Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Род Афинских царей

46. Терей


Терей — сын Ареса — правил фракийцами, которые тогда жили в фокийской Давлиде. Некоторые, правда, говорят, что он был царем Паг в Мегариде1. Говорят также, что он выступал посредником в пограничном споре на стороне царя Афин Пандиона — отца близнецов Бута и Эрехтея, и женился на их сестре Прокне, родившей ему сына Итиса.

b . К несчастью, Терей, околдованный голосом младшей сестры Пандиона Филомелы[107]Очевидно, ошибка Грейвса. Филомела и Прокна — сестры. Кроме того, именно Филомеле Терей отрезал язык, чтобы она не рассказала о совершенном над ней насилии. Ведь у него не было оснований вырывать язык Прокне, поскольку его уличал уже тот факт, что Прокна жива., влюбился в нее, а годом позже, спрятав Прокну в сельской хижине неподалеку от своего дворца в Давлиде, сообщил о ее смерти Пандиону. Пандион, проникнувшись сочувствием к Терею, великодушно предложил Филомеле заменить ему Прокну и отправил ее в сопровождении афинских воинов для бракосочетания в Давлиду. Терей перебил сопровождавших, а когда Филомела оказалась в его дворце, совершил над ней насилие. Вскоре весть о происшедшем дошла до Прокны, но Терей из предосторожности отрезал ей язык и стал содержать ее на той половине дома, где жили рабы. Ей удалось связаться с Филомелой, только вплетя тайное послание в узоры брачного одеяния, предназначенного для нее. В послании говорилось: «Прокна среди рабов».

c . Тем временем оракул предупредил Терея, что Итис погибнет от руки кровного родственника. Терей, заподозрив своего брата Дрианта в том, что это он готовит кровавый заговор с целью овладеть его троном, застал его врасплох и зарубил топором. В тот же день Филомела прочла вышитое на одеянии послание и поспешила на половину рабов. Обнаружив, что дверь в одну из комнат заперта, она выломала дверь и освободила Прокну, которая стала бегать вокруг нее, пытаясь что-то сказать.

«Терей не должен остаться неотмщенным за то, что объявил тебя мертвой и овладел мной!» — догадавшись, возопила Филомела.

Лишенная языка Прокна не смогла подтвердить ее догадки, и, выбежав вон, она убила своего сына Итиса, расчленила его тело и сварила в медном котле, так что к возвращению Терея блюдо было уже готово.

d. Когда Терей понял, чью плоть он ест, он схватил тот же топор, которым некогда зарубил Дрианта, и бросился в погоню за сбежавшими из дворца женщинами. Вскоре он догнал их и уже было собрался совершить двойное убийство, но боги превратили всех троих в птиц. Прокна стала ласточкой, Филомела — соловьем, а Терей — удодом. Поэтому жители Фокиды говорят, что из-за страха перед Тереем в Давлиде и поблизости от нее не вьют гнезд ласточки и не поют соловьи. Оставшаяся без языка ласточка только пищит и летает кругами в небесах, а ищущий ее удод кричит: «Роу? Роу?» («Где?, Где?»). Филомела же в образе соловья нашла убежище в Афинах, где беспрестанно скорбит по Итису, на которого она нечаянно навлекла смерть, и поет: «Ity! Ity!»2.

e . Некоторые говорят, что Терей превратился в ястреба3.


1Аполлодор III.14.8; Фукидид II.29.3; Страбон IX.3.13.; Павсаний I.41.8.

2Аполлодор III.14.8; Нонн. Деяния Диониса IV.320; Павсаний I.5.4; I.41.8 и X.4.6; Гигин. Мифы 45; Фрагменты 523—538 из «Терея» Софокла; Евстафий об «Одиссее» Гомера XІX.418; Овидий. Метаморфозы VI.426—674.

3Гигин. Мифы 45.


* * *


1. Эта экстравагантная история, вероятно, возникла с целью объяснить фрако-пеласгические настенные росписи, обнаруженные вторгшимися фокидцами в одном из храмов Давлиды, на которых были изображены различные местные методы гаданий.

2. Отрезание языка Прокны — это неправильное прочтение сцены, изображавшей жрицу, впавшую в пророческий транс от жевания лавровых листьев; ее лицо искажено не от боли, а от экстаза, а предмет, напоминающий отрезанный язык, — всего лишь лавровый лист, который подает ей жрец, объясняющий ее бессвязное бормотание. Вплетение букв в брачное одеяние — еще одна неправильно понятая сцена, в которой жрица бросает на белую ткань несколько ивовых прутиков так же, как это делали кельты, по свидетельству Тацита («Германия» X), и скифы (Геродот IV.67); прутики должны принять форму букв, которые читает жрица. В так называемом поедании Итиса Тереем ивовая жрица гадает по внутренностям ребенка, принесенного в жертву для того, чтобы принести удачу царю. В сцене Терея и оракула царь мог быть изображен спящим на овечьей шкуре в храме, где ему снились пророческие сны (см. 51. g ). Греки вряд ли могли ошибиться в прочтении этой сцены. В сцене с убийством Дрианта, вероятнее всего, фигурировал дуб, под которым был изображен жрец, пытающийся предсказать будущее по падению умерщвляемого человека, как это делали друиды. Превращение Прокны в ласточку, возможно, было навеяно сценой, в которой жрица в одеянии из перьев гадала по полету ласточки. Превращение Филомелы в соловья, а Терея в удода, вероятно, оказалось результатом того же неправильного прочтения. Имя Терей означает «наблюдатель», что говорит о том, что на картине с удодом был изображен мужчина-авгур.

3. Можно предположить, что были еще две сцены: принесение человеческой жертвы змеехвостому герою-прорицателю и юноша, гадающий по пчеле. Этими персонажами соответственно были Эрехтей и Бут (см. 47.1) — самые знаменитые бортники древности и братья Прокны и Филомелы. Матерью их была Зевксиппа («запрягающая лошадей»), т.е. наверняка Деметра в образе кобылицы.

4. Аполлодор и Овидий отмечают, что Прокна стала соловьем, а Филомела — ласточкой, однако это лишь неловкая попытка исправить ошибку одного из греческих мифографов, утверждавшего, что Терей отрезал язык у Филомелы, а не у Прокны. Удод — царственная птица, на голове которой имеется хохолок из перьев. Удод как нельзя лучше подходит для повествования о Терее, поскольку гнездо этой птицы отличается невероятным зловонием. Согласно Корану, удод открыл Соломону тайны предсказаний.

5. Давлида, которая позднее стала называться Фокидой, вероятно, была центром культа птиц. Фок, основатель-эпоним нового государства, считался сыном Орнитиона (см. 81. b ), а после него один из царей носил имя Ксуф («воробей») (см.43. 1). Гигин сообщает, что Терей превратился в ястреба, который был царской птицей в Египте, Фракии и северо-западной Европе.


47. Эрехфей и Эвмолп


Царь Пандион умер от горя, когда узнал, что случилось с Прокной, Филомелой и Итисом. Все досталось в наследство его сыновьям-близнецам: Эрехфей стал царем Афин, а Бут стал жрецом Афины и Посейдона1.

b. Жена Эрехфея Праксифея родила ему четырех сыновей, среди которых был и его наследник Кекроп. Кроме того, у него родилось семеро дочерей: Протогония, Пандора, Прокрида, ставшая женой Кефала, Креуса, Орифия, Хтония, вышедшая замуж за своего дядю Бута, и самая младшая — Отиония2.

c . Случилось так, что Посейдон тайно возлюбил Хиону, дочь Орифии и Борея. Она родила ему сына Эвмолпа и бросила его в море, чтобы Борей ничего не узнал и не рассердился. Посейдон не дал Эвмолпу погибнуть, и ребенка прибило к берегам Эфиопии, где его вскормили в доме Бенфесикимы, которая была дочерью морской богини Амфитриты и приходилась Эвмолпу сводной сестрой. Когда Эвмолп возмужал, Бенфесикима женила его на одной из своих дочерей. Однако он полюбил другую дочь, за что Бенфесикима прогнала его во Фракию, где он стал плести заговор против своего защитника — царя Тегирия и в результате вынужден был искать убежища в Элевсине. Здесь он исправился и стал жрецом, исполнявшим мистерии Деметры и Персефоны, в которые он со временем посвятил Геракла, научил его петь и играть на лире. На лире Эвмолп играл с большим мастерством. Кроме того, он победил в соревновании флейтистов на играх памяти Пелия. В Элевсине жрицами были дочери Келея. Эвмолп жил так благочестиво все эти годы, что перед смертью царь Тегирий простил его и завещал ему фракийский трон3.

d. Когда между Афинами и Элевсином началась война, Эвмолп на помощь элевсинцам привел большое войско фракийцев и именем отца своего, Посейдона, стал добиваться трона царя Аттики. Афиняне были не на шутку встревожены, и когда Эрехфей обратился к оракулу, тот сказал, что, если Эрехфей хочет победить, он должен принести в жертву Афине свою младшую дочь Отионию. Отиония, не колеблясь, взошла на жертвенный алтарь, после чего две ее старших сестры, Протогония и Пандора, также покончили с собой, поскольку дали клятву, что если кто-нибудь из них умрет насильственной смертью, то и они умрут так же4.

e . В состоявшейся затем битве Ион привел афинян к победе, а убегавшего Эвмолпа поразил Эрехфей. Посейдон упросил своего брата Зевса отомстить убийце, и тот поразил Эрехфея перуном. Некоторые, правда, говорят, что Посейдон сам поразил его ударом трезубца неподалеку от Макр, и земля разверзлась, чтобы принять тело.

f . По условиям заключенного затем мира элевсинцы должны были подчиниться афинянам во всем, кроме мистерий. Жреческое звание унаследовал от Эвмолпа его младший сын Керикс, чьи потомки до сих пор пользуются большими наследственными привилегиями в Элевсине5.

g. После Эрехфея правил Ион, а в честь дочерей Эрехфея, пожертвовавших собой, до сих пор совершаются жертвенные возлияния без вина6.


1Овидий. Метаморфозы VI.675 и сл. Аполлодор III.15.1.

2Овидий. Цит соч.; Суда под словом Parthenoi; Аполлодор. Цит. соч.; Гигин. Мифы 46.

3Плутарх. О ссылке 17; Аполлодор II.5.12; Феокрит. Идиллия XXIV.110; Гигин. Мифы 273; Павсаний I.38.3.

4Аполлодор III.15.4; Гигин. Мифы 46; Суда. Цит. соч.

5Павсаний VII.1.2 и I.38.3; Еврипид. Ион 277 и сл.

6Схолии к «Эдипу в Колоне» Софокла 100.


* * *


1. Миф об Эрехфее и Эвмолпе рассказывает о подчинении Элевсина Афинам и о фрако-ливийских корнях Элевсинских мистерий. Афинский культ оргиастической пчелы-нимфы летнего солнцеворота также попал в этот рассказ, поскольку Бут ассоциировался в греческих мифах с пчелиным культом на горе Эрик (см. 154. d ), а его брат-близнец Эрехфей был мужем богини активного начала, Царицы-пчелы. Имя фракийского царя Тегирия, царство которого унаследовал внук Эрехфея, еще более укрепляет связь с пчелами; оно значит «покрывающий ульи». Афины были знамениты своим медом.

2. Три благородных дочери Эрехфея, так же, как и три дочери его предка Кекропа, представляют собой женскую триаду пеласгов, в честь которой по торжественным случаям совершались жертвенные возлияния. Отиония, которую, как сообщает миф, принесли в жертву Афине, была, вероятно, сама Афина в образе совы. Протогония была сотворившей мир Эвриномой (см. 1. a ), а Пандора — землей-богиней Реей (см. 39.8). При переходе от матриархата к патриархату некоторых жриц Афины могли приносить в жертву Посейдону (см. 121.3).

3. Трезубец Посейдона и перун Зевса первоначально были одним и тем же оружием — священным обоюдоострым топором — лабрис; различия между ними стали проводить только тогда, когда Посейдон стал богом моря, а Зевс стал претендовать на монопольное владение перуном (см. 7.7).

4. Бут, который был одним из аргонавтов (см. 148.1), на самом деле не принадлежал роду Эрехфеидов, однако его потомки, Бутеиды в Афинах, сумели пробиться в верхние слои афинского общества, и в VI в. до н.э. из их числа происходили жрецы в афинских храмах Полиея и Посейдона Эрехфея. Так произошло слияние эллинского культа Посейдона с культом героя пеласгов (Павсаний I.26.6). Они могли внести изменения в этот миф так же, как внесли изменения в миф о Тесее (см. 95.3), соединив в одном лице аттического Бута и их предка-фракийца, сына Борея, который основал поселение на Наксосе, а во время нападения на Фессалию силой овладел Коронидой (см. 50.5), лапифской принцессой (Диодор Сицилийский V.50).


48. Борей


Дочь афинского царя Эрехтея Орифия и его жена Праксифея однажды кружились в танце на берегу реки Илис, но тут налетел Борей, сын Астрея и Эос и брат Южного и Западного ветров, и унес Орифию на высокую скалу, стоявшую над рекой Эргин, где завернул ее в черные тучи и овладел ею1.

b. Борей давно любил Орифию и неоднократно просил ее руки, но Эрехфей каждый раз выпроваживал его, отделываясь туманными обещаниями. Терпение Борея лопнуло, и он решил применить силу. Некоторые, тем не менее, говорят, что однажды во время ежегодного фесмофорийского шествия Орифия несла корзину, которую ветром унесло по склону Акрополя в храм Полиея, а Орифию налетевший Борей спрятал под своими дымчатыми крыльями и незаметно от собравшейся толпы унес прочь.

c . Он принес ее в город фракийских киконов, где Орифия стала его женой и родила ему двух сыновей — Калаида и Зета, у которых выросли крылья, когда они стали взрослыми, и также двух дочерей — Хиону, у которой от Посейдона родился Эвмолп, и Клеопатру, вышедшую замуж за царя Финея, ставшего жертвой гарпий2.

d. Вместо ног у Борея были змеиные хвосты, а обитал он в пещере на горе Гем, в семи расщелинах которой Арес держал своих лошадей. Борей также чувствовал себя как дома на берегу реки Стримон3.

e . Однажды, обратившись в темногривого жеребца, он покрыл двенадцать из трех тысяч кобылиц, принадлежавших Эрихтонию, сыну Дардана и пасшихся на заливных лугах по берегам реки Скамандр. От этого союза родилось двенадцать жеребят, которые смогли скакать по полю, не касаясь колосьев, или резвиться, носясь по гребням волн4.

f . Афиняне считали Борея своим сводным братом, и однажды даже упросили его уничтожить флот царя Ксеркса, после чего построили ему прекрасный храм на берегу реки Илис5.


1Аполлодор III.15.1—2; Аполлоний Родосский I.212 и сл.

2Овидий. Метаморфозы VI.677 и сл.; Схолии к «Одиссее» Гомера XIV.533; Аполлодор III.15.3.

3Павсаний V.19.1; Каллимах. Гимн к Артемиде 114 и Гимн к Делосу 26 и 63—65.

4Гомер. Илиада XX.219 и сл.

5Геродот VII.189.


* * *


1. Змеехвостый Борей, или Северный ветер, — это одно из имен демиурга Офиона, который плясал с Эвриномой или Орифией, богиней творения (см. 1. a ), и оплодотворил ее. Роль Офиона при Эвриноме или Борея при Орифии могла быть такой же, как Эрехфея при Афине в первоначальном культе, а Афина Полиея[108]Афина Полиея — покровительница крестьян и ремесленников. Почиталась в Афинах в виде древней сидящей статуи из оливкового дерева, которая на праздник Плинтерии подвергалась ритуальному омовению, а на Панафинеи торжественно покрывалась пеплосом (пышно вышитым покрывалом). («городская»), для которой плясала Орифия, могла быть Афиной Полиеей, т.е. Афиной-жеребенком, богиней местного культа лошади и возлюбленной Борея-Эрехфея, который таким образом превращается в сводного брата афинян. Культ Борея, вероятно, возник в Ливии. Следует помнить, что Гермес, влюбившийся в предшественницу Орифии Герсу, когда она также несла священную корзину в Акрополь, и овладевший ею, не навлек на себя гнев Афины. Фесмофории, вероятно, некогда были оргиастическим праздником, во время которого жрицы публично занимались проституцией, чтобы повысить урожайность полей (см. 24.1). В священных корзинах находились фаллические предметы (см. 25.4).

2. Представления первобытных людей о том, что ребенок — это воплощение мертвого предка, который вошел в чрево женщины вместе с неожиданным порывом ветра, можно обнаружить в эротическом культе богини-кобылицы, и авторитет Гомера был настолько велик, что образованные римляне, вместе с Плинием, продолжали верить, будто в Испании кобылы оплодотворяются ветром (Плиний. Естественная история IV.35 и VIII.67) . Варрон и Колумелла пишут об этом же явлении, а в конце III в. н.э. Лактанций проводит параллель между этим явлением и непорочным зачатием от Sanctus Spiritus (святого духа).

3. Борей дует зимой со стороны хребта Гем и Стримона, а когда приходит цветущая весна, создается впечатление, что этот ветер оплодотворяет всю землю Аттики. Но поскольку ветер не может дуть в обратную сторону, миф о похищении Орифии, очевидно, повествует о распространении культа Северного ветра из Афон во Фракию. Из Фракии или непосредственно из Афин культ пришел в Троаду, где владельцем трех тысяч кобыл стал Эрихтоний, являющийся синонимом Эрехфея (см. 158. g ). Двенадцать жеребят могли впрягать в три квадриги: по одной на каждое время года, т.е. весну, лето и осень. Гора Гем была убежищем чудовища Тифона (см. 36. e ).

4. Сократ[109]Утверждение Грейвса о том, что «Сократ не понимал мифов», по меньшей мере вызывает удивление, особенно если учесть, что устами Сократа говорит Платон, один из величайших мифотворцев истории. Грейвса не устраивает, как Сократ толкует миф об Орифии. Но ведь это, по словам самого Сократа, лишь один из многих способов объяснения; мы бы назвали его рационалистическим (или евгемерическим — по имени Евгемера, жившего в IV — III вв. до н.э.). А между тем объяснения самого Грейвса строятся на том же рационалистическом принципе. Это и неудивительно, поскольку мифы для него, как известно, «не загадочнее по содержанию, чем предвыборные карикатуры» (см. авторское предисловие)., который не понимал мифы, пропускает сюжет с похищением Орифии, и предлагает следующую трактовку этого места: царская дочь, носившая имя Орифии, играла на краю обрыва у реки Илис или же на горе Арея; ветром ее столкнуло в пропасть, и она разбилась (Платон. Федр 229 b d ). Культ Борея вновь возродился в Афинах в честь уничтожения этим ветром персидского флота (Геродот VII. 189). Борей также помог мегалополитам в борьбе со спартанцами, чем заслужил ежегодные жертвоприношения (Павсаний VIII.36.4).


Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий