Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Денег нет, но ты держись!
Глава 5. Маленькая ночная… ой, не надо!

Ближе к делу, ближе к телу!

Телохранители Арианона

Я проснулась среди ночи почти в кромешной темноте от того, что по мне ползет что-то волосатое. Я сглотнула, вспоминая все страшилки и ужастики, которые мне удавалось посмотреть в качестве, далеком от fullhd, на стареньком ноутбуке. Осторожно приподняла простыню, и моему взору предстала рука, которая недвусмысленно намекала о том, что меня ждет незапланированная ночь любви. Я точно уверена, что проснулась, но похотливая конечность не исчезла. Если есть конечность, значит, есть и обладатель со всеми остальными горящими от страсти органами… Осторожно повернувшись в сторону обладателя этой лапищи, я закричала, увидев какого-то незнакомого, пушистого, как йети, к тому же голого мужика. Он был невысокого роста, даже ниже меня, круглый, как колобок, и мохнатый, как примат. Природа, судя по всему, вспомнила пару веселых анекдотов про любвеобильность лысых мужчин, когда создавала этот экземпляр. Волосы были у него везде, кроме головы. На голове красовалась блестящая залысина. Мачо, одним словом.

– Пошел вон отсюда! – возмутилась я, прикрываясь одеялом и вскакивая с кровати. – Ты кто такой и что ты тут делаешь?

– Ты что? Забыла меня, принцесса? – спросил обескураженный мужик, почесывая шерсть на груди. – Или мы снова играем в игры, где ты бедная несчастная принцесса, а я – ночной грабитель? Или сегодня я буду злым убийцей, а ты – несчастной жертвой?

– Нет! Мы сегодня будем играть в игру «Я тебя не знаю, и ты меня не знаешь!», – прошипела я, понимая, что незнакомый мужик в твоей постели – это очень плохая примета, особенно для принцессы, которой еще замуж выходить. «О времена, о нравы!» – сказал бы классик, глядя на эту отнюдь не забавную картинку.

Горе-любовник оказался очень настойчивым! Он попытался схватить меня за руку и стянуть с меня одеяло. Нет! Сегодня стриптиза не будет! А если и хотите увидеть обнаженную часть тела, то будьте так любезны внести очень крупную сумму в кассу, тьфу ты, в казну. И тогда я покажу фотосессию в купальнике. Ни о какой обнаженке речи быть не может! Закутавшись в одеяло, как солдат отступающей французской армии в 1812 году, я пыталась отбиться от неведомого мне ловеласа. Судя по всему, предыдущая принцесса была очень плохой девочкой, поэтому ночные визиты здесь явно не редкость.

– Ну же, не упрямься! – шептал горе-любовник, делая шаг в мою сторону. – Покажи мне свое прелестное тело!

– Тело – не могу, а вот часть – могу! – прошипела я, высовывая руку со скрученным кукишем. – Удовлетворен? Получил удовольствие? Вот и проваливай отсюда!

И тут я услышала, что кто-то идет по коридору. Причем не просто идет, а крадется! Дверь в мою комнату скрипнула, прямо как в сказке, и на пороге появился еще один мужик, который начал медленно стягивать с себя одежду. Белобрысый, худой, как швабра, с тонкими длинными ногами, похожий на цаплю, любовник, обнажив свою чахлую грудку, где можно было пересчитать все ребра, и впалый живот, прилипший к позвоночнику. Таких не берут в космонавты…

– Ты меня хочешь? – томным голосом поинтересовался он, глядя на мои полные жалости глаза. Для убедительности он сделал пару круговых движений бедрами. Заодно прохрустелся.

– Хочу. Накормить… – вякнула я, недоумевая, что предыдущая принцесса нашла в этом чахлике. Ему только Кощея играть в Театре юного зрителя. Хотя о вкусах не спорят… А может, он больной? Тогда еще раз «фу»!

– Рой! – воскликнул тот, который пришел раньше. – Ты ли это?

– Бернар! Какая встреча! Мне кажется, ты перепутал расписание! Сегодня мой день! – заорал вновь прибывший.

– Сегодня нечетное число, а значит – мой день! – возмутился тот, кого звали Бернар, прикрываясь подушкой. – Мы с тобой как договаривались? По нечетным числам я первый…

У них тут что? Очередность ночей на неделе расписана? Караул!

– Сколько лет, сколько зим! Мы с тобой в одном замке живем, а видимся только здесь! Ты, я смотрю, поправился! – заявил Рой, радостно тыкая пальцем в висящее брюшко своего приятеля.

– Женился я, дочку месяц назад жена родила! А ты как там? Как твои двойняшки? – спросил Бернар, почесав подбородок. – Уже разговаривают?

– Еще как! Лопочут так, что не успокоишь! Все в женушку. У нее рот не закрывается, а еще эти сидят, или икают, или болтают! – отозвался Рой, заворачиваясь в простыню. – Правда, Руа приболела немного. Теперь переживаю, чтобы Рию не заразила! Как у тебя с жалованьем? Исправно платят? Или как обычно?

– А с чего платить-то? Казна пустая! Едва-едва концы с концами сводим. Жена теперь сына хочет! А я не знаю, как двух баб в будущем содержать. Платья, ленты, туфельки – это же ого-го сколько стоит! – вздохнул Бернар, присаживаясь на уголок кровати. Судя по его сосредоточенному лицу, бедняга уже представил себя кошельком на ножках, из которого прекрасная половина семьи ловко вытягивает денежку.

– А потом всякие проходимцы будут за дочкой увиваться! Ты ее в строгости воспитывай! Девушка не должна спать с кем попало. Они так быстро растут, что чихнуть не успеешь, а тут уже толпа из женихов нарисовалась! Так ладно, если бы честно жениться! Все под юбку залезть мечтают! – поделился своими соображениями относительно методики воспитания девочек Кощей.

– Кхе-кхе… – осторожно прокашлялась я, чтобы обратить на себя внимание. Разговор двух примерных семьянинов выглядел бы совсем умильно, если бы они не были голыми и не находились в моей спальне. –  А можете обсудить последние новости где-нибудь в другом месте и в одетом виде? – улыбнулась я, показывая на дверь. Спорить с двумя взрослыми мужиками ночью у меня не было ни малейшего желания.

– А как же любовь? – поинтересовался Рой, глубоко вздыхая.

– Жену любить надо! – сказала я, проходя к двери и приоткрывая ее. – С вещами на выход, будьте так любезны! Завтра тоже можете не приходить.

– Хм… Так бы и сказала, что у тебя «эти» начались! – возмутился Бернар, натягивая на волосатое тело рубаху.

– Да нет у меня хм… «этих»… Точнее, я хотела сказать, что дело не в «этих»… Я просто хочу спать одна. Передайте остальным, кого увидите, если таковые есть, чтобы они не рассчитывали на любезность с моей стороны при ночных визитах. Всего хорошего! Женам привет, деткам тоже, – сказала я, осторожно выпихивая незадачливых любовников в коридор. С вещами на выход!

– То есть телохранители вам не нужны? – уточнил Рой, натягивая задом наперед рубаху. Штаны он все еще сжимал в руках.

– Так вы телохранители? – удивилась я, глядя на этих молодчиков. Ох, рано встает охрана! А некоторые, судя по всему, даже не ложатся! Целый комплекс эскорт-услуг!

– Ну да! – почти хором ответили мне представители самой рискованной в мире профессии.

Хм… Я даже не знаю, что и ответить. Хорошая работа, ничего не сказать. Совмещают приятное с полезным. А жене суровым голосом говорят: «Дорогая, я пошел на смену! Мой долг защитить принцессу любой ценой!» И твердой поступью настоящего героя удаляются в мои покои. Может быть, они по совместительству грелкой подрабатывают?

– А где ваше оружие? – поинтересовалась я из чистого любопытства, не заметив при них ничего колющего и режущего. – Вдруг на меня нападут убийцы?

– Наше главное оружие – честь и достоинство! – отрапортовал Бернар, приложив свернутую комочком рубаху к своей волосатой груди. О! Я вижу! Вооружен до зубов и очень опасен! Не знаю, как насчет чести, но с таким достоинством я бы не рискнула вступать в схватку. «Уронили секьюрити на пол, оторвали честь и достоинство! Все равно его не брошу, потому, что он – настоящий профессионал! Пам-пам-пам трутутуду… Энио Морриконе плачет в сторонке, украдкой вытирая слезы партитурой Chimai, – промелькнуло у меня в голове, но никакого сходства с мордоворотами из охраны ВИП-персон или ловкими агентами с именами, похожими на телефонные коды городов, я не обнаружила. Просто Тарапунька и Штепсель средневекового розлива. Вся надежда на то, что убийца умрет от смеха или, пока их будут бить, я успею убежать.

– Мы храним верность короне! – поддакнул Рой, прикрывая рукой свой арсенал и прикладывая вторую руку со штанами к сердцу. Наверное, в телохранители выбирают особенных людей, у кого сердце с правой стороны.

– Это замечательно! Королевству нужны такие люди, как вы! – согласилась я, вспоминая, что обычно говорят в фильмах, когда герои начинают признаваться в пылкой любви к Родине.

Настоящие рыцари! Просто д’Артаньяны! Может, послать их куда-нибудь? За подвесками, например! Черт, у меня даже подвесок нет, чтобы их подарить кому-нибудь очень страшному и опасному, а потом всех посылать за ними. Вроде бы и послала, но при этом не оскорбила. Романтичный посыл, достойный настоящей принцессы.

– А все охраняемые с вами натурой расплачивались? – Мне как-то неловко говорить на такие темы с незнакомыми мужчинами, которые уверены в том, что я с ними спала, но этот нюанс хотелось бы прояснить. На будущее.

– Не все. Только вы, принцесса! При покойном короле одно время мы работали за еду! – фыркнул Рой, вспоминая те суровые времена. Вот теперь понятно. Кто мало охраняет, тот плохо кушает.

– А брата моего вы тоже охраняли? – спросила я, вспоминая обстоятельства смерти ударенного головой монарха.

– Да! – хором ответили доблестные охранники тел государственной важности. – Мы вдвоем охраняли вашего покойного брата! Мы неотступно следовали за ним по пятам! Стерегли его и охраняли днем и ночью!

– Но его все-таки отравили! – философски заметила я, понимая, что столь квалифицированные кадры просто не могли допустить такой оплошности.

– Это было не в мою смену! – хором заорали охранники, переглядываясь.

– Охрана мне не нужна. Спасибо. Всего хорошего! У меня и так – любовный дефолт! Я желаю вам спокойной ночи, – зевнула я и помахала конечностью, которая была обещана сразу восьмидесяти четырем кандидатам. Или восьмидесяти шести… Какая разница? Все равно такое количество женихов я физически не осилю.

– Пойдёмте, cэр Бернар, – вздохнул чахлик, понимая, что «любовь» сегодня им не светит. – Жаль, я пропустил тот момент, когда покойный король посвятил вас в рыцари! В тот момент я гостил у тетушки и узнал об этом случайно, когда конюх проговорился! Я даже поздравить толком-то не успел!

– Не переживай, Рой, – похлопал колобок по плечу своего друга. – Может быть, и тебя в недалеком будущем за верную службу ждет такая же честь! И скоро к фамилии Твеллер прибавится приставка «сэр».

Сэр Бернар и Рой Твеллер удалились, оставив меня наедине с моей буйной фантазией, которая не имела ничего общего с эротическими грезами. «Ну, хоть не борзые!» – подумала я, прикрывая за ними дверь.

Шаги мужественных телохранителей все еще были слышны в коридоре, точно так же, как и приглушенные разговоры. Из чистого любопытства я прислушалась.

– Ты сам слышал! Дефолт у нее! Слава богу, что она сказала нам заранее! Не хватало, чтобы я жену заразил дефолтом!

Резко отпрянув от двери, я сразу поняла, в следующий раз нужно внимательней следить за языком. Далось им это слово «дефолт». Может быть, догнать их и объяснить, что слово «дефолт» означает полную невозможность рассчитаться по своим долговым обязательствам, а не новое венерическое заболевание? Хотя нет. Я еще за мужиками не бегала, чтобы ночью проводить ликбез по экономике.

Осмотрев дверь, я сразу прикинула, что неплохо было бы повесить изнутри амбарный замок и врезать глазок. А лучше – цепочку! А еще пора бы обзавестись дегустатором и хорошим телохранителем. И спать с кинжалом под подушкой. Мало ли что? Времена тревожные, обстановка мрачная, нервы на пределе. Я сразу с грустью представила себе дверь «шефа» из «Бриллиантовой руки» со всеми цепочками, затворами, засовами, щеколдами… Не хватает только гранаты на растяжке и системы видеонаблюдения. С электричеством здесь туго, поэтому придется ограничиться глазком и настороженным «Кто там?» для идентификации личности.

Ладно, попробую уснуть, а завтра заняться этим вопросом вплотную. Но с открытой дверью по принципу «заходи, кто хочет!» мне не спалось. Закутавшись в одеяло, я подошла к двери, чтобы прикинуть, в какую сторону она открывается. Вовнутрь. Конечно, что я хотела от бригады Равшана и Джумшута, возводившей этот оплот монархии? Но на этот раз это очень кстати. Притащив тяжелый стул, я подперла ручку. Все, теперь на бочок и баиньки!

Время шло, все овцы были пересчитаны, вся таблица умножения восстановлена в памяти, а сон как рукой сняло. Стоило мне впасть в дремоту, как краем уха я уловила подозрительный шорох в комнате. Для мышки как-то громковато… Напряженно вслушиваясь в тишину, стараясь не выдать себя, я мысленно сосчитала до десяти, чтобы успокоить усиленное сердцебиение и сбившееся от испуга дыхание. Кому не спится в ночь глухую? У меня тут не комната, а проходной двор. Судя по тому, что повеяло холодом, окно было открытым, а судя по звукам, кто-то что-то искал. Шуршание ящиками трюмо, шорох занавесок, тихие шаги и снова шуршание. Ладно, была не была!

– Все уже украдено до вас… – грустным голосом сказала я, съёжившись в комочек от собственной наглости.

– То-то я думаю, что ничего нет… – сипло ответил некто, с легкой ноткой разочарования, хлопая оконной створкой.

Господи! Да это просто измывательство какое-то! Бронированная дверь, металлические решетки на окнах, бультерьер в каждом углу и часовые по периметру! Без компромиссов! Мне пришлось встать и закрыть окно, потому как сильно поддувало. Не спасало даже толстое и колючее одеяло, в которое я завернулась, словно в кокон, чтобы утром выпорхнуть из него вялой бабочкой. Время шло, а сон все никак не хотел возвращаться, обидевшись на меня за то, что я согласилась на такую авантюру. Я встала и подошла к окну. Любопытства ради я проверила, как оно открывается. Открывалась только одна створка, другая была заколочена наглухо. Оторвав шнурок от объеденных молью занавесок, я примотала ручки створок друг к другу и попыталась завязать добротный узел. Если бы шелковый шнурок связывался так же намертво, как и наушники в кармане, то можно было бы спать спокойно. После пары минут мучений я полюбовалась огромным, как елочная шишка, гордиевым узлом. И так сойдет!

Доковыляв до кровати, я снова уткнулась лицом в подушку. Проспав еще немного, я снова услышала шорохи.

Не скрип двери, не звон стекла в оконной раме. Где-то рядом с кроватью, но с другой стороны, я услышала мягкие шаги. Глаз мой дергался. Перевернувшись в постели, словно во сне, я приоткрыла глаза, чтобы узнать, что происходит. Мой маневр не смутил ночного гостя. Раздался глухой щелчок в районе стены. В полумраке я увидела силуэт, который медленно достал что-то из-за пазухи. В лунном свете блеснуло лезвие. От ужаса я просто не могла пошевелиться. Все тело словно оцепенело. Наверное, нужно кричать, бежать, прятаться, но было так страшно, что я просто обмякла и с трепетом ждала своей незавидной участи. Может быть, зря я отпустила телохранителей? Постелила бы им на полу, пускай бы спали… Убийца, а это был именно он, я уверена, медленно сделал шаг в мою сторону. И тут появился второй силуэт, вставший позади убийцы. Раздался странный звук, похожий на «швырк», а потом тихое бульканье. Первый силуэт обмяк, но не упал, а как бы полуприсел. Следом за этим театром теней последовал звон железяки, падающей на каменные плиты пола. Я закрыла глаза, стараясь не думать о том, что это было. Последнее, что я слышала, так это шорох тела, которое волокут по полу, глухой щелчок, а потом второй, словно эхо. И все стихло. Только через минуту мне удалось проглотить комок в горле. Я человек отходчивый, но отходить на тот свет раньше времени мне не хотелось! Выждав немного, я тихонько встала с кровати, подошла к тому месту, где только что развернулась сцена, достойная как минимум «Оскара», как максимум – парочки томов уголовного дела. Пошарив рукой по полу, я наткнулась пальцами на кинжал. Это был даже не кинжал, а скорее этот… как его… стилет. Подойдя к зеркалу с оружием в руках, я почувствовала себя если не Зеной, королевой воинов, то по крайней мере вооруженным до зубов хоббитом. Сжимая рукоять стилета под подушкой, я снова попыталась уснуть. И как ни странно, уснула.

Вставать утром не хотелось, хоть убей. Рука со стилетом затекла настолько, что я с трудом разжала пальцы, которые вообще не чувствовала. На улице было серо и мрачно, по давно немытым стеклам со стороны улицы стекали мелкие капельки дождя. Дотянувшись до колокольчика, я позвонила в него несколько раз. Теперь можно еще полчаса спать, пока служанка неспешно и лениво дойдет до моих покоев, проклиная тот день, когда ее назначили ответственной за гардероб и прическу принцессы. Девушка была пунктуальная, как и в прошлый раз. О том, что она пришла, я узнала из-за попыток открыть дверь, которую подпирал деревянный стул. Вскочив, как будто я опоздала на работу, я оттащила стул от двери. Зевая и потягиваясь, служанка нелюбезно поинтересовалась, что мне в такую рань надо!

– А не могли бы вы принести другое платье? – поинтересовалась я, протягивая вчерашнее голубое, пахнущее так, словно я в нем не прием проводила, а бежала марафон.

– Другого нет. Есть только это, – лениво ответила мне служанка, разводя руками. Мне вспомнилась реклама антиперспиранта, где улыбчивая красавица мажет шариком свои гладкие подмышки, намекая на то, что все вокруг вонючки, а она одна – чистюля. В этот момент я почувствовала, что настроение, которое у меня и так застыло на отметке «ноль», поползло в сторону минус бесконечности.

Это как так получается? У принцессы всего одно платье? Даже у меня, далекой от кутюр, регулярного шопинга и прочих прелестей жизни среднего класса, в шкафу всегда была сменная одежда! Это – катастрофа! Мне буквально нечего надеть! Не в джинсах же и свитере эпатировать средневековую публику?

– А вообще есть какое-нибудь чистое платье? Пусть даже без всяких побрякушек… – поинтересовалась я.

– Я посмотрю… – зевнула служанка и удалилась. Не было ее почти полчаса. За это время я успела составить приблизительный план действий на будущее. Сначала нужно узнать, есть ли здесь кабинет министров или что-то в этом духе, уточнить у них, сколько человек проживает в королевстве. И надо бы как-нибудь поизящнее решить проблему с толпой потенциальных женихов. Если насчет пополнения казны у меня были кое-какие соображения, то насчет «женихов» я ничего придумать не могла.

Платье мне принесли. Обычное, штопанное со всех сторон, но более-менее чистое. Судя по всему, с чужого плеча. А я-то думала, что, став принцессой, мне удастся избавиться от секонд-хенда. Надев платье, расчесав волосы и завязав их тесемочкой, которую пришлось оторвать от шторки, я посмотрела на себя в зеркало. «Во всех ты, душенька, нарядах хороша!» – утешала я себя, глядя на мешки под глазами. В таком бы виде меня даже в маршрутку не пустили бы. А вот если бы в мешках под глазами хранились деньги, то я бы в два счета рассчиталась по всем долгам.

В дверях возник старый слуга, сообщив, что меня ждут в зале для совещаний. Они хотят обсудить политику королевства. Вот и первая хорошая новость! Я радостно отправилась вслед за стариком, чье имя мне никак не удавалось выведать, а спрашивать было как-то неловко.

Открыв тяжелые дубовые двери с рисунками и вензелями, я увидела овальный стол, за которым собрались советники, министры и прочие, судя по одежде и украшениям, олигархи. Одно место было свободно. Я присела за стол. На столешнице были присохшие пятна, крошки, а из-под себя я достала куриную косточку. Знакомых лиц не было. Хотя нет, вон там сидит Демон с таким выражением лица, с каким сидят некоторые члены жюри на программе поиска новых талантов. Судя по взглядам, меня впору причислить к лику святых. Мучениц. Все переговаривались, кто-то громко смеялся, повторяя: «И нижнее белье? Вот умора! До сих пор не могу поверить!»

– Извините, – робко сказала я, пытаясь привлечь к себе внимание. Вы думаете, что меня прямо все извинили и сразу же приумолкли? Ничего подобного. Я решила подождать, когда все угомонятся и притихнут, но, судя по всему, ждать можно целую вечность, а у меня на повестке дня несколько важных вопросов, которые мне не терпелось обсудить с власть имущими.

– По-моему, принцесса решила нам что-то сказать, – с самодовольной ухмылкой заметил Демон. – Ее лицо приняло такое сосредоточенное выражение, так несвойственное юным девушкам, что я просто сгораю от нетерпения.

Все с интересом стали смотреть на мое «сосредоточенное выражение». Дождавшись, когда воцарится почти полная тишина, я тихо произнесла:

– Спасибо! Надеюсь, я могу начинать? Насколько меня проинформировали, в королевстве есть одна большая проблема, которую нужно решить в течение месяца… Я имею в виду сумму дани, которую нужно заплатить Полярном Лису. И для того чтобы выплатить эту колоссальную, по нашим меркам, сумму, нам нужно ее собрать… – начала я. С каждым словом мой голос звучал все уверенней и громче.

– Не нам, а вам! – отозвался какой-то бородач в пурпурном камзоле и с массивной золотой цепью, которая лежала почти горизонтально на огромном животе. Я проигнорировала это замечание и продолжила свою вступительную речь.

– Сумма действительно немаленькая. Но из-за нее под угрозой жизни наших с вами сограждан! Мы должны решить эту проблему в кратчайшие сроки. И я думаю, что стоит начать с налогов! Именно налоги, которыми мы облагаем наших граждан, могут стать основной составляющей при формировании нашего бюджета! – загнула я, чувствуя, что конференции в университете, куда меня регулярно посылали, не прошли бесследно.

– Не нашего, а вашего! С нашими бюджетами все в порядке! – снова перебил меня бородач.

– Я так понимаю, что здесь собрались люди, заинтересованные в судьбе Арианона, поэтому я предлагаю обсудить эту проблему. Ведь именно совместными усилиями нам удастся найти решение нашей проблемы! – закончила свое вступление я, обводя взглядом присутствующих, явно избегая смотреть на Демона.

– Не нашей, а вашей, – снова вставил свои пять копеек бородач.

– Нет, именно нашей! – громко сказала я, но тут же почувствовала, что спорить с теми, у кого больше прав, рискованно. – А теперь перейдем к делу! Какова численность жителей в Арианоне? Кто может ответить на этот вопрос?

Осталось только включить юлу и поставить музыку из телепередачи «Что? Где? Когда?».

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий