Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Он никогда бы не убил Пэйшнс или убийство в зоопарке He Wouldn't Kill Patience
Глава 19

Старший инспектор повернул ключ в замке. Доктор Риверс нахмурился.

— Что вы собираетесь нам показать? — спросил он.

— Я собираюсь показать вам, — ответил Г.М., — как справиться с проблемой запертой комнаты. Садитесь.

Протиснувшись за стол, он опустился на стул, потом закинул ноги на крышку стола, наклонил стул назад, сложил на животе руки и сердито заморгал, глядя на лампу под зеленым абажуром.

— Не то чтобы я мог особенно этим гордиться. Я оказался ужасно туп. — Г.М. печально покачал головой. — Если бы я раньше осознал значение сгоревшего обеда, то мог бы спасти жизнь Неда Бентона.

— Значение сгоревшего обеда? — эхом отозвалась Луиза.

Г.М. закрыл глаза и некоторое время сидел молча, как будто заснул.

— Я хочу, чтобы вы все вспомнили странные события вчерашнего вечера, — снова заговорил он. — Вы, — Г.М. указал на Луизу, Риверса и Майка Парсонса, — наслышаны о них ad nauseam.[9]До тошноты (лат.). А вы двое, — он указал на Мэдж и Кери, — видели, как они разворачивались.

Мы втроем прибыли в зоопарк около половины девятого, направились к директорскому дому, позвонили в дверь, но не получили ответа. Дом казался пустым. Первый странный факт состоит в том, что кто-то перед нашим приходом пошел в кухню и включил газ под стоящим на плите обедом, спалив его дотла и создав в доме дымовую завесу. Почему?

— Ну? — спросил Риверс. — Почему?

Г.М. бросил на него сердитый взгляд.

— Следующий факт был еще более странным, — продолжал он. — Обнаружив сгоревший обед, мы втроем направились в гостиную, сели и стали размышлять, как нам поступить. Пока мы находились в гостиной и перед тем, как Майк прошел мимо с криком «Свет!», кто-то запер нас в ней.

Г.М. сделал паузу, многозначительно подняв брови.

— Каков был смысл этого кусочка грязной работы? Что это доказывало?

— По-моему, — рискнул доктор Риверс, — это доказывало, что убийца все еще находился в доме.

Г.М. болезненно поморщился:

— Разумеется, сынок. Это очевидно, как наличие кукурузной муки в сосиске. Но это не самый интересный момент во всем деле. Что же еще это означало?

Чтобы расшевелить немного ваши мозги, позвольте обрисовать нашу проблему. Убийца пришел повидать Неда Бентона один, вероятно, около четверти девятого. Он вовлек Неда в разговор и оглушил его, ударив по голове каким-то тяжелым предметом, потом уложил его голову на решетку, чтобы ушиб выглядел случайным, и включил газ.

Сделав это, убийца должен был выбраться из комнаты, оставив ее запечатанной. Выйти оттуда можно было только через дверь или окна. Значит, убийца проделал какой-то трюк, создав эффект запечатанной комнаты.

Вопрос в том, проделал он его с дверью или с окнами. Есть ли у нас какие-нибудь указания? Безусловно! Неужели вы не видите, дети мои, что убийца каким-то образом вышел через дверь?

Луиза собиралась заговорить, но сдержалась.

— Запирая нас в гостиной ключом от одной из других дверей холла, подходящим ко всем дверям, — продолжал Г.М., — убийца шел на страшный риск! Риск погубить весь его план, так как это демонстрировало неправдоподобность так называемого самоубийства. Кроме того, он рисковал быть замеченным.

Почему же он так поступил? Потому что иного выхода не было! Если бы убийца выскользнул в темноту через одно из окон, этого бы не требовалось. Но вокруг дома могли быть люди.

Пока мы оставались в гостиной, убийца находился в холле, каким-то образом запечатывая дверь кабинета снаружи. Он не мог не понимать, что, если не запрет дверь, кто-то из нас может выйти в холл и застать его за работой.

Г.М. сделал очередную паузу.

В маленьком офисе было душно. Луиза Бентон неподвижно сидела на одном из стульев. Доктор Риверс стоял позади, положив руку ей на плечо.

— Но как он запечатал дверь?! — воскликнула Луиза.

Г.М. проигнорировал вопрос.

— Теперь вы должны понять подлинное значение сгоревшего обеда, — заговорил он. — Повторяю: в четверть девятого убийца оглушает Неда Бентона и готовится включить газ. Убить человека, заставив его надышаться газом, — далеко не секундное дело. Смерть может наступить через двадцать, тридцать и даже сорок минут в зависимости от состояния организма жертвы.

Но прежде чем запечатать кабинет, убийца должен убедиться, что Нед мертв. Он считает, что это не составит труда. Люди, которые должны были находиться в доме, удалены от него с помощью ложных телефонных сообщений, и дом пуст. Остается лишь небольшое затруднение с так называемым самоубийством.

Дело в том, что убийца может находиться в заполняемом газом кабинете с Недом только очень короткие промежутки времени. Ему приходится время от времени выглядывать оттуда наружу. И каждый раз, когда еще не запечатанная дверь открывается, небольшое количество газа просачивается в холл.

Это беспокоит убийцу. Если кто-то случайно зайдет в дом, прежде чем Нед умрет, запах газа все выдаст. Можно принять лишь одну меру предосторожности…

— Убийца, — возбужденно воскликнула Мэдж, стоя у стола, — на полную мощность включил огонь под стоящим на плите обедом! Сгоревший обед должен был скрыть любые признаки присутствия газа. Ведь когда мы вошли в дом, его почти заволокло дымом!

— В яблочко! — кивнул Г.М.

Он многозначительно взглянул на Мастерса, потом повернулся к остальным.

— Произошло то, на что был один шанс из тысячи. В половине девятого мы трое подошли к дому и начали стучать в дверь, а потом вошли, так как парадная дверь не была заперта.

Убийца, потеющий от страха, находился рядом с нами. Мест для укрытия было более чем достаточно — в том числе кладовая в холле. Но Нед Бентон еще не умер, а кабинет не был ни заперт, ни запечатан. Запах газа продолжал просачиваться, несмотря на сгоревший обед. Если бы мы поняли, в чем дело, — ворвались бы в кабинет и оживили жертву…

Луиза закрыла лицо руками.

Г.М. виновато кашлянул.

— Но план убийцы мог пойти прахом и до этого, а жизнь Неда спасена, если бы…

— Если бы что? — осведомился доктор Риверс.

Г.М. указал пальцем на Майка Парсонса:

— Если бы этот парень сообщил о том, что видел, тогда, когда он это увидел.

Майк начал протестовать козлиным блеянием, но Мастерс велел ему умолкнуть.

— Он был на противопожарном дежурстве, — продолжал Г.М., — начиная с восьми двадцати, когда началась воздушная тревога. Это показалось ему удобной возможностью ускользнуть в паб и выпить пару кружек пива. По пути туда он проходил мимо директорского дома, увидел свет в кабинете, подошел ближе и заглянул через…

— Бог мне судья! — завопил Майк, но его снова остановили.

— Майк увидел руку человека, лежащего на полу, прежде чем убийца переместил Неда на решетку. Ему следовало войти и узнать, в чем дело, или, по крайней мере, доложить о свете. Но он не сделал ни того ни другого. Ему на всех было наплевать!

Возвращаясь из паба, Майк снова проходил мимо дома и услышал голоса из гостиной. К тому времени мы втроем уже прибыли и находились там, размышляя, что делать. Майк решил компенсировать свое пренебрежение долгом криком «Свет, свет!», который разбудил бы кого угодно. Но к тому времени он уже не мог разбудить Неда Бентона — Нед был мертв.

Г.М. спустил ноги со стола на пол и выпрямился.

— А теперь мы подходим к разгадке запечатанной комнаты, которую, как мы увидим, запечатали наипростейшим способом.

К тому времени, когда Майк завопил «Свет!», преступление было завершено. Я хочу, чтобы те, кто тогда не находился в доме, — он посмотрел на Луизу, — четко представили себе все детали. Мы трое находились в гостиной, а убийца в это время запечатывал комнату в холле, хотя мы этого не знали.

Больше всего меня бесит то, что мы слышали, как работает убийца, но не догадывались, что это такое. Прежде чем Майк закричал о свете, мы несколько секунд слышали весьма многозначительный и интересный звук. Луиза Бентон выглядела искренне озадаченной.

— Звук? — переспросила она. — Какой звук?

— Мы слышали или думали, что слышим, — ответил Г.М., — двухмоторный бомбардировщик, гудевший над домом.

Последовала пауза. На лице доктора Риверса, очевидно готового к этому, мелькнула легкая улыбка.

— Я даже не подозревал, что мы могли слышать совсем не то, — продолжал Г.М., — вплоть до того момента, как этот парень, — он снова указал пальцем на Майка, — сделал сегодня доброе дело — вероятно, раз в жизни, — поклявшись, что ни один самолет не пролетал вблизи дома вчера вечером.

Сначала я ему не поверил. Черт побери, ведь мы слышали самолет! Но он казался таким уверенным в своих словах и так старался, чтобы доктор Риверс его поддержал, что в мою голову закралось подозрение.

Мы слышали рев самолета, так как ожидали его услышать! В эти дни такое происходит постоянно. Для наших ушей, загипнотизированных подсознанием, гудящий звук, становившийся то громче, то тише, и с прерывистым стуком, словно издаваемым двумя моторами, не мог быть чем-то иным.

Но предположим, Майк был прав, а мы — нет? Предположим, это не был самолет. Тогда что же мы слышали? Г.М. указал на Мэдж:

— Девушка более чем наполовину догадалась об этом раньше всех нас. Очевидно, девичий ум сильнее сосредоточен на домашнем хозяйстве. Но она не думала, что это важно и связано с делом, поэтому напрочь об этом забыла.

Немного позже тем же вечером, если помните, Хорас Бентон спросил ее о принципах иллюзионизма. Девушка отрицала, что рука быстрее глаза. «Вы заставляете людей думать, будто они видят и слышат одно, хотя в действительности они видят и слышат…» Здесь она умолкла, ища иллюстрацию к своему замечанию, и нашла ее, увидев обгорелую спичку, одиноко лежащую на безукоризненно чистом ковре в безукоризненно чистом доме!

Девушка думала о звуке бомбардировщика, который мы недавно якобы слышали над домом. И в связи с обгорелой спичкой на полу это напомнило ей…

Доктор Риверс шагнул вперед, сжав кулаки и тяжело дыша сквозь расширенные ноздри.

— Слушайте, сэр Генри, — заговорил он. — Я подтвердил слова Майка. Сегодня я дюжину раз повторял вам, что ни один самолет не пролетал над домом вчера вечером после моего прихода туда. А теперь ответьте мне: что, черт возьми, все это означает?! Что напомнил этот звук мисс Пэллизер?

— Пылесос, — ответил Г.М.

Снова наступило молчание. И снова Кери Квинт вспомнил странное гудение за плотно закрытыми дверями.

Он думал о невозможности проследить его источник, о том, как оно внезапно прекратилось вместо того, чтобы истаять постепенно, как произошло бы со звуком от самолета, и вся сцена представала перед его мысленным взором.

— Когда Мэдж и я пришли вчера в ваш дом, — обратился Кери к Луизе, — горничная как раз убирала пылесосом холл, не так ли?

— Да, — признала Луиза. — Но…

— Фактически, — продолжал Кери, — когда мы видели горничную последний раз, она катила пылесос на колесиках в столовую. Я обратил на это внимание, так как он издавал столько шума, что вы велели горничной выключить его. Но тот же пылесос — по крайней мере, выглядевший так же — оказался сегодня утром в кладовой холла. И я, и Мэдж видели его там.

Луиза, поднявшись со стула, переводила недоверчивый взгляд с одного на другую.

— Неужели вы не понимаете, Луиза, — спросила Мэдж Пэллизер, едва не подпрыгивая от возбуждения, — каким образом запечатали комнату?

— Нет!

— Представьте, что вы убийца.

— Прошу вас…

— Вам нужны два кусочка плотной бумаги. Один маленький — для внутренней стороны замочной скважины, а один длинный — для щели под дверью. Чтобы запечатать комнату, наполненную газом изнутри, вам незачем находиться в ней долго. Вы намазываете клеем длинную полоску бумаги и приклеиваете ее верхний край к нижнему краю двери. Потом делаете то же самое с маленьким кусочком для замочной скважины. После этого вы выходите наружу, закрываете дверь, запираете ее одним из ключей от дверей первого этажа, поскольку каждый из них подходит ко всем дверям, и берете пылесос.

Теперь понимаете? Пылесос работает с помощью всасывания сжатым воздухом. Он втягивает в себя все. Щель под дверью гораздо шире лезвия ножа. Вам нужно просунуть в эту горизонтальную щель плоскую насадку на кишку пылесоса и включить его. Втягиваемая пылесосом бумага, смазанная клеем и приклеенная к нижнему краю двери, приклеится изнутри к верхнему краю горизонтального бруса под ней. Дайте клею минуту, чтобы застыть, — и вы получите комнату, выглядящую туго запечатанной находившимся в ней. То же самое относится к замочной скважине. Вот и все! — закончила Мэдж.

Побледневший доктор Риверс произнес краткое ругательство, заставившее Луизу вздрогнуть.

— Это правда, сэр Генри?

— Угу, — ответил Г.М. — Только никто не говорил мне об этом чертовом пылесосе. Мне пришлось самому искать его, так как все указывало на это.

— И вы его нашли?

— Разумеется. В кладовой, рядом с газовым счетчиком. Никакого чуда, верно?

— Ловко проделано, — согласился доктор. — А как насчет запечатанных окон?

— Убийца запечатал их вручную, еще находясь в кабинете. Как только Нед Бентон умер, ему понадобилось менее двух минут, чтобы запечатать дверь. Потом он выскользнул через черный ход, оставив нас запертыми в гостиной и… — Г.М. посмотрел на Мэдж. — Что навело вас на эту мысль, девочка моя?

— Фатима, — ответил за нее Кери.

На сей раз даже старый маэстро выглядел несколько озадаченным.

— Манекен, который принадлежал нескольким поколениям нашей семьи, — объяснила Мэдж, забыв о профессиональной сдержанности. — Он работает с помощью сжатого воздуха, как и пылесос, только наоборот. Мы с Кери одновременно подумали об этом. Я слышала звуки самолетов и вспомнила о том, что забыла. Это сразу навело на мысль о пылесосе. А Кери тогда же думал о сжатом воздухе. Объяснение все время было у нас перед глазами, но мы не видели его!

— Едва ли все объяснение, — заметил доктор Риверс. — Кто убил мистера Бентона, сэр Генри?

— Мы как раз подходим к этому, сынок, — мягко отозвался Г.М.

— Тогда еще один вопрос. — Теперь доктор говорил почти с маниакальным возбуждением. — Каков был мотив убийства?

— Деньги, — кратко ответил Г.М.

В небе продолжали гудеть бомбардировщики, суля много бед и много смертей…

В этот момент зазвонил телефон.

Старший инспектор и Г.М. сразу напряглись. Взгляд Мастерса словно говорил: «Не делайте этого!»

«Что произойдет теперь?» — думал Кери.

Луиза снова опустилась на стул и стиснула лицо ладонями. Бросив последний, отчаянный взгляд на Г.М., чье лицо оставалось неподвижным и непроницаемым, Мастерс подошел к телефону и поднял трубку. Не вступая в беседу со звонившим, он сказал: «Хорошо!» — и положил трубку на рычаг.

Г.М. поднялся.

— Мастерс, доктор Риверс и я выйдем на несколько минут, — объявил он. — Остальные пусть остаются здесь.

— Минуту, сэр! — запротестовал Кери, когда Г.М. положил руку на плечо Риверса. — Это раскрытие карт?

— Не важно, что это, мистер Квинт, — вмешался Мастерс. — Это официальное дело. Думаю, мы поступим так, как предлагает сэр Генри. А чтобы избежать возможных неприятностей, мы просто запрем вас.

Все произошло так быстро, словно Мастерс тоже был фокусником. Луиза не успела задать вопрос Риверсу, а доктор — ответить, прежде чем старший инспектор и Г.М. увели его из офиса.

Отперев дверь и вынув ключ из старомодного замка, Мастерс закрыл ее, когда все трое вышли в коридор, и запер снаружи. Мэдж, Кери, Луиза и подавленный Майк Парсонс слышали, как лязгнул ключ, когда Мастерс вытащил его.

— Что они делают? — осведомилась Луиза.

— Неужели вы не понимаете? — отозвалась Мэдж. — Они ловят убийцу!

Луизе пришлось опереться рукой на спинку стула, чтобы удержаться на ногах.

— Но…

— Я не знаю, кто он! — Мэдж топнула ногой. — Но по-моему, это форменное свинство! Мы практически все разгадали за них — по крайней мере, нашли объяснение одновременно с Г.М., — а они заперли нас тут!.. — Внезапно в ее глазах блеснуло вдохновение. Она круто повернулась. — Кери! У тебя с собой отмычки?

Кери судорожно глотнул. Эта мысль и ему пришла в голову. И все же…

— Нам же велели оставаться здесь!

— Кери Квинт, у тебя с собой отмычки?

— Они у него! — воскликнула Луиза. — Он сам сказал мне об этом час назад в театре.

— Но нам же велели…

Мэдж протянула руку:

— Если ты не хочешь воспользоваться отмычками, дай их мне. Меня чуть не убили, и я хочу видеть конец этой истории!

Кери больше не возражал. Его собственное любопытство горело ярким пламенем. Но замок оказался хитрее, чем выглядел. Шли минуты, а дверь оставалась запертой.

В воцарившемся молчании угрожающе гудели самолеты. Мэдж почти плясала от нетерпения. Наконец, с резким щелчком, дверь поддалась. Кери быстро и бесшумно открыл ее, и они увидели пустой коридор, освещенный электрическими лампочками.

Нигде не было никаких признаков Г.М., Мастерса или доктора Риверса. Но они услышали голос и застыли как вкопанные.

Это был низкий, медлительный, ворчливый голос. Казалось, он доносился ниоткуда, отзываясь эхом. Но несколько слов было произнесено, и они узнали голос сэра Генри Мерривейла:

— О да. Вы убийца. Преступление больше никем совершено быть не могло.

Луиза Бентон нервно озиралась.

Мэдж молча указала на источник голоса. Дверца одного из пустых стеклянных контейнеров на другой стороне коридора была приоткрыта.

Кери помнил, что за ней был всего лишь контейнер с разбитым стеклом, где ранее обитала тропическая американская ящерица. Со стороны зала террариума его теперь прикрывала только пеньковая занавеска. Г.М. был в зале, разговаривая с убийцей, и его голос проникал в коридор через пустой контейнер и приоткрытую дверцу.

— Ш-ш! — прошипела Мэдж.

Без колебаний она распахнула дверцу настежь и нырнула в контейнер. Беззвучно ругаясь, Кери последовал за ней. Так как свет в контейнере со вчерашнего дня был погашен, они очутились в полутьме.

Присев рядом с Мэдж среди фальшивых камней, Кери слегка отодвинул пеньковую занавеску. Делая это, он слышал за своим плечом дыхание Луизы Бентон.

Их глазам предстал ярко освещенный зал с зеленоватым стеклянным полом и пустыми контейнерами, пересекаемый черными тенями, словно плывущими в морских глубинах и слегка вибрирующими от гула бомбардировщиков.

Сэр Генри Мерривейл стоял спиной к занавеске, упершись кулаками в бока.

Некто стоял лицом к нему, ближе к центру зала. Они не могли разглядеть этого человека, так как его заслоняла широкая спина Г.М.

— На вашем месте, — снова заговорил он, — я бы не пытался выбраться отсюда. Дверь заперта и…

Внезапно стоявший напротив метнулся в сторону, как кошка.

Когда его лицо появилось из-за спины Г.М… Кери покачнулся, а Мэдж прижала ладони ко рту, чтобы сдержать крик.

Ибо лицо убийцы было лицом Агнес Ноубл.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий