Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Желание волка
Глава 5

Вспомнив безумную ночь и феерические оргазмы, Соня перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Утром все казалось иначе.

Боже… Это безумие! Чистой воды безумие.

Что на нее вчера нашло? Вела себя как самка во время течки. Ладно, допустим, природная стыдливость переживет тот факт, что Соня сама пришла к Денису… Но то, как отвечала на его ласки?..

Столь сильных оргазмов Соня не испытывала никогда в жизни. Да и испытывала ли оргазмы вообще? Из груди вырвался горестный вздох. Денис был ее вторым любовником. До него она два года встречалась с коллегой по работе, с которым рассталась несколько месяцев назад. Причем по собственной инициативе.

Вспоминать Артема, когда тело ощущало отдаленный отклик на ласки другого мужчины, показалось неправильным. Перевернувшись, Соня села на кровати и вскрикнула. Нет, надо все-таки быть поосторожнее! Стоило вспомнить о вчерашнем сексе у бассейна и в нем самом, как ее волчица тотчас пробудилась. Завиляла хвостом и потребовала, чтобы Соня побыстрее умывалась и спускалась вниз. Волчице не терпелось увидеть Дениса.

Принимая душ и подставляя тело под успокаивающие струи теплой воды, Соня размышляла, как вести себя дальше. Она должна была уехать, ведь ей не предложили остаться погостить. Но едва представляла, что больше никогда не увидит сурового оборотня, не почувствует его аромат, все естество начинало противиться отъезду.

Да что с ней такое? Неужели любовь с первого взгляда? Волчица откликнулась, заметалась, давая понять, что не только человек испытывает смятение. Соня всегда отличалась благоразумием и осторожностью – мама приучила. Сейчас же не понимала своего поведения.

Мучаясь из-за непонимания происходящего, Соня оделась и отправилась на кухню. Утренней чашкой кофе и бутербродами ее точно угостят, а там посмотрит по обстоятельствам.

Мелькнула надежда: а может, Денис не захочет отпускать? Такое ведь тоже возможно… Соня покачала головой. Когда же она утратит наивность? Разве Денис похож на мужчину, способного всерьез увлечься девушкой, с которой связывает лишь одна ночь? Еще вчера, увидев его вылезающим из внедорожника, подумала, что этот мужчина производит впечатление уверенно шагающего по жизни человека. А то, что Денис одним рыком разогнал волков, говорило о силе.

От воспоминаний о ночных голодных волках Соню передернуло. Где бы она была сейчас, если бы не Денис? И была ли бы вообще? Страх, пережитый ночью, снова вернулся. Возник вопрос: а готова ли она к жизни среди сородичей? Их устои в корне отличались от существования обычных людей! Почему же мама не подготовила ее, увезла из стаи? Вряд ли узнает ответы на эти вопросы.

Первым делом в поисках Дениса Соня отправилась на кухню, но там никого не было. Принюхалась, доверившись инстинктам. Ей хотелось по запаху определить, где хозяин дома. Ничего не получилось – его запахом было пропитано все вокруг. Пожав плечами и щелкнув электрическим чайником, Соня решила осмотреться.

Она вышла в гостиную. Первое, что бросилось в глаза, – одинокая рамка с фотографией, стоящая на выступе домашнего камина. Что-то екнуло в груди. Движимая любопытством и затаенной тревогой, она, не замечая ничего вокруг, направилась к каминной полке. Фотография была небольшая, где-то двадцать на пятнадцать. На ней оказался запечатлен мужчина. Волчица беспокоилась все сильнее. Она забилась, заметалась. Неприятное предчувствие холодной змейкой пробежало по спине.

Черные волосы. Жесткое лицо. Колкий взгляд. Квадратный подбородок. Высокомерное лицо, знакомое с детства. С фотографии на Соню смотрел оборотень, преследовавший мать.

Кровь прилила к голове, в висках застучало, руки задрожали, ноги стали ватными. Что делает фото Павла в доме Дениса? Причем других не наблюдалось. Даже фотографий самого Дениса.

Она сделала еще шаг, когда услышала голос хозяина дома:

– Вижу, ты проснулась.

Ни «доброе утро», ни «как дела, дорогая?». И интонация холодная, с нотками неприязни.

Соня обернулась и, все еще под впечатлением от увиденного, указала на фото.

– Что этот мужчина здесь делает? Я имею в виду: его фото…

Глаза Дениса недобро прищурились.

– Ты знаешь его?

– Павла? Да… Поверхностно…

– Поверхностно, значит, – с иронией повторил Денис и приблизился к Соне.

Пораженная негативной энергией, исходящей от мужчины, она сделала шаг назад, едва не упершись спиной в стену. При свете дня Денис выглядел иначе. Ни страстного взгляда, ни намека на симпатию. Своей мощной фигурой он словно давил на нее. И смотрел пристально, не мигая, точно пытался заглянуть в душу.

– Да, – в растерянности отозвалась Соня. – А ты… Ты с ним знаком?

Вопрос был нелепым, но сорвался с губ прежде, чем успела подумать. Уголки губ Дениса изогнулись в хищной улыбке.

– Не стану же я хранить фото незнакомого мужика! Это Павел Елистратович Потемкин. Мой отец.

Мир закружился вокруг Сони. Возникло чувство, словно на нее вылили ведро ледяной воды. В горле запершило, во рту пересохло. Волчица прижала уши, издав жалобный вой. Она запоздало почувствовала опасность, западню, в которую угодила. Инстинкты зверя у Сони были развиты слабо, можно сказать, только просыпались. Удалось сделать слабый глоток воздуха, и она поднесла руку к горлу.

Ее подозрения ничем не подкрепятся… Она ошибается… Точно ошибается…

Встретившись с взглядом карих глаз оборотня, задохнулась от излучаемой ими ненависти.

– Твой отец?.. – Информация не желала укладываться в голове. Калейдоскоп страшных воспоминаний замелькал перед глазами.

– Не можешь поверить в очевидное? – Денис открыто глумился над растерянностью Сони.

Выглядел он безупречно. В синих джинсах, обтягивающих стройные бедра, и в белой футболке, подчеркивающей золотистый загар. От него, как и вчера на дороге, исходила сила, заставляющая Соню трепетать, а волчицу – испытывать тревогу и смятение.

– Поверить во что, Денис?

Мужчина приблизился вплотную. Его глаза изменили цвет – из светло-карих стали едва ли не черными.

– Еще не поняла?

Слова острыми иглами вонзались в кожу, заставляя нервничать все сильнее. Соня всматривалась в его красивое лицо. С нарастающим сожалением понимала, что все не так просто, как думала вчера, отдаваясь со всей страстностью, на какую была способна.

– Думаю, стоит объяснить, – тяжело дыша, сказала Соня.

На душе было скверно. Сказка, начавшаяся с первого волшебного прикосновения, оказалась замаскированным триллером. Как и вся жизнь Сони.

– Уверена, что хочешь знать?

Денис внимательно следил за ее реакцией. Заметил, как она побледнела, как потухли глаза. Соня не скрывала разочарования, но его это мало интересовало. Она еще не знает, что все только начинается.

– Уверена, – голос Сони дрогнул.

Почему возникло чувство, что ее загнали в ловушку? В искусно расставленный капкан?

– Буду краток: я жажду мести. И ты – моя цель.

Соня нахмурилась, мотнула головой, точно прогоняя сонный морок.

– Денис, какая месть? О чем ты?

– О тебе. О твоей матери. О моем отце.

Жестокие слова вонзились в сердце, заставив его сжаться и ускорить темп.

– Ты – сын Павла Потемкина, который преследовал мою маму, – произнесла Соня, отчаянно надеясь, что неправильно поняла. – И ты говоришь о мести… То есть ты понял, кто я, и решил за что-то отомстить? Денис…

Мужчина рассмеялся, запрокинув голову. Его хохот эхом разнесся по просторной светлой гостиной, которая уже не казалась гостеприимной.

– Как же ты наивна!.. Но это мне даже на руку! Проще привести план в исполнение.

Соня подняла руки, словно отгораживаясь от мужчины.

– Денис, хватит! Не надо больше ничего говорить! Я ничего не хочу слышать! Произошло недоразумение! Я не ожидала, что ты окажешься сыном… – Она осеклась, не в силах справиться с мучительными воспоминаниями. Перед уходом Павел пару раз рычал на нее, маленькую девочку, отчего она билась в истерике и терзалась из-за кошмаров. – Я удивлена, очень… У меня в голове не укладывается такое совпадение, и я…

В этот раз Денис сам прервал ее, грубо схватив за плечи, причиняя боль. Ощутимо встряхнул.

– Нет никакого совпадения! Неужели не поняла, что я спланировал нашу встречу?

Цепкие пальцы впились в кожу, и Соня закричала:

– Пусти! Мне больно!

– Не смей повышать на меня голос! – зарычал Денис, выпуская на волю внутреннего волка.

Что стало с волчицей?! Ее словно парализовало. Она, так мало сталкивавшаяся с другими оборотнями, и не подозревала, что существует право сильнейшего. Сейчас же ощутила давление его воли, силу, которой невозможно противостоять. А еще в волчице заговорила кровь предков. И та недвусмысленно дала понять, что ей необходимо подчиниться, иначе…

Соня задохнулась от боли и страха, испытываемых волчицей. Она с ужасом смотрела в лицо мужчины, который ночью сжимал ее в страстных объятиях.

– Не кричи на меня. – Соня сбавила тон. – Ты пугаешь меня…

Денис усмехнулся, и эта усмешка больше походила на оскал дикого зверя.

– Или твою маленькую волчицу? Загнал ее в угол? Она чувствует моего волка?

– Денис, прошу, не надо! – Соня сама не знала, о чем просит. Хотела, чтобы он отпустил ее и отошел. Тяжело было общаться с Денисом, когда он так близко.

– Что не надо? Посвящать тебя в свои дальнейшие планы?

– Я хочу уехать, – выпалила Соня. Она не желала больше слышать ни о Павле, ни о нелепой мести. – Позволь мне уйти из твоего дома и…

– Нет! – яростно выпалил Денис, вынуждая Соню вздрогнуть. – Ты останешься! И, кстати, идти тебе некуда! Тебя никто не ждет!

Ужасающая догадка пронзила сознание. На мгновение Соня даже забыла о жестоких руках, удерживающих ее.

– Как это меня никто не ждет? – Надежда, как известно, умирает последней. – А бабушка?

– Она не находила тебя. Не писала. Не приглашала в гости. Все организовал я. Просто прикрылся ее именем.

Соня побледнела, чувствуя, как вокруг шеи затягивается удавка.

– Волки… Вчера… Они твои друзья? – прошептала Соня, не в силах до конца осознать, что произошло.

Глаза мужчины сверкнули торжеством. Он притянул Соню к себе, прижимая к крупному телу.

– Они не просто друзья, они – часть моей стаи, – выдохнул он ей в лицо и переместил руки, захватив затылок и заставив обнажить шею.

На Соню накатила паника, проникая в кровь и опрокидывая разум на лопатки. Разум забился в истерике, не находя выхода. Захват Дениса лишил возможности двигаться.

– Денис, ты сумасшедший… Что ты делаешь?

Руки, которые ночью так страстно ласкали тело, заставляя трепетать и извиваться, держали железной хваткой. Соня не сомневалась: стоит сделать резкое движение, как он причинит боль. Но ошиблась.

Денис заставил сделать шаг навстречу, приблизив вплотную, и теперь их тела снова соприкасались. Соня с ужасом почувствовала, что он возбужден.

– Что я делаю, маленькая волчица? – Тембр голоса понизился, свидетельствуя о нарастающем желании. – Пока разговариваю с тобой и разъясняю, по каким правилам ты будешь жить. Но думаю отложить разговор на потом… – Денис склонил голову и провел носом по шее Сони, вдыхая запах. – Ты очень соблазнительная с утра, и я не насытился прошлой ночью. Потрясающе пахнешь… Твой запах для моего волка лучший афродизиак. Не встречал волчиц с таким сладким запахом…

В подтверждение своих слов Денис потерся бедрами о ее живот. Соня прерывисто дышала, смотря на него расширившимися глазами. Одной рукой уперлась ему в грудь, второй попыталась высвободить волосы.

– Денис, прошу, одумайся! Ты говоришь страшные вещи! Я не знаю, за что ты собрался мне мстить!.. Зачем придумал коварный план… Я не хочу принимать участие в этом безумии. Прошу, отпусти меня! Позволь уехать. И пожалуйста, отпусти волосы, мне больно…

Соня старалась не говорить или действовать резко. Опасалась, что если начнет противиться, вырываться, то разозлит мужчину и последствия будут ужасающими. Она вспомнила оскаленные пасти волков на дороге, и ее тело сотрясла дрожь.

– Соня… Соня… Ты боишься меня, и правильно делаешь… – выдохнул он, ослабляя хватку, но не отпуская. – Я чувствую, как меняется твой запах. Наивная девочка! Волчица, выросшая без стаи, без альфы. И, конечно, не знающая, что запах страха еще сильнее распаляет желание самца. Ты пробуждаешь во мне инстинкты охотника…

Он действовал стремительно. Сместил руку с затылка на спину, потом сжал ягодицы Сони, впечатывая ее тело в себя.

– Нет!..

Соня замотала головой. С ее глаз сорвались слезы и заструились по щекам. Дрожь усиливалась, нервное напряжение нарастало. В голове промелькнул образ матери после «любви» Павла – глубокие царапины, синяки, кровавые ссадины…

Она не мама. Она не выдержит подобного отношения!

Денис отреагировал на ее слезы угрожающим рыком, от которого волчица протяжно заскулила. Она, в отличие от Сони, поняла, что он имел в виду, сказав, что у нее нет альфы. В мире оборотней она оказалась без защиты. Никто не заступится. Соня в его власти по праву сильнейшего.

Мужчина отстранился, его глаза потемнели и приобрели непонятное выражение.

– Плакать перестань! – распорядился он, чем вызвал еще больший поток слез.

В голове Сони мелькнула мысль, что нельзя его злить, но ничего поделать не могла.

Денис отстранился и вскинул руку к ее лицу. Подумав, что он собирается ударить, она вскрикнула, отшатнулась и попыталась закрыться ладонью.

– Соня?..

На долю секунды показалось, что в голосе мужчины промелькнули удивление и сомнение.

Удара не последовало. Но она не спешила открывать лицо: мало ли что? Мужчина мягким и одновременно настойчивым движением отвел ее ладонь и впился в глаза гневным взглядом.

– Ты подумала, что я тебя ударю? – спросил он. На его висках напряглись вены, желваки нервно задергались.

Соня не спешила с ответом. В голове билась одна мысль: бежать, бежать, бежать как можно дальше… Главное, выбраться из дома. Там перекинется и постарается убежать. Она молодая, сильная, быстрая. Если будет осторожной, ей удастся скрыться.

Мужчина нетерпеливо ждал, и пришлось признаться:

– Да.

Он грязно выругался.

– Я не дерусь с женщинами!

– А в облике волка?.. – сорвался с языка вопрос.

Мужчина оскалился, заставив Соню снова испытать сковывающий все мышцы страх. И убежать сейчас не было никакой возможности! Он догонит и тогда… Если Денис вынашивал план мести, то так просто не отпустит. В чем же заключается его месть?

Мысли путались. Выхода не было. Наверху, в спальне, находился пистолет, но Соня сомневалась, что он поможет. К тому же закралось подозрение, что Денис – один из сильнейших оборотней. Это подтверждали его слова: «они – часть моей стаи» и поведение волчицы, признавшей в нем сильнейшего. Она больше не высовывалась, затаилась, наивно полагая, что про нее забудут.

– В облике волка при необходимости я могу загрызть как самца, так и самку. – Безжалостные слова Дениса подтвердили худшие опасения. – Такова моя сущность! Я готов защищать свои интересы даже клыками.

– И твои интересы как-то пересеклись с моими? – Шоковое состояние отступало. Необходимо разобраться в том, что задумал Денис. Тогда появится слабая надежда избежать заточения в роскошном шале.

– Совершенно верно. – Он снова улыбнулся, и от этой улыбки ее тело пронзило холодом.

– Денис… – сказала Соня, радуясь, что он больше не прижимает к себе и она не чувствует возбужденного члена, упирающегося в живот. – Давай поговорим как цивилизованные люди. Не пугай меня больше. Я и так напугана сверх меры.

Мама никогда бы не призналась в своем страхе, но Соня другая.

– Вчера, когда с такой готовностью отдавалась мне, страха ты не испытывала, – с долей злорадства напомнил Денис.

Отойдя на шаг, освободил для нее немного личного пространства. Пристально осмотрел, и с его губ сорвалось:

– Какая же ты все-таки хрупкая…

Соня не знала, как реагировать. Что он подразумевает под словом «хрупкая»? То, что ее легко сломать?

– Для мира людей у меня вполне стандартная фигура, – зачем-то произнесла Соня и нервно провела вспотевшими руками по бедрам.

Это было ошибкой. Взгляд мужчины метнулся к ним, в карих глазах заплескался голод. Голод страсти.

Соня замерла. Нет! Больше никакого секса с Денисом Потемкиным!

– В мире волков такое редкость. Слишком женственная. И рост у тебя невысокий. Если бы не женственные бедра… – Сквозь сжатые губы мужчины вырвался приглушенный стон. – Я бы назвал тебя хрупкой. Но твоя попа…

Да что он привязался к ее попе? Соня с трудом сдержала истерический смешок. Бедра как бедра! Да, широковаты, но у трети женщин всего мира широкие бедра! Да, Соня знала, что мужчины на уровне инстинкта воспринимают такие особенности фигуры как определенный знак. То, что женщина способна забеременеть и родить здоровое потомство. Надо полагать, инстинкты волков еще более обостренные.

– Я не хочу обсуждать свое тело, – заявила Соня и отважилась взглянуть в лицо Дениса.

Красив, подлец! И вчерашнее безумие – лучшее доказательство того, что она и сама велась на инстинкты. В ее случае привлекли красивое лицо и мощная фигура. При воспоминании о прошлой ночи волчица робко приподняла мордочку, и по телу разлилось тепло. Им обоим было хорошо…

Воспоминания оказались второй ошибкой. Денис прищурился, крылья носа затрепетали. Он втянул воздух, почувствовав изменения в запахе.

– Поговорим о том, как я вчера занимался с тобой сексом? – едва ли не промурлыкал он.

Надо же, волк – и мурлычет!

– Не стоит! Это было… – Соня замолчала.

– Ошибкой? Или это было незабываемо? – Настроение Дениса менялось со скоростью света. – Я помню, как ты кричала, кончая. И стоны твои хорошо запомнил. Хочу повторить.

У Сони вырвался истерический смешок.

– Ты сумасшедший?.. То ты говоришь, что заманил в западню, желая отомстить непонятно за что! Теперь говоришь, что хочешь! Неужели думаешь, что я позволю тебе прикоснуться ко мне?

– Неужели ты думаешь, что я буду спрашивать?!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Anfiza: Большое спасибо за прекрасную работу! ;) 26/12/18
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий