Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Имитация Festive in Death
1

У греха много инструментов, но ложь – это рукоять, подходящая к любому орудию.

Оливер Уэнделл Холмс

На Рождество веселым будь –

Лишь раз в году оно к нам торит путь.

Томас Тассер

Ох уж эти мужчины, думала Сима. Никчемный народец. Отдубасить бы до смерти клюшкой для гольфа, да куда там!

Но это еще не значит, что девушка не имеет права на месть. И тут Сима была настроена очень решительно.

Кому-кому, а Трею Зиглеру явно не помешает хорошая взбучка. Этот мерзавец взял да и вышвырнул ее из квартиры, в которой они жили уже не первый месяц и на которую у Симы было столько же прав, сколько и у него.

Все семь с половиной недель их неофициального сожительства она честно выплачивала свою долю за жилье. Расходы на еду и выпивку тоже делились пополам. Уборка и вовсе лежала на ее плечах (ленивый ублюдок!), не говоря уже о покупках. Вдобавок за эти семь с половиной недель она отдала ему лучшие годы своей жизни!

Плюс секс.

Словом, после мучительных размышлений, обстоятельных переговоров с друзьями, двух десятиминутных медитаций и шести рюмок текилы Сима окончательно определилась, как, где и когда осуществит свое возмездие.

Насчет как договорились быстро. В дело пойдут все та же клюшка для гольфа, обширная подборка кашемировых носков и чесоточный порошок. Где? Ну, это понятно: в их крохотной квартирке над салоном пирсинга и тату в Вест-Виллидж.

Когда? А вот прямо сейчас!

Наверняка этот жлоб не удосужился сменить замки. Да и зачем? Он же не знает, что Сима сделала копию считывающей карточки и вручила ее на хранение подружке сразу после того, как они вселились в эту квартиру.

А если и сменил, ничего страшного. Подружка сказала, у ее знакомых есть знакомые, которые без труда справятся с такой проблемкой.

Конечно, Симе не очень-то хочется общаться с теми, чьи знакомые умеют проникать в чужие квартиры, но жажда мести сильней.

И вот, взяв для поддержки ту самую подружку, она направилась к дому, где провела семь с половиной недель семейной жизни. Добравшись до главного входа, Сима потянулась за карточкой.

Ее улыбка, и без того широкая от возлияний, стала еще шире, когда замок легонько щелкнул и дверь открылась.

– Я так и знала! Чтобы этот жлоб стал тратить лишние деньги на новый код – да ни за что!

– Погоди радоваться, – осадила ее подружка, – нам еще нужно пробраться в квартиру. Ты точно уверена, что его там нет?

– На все сто. За усердную работу начальница отправила его на семинар в Атлантик-Сити. Даровой номер в гостинице, даровая еда, плюс возможность покрасоваться на публике. Трей от такого никогда не откажется!

Сима направилась к обшарпанному лифту, на ходу стягивая перчатки.

– Нет уж, идем пешком. И не снимай перчаток. Ты что, забыла? Никаких отпечатков.

– Прости, и правда забыла. Для меня это первая попытка взлома, – нервно хихикнув, Сима зашагала к лестнице.

– Какой еще взлом? У тебя есть ключ от квартиры. Вдобавок ты за нее платила.

– Всего половину.

– Это Трей говорил, что половину. Ты хоть раз пыталась выяснить, какой была месячная плата?

– Нет, но я думала…

– Сима, пора уже тебе жить своим умом. Та сумма, которую ты отдавала за эту жалкую клетушку, наверняка покрывала всю ее стоимость.

– Я знаю, знаю.

– Поверь, ты почувствуешь себя куда лучше, после того как мы подпортим его носки. Не забыла наш план? Берем по носку из каждой пары и делаем по крохотной дырочке – так, чтобы они поехали. Пока ты возишься с кашемиром, я подсыплю чесоточный порошок в лосьон для бритья. Потом мы подменим клюшку для гольфа и свалим. Ничего больше не трогаем.

– Трей даже не поймет, что к чему! В гольф он отправится играть не раньше, чем кто-нибудь заплатит за него клубный взнос, а к тому времени он про меня и вовсе забудет. Ну а носки доведут его до белого каления!

– Он решит, что их испортили в химчистке. Так ему и надо. Парень, который отдает носки в химчистку, заслуживает кары.

– Точно. А как насчет чесоточного порошка? Жаль, я не услышу этих воплей! Наверняка решит, что у него аллергия. Так ему и надо, скотине!

– Так и надо, – ее подружка первой шагнула в коридор четвертого этажа. – Ну что, Сима, момент истины!

Сима остановилась, пытаясь перевести дыхание. Подъем на четвертый этаж в пальто, шапке и теплых сапогах – декабрь 2060 года выдался таким же студеным, как ее разбитое сердце, – не прошел даром. Сима взмокла и запыхалась.

Суеверно скрестив пальцы левой руки, правой она вытащила карточку и провела по замку.

Тот щелкнул и открылся.

Она торжествующе вскрикнула и тут же получила ощутимый удар локтем.

– Хочешь, чтобы на шум вышли соседи?

– Нет, но…

Не успела она закончить, как подружка пихнула ее в квартиру и плотно прикрыла за ними дверь.

– Включи свет, Сим.

– Момент, – она щелкнула выключателем. – Ну и бардак! Меня не было какую-то неделю, а он уже загадил всю квартиру. Только взгляни, – она шагнула в сторону кухни, – грязные тарелки, коробки из-под пиццы. Фу! Не удивлюсь, если найду тут тараканов.

– Да тебе-то что? Ты тут больше не живешь. Вот и пусть зарастает грязью, если ему так хочется.

– Ну, все-таки. А гостиная! Мало того, что одежду разбросал, еще и обувь! Ну-ка, ну-ка, – наклонившись, она подняла с пола красную туфельку на шпильке и кружевной лифчик в желтый горошек.

– Надо же, никогда не замечала за ним извращений.

– Он не извращенец!

– Я знаю, Сим. Это как раз то, о чем мы тебе говорили. Трей выставил тебя только потому, что начал охоту за новой юбкой. Согласись, он неплохо преуспел за эту неделю. Не смей реветь! – приказала она, взглянув на несчастное лицо подруги. – Держи себя в руках.

Дело прежде всего. Следуя этому девизу, она забрала у Симы лифчик и туфельку и бросила их на пол.

– Давай, берись за носки.

– Я его вроде как любила.

– Вроде как – это всего лишь вроде как. Он обращался с тобой, как с какой-то дешевкой. Тебе самой станет легче, как только ты ему отплатишь. Уж поверь мне.

Симин взгляд будто прилип к кружевному лифчику.

– Меня так и подмывает что-нибудь расколошматить.

– Только не это! Ты умная девочка и действовать будешь по-умному. Кошелек и тщеславие – вот слабые места Трея. Мы нанесем свой удар, а потом утешимся глоточком текилы.

– Одного глоточка будет мало.

– Ладно, что нам считать. Погуляем вволю.

Сима выпрямилась и кивнула. Сжимая для храбрости руку подруги, она направилась в спальню, которую столько времени делила со своим лживым, тщеславным и жадным дружком.

– Никаких тебе рождественских украшений! У него и правда холодное сердце.

Тут она попала в точку.

Трей Зиглер сидел на постели, привалившись спиной к подушке. Его каштановые волосы, которыми он так гордился, были заляпаны кровью. Глаза, некогда живые и зеленые, неподвижно смотрели в пространство.

Из загорелой груди торчал кухонный нож, пригвоздивший к телу Трея обрывок картонки. Надпись на картонке гласила:

Санта сказал, что ты плохой мальчик!!!

Ха! Ха! Ха!

Подружка мгновенно пресекла вопли Симы, зажав ей ладонью рот.

– Трей! Трей! – стала вырываться та.

– Заткнись ты, ради бога. Просто помолчи минутку. Вот вляпались так вляпались!

– Он умер! Там кровь. Трей умер!

– Я догадалась.

– Что нам делать? Господи! Что нам делать?!

Конечно, лучше всего дать деру. Но даже в таком паршивом местечке можно наткнуться на охрану. А вдруг кто-то видел, как они заходили в квартиру? Или слышал, как они планировали возмездие за рюмкой текилы?

– Для начала успокойся. Уймись и ничего не трогай. А я тем временем привлеку знающего человека.

– Кого-то, кто поможет нам избавиться от тела? – Сима судорожно сжала руки. – О господи!

– Да опомнись ты, ради бога. Я хочу привлечь копа.

* * *

Два часа ночи, а тебе не остается ничего другого, как только выкатиться из теплой постели, променяв домашний уют на стылый холод декабря. И все ради чьего-то трупа. Или пьяной шутки одной особы, которая и в лучшие-то дни действует ей на нервы.

В такие минуты как нельзя лучше понимаешь, что это за собачья работа – быть копом.

Но лейтенант Ева Даллас была копом, и в скором времени ее машина тормозила у обветшалого домика в Вест-Виллидж. Схватив свой рабочий чемоданчик (на случай, если там и правда есть труп), она застучала каблуками по мерзлому тротуару.

Не успела она воспользоваться универсальным ключом, как дверь звякнула и отворилась.

Лифт был под стать всему зданию, но Ева все-таки шагнула внутрь – уж очень хочется побыстрее разобраться с делом.

Сунув замерзшие руки в карманы кожаного пальто (о перчатках она и не подумала), Ева мрачно уставилась на старенькую панель. Карие глаза ее будто поторапливали цифры, неспешно сменявшие друг друга на табло: второй этаж, третий. А вот и четвертый!

Двери лифта распахнулись, и Ева шагнула в коридор. Всякий, кто взглянул бы на нее сейчас, ни на мгновение не усомнился бы, что эта высокая, худощавая женщина с копной каштановых волос настроена не слишком дружелюбно.

Не успела она грохнуть кулаком по двери, как та открылась. На пороге стояла женщина, которая регулярно делала ей стрижку (хотела того Ева или нет). Женщина, которой доводилось видеть Еву обнаженной (а уж этого она хотела меньше всего!).

– Если решила меня разыграть, даже не надейся на поблажку. Отправишься в участок за ложное сообщение.

– Бог с тобой, – Трина вскинула руку с праздничным красно-зеленым маникюром. – Его зовут Трей Зиглер, и он валяется мертвым у себя в спальне, – второй рукой она втянула Еву в квартиру.

– Это еще кто? – кивнула та в сторону женщины с огненно-рыжими кудряшками на голове. Незнакомка держала в руке что-то вроде клюшки для гольфа и рыдала навзрыд.

– Сима. Его бывшая. Она тоже жила здесь.

– Вы тут живете? – обратилась Ева к Симе.

– Да. То есть нет. Жила, но он… я… в общем, он…

Поняв, что Сима окончательно раскисла, Ева повернулась к Трине.

– Оставайся здесь и ни к чему не прикасайся. И за ней последи.

Пять коротких шагов, и она у двери в спальню.

Ладно, про труп ей не соврали.

Поставив на пол чемоданчик, она сообщила в отдел об убийстве и попросила прислать свою напарницу.

– Ты, – обратилась она к Симе, – сиди здесь и ничего не трогай.

Затем кивком головы предложила Трине пройти с ней на кухню.

– Если Сима здесь не живет, то как вы попали внутрь?

– У нее остался ключ. Точнее, дубликат, который она дала мне, когда въехала сюда. Парень выставил ее лишь неделю назад.

– Так с какой стати вы заявились сюда, да еще пьяные? И не лги мне. Это видно невооруженным глазом.

– Всего лишь полупьяные, – по лицу Трины скользнула слабая усмешка. Она невольно поежилась под немигающим взглядом Евы, качнув замысловатой рождественской прической. – Ладно, давай начистоту, хорошо? Трей ее выгнал. Сима пришла с работы, а он вручил ей чемоданчик с вещами и заявил, что между ними все кончено.

– И они поцапались.

– Какое там. У этой девчонки совсем нет характера. Только подумай, она платила за квартиру! Трей говорил, что половину, но я-то знаю, сколько стоит такая дыра! Декабрь она тоже оплатила, так что у нее все права на жилье. Верно?

– Продолжай, – поторопила ее Ева.

– Ладно. В общем, Сима разрыдалась, забрала вещички и ушла. С неделю она молчала о случившемся, поскольку, как она заявила позже, ей было стыдно. Но потом я заставила ее выложить все подчистую.

– И?

– И?

– Давай вернемся к этому вечеру и мертвому парню.

– Понимаешь, сегодня мы всей компашкой собрались после работы, чтобы расслабиться за рюмочкой текилы. И в какой-то момент все решили: а почему бы не отплатить этому подонку? Мы-то думали, что он сейчас в Атлантик-Сити. В общем, мы с Симой купили игрушечную клюшку и чесоточный порошок. Порошок мы хотели подсыпать в крем для лица, пластмассовой клюшкой подменить одну из настоящих, а еще подпортить ему кашемировые носки. Вот и все. Мы явились сюда, прошли в спальню и увидели труп. Тут-то я и позвонила тебе.

– Чесоточный порошок?

– Та еще гадость, – умудренно кивнула Трина. – Он бы соскреб себе все лицо до костей. Поверь, он это заслужил. Только взгляни на бедняжку.

Сима сидела, безвольно склонив голову. По лицу у нее текли слезы.

– Господи Иисусе. Ты хоть знала этого парня?

– Встречались. Массажист и личный тренер из «Супер-Тела», фитнес-центра, который находится возле моего салона. Их ребята часто ко мне заглядывают. Ну а Сима работает на меня. Так они и познакомились.

– А сама ты бывала у него в постели?

– Вот еще! – глаза Трины, подведенные чем-то изумрудно-зеленым и блестящим, полыхнули от негодования. – Парень – самовлюбленный идиот. Я могу найти и получше. А вот Сима считала, что лучшего она не заслуживает. Заниженная самооценка, знаешь ли.

– Красные туфельки и лифчик – это чье?

– Понятия не имею. Точно не Симы.

– Ладно, оставайся здесь.

– Эй, Даллас, не дави на нее, ладно? Сима – хорошая девчонка. Это из-за меня она вляпалась в такую переделку. Я думала, ей здорово полегчает, если она отплатит этому ублюдку. Если бы не я, мы бы сюда и не сунулись и тело нашел бы кто-нибудь другой.

– Пока я склонна предположить, что вы обе прикончили его, а потом позвали меня, чтобы я прикрыла ваши задницы.

У Трины вырвался пьяный смешок, но под ледяным взглядом Евы она мгновенно протрезвела.

– Ты серьезно? Да будет тебе!

– Оставайся здесь.

Она прошла в комнату, где Сима продолжала тихонько лить слезы.

– Расскажи мне, что случилось.

– Трей умер. Кто-то убил его.

– Я не о том. Как вы с Триной попали сюда?

– Ну, мы… после работы все мы… там были я, Трина, Карлос, Виви и Эйс – в общем, все мы отправились к «Клуни».

– «Клуни»?

– Это бар такой. Там у них классные луковые чипсы, так что мы заказали немножко и еще что-то с сыром и несколько коктейлей. Потом дошла очередь до текилы. Просто я ужасно переживала из-за того, что Трей меня бросил. И тогда Эйс… думаю, это был Эйс, а может, и Виви… в общем, он сказал, что я не должна оставлять это все безнаказанным. И кто-то из ребят предложил отправиться к Трею домой и выбросить из окна его вещи. Но Трина сказала, что он сразу обо всем догадается и у меня будут неприятности. Надо действовать исподтишка, заявила она. Тогда мы отправились по магазинам и купили поддельную клюшку и порошок, а потом пришли сюда и… и… Трееей!

Ева вскинула руку, пытаясь удержать очередной приступ истерики, после чего поспешила вернуться к разговору. Ее интересуют детали. И детали эти, отметила она про себя, полностью подтверждают рассказ Трины.

– Сима, он тебя поколачивал?

– Кто? Трей? – покрасневшие от слез глаза Симы стали круглыми, как блюдца. – Что вы! Никогда!

– Физически нет, – некстати вмешавшаяся Трина заработала очередной ледяной взгляд. – Я говорю, что есть. Бить он ее не бил, зато постоянно высмеивал и все такое. Не самая хорошая пара для тебя, Сим.

– Он был другой! Раньше он был другой.

– Он изменял тебе? – спросила Ева.

– Мне казалось, нет, но, – она кивнула на туфельку и лифчик, – это не мое.

– У него были неприятности? Из-за женщин или там на работе? Может, какие-то преступные делишки?

– Да нет, не думаю. В последнее время он был какой-то отстраненный. Подолгу задерживался на работе или сидел за компьютером, что-то там выискивая. Я как-то спросила, может, у него неприятности на работе, раз он столько времени проводит в зале, но Трей сказал, что все в порядке. И еще сказал, чтоб я не лезла в его дела.

– Он явно что-то замышлял, – получив в ответ очередной недовольный взгляд, Трина лишь всплеснула руками. – Глупо притворяться, что я вас не слышу. Трей точно что-то замышлял.

– А поконкретней?

– Понятия не имею. Но что-то там было нечисто. Многие из моих – и персонал, и клиенты – ходят в этот фитнес-центр. Некоторые из них платили Трею за тренировки или массаж. Они-то и говорили, что в последнюю пару месяцев он вел себя очень странно. Повесил второй замок на свой шкафчик в раздевалке, задерживался в зале после работы, хотя никого из клиентов у него не было. Парочка общих знакомых нашептала мне, что Трей поговаривал об открытии собственного местечка, вроде высококлассного спа где-нибудь на Сен-Барте или Невисе.

– И ты даже словечком не обмолвилась! – вспыхнула Сима.

Трина пожала плечами.

– Да я собиралась, но тут он тебя выгнал. И я решила, что не стоит трепать зря языком – в конце концов, это лишь слухи. Думала, если мы заявимся сюда неожиданно, сможем найти что-нибудь подозрительное.

– Были у него какие-нибудь ценные вещи? – поинтересовалась Ева у Симы. – Что-то, что могло бы привлечь внимание вора?

– Ну…

– Тут я вижу мини-комп, причем явно не из дешевых. Еще кое-что из техники. А как насчет денег, украшений, картин?

– У Трея было хорошее оборудование для работы, он им очень дорожил. И куча дорогой одежды. А еще пара колец – из белого золота и из желтого. Он никогда не носил их на работе, потому что они мешали делать массаж. У него были клюшки для гольфа и разные аксессуары – они ему нравились. Денег он дома не держал. По крайней мере, я об этом ничего не знаю. Картин у нас сроду не было, только две фотографии, которые он вставил в рамку.

Она кивнула в сторону снимков. Зиглер позировал на камеру, выставляя напоказ рельефную мускулатуру. Фотографии стояли по обоим концам полки, а между ними красовались многочисленные награды, увенчанные фигурками таких же мускулистых парней.

– Подожди-ка, – Ева обернулась на стук в дверь. На пороге возникли двое полицейских. Отдав им необходимые распоряжения, она вернулась в спальню и плотно прикрыла за собой дверь.

– Мне нужна кое-какая информация, – заявила она. – Во-первых, имя его босса или непосредственного начальника. Во-вторых, список друзей и сотрудников. И еще, Сима. Он с кем-нибудь жил до тебя?

– Ну, да. Думаю, да.

– До Симы он встречался с Аллой Кобурн, – вмешалась в разговор Трина. – Наша общая клиентка. Хозяйка «Полезных привычек», ресторанчика здоровой пищи, который находится возле фитнес-центра. Она, кстати, была вне себя от злости, когда Трей ее бросил. Делала вид, что все в порядке, но я-то знаю, что творится с людьми, которые сидят у меня в кресле. Да Трей вообще был не слишком разборчив. Трахался с половиной своих клиенток.

– Он завязал с этим, когда мы стали жить вместе, – сказала Сима и нервно сглотнула, поймав сочувственный взгляд Трины. – Хочешь сказать, не перестал? Но он обещал…

– Потом поговорим. Его начальницу зовут Лилл Байерс, и с ней проблем не будет. Насчет сотрудников сама выясняй. А приятели, да он ни с кем особо и не общался после работы.

Ощутив в ее словах некую недосказанность, Ева молча кивнула.

– Офицер отвезет вас домой, – сказала она, записывая в блокнот имена.

– Так мы свободны? – спросила Сима.

– Да, только никуда не уезжайте из города. Ты живешь пока у Трины?

– Ну, я…

– У меня, пока все это не утрясется. Не бойся, Сим, я тебя не брошу.

Ее слова вызвали новый поток слез, и Ева поспешно распахнула дверь.

– Спускайся вниз, – сказала она Симе. – Офицер Чо проводит тебя. Трина сейчас придет.

Дождавшись, пока Сима скроется за дверью, она повернулась к Трине.

– Выкладывай.

– Ладно, мне просто не хотелось расстраивать ее еще больше. Парень был редкой скотиной. Мне, конечно, жаль, что он умер и все такое, но ситуации это не меняет. Не успел сделать ручкой Алле, как тут же затащил в постель Симу. Какие там чувства? Он просто использовал их, вот и все. Думаешь, тут только его вещи? Как бы не так! Сима тоже немало потратилась, но ей и в голову не пришло заявить о своих правах. Вдобавок, она делала всю работу по дому. Знаешь, о чем я? Убирала за ним, стирала, таскала в химчистку его шмотки. Только представь, парень отдавал в химчистку свои гребаные носки!

– Еще что-нибудь?

– Да господи боже! Открой тот шкаф и найдешь кучу дорогущей одежды. Я уже не говорю о первоклассной косметике для тела, лица и волос. Этот тип был настоящим павлином. Выглядел хорошо, надо отдать ему должное, но женщинами пользовался без зазрения совести. И нужен ему был не только секс.

– А что еще?

– Думаешь, он сам купил это дорогое оборудование и кучу дизайнерской одежды? Сейчас тебе! Парень охотился за богатыми дамочками в годах. По крайней мере, так о нем говорили. Может, какая-то из них и пырнула его ножом в сердце, но только не Сима. Сима его не убивала.

– Я знаю.

– Она бы не смогла. Ладно, проехали.

– Знаешь, чьи это туфли и лифчик?

– Нет, но постараюсь разузнать.

– Оставь это мне. Иди домой. И в следующий раз, когда надерешься, сразу отправляйся домой.

Ободренная Трина прищелкнула наманикюренными пальчиками.

– Сима платила за жилье. И ключ у нее был свой. Плюс шмотки, которые она тут оставила. Она имела право прийти в эту квартиру.

– Не спорю. Но чесоточный порошок можно отнести к разряду телесных повреждений, носки – к уничтожению собственности, а клюшку – к воровству. Что и говорить, изобретательная расплата, но стоит ли это того, чтобы связываться с законом?

Трина пожала плечами.

– В любом случае, спасибо за помощь, – она оценивающе прищурилась, и Ева под этим взглядом невольно похолодела. – Пожалуй, тебе стоит подстричься. Да и маска для лица не помешает. Нет ничего хуже для кожи, чем зимние морозы.

– Лучше не дави на меня, а то отправлю в камеру, и тебе придется по новой описывать ваши сегодняшние похождения.

– Ничего личного, чисто профессиональный момент. – Трина шагнула к двери, но задержалась. – Знаешь, Сима чересчур доверчива. Некоторые люди не в состоянии избавиться от излишка наивности, даже если платить приходится собственной шкурой.

Тоже верно, подумала Ева.

Закрыв за Триной дверь, она прошла в спальню и открыла рабочий чемоданчик. Сама она давным-давно избавилась и от наивности, и от излишней доверчивости, решила Ева, покрывая руки и ботинки специальным спреем.

Копу лучше быть циничным и подозрительным. Вооружившись изрядной долей того и другого, она приступила к делу.

Включив нагрудный диктофон, Ева занялась осмотром комнаты. Она подробно описала сцену убийства, не забыв упомянуть подозрительное пятно на стене и брызги крови на полу. И запекшийся сгусток на том, что выглядело очередным призом.

У подножия кровати, напротив мертвого тела, лежал открытый чемодан с аккуратно сложенной одеждой.

«Похоже, жертва паковала вещи для запланированной поездки. Свидетели говорят о рабочем семинаре в Атлантик-Сити. Куча одежды на каких-то два дня, – прокомментировала она, – это подтверждает мнение свидетельницы, что убитый был самовлюбленным павлином. Хорошая ткань, прекрасный пошив, – добавила Ева после быстрого осмотра, – что тоже согласуется с заявлением свидетелей».

Покопавшись немного в вещах, она вытянула мешочек, набитый сушеными листьями.

«Что это у нас тут? Похоже на чай, – открыв мешочек, она тщательно принюхалась. – Пахнет чаем. Не похоже ни на один из наркотиков, с которыми мне доводилось сталкиваться. Требуется анализ. Задача не относится к числу первоочередных, поскольку мы не собираемся обвинять мертвого парня в хранении незаконного вещества».

Вернувшись на прежнее место, она присела на корточки перед большим призом, увенчанным фигуркой мускулистого мачо. Из одежды на парне красовались только спортивные шорты.

«Пара похожих призов стоит в гостиной. Пятна крови на этом – «Лучший тренер года, 2059» – говорят о том, что мы имеем дело с орудием убийства. Это им ударили жертву в левый висок».

Подняв статуэтку, Ева поджала губы.

«Да уж, весит прилично. Пара хороших ударов, и дело сделано».

Оставив приз на полу, она прошла в гостиную и взяла с полки две другие статуэтки.

Под ними затемнели два четких кружка. Остальная поверхность осталась покрытой пылью.

«Орудие убийства находилось не в гостиной».

Вернувшись в спальню, она обнаружила похожий кружок на ночном столике.

«Здесь и стояло орудие убийства. Жертва и убийца находятся в спальне убитого. Никаких следов взлома, а это значит, что они были знакомы. Никаких признаков борьбы, так что на драку это не похоже. Возможна перепалка. В пылу ссоры убийца берет в руки приз и наносит удар.

Однако не оставляет тело там, где оно упало, и это уже интересно. Убийца тащит тело к постели, оставляя по пути капли крови, подтягивает его наверх и усаживает спиной к подушке. Требуется немало времени (а значит, ярости или хладнокровия) на то, чтобы найти нож, написать записку и пришпилить ее к груди мертвого уже человека – так сказать, добавочный бонус».

Ева достала идентификатор и измерительные датчики, после чего вновь направилась к телу.

Жертва опознана как Трей Артур Зиглер, мужчина смешанной крови, тридцати одного года. Жил в этой квартире. Холост. Не зарегистрировано ни официальных браков, ни детей, ни легальных сожительств.

Звук распахнувшейся двери заставил Еву умолкнуть. По коридору застучали сапоги ее напарницы.

– Я здесь, – окликнула Ева.

В дверях показалась детектив Пибоди. Розовые ковбойские сапоги, огромное пальто-пуховик, длиннющий шарф в радужную полоску и ярко-синяя шапка.

Как эскимос, сбежавший из цирка, мелькнула у Евы мысль.

– Я встретила внизу Трину, – начала Пибоди, но в этот момент взгляд ее упал на мертвое тело. – Хо-хо, ну и подарочек!

– Да уж, родные могут не ждать его на Рождество.

– Трина сказала, что это бывший приятель ее подружки.

– На которого они наткнулись, когда тайком пробрались в квартиру, чтобы подсыпать ему в крем чесоточный порошок.

– Прикольно. – Пибоди стянула шапку и сунула ее в карман. – Но в убийстве ты Трину не подозреваешь.

– К сожалению. А то у меня был бы шанс упечь ее за решетку.

– Ну-ну, – Пибоди начала развязывать шарф.

– Согласно осмотру, – продолжила Ева, убирая ненужные уже датчики, – парня прикончили часов двадцать-тридцать назад. Мы, конечно, проверим алиби этих подружек, но я думаю, что оно выстоит. Трина к тому же слишком умна, чтобы убить кого-нибудь так по-глупому, а у Симы на это духу не хватит.

Ева достала из чемоданчика микроочки.

– Проверь, нет ли здесь камер видеонаблюдения, а потом позвони медикам и чистильщикам. Пусть полицейские пройдутся по квартирам. Может, кто-нибудь видел что-то или слышал.

– М-да, целая куча раздраженных соседей.

– Они смягчатся, когда узнают, что это убийство. Известие о смерти всегда радует тех, кто остался жив. Отдай распоряжение, а потом еще раз осмотрим квартиру. Вот только закончу с трупом.

Закрепив очки, Ева всмотрелась в разбитый череп. «Итак, Трей, – пробормотала она, – что ты хочешь мне сказать?»

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий