Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги История очередной попаданки
Глава 5

Следующий день начался с дождя и дождём же продолжился. Удивительно, но, кажется, металлические лошади черракарцев чувствовали себя под дождём куда лучше, чем живые. Видимо, проблемы железного дровосека, ржавеющего в случае осадков, были им чужды. В нашей повозке текла крыша… и вовсю процветала дедовщина. Как новенькая, я сидела у самого края, капли непрестанно летели на лицо и иногда даже за шиворот, как умудрялись – не знаю.

Но я почти что не замечала всего этого. Мои мысли витали вокруг вчерашнего происшествия, и – да, я боялась. Не до дрожи и зубной дроби, но ощутимо. Очень хотелось надеяться, что злоумышленники остались в том городе, и вообще, флакон забрали не они. Я уже начала жалеть, что обратилась к черракарцам, а не к ордену. Но уже как-то поздняк метаться… Не могу же я обратиться в орден сейчас? Что я им скажу? Всю ночь вас искала на постоялом дворе, где всего-то десяток-другой комнат, никак найти не могла?

А на обеде начались неприятности. Так как дождь и не думал прекращаться, ели мы в повозках, горячая еда, подогретая магией, полагалась только благородным, я же пила пиво – не люблю, но лучше его, чем сырую, непонятно какими бактериями обогащённую воду, и ела сухой кусок хлеба с подсохшим же сыром, с тоской вспоминая обеды на работе – а я ещё носом крутила, глупая. Нет, голодом нас всё-таки не морили и в предыдущие дни кормили куда приличнее, видимо, это погодные и походные условия наложили свой отпечаток.

Я успела сделать всего пару глотков и один раз откусить от бутерброда, когда раздались крики, и, так как доносились они со стороны экипажа принцессы, я похолодела, предчувствуя недоброе. И не зря. Буквально через минуту меня грубо выдернули наружу под проливной дождь. От неожиданности я выронила свой недоеденный бутерброд-обед и расплескала пиво, впрочем, к моему тайному удовлетворению, большая часть выплеснулась на плащ вытащившего меня мага ордена. Я не вредная, нет. Но хамство должно быть наказано.

– Прачка? – скорее утвердительно, нежели вопросительно произнёс он и, дождавшись кивка – говорить я не могла – жевала, повёл, а вернее поволок к экипажу принцессы.

Ну вот, – думала я, хоть на быт принцесс напоследок погляжу. Неужели Илону всё-таки того, укокошили? Теперь всех распустят по домам прямо тут? Или всех в тюрьму, до выяснения обстоятельств, так сказать?

В экипаже, больше напоминавшем автобус – уж больно большой, и как только лошади справляются? – было многолюдно. Тут были и маги ордена, и Фиа с парочкой черракарцев, и бледная Ани, и пара фрейлин, и, о чудо, сама Илона, уже не вопящая, но, несомненно, живая. Насчёт здоровой – не уверена, они тут все, по-моему, на голову немного больные.

Конечно же, у меня хватило ума не выражать удивления, и к приветствию “Ваше Высочество” – увы, приходилось кланяться, ох приходилось, не добавить “Вы живы?!”, хотя про себя я так подумала. И добавить ещё хотелось: “А чего вопила-то тогда?”. Илона меня проигнорировала, зато одна из фрейлин оживилась и зачастила:

– Вот, Ваше Высочество, Вы только посмотрите, какой у неё взгляд продажный… – Что?! – Говорила я Вам, плохая это идея – непроверенных людей брать! Теперь вот хоть казни, а не исправить ничего, вот горе-то какое…

Что значит “хоть казни”?! Я ж говорю – больные они тут. Мне было страшно, несмотря на полную абсурдность происходящего, я вдруг представила, что никакого “всё будет хорошо” и “жили они долго и счастливо” в моей жизни может так и не наступить, бывает ведь – погибают же люди по нелепым случайностям, неужели и со мной произойдёт такое? Я с надеждой взглянула на леди Фиа, но она не спешила вмешиваться, зато неожиданно вступился какой-то маг из ордена. К ним надо было идти, к ним! Вот что ж ты за дура, Леська, вечно по жизни неправильный выбор делаешь…

– Леди Кристина, – сказал он, – вина девушки не доказана, не торопитесь.

Я сразу воспылала к нему горячей симпатией. И ничего, что ему лет пятьдесят, и он обладатель пивного животика – я чисто по-людски, как к брату и просто хорошему человеку. А к этой леди Кристине, предсказуемо, – горячей антипатией. Она была довольно высокой, ростом с меня, с тщательно уложенными каштановыми волосами и тёмными карими глазами. Чёрт, да она в принципе была чем-то похожа на меня, только я, конечно, лучше. Ну и нос у меня немного курносый, а у неё прямой. И фигура у меня получше, хотя пара-тройка лишних сантиметров на талии, увы, тоже имеется.

– Ну, так чего же вы ждёте? – капризно повела плечиком Кристина. – Вы говорили, что можно как-то определить, брал ли человек в руки эту гадость… вот и определяйте!

Тут я немного расслабилась – какое счастье, что я не стала прикасаться к флакону! И к деньгам, кстати, тоже. Если целью была подстава, так сказать, обеспечение козла отпущения, то я бы на месте злоумышленников и деньги, и даже сам кошель измазала этой же гадостью, которая была во флаконе.

А маг тем временем подошёл ко мне и, взяв за руку, что-то шептал. Ничего не происходило. Затем взял другую руку… и тоже ничего. Это ведь хорошо, да?

– Ничего, – сказал он, немного растерянно. – Девушка ни при чём.

– Нет, – сказала Кристина, вот жаба! – Не может быть! Она, наверное, не сама вылила на платье, а её сообщник или сообщница, но она соучастница, без неё явно не обошлось!

– Леди Кристина, – с отеческой улыбкой сказал маг, мягко беря её за руку, – если бы девушка дотронулась до обработанного платья, то проверка тоже показала бы след.

Не знаю, намеревался маг проверять фрейлину или, может, просто заклинание осталось висеть на его руках, но её ладонь как раз засветилась фиолетовым.

Интересно, это у них тут любимый цвет такой? Или мой знакомец из леса как-то причастен? Я бы уже ничему не удивилась. Хотя у них же орден Фиолетовой Росы, может, поэтому?

Я насладилась эффектом – леди Кристина весьма побледнела, однако, к сожалению, объяснение нашлось: именно она, вместе с Ани, помогала Илоне одеваться. Между прочим, идеальное алиби. Я бы на месте магов к этим двоим и присмотрелась. И, кстати, а что всё-таки произошло-то?

Увы, но как только прояснилась моя непричастность, меня вытолкали наружу, под дождь, и дальнейший разбор полётов проходил без моего участия. Идти обратно в свою повозку мне очень не хотелось – налетят с расспросами эти клуши, а я, между прочим, стресс пережила. Мне надо побыть одной. Успокоиться. Выдохнуть. А вымокла я и так уже до такой степени, что хуже вряд ли будет.

– Что стоишь, прачка? – спросил откуда-то сзади Фар, и я, к собственному удивлению, ему обрадовалась.

– Меня Леся зовут, – сказала я.

– Я з… запомню, – ответил он, и мне почудилась некая заминка. Может, он хотел сказать «забуду»? Или "знать этого не хочу"?

– А что произошло-то? – спросила я, чувствуя себя мокрым воробьём. Почему-то рядом с кошкой.

– Кто твой любовник? – в ответ совершенно бесцеремонно поинтересовался он.

Я озадаченно уставилась на него, и он неверно истолковал мой взгляд – решил, что я торгуюсь. Око за око, ответ за ответ и всё такое.

– Платье принцессы было пропитано зельем, которое используется в помолвочных обрядах некоторых стран. Теперь она вроде как обручена с другим, не с нашим принцем, и не может выйти за него, пока эту помолвку не расторгнет.

– А фрейлина эта, леди Кристина, она же тоже трогала платье. Тоже обручена? – поинтересовалась я. Скажи он «да», и я бы не удивилась, лишь порадовалась, что сама в этакий гарем не загремела. Безумный мир, безумные нравы, что.

– Нет, – кажется, Фар даже улыбнулся моему предположению. Видеть я не могла – он был в плаще и в капюшоне. А я всё мокла под дождём, чего не заметить он ну никак не мог. Кажется, он даже с интересом провожал некоторые капли, скатывающиеся по зоне декольте, и даже не думал предложить плащ. Нахал, хам и невежа, что ещё сказать. – Зелье делается под конкретного человека. Так что там с любовником?

– Нет у меня любовника, – честно призналась я, добавив в уме «пока». Это «пока» как-то успокаивало и обнадёживало. – А зачем интересуетесь? – не постеснялась спросить.

– Пытаюсь понять – почему женщина, вроде не совсем дура, истратила все деньги на бельё и не купила плащ?

Вопрос был не в бровь, а в глаз. Действительно, дура. Ведь и деньги-то ещё остались, чего плащ не купила? Впрочем, если бы меня не ограничивали так во времени, я бы непременно сообразила. Так что будем считать, что это не я сильно сглупила, а обстоятельства так сложились. Но не признаваться же этому?

– Вот и поделился бы плащом, – огрызнулась я.

– Нет, – сказал он даже с каким-то удовольствием. – Ты его вымочишь. И меня. И тебе всё равно будет холодно в мокром. Иди лучше в повозку и переоденься.

И я пошла. Странно, но после разговора с ним стало легче. Впрочем, ненадолго. Когда я пришла, эти наглые курицы, простите, но это я ещё мягко их назвала, как раз заканчивали делить мои вещи. Видимо, решили, что я уже не вернусь, вытащили из-под лавки мою сумку с вещами и распотрошили. Как раз делили многострадальный красный кружевной комплект белья, не везёт ему что-то. У меня не нашлось слов, правда. Вообще никаких. И нецензурных тоже. И даже жестов и то. Я только порадовалась, что деньги всегда со мной – под платьем, и что не владею магией, а то бы убила их всех на месте. Извиняться и возвращать вещи они как-то не торопились, но хоть ругаться за комплект перестали. Мы просто смотрели друг на друга, невероятно удивлённые. Они – что я вернулась, а я – такой наглостью и бесцеремонностью.

Наверное, надо было как-то обернуть это в шутку. Или хотя бы наорать на них, выпустить пар. Но всё, что я смогла – это плюнуть на землю и уйти, глотая слёзы. Нет, дело вовсе не в вещах как таковых, и не в деньгах, просто они безжалостно вторглись и уничтожили единственный оставшийся у меня кусочек личного пространства.

* * *

Я знала точно – в повозку не вернусь. Пойду пешком, а лучше – вообще потеряюсь, и пусть черракарцы меня разыскивают, если хотят, что, впрочем, вряд ли – кому я нужна… Казалось бы, ничего страшного не произошло – у меня есть ещё деньги, много денег, меня не упекли в тюрьму, не казнили, вообще обвинения сняли… ну, подумаешь, покопались какие-то идиотки в моих вещах… но все эти увещевания самой себе как-то не помогали. Видимо, это просто была последняя капля.

Когда через десять минут прозвучала команда трогаться, я твёрдо решила остаться тут, и будь, что будет. Как-нибудь, наверное, выберусь из леса, а если и не выберусь, то и чёрт с ним! Во мне включился какой-то детский, глупый механизм – “простужусь, умру, и тогда вы все пожалеете!”. Я поплотнее вжалась в дерево, прислонившись к которому сидела, и, обернувшись, наблюдала, как трогаются сначала механические кони, затем данкирские повозки…

– Тут водятся волки, – прозвучал вдруг совсем рядом голос Фара, я даже вздрогнула. Как он умудрился подкрасться вместе со своей механической лошадью – загадка. Точно магичит.

– Мне всё равно, – сказала я. И, вспомнив волка – посланца фиолетового, принесшего мне деньги и воду, добавила. – Некоторые волки куда лучше людей.

– Что случилось? – серьёзно спросил Фар, и мне послышалось даже некоторое участие в его голосе.

Не дожидаясь ответа, он затянул меня на лошадь и усадил боком перед собой. И даже поделился плащом.

– Решил вымокнуть? – спросила я. Не потому, что такая неблагодарная, просто не находила слов. И боялась снова расплакаться. Иногда доброта бьёт даже больнее.

– В хорошей компании можно и вымокнуть, – пожал плечами чернокнижник, высушивая заклинанием мою одежду. Но тут же всё испортил, добавив. – Только не наглей и не выдумывай себе чёрт знает что. Я просто подобрал ободранного и побитого жизнью котёнка, ясно? Даже не подобрал, а так, вытащил из ямы. Будет лезть на стол и метить углы – верну обратно. Аналогия понятна?

– Ты чего такой пуганый? – спросила я. – Можно подумать, тут очередь желающих тебя под венец затащить. Да ты мне вообще не нравишься!

– Ссажу, – пригрозил Фар, и я поспешила исправиться:

– Ну, как мужчина не нравишься. Как человек – ещё ничего…

М-да. Как-то сомнительно исправилась.

– И чем же? – заинтересовался он. Вот чудной человек: и нравиться не хочет, и не нравиться тоже…

Я промолчала в надежде, что он замнёт эту тему, но нет, видимо, зацепило.

– Дай угадаю, – сказал он. – Денег мало!

Ну-у-у, в чём-то он прав, наверное, правда, дело не столько в деньгах, сколько в статусе… но признаваться как-то не хотелось.

– А у тебя мало? – спросила я.

– И титула нет, – продолжил он, не ответив.

Вот надо же, какой умный мальчик. А чего ж тогда ничего нет-то? Хотя, как знать, вдруг есть?

– А что, нет? – продолжила я придерживаться выбранной линии: ничего не подтверждать, ни на что не соглашаться.

Он не ответил и, подождав для приличия минутку, я решила подсказать:

– Характер…

– Что характер? Характер есть. Это недостаток теперь? – усмехнулся он.

– Это смотря какой, – протянула я. – И воспитание… непонятно какое. И лица не рассмотреть толком… Вот голос разве что ничего.

Тут я немного погрешила против истины – голос был, как я уже говорила, вау! Да и обнимать его под плащом мне тоже неожиданно понравилось… Но разве ж он годится для серьёзных отношений? А мне уже пора, возраст такой, что только серьёзно теперь. И детей пора…

– Я рад, что наша несимпатия взаимна, – сообщил тем временем Фар, и я смертельно на него обиделась.

– Говорю же, воспитание – так себе, – буркнула в ответ и собиралась этим и ограничиться. Но демон любопытства дёрнул меня за язык. – И что же во мне не так?

Если скажет про возраст, придушу голыми руками, заберу лошадь и уйду в леса разбойничать.

– Прачка, – сказал он. И как высокомерно сказал! Сволочь.

– И что? – надулась я. – Можно подумать, ты не на побегушках у леди Фиа. Ученик Фар.

– Ты читать-то хоть умеешь? – не остался в долгу он.

– Умею, – сказала я.

– И какое последнее произведение прочла? Вывеску магазина одежды? – глумился гад. Впрочем, не злобно, но и не так, чтобы очень уж по-доброму. – За два подхода?

А он со своими женщинами в постели книжки читает? Но спрашивать я не стала, решит ещё, что напрашиваюсь в ту самую постель.

– Ссаживай, – сказала я вместо этого. – Как человек ты мне только что тоже разонравился.

Он молчал, и я уж подумала, что действительно ссадит. Но нет.

– Ладно, извини, – легко произнёс он. – На самом деле ты симпатичная, просто не в моём вкусе.

На этом и порешили. Я не заметила, как уснула – спина у механического коня была широченной, черракарец тёплым и надёжным, а спать хотелось очень-очень.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий