Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Полночное солнце Midnight Sun
Глава 4

На следующий день перед пробежкой Морган заходит ко мне, чтобы узнать подробности сенсации, пока я не легла спать. Я уже написала ей в общих чертах, как прошла моя встреча с Чарли. Даже вкратце писать об этом было стыдно. Но Морган настаивала на доскональном пересказе, желая услышать эту ужасную историю непосредственно из уст хозяйки покойного кота.

– Кот?! – взвизгивает она, глядя на меня расширенными глазами.

Я со стоном накрываю голову подушкой. Может, надо просто зарыться поглубже и лежать тихо, а когда я проснусь, окажется, что все это был только страшный сон?

– Кошачьи похороны! – фыркает Морган и принимается так хохотать, что чуть не падает с крутящегося стула.

– Обязательно вслух повторять?! – кричу я из-под своей подушки.

Если подруга не перестанет мусолить все те глупости, которые я наговорила, я точно не сумею убедить себя в том, что все это мне приснилось.

Морган встает, подходит к кровати и плюхается рядом со мной. Я не вижу ее, но чувствую, как матрас сотрясается от смеха. Она кладет руку мне на плечо:

– Все нормально, Кэти. Я где-то слышала, что смерть домашних животных многих возбуждает.

Открываю лицо, сажусь и спрашиваю:

– Как я должна была ему ответить?

– Как угодно. Буквально любым другим сочетанием английских слов.

Я не спорю: история про кота дебильная. Но по-моему, это был все же не худший вариант ответа.

– Любым? «Привет, я Кэти. Я каждый день наблюдаю за тобой из окна вот уже десять лет». Так, что ли, надо было сказать?

– Ну прямо с этого я бы начинать не стала…

– Или, может быть, так? – продолжаю я, скрестив руки и в упор глядя на подругу, – «Мы с тобой учились вместе в начальной школе. Тогда все звали меня Кровопийцей».

Морган закатывает глаза:

– Все давно про это забыли.

Вздохнув, ударяю кулаком по подушке.

– Я всегда мечтала поговорить с ним, увидеть его близко, не из окна. И вот, когда все сбылось, мое тело превратилось в деревяшку. Оно меня предало. Ты предала меня! – кричу я, с отвращением оглядывая себя.

– В следующий раз все исправишь, – утешает меня Морган.

Ее голос стал мягче, она уже не смеется надо мной. Она знает, как много для меня значила прошлая ночь и как мне фигово, оттого что я все испортила. Я поднимаю глаза:

– Ты читала мою запись в «Твиттере»?

Я имею в виду ту, что сделала ночью, когда вернулась: «Уф!.. Больше я из дому ни ногой. Серьезно».

– Кэти, на самом деле все это к лучшему. Вот увидишь. Теперь ты знаешь, что выходить из дому и встречаться со сверстниками дело обычное. Не все вокруг тебя сволочи. И ты очень даже можешь нравиться людям. Даже если пытаешься впарить самому сексуальному парню в школе какую-то лабуду про мертвого кота.

– Не напоминай! – говорю я, ударяя себя ладонью по лбу. Кажется, вот-вот расплачусь. – Кроме прочего, последняя ночь показала, что за годы сидения взаперти я совершенно разучилась общаться с людьми. Больше я не собираюсь так позориться.

Морган треплет меня по колену:

– Ну да, ты немножко заржавела. Тем более тебе надо пойти туда опять. Кто знает, какие увлекательные приключения тебя ждут в следующий раз?

– Следующего раза не будет, – угрюмо бормочу я. – По крайней мере, не с Чарли.

– Откуда такая уверенность? – начинает Морган, собираясь вывалить на меня кучу надуманных аргументов, неубедительно доказывающих, что в будущем у меня все получится.

Я останавливаю ее:

– Один раз попыталась, и хватит. Больше я его не увижу. В этом сомневаться не приходится, потому что из дому я теперь и носа не высуну. Пускай папа вздохнет с облегчением.

– Перестань. Ты ведь несерьезно.

Я скрещиваю руки на груди:

– Серьезнее некуда.

Тут Морган вдруг замолкает. Вместо того чтобы дальше бубнить, что у меня все еще получится (и с мальчиками, и в жизни вообще), она утыкается в свой телефон и через несколько секунд у нее отвисает челюсть, а глаза становятся огромными, как два блюдца:

– Ты проверяла колонку Гэбби?

Сердце включает высшую передачу. Уже довольно давно я написала нашему любимому психологу в рубрику «Дорогая Гэбби…», но отослать письмо все не решалась. Отправила несколько недель назад, когда чувствовала себя особенно слабой и одинокой и от этого мне не спалось. Получить ответ я, честно говоря, не рассчитывала, потому-то и растерялась теперь. Мои мысли, высказанные так откровенно, даже шокирующе, опубликованы на общедоступном форуме, и любой может их прочитать! Прямо не знаю, как реагировать… Попробую все отрицать.

– Нет, – бормочу я, с трудом сдерживая желание вырвать из рук Морган телефон, чтобы поскорее оценить масштаб бедствия, – колонку Гэбби я в последнее время не читаю.

Морган, скривив рот, награждает меня самым нахальным взглядом из своего арсенала:

– Хочешь сказать, что это письмо написала не ты, а какая-то другая девчонка, у которой тоже ПК и которая выражается точь-в-точь твоими словами?

Стараясь не смотреть подруге в глаза, я начинаю сосредоточенно обирать катышки со своего детского одеяльца.

– Ладно. Допустим, это не ты, – говорит Морган и начинает вслух читать то, что я знаю наизусть.

Сердце бьется о ребра, как будто хочет выскочить из груди, убежать и не слышать всего этого.


Дорогая Гэбби!

Начну с плохой новости: у меня опасная болезнь – пигментная ксеродерма. Это значит, что я не переношу ультрафиолетовых лучей. Теперь хорошая новость: не считая того, что день и ночь у меня поменялись местами (выходить на солнце мне нельзя, а гулять под звездами можно), я могу вести вполне нормальную жизнь. Увлекаюсь музыкой, общаюсь с подружкой, учусь (недавно окончила школьный курс с максимальным средним баллом и теперь занимаюсь по программе колледжа), а еще у меня лучший в мире папа.

Только одного мне не хватает. Как и все другие люди, я мечтаю встретить кого-то особенного, с кем меня будет связывать глубокое волшебное чувство. Но вампиры, которые родились несколько веков назад, для меня староваты, а какой парень, кроме них, согласится разделить со мной мой образ жизни? Не говоря уж о том, что я никогда не смогу провести с ним каникулы на море.

Несмотря на все эти обстоятельства, есть человек, которого я хотела бы узнать поближе. Мы никогда не встречались, но я с детства наблюдаю за ним из окна. По-моему, он добрый и веселый. И ужасно симпатичный. Только вот о моем существовании даже не подозревает.

Гэбби, скажите прямо: я должна выкинуть из головы мысли о любви вообще и об этом парне в частности? Или имеет смысл как-то привлечь его внимание и надеяться, что он с пониманием отнесется к моей болезни?

Загорающая под звездами

Морган отрывает взгляд от телефона. Я, покраснев до корней волос, яростно мотаю головой:

– Нет-нет-нет-нет! Это не я!

– Значит, ответ Гэбби ты услышать не хочешь? – спрашивает Морган, и на ее губах играет легкая улыбка.

Я все еще пытаюсь себя не выдать:

– Ну если ты думаешь, что мне это может быть полезно, то читай. Если хочешь, конечно.

Морган ухмыляется:

– Ты будешь недовольна, но мой тебе совет на сто процентов совпадает с советом Гэбби. Хотя она, разумеется, имеет в виду не тебя, а другую девчонку с ПК, которая живет параллельной жизнью с тобой. Короче, ты должна… пардон, та девушка должна опять пойти на станцию и еще раз попробовать завязать знакомство с Чарли.

– Не могла Гэбби такого сказать! – кричу я, выхватывая у Морган телефон.

Она отдает мне его, и я читаю:


Дорогая Загорающая под звездами!

У меня есть друг родом из Нью-Джерси, который однажды сказал мне: «У каждого свой сэндвич с дерьмом». Однако некоторые предпочитают это отрицать. Поверь, когда я говорю, что к началу отношений все приходят с собственным багажом, я имею в виду всех без исключения. У кого депрессия, у кого болезнь, у кого долги, у кого сомнения – всего не перечислишь. У тебя есть клетки, неспособные воспринимать солнечный свет. Ну и что? Чем твой сэндвич с дерьмом хуже тех, которые достались другим? Очень многие мои молодые знакомые обожают бодрствовать всю ночь, а потом весь день спать. Ты ведешь такой образ жизни не по собственному желанию, но это не делает тебя саму менее желанной. Став постарше, ты убедишься: в светлое время суток большинство людей заняты работой. На свидания они ходят поздно вечером. Это значит, что встречаться с парнями ты сможешь точно так же, как и другие девушки, – и в ближайшем будущем, и когда совсем повзрослеешь. Уверяю тебя, милая!

К тому же ты, по-моему, бежишь впереди паровоза, заранее огорчаясь из-за того, что мальчик, который тебе понравился (и в котором ты видишь столько достоинств!), отвергнет тебя из-за обстоятельств, от тебя не зависящих. Да, ты не можешь разгуливать по улицам днем. Но он-то может выходить из дому после наступления темноты! Так отправляйся туда, где ты можешь его встретить, и дай ему возможность доказать тебе, что ты заблуждалась. Заговори с ним. Посмотри, к чему это приведет. Веди себя естественно, будь спокойна и собранна. Пусть попробует тебя удивить.

Пожалуйста, подумай над моими словами. То, что я тебе предлагаю, непросто, но очень важно. Не позволяй болезни (которая ни в коем случае не определяет тебя как личность) вставать на пути твоих желаний, даже самых смелых! Постарайся развить в себе веру в собственные силы и в людей. В то, что мы способны любить и прощать друг друга, несмотря ни на какие проблемы.

Итак, попробуй подружиться с тем мальчиком. Вообще, пробуй в этой жизни все, что хочешь. Надеюсь, ты получишь то, о чем мечтаешь, и даже больше.

С любовью,

Гэбби

Я получила на свой вопрос обстоятельный разумный ответ, но сосредоточиться на нем не могу. Меня переполняет чувство неловкости, оттого что я выставила себя на всеобщее обозрение. Только бы это не прочитала Зои Кармайкл со своими подружками! А то теперь они начнут мучить меня еще сильнее.

– Насчет веры в себя и в других и про способность любить и прощать, несмотря ни на что, хорошо сказано, правда? – говорит Морган, когда я возвращаю ей телефон. – Я чуть не прослезилась, а ты знаешь, как нелегко меня до этого довести.

– Прикольное сравнение с сэндвичем. – Я слегка улыбаюсь, ведь Гэбби такая классная: все просекает и дает правдивый ответ, даже если тебе это может не совсем понравиться. – Но по-прежнему утверждаю: я ей не писала.

Морган выразительно закатывает глаза:

– Ну конечно… Что касается Чарли, то от тебя действительно не убудет, если ты еще раз с ним поговоришь. Положи в коробку какую-нибудь прикольную мягкую игрушку, сфотографируй и пошли ему. Мол, теперь похороны позади и ты готова к общению! Ну, или что-то в этом роде…

Я качаю головой:

– Не вариант!

– Но он же был такой милый! Ему понравился твой голос, понравилась твоя песня. И ты сама.

Подумав, я понимаю, что Морган не так уж и не права. Чарли действительно держался очень приветливо, несмотря на мою неловкость. Слушал песню и, похоже, в самом деле ее оценил. Даже когда я, чтобы от него отделаться, начала нести всякий бред, у него не пропало желание со мной пообщаться. «Он идеален. Не стоит ему связываться со мной и с моими проблемами», – быстро заключаю я, а вслух говорю:

– Чарли Рид и я? Нет, не судьба!

Морган встает с кровати, хватает мою гитару и передает ее мне:

– Чем препираться со мной, лучше знаешь что сделай? Напиши песню про вчерашний вечер! Тейлор Свифт всегда так поступает: выставит себя дурой перед парнем, а потом выдает новый хит!

Может, и в самом деле нет худа без добра. Неудача в любви – мощный источник вдохновения.

– Ну, слушай, – говорю я. Беру гитару и начинаю импровизировать: – Я ненормальная, не знаю почему… Слабо` мне было поглядеть в глаза ему… Казалось, что вот-вот стошнит меня. С такой, как я, никто не выдержит и дня…

– Хм… На твоем месте я бы поработала над этим еще.

Я встаю и открываю гитарный футляр. У меня зреет идея: напишу-ка я песню в стиле кантри под названием «Мой мертвый кот приглашает вас на свои похороны» и посвящу Чарли Риду. Он услышит ее в эфире, рассмеется, решит, что моя неловкость очаровательна, и мы начнем все сначала… Стоп. Моего блокнота, куда я записываю тексты, нет на месте.

– Господи! Блокнот! – охаю я, и сердце начинает стучать в режиме паники. – Неужели я на станции его оставила?! Там ведь все мои песни до единой! Может, ты сходишь его поискать?

– Я бы с радостью, но у меня скончался попугайчик, и теперь я должна его оплакивать, – шутит Морган.

Я хлопаю ее по коленке:

– Ну я же серьезно! Пожалуйста!

Она смеется:

– Да поищу, поищу. Сегодня же после обеда.

Морган уходит, а я снова погружаюсь в печальные мысли о том, что могло бы случиться, да не случилось. Чертов Чарли Рид! Если бы ты меня разочаровал, мне было бы плевать, какое впечатление я на тебя вчера произвела. Но ты, к несчастью, оказался еще лучше, чем я себе представляла.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий