молодой человек. — Я… я…

— Что?

— Видите ли, я по-настоящему любил Эллен. Она настояла на разрыве помолвки, но я никогда не верил, что это всерьез. Она знала, что я схожу по ней с ума и… иногда подшучивала надо мной.

— Однако, разрыв помолвки — шутка довольно серьезная, вам не кажется?

— Да, вы правы. И все же… понимаете, я считал это всего лишь минутной прихотью. Прошлым летом она познакомилась с господином Дольманом. Или же к тому времени она его уже сколько-то знала. Семья Дольмана каждый год отдыхает в Гауде. Они там снимают виллу. Эллен доставляла туда продукты — у ее родителей магазин.

— Супермаркет.

— Да, но это лишь с недавних пор, а до этого у них была обычная бакалея, довольно маленькая. Но в прошлом году они начали перестраиваться, расширяться. Мой отец и старик Эллен, господин Вриез, занимаются совместным бизнесом уже бог знает сколько лет. Мы совершаем оптовые сделки — кофе, чай, специи и так далее. Я тоже в свое время возил Дольманам продукты — так мы с Эллен и познакомились.

— Вы тут упомянули о некой минутной прихоти…

— Да, — вздохнул Том Вайк, — это можно назвать и так. Прошлым летом она вбила себе в голову, что хочет работать в Амстердаме. Этот Дольман просто свел ее с ума. У него своя контора на Императорском канале, и он обещал взять ее к себе.

— Вам это не понравилось?

— Нет, совсем не понравилось. Я бы предпочел, чтобы она осталась в Гауде. Девушка, одна в большом городе, — это нехорошо. Я ей так прямо и выложил, но Эллен только посмеялась надо мной и спросила, не боюсь ли я, что ее кто-нибудь у меня уведет? Говорю вам, она любила надо мной подшучивать.

— И она уехала?

— Да, и начала работать в начале сентября. Бог с ним, я бы с этим рано или поздно смирился. Так или иначе мы собиралась пожениться — в следующем году, как только я вернусь из армии. В октябре нашу часть отправили на маневры во Францию, в Ла-Куртине. — Том горько усмехнулся. — Не прошло и двух недель, как Эллен прислала мне письмо, где написала о разрыве помолвки. Вот и все.

— Вот так, внезапно?

— Как снег на голову! А ведь у нас не было никаких ссор!

— Повторите, сколько вы пробыли в Ла-Куртине?

— Весь октябрь.

— Том, разумеется, я могу это проверить. То, что вы пробыли там весь месяц.

Молодой человек с удивлением посмотрел на Декока.

— Да, конечно, это и впрямь легко.

— И вчера вечером, — продолжал инспектор, — вы попытались разобраться в ваших с Эллен отношениях. — Это прозвучало скорее как утверждение, нежели вопрос.

Молодой человек насторожился:

— Вы считаете, что ее убил я?

Декок и ухом не повел, так как для него это был лучший способ удержаться от приступа ярости. Многие из коллег всерьез полагали, что он в буквальном смысле слова способен по желанию отключать слух. Во всяком случае, никто не сумел бы определить, слышит ли старик собеседника, если ему того не хотелось.

— Вчера вы позвонили ей на работу, — продолжал Декок так, словно Том его ни о чем и не спрашивал, — и договорились о встрече. Она пришла?

Том болезненно поморщился.

— Вы подозреваете меня в убийстве, — горестно сказал он. — Думаете, я сделал это потому, что она расторгла нашу помолвку? — Он покачал головой. — Я ее не убивал и вчера с ней не встречался.

Декок слегка притопнул ногой.

— Послушайте, так мы ни к чему не придем, — устало сказал он и вдруг громко скомандовал: — Руки по швам! Встать по стойке смирно и вытащить все из карманов!

— Зачем?

— Затем, что я так приказываю!

Вайк нехотя подчинился и, медленно опустошив карманы, выложил свои вещи на стол перед инспектором: расческу, носовой платок, маленькую записную книжку, мелочь…

— Это все?

— Все.

Декок осуждающе посмотрел на него.

— Том, — вкрадчиво произнес он, — ты ведь не хочешь, чтобы тебя обыскивали, верно? Особенно чтобы тебя обыскал я? Потому что я знаю , что это у тебя с собой. По крайней мере, у Эллен вчера вечером мы нашли то же.

— Не понимаю, о чем вы говорите! — Это была жалкая, слабая попытка.

Декок потер ладони.

— Что ж, ты сам напросился, — тихо сказал он и сделал вид, что собирается встать.

Еще пару секунд молодой человек молча смотрел на инспектора, а затем, сунув руку в нагрудный карман рубашки, бросил на стол кольцо. Декок поймал его на лету и вслух прочитал гравировку: «Том, 1 мая, 19..».

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий