Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дураки умирают по пятницам
Глава 4

Я залез в свою колымагу и медленно поехал вниз по Атвелл-авеню. На первом перекрестке я подъехал к обочине и принялся осматривать улицу через зеркальце заднего обзора.

Заметив, что вниз по улице несется машина с большой скоростью, я поехал дальше.

Машина, казалось, хотела обогнать меня, но я услышал визг покрышек и вслед за этим гудок.

Я повернулся, стараясь придать своему лицу удивленное выражение.

За рулем «Шевроле» сидела Шарлотта Хенфорд. У нее все еще было свирепое лицо. Она остановила машину прямо рядом с моей, вышла и двинулась ко мне, громко стуча каблучками.

– Привет! – воскликнул я. – Куда это вы собрались?

Она сказала:

– Я едва выдержала все это. Что за идиотизм с вашей стороны! И чего вы хотите достичь вашим дурацким маскарадом?

– Вы ведь поручили нашей фирме предотвратить отравление Джеральда Баллвина, так?

– Конечно… Это, и только это было целью моего визита. Но что за безумие с вашей стороны прийти в дом и разыграть спектакль с пастой и фотографированием? Что вы будете делать, если…

– Возьму и сделаю фотографию, – сказал я.

– Вам обязательно нужно было влезть во все, узнать, кто я такая… И теперь все дело испорчено.

– Почему вы считаете, что дело испорчено, если я установил, кто вы есть на самом деле?

– Потому что я не хочу иметь ничего общего с этой историей!

Я вынул из кармана пачку сигарет и протянул ей через окошечко:

– Хотите?

– Нет!

Я сказал:

– Не советую вам оставаться на тротуаре. Люди могут подумать, что вы заигрываете со мной. Я бы советовал вам сесть в машину и рассказать что к чему.

Я распахнул дверцу. Мгновение девушка медлила, потом села рядом со мной.

– Красивенькие ножки, – заметил я.

Она сердито посмотрела на меня.

– Что касается вашей персоны, то я понял, что вы не Беатрис Баллвин с того момента, когда увидел инициалы на портсигаре. Вот так-то, Шарлотта!

– Для вас я все еще мисс Хенфорд, – отпарировала она.

– А что касается того, что вы нам поручили – я имею в виду отравление Джеральда Баллвина, – то я думаю, что уже сделал многое в этом направлении.

– Рада слышать.

– Самое главное, Шарлотта, заключается в том…

– Мисс Хенфорд! – фыркнула она.

– …заключается в том, что вы хотели обвести нас вокруг пальца. Вы полагали, что действуете очень умно, когда сказали нам, что вас зовут Беатрис Баллвин. Вы считали, что мы никогда не узнаем, кто вы есть на самом деле. Должно быть, вы нас считаете чересчур наивными.

– Считала! – воскликнула она. – Я и сейчас считаю вас наивными, если не глупыми.

– Давайте лучше рассмотрим все это дело спокойно. Давайте, например, предположим, что Дафна Баллвин собирается подмешать своему супругу битое стекло. Вы своевременно приходите к нам и даете поручение воспрепятствовать этому преступлению. Как же мы должны поступить в этом случае? Не можем же мы стоять постоянно у его стола с ситом! Или спрятаться в шкаф и ждать, когда Джеральд Баллвин начнет свою трапезу. А потом выскочить из шкафа, в парике, с наклеенными усами и так далее, и выкрикнуть: «Минутку, Джеральд, мой мальчик, мне кажется, что вы собираетесь заглотить кусочек оконного стекла!»

– Вы еще и шутить изволите?

– Я просто пытаюсь обрисовать вам наше положение.

Она сказала:

– Меня не интересует, как вы всего этого добьетесь. А если бы я сама это знала, то не стала бы тратить свои деньги, заработанные с таким трудом.

– Сколько вы зарабатываете?

– Это вас не касается!

– Вы уверены, что речь идет о ваших собственных деньгах, заработанных, как вы сказали, с таким трудом? Может быть, эти деньги заработал кто-то другой?

– Что вы имеете в виду?

– Я просто спрашиваю.

– Может быть, вы не будете спрашивать о том, что вас не касается, а для разнообразия займетесь своими делами?

– Я полагаю, что деньги действительно заработаны с трудом, – продолжил я. – Видимо, нелегко служить у Дафны Баллвин.

– Она…

– Ну-ну, продолжайте!

– Не буду.

– Для девушки, которая вынуждена сама зарабатывать себе на хлеб, сумма, которую вы нам дали, представляет целое состояние. Сколько вы зарабатываете, Шарлотта?

– Это вас не касается.

Я заметил:

– Двести пятьдесят долларов – это огромные деньги для секретарши, и вы их выкидываете только для того, чтобы не отравили супруга вашей хозяйки.

– Куда вы клоните?

– Я никуда не клоню, Шарлотта. Я просто высказываю отдельные мысли.

– Вам лучше придержать свои мысли при себе.

Я затянулся сигаретой.

– Продолжайте, – сказала она.

– Прошу прощения, Шарлотта, не вмешивайтесь в наши действия, даже если они покажутся вам неразумными. Практически вы нас поставили перед задачей, которая невыполнима. Вы хотите, чтобы я воспрепятствовал Дафне Баллвин подмешать яд в пищу своему мужу. Но ведь это невозможно сделать. Нельзя же стоять за его стулом и пробовать каждый кусок, который он собирается положить в рот. Не последуете вы и за его женой в кухню, чтобы проверить, не подсыпает ли она цианистый калий. Мы должны найти другой путь.

– А почему вы этого не сделали до сих пор?

– Я это сделал.

– Опять шутите.

– Нет, Шарлотта, действительно я это сделал. Такая женщина, как Дафна, всегда гордится своим внешним видом, своим общественным положением, своим шармом и…

– Этим вы не сообщаете мне ничего нового, – гневно перебила она меня.

– Поэтому я отправился к ней и предложил ей поместить ее фотографию в крупных иллюстрированных журналах. Я даже не сказал ей, какого размера будет фотография и подпись к ней. А ее глаза уже засверкали, и мысленно она уже видела себя на всю страницу. А доконал я ее, когда причислил к «молодому поколению».

– О боже мой! – воскликнула Шарлотта с наигранным удивлением, и голос ее кипел сарказмом. – Какая у вас светлая головка, мистер Лэм!

– Как бы то ни было, но она попалась на эту удочку, – продолжал я. – А поскольку она попалась, то возникла совершенно новая ситуация. Ее-то она и стала прикидывать, что было легко заметить.

– Да? И в чем же заключается эта новая ситуация?

– Во-первых, ей очень захотелось, чтобы мой план претворился в жизнь. Она хочет видеть свое фото в больших иллюстрированных журналах и быть причисленной к «молодому поколению».

– Почему бы ей этого не хотеть? И к тому же не стоит больших трудов заставить ее клюнуть на такую приманку.

Я с улыбкой посмотрел на Шарлотту и ответил:

– Конечно, нет, тут вы правы. Смысл этой операции совершенно в другом.

– В чем же?

– А дело в том, что тщеславная женщина, имеющая шансы поместить свои фотографии в журналах, не захочет, чтобы с ее супругом случилось несчастье.

– Почему?

– Потому что женщине, которая готовится стать фотомоделью, совершенно не с руки, если с мужем что-нибудь случится. Например, если он умрет, придется носить траур, а вовсе не потчевать от имени «молодого поколения» своих именитых гостей анчоусной пастой.

Шарлотта помолчала какое-то время и задумалась.

Я немного повернулся и бросил взгляд в зеркальце заднего обзора. Позади нас появилась машина, которая ехала довольно быстро.

– Я должен был так действовать, Шарлотта. Просто вынужден был…

– Помолчите, я думаю.

Я замолчал, предоставив ее самой себе. Она повернулась ко мне как раз в тот момент, когда машина быстро проехала мимо нас. Я заметил, что у девушки от страха перехватило дыхание.

В большом «Паккарде» сидела Дафна Баллвин, а машину вел Вильмонт Мервилл.

– О боже ты мой! – в страхе выдавила Шарлотта. – Как вы думаете, они нас заметили?

– Миссис Баллвин как раз сидела лицом к нам, – ответил я. – Но я не увидел никаких признаков, что она нас узнала.

– Это еще ничего не значит, – ответила Шарлотта. – Она хитрая. О, почему я не подумала о такой возможности. С моей стороны это была большая глупость – говорить с вами прямо на улице в нескольких кварталах от ее дома.

Мимо нас проехал детектив, которого я нанял, чтобы следить за миссис Баллвин. Он ни у кого не вызвал подозрений. Если он меня и узнал, то ничем не показал это и таким образом продемонстрировал свои профессиональные качества.

Я проводил глазами обе машины, пока они не исчезли из виду. На Атвелл-авеню движение было небольшое, и поэтому моему человеку было нелегко выполнять поручение, не бросаясь в глаза.

Шарлотта Хенфорд тоже посмотрела вслед обеим машинам. Потом ее озарило.

– Вы поручили следить за миссис Баллвин? – спросила она.

– Конечно. А почему бы и нет?

– Что вы от этого выигрываете?

– Мне хотелось бы узнать, кто ее любовник.

– У нее нет любовника.

– Не будьте такой наивной, Шарлотта. Женщина никогда не будет подмешивать яд в пищу своему мужу, если у нее нет любовника.

– Но я вам говорю, что у нее его нет.

– А я говорю, что есть.

– Я знаю ее лучше, чем вы.

– Тогда к чему вся эта история с отравлением? Или она рассчитывает на страховку?

– Я… я не знаю.

– Они что, не ладят друг с другом?

– Все так же, как и в других семьях. Происходят маленькие стычки, действуют друг другу на нервы, а потом оба пытаются взять себя в руки. Тем не менее меня не покидает чувство, что в доме существует какая-то напряженность. Создается впечатление, что Джеральд бывает рад, когда ему представляется возможность уйти из дому.

– Кто его любовница?

– У него ее нет.

– Немного мне удается вытянуть из вас, Шарлотта. Дафна собирается отравить мужа. Супруги ненавидят друг друга, и у них происходят ссоры. Она выжидает момент, чтобы убрать мужа с пути. И для этого нет никаких оснований, кроме тех, что она терпеть его не может. Никем другим она не интересуется. С другой стороны, Джеральд – симпатичный мужчина с красивыми, волнистыми волосами и бакенбардами, как это модно сейчас в Голливуде. Его секретарша предпочитает носить короткую юбку и пуловер, которые…

– Хватит! – воскликнула Шарлотта. – Вы считаете, что между ними что-то есть? Вообще-то это не исключено.

Я сидел и поглядывал на нее.

– Ну как? – спросила она.

– Сейчас вы немного перегнули.

– Что я перегнула?

– Сперва удивление, а потом словно озарение. Хорошо было сыграно… чересчур хорошо.

Она недоуменно посмотрела мне в глаза, а потом ее взгляд смягчился, и она рассмеялась.

– В чем дело? – спросил я.

– Вы победили, Дональд, – сказала она. – Я думала, что смогу отвлечь вас от этого озарения. Речь действительно идет об Этель Ворли. Только я не уверена, знает ли об этом Дафна Баллвин.

– Это уже немного лучше. И советую вам приберечь свои артистические способности, пока вас не пригласят в Голливуд на пробы.

– Теперь бы я закурила, – сказала она.

Я дал ей сигарету и поднес зажигалку. Она затянулась и быстрым ловким движением переменила позу, подтянув под себя ноги.

– Красивые ножки, – повторил я.

– Они что, не выходят у вас из головы? – сказала она, делая движение, словно собираясь натянуть юбку на колени.

– Продолжайте, – подбодрил ее я. – Вы как раз хотели рассказать мне о мисс Ворли.

– Я бы не хотела никому зла. Кроме того, я не знаю ничего определенного. Я только подозреваю.

– Что вы подозреваете?

– Мистер Баллвин очарован Этель Ворли. Другого слова не подберешь. И я думаю, он пытается ухаживать за ней. Дафна будто бы ни о чем не подозревает и никогда его не упрекает за отношения с Этель Ворли.

– Весьма разумно со стороны миссис Баллвин.

– В каком смысле?

– Она будет молчать, пока не получит веских доказательств. А потом вытянет из него последний цент. Бессовестные женщины часто так делают. Но сюда не укладывается история с отравлением. Я считаю Дафну Баллвин много умнее.

– Вы правы. Она бессовестная и умная.

– Как велико состояние?

– Точно не знаю, но сумма наверняка кругленькая. Два или три года назад, когда мистер Баллвин затеял одно дело, которое обещало большие прибыли, но в случае неудачи ставило его в весьма трудное положение, он почти все свое состояние перевел на имя Дафны. Мне кажется, что тогда же письменно было подтверждено, что этот перевод является чисто формальным и что он получит деньги назад, как только пожелает. Но…

– И он хочет получить эти деньги сейчас?

– Думаю, что да.

– А у нее нет собственного состояния?

– Она пытается получить какие-то гарантии.

– Я все еще не вижу никакой связи с ядом.

– Я вам рассказала все, что знаю.

– Я в этом убежден. А что с этим Вильмонтом?

– С шофером?

– И привратником.

– Милый юноша, больше ничего.

– Он ее друг?

– Почему вы так решили?

– Да или нет?

– Нет.

– Над ответом вы должны были подумать, не так ли?

– Нет.

– Он – любовник Дафны Баллвин?

– Не говорите глупостей.

– Как вы думаете, хотела бы она иметь его любовником?

– Да.

– Это уже звучит получше.

– Только не поймите меня неправильно, это лишь подозрения. Причем смутные.

– На это намекал вам Вильмонт?

– Отчасти.

– Хорошо. Я полагаю, что миссис Баллвин будет вести себя тихо, пока не закончится эта эпопея с фотографированием. Конечно, уверенности нет, только предположение, но это все, что я могу сделать в настоящее время. Если дойдет до фотографирования, я немного потяну время, и мы будем иметь возможность точнее узнать суть этого дела.

– Но на какой срок вы сможете все затянуть?

– Все зависит от обстоятельств и от того, насколько нам повезет. Может, на неделю, может, на две, а при удаче – и на месяц.

– Мне кажется, я в вас ошибалась. Вы довольно хитро действуете.

– Для меня это обычная работа. Рутина, как говорится. В ее собственном доме наблюдать за ней я не могу. Следовательно, мне нужно защелкнуть на ней психологические наручники и непременно заставить отказаться от своих преступных планов. А теперь я хотел бы узнать от вас какие-либо подробности относительно Карла Китли.

– Китли?

– Да. Расскажите мне, пожалуйста, все, что вы о нем знаете.

– Он брат Аниты Баллвин, первой жены мистера Баллвина. Она умерла около трех лет назад.

– Я полагаю, Джеральд выждал год, как это делается в таких случаях, прежде чем снова жениться?

– Мне кажется, только полгода.

– Ну а что вы скажете о Китли?

– Я мало о нем знаю. Мне говорили, что раньше он был удачливым бизнесменом. Но теперь он знать ничего не хочет, кроме бегов, и я предполагаю, что временами у него бывают запои. То у него много денег, а то сидит без гроша. Тогда он приходит к мистеру Баллвину и выкачивает из него денежки. Но никогда не приходит к нему домой, потому что Дафна его ненавидит.

– Он знает о Джеральде что-нибудь, что дискредитировало бы того?

– Точно сказать не могу. Но временами мне кажется, что да.

– И Джеральд всегда помогает ему?

– Думаю, что да.

– Этель Ворли тоже его ненавидит?

– По-видимому, так, но точно не знаю.

– Не очень-то вы много знаете.

– Просто вы слишком много хотите от меня узнать.

– Как относится Китли к Дафне?

– Он ненавидит ее.

– Почему?

Шарлотта хотела что-то ответить, но потом задумалась. Я ей помог:

– Вы хотите сказать, что Дафна уже кое-чего добилась, когда умерла Анита?

– Да.

– От чего умерла Анита Баллвин?

– Просто умерла – и все.

– Что было причиной смерти?

– Не знаю. Какие-то осложнения после сильного… Впрочем, не знаю.

– Это произошло внезапно?

– Да.

– Вы еще тогда не служили у миссис Баллвин?

– Нет. Я поступила всего полтора года назад.

– Аниту Баллвин отравили?

– Как вы можете утверждать такое?

– Утверждать? – переспросил я. – Я просто задал вопрос.

– Она умерла естественной смертью. У нее был врач, и среди прочих документов имеется свидетельство о смерти.

– Значит, Китли ненавидит Дафну?

– Думаю, что ненавидит. Он… Мне кажется, что его сестра знала о романе с Дафной. Может быть, Анита говорила об этом с мистером Китли.

– Если бы вы все это рассказали нам раньше, то сберегли бы нам много времени и трудов.

– Я боялась, что вы меня выдадите. Вы можете себе представить, что было бы, если бы кто-нибудь узнал, что я посетила вас?

– А племянница по имени Беатрис Баллвин действительно существует?

– Да.

– Что вы о ней скажете?

– Она человек искусства.

– Она знала, что вы собираетесь поручить это дело нам?

– Да. Я ей сказала, что на какое-то время воспользуюсь ее именем. Она хороший человек.

– А если бы я пошел к ней?

– А зачем это было делать? Она бы наверняка вас не приняла. Она в курсе всех дел.

Какое-то время я обдумывал все эти взаимосвязи.

– Послушайте, Шарлотта, мы не можем вечно сидеть на бочонке с порохом. Эта рекламная шумиха с фотографированием займет лишь какое-то время. А когда оно пройдет, с нас будет сорвана маска.

– Я знаю. Я только хотела… Ну, мне кажется, что ближайшие дни особенно критические.

– Когда вы приходили к нам, вы говорили о неделе.

Она кивнула.

– История с рекламой может продлиться дней десять, от силы две недели.

Девушка снова молча кивнула.

– Вы понимаете, что все это значит?

– Да.

– Вы считаете, что это случится на этой неделе?

– Точно сказать не могу.

– Ну хорошо. Садитесь в свою машину и дайте мне возможность продолжать работу.

– Я бы хотела извиниться перед вами.

– За что?

– Я думала, что вы испортили все дело. Я не имела ни малейшего понятия, как тщательно вы все взвесили.

– Ну а теперь все в порядке?

– Да, теперь я довольна, мистер Лэм. Благодарю вас.

Она протянула мне руку, вышла из машины и, улыбнувшись, быстрыми шагами направилась к своей машине.

Через минуту она тронулась с места.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий