Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Оракулы

51. Оракулы


В материковой и островной Греции было много оракулов, но самым древним из них был Додонский Зевс. В стародавние времена из египетских Фив вылетели две черные голубки. Одна полетела к ливийскому Аммону, а другая — в Додону, причем обе голубки сели на дубы, объявив их прорицалищами Зевса. В Додоне жрицы Зевса прислушивались к воркованию голубей, шелесту листвы или к звону бронзовых сосудов, свешивавшихся с ветвей этого дуба. Зевс имел еще одно знаменитое прорицалище — в Олимпии, где его жрецы отвечали на вопросы, предварительно изучив сожженные внутренности жертвенного животного1.

b. Дельфийский оракул первоначально принадлежал матери-земле, назначившей своей пророчицей Дафну, которая восседала на треножнике и пророчествовала, одурманенная парами, как это до сих пор делает пифийская жрица. Некоторые говорят, что мать-земля уступила свои права на оракула титаниде Фебе, или Фемиде, а уже та уступила их Аполлону, который построил себе на этом месте святилище из лавровых ветвей, принесенных с Темпейской долины. Другие же утверждают, что Аполлон захватил оракула у матери-земли после того, как убил Пифона, и что его гиперборейские жрецы, Пагас и Агией, утвердили здесь культ Аполлона.

c . В Дельфах, говорят, первое святилище было сделано из пчелиного воска и перьев, второе сплетено из листьев папоротника, третье — из лавровых ветвей, четвертое Гефест сделал из бронзы и украсил крышу золотыми певчими птицами, но однажды земля поглотила его, пятое, построенное из тесаного камня, сгорело в год пятьдесят восьмой Олимпиады (489 г. до н.э.), и на его месте было построено нынешнее святилище2.

d. Аполлону принадлежало множество других святилищ-оракулов, например в Ликее и аргосском акрополе, причем в обоих городах святилища возглавляли жрицы. Однако в беотийском Исмене его оракулы объявлялись жрецами после изучения внутренностей сожженных животных. В Кларосе, что около Колофона, его прорицатель пьет воду из тайного источника и произносит оракул в стихах, тогда как в Тельмесе и других местах толкуют сны3.

e. Жрицы Деметры дают оракулы больным в Патрах, используя для этого зеркало, опускаемое на веревке в колодец. В Фарах больной, обращающийся к Гермесу, за медную монетку получает оракул в виде первых случайных слов, услышанных больным, когда тот покидает рыночную площадь4.

f . Гера имела древний оракул около Паг. К матери-земле до сих пор обращаются в ахейской Эгире, которую называют «местом черных тополей». Там ее жрица пьет бычью кровь — смертельный яд для всех других смертных5.

g. Кроме этих, есть еще множество оракулов героев: оракул Геракла в ахейской Буре, где ответ дается по бросанию четырех игральных костей6. Есть множество оракулов Асклепия, куда больные собираются, чтобы получить совет или излечиться. О лечении им сообщается в снах после поста7. Оракулы фиванца Амфиарая и Амфилоха в Малле совместно с самым непогрешимым из нынешних прорицателей — Мопсом, даются так же, как и оракулы Асклепия8.

h . Кроме того, у Пасифаи есть оракул в лаконийских Таламах, ему покровительствуют цари Спарты, а ответы он дает во сне9.

i . Есть оракулы, ответ которых получить много труднее. Например, в Лебадее существует оракул Трофония, сына аргонавта Эргина, где просители накануне должны пройти многодневное очищение, затем разместиться в доме, посвященном Удаче или некоторому Доброму демону, мыться только в реке Геркина и принести жертвы Трофонию, его кормилице Деметре-Европе и другим богам. Здесь просителя кормят священным мясом, особенно мясом барана, принесенного в жертву тени Агамеда, брата Трофония, который помог ему построить храм Аполлона в Дельфах.

j . Когда проситель подготовлен для обращения к оракулу, двое мальчиков тринадцати лет препровождают его к реке, купают и умащают маслами. Он пьет из источника, называемого Вода Леты, позволяющего ему забыть свое прошлое; затем он должен испить из соседнего источника, называемого Вода Памяти, позволяющего ему лучше запомнить, что он видел и слышал. Надев простую обувь и полотняную тунику, а затем украсив себя лентами, как человек, приносимый в жертву богам, он подходил к пропасти прорицалища. Она напоминала огромный горшок для выпечки хлеба глубиной восемь локтей. Спустившись в нее по лестнице, он находил внизу на дне узкое отверстие, куда он, усевшись, протягивал ноги, причем в каждой руке у него было по ячменной медовой лепешке. Неведомая сила неожиданно начинала тянуть его за лодыжки, и словно по воле быстрого течения, он оказывался в темноте и ощущал удар по голове, означавший его мнимую смерть. После чего незримый голос открывал перед ним будущее и множество других тайн. Как только голос смолкал, проситель терял чувство и разум, и он снова оказывался на дне пропасти ногами вперед, но уже без медовых лепешек в руках. Потом просителя водружали на Трон Памяти и просили повторить, что он слышал. Наконец, еще не пришедшего в себя, его возвращали в Дом Доброго демона, где он окончательно приходил в чувство и вновь обретал способность смеяться.

k . Невидимый глас принадлежал одному из добрых демонов Золотого века Крона. Он действовал как вездесущий, карающий, бдящий и спасительный дух, а также обращался к духу Трофония, который имел форму змея и прорицал, взимая с просителя в качестве платы медовые лепешки10.


1Геродот II.55 и VIII.134; Дионисий Галикарнасский I.15; Гомер. Одиссея XIV.328; Эсхил. Прометей прикованный 832; Суда под словом Dodona; Софокл. Царь Эдип 885.

2Эсхил. Эвмениды 1—19; Павсаний X.5.3—5.

3Павсаний II.24.1; Плутарх. Пирр XXXI; Геродот VIII.134 и I.78; Тацит. Анналы II.54.

4Павсаний VII.21.5 и 22.2.

5Страбон VIII.6.22; Аполлодор I.9.27.

6Павсаний VII.25.6.

7Там же II.27.2.

8Там же I.34.2; Геродот VIII.134.

9Плутарх. Клеомен VII; Павсаний III.26.1.

10Павсаний IX.39.1—5; Плутарх. О демоне Сократа XXII и О лике на диске луны XXX.


* * *


1. Первоначально все оракулы принадлежали матери-земле, чей авторитет был столь высок, что патриархальные пришельцы взяли за правило захватывать ее святилища и либо назначать своих жрецов, либо оставлять служивших там жриц. Так, Зевс в Додоне и Аммон в оазисе Сивва являлись преемниками культа дуба-оракула, священного дерева богини Диа или Дионы (см. 7.1). Аналогичным образом древнееврейский Яхве стал преемником культа акации — дерева-оракула, посвященного Иштар (4 Цар. 14, 15), а Аполлон захватил святилища в Дельфах и Аргосе. В Аргосе пророчице предоставлялась полная свобода, в Дельфах между пророчествовавшей жрицей и просителем в качестве посредника выступал жрец, переводивший ее бессвязные восклицания в написанные гекзаметром стихи. В Додоне пророчествовали и голубка-жрица, и мужчины — пророки Зевса.

2. Святилище матери-земли в Дельфах было основано критянами, от которых в наследство эллинам остались священная музыка, ритуалы, танцы и календарь. От критского скипетра, или двойного топора, лабриса, произошло название жречества в Дельфах — лабриады, — которое существовало еще в классическую эпоху. Храм, построенный из пчелиного воска и перьев, относится к богине в образе пчелы (ем. 7.3; 18.3 и 47.1) и в образе голубки (см. 1. b и 62. a ). Храм из папоротника напоминает о магических свойствах, которые приписывали семенам папоротника во время летнего и зимнего солнцестояния. Дж. Фрэзер посвятил этому вопросу несколько страниц в книге «Золотая ветвь» (с. 782 и сл.). Святилище из лавра напоминает о жевании лаврового листа пророчествовавшей жрицей и ее подругами во время оргий. Святилище из бронзы, поглощенное землей, могло просто фигурировать как четвертая часть песни, бытовавшей в Дельфах, наподобие песни «Падал в реку Лондон-бридж», и повествовавшей о различных непригодных для строительства материалах, из которых якобы возводился храм. Однако этот сюжет может быть и указанием на подземный толос, т.е. могилу героя, воплотившегося в пифоне. Толос — прибежище души героя, построенное в форме улья, вероятно, имеет африканское происхождение. Обычай строить такие сооружения был занесен в Грецию из Палестины. Таким же святилищем повелевала Эндорская волшебница, а в Геброне прорицание давала и тень Адама. Филострат («Жизнь Аполлония Тианского») упоминает о золотых птицах, называя их вертишейками, чарующими, как сирены, однако Пиндар называет их соловьями (Фрагмент цит. по: Атеней 290е). Однако нельзя с уверенностью сказать, были ли это соловьи-оракулы или вертишейки, которых использовали в любовной ворожбе (см. 152. a ) или для вызывания дождя (Марин о Прокле 28).

3. Гадание по внутренностям жертвенных животных, вероятно, относится к индоевропейской мантике. Подбрасывание четырех бабок, возможно, ведет свое происхождение от алфавита, поскольку на четырех сторонах бабок стояли не числа, а «знаки», которые могли выпадать при подбрасывании. Двенадцать согласных и четыре гласных (как и в используемом для гадания ирландском огаме, известном как «О'Салливан») — это простейшая форма, к которой можно было свести греческий алфавит. Однако в классическую эпоху на каждой бабке проставляли числа 1, 3, 4 и 6, и каждая выпадавшая комбинация чисел имела свое значение. Толкование снов практиковалось повсеместно.

4. Жрецы Аполлона требовали, чтобы Пифийская жрица была девственницей, поскольку жрицы в Дельфах считались невестами Аполлона. Однако после того, как одну из жриц соблазнил паломник, на должность Пифии стали назначать женщин не моложе пятидесяти лет, которых, тем не менее, обряжали как невест. Бычья кровь считалась очень ядовитой из-за приписываемых ей магических свойств (см. 155. a ); кровь священного быка иногда использовалась для освящения целого народа, как, например, в Библии (Исх. 24, 8); в других случаях ее смешивали с большим количеством воды и опрыскивали поля в надежде повысить урожайность. Жрица земли, однако, могла пить все, что пила сама земля.

5. Гера, Пасифая и Ино — это все эпитеты женской триады, и взаимозависимость всех трех ипостасей этой триады олицетворяет треножник, на котором восседала жрица.

6. Процедура получения ответа у оракула Трофония, где побывал Павсаний, напоминает спуск в Аид Энея с омелой в руке, когда он хотел посоветоваться со своим отцом Анхисом, а также предшествовавшее этому событию обращение к Анхису Одиссея. Налицо также связь между этими мифами и общепринятым обрядом инициации, во время которого посвящаемый переживает ритуальную смерть, получает мистические наставления от того, кто играет роль духа, а затем вновь рождается как член нового клана или тайного общества. Плутарх («О лике на диске луны») отмечает, что трофониады, т.е. мистагоги в темной пещере, принадлежат доолимпийской эпохе Крона, и правильно сравнивает их с идейскими дактилями, совершавшими самофракийские мистерии.

7. Черные тополя были священными деревьями богини смерти в Пагах, а Персефоне принадлежала роща черных тополей на западе мира (Павсаний X. 30. 3; см. также 170.l).

8. Амфилох и Мопс пали от руки друг друга, но их тени согласились основать общий оракул (см. 169. e ).


Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий