Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Он никогда бы не убил Пэйшнс или убийство в зоопарке He Wouldn't Kill Patience
Глава 20

Преодолев минутный срыв, миссис Ноубл больше не проявляла никаких признаков беспокойства. Она выпрямилась и расправила плечи. На ней был тот же щегольский костюм из зеленого твида, что и вчера вечером.

Ее карие глаза были устремлены на Г.М., а выражение лица давало понять, что все это — шутка, отдающая дурным вкусом, с которой следует покончить как можно скорее.

— Могу я спросить, сэр Генри, что это значит?

— Вы убили Неда Бентона, — повторил Г.М.

Миссис Ноубл проигнорировала это замечание.

— Должна попросить вас, — резко сказала она, — открыть дверь и выпустить меня отсюда. У меня назначена встреча в доме директора с мисс Луизой Бентон…

— Встреча отменена, — прервал Г.М.

— …но ваши друзья из полиции ввели меня в заблуждение, направив сюда.

— Вы убили Неда Бентона, — в третий раз сказал Г.М.

— Конечно, вы готовы это доказать? В противном случае вы рискуете быть судимым за клевету.

— Я не собираюсь ничего доказывать, — ответил Г.М. — Вы сами во всем признаетесь.

Миссис Ноубл засмеялась. Это был неприятный смех. Г.М. сделал два шага вперед.

— Понимаете, мэм, — продолжал он тем же лишенным эмоций тоном, — уже вчера вечером было очевидно, что только вы могли это сделать.

— Могу я попросить вас, сэр Генри, открыть входную дверь и выпустить меня?

Г.М. сделал еще один шаг вперед.

— Вчера во второй половине дня, — снова заговорил он, — Нед Бентон получил потрясающие известия. Его великая мечта становилась явью. Несмотря на все препоны, министерство транспорта дало ему разрешение доставить кораблем партию животных.

Неда Бентона буквально распирало от новостей. Прежде всего, он хотел связаться с вами. Вы были агентом, вы договорились о сделке, вы знали, где груз, вы должны были обеспечить транспортировку. Согласно тому, что мне сообщили, Нед первым делом справился у дочери, приглашены ли вы к обеду вчера вечером. Однако, когда мы спросили вас, вы отрицали, что он вообще пытался с вами связаться. Это выглядело весьма сомнительным. Но вас выдало другое.

Миссис Ноубл казалась скучающей. Но ее злые и мстительные карие глаза не отрывались от лица сэра Генри.

— Вчера вечером, — продолжал Г.М., — кто-то произвел серию любопытных телефонных звонков, в результате которых в доме остался только Нед. Сцену расчистили для убийства.

Но в планы убийцы вкралась помеха. Трое гостей — Мэдж Пэллизер, Кери Квинт и я — оказались не охвачены обманными телефонными звонками и пришли в дом Неда Бентона.

То, что убийца хотел нашего присутствия или вообще об этом не заботился, отпадает категорически. Убийце нужно было, чтобы в доме оставалась только жертва. Единственным объяснением того, что нас не ввели в заблуждение, было то, что убийца не знал о нас — не знал, что во второй половине дня были приглашены еще трое гостей. А из всех замешанных в деле, кроме самого Неда Бентона, об этом не знали только вы.

Миссис Ноубл безмятежно улыбалась, но мышцы ее челюстей напряглись.

— Луиза Бентон знала об этом, поскольку сама нас пригласила, — продолжал Г.М., загибая пальцы. — Хорас Бентон тоже знал, так как присутствовал, когда меня пригласили, и слышал о двух фокусниках. Риверс знал об этом, потому что тоже присутствовал тогда в комнате. Но Нед и вы не знали. Вы были поражены, когда об этом услышали.

Тем не менее я не мог понять ни каким мотивом вы руководствовались, ни как вы проделали трюк.

Но сегодня утром доктор Риверс рассказал маленькую историю, услышанную от Хораса Бентона. По словам Хораса, капитан Ноубл — ваш достойный супруг — последние восемнадцать месяцев пьянствовал в Сохо. Восемнадцать месяцев! Если это правда, он не мог находиться в Африке, собирая животных и рептилий, в прошлом году. И знаменитой коллекции, за которую Нед Бентон уже уплатил вам пять тысяч фунтов, не существует в природе.

Г.М. сделал паузу.

Миссис Ноубл презрительно улыбнулась. В темном контейнере за пеньковой занавеской Мэдж и Кери посмотрели друг на друга.

— С вашей стороны это был проницательный деловой ход, — не без восхищения заметил Г.М. — Почти год назад Г.М. предложил вам эти деньги за коллекцию животных. Вы знали, что ваш муж пьет и не сможет выполнить заказ. Но пять тысяч фунтов выглядели слишком заманчиво. И вы, будучи опытным игроком, увидели возможность получить деньги даром.

Выигрыш казался несомненным. Война уже началась, и тысяча шансов против одного были за то, что Нед не добьется судового места для груза. Вам нужно было лишь гарантировать сбор коллекции. Вы и не думали этим заниматься, но Нед не знал об этом. Вы поддерживали его в возбужденном состоянии, а когда он начал проявлять нетерпение, заявили, что коллекция собрана. Откуда он мог знать, что это не так?

Но чудом ваша игра сорвалась. Нед добился разрешения на перевозку и очень скоро должен был узнать правду. Тогда вы решили убить его.

Агнес Ноубл потерла ладони.

— Вы полагаете, сэр Генри, — усмехнулась она, — что я сделала эти таинственные телефонные звонки?

— О нет, — сказал Г.М. — В этом вам помог муж.

Глаза женщины забегали.

— Мы не собираемся обвинять его в соучастии, — продолжал Г.М. — Как выяснил Мастерс, расследуя сообщение, что капитан Ноубл пьянствует в Сохо…

— Значит, вы его расследовали?

— Конечно. И узнали, что капитан Ноубл был настолько пьян, что едва сознавал происходящее. Он только выполнял ваши указания за деньги, на которые мог продолжать напиваться.

Ваш муж, мэм, окончил Сэндхерст,[10]Сэндхерст — военный колледж в одноименной деревне в графстве Беркшир на юге Англии. но сменил военную профессию на театральную. Он был одним из ассистентов в «Тайнах Квинта» в Сент-Томас-Холле. Кери Квинт сегодня обнаружил там его фотографию. Думаю, именно капитан Ноубл придумал ловкий способ «запечатывания комнаты», покуда Квинт ломал себе голову над той же проблемой.

Вы не блещете оригинальностью, девочка моя. Сомневаюсь, что вы могли придумать такое сами. Добрый капитан выболтал вам это, о чем, вероятно, уже не помнит.

Но вы это запомнили, миссис Ноубл! Потому что это давало вам возможность избавиться от Неда Бентона, представив его смерть как самоубийство.

Вчера во второй половине дня Нед позвонил вам и сообщил, что получил судовое место для груза. Вы сразу поняли, что нужно действовать быстро. «Приходите вечером к обеду, — предложил Нед, — и мы обсудим это. Гости нам не помешают».

Но званый обед вас не устраивал. «Я вынуждена отказаться от вашего приглашения, мистер Бентон, — Г.М. пародировал голос женщины гротескно и в то же время весьма похоже, — поскольку я не нравлюсь вашей дочери и чувствовала бы себя неловко. Чтобы я пришла, вам придется отменить другие приглашения».

Вам удалось добиться от нерешительного старика того, что вы хотели. Хорас и доктор Риверс действительно слышали по телефону голос Неда, отменяющий обед, — вот почему они были так в этом уверены. Но Нед отказался передавать ложные сообщения дочери и горничной, чтобы выставить их из дома. Поэтому вы поручили вашему мужу сообщить по телефону выдумку насчет автомобильной катастрофы сначала Луизе, а потом и горничной.

Нед — если вы помните Луизино описание его поведения — должно быть, понял, в чем дело, но молчал из страха оскорбить вас. Единственное, о чем не знали он и вы, — это о трех дополнительных гостях, которым предстояло стать для него сюрпризом. Вот почему мы трое появились в разгар осуществления вашего плана.

Агнес Ноубл приподняла брови:

— Моего плана?

— С пылесосом.

— Докажите это! — Миссис Ноубл рассмеялась ему в лицо.

Вместо смеха получилось фырканье ртом и носом. Но губы кривились в скептической улыбке. Казалось, она говорила: «Вы пытаетесь блефовать, но со мной это не сработает». Самоуверенность этой женщины была настолько чудовищной, что Кери Квинту хотелось ударить ее чем-нибудь тяжелым.

— Впоследствии, когда Нед был уже мертв, — сказал Г.М., — я невольно стал восхищаться вами.

— В самом деле, сэр Генри?

— Угу. Вам пришлось запереть нас в гостиной, пока вы орудовали пылесосом…

— Как интересно!

— Но вы должны были выяснить у нас, заметили ли мы что-нибудь подозрительное в этом «самоубийстве». И вы это сделали! Вы вернулись к дому, позвонили в дверь, изобразили удивление, услышав о смерти Неда, и потом спросили меня напрямик, удовлетворен ли я версией самоубийства. Превосходная тактика, мэм! Я ответил, что вполне удовлетворен…

— Еще бы, — усмехнулась миссис Ноубл.

— Что вы имеете в виду, мэм?

— С первого взгляда было видно, что вы испытываете трогательную привязанность к мисс Бентон. Конечно, вы боялись, что она убила своего отца — тем более что он приходился ей не отцом, а отчимом. Поэтому вы пытались — весьма неуклюже! — прикрыть ее, поддержав теорию самоубийства.

Это был меткий удар, заставивший затылок Г.М. побагроветь.

— Я, безусловно, найду что сказать по этому поводу, — продолжала миссис Ноубл, — когда подам иск о клевете. Вы собирались воспрепятствовать правосудию и решили назвать эту смерть убийством, только когда внезапно увидели шанс обвинить меня.

«Ради бога, будьте осторожны, — думал Кери, — иначе она ускользнет от вас!»

— Я обвиняю вас, мэм.

— Докажите это, — холодно произнесла миссис Ноубл.

— Когда Луиза Бентон заявила о своем намерении подтвердить, что произошло убийство, вы на пару секунд запаниковали и стали намекать на ее виновность. Впрочем, вы не особо усердствовали, поскольку собирались предложить ей «избавиться» — разумеется, за комиссионные — от несуществующей коллекции животных. Убрав Неда с дороги, вы ничем не рисковали. Луиза меньше всего хотела, чтобы эту коллекцию доставили в Англию, и была бы только рада «избавиться» от нее любым предложенным вами способом. Это была еще одна блистательная схема, и она сработала. Как бы сильно вы ни ненавидели Луизу, вы не могли заходить слишком далеко в своем антагонизме.

Но кто действительно представлял для вас опасность, так это Мэдж Пэллизер. Тут вы дали маху. Каким бы сверхчеловеком ни чувствует себя убийца, его подводит собственное воображение. Как говорится, виновный бежит, даже когда его никто не преследует. Вы подозревали, что Мэдж знает куда больше, чем она знала в действительности. Дело было не только в том, что Мэдж практически догадалась о пылесосе — или вы думали, что догадалась. Вы опасались куда более худшего.

Помните, что сказала Мэдж в кабинете, все еще рассуждая о принципах иллюзионизма? «Вы притворяетесь, будто там что-то есть, хотя на самом деле этого там нет. Потом вы должны это скрыть…»

В ее словах не было никакого тайного смысла. Но для вас они прозвучали как голос рока. Вы услышали в них те многозначительные намеки, которые вкладываете в собственные слова, и подумали, что Мэдж имеет в виду несуществующую коллекцию животных, что она о многом догадывается и вот-вот доберется до правды. Поэтому девушка должна была умереть.

— Докажите это, — повторила миссис Ноубл.

— Первую попытку вы сделали прошлой ночью, пробравшись в театр «Исида», чей подробный план опубликован в «Пикчер пост», и включили газ. Попытка не удалась. Но вы очень целеустремленная женщина, миссис Ноубл, и никогда не сдаетесь. Поэтому вы предприняли вторую попытку — с королевской коброй.

К тому времени вы были твердо убеждены, что девушка о чем-то догадывается. А почему? Только потому, что когда вы утром подошли к дому директора, то увидели ее заглядывающей в кладовую, где находился пылесос. Недаром Мэдж показалось, что кто-то за ней наблюдает.

Вы могли напасть на нее тогда — в пустом доме. Но у девушки был пистолет, который она подобрала в кладовой, а огнестрельное оружие способно причинить вред даже в руках того, кто не умеет с ним обращаться.

Вот почему в промежутках между приставаниями ко мне и Мастерсу вам пришла в голову идея с коброй. Возможно, вам подало эту идею присутствие вашего мужа.

Брови миссис Ноубл снова взметнулись кверху.

— Присутствие моего мужа?

— Конечно, — сказал Г.М. — Он потащился за вами в своем обычном коматозном состоянии. Никто, кроме Неда Бентона, никогда его не видел, поэтому его не могли узнать. Но Кери Квинт заметил его здесь, в террариуме, когда мы все проходили вон в ту дверь для закулисного эксперимента с маленькой восьмифутовой коброй.

Несмотря на риск удариться головой, Кери выпрямился.

Он вспомнил, как доктор Риверс пропустил их через дверь в коридор, сказав: «Входите». Он вспомнил лицо Риверса при свете из контейнера с тарантулом. Он вспомнил толстого неопрятного пожилого мужчину в зеленой швейцарской шляпе, тупо уставившегося на освещенный контейнер за плечом Риверса.

То же самое лицо смотрело на него с фотографии самодовольного, похожего на военного мужчины на стене его квартиры — лицо капитана Ноубла.

— Вы намекаете, сэр Генри, — заговорила Агнес Ноубл, — что мой несчастный муж что-то сделал с коброй, которая якобы напала на мисс Пэллизер?

— Нет, — отозвался сэр Генри.

— Тогда будьте любезны объяснить, что вы имеете в виду.

— Все, что делал ваш муж, — это выполнял ваши приказы. Он позвонил в маленький офис Мэдж Пэллизер, назвался Мастерсом и вызвал ее оттуда. Вы же выполнили грязную работу.

— Грязную работу?

— Вы ведь не жалуете змей, верно? — При этом вопросе глаза миссис Ноубл снова забегали. — Доктор Риверс говорил нам, что вы смертельно их боитесь. Но вам незачем было приближаться к королевской кобре. Вам было достаточно пролезть за эту пеньковую занавеску в темный контейнер, — Г.М. внезапно повернулся и указал на занавеску, за которой прятались Мэдж, Кери и Луиза, — а потом открыть дверцу контейнера кобры из коридора позади. Когда змея выползла и затаилась около труб с горячей водой, вам осталось только толкнуть Мэдж Пэллизер. Но это был дурацкий трюк, так как вас видели.

— Это ложь, — улыбнулась миссис Ноубл.

— Нет, — возразил Г.М. — Мальчуган лет восьми-девяти видел вас в полумраке и ошибочно принял за мужчину. Он сказал, что на вас были «большие ботинки и шляпа-котелок». Мастерс подумал, что он имел в виду кого-то похожего на полисмена. Но дети не делают четких различий между «ботинками» и «сапогами». Мальчик имел в виду кожаные сапоги, какие видел на ковбоях в кино. Потому что, мэм, когда вы приходили сюда, на вас был костюм для верховой езды.

Если не считать отдаленного гула в небе, в террариуме было тихо, как в пещере. Кери нигде не видел ни Мастерса, ни доктора Риверса.

Миссис Ноубл пожала плечами.

— Вы блефуете, но вам меня не провести. Что думают обо всем этом ваши друзья из полиции?

— Они не поддержат меня в том, что я собираюсь сделать, — отозвался Г.М., — если вы не захотите все мне рассказать.

— Это становится по-настоящему глупым, — заявила миссис Ноубл. — Я сама управляю своей жизнью и поступаю, как хочу. Я отвечаю на те вопросы, которые мне нравятся, но других заставляю отвечать мне непременно. Это всегда было моей политикой, и я намерена придерживаться ее и далее. — Лицо женщины побледнело от гнева, но голос оставался спокойным. — Если вам есть что еще сказать, пожалуйста, обратитесь к моему адвокату. Боюсь, вам придется с ним побеседовать, хотите вы того или нет. Когда я покончу с вами, мой дорогой сэр, вы пожалеете… — Она оборвала фразу. — Могу я спросить, что вы делаете?

— Мы попробуем кое-что, — сказал Г.М., — что не является блефом.

Вдоль одной из стен, четко видимые при свете из пустых контейнеров, стояли в ряд продолговатые ящики и брезентовые мешки. Кери, чья согнутая спина сильно болела, внезапно почувствовал, как напряглись его нервы, и что Мэдж затаила дыхание.

Хотя они не видели лица Г.М., зато хорошо видели, что он делает. Подобрав один из брезентовых мешков, он развязал стягивающую его веревку и резким движением вытряхнул на пол алмазную гремучую змею.

Длинная извивающаяся масса, почти черная на фоне светящегося пола из зеленого стекла, приземлилась у ног миссис Ноубл.

— Мне говорили, — спокойно сказал Г.М., хотя теперь, когда он повернулся, они увидели, что его лицо стало белым как мел, — что Нед Бентон часто проделывал такой трюк. Давайте попробуем с черной мамбой.

Мэдж и Кери в ужасе отпрянули, но рука Кери все еще придерживала занавеску, позволяя видеть происходящее. Г.М. поднял деревянный ящик с дырочками для воздуха и с размаху швырнул его на пол. Ящик разбился. Оливково-зеленая мамба извивалась среди обломков около миссис Ноубл.

Женщина закричала. Ее лицо приобрело оттенок теста, а карие глаза под сморщенными веками метались, как живые существа. Хвост гремучей змеи толщиной с руку миссис Ноубл хлестнул по ее ноге.

— Вы боитесь змей, — повысил голос Г.М., — и я тоже. Но посмотрим, кто из нас выдержит дольше…

Кери тоже казалась, будто он кричит. В действительности он обратился к Мэдж почти шепотом, но каждый слог как будто молотком стучал у него в голове.

— Должно быть, им удалили ядовитые зубы…

— Нет, — четко произнесла Луиза Бентон. — Все зубы на месте. Они так же смертоносны, как были раньше.

С места, где кольца гремучей змеи словно переплелись с телом мамбы, донеслось сердитое шипение. Слева открылась дверь в коридор, и показался старший инспектор Мастерс, который отпрянул при виде происходящего:

— Ради бога, сэр, прекратите это!

— Следующей выпустим кобру! — прогремел голос Г.М.

— Уйдите, Мастерс, и закройте за собой дверь!

Агнес Ноубл попыталась шагнуть вперед, но не смогла сдвинуться с места. Мастерс нырнул в коридор, и дверь захлопнулась, щелкнув пружинным замком.

— Как вам это нравится, мэм? — осведомился Г.М. — Симпатичные ребята, а? Следите за восьмифутовой африканской коброй! Мэдж Пэллизер пережила незабываемый опыт, когда вы натравили кобру на нее. Теперь эти создания отыграются на нас с вами.

— Я убью вас! — Голос миссис Ноубл было невозможно узнать. — Если только я смогу отсюда выбраться…

— Думаю, скорее они убьют нас, — возразил Г.М. — Если, конечно, у вас не найдется что мне рассказать.

— Мне нечего вам рассказывать! Я…

— Следите за африканской коброй, — снова предупредил Г.М. По его лицу стекал пот. — И берегитесь гремучки! По-моему, она собирается…

Тарахтение зловещих погремушек доконало Мэдж Пэллизер. Если бы она задержалась еще на несколько секунд, ее бы вырвало. Оглядевшись вокруг, Мэдж бросилась из душного контейнера в коридор, стукнувшись головой о дверь.

Кери последовал за ней и прижал к себе ее дрожащее тело. Послышался свист бомбы, которая упала сравнительно близко. Свет на мгновение потускнел, но они были настолько слепы ко всему происходящему за пределами террариума, что едва ли это заметили.

Луиза Бентон не двигалась с места.

Стоя на коленях в контейнере и отодвинув пеньковую занавеску, она наблюдала за происходящим в зале.

Сначала они услышали голос Агнес Ноубл, невнятно бормочущий слова признания, затем грохот револьверных выстрелов и наконец топот ног и голос Мастерса.

Потом наступила тишина, нарушаемая лишь негромким гудением в небе.

Полицейские, материализовавшись из самых неожиданных мест, заполнили террариум.

Сэр Генри Мерривейл зажег сигару, вышел в коридор и сообщил, что все кончено.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий