Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Старшее поколение героев

56. Ио


Ио, дочь речного бога Инаха, была жрицей аргивской Геры. Зевс, которого околдовала Иинкс, дочь Пана и Эхо, влюбился в Ио, а когда Гера обвинила его в супружеской неверности и в наказание обратила Иинкс в вертишейку, то он стал лгать, будто даже не прикасался к Ио. Затем он обратил Ио в белую корову, которую Гера тут же потребовала себе и передала ее Аргосу Панопту, наказав при этом: «Привяжи тайно это животное в Немейской оливковой роще». Зевс же отправил на выручку Ио Гермеса, а сам в образе дятла полетел в Немею или, как утверждают некоторые, в Микены. Хотя Гермес и слыл искуснейшим вором, он знал, что не сможет украсть Ио незаметно от стоглазого Аргоса, поэтому для начала он усыпил Аргоса игрой на флейте, нанес ему удар огромным камнем, отрезал голову и освободил Ио. В напоминание об этом отвратительном убийстве Гера поместила глаза Аргоса на хвост павлина, а на Ио наслала овода, который жалил ее и гнал по всему миру.

b. Сначала Ио отправилась в Додону и вскоре достигла моря, которое в ее честь стали называть Ионическим. Но здесь она повернула и отправилась на север, к горе Гем, а оттуда, через дельту Дуная, обежала по солнцу весь Понт Эвксинский, переправившись через Босфор Киммерийский и поднявшись по реке Гибрист до самого ее истока в Кавказских горах, где все еще мучился прикованный к скале Прометей. Чтобы вернуться в Европу, ей пришлось пересечь Колхиду, страну халибов и фракийский Босфор; затем ей снова пришлось бежать через Малую Азию в Таре и Иоппу[113]Иоппа — современная Яффа вблизи Тель-Авива., а оттуда — в Мидию, Бактрию и Индию, а затем, пройдя в юго-западном направлении всю Аравию и переправившись через индийский Босфор (Баб-эль-Мандебский пролив), она достигла Эфиопии. Там она пошла к северу от истоков Нила, где пигмеи ведут постоянную войну с журавлями и, наконец, нашла покой в Египте. В Египте Зевс вернул ей человеческий облик, и, выйдя замуж за Телегона, она родила Эпафа — ее сына от Зевса, который все-таки прикоснулся к ней. Там же она учредила поклонение Исиде, называя этим именем Деметру. Эпаф, который, по слухам, был божественным быком Аписом, правил всем Египтом, а его дочь Ливия родила от Посейдона Агенора и Бела1.

c . Однако некоторые считают, что Ио родила Эпафа в Эвбейской пещере, известной под названием Боос Ауле[114]Боос Ауле — в переводе с греческого — «бычий двор», очевидно, в связи с Ио — коровой. Но возможно, что это название лишь впоследствии было связано с нею., после чего умерла от укуса овода. Говорят также, что, будучи коровой, она из белой сначала стала фиолетово-красной, а затем черной2.

d. Другие рассказывают совсем иную историю. Они говорят, что сын Иапета Инах правил Аргосом и основал город Иополис, поскольку под именем Ио в Аргосе некогда почитали луну, и назвал свою дочь Ио в честь луны. Западный царь Зевс-Пикус отправил своих слуг украсть Ио и овладел ею, лишь только она оказалась в его дворце. Родив ему дочь по имени Ливия, Ио сбежала в Египет, но оказалось, что там правит сын Зевса Гермес, поэтому ей пришлось бежать на гору Сильпий в Сирии, где она умерла от горя и позора. Тем временем братья и другие родственники Ио, посланные Инахом, искали ее, боясь вернуться с пустыми руками. Взяв в проводники Триптолема, они стучались в Сирии во все двери, крича: «Да упокоится дух Ио!» Наконец, они пришли на гору Сильпий, где призрак в образе коровы сказал им: «Это я, Ио». Они сочли, что на этом месте погребена Ио, и решили основать там второй Иополис, который теперь называют Антиохией. В честь Ио иополитане раз в год стучатся друг другу в двери и выкрикивают те же слова, а аргивяне ежегодно в память о ней погружаются в траур3.


1Каллимах. О птицах, Фр. 100; Аполлодор ІІ.1.3; Гигин. Мифы 145; Суда под словом Io; Лукиан. Разговоры богов 3; Мосх. Идиллия II.53; Геродот I.1 и II.41; Гомер. Илиада III.6; Эсхил. Прометей прикованный 705 и Просительницы 547 и сл.; Еврипид. Ифигения в Тавриде 382 и сл.; Цец. Схолии к Ликофрону 835 и сл.

2Страбон X.1.3; Суда под словом Isis.

3Иоанн Малала. Хроники II.c.28.


* * *


1. Данный миф содержит несколько сюжетных линий. Аргивяне поклонялись луне в образе коровы, поскольку рогатая молодая луна считалась источником любой воды и, следовательно, корма для скота. Три ее цвета — белый для новолуния, красный для полнолуния и черный для убывающей луны — соответствуют трем возрастным ипостасям лунной богини — девственнице, нимфе и старухе (см. 90.2). Ио меняет свой цвет так же, как его меняет луна, а вместо «красного» мифографы вставили «фиолетовый» потому, что ion по-гречески — фиалка. Считалось, что дятлы стучат по стволам дубов к дождю, а Ио была луной, приносящей дождь. Пастухам очень нужен был дождь в конце лета, когда оводы нападали на стада и приносили им много мучений. В Африке племена негров-скотоводов до сих пор при появлении оводов торопятся сменить пастбище. Вероятно, аргивские жрицы Ио ежегодно исполняли танец телок, изображая при этом, как их мучают оводы. Наряженные дятлами мужчины стучали в это время в дубовые двери и кричали: «Ио! Ио!», призывая тем самым дождь, чтобы избавить скот от мучений. Не исключено, что так возник миф о превращениях в коров коанских женщин (см. 137. s ). Аргивяне, основавшие колонии в Эвбее, на Босфоре, на Понте Эвксинском, в Сирии и Египте, принесли с собой этот танец дождя. Вертишейка, которая считалась основной оргиастической птицей луны-богини, вила гнезда на ивах и поэтому была связана с магией воды (см. 152.2).

2. Легенда, придуманная для того, чтобы объяснить распространение этого ритуала на восток, а также схожесть культа Ио в Греции, Исиды в Египте, Астарты в Сирии и Кали в Индии, наслоилась на две не связанные между собой истории: одна повествовала о священной луне-корове, которая блуждала по небесам, охраняемая звездами (она имеет много общего с ирландской легендой о Зеленом Стриппере), а вторая — о жрицах луны, которых предводители вторгшихся эллинов, называвшие себя Зевсами, насильно брали в жены, к ужасу местного населения. Гера, будучи женой Зевса, затем предстает испытывающей ревность к Ио, хотя Ио — всего лишь одно из имен «волоокой» Геры. В аргивском празднике оплакивания Ио многое напоминает оплакивание Деметрой Персефоны, особенно если учесть, что в мифах Ио приравнивалась к Деметре. Более того, раз в три года в Келеях близ Коринфа праздновались мистерии Деметры, которые, как утверждалось, были основаны братом Келея царем Элевсина. Гермеса называют сыном Зевса-Пикуса («дятел»), причем Аристофан в «Птицах» (480) обвиняет Зевса в том, что он украл скипетр дятла. Пана также считают сыном Гермеса и нимфы Дриопы, а латинского Пана — Фавна полагали сыном Пикуса («дятел»), которого Кирка превратила в дятла за то, что он отверг ее любовь (Овидий. Метаморфозы XIV.6). На критской могиле Фавна была эпитафия: «Здесь лежит дятел, который также был Зевсом» («Суда под словом Picos»). Все трое были пастушескими богами, во власти которых был дождь. Имя Ливии обозначало дождь, и зимние дожди приходили в Грецию из Ливии.

3. То, что Зевс был отцом Эпафа, ставшего предком Ливии, Агенора, Бела, Эгипта и Даная, предполагает, что поклонявшиеся Зевсу ахейцы пытались распространить свою власть на все «морские народы» юго-восточного Средиземноморья.

4. Миф о пигмеях и журавлях повествует о высокорослых скотоводческих племенах, которые ворвались в верховья Нила из Сомали и оттеснили пигмеев дальше на юг. Их называли «журавлями» потому, что, как раньше, так и сейчас, они часто стоят на одной ноге, поджав другую и поддерживая ее рукой за лодыжку, опершись при этом на копье.


57. Фороней


Первым человеком, который основал и населил торговый город, был брат Ио — Фороней, сын речного бога Инаха и нимфы Мелии. Позднее этот город, названный Фороний, был переименован в Аргос. Фороней был также первым, кто научился применять огонь, украденный Прометеем. Он женился на нимфе Кердо, правил всем Пелопоннесом и стал поклоняться Гере. Когда он умер, его сыновья Пеласг, Иас и Агенор разделили Пелопоннес между собой, а его сын Кар основал город Мегару1.


1Гигин. Мифы 143 и 274; Аполлодор II.1.1.; Павсаний I.39.4—6; ІІ.15.5.


* * *


1. В качестве духа ольхи, символизировавшей четвертый месяц священного года (см. 28.4; 52.3 и 170.8), во время которого отмечался праздник весенних костров, Фороней считался сыном Инаха потому, что ольха растет по берегам рек. Его матерью была нимфа-ясень Мелия, поскольку ясень предшествовал ольхе в календаре деревьев и считался «притягивающим огонь», так как зажженные молнией деревья были для первобытного человека первым источником огня. Будучи, одновременно героем-оракулом, он ассоциировался с вороной (см. 50.1). То, что Фороней стал первым пользоваться огнем, можно объяснить тем, что древние кузнецы и гончары отдавали предпочтение углю из ольхи, поскольку тот дает больше жару, чем любой другой. Кердо («польза» или «ремесло») — один из эпитетов Деметры, принимавшей образ ласки или лисы, которые считались животными-оракулами. «Фороней», возможно, был эпитетом Крона, с которым отождествлялись ворона и ольха (см. 6.2), и поэтому эпитетом титана седьмого дня священной недели. Раздел царства Форонея между его сыновьями Пеласгом, Иасом и Агенором напоминает раздел царства Крона между Зевсом, Посейдоном и Гадесом, однако не исключено, что он соответствует разделу Пелопоннеса до прихода ахейцев.

2. Кар — это К'ре, или Карий, или Великий бог Кер. Вероятно, свое имя он получил от своей луны-матери Артемиды Карии, или Кариатиды.


58. Европа и Кадм


Агенор, сын Ливии и Посейдона и близнец Бела, отправился из Египта и обосновался в стране Ханаан, где женился на Телефассе, которую также называли Аргиопой, родившей ему Кадма, Феникса, Килика, Фасоса, Финея и единственную дочь Европу1.

b. Влюбившийся в Европу Зевс приказал Гермесу перегнать скот Агенора поближе к берегу моря у Тира, где Европа любила гулять в сопровождении своих подруг, а сам присоединился к стаду, превратившись в белоснежного быка с огромным подгрудком и крохотными жемчужными рожками, между которыми пролегла единственная черная полоска. Европа была поражена красотой быка и, убедившись, что он нежен, как ягненок, подавила страх и стала играть с ним. Она совала ему в пасть цветы, украшала рога венками и, наконец, решилась забраться к нему на спину и не испугалась, когда он пошел с ней в сторону моря. Неожиданно бык быстро поплыл, и ей осталось только с испугом смотреть на тающий вдали берег. Одной рукой она продолжала держаться за правый рог быка, а в другой все еще держала корзину с цветами2.

c. Выйдя на берег около критского города Гортина, Зевс превратился в орла и овладел Европой в ивовых зарослях у ручья. Некоторые утверждают, что это случилось под вечнозеленым платаном. Европа родила ему трех сыновей: Миноса, Радаманта и Сарпедона3.

d. Агенор отправил своих сыновей на поиски их сестры и запретил им возвращаться без нее. Они тут же сели на корабли, но поскольку никто из них не знал, куда делся бык, то поплыли в разные стороны. Феникс отправился на запад, за Ливию, туда, где сейчас стоит Карфаген, и там дал свое имя пунийцам. Однако после смерти Агенора он вернулся в Ханаан, переименованный в его честь в Финикию, и стал отцом Адониса, матерью которого была Алфесибея4. Килик отправился в землю гипахеян, которая по его имени стала называться Киликией5, а Финей поплыл в Тинию — полуостров, отделяющий Мраморное море от Понта Эвксинского, где позднее ему досаждали гарпии. Фасос со своими спутниками вначале отправился в Олимпию, поставил там бронзовую статую, посвященную тирскому Гераклу, — десятиметровый исполин был изображен с палицей и луком, — а затем отправился на остров Фасос, где основал колонию и стал разрабатывать богатые золотые копи. Все это произошло за пять поколений до того, как в Греции родился Геракл, сын Амфитриона6.

e . Кадм поплыл с Телефассой на Родос и там посвятил Афине Линдской бронзовый котел и построил храм Посейдона, оставив для присмотра за ним наследственных жрецов. Затем они прибыли в Феру; построили там такой же храм и, наконец, достигли земли фракийских эдониев, которые встретили их с радушием. Здесь Телефасса неожиданно умерла, и после ее похорон Кадм со спутниками пешком пошли к Дельфийскому оракулу. Когда они спросили, где можно найти Европу, Пифия посоветовала им оставить поиски, а самим отправиться за коровой и основать город там, где она свалится от усталости.

f . Выйдя на дорогу, ведущую из Дельф в Фокиду, Кадм повстречал пастухов, служивших царю Пелагону, и те продали ему корову, на боках которой были знаки полной луны. Он погнал животное на восток через всю Беотию, нигде не давая ему отдохнуть. Наконец, обессиленная корова упала там, где сейчас стоят Фивы. Там же Кадм воздвиг статую Афины, которую назвал ее финикийским именем Онка7.

g. Предупредив своих спутников, что корову следует незамедлительно принести в жертву Афине, Кадм отправил их за очистительной водой к источнику Ареса, который ныне называют Касталийским источником. Однако он не знал, что источник охраняет большой дракон. Этот дракон уничтожил большинство спутников Кадма. За это Кадм раскроил ему голову камнем. Не успел он принести жертву Афине, как она появилась сама и похвалила его за все, что он совершил, приказав при этом посеять зубы убитого им змея. Когда Кадм все исполнил, из земли выскочили вооруженные спарты[115]Спарты (spartoi) — от греч. speiro — сеять, т.е. «посеянные»., или «посеянные люди», и стали греметь оружием. Он швырнул в их ряды камень, чем вызвал ссору: каждый стал обвинять другого, что камень бросил именно он. Бились они так яростно, что в конце концов в живых осталось только пятеро: Эхион, Удей, Хтоний, Гиперенор и Пелор. Все они в один голос заявили, что готовы служить Кадму. Однако Арес потребовал возмездия за убийство змея, и божественный суд приговорил Кадма к тому, чтобы тот отслужил у Ареса рабом в течение Великого года8.


1Аполлодор III.1.1; Гигин. Миф 178 и 19; Павсаний V.25.7; Аполлоний Родосский II.178.

2Овидий. Метаморфозы II.836 и сл.; Мосх. Идиллии II.37—62.

3Феофраст. История растений I.9.5; Гигин. Мифы 178.

4Гигин. Там же; Аполлодор III.1.1. и 14.4.

5Геродот VII.91.

6Павсаний V.25.7; Геродот IV.47 и II.44.

7Павсаний IX.12.1—2.

8Гигин. Мифы 178; Аполлодор III.4.1—2.


* * *


1. Этот миф предлагает несколько противоречивых генеалогий. Например, Фасос называется то сыном Посейдона, то Килика (Аполлодор III.1.1), то Тития (ср. Пиндар. Пифийские оды IV.46). Агенор — это финикийский герой Хнас, который появляется в Исходе под именем Ханаан. Многие ханаанейские обычаи говорят об их восточно-африканском происхождении, и не исключено, что ханаанеи пришли в Нижний Египет из Уганды. То, что сыновья Агенора разбрелись в разные стороны, возможно, говорит о бегстве на запад во втором тысячелетии до н.э. ханаанейских племен, теснимых племенами ариев и семитов.

2. Рассказ о сыновьях Инаха, отправившихся на поиски лунной коровы Ио (см. 56. d ), повлиял на историю сыновей Агенора, искавших Европу. Феникс — это форма мужского рода от имени Фенисса («красная, или кровавая»), которое было эпитетом луны как богини смерти-в-жизни. Европа означает «широколикая» — синоним полной луны и эпитет луны-богини Деметры в Лебадее и Астарты в Сидоне. Ливия, Телефасса, Аргиопа и Алфесибея — это все эпитеты луны-богини.

3. Похищение Зевсом Европы, свидетельствующее о появлении эллинов на Крите, могло быть навеяно доэллинскими изображениями жрицы луны, торжественно восседающей на солнце-быке, который падет от ее руки. Эта сцена сохранилась на дисках из синего стекла, обнаруженных при раскопках микенского города Мидеи. Похоже, что это было частью обряда плодородия, во время которого торжественно проносили майскую гирлянду Европы (Атеней 678 a b ). Тот факт, как Зевс овладел Европой в образе орла, напоминает о том, как он овладел Герой, обернувшись кукушкой (см. 12. a ). Есть еще одна параллель: согласно Гесихию, у Геры был эпитет «Европия». На Крите и в Коринфе Европу называли Геллотида, что напоминает имя Гелика («ива»). Гелле (см. 43.1 и 70.8) и Елена — это тот же божественный персонаж. Каллимах в своем Эпиталамии Елене указывает, что платан также считался священным деревом Елены. Его святость объяснялась пятиконечностью листьев, символизировавших кисть богини (см. 53. a ), и тем, что он ежегодно менял кору. Однако к классической эпохе это дерево присвоил себе Аполлон.

4. Не исключено, что история Европы запечатлела один из набегов эллинов-критян на Финикию. Иоанн Малала вряд ли выдумывал, когда писал о «вечере несчастий» в Тире: «Тавр («бык»), царь Крита, напал на Тир после морской битвы, когда Агенор и его сыновья отсутствовали. Они взяли город в тот же вечер и увезли много пленных, среди которых была Европа. Это событие до сих пор вспоминают во время «вечера несчастий», отмечаемого в Тире» (Хроники ІІ.c.30 изд. Диндорф). Геродот (I.2). соглашается с Малалой (см. 160.1).

5. Тирский Геракл, которому Тесей поклонялся в Олимпии, — это бог Эшмун, и, вероятно, небольшое племя, говорившее на одном из семитских языков, переселилось из сирийских долин в карийскую Кадмею. Кадм — семитское слово, означающее «восточный». Оттуда они переправились в Беотию (это случилось в конце второго тысячелетия до н.э.), захватили Фивы и стали владыками всей страны. Миф о «посеянных людях» и о служении Кадма в рабстве у Ареса говорит о том, что вторгшиеся кадмейцы удержали в своей власти Беотию, умело вмешиваясь в междоусобицы пеласгийских племен, считавших себя автохтонами, и что они переняли местный обычай, ограничивающий срок правления царя-жреца восемью годами. Кадм убил змея в том же смысле, в каком Аполлон убил дельфийского Пифона (см. 21.11). Имена «посеянных людей» — Эхион («змей»), Удей («земной»), Хтоний («подземный»), Гиперенор («гордый духом») и Пелор («чудовище») — характерны для героев-оракулов. Однако имя Пелор предполагает, что все пеласги, а не только те, что жили в Фивах, считали, будто они возникли подобным образом, поскольку их общим праздником была Пелория (см. 1.2). Ясон посеял зубы дракона, вероятнее всего, в Иолке или Коринфе, а не в Колхиде (см. 152.3).

6. Про Трою и Антиохию также говорили, что они были основаны на месте, выбранном священными коровами (см. 158. h и 56. d ). Однако вряд ли это стоит понимать буквально. Скорее всего корову выпускали на заранее выбранное ограниченное пространство и там, где она ложилась, строили храм луны-богини. В корове не следует предполагать наличие стратегической и коммерческой мудрости.


59. Кадм и Гармония


Когда Кадм отслужил восемь лет рабом у Ареса в искупление за убийство Касталийского дракона, Афина вручила ему во владение Беотию. С помощью «посеянных людей» он построил фиванский акрополь, названный в его честь «Кадмея», и после того, как его посвятили в мистерии, которым Зевс обучил Иасия, женился на Гармонии, дочери Афродиты и Ареса. Другие говорят, что Кадму ее вручила Афина, когда он был в Самофракии1.

b. Это была первая свадьба смертного, на которой присутствовали Олимпийцы. В доме Кадма, который стоял на месте нынешнего фиванского рынка, установили для них двенадцать золотых кресел, и все боги явились с подарками. Афродита подарила Гармонии знаменитое золотое ожерелье работы Гефеста, которое первоначально Зевс в знак своей любви подарил сестре Кадма Европе и которое делало его владелицу столь прекрасной, что перед ее красотой нельзя было устоять2. Афина дала ей золоченое одеяние, придающее хозяйке божественное достоинство, а также несколько флейт. Гермес подарил лиру. Сам Кадм подарил Гармонии еще одно богатое одеяние. Мать Иасиона Электра обучила ее обрядам Великой богини, а Деметра обеспечила ей хорошие урожаи ячменя тем, что возлегла с Иасионом на трижды вспаханном поле, когда все праздновали свадьбу. Фиванцы до сих пор показывают место, где во время свадьбы играли на флейтах, пели музы и играл на лире Аполлон3.

c . Уже в старости, чтобы умилостивить Ареса, который так и не смог до конца простить ему убийство змея, Кадм отрекся от фиванского трона в пользу внука Пенфея, которого его дочь Агава родила от «посеянного человека» Эхиона, и зажил тихой жизнью в городе. Однако когда Пенфей погиб от рук своей матери, Дионис предсказал, что Кадм и Гармония, правя колесницей, запряженной телками, станут во главе варварских орд. Эти варвары, продолжал оракул, будут опустошать греческие города до тех пор, пока не ограбят храм Аполлона и не получат за это заслуженное наказание. Однако Арес спасет Кадма и Гармонию, обратив их в змей, и они будут вечно жить в довольстве на Островах Блаженных4.

d. Узнав о пророчестве, Кадм и Гармония уехали на остров, где жили энхелеи, которые, когда на них напали иллирийцы, по совету Диониса признали своими правителями Кадма и его супругу. К этому времени Агава вышла замуж за иллирийского царя Ликоферса, при дворе которого она нашла убежище после убийства Пенфея. Услышав о том, что ее родители стоят во главе войска энхелеев, Агава убила Ликоферса и отдала царство Кадму5.

e. Уже в старости, когда пророчество полностью сбылось, Кадм и Гармония, как и должно было случиться, превратились в черных змей с синими пятнами и были отправлены Зевсом на Острова Блаженных. Некоторые, правда, говорят, что Арес превратил их в львов. Тела их погребли в Иллирии, где Кадм построил город Бутоя. Его трон унаследовал Иллирий, сын Кадма, родившийся, когда тот был уже немолод6.


1Павсаний IX.5.1; Диодор Сицилийский V.48; Аполлодор ІІІ.4.2.

2Диодор Сицилийский V.49 и IV.65.5; Пиндар. Пифийские оды III.94; Павсаний IX.12.3; Ферекид. Цит. по: Аполлодор III.4.2.

3Диодор Сицилийский V.49; Павсаний IX.12.3.

4Гигин. Мифы 6; Аполлодор ІІІ.4.2; Еврипид. Вакханки 43 и 1350.

5Гигин. Мифы 184 и 240.

6Овидий. Метаморфозы IV.562—602; Аполлодор III.5.4; Аполлоний Родосский IV.517.


* * *


1. Женитьба Кадма на Гармонии в присутствии двенадцати олимпийских богов напоминает свадьбу Пелея и Фетиды (см. 81. l ) и, вероятно, свидетельствует о признании всеми эллинами захвативших Фивы кадмейцев, которые получили поддержку афинян и были должным образом посвящены в Самофракийские мистерии. То, что Кадм основал Бутою, говорит о желании иллирийцев считаться с греками и участвовать в Олимпийских играх. Кадму должен был принадлежать оракул в Иллирии, поскольку он изображался там в образе змея. Львы, в которых, как утверждают, были превращены Кадм и Гармония, были, возможно, основаниями аниконического изображения Великой богини, как на знаменитых «Львиных вратах» в Микенах. Мифограф предполагает, что в старости, когда кончался срок его царствования, Кадму разрешили уехать и основать колонию, а не предали его смерти (см. 117.5).


60. Бел и данаиды


Царь Бел, правивший в Хеммисе, что в Фиванской области, был сыном Ливии и Посейдона и братом-близнецом Агенора. Его жена Анхиноя, дочь Нила, родила ему близнецов Эгипта и Даная и еще одного сына Кефея1.

b. Эгипт получил в царство Аравию, но подчинил себе также и страну меламподов, которую назвал в свою честь Египтом. От разных матерей — ливиек, арабок, финикиек и проч. — у него родилось пятьдесят сыновей. Данай, которого отправили управлять Ливией, имел пятьдесят дочерей, называвшихся данаидами, причем все они родились также от разных матерей — наяд, гамадриад, египетских принцесс из Элефантины и Мемфиса, эфиопок и проч.

c. Когда Бел умер, близнецы поссорились из-за наследства. В качестве жеста примирения Эгипт предложил поженить пятьдесят его сыновей на пятидесяти дочерях Даная. Данай, предчувствуя нехорошее, отказался и, когда оракул подтвердил его опасения, что Эгипт намеревался перебить всех данаид, стал готовиться к бегству из Ливии2.

d. С помощью Афины он построил корабль для себя и своих дочерей — это было первое вышедшее в море судно с высоким носом и кормой, — и они поплыли в Грецию, остановившись на Родосе. Этому острову Данай пожертвовал статую Афины из храма, построенного в честь этой богини данаидами, три из которых умерли во время пребывания на острове. В честь умерших назвали города Линд, Иалис и Камир3.

e. С Родоса они отправились в Пелопоннес и вышли на берег у Лерны, где Данай объявил, что боги избрали его царем Аргоса. Хотя аргивский царь Геланор только засмеялся в ответ на такое заявление, его подданные в тот же вечер собрались, чтобы обсудить этот вопрос. Геланор, без сомнения, удержал бы свой трон (хотя Данай заявил, что его поддерживает сама Афина), если бы аргивяне не отложили решение этого вопроса до утра. Ночью же с холмов смело спустился волк, напал на стадо, пасшееся у городских стен, и зарезал быка, который был вожаком стада. Аргивяне посчитали это знаком того, что Данай захватит трон силой, если ему отказать, и потому уговорили Геланора отречься от престола.

f . Данай, будучи уверенным, что волком был не кто иной, как сам Аполлон, посвятил Волчьему Аполлону самое известное святилище в Аргосе и стал таким могущественным правителем, что все пеласги Греции стали называть себя данайцами. Он также построил цитадель в Аргосе, а его дочери принесли из Египта мистерии Деметры, называемые Фесмофориями, и обучили им пеласгийских женщин. Однако после дорийского нашествия на Пелопоннес больше никто не справляет Фесмофорий, кроме аркадцев4.

g. Данай обнаружил, что Арголида уже давно страдает от засухи, поскольку Посейдон, обиженный тем, что Инах объявил эту землю принадлежащей Гере, высушил в ней все реки и ручьи. Он отправил своих дочерей на поиски воды, наказав им умилостивить Посейдона любым способом. Одна из дочерей по имени Амимона, охотясь в лесу на оленя, нечаянно разбудила сатира. Тот вскочил и захотел овладеть ею, однако Посейдон, которого она призвала на помощь, швырнул в сатира свой трезубец. Убегавший сатир увернулся, и трезубец, дрожа, вонзился в скалу; Посейдон сам возлег с Амимоной, которая была довольна, что таким приятным образом сможет выполнить отцовские наставления. Услышав ее просьбу, Посейдон указал на свой трезубец и попросил ее выдернуть его из скалы. Когда она это исполнила, из трех маленьких отверстий вырвались три струйки воды. Этот источник, называемый теперь Амимоной, дает начало реке Лерна, которая не пересыхает даже в разгар лета5.

h . У источника Амимоны Ехидна родила под платаном ужасную Гидру, которая поселилась в близлежащем озере Лерна, куда за очищением приходят убийцы. Отсюда пошла поговорка: «Лерна бед»6.

i. Тем временем Эгипт отправил своих сыновей в Аргос, запретив им возвращаться, не отомстив Данаю и всей его семье. Приплыв в Аргос, они стали упрашивать Даная изменить свое решение и разрешить им жениться на его дочерях, не отказавшись, однако, от тайной мысли погубить их в брачную ночь. Когда Данай ответил отказом, они осадили Аргос. В Аргивской цитадели не было источников, и хотя данаиды научились искусству рыть колодцы и уже вырыли в городе несколько, включая четыре священных, во время осады в них воды не оказалось. Понимая, что жажда вынудит их сдаться, Данай пообещал выполнить все, о чем просят сыновья Эгипта, как только осада будет снята7.

j . Стали готовиться к общей свадьбе; Данай объявлял пары. В некоторых случаях он соединял жениха и невесту на том основании, что их матери были одного положения или же потому, что они носили похожие имена. Так, Клит, Сфенел и Хрисипп женились на Клите, Сфенеле и Хрисиппе, однако в большинстве случаев он пользовался жребием, который доставал из шлема8.

k . Во время свадебного пира Данай тайно раздал острые булавки, которые его дочери спрятали в своих прическах, и в полночь каждая вонзила их в сердце своего мужа. В живых остался только один: по совету Артемиды, Гипермнестра пощадила Линкея, поскольку тот не посягнул на ее девственность, и помогла ему бежать в город Линкею, находившийся в шестидесяти стадиях от Аргоса. Гипермнестра попросила Линкея, чтобы, добравшись до места, он сразу же зажег огонь, а она ответит ему таким же огнем из цитадели. В память об этом договоре аргивяне до сих пор каждый год зажигают огни. Узнав на рассвете, что Гипермнестра не повиновалась ему, Данай решил, что она будет осуждена на смерть, но аргивские судьи оправдали ее, за что она воздвигла статую Афродиты Победительницы в святилище Волчьего Аполлона, а одно из святилищ посвятила Артемиде Преследовательнице9.

l . Головы убитых мужей похоронили на берегу Лерны, а их тела со всеми почестями погребли у стен Аргоса, и, хотя, с позволения Зевса, Афина и Гермес подвергли данаид очищению в Лернейском озере, судьи мертвых обрекли их вечно носить воду в кувшинах, дырявых, как решето10.

m. Линкей и Гипермнестра вновь соединились, а Данай, решив женить как можно скорее других своих дочерей — до того, как наступит полдень в день их очищения, — призвал женихов. Он предложил провести соревнования в беге, начиная с улицы, которая теперь называется Афета, причем победитель получал право первым выбрать себе невесту, а остальные должны были выбрать себе невест в той очередности, в какой они заканчивали бег. Поскольку Данаю не удалось найти достаточно желающих получить жен-убийц, то в беге участвовали всего несколько человек. Но, увидев, что в первую брачную ночь с новоиспеченными мужьями ничего не случилось, на следующий день пришли новые женихи и забег пришлось проводить еще раз. Все потомки этих браков считаются данайцами, а аргивяне до сих пор торжественно проводят соревнования в беге на так называемых Гименейских состязаниях. Позднее Линкей убил Даная и стал править вместо него. Он бы с большим удовольствием перебил и всех его дочерей, чтобы отомстить за своих загубленных братьев, но знал, что аргивяне воспротивятся этому11.

n. Тем временем Эгипт прибыл в Грецию, но, узнав о постигшей его сыновей судьбе, бежал в Арое, где и скончался. А погребли его в Патрах, в святилище Сераписа12.

o. Сын Амимоны и Посейдона Навплий стал знаменитым мореплавателем и научился искусству навигации, ориентируясь на созвездие Большой Медведицы. Он основал город Навплий, где поселил команду египетского корабля, на котором уплыл его дед. Он был предком Навплия — грабителя судов, который заманивал на скалы вражеские корабли, зажигая ложные маяки13.


1Геродот II.91; Еврипид. Цит. по: Аполлодор ІІ.1.4.

2Аполлодор II.5; Гигин. Мифы 168; Евстафий о Гомере, с. 37.

3Гигин. Цит. соч.; Аполлодор II.1.4; Геродот II.182; Диодор Сицилийский V.58.1; Страбон XIV.2.8.

4Павсаний ІІ.38.4 и 19.3; Еврипид. Цит. по: Страбон VIII.6.9; Страбон. Там же; Геродот II.171; Плутарх. О злокозненности Геродота 13.

5Гигин. Мифы 169; Аполлодор ІІ.1.4.

6Павсаний ІІ.37.1 и 4; Страбон VIII.6.8.

7Гигин. Мифы 168; Аполлодор II.1.5; Страбон VIII.6.9.

8Аполлодор. Цит. соч.; Гигин. Мифы 170.

9Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний II.25.4; 19.6 и 21.1.

10Аполлодор. Цит. соч.; Лукиан. Морские разговоры VI; Гигин. Мифы 168; Овидий. Героини XIV; Гораций. Оды III.11.3. и сл.

11Пиндар. Пифийские оды IX.117 и сл.; Павсаний III.12.2; Гигин. Мифы 170; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия X.497.

12Павсаний VII.21.6.

13Аполлоний Родосский I.136—138; Теон. Схолии «Небесным явлениям» Арата 27; Павсаний IV.35.2.


* * *


1. Этот миф свидетельствует о первом появлении в Греции элладских переселенцев из Палестины, которые принесли с собой на Пелопоннес культуру земледелия и путь которых пролегал через остров Родос. Считается, что среди них были и выходцы из Ливии и Эфиопии (см. 6.1 и 8.2). Бел — это Ваал Ветхого Завета и Бел апокрифов. Свое имя он получил от шумерской лунной богини Белет-или, которую сверг.

2. Три данаиды, известные также как тельхины, или «колдуньи», именами которых назвали три главных города Родоса, были триадой луны-богини Данаи (см. 54.1 и 73.2). Имена Линда, Камира и Иалиса — это, похоже, все, что осталось со временем от слов linodeoysa («связывающая льняной нитью»), catamerizoysa («отмеряющая») и ialemistria («плачущая»)[116]Снова Грейвс следует столь невысоко им ценимому Сократу, который, как и все древние греки, широко пользовался так называемой народной этимологией — уподоблению вовсе никак не связанных между собой слов, разложению их на так называемые элементы и т.д. (см. в особенности «Кратил» Платона). Следует заметить, что именно по «народному» принципу составлено большинство этимологий Грейвса., т.е. опять мы встречаемся с известными нам тремя богинями судьбы — мойрами, которых звали Клото, Лахесис и Атропос (см. 10.1), поскольку они выполняли те же функции. В классическую эпоху льняная нить воспринималась как нить, которую, тщательно отмерив, богиня одним концом привязывала к человеку, ежегодно отматывая столько, сколько полагалось, пока не наступало время перерезать нить и предоставить человеческую душу смерти. Однако в более древние времена считали, что богиня свивала льняным свивальником новорожденного, причем на узком полотне свивальника проставлялись племенные и родовые знаки, которые определяли социальное положение ребенка.

3. Имя Даная у шумеров звучало как Дам-кина. Древние евреи называли ее Дина (Быт., 34), а форма мужского рода от этого имени была Дин. Пятьдесят — это обычное количество жриц лунной богини. В их обязанности входило увлажнение почвы с помощью дождевой магии, орошения и копания колодцев. Близнечество Агенора и Бела, так же, как и близнечество Даная и Эгипта, указывает на систему царского правления в Аргосе, при которой каждый из соправителей женился на верховной жрице и правил в течение пятидесяти лунных месяцев или половину Великого года. Верховной жрицей становилась победительница в беге (от этого вида спорта берут свое начало Олимпийские игры), который попеременно проводился то в конце пятидесятого месяца, то в конце сорок девятого лунного месяца (см. 53.4). Новогодние соревнования в беге, проходившие в Олимпии (см. 53.3), Спарте (см. 160. d ), Иерусалиме (Хук. Происхождение древнесемитского ритуала, 1938, с. 53) и Вавилоне (Ленгдон. Эпическая поэма о творении мира, строки 57 и 58)[117]Нооkе S. Н. Origin of Early Semitic Ritual. Oxford, 1938; Langstоn S. The Babylonian Epic of Creation. London, 1924., устраивались для того, чтобы победитель стал царем-жрецом, как в Аргосе.

4. Гидра (см. 34.3 и 60 .h ), убитая Гераклом, вероятно, олицетворяла коллегию отвечавших за воду жриц (см. 124.2—4), а миф о данаидах, очевидно, свидетельствует о двух попытках эллинов захватить святилище этих жриц, причем первая попытка явно провалилась. После второй и успешной попытки предводитель эллинов женился на старшей жрице, а остальных жриц раздавал в жены своим вождям. «Улица, которая теперь называется Афета», вероятно, была началом забега девушек, соревновавшихся за звание верховной жрицы, но здесь же проводились и соревнования мужчин за трон царя-жреца (см. 53.3 и 160. d ). Линкей — это царский титул, существовавший также в Мессене (см. 74.1); он означал «рысий» и давался в честь этой дикой кошки, известной своим острым зрением.

5. «Эгипт» и «Данай», возможно, были древними титулами фиванских царей-соправителей, и поскольку погребение головы царя-жреца на подходе к городу было распространенным обычаем, призванным, как считалось, защитить город от нашествия врагов (см. 146.2), головы сыновей Эгипта, погребенные в Лерне, вероятно, принадлежали последовательно правившим царям-жрецам. Египтян называли меламподами («черноногие»), поскольку в посевную они вынуждены были месить ногами черную нильскую грязь.

6. Более позднее, моногамное общество представляло данаид с дырявыми горшками, обреченными на вечную муку за мужеубийство. Однако изображение, на основе которого возник этот рассказ, запечатлело жриц за обязательным колдовством, когда они опрыскивали землю водой, чтобы вызвать ливень с помощью симпатической магии (см. 68.1). Похоже, что решето или дырявый горшок оставались отличительными признаками колдуний даже много веков спустя, после исчезновения жриц-данаид. Филострат пишет, что «порою к овчарам, а то и к волопасам приходит бабка с решетом, обещая вылечить волхованием заболевшую скотину» (Жизнь Аполлония Тианского VI.11).

7. Огни, зажженные Гипермнестрой и Линкеем, — это, возможно, огни, которые аргивяне зажигали во время праздника весны в честь победы солнца. Не исключено, что в Аргосе царя-жреца умерщвляли, вонзая ему в сердце длинную иглу — надо сказать, относительно легкая смерть.

8. Фесмофории[118]Праздник Фесмофорий — древний, догреческий, возможно, сохранившийся еще от неолита. Праздновался он 11—13 пианепсиона (октябрь — ноябрь), во время осеннего сева. Название, видимо, также догреческое, к нему лишь прибавлено греческое слово «phoria», т.е. «несение» (так что не следует его переводить, как это делает Грейвс). На праздник действительно несли в корзинах символы плодородия и земной мощи (змей и фаллические изображения), но тот факт, что первоначально это были «гениталии царя или его заместителей», — домысел Грейвса. («обязательные жертвоприношения») представляли собой земледельческие оргии, которые праздновались в Афинах (см. 482. b ) и во время которых отрезанные гениталии царя-жреца или его заместителя носили в корзине. В более поздние времена в корзине несли фаллообразные хлебы или живых змей. Аполлон Ликийский[119]Ликийский — хотя вокруг этого эпитета Аполлона полемика еще не утихла (и вряд ли когда-нибудь истина будет установлена окончательно), следует упомянуть и о том, что есть основания считать Аполлона малоазиатским богом, культ которого был занесен в Грецию из Ликии (отсюда, по этой версии, и эпитет Ликийский). Были также и попытки разделить двух Аполлонов — Волчьего (греческого) и Ликийского (малоазиатского). может означать «Аполлон светоносный», а не «Волчий Аполлон», однако оба смысла пересекаются, поскольку у волков есть привычка выть на луну.


61. Ламия


У Бела была прекрасная дочь Ламия, которая правила Ливией и которую Зевс в благодарность за расположение к нему наградил редкостным даром вынимать и вставлять свои глаза, как только она этого пожелает. Она родила ему нескольких детей, однако все они, кроме Скиллы, были из ревности погублены Герой. В отместку Ламия убивала чужих детей и проявляла при этом такую жестокость, что со временем ее лицо превратилось в кошмарную личину.

b . Позднее она присоединилась к эмпусам, совращала юношей и выпивала их кровь, пока они спали1.


1Диодор Сицилийский XX.41; Суда под словом Lamia; Плутарх. О любопытстве 2; Схолии к «Миру» Аристофана 757; Страбон I.11.8; Евстафий. Комментарий к Гомеру с. 1714; Аристотель. Этика VII.5.


* * *


1. Ламия — это ливийская Нейт, богиня любви и битвы, которую так же называли Анат и Афина (см. 8.1; 25.2 и 61.1). Ее культ искоренили ахейцы. Как и аркадской Алфито, ею в конце концов стали пугать детей (см. 52.7). Ее имя Ламия, вероятно, сродни слову lamyros («прожорливый»), происходящему от слова laimos («глотка»), но в смысле «похотливая», а ее ужасающее лицо — это отпугивающая маска Горгоны, которую ее жрицы носили во время мистерий (см. 33.3), включавших убиение младенца. Вынимающиеся глаза Ламии, возможно, появились из-за изображения этой богини, на котором она предлагает герою глаз как символ мистического видения (см. 73.6). Эмпусы были ночными кошмарами (55.1).


62. Леда


Некоторые говорят, что, когда Зевс влюбился в Немесиду, она спряталась от него в воде, превратившись в рыбу. Тогда Зевс превратился в бобра и стал гоняться за ней по воде. Немесида выпрыгнула на берег и стала превращаться то в одного зверя, то в другого, но Зевс все равно преследовал ее по пятам, все время принимая облик более лютого или быстроногого зверя. Наконец, она взлетела, превратившись в дикую гусыню, а он стал лебедем, настиг и потоптал ее в Рамнунте, что в Аттике. Смирившись со своей участью, Немесида сбросила перья и пришла в Спарту, где Леда, жена царя Тиндарея, нашла со временем гиацинтового цвета яйцо, лежавшее в болоте. Она принесла находку домой и спрятала в сундук. Из этого яйца, когда пришел срок, родилась Елена Троянская1. Однако некоторые утверждают, что это яйцо упало с луны, как и то, что в стародавние времена свалилось в реку Евфрат, а потом было вынесено рыбами на берег, высижено голубями, и из него родилась сирийская богиня любви2.

b. Третьи утверждают, что Зевс, обернувшись лебедем, преследуемым орлом, нашел убежище на груди Немесиды, а затем овладел ею. По прошествии положенного времени она снесла яйцо, которое Гермес швырнул между широко расставленных ног Леды, когда та сидела на скамье. Так Леда родила Елену, а Зевс поместил изображения Лебедя и Орла на небесах, чтобы таким образом увековечить свою уловку3.

c . Однако чаще всего рассказывают, будто Зевс в образе лебедя возлюбил саму Леду на берегу реки Эврот и что потом она снесла яйцо, из которого вылупились Елена, Кастор и Полидевк, а впоследствии Леда была обожествлена под именем Немесиды4. В ту же ночь муж Леды Тиндарей тоже возлег с ней, и хотя одни говорят, что все трое детей Леды были от Зевса, включая и Клитемнестру, которая вместе с Еленой вылупилась из второго яйца, другие считают, что только Елена была дочерью Зевса, а Кастор и Полидевк были сыновьями Тиндарея5. Есть и такие, кто утверждают, что Кастор и Клитемнестра — дети Тиндарея, а Елена и Полидевк — дети Зевса6.


1Гомер. Киприя. Цит. по: Атеней с. 334; Аполлодор III.10.7; Сапфо. Фр. 105; Павсаний I.33.7.

2Атеней 57 и сл.; Плутарх. Застольные вопросы ІІ.3.3; Гигин. Мифы 197.

3Гигин. Поэтическая астрономия ІІ.8.

4Лактанций I.21; Гигин. Мифы 77.

5Гомер. Одиссея XІ.299 и сл.; Илиада ІІІ.426; Еврипид. Елена 254, 1497 и 1680.

6Пиндар. Немейские оды X.80; Аполлодор III.10.6—7.


* * *


1. Немесида была луной-богиней в ипостаси нимфы (см. 32.2), и в древнейшем мифе, созданном на основе сюжета любовной погони, она преследовала царя-жреца, который претерпевал сезонные перевоплощения, превращаясь в зайца, рыбу, пчелу, мышь — или же так: в зайца, рыбу, птицу и пшеничное зерно, — и в конечном счете она пожирала его. С победой патриархальной системы преследуемый и преследователь поменялись местами: теперь богиня бежала от Зевса, как в английской балладе о Смите-Черном Угле (см. 89.2). Богиня превращалась в выдру или бобриху, чтобы преследовать рыбу, и имя Кастор («бобр») — есть не что иное, как отголосок этого мифа, тогда как имя Полидевк («приторное вино») свидетельствует о характере празднеств, во время которых совершалась эта погоня.

2. Lada считается ликийским, т.е. критским словом, означением «женщина», и Леда была богиней Латоной, Лето или Лат, которая родила Аполлона и Артемиду в Делосе (см. 14.2). Гиацинтовый цвет яйца напоминает кроваво-красное яйцо друидских пасхалий, называвшееся glain, которое друиды каждый год искали на берегу. В кельтских мифах это яйцо откладывала богиня в образе морского змея. Рассказ о том, как яйцо было брошено между ног Леды, возможно, возник на основе изображения, на котором богиня сидела в кресле для родов, и из ее чрева уже виднелась голова Аполлона.

3. Елена и Гелле, или Селена, — это местные варианты луны-богини (см. 43.10; 70.8 и 159.1), тождественность которой сирийской богине подчеркивал Гигин. Однако Гигин путает: у него якобы сама богиня снесла мировое яйцо, совокупившись со змеем Офионом, который высидел это яйцо на водах, приняв образ голубки. Богиня же возникла из бездны (см. 1. a ). Елене были посвящены два храма около Спарты: один — в Терапнах, построенный на месте микенского поселения, а второй — в Дендре, связанный с культом деревьев, как и ее святилище на Родосе (см. 88.10). Поллукс (X.191) упоминает о спартанском празднике, называемом Геленефория. Во время этого праздника в специальной корзине, называемой helene, несли безымянные предметы. На сохранившихся рельефах такую корзину несет сама Елена в сопровождении диоскуров. Безымянными предметами скорее всего были фаллические символы, а Елена — оргиастической богиней.

4. Зевс обманул богиню пелопоннесского культа лебедя Немесиду и воспользовался ее жалостью точно так же, как обманул богиню критского культа кукушки Геру (см. 12. a ). Возможно, эти мифы указывают на приход в критские или пеласгийские города эллинских воинов, которые для начала почитали Великую богиню и снабжали ее жриц послушными консортами, но в конце концов лишили ее прежнего главенства.


63. Иксион


Иксион, сын лапифского царя Флегия, согласился взять в жены Дию, дочь Деионея, пообещав за нее богатый выкуп и пригласив Деионея на пир. Однако сам приказал вырыть яму перед дворцом и развести в ней большой костер, так что ничего не подозревавший Деионей упал в нее и заживо сгорел.

b. Хотя боги признали этот поступок отвратительным и отказались очистить Иксиона, верховный бог Зевс, который, влюбляясь, вел себя так же недостойно, не только дал ему очиститься, но и пригласил его откушать за своим столом.

c. Однако Иксион оказался неблагодарным и задумал соблазнить Геру, которая, как он считал, будет рада возможности отомстить Зевсу за его многочисленные измены. Зевс, разгадав намерения Иксиона, придал облаку образ Геры, и уже подвыпивший Иксион, не заметив обмана, предался любовным утехам с псевдо-Герой. Неожиданно нагрянувший Зевс приказал Гермесу безжалостно сечь вероломца, пока тот не произнесет слова: «Благодетель заслуживает уважения», после чего привязать его к огненному колесу, которое будет безостановочно катиться по небу.

d. Ложная Гера, которую затем назвали Нефела, родила Иксиону отверженного всеми Кентавра, про которого говорят, что, когда он возмужал, магнесийские кобылы произвели от него несколько кентавров, из которых самым знаменитым был ученый Хирон1.


1Схолии к Аполлонию Родосскому III.62; Гигин. Мифы 33 и 62; Пиндар. Пифийские оды II.33—89 и схолии; Лукиан. Разговоры богов 6; Схолии к «Финикиянкам» Еврипида 1185.


* * *


1. Луна-богиня культа дуба была известна под именем Дия («небесная»), и поскольку это был титул додонской богини культа дуба (см. 51.1), то, следовательно, она была женой Зевса — Герой. Придерживавшиеся старины цари называли себя Зевсами (см. 43.2; 45.2; 68.1 и 156.4) и вступали в брак с Дией Дождливо-тучной, что не могло не вызывать гнев олимпийских жрецов, которые неверно истолковывали ритуальное изображение распятого лапифского царя как наказание за нечестивость и придумали притчу об облаке. На одном этрусском зеркале Иксион изображен распятым на огненном колесе, а у ног его лежит трут. Во всех других случаях он изображен связанным «пятью концами» (Филострат. Жизнь Аполлония Тианского VII.12). Таким же способом ирландский герой Ку Рои связывает Кухулина — тело его выгнуто дугой, а лодыжки, запястья и шея связаны вместе, как у Осириса в «Книге мертвых». Это напоминает обычай пускания с горок горящих колес на европейских праздниках летнего солнцеворота. Смысл этого обычая заключается в том, что солнце, достигнув своей наивысшей точки, теперь вплоть до зимнего солнцестояния должно опускаться на небе все ниже и ниже.

2. Древнейшее греческое изображение кентавров[120]Относительно происхождения кентавров единого мнения в науке нет. Очевидно, они — порождение народной фантазии, обильно заселявшей землю, особенно недоступные и таинственные места (горы, лесные чащи), страшного вида демонами. Однако кентавры уже имеют человеческие черты, т.е. они миксантропичны. — двое мужчин, чьи тела на уровне пояса переходят в лошадиные — было обнаружено на гемме микенской эпохи, найденной в аргосском храме Геры. Кентавры были изображены танцующими лицом друг к другу. Аналогичная пара имеется на критской бусине-печати, но поскольку на Крите не было собственного культа лошади, этот мотив был завезен на остров с материковой Греции. В архаическом искусстве сатиры также изображались верхом на игрушечных лошадях, и лишь позднее их стали изображать как козлов. Кентавр мог быть героем-прорицателем со змеиным хвостом, поэтому повествование о нем могло быть связано с рассказом о том, как Борей совокуплялся с кобылами (см. 48. e ).


64. Эндимион


Эндимион был прекрасным сыном Зевса и нимфы Калики. По роду он был эолийцем, по происхождению карийцем и сверг царя Элиды Климена. Его жена, которую называют и Ифианасса, и Гипериппа, и Хромия, и Неида, родила ему четырех сыновей, а безумно влюбленная в него Селена родила ему пятьдесят дочерей1.

b. Однажды тихой ночью, когда Эндимион спал в пещере на Карийской горе Латмос, Селена впервые увидела его. Она легла рядом с ним и нежно поцеловала его в закрытые глаза. Некоторые говорят, что после этого он вернулся в пещеру еще раз и опять забылся безмятежным сном. Сон этот, от которого он уже никогда не пробудился, либо одолел его по его же желанию (поскольку он боялся приближающейся старости), либо потому, что Зевс стал подозревать его в связи с Герой, либо потому, что Селена сочла его слишком плодовитым и предпочла нежно целовать во сне. Как бы там ни было, он больше не старел и со щек его так и не сходил юношеский румянец. Однако некоторые говорят, что он лежит погребенным в Олимпии, где четверо его сыновей соревновались в беге, чтобы занять освободившийся трон, и что победил сын его Эпей2.

c . Один из побежденных сыновей, Этол, потом участвовал в гонках колесниц во время погребальных игр, посвященных Азану, сыну Аркада. Это были первые игры такого рода, состоявшиеся в Греции. Из-за того, что зрители нечаянно оказались на дороге, колесница Этола наехала на Аписа, сына Форонея, смертельно ранив его. Присутствовавший при этом Салмоней изгнал Этола на другой берег Коринфского залива, где тот убил Дора и его братьев и завоевал землю, которая теперь в его честь называется Этолия3.


1Аполлодор I.7.5—6; Павсаний V.8.1 и I.2.

2Аполлодор I.7.6; Схолии к «Идиллиям» Феокрита III.49; Цицерон. Тускуланские беседы 1.38; Павсаний V.1.3.

3Павсаний VIII.4.2—3 и V.1.6; Аполлодор I.7.6; Страбон VIII.3.33.


* * *


1. Этот миф рассказывает о том, как один из эолийских вождей вторгся в Элиду и воспользовался результатами своего брака с представительницей пеласгийской лунной богини Геры — старшей из пятидесяти жриц культа воды, поскольку имена жен Эндимиона — это эпитеты луны (см. 60.3). Когда его правление завершилось, он был, как положено, принесен в жертву и, как герой, получил святилище в Олимпии.

2. Этол, как и Пелоп, должен был проехать на колеснице вокруг Олимпийского стадиона, имитируя путь солнца (см. 69.1). Сюжет с нечаянным убийством Аписа, вероятно, возник на основе картины, изображавшей ежегодное крушение колесницы, в котором погибал человек, заменявший царя (см. 71.1 и 109.4). Однако соревнование в беге, выигранное Эпеем, является более древним событием (см. 53.3). Существование святилища Эндимиона на горе Латмос в Карии говорит о том, что здесь была эолийская колония выходцев из Элиды. Ритуальный брак Эндимиона с Герой, так же, как и брак Иксиона, вероятно, считался оскорбительным с точки зрения жрецов Зевса (см. 63.1).

3. Апис — существительное, происшедшее от слова apios. У Гомера это прилагательное означало «далекий».


65. Пигмалион и Галатея


Пигмалион, сын Бела, влюбился в Афродиту, и поскольку она никогда бы не разделила с ним ложе, он создал ее статую из слоновой кости, положил ее с собой в постель и стал молить богиню, чтобы она сжалилась над ним. Войдя в статую, Афродита оживила ее под именем Галатеи, которая и родила ему Пафоса и Метарму. Преемник Пигмалиона Пафос был отцом Кинира, который основал кипрский город Пафос и построил в нем знаменитый храм Афродиты1.


1Аполлодор III.14.3; Овидий. Метаморфозы X.243 и сл.; Арнобий. Против язычников VI.22.


* * *


1. Пигмалион, женившийся на жрице Афродиты в Пафосе, вероятно, держал в постели белое культовое изваяние Афродиты (ср. 1 Цар. 19, 13) для того, чтобы сохранить за собой кипрский трон. Если Пигмалиону действительно наследовал сын, которого родила ему жрица, то он оказался бы первым царем, утвердившим среди киприотов патрилинейную систему наследования. Однако более вероятно, что он, как и его внук Кинир (см. 18.5), отказался вернуть изваяние богини в конце своего восьмилетнего царствования и продлил его, вступив в брак с другой жрицей Афродиты, по сути, со своей дочерью, которую звали Метарма («изменение»), что символизировало смену правителя на троне, поскольку именно она наследовала трон.


66. Эак


Речной бог Асоп, которого некоторые считают сыном Океана и Тефии (хотя есть и такие, кто говорит, что он — сын Посейдона и Перо или Зевса и Эвриномы), женился на Метопе, дочери реки Ладон, и от нее родилось у него двое сыновей и двенадцать (а кто говорит двадцать) дочерей1.

b . Несколько его дочерей в разное время похитили Зевс, Посейдон и Аполлон, но когда исчезла его младшая дочь Эгина, сестра-близнец Фивы — одной из жертв Зевса, Асоп отправился на ее поиски. В Коринфе он узнал, что и на этот раз похитителем оказался Зевс и, пылая жаждой мести, нашел его в лесу обнимающим Эгину. Зевс, будучи невооруженным, постыдно скрылся в зарослях, где, никем не замеченный, превратился в камень и пролежал так, пока Асоп не прошел мимо. И лишь пробравшись на Олимп и почувствовав себя в безопасности, Зевс стал метать в Асопа перуны. Речной бог Асоп все еще еле течет от полученных им ран, а с его дна до сих пор часто достают куски угля2.

c . Расправившись так с отцом Эгины, Зевс тайно переправил ее на остров, который тогда назывался не то Энона, не то Энопия, где и разделил с ней ложе в образе орла или пламени, а над их ложем кружили эроты, ведавшие дарами любви3. По прошествии некоторого времени Гера обнаружила, что Эгина родила Зевсу сына по имена Эак, и в приступе ярости решила истребить всех обитателей Эноны, где в это время Эак был царем. В один из ручьев она пустила змея, который осквернил воду, отложил тысячи яиц, и вскоре все поля, ручьи и реки стали кишеть змеями. Густая тьма и сонная жара окутали остров, который Эак переименовал в Эгину, а пагубный южный ветер дул над островом четыре месяца, не переставая. Нивы и пастбища высохли, и пришел голод. Но невыносимей всего для островитян была жажда, и, когда их вино иссякло, они стали ползти к ближайшим источникам и умирали там, испив отравленной воды.

d. Тщетно они взывали к Зевсу: и истощенные просители, и их жертвенные животные падали замертво перед его алтарем до тех пор, пока в живых не осталось почти ни одного теплокровного существа4.

e. Однажды в ответ на молитвы Эака раздался гром и блеснула молния. Воодушевленный этим благоприятным предзнаменованием, Эак стал умолять Зевса заполнить народом опустевшую землю и дать ему столько же подданных, сколько муравьев ползло по стоявшему поблизости дубу. Это дерево, выросшее из додонского желудя, было священным дубом Зевса. От молитвы Эака оно задрожало, ветви его зашелестели, хотя в воздухе даже не чувствовалось дуновения ветерка. Хотя Эак и испугался, но не убежал, а стал целовать ствол и землю под дубом. В ту же ночь во сне он увидел муравьиный дождь, падавший на землю со священного дуба, и, как только муравьи ударялись о землю, они тут же превращались в людей. Когда он проснулся, то решил сразу же избавиться от этого наваждения, но его сын Теламон стал просить его выйти из дома, чтобы посмотреть на приближающуюся толпу людей, и когда Эак вышел, то признал в них людей, виденных во сне. Змеиная напасть кончилась, и пошел сильный дождь.

f . Эак, поблагодарив Зевса, поделил опустевший город и земли среди пришельцев, которых он назвал мирмидоны, то есть муравьями. Их потомки до сих пор выказывают муравьиную бережливость, терпение и упорство. Позднее эти мирмидонцы последовали за Пелеем в изгнание из Эгины и сражались бок о бок с Ахиллом и Патроклом у Трои5.

g. Однако некоторые утверждают, что союзники Ахилла — мирмидонцы получили свое имя в честь царя Мирмидона, дочь которого Эвримедузу в образе муравья соблазнил Зевс, и что именно поэтому муравьи считаются священными в Фессалии. Другие говорят, что нимфа по имени Мирмекс, узнав, что ее подруга Афина изобрела соху, стала хвастаться, будто это ее изобретение, за что и была превращена в муравья6.

h. Эак, женившийся на Эндеиде из Мегары, завоевал всеобщую любовь за свое благочестие и был окружен таким почетом, что мужи считали за радость лицезреть его. Все благороднейшие герои Спарты и Афин наперебой утверждали, что сражались на его стороне, хотя он сделал Эгину самым неприступным островом Эгейского моря, окружив ее подводными скалами и опаснейшими рифами, чтобы обезопасить себя от пиратов7. Когда вся Греция страдала от засухи, возникшей из-за того, что Пелоп убил аркадского царя Стимфала или, как считают некоторые, из-за того, что афиняне убили Андрогея, дельфийский оракул посоветовал грекам: «Просите Эака молить о вашем избавлении!» После этого каждый город отправил своего посланца к Эаку, который взошел на гору Панеллений — самую высокую вершину на острове, облаченный в одеяния жреца Зевса. Там он принес жертву богам и стал молить их о прекращении засухи. В ответ на его молитву раздался сильный удар грома, тучи заволокли небо и сильный дождь обрушился на землю Греции. Затем он устроил святилище Зевса на Панеллении, и с тех пор каждый раз, когда вершину горы закрывали тучи, это служило верным признаком дождя8.

і. Аполлон и Посейдон взяли Эака с собой, когда строили стены Трои, зная, что если смертный не присоединится к ним, то город окажется неприступным, а его жители смогут не подчиниться богам. Не успели они закончить работу, как три сероглазых змея тут же попытались взобраться на стены города. Два змея выбрали часть стены, построенную богами, но рухнули с нее и разбились насмерть. Третий с рыком бросился на ту часть стены, которую сложил Эак и проломил ее. После этого Аполлон предсказал, что Троя падет не однажды и что среди тех, кто захватит ее, будут сыновья Эака в первом и четвертом поколениях, и это пророчество сбылось в лице Теламона и Аякса9.

j . Эак, Минос и Радамант были тремя сыновьями Зевса, которых он решил спасти от бремени старости. Однако богини судьбы воспротивились этому, и Зевс, милостиво согласившись с их запретом, дал другим Олимпийцам хороший пример для подражания10.

k . Когда Эак умер, он стал одним из трех судей в Аиде, где издал законы для теней, и его даже приглашали решать споры, возникающие между богами. Некоторые добавляют, что он также хранил ключи от Аида, взимал с усопших дань и проверял, чтобы количество душ, отправляемых Гермесом в преисподнюю, совпадало с количеством, указанным Атропос11.


1Аполлодор III.12.6; Диодор Сицилийский IV.72.

2Диодор Сицилийский. Там же; Пиндар. Истмийские оды VIII.17 и сл.; Каллимах. Гимн к Делосу 78; Аполлодор. Цит. соч.; Лактанций. Схолии к «Фиваиде» Стация VII.215.

3Аполлодор III.12.6; Пиндар. Цит. соч.; Пиндар. Немейские оды VIII.6; Овидий. Метаморфозы VI.113.

4Гигин. Мифы 52; Овидий. Метаморфозы VII.520 и сл.

5Овидий. Метаморфозы VII.614 и сл.; Гигин. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний ІІ.29.2; Страбон VIII.6.16 и IX.5.9.

6Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия ІІ.7 и IV.402; Климент Александрийский. Послание язычникам II.39.6.

7Аполлодор III.12.6; Пиндар. Немейские оды VIII.8 и сл.; Павсаний ІІ.29.5.

8Диодор Сицилийский IV.61.1; Климент Александрийский. Строматы VI.3.28; Павсаний ІІ.30.4.

9Пиндар. Олимпийские оды VIII.30 и сл. и схолии.

10Овидий. Метаморфозы IX.35 и сл.

11Там же XIII.25; Пиндар. Истмийские оды VIII.22 и сл.; Аполлодор III.12.6; Лукиан. Разговоры в царстве мертвых XX.1, Харон 2.


* * *


1. Дочери Асопа, похищенные Аполлоном и Посейдоном, вероятно, входили в коллегию жриц луны-богини в долине реки Асоп на северо-востоке Пелопоннеса, плодородные земли по берегам которой захватили эолийцы. Похищение Эгины, возможно, свидетельствует о последующем завоевании ахейцами Флиунта — города в верховьях Асопа, а также о том, как соседние племена безуспешно обращались за военной помощью к Коринфу.

2. Миф об Эаке касается завоевания Эгины фтиотийскими мирмидонцами, племенным тотемом которых был муравей. Первоначально остров скорее всего принадлежал отправляющим козий культ пеласгам, и их враждебное отношение к пришельцам запечатлелось в отравлении ручьев Герой. Согласно Страбону (который всегда искал разумное объяснение мифа, но ему явно не хватало проницательности), почва Эгины каменистая, и эгинеты называли себя мирмидонцами потому, что они, как муравьи, сначала должны были убрать камни, а уже потом обрабатывать свои поля, и еще потому, что они жили в ямах (Страбон VIII.6.16). Однако фессалийская легенда о Мирмексе — это незамысловатый миф, объясняющий происхождение этого племени: фтиотийские мирмидонцы считали себя автохтонами, как муравьев, и выказывали такую верность законам своей жрицы, Муравьиной царицы, что представитель поклонявшихся Зевсу эллинов, вступавший с ней в брак, сам становился почетным муравьем. Если же Мирмекс — это эпитет матери-богини северной Греции, то она могла утверждать, что изобрела соху, поскольку земледелие туда принесли переселенцы из Малой Азии еще до того, как эллины достигли Афин.

3. Со временем фтиотийские колонисты Эгины объединили свои мифы с мифами ахейцев, пришедших из Флия, что на реке Асоп, и поскольку флиунтцы сохранили свою приверженность дубу-оракулу в Додоне (см. 51. a ), муравьи изображены в мифе падающими с дерева, а не возникающими из земли.

4. В первоначальном мифе Эак, вероятно, вызвал ливень не путем обращения молитвы к Зевсу, а с помощью магии, к которой обращался Салмоней (см. 68.1). Установление им законов в Аиде предполагает, что свод законов, выработанный в Эгине, был принят и в других областях Греции. Скорее всего он регулировал коммерческие, а не уголовные дела, поскольку в классическую эпоху в качестве стандартной меры драгоценных металлов был повсеместно принят эгинский талант, имевший критское происхождение и делившийся на сто равных частей.


67. Сисиф


Сисиф, сын Эола, женился на дочери Атланта Меропе, которая была одной из плеяд и родила ему Главка, Орнитиона и Синона. В коринфском Истме ему принадлежало прекрасное стадо коров1.

b. Рядом с ним жил Автолик, сын Хионы. Его брат-близнец Филаммон был зачат Аполлоном, хотя сам Автолик считал своим отцом Гермеса2.

c. К этому времени Автолик стал уже непревзойденным похитителем скота, поскольку Гермес научил его искусству менять облик украденных им животных — из рогатых он мог делать комолых, из черных — белых, и наоборот. Поэтому, хотя Сисиф и замечал, что его стадо постоянно редеет, а стадо Автолика увеличивается, он поначалу не мог уличить своего соседа в краже. Но однажды он вырезал на нижней стороне копыт животных монограмму SS или, как утверждают некоторые, слова «украдено Автоликом». Той же ночью Автолик, как обычно, отправился на кражу скота, а утром отпечатки на дороге явились для Сисифа достаточным доказательством, чтобы созвать соседей в качестве свидетелей свершившейся кражи. Вместе они отправились в загоны Автолика и там по меткам на копытах Сисиф признал свой скот. Оставив свидетелей разбираться с вором, он поспешил в его дом, вошел через парадный вход и, пока на дворе гудела ссора, разделил ложе с дочерью Автолика Антиклеей, которая была замужем за аргивянином Лаэртом. От Сисифа у нее родился Одиссей, причем то, как он был зачат, вполне объясняет его всегдашнее хитроумие3.

d. Сисиф основал Эфиру, которую впоследствии стали называть Коринфом, и населил ее людьми, возникшими из грибов, если, конечно, неправы те, кто утверждает, что Медея вручила ему царство в качестве подарка. Современники считали его самым отъявленнным мошенником на земле, соглашаясь при этом, что он способствовал развитию коринфской торговли и мореплавания4.

e. Когда после смерти Эола Салмоней захватил фессалийский трон, Сисиф, которому этот трон принадлежал по праву, обратился к дельфийскому оракулу и получил ответ: «Твои дети, рожденные от племянницы, отомстят за тебя!» Тогда он соблазнил дочь Салмонея Тиро, которая, узнав, что им двигала не любовь к ней, а ненависть к ее отцу, убила двух сыновей, которых родила от Сисифа. Тогда он отправился на рыночную площадь Лариссы [?, выставил тела убиенных, ложно обвинил Салмонея в инцесте и убийстве] и добился его изгнания из Фессалии5.

f . После того как Зевс похитил Эгину, ее отец, речной бог Асоп, отправился на поиски и пришел в Коринф. Сисиф прекрасно знал, что случилось с Эгиной, но молчал до тех пор, пока Асоп не взялся обеспечить цитадель Коринфа непересыхающим ключом. Асоп, как обещал, сотворил источник Пирену за храмом Афродиты, где теперь стоят изваяния самой богини солнца во всеоружии, а также Эрота-Лучника. Лишь после этого Сисиф рассказал ему все, что знал6.

g. Зевс, который лишь чудом избежал мести Асопа, приказал своему брату Гадесу бросить Сисифа в Аид и подвергнуть его вечной пытке за раскрытие божественных тайн. Однако Сисиф не очень-то испугался: он хитростью заключил Гадеса в колодки, попросив его показать, как ими пользоваться, а сам тут же замкнул их. Поэтому Гадесу пришлось в течение нескольких дней находиться в качестве пленника в доме Сисифа. Создалась невероятная ситуация, когда никто не мог умереть, даже те, кому отрубали головы или разрубали на куски. Наконец, Арес, интересов которого это касалось непосредственно, поспешил на помощь, освободил Гадеса и, крепко связав Сисифа, доставил его в преисподнюю.

h. Сисиф, однако, приготовил еще одну хитрость. Прежде чем спуститься в Аид, он наказал своей жене Меропе, чтобы та не погребала его, а когда достиг дворца Гадеса, тут же поспешил к Персефоне и заявил ей, что поскольку он не погребен, то не имеет права здесь находиться, а должен быть на другом берегу реки Стикс. «Позволь мне вернуться в верхний мир, — молил он, — чтобы позаботиться о своем погребении и отомстить за выказанное мне пренебрежение. Я присутствую здесь против правил и обещаю вернуться через три дня». Персефона поддалась на уловку и позволила ему удалиться. Но как только Сисиф опять увидел солнечный свет, он тут же забыл о своем обещании, данном Персефоне. Пришлось, наконец, Гермесу водворять его в преисподнюю силой7.

i . Неизвестно: случилось ли это потому, что он ранил Салмонея, или потому, что выдал тайну Зевса, а, может быть, потому, что всегда жил грабежом и часто убивал застигнутых врасплох путников, и поэтому Тесей, как утверждают некоторые, покончил с Сисифом (хотя этот подвиг и не значится среди деяний Тесея), — но, как бы там ни было, Сисиф получил примерное наказание8. Судьи мертвых показали ему огромную каменную глыбу, по размерам совпадающую с той, в которую превратился Зевс, скрываясь от гнева Асопа, и приказали ему катить ее на самый верх горы, а затем спускать по противоположному склону. Однако ему никогда не удалось достичь вершины. Как только Сисиф приближался к вершине, «бесстыдный камень» своим весом опрокидывал его и, подскакивая, скатывался в самый низ, где Сисиф опять отыскивал его и начинал все сначала, хотя по его телу, не переставая, лил пот, а над головой поднималось облако пыли9.

j . Меропа, устыдившись того, что оказалась единственной из плеяд, муж которой очутился в преисподней, да еще считался преступником, покинула своих шестерых звездных сестер на ночном небе и никогда уже больше не появлялась. И так же, как место, где на Коринфском Истме был погребен Нелей, осталось тайной, которую Сисиф не открыл даже Нестору, так и коринфяне никогда не скажут, где могила самого Сисифа10.


1Аполлодор I.9.3; Павсаний II.4.3; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия II.79.

2Гигин. Мифы 200.

3Полиэн VI.52; Гигин. Мифы 201; Суда под словом Sisyphus; Софокл. Аякс 190; Схолии к «Филоктету» Софокла 417.

4Аполлодор I.9.3; Овидий. Метаморфозы VII.393; Эвмел. Цит. по: Павсаний II.3.8; Гомер. Илиада VI.153; Схолии к «Ахарнянкам» Аристофана 390; Схолии к «Аяксу» Софокла 190; Цец. Схолии к Ликофрону 980; Овидий. Героини XІІ.203; Гораций. Сатиры II.17.12.

5Гигин. Мифы 60.

6Павсаний ІІ.5.1.

7Феогнид 712 и сл.; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера с. 487, 631 и 1702.

8Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VI.616; Гигин. Мифы 38.

9Павсаний. X.31.3; Овидий. Метаморфозы IV.459; Гомер. Одиссея XI.593—600.

10Овидий. Фасты IV.175—176; Эвмел. Цит. по: Павсаний ІІ.2.2.


* * *


1. Хотя имя Сисиф и воспринималось греками, как означающее «очень мудрый», но Гесихий писал его как Sesephus, поэтому это слово можно считать греческим вариантом имени хеттского бога-солнца Тесупа, который отождествлялся с родосским солнечным богом Атабирием (см. 42.4 и 93.1) и священным животным которого был бык. Бронзовые статуэтки и рельефы с изображением быка, датируемые XIV в. до н.э., имели также знаки в виде скипетра и двух дисков по бокам, а на бедре быка изображался трилистник. Описания набегов на скот, отмеченный тавром со знаками солнечного бога, часто встречаются в греческих мифах: их совершают спутники Одиссея (см. 170. u ), Алкионей и его современник Геракл (см. 132. d и w ). Однако обращение Автолика к магии при краже скота Сисифа напоминает рассказ об Иакове и Лаване (Быт., 29 и 30). Иаков, как и Автолик, имел дар менять цвет скота по своему желанию и, пользуясь этим, уменьшал размеры стад Лавана. Культурные связи между Коринфом и Ханааном, которые угадываются в мифе о Нисе (см. 91.1), Эдипе (см. 105.1 и 6), Алкафое (см. 110.2) и Меликерте (см. 70.2), могли существовать благодаря хеттам. Алкионей — тоже выходец из Коринфа.

2. «Бесстыдный камень» Сисифа первоначально был солнечным диском, а гора, на которую Сисиф вкатывал его, была небесным сводом. Это изображение достаточно известно. Существование в Коринфе солнечного культа хорошо доказано: говорят, что Гелиос и Афродита поочередно владели местным акрополем и совместно построили там храм (Павсаний ІІ.4.7). Более того, Сисиф неизбежно оказывается в Аиде после Иксиона, а огненное колесо Иксиона — это не что иное, как символ солнца. Это объясняет, почему люди Эфиры возникли из грибов: грибы были ритуальным трутом для огненного колеса Иксиона (см. 63.1), а солнечный бог требовал, чтобы начало его года отмечалось сжиганием человеческой жертвы. Соблазнение Антиклеи, возможно, сюжетно возникло на основе изображения брака Гелиоса и Афродиты. Враждебность мифографа по отношению к Сисифу говорит о неприязни эллинов к имеющим стратегическое значение неэллинским поселениям, возникавшим на узком перешейке, отделяющем Пелопоннес от Аттики. То, что Сисифу удалось обмануть Гадеса, возможно, указывает на отказ царя-жреца отречься от трона в конце своего царствования (см. 170.1).

3. Сисиф и Нелей были, вероятно, погребены в стратегически важных местах Истма в качестве защиты против нашествия врагов (см. 101.3 и 146.2). В рассказе Гигина о том, как Сисиф отомстил Салмонею, имеется лакуна, поэтому я сделал добавление (см. выше, разд. е ), которое возвращает рассказу утерянный смысл.

4. Пирена, источник в цитадели Коринфа, куда Беллерофонт водил Пегаса на водопой (см. 75. c ), не имел стока и всегда был полон воды (Павсаний ІІ.5.1; Страбон VIII.6.21). Пиреной назывался также родник за городскими воротами на дороге, ведущей от рыночной площади к Лехею, где Пирена — ее мифографы называют дочерью Ахелоя или Эбала (Павсаний. Цит. соч. II.2.3), Асопа и Меропы (Диодор Сицилийский IV.72) — была, как утверждают, превращена в источник, когда оплакивала своего сына Кенхрея, которого нечаянно убила Артемида. «Коринфская бронза» приобретала свой особый оттенок потому, что ее раскаляли докрасна и погружали в этот источник (Павсаний II.3.3).

5. Одна из семи плеяд исчезла в раннеклассическую эпоху, и ее исчезновение должно было получить объяснение.

6. Остается вопрос: было ли двойное S действительно монограммой Сисифа? На изображении, иллюстрировавшем миф, он, возможно, был показан изучающим следы украденных овец и коров, но поскольку у тех были «парные копыта», то и следы их были условно представлены в виде ( ). В древнегреческом алфавите этот знак обозначал SS, но его также можно было читать как две смежных половины лунного месяца и все, что с этим связано: возрастание и убывание лунного диска, развитие и упадок, благословение и проклятие. Животные с «парными копытами» считались священными животными луны; именно их приносили в жертву на праздниках новолуния в Левите. Если это так, тогда знак SS будет относиться к Селене-луне, а значит — к Афродите, а не к Сисифу, который является царем-солнцем и которому доверено пасти ее священное стадо (см. 42.1). Знак ( ), соответствовавший полной луне в отличие от знака O, символизировавшего солнечный диск, стоял на обоих боках коровы, которая привела Кадма к тому месту, где были построены Фивы (см. 58. f ).


68. Салмоней и Тиро


Салмоней, сын или внук Эола и Энареты, царствовал какое-то время в Фессалии, а потом возглавил эолийскую колонию в восточной части Элиды, где построил город Салмону недалеко от истока реки Энипей, притока Алфея1. Подданные ненавидели Салмонея, а сам он в своем царском высокомерии дошел до того, что стал переносить жертвы Зевсу на свои собственные алтари и объявил себя Зевсом. Он даже ездил по улицам Салмоны, волоча за своей колесницей бронзовые котлы с натянутыми на них шкурами, чтобы гром их напоминал гром Зевса, а еще он бросал в небо дубовые факелы, часть которых, падая, обжигала царских подданных, которые должны были принимать эти факелы за молнии. Однажды Зевс наказал Салмонея, метнув в него настоящий перун, который не только уничтожил его вместе с колесницей и всем остальным, но и сжег дотла весь город2.

b. Жена Салмонея Алкидика умерла от родов задолго до этих событий, произведя на свет прекрасную дочь Тиро. Тиро воспитывала ее приемная мать Сидеро, которая, после того, как их семья была изгнана из Фессалии, стала относиться к Тиро жестоко. Изгнаны же они были потому, что Тиро убила двоих сыновей, которые у нее родились от злого родственника Сисифа. Теперь же она влюбилась в речного бога Энипея и день за днем ходила по берегам реки, жалуясь на свое одиночество. Однако хотя речной бог и был удивлен и польщен такой страстью, он даже намеком не ответил на ее любовь.

c . Этой неловкой ситуацией решил воспользоваться Посейдон. Приняв облик речного бога, он пригласил Тиро встретиться с ним у слияния Энипея и Алфея, а когда она явилась, наслал на нее волшебный сон. Чтобы никому не были видны его проделки с ней, огромная, как гора, волна поднялась над ними и опустила гребень по другую сторону. Когда Тиро пробудилась и обнаружила, что над ней было совершено насилие, то долго не могла прийти в себя от такого обмана, на что Посейдон только рассмеялся и посоветовал ей не показываться дома и помалкивать о том, что произошло. В награду, добавил он, ты родишь прекрасных близнецов, у которых будет отец познатнее, чем какой-нибудь простой речной бог3.

d. Тиро умудрилась скрывать свою тайну до тех пор, пока не родила обещанных близнецов, но, не в силах противостоять нападкам Сидеро, она отнесла их на гору. Проходивший мимо табунщик взял детей домой, однако племенная кобыла успела лягнуть старшего из братьев в лицо. Жена табунщика выходила детей, причем того, которого лягнула кобыла, она кормила кобыльим молоком и назвала его Пелий, а второго, названного ею Нелей, она кормила молоком суки, которая была ему как бы «приемной матерью», откуда он и приобрел свой дикий нрав. Однако некоторые утверждают, что братьев обнаружили, когда они плыли вниз по Энипею в деревянном ковчеге. Как только Пелий и Нелей узнали, кто их настоящая мать и как жестоко с ней поступили, они решили отомстить за нее. Сидеро спряталась от них в храме Геры, но Пелий все равно настиг ее, когда она в поисках спасения вцепилась в выступы алтаря. Это была первая из множества обид, которые Пелий нанес богине4.

e . Тиро впоследствии вышла замуж за своего дядю Кретея, основателя Иолка, и родила ему Эсона, отца аргонавта Ясона. Кретей усыновил Пелия и Нелея и относился к ним как к родным сыновьям5.

f . После смерти Кретея близнецы поссорились: Пелий захватил трон Иолка, изгнал Нелея, а Эсона стал держать пленником во дворце. Нелей, призвав внуков Кретея — Мелампа и Бианта, — вместе с пестрой толпой ахейцев, фтиотийцев и эолийцев отправился в землю Мессению, изгнал лелегов из Пилоса и так прославил этот город, что сейчас даже считается его основателем. Он женился на Хлориде, однако всех их двенадцать сыновей, кроме Нестора, нечаянно убил Геракл6.


1Аполлодор I.7.3; Гигин. Поэтическая астрономия II.20; Страбон VIII.3.32.

2Диодор Сицилийский IV.68.1; Аполлодор III.9.7; Гигин. Мифы 61.

3Аполлодор I.9.8; Гомер. Одиссея XІ.235 и сл.; Лукиан. Морские разговоры 13.

4Аполлодор: Цит. соч.; Софокл. Тиро. Цит. по: Аристотель. Поэтика XVI.1454b.

5Павсаний IV.2.3; Аполлодор I.9.11; Гигин. Мифы 12.

6Гесиод. Теогония 996; Схолии к «Алкестиде» Еврипида 249; Диодор Сицилийский IV.68.6; Павсаний IV.2.3; 36.1 и X.29.3; Гомер. Илиада XІ.682.


* * *


1. Антигон из Кариста («Свидетельство о чудесных вещах» 15) пишет, что в Кранноне была приносящая дождь бронзовая повозка, которую во время засухи люди возили по ухабам, чтобы она тряслась и гремела, а также разливала воду (если судить по краннонским монетам) из стоявших на ней кувшинов. И, как утверждает Антигон, после этого всегда шел дождь. Отсюда следует, что магия, к которой прибегал, чтобы вызвать дождь, Салмоней, была, вероятно, общепринятой религиозной практикой наряду со стуком гальки в пустой тыкве, постукиванием о дубовые двери, перекатыванием камней в сундуке, ритуальными плясками, бряцанием щитами и размахиванием поющими раковинами. Салмонея стали изображать как преступника только после того, как ахейцы запретили всякое олицетворение Зевса (см. 45.2). Судя по дырявому сосуду данаид (см. 60.6) и «коровьему» танцу аргивян (см. 56.1), вызывание дождя первоначально было чисто женским делом, что можно и сейчас еще наблюдать у некоторых первобытных африканских племен, например хереро и дамара. Лишь со временем, когда царица разрешила подменять себя царю-жрецу, дождевая магия оказалась в его руках (см. 136.4).

2. Тиро была матерью-богиней жителей Тира и тирренян или, как их еще называли, тирсенян, а также, возможно, и тирифян[121]Связь Тиро с финикийским городом Тир в настоящее время отрицается. Грейвс же идет еще дальше и соединяет такие друг с другом не связанные вещи, как финикийский Тир в Палестине, этрусское племя тирренцев и древний город Тиринф в Арголиде.. Вероятно, ее имя бытовало еще до прихода эллинов, но от него в греческом языке возникло слово tyrsis («укрепленный город») и близкое к нему понятие «тирании». Плохое к ней отношение со стороны Сидеро напоминает отношение Дирки к Антиопе в очень похожем мифе (см. 76. a ); первоначально этот миф мог запечатлеть порабощение тирийцев их соседями сидонцами. Считалось, что речная вода оплодотворяет купающихся в ней невест, кроме того, купание входило в очистительный ритуал после менструации или деторождения. Поэтому не исключено, что, как и Скамандр (см. 137.3), Энипей в связи с Тиро упоминается как лишающий девственности. Притча о соблазнении Тиро Посейдоном — это попытка объяснить, почему потомки Салмонея иногда называются «сынами Энипея», где первоначально был их дом, а иногда — «сынами Посейдона» за их морскую славу. Тот факт, что ранее отцом детей Тиро был Сисиф, предполагает утверждение в Салмоне коринфского культа солнца, причем Антиопа также находится в брачных отношениях с Сисифом (см. 76. b ).

3. Ковчег, в который Тиро положила близнецов, отправив их вниз по течению Энипея, скорее всего был сделан из ольхи, как и тот, в котором Рея-Сильвия отправила вниз по Тибру Ромула и Рема. Ссора между Пелием и Нелеем, а также между Этеоклом и Полиником, Акрисием и Претом, Атреем и Фиестом, а также между другими такими же парами царей, вероятно, свидетельствует о распаде системы, согласно которой царь и его танист правили по очереди одним и тем же царством по пятьдесят месяцев каждый (см. 69.1; 73. a и 106. b ).

4. Выступы алтаря, за которые держалась Сидеро, — это рога, которые обычно крепились к культовому изваянию коровы-богини Геры, Астарты, Ио, Исиды или Хатор, а Пелий, вероятно, был ахейцем-завоевателем, который силой изменил культ эолийской богини, существовавший в Южной Фессалии. В Палестине украшенные рогами алтари, наподобие того, за который схватился Иоав (3 Цар. 2, 28 и далее), сохранились даже после свержения луны-коровы и ее золотого тельца.


69. Алкестида


Алкестида была самой прекрасной из дочерей Пелия, и ее руки добивались многие цари и юноши царского рода. Не желая ослабить свое политическое положение, отказав любому из них, и в то же время зная, что может дать согласие только одному, Пелий объявил, что отдаст Алкестиду замуж за того, кто сумеет запрячь дикого вепря и льва в его колесницу и проехать на ней круг по ипподрому. Услышав об этом, царь Фер Адмет обратился к Аполлону, которого Зевс отдал ему на год в пастухи, и спросил его: «Относился ли я к тебе как подобает относиться к божеству?» «Да, конечно, — согласился Аполлон, — и я ответил тебе благодарностью, сделав так, что все твои овцы приносили по паре ягнят». «Сослужи мне еще одну службу, — взмолился Адмет, — помоги мне завладеть Алкестидой на условиях Пелия». «Я буду рад это сделать», — ответил Аполлон. С помощью Геракла он укротил этих диких животных, и вот уже Адмет едет на колеснице по кругу ипподрома в Иолке, а в упряжке бежит свирепая пара1.

b. Непонятно, почему Адмет не принес положенной жертвы Артемиде накануне своей женитьбы на Алкестиде, однако богиня тут же наказала его. Когда, омытый вином, умащенный благовониями и украшенный цветами, он вошел в тот вечер в брачные чертоги, ему пришлось содрогнуться от ужаса. Не прекрасная обнаженная невеста ожидала его на супружеском ложе, а клубок шипящих змей. Адмет выскочил, взывая к Аполлону, и тот любезно вступился за него перед Артемидой. Стоило ему только совершить забытое жертвоприношение, как все закончилось благополучно, и Аполлону даже удалось заручиться обещанием Артемиды, что, когда наступит последний день Адмета, смерть может пощадить его, если кто-нибудь из его семьи добровольно умрет из любви к нему.

c. Этот день наступил раньше, чем Адмет предполагал. Однажды утром к нему во дворец прилетел Гермес и призвал его в Аид. Все были в ужасе, но Аполлон выиграл немного времени для Адмета, напоив богинь судьбы вином и не дав им тем самым вовремя перерезать нить его жизни. Адмет бросился бегом к своим престарелым родителям, обхватил их колени и стал поочередно упрашивать уступить ему конец жизни. Но оба наотрез отказались, заявив, что не перестали еще наслаждаться жизнью и что ему лучше смириться с выпавшим на его долю жребием, как это делают другие.

d. Тогда из любви к Адмету Алкестида приняла яд и ее тень спустилась в Аид. Однако Персефона посчитала слишком жестоким, чтобы жена умирала вместо мужа, и приказала ей: «Возвращайся в верхний мир!»2

e. Некоторые рассказывают об этом иначе. Они говорят, что за Адметом пришел сам Гадес, и, когда тот убежал, Алкестида добровольно решила занять его место, но неожиданно явился Геракл с новой дубиной из оливкового дерева и спас ее3.


1Гигин. Мифы 50; Аполлодор ІІІ.10.4; Каллимах. Гимн к Аполлону 47—54; Схолии к «Алкестиде» Еврипида 1; Фульгенций I.27.

2Аполлодор I.9.15.

3Еврипид. Алкестида.


* * *


1. Запряжение дикого вепря и льва в одну колесницу — тема фиванского мифа (см. 106. a ), в котором первоначальное значение этого сюжета одинаково неясно. Лев и вепрь были символическими животными, обозначавшими соответственно первую и вторую половину священного года. Они часто изображались стоящими друг против друга на этрусских вазах. Оракул, вероятно, предложил мирное решение традиционного соперничества между царем и его танистом, т.е. царство должно быть разделено и оба персонажа должны царствовать одновременно — каждый на своей половине, как это со временем сделали Прет и Акрисий в Аргосе (см. 73. a ), а не править попеременно в одном царстве, как это делали Полиник и Этеокл в Фивах (см. 106. b ). Признаком царственности был круг, проделываемый в колеснице по ипподрому (см. 64.3).

2. Артемида относилась враждебно к моногамным бракам, поскольку принадлежала к доэллинскому культу, в котором женщины беспорядочно вступали в брачные отношения с мужчинами, не связанными с ними родством. Поэтому эллины умилостивляли ее брачными жертвоприношениями и в ее честь носили факелы из боярышника, символизировавшего целомудрие. Патриархальный обычай сожжения вдовы вместе с трупом мужа нашел свое отражение как в этом мифе, так и в мифах об Эвадне (см. 106. l ) и Поликсене (см. 168. k ). Он возник из общего индоевропейского правила, запрещавшего вдове повторно выходить замуж. Смягчение этого запрета лишило обычай умерщвления супруги при смерти мужа всякой привлекательности (см. 74. a ).

3. В первом варианте этого мифа Персефона, являвшаяся выразительницей матриархальных взглядов, отказалась принять жертву Алкестиды. Во втором варианте Алкестиде запретил умереть Геракл, который считался носителем воли Зевса, т.е. патриархальной этики, причем выбор на него пал потому, что он уже однажды спускался в преисподнюю и спас Тесея (см. 103. d ). С помощью дикой оливы в Греции изгоняли злых духов (см. 119.2). В Италии и северной Европе в этих целях использовали березу (см. 52.3).


70. Афамант


Эолиец Афамант был братом Сисифа и Салмонея и правил Беотией. По велению Геры, он женился на Нефеле, которую Зевс создал по образу и подобию Геры (когда захотел обмануть Иксиона — царя латпифов) и которая с тех пор безутешно блуждала по чертогам Олимпа. Она родила Афаманту двух сыновей, Фрикса и Левкона, и дочь Геллу. Но Афамант не стерпел того презрения, с каким Нефела относилась к нему и, влюбившись в Ино, дочь Кадма, тайно привел ее во дворец у подножия горы Лафистий, где она родила от него Леарха и Меликерта.

b. Узнав от служанок, что во дворце есть соперница, Нефела в ярости вернулась на Олимп и пожаловалась Гере о нанесенной ей обиде. Гера взяла ее сторону и поклялась: «Я вечно буду мстить Афаманту и его дому!»

c. После этого Нефела вернулась на гору Лафистий, где всем объявила о клятве Геры и потребовала смерти Афаманта. Однако мужчины Беотии больше боялись Афаманта, чем Геры, и не стали слушать Нефелу. Женщины Беотии были преданы Ино, которая стала убеждать их, чтобы они без ведома мужчин поджарили посевное зерно и добились неурожая. Ино считала, что, когда в положенный срок зерно не даст ростков, Афамант пошлет гонцов к Дельфийскому оракулу, чтобы узнать причину. К тому времени она уже подкупила гонцов Афаманта с тем, чтобы они принесли ложный ответ оракула, а именно: земля станет плодородной только тогда, когда сын Нефелы Фрикс будет принесен в жертву Зевсу на горе Лафистий.

d. Этот Фрикс был красивым юношей, в которого влюбилась его собственная тетка Биадика, жена Кретея, а когда он отверг ее, она обвинила его в попытке обесчестить ее. Мужчины Беотии, поверив Биадике, одобрили выбранную Аполлоном грехоискупительную жертву и стали требовать смерти Фрикса. Афамант, громко причитая, повел Фрикса на вершину горы. Он уже был готов перерезать сыну горло, когда явился находившийся поблизости Геракл и поспешил вырвать жертвенный кремневый нож из рук отца. «Мой отец Зевс, — воскликнул Геракл, — ненавидит человеческие жертвы!» Однако Фрикс все равно бы погиб, если бы неожиданно с Олимпа не слетел крылатый золотой баран, добытый Гермесом по велению Геры, а некоторые утверждают, что по велению самого Зевса.

— Взбирайся на мою спину! — крикнул баран, и Фрикс повиновался.

— Возьми и меня! — взмолилась Гелла. — Не оставляй меня на милость отца.

e. Фрикс посадил сестру впереди себя на спину барана, и тот помчал их на восток, туда, где лежала земля Колхида и Гелиос держал в конюшне своих лошадей. Долго ли коротко они так летели, но вдруг у Геллы закружилась голова и руки ее разжались. Она упала в залив, который отделяет Европу от Азии, и теперь в ее честь залив называется Геллеспонтом. Фрикс благополучно достиг Колхиды и там принес в жертву Зевсу-Избавителю. Поколением позже золотое руно этого барана стало знаменитым и на его поиски отправились аргонавты.

f . В благоговейном страхе перед видением, которое им открылось на горе Лафистий, посланцы Афаманта признались, что были подкуплены Ино, чтобы принести неверный ответ из Дельф. Так все узнали об обмане Ино и Биадики. Нефела опять стала требовать смерти Афаманта, и на его голову повесили жертвенную ленту, которую до этого носил Фрикс. Только повторное вмешательство Геракла спасло Афаманта от смерти.

g . Однако Гера была в такой ярости, что лишила Афаманта разума, причем не только в наказание за измену Нефеле, но и потому, что он, сговорившись с Ино, спрятал у себя младенца Диониса, которого ее сестра Семела родила от Зевса и который жил во дворце, переодетый в девочку. Однажды Афамант схватил свой лук и громко закричал: «Смотрите, белый олень! Расступитесь все, я стреляю!» Произнеся эти слова, он пронзил своего сына Леарха стрелой, а потом набросился на него и стал рвать еще трепещущее тело на части.

h. Схватив своего младшего сына, Меликерта, Ино бежала, но ей вряд ли удалось бы избежать гнева Афаманта, если бы младенец Дионис на время не лишил его зрения, и тот по ошибке вместо Ино стал стегать козу. Ино бросилась в море с Молурийской скалы и утонула. Место это впоследствии стало печально известным, потому что свирепый Скирон сбрасывал с этой скалы путников. Однако Зевс, памятуя о добром отношении Ино к Дионису, не отправил ее тень в Аид, а сделал из нее морское божество, известное под именем Левкофея. Ее сына Меликерта он сделал богом Палемоном и отправил в Коринфский Истм верхом на дельфине. В его честь Сисиф учредил Истмийские игры, которые до сих пор проводятся раз в четыре года.

i. Изгнанный к тому времени из Беотии Афамант остался без детей, потому что его последний сын Левкон заболел и умер. На вопрос Афаманта, где ему поселиться, Дельфийский оракул ответил: «Там, где дикие звери угостят тебя ужином». Пойдя без всякой цели на север и не взяв с собой ни еды, ни питья, он вдруг наткнулся на волчью стаю, пожиравшую овец в пустынной Фессалийской долине. При его приближении волки разбежались, а он и его голодные спутники накинулись на остатки баранины. Тут Афамант вспомнил полученный им оракул и, усыновив своего внучатого племянника Галиарха и удочерив внучатую племянницу Коронею из Коринфа, основал город, названный им Алос или по причине своих странствий, или по имени своей служанки Алос. Область стала называться Афамания; потом он женился на Фемисто и вырастил рожденных ею детей1.

j . Другие рассказывают все иначе. Опуская все, что касается его брака с Нефелой, они говорят, что однажды, после рождения Леарха и Меликерта, его жена Ино отправилась на охоту и не вернулась. Пятна крови на изорванной тунике убедили Афаманта в том, что его жену задрали дикие звери. Однако правда заключалась в том, что ею овладел приступ вакханалии, когда на нее напала рысь. Ино задушила ее, зубами и ногтями сорвала с нее шкуру, подпоясалась ею и отправилась на гору Парнас, где устроила пир на много дней. Пробыв в трауре, сколько положено, Афамант женился на Фемисто, которая через год родила ему сыновей-близнецов. Со страхом он узнал, что Ино жива. Он тут же послал за ней, привел ее в детскую и сказал Фемисто: «У нас появилась миловидная кормилица, которую мы захватили в последнем набеге на гору Киферон». Фемисто, которой служанки вскоре рассказали всю правду, пришла в детскую, притворившись, будто она не знает, кто такая Ино, и сказала ей: «Пожалуйста, приготовь белые шерстяные одежды для двух моих сыновей и траурные одежды для сыновей моей несчастной предшественницы Ино. Эти одежды будут нужны завтра».

k . На следующий день Фемисто приказала стражникам ворваться в детскую и убить близнецов, одетых в траурные одежды, но пощадить остальных двух. Однако Ино, догадавшись, что на уме у Фемисто, одела в белые одежды своих собственных сыновей, а в траурные одежды — сыновей своей соперницы. Так были убиты близнецы Фемисто, а Афамант, узнав об этом, сошел с ума: он убил Леарха, приняв его за оленя, а Ино с Меликертом успели бежать, бросились в море и стали бессмертными.

l . Есть и такие, кто говорит, что Фрикс и Гелла были детьми Нефелы от Иксиона. Однажды, когда они бродили по лесу, их мать, будучи в вакхическом экстазе, подошла к ним, ведя за рога золотого барана. «Смотрите, пробормотала она, — вот сын вашей кузины Теофаны. У нее было много женихов, поэтому Посейдон превратил ее в овцу, а сам стал бараном и покрыл ее на острове Крумисса».

— Что случилось с женихами? — спросила у матери Гелла.

— Они стали волками, — ответила Ино, — и теперь ночи напролет воют, призывая Теофану. Не спрашивайте меня больше ни о чем, а садитесь на спину барану и скачите в Колхидское царство, где правит сын Гелиоса царь Эт. Как только вы прибудете на место, принесите в жертву Аресу этого барана.

m. Фрикс исполнил странные распоряжения своей матери и повесил золотое руно в храме Ареса в Колхиде под охраной дракона. Много лет спустя его сын Пресбон или Китиссор, придя в Орхомен из Колхиды, спас Афаманта, когда его хотели убить в качестве грехоискупительной жертвы2.


1Павсаний I.44.11; IX.34.4—5 и 23.3; Аполлодор III.4.3; Гигин. Мифы 2 и 4; Поэтическая астрономия II.20; Фрагменты из «Афаманта» Софокла; Нонн. Деяния Диониса X.1 и сл.; Овидий. Метаморфозы IV.480—541; Большой этимологик 70.8; Стефан Византийский под словом Athamania.

2Гигин. Мифы 1,3, 5 и 88; Фрагменты из «Ино» Еврипида; Геродот VII.197; Павсаний IX.34.5.


* * *


1. В мифе имя Афаманта связано с Афаманией — областью, которую, как считают, он основал в пустынной части Фессалии. Конфликт между его соперничающими женами Ино и Нефелой, вероятно, является отголоском конфликта между древними ионийскими поселенцами в Беотии, которые поклонялись богине нивы Ино, и вторгшимися эолийскими скотоводами.

2. Миф об Афаманте и Фриксе повествует о том, как каждый год на горе приносили в жертву царя или того, кто его олицетворял, первоначально мальчика, одетого в баранью шкуру, а затем просто барана. Происходило это во время новогоднего праздника дождя, который скотоводы праздновали в день весеннего равноденствия. Зевсу приносили в жертву барана на вершине горы Пелион недалеко от Лафистия, в апреле, когда, согласно зодиаку, всходило созвездие Овна. Все предводители округи в этот день надевали белые бараньи шкуры и устраивали борьбу (Дикеарх II.8). Этот обряд до сих пор еще сохранился и существует в разыгрываемых сценах жертвоприношения и возрождения старика с черной овечьей личиной на лице (см. 148.10). Траурные одежды, в которые должны были нарядить детей, приговоренных к смерти, указывают на то, что черное руно носила жертва, а белое руно — жрец и зрители. Любовь Биадики к Фриксу напоминает любовь жены Потифара к Иосифу, о которой рассказывает сходный ханаанейский миф. Очень похожую историю рассказывают об Антее и Беллерофонте (см. 75. a ), Крефеиде и Пелее (см. 81. g ), Федре и Ипполите (см. 101. a—g ), Филономе и Тенне (см. 161. g ).

3. Нефела («облако»), подаренная Герой Афаманту и созданная по ее образу и подобию, указывает на то, что первоначально Афамант был эолийским царем, олицетворяющим бога-громовержца, как и его предшественник Иксион и брат Салмоней (см. 68.1). Вступление в брак с Фемисто (которая в варианте мифа, приведенном Еврипидом, является соперницей Ино) означает, что Фемисто становится женой бога-громовержца.

4. Ино — это «белая богиня» Левкофея, которая доказывает свою тождественность триаде муз пиром на горе Парнас. В мифе говорится, что даже Зевс прощает Ино в благодарность за ее доброту к Дионису и в ее честь получает земледельческое имя Афамант. Другими словами, обосновавшиеся здесь ионийские земледельцы решают в свою пользу религиозные разногласия, возникшие у них с пастушескими эолийскими племенами.

5. Миф содержит в себе целый комплекс древних культовых элементов. Когда Афамант принимает Ино за козу — это можно считать намеком на таинства культа Загрея, который вырождается в культ Диониса-козленка (см. 30.3). Таинства культа Актеона можно разглядеть в том, как Афамант принимает Леарха за оленя, убивает и разрывает его на куски (см. 22.1). Младший сын Ино Меликерт — это ханаанейский Геракл Мелькарт («защитник города»), или Молох, который в качестве новорожденного солярного царя плывет на спине дельфина в сторону Истма и смерть которого по завершении четвертого года царствования отмечалась во время Истмийских погребальных игр. На острове Тенедос, а также, возможно, в Коринфе (см. 156.2) Меликерту в жертву приносили младенцев так же, как Молоху в Иерусалиме (Лев. 18, 21; 3 Цар. 11, 7).

6. Только после того как Зевс стал богом ясного неба и захватил солярные атрибуты богини, руно становится золотым. Так, первый ватиканский мифограф говорит, что это «то самое руно, в котором Зевс спустился с небес», однако, пока он был богом грозы, руно было пурпурным (Симонид. Фрагмент 21).

7. В одном из вариантов мифа (Гиппий. Фрагмент 14 Diels) Ино названа Горгопидой («мрачноликая»), а это, как известно, эпитет Афины.

8. Обнаруживается параллель между утонувшей в море Геллой и утонувшей Ино. Обе являются лунными богинями, и миф о них звучит амбивалентно: он одновременно означает ночной заход луны и вытеснение лунного культа Геллы солярным культом Зевса. Обе являются морскими богинями: Гелла дала имя проливу между двумя морями, а Ино-Левкофея явилась Одиссею в образе чайки и не дала ему утонуть (см. 170. e ).

9. Скорее всего племя Афаманта переселилось с беотийской горы Лафистий и Афамании в Фессалийскую Афаманию у горы Лафистий, а не наоборот. Имеются прочные связи между Афамантом и Коринфом — царством его брата Сисифа. Кроме того, считается, что Афамант основал город Акрефию к востоку от Копаидского озера, причем в этом городе имелось «поле Афаманта» (Стефан Византийский под словом Acraephia; Павсаний ІX.24.1). Несколько его сыновей также значатся как основатели беотийских городов. Об Афаманте довольно правдоподобно говорится, что он — сын Миния и царь Орхомена, что давало бы ему власть над Копаидской долиной и горой Лафистий (Схолии к Аполлонию Родосскому I.230) и делало бы его союзником Коринфа против городов-государств Афин и Фив. Возможная причина северных странствий Афаманта и его прихода в Фессалию — жестокая война, которую вели Орхомен и Фивы и отголоски которой звучат в цикле мифов о Геракле (см. 121. d ). Неистовства Нефелы на горе напоминают рассказ о дочерях Миния, про которых говорится, что на горе Лафистий ими овладел приступ вакхического экстаза (Схолии к Ликофрону 1237). Так, как полагают, в Орхомене возник праздник Агриония.


71. Кобылицы Главка


Главк был сыном Сисифа и Меропы и отцом Беллерофонта. Жил он в Потниях около Фив, где, в насмешку над силой Афродиты, он запретил покрывать своих кобылиц. Он надеялся, что таким образом его кобылицы станут более резвыми и он победит на соревнованиях колесниц, которые были для него главным интересом в жизни. Однако Афродита обиделась и пожаловалась Зевсу на то, что Главк якобы зашел так далеко, что кормит лошадей человеческим мясом. Когда Зевс разрешил ей сделать с Главком все, что она захочет, она вывела ночью его кобылиц, дала им напиться из своего священного колодца и пустила пощипать травы под названием гиппоман[122]Гиппоман (от греч. hippos — лошадь и mainomai — бесноваться) — растение, насылавшее безумие на лошадей. Более распространена восходящая к Аристотелю традиция, согласно которой гиппоман — это выделения кобыл в период течки., которая росла неподалеку. Афродита проделала это как раз накануне объявленных Ясоном погребальных игр в честь Пелия, которые должны были состояться на морском берегу у Иолка. Только запряг Главк своих кобылиц в колесницу, как они понесли, перевернули колесницу, протащили его, запутавшегося в упряжи, через весь стадион, а потом съели живьем1. Некоторые, правда, утверждают, что это случилось в Потниях, а не в Иолке. Другие говорят, что Главк бросился в море, скорбя по Меликерту и Афаманту, третьи считают, что Главком его назвали после смерти Меликерта2.

b. Дух Главка по имени Тараксипп, то есть пугающий лошадей, до сих пор еще бродит по коринфскому Истму (где его отец Сисиф впервые учил его искусству возничего) и развлекается тем, что пугает лошадей во время Истмийских игр, став тем самым причиной многих смертей. Кроме Главка, лошадей пугает еще и дух Миртила, убитого Пелопом. Он бродит по стадиону Олимпии, где возничие приносят ему жертвы в надежде избежать смерти3.


1Гомер. Илиада VI.154; Аполлодор ІІ.3.1; Павсаний VI.20.9; Гигин. Мифы 250 и 273; Овидий. Ибис 557; Схолии к «Оресту» 318 и «Финикиянкам» 1124 Еврипида; Элиан. Происхождение животных XV.25.

2Страбон ІX.2.24; Атеней VII, с. 296—297.

3Павсаний VI.20.8.


* * *


1. Мифы о Ликурге (см. 27. e ) и Диомеде (см. 130. b ) говорят о том, что в доэллинскую эпоху женщины, обряженные кобылицами, разрывали на куски царя-жреца в конце его царствования. В эллинские времена ритуал изменился и царя умерщвляли, волоча его по земле за квадригой, как в мифе об Ипполите (см. 101. g ), Лае (см. 105. d ), Эномае (см. 109. j ), Абдере (см. 130.1), Гекторе (см. 163.4) и др. Во время вавилонских новогодних празднеств, когда солнечный бог Мардук, которого олицетворял царь, сражался, как считалось, в преисподней с морским чудовищем Тиамат (см. 73.5), колесницу, запряженную четырьмя неуправляемыми лошадьми, пускали по улицам города, что должно было символизировать хаос, охвативший мир, когда корона передавалась от одного царя другому. Вполне возможно, что чучело возничего при этом запутывалось в упряжи. Если вавилонский и греческий ритуалы имеют общее происхождение, то царский трон и ложе на один день наследовал мальчик-интеррекс, а на рассвете следующего дня его привязывали к колеснице и он умирал, как в мифе о Фаэтоне (см. 42.2) и Ипполите (см. 101. g ), царь же снова возводился на трон.

2. Миф о Главке необычен: он — не только жертва перевернувшейся колесницы, но и разъяренных лошадей, сожравших его. То, что Главк, презирая Афродиту, не разрешал покрывать своих кобылиц, говорит о патриархальных попытках искоренить фиванские эротические празднества в честь Потний («владычиц»), т.е. лунной триады богинь.

3. Тараксипп, вероятно, представлял собой архаическую царскую статую, отмечавшую первый поворот круга на ипподроме. Лошади-новички отвлекались на нее, когда возничий пытался срезать путь и перейти на внутреннюю дорожку. Кроме того, в этом месте устраивались крушения колесницы старого царя или интеррекса, для чего из колеса вынималась чека (см. 109. j ).

4. Главк («серо-зеленый»), вероятно, с одной стороны, был минойским посланником, который прибывал в Истм (см. 90.6) с ежегодными распоряжениями, а с другой — Меликертом (Мелькарт, «хранитель города»). Этот финикийский титул носил царь Коринфа, который теоретически ежегодно возрождался и являлся верхом на дельфине из моря (см. 70.5 и 87.2), а в конце своего царствования его вновь швыряли в море (см. 96.3).


72. Меламп


Миниец Меламп был внуком Кретея и жил в мессенском Пиле. Он был первым смертным, наделенным богами даром пророчества, первым врачевателем, первым строителем храмов Диониса в Греции и первым, кто стал разводить вино водой1.

b. Его брат Биант, к которому Меламп был крепко привязан, влюбился в свою двоюродную сестру Перо, однако требовать ее руки явилось так много женихов, что отец ее — Нелей — обещал отдать Перо тому, кто доставит ему прекрасных быков царя Филака. Филак любил своих быков больше всего на свете (после своего единственного сына — Ификла) и сторожил их сам, а в дозоре ему помогал недремлющий и неподступный пес.

c . К этому времени Меламп научился понимать язык птиц, поскольку уши ему дочиста вылизал благодарный выводок молодых змей, чуть не убитых его же слугами. Родителей этих змей Меламп похоронил со всем надлежащим благочестием. Кроме того, Аполлон, которого он встретил однажды на берегу реки Алфей, научил его гадать по внутренностям жертвенных животных2. Вот благодаря этим способностям Мелампу и удалось узнать, что тому, кто попытается украсть этих быков, отдадут их в подарок, но до этого угонщику стада придется отсидеть год у Филака в плену. Поскольку Биант был просто в отчаянии, Меламп решил посетить коровник Филака под покровом ночи. Но стоило ему только положить руку на коровий бок, как сторожевой пес укусил его за ногу, и спавший на соломе Филак проснулся, схватил вора и заточил его в темницу. Другими словами, все произошло именно так, как предсказал Меламп.

d. Вечером того дня, когда исполнялся ровно год его заключения, Меламп подслушал разговор двух червей-древоточцев, сидевших на уходившей в стену балке прямо над его головой. Один с усталым вздохом произнес: «Сколько еще дней нам придется грызть ее, брат»?

Другой червь с набитым опилками ртом ответил: «Мы неплохо продвигаемся, и если не будем тратить время на пустые разговоры, то балка упадет завтра утром на рассвете».

Меламп тут же закричал: «Филак, Филак, умоляю, переведи меня в другой подвал!» Хотя Филак и посмеялся над объяснениями Мелампа, но в просьбе ему не отказал. Когда балка, как и было предсказано, упала, придавив женщину, которая помогала выносить постель, Филак подивился такому предвидению Мелампа. «Я подарю тебе свободу и быков, — сказал он, — если ты излечишь моего сына Ификла от мужской слабости».

e. Меламп согласился. Прежде всего он принес в жертву Аполлону двух быков, сжег их бедренные кости вместе с жиром, а туши оставил около алтаря. Вдруг прилетели два стервятника, и один сказал другому: «Последний раз мы были здесь уже несколько лет назад, когда Филак кастрировал баранов, и нам кое-что досталось».

«Я хорошо помню, — сказал второй стервятник, — что Ификл был еще ребенком и сильно испугался, когда к нему подошел отец с окровавленным ножом. Он, очевидно, подумал, что его тоже оскопят и истошно завопил. Филак воткнул нож в ближайшую священную грушу, чтобы потом не искать его, а сам бросился успокаивать Ификла. И с тех пор тот страдает мужской слабостью. Смотри, Филак так и забыл вытащить нож! Вот он торчит, почти весь корой зарос, только один кончик рукояти виден».

— В таком случае, — заметил первый стервятник, — Ификл излечится, если из дерева вытащить нож, соскрести с него ржавчину, оставшуюся после бараньей крови, и, размешав ее с водой, давать ему в течение десяти дней.

— Ты прав, — согласился второй стервятник. — Только кто окажется умнее нас и додумается дать ему такое лекарство?

f . Так Меламп смог вылечить Ификла, у которого вскоре родился сын по имени Подарк и, потребовав вначале стадо, а потом и Перо, вручил ее, все еще непорочную, своему обрадовавшемуся брату Бианту3.

g. К тому времени Прет, сын Абанта, бывший, как и его брат Акрисий, соправителем Арголиды, женился на Сфенебее, которая родила ему трех дочерей — Лисиппу, Ифиною и Ифианассу. Некоторые, правда, говорят, что двух младших дочерей звали Гиппоноя и Кирианасса. Может быть, потому, что они рассердили Диониса, а, может быть, потому, что на них обиделась Гера за их любвеобилие, а быть может потому, что они украли золото с ее изваяния в столице их отца Тиринфе, все три дочери Прета волей богов лишились разума и отправились в исступлении бродить по горам, гонимые, как коровы, слепнями. Вели они себя самым непредсказуемым образом и нападали на путников4.

h . Меламп, узнав об этом, пришел в Тиринф и заявил, что сможет излечить их, если только Прет в качестве платы отдаст ему треть своего царства.

— Плата слишком высока, — отрезал Прет, и Меламп удалился.

Помешательство распространилось на всех аргивянок, многие из которых стали убивать своих детей, бросать дома и, впадая в неистовство, присоединяться к трем дочерям Прета. Со временем все дороги стали опасными, всюду стали воровать овец и коров, поскольку обезумевшие женщины рвали их на куски и пожирали. Тогда Прет спешно послал за Мелампом, приняв его условия.

— Ну, нет, — сказал Меламп, — распространяется болезнь — растет и плата! Отдай третью часть своего царства мне, а третью часть — моему брату Бианту, и я избавлю тебя от этой напасти. Если не согласишься, то вскоре ни в одном из аргосских домов не останется женщин.

Когда Прет согласился, Меламп посоветовал ему: «Обещай в жертву Гелиосу двадцать красных быков, я подскажу тебе, что за это потребовать, и все будет хорошо».

i . Прет пообещал быков Гелиосу при том условии, что тот поможет излечить его дочерей и всех, кого охватил недуг. Всевидящий Гелиос тут же пообещал Артемиде назвать тех царей, которые не принесли ей жертвы, но при условии, что та уговорит Геру снять свое проклятие с аргивянок. Поскольку Артемида лишь недавно по просьбе Геры участвовала в смертельной охоте на нимфу Каллисто, ей было нетрудно выполнить условие Гелиоса. Вот так делаются дела и на небе, и на земле: рука руку моет.

j . После этого Меламп с помощью Бианта и самых сильных юношей пригнали беспорядочную толпу женщин с гор в Сикион, где безумие покинуло их, после чего они прошли очищение, окунувшись в священный колодец. Не найдя среди этой неприглядной толпы дочерей Прета, Меламп и Биант отправились на их поиски и добрались до самой Лусы, что в Аркадии, где сестры спрятались в пещере на высоком берегу Стикса. Тут к Лисиппе и Ифианассе вновь вернулся рассудок и они очистились, однако Ифиноя не выдержала пути и умерла.

k . Меламп после этого женился на Лисиппе, Биант, чья жена Перо только что умерла, женился на Ифианассе, а Прет наградил их обоих, как обещал. Некоторые, правда, говорят, что Прета по-настоящему звали Анаксагор5.


1Аполлодор ІІ.2.2; Атеней II.с.45.

2Аполлодор I.9.11.

3Гомер. Одиссея XI.281—297 и схолии; Аполлодор I.9.12.

4Гесиод. Перечень женщин; Аполлодор. II.2.2; Диодор Сицилийский IV.68; Сервий. Комментарий к «Буколикам» Вергилия VI. 48.

5Аполлодор ІІ.2.1—2; Вакхилид. Эпиникий XI.40—112; Геродот IX.34; Диодор Сицилийский IV.68.; Павсаний II.18.4; IV.36.3; V.5.5 и VIII.18.3.


* * *


1. Все чародеи утверждали, что их уши вылизаны змеями, которые считались вместилищем духов героев-оракулов (Дж. Фрэзер. Язык зверей. В: Археологический обзор, I, 1888), и что благодаря этому они способны понимать язык птиц и насекомых (см. 105. g и 158. p ). Жрецы Аполлона, вероятно, казались еще более проницательными, утверждая, что могут предсказывать будущее, используя такие способности.

2. Мужская слабость Ификла была скорее фактической, чем мифической; ржавчина с ножа для кастрации животных явилась бы неплохим лекарством от импотенции, вызванной внезапным испугом; при этом оно полностью соответствовало принципам симпатической магии. Аполлодор считает, что деревом, в которое был воткнут нож, был дуб, однако более вероятным является предположение, что это была дикая груша — священное дерево Белой богини Пелопоннеса (см. 74.6), плодоносящее в мае, когда объявлялось половое воздержание. Филак нанес оскорбление богине, ранив ее священное дерево. Заявление чародея о том, что нужное лечение ему подсказали стервятники, занимавшие важное место в практике авгуров (см. 119. і ), должно было еще больше убедить пациента в действенности лекарства.

3. Можно предположить, что Меламп, предводитель эолийцев из Пилоса, отторг часть Арголиды от ханаанейских поселенцев, которые называли себя «сыновьями Абанта» (семитское слово, означающее «отец»), а именно бога Мелькарта (см. 70.5), и в результате возникло двоецарствие. То, что ему удалось завладеть быками Филака («хранитель»), у которого был неусыпный пес, напоминает десятый подвиг Геракла, причем оба мифа основываются на эллинском обычае покупать невесту на деньги, вырученные от продажи угнанного скота (см. 132.1).

4. Прет — это, возможно, одно из имен Офиона-демиурга (см. 1. f ). Матерью его дочерей была Сфенебея — луна-богиня в образе коровы, т.е. Ио, причем обе богини очень сходным образом лишаются рассудка (см. 56. а ), а их имена — это эпитеты одной и той же богини в ее разрушительной ипостаси: как Ламии (см. 61.1) и как Ипполиты, чьи дикие кобылицы разрывают на куски царя-жреца в конце его правления (см. 71. a ). Однако оргии, для которых жрицы луны наряжались в кобылиц, следует отличать от танца овода из обряда призывания дождя, во время которого они наряжались в телок (см. 56.1), а также от осенних пиршеств козьего культа, когда жрицы разрывали младенцев и животных на куски, опьяненные медом, вином или приготовленным из плюща пивом (см. 27.2). Захват эолийцами святилища богини в Лусии, запечатленный здесь в мифической форме, вероятно, покончил с оргиями «диких кобылиц». Покрытие Посейдоном в образе жеребца Деметры в образе кобылицы (см. 16.5) свидетельствует об этом же событии. Возможно, ключ к смерти Ифинои следует искать в жертвенных возлияниях в честь змеи-богини в одном из аркадских святилищ, расположенном между Сикионом и Лусией.

5. Официальное признание Дельфами, Коринфом, Спартой и Афинами экстатического винного культа Диониса, которое произошло несколькими столетиями позже, было направлено против всех древних и более примитивных обрядов и, возможно, положило конец каннибализму и ритуальным убийствам повсюду, за исключением самых отдаленных районов Греции. В ахейских Патрах, например, Артемида Тридария («трижды жребий назначающая») ежегодно требовала принесения в жертву мальчиков и девочек во время оргий по случаю праздника урожая. При этом головы жертв украшались венками из плюща и колосьев. Этот обряд, который, как считалось, исполнялся, чтобы загладить перед богиней факт осквернения святилища Меланиппом, овладевшим жрицей Артемиды Комето, был отменен, когда Эврипил (см. 160. x ) доставил из Трои сундук с изваянием Диониса (Павсаний VII.19.1—3).

6. Меламподы («черноногие») — это общепринятое для классической эпохи прозвище египтян (см. a ). Поэтому рассказы о том, что Меламп якобы понимал язык птиц и насекомых, скорее всего, имеют африканское, а не эолийское происхождение.


73. Персей


Абант, царь Арголиды и внук Даная, был таким известным воином, что даже после его смерти все, кто восставал против царского дома, бежали при одном виде его щита. Он женился на Аглае, двум сыновьям которой, Прету и Акрисию, завещал свое царство, потребовав, однако, чтобы они правили попеременно. Однако ссора между ними, которая началась еще в чреве матери, еще больше обострилась тогда, когда Прет разделил ложе с дочерью Акрисия Данаей и насилу сбежал1. Поскольку Акрисий теперь отказывался уступить трон, Прет бежал ко двору ликийского царя Иобата и женился на его дочери Сфенебее или Антее. Став во главе ликийской армии, он отправился утверждать себя на троне своего отца. Состоялась кровавая битва, в которой ни одна из сторон не добилась успеха, и тогда Прет и Акрисий нехотя согласились разделить царство между собой. Акрисию достался Аргос со всеми окрестностями, а к Прету перешел Тиринф, Герей (теперь принадлежащий Микенам), Мидия и побережье Арголиды2.

b. Семь огромных киклопов, которых звали гастерохейры («брюхорукие») потому, что они были каменщиками, зарабатывая этим на жизнь, пришли вместе с Претом из Ликии и возвели вокруг Тиринфа массивные стены, использовав для этого такие огромные каменные блоки, что и несколько мулов не смогли бы их сдвинуть с места3.

c. Акрисий, женившийся на Аганиппе, не имел сыновей, а только дочь Данаю, которую соблазнил Прет. Когда он обратился к оракулу с вопросом, как оставить после себя наследника по мужской линии, в ответ услышал: «У тебя не будет сыновей, а твой внук убьет тебя». Чтобы избежать такой участи, Акрисий заключил Данаю в медный терем, который охраняли свирепые псы. Но, несмотря на эти предосторожности, в виде золотого дождя к ней сошел Зевс, и она родила от него сына по имени Персей. Когда Акрисий узнал об этом, он не поверил, что отцом Персея был Зевс, и решил, что это его брат Прет возобновил с Данаей любовную связь. Однако, не посмев умертвить собственную дочь, он заключил ее и младенца Персея в деревянный ящик и пустил его в море. Ящик понесло в сторону острова Сериф, около которого его поймал в свои сети рыбак по имени Диктис. Он вытащил ящик на берег, вскрыл его и обнаружил в нем еле живых Данаю и Персея. Диктис тут же отвел их к своему брату — царю Полидекту, в доме которого и вырос Персей4.

d. Прошли годы, и возмужавший Персей защитил Данаю от Полидекта, который при поддержке своих людей пытался сделать ее своей женой. После этого Полидект собрал всех своих друзей, и, сделав вид, что отныне будет добиваться руки Гиподамии, дочери Пелопа, попросил каждого привести ему лошадь, чтобы он мог сделать достойный подарок своей невесте. «Сериф — всего лишь маленький островок, — заметил он, — но я не хочу казаться нищим среди богатых женихов с материка. Не поможешь ли ты мне, благородный Персей?»

«Увы, — ответил Персей, — у меня нет ни лошади, ни золота, чтобы ее купить. Но если ты действительно намерен жениться на Гипподамии, а не на моей матери, то я готов достать для тебя любой подарок — только назови». И опрометчиво добавил: «Если нужно, то и голову Медузы Горгоны».

e . «Такой подарок пришелся бы мне по душе больше, чем любая лошадь в мире», — тут же ответил Полидект5. Как известно, у Медузы Горгоны вместо волос были змеи, а между огромных клыков высовывался язык, и вид ее был так отвратителен, что всякий, кто посмел взглянуть на нее, превращался от ужаса в камень.

f . Афина, подслушав разговор, состоявшийся на Серифе и будучи заклятым врагом Медузы, в чьем ужасающем облике она сама была виновата, решила сопроводить Персея на этот подвиг. Сначала она отвела его в город Диэктерион на Самосе, где стояли изваяния всех трех горгон, чтобы Персей смог отличить Медузу от ее бессмертных сестер — Сфено и Эвриалы. Затем она предупредила его, чтобы он не глядел на Медузу, а лишь на ее отражение, и подарила ему отполированный до блеска щит.

g. Гермес также помог Персею, вручив ему адамантовый серп, которым можно было отрезать голову Медузы. Однако Персею еще нужны были крылатые сандалии, волшебная сумка, в которой можно было бы хранить отрезанную голову, и черная шапка-невидимка, принадлежащая Гадесу. Все эти вещи хранились у стигийских нимф, и только они могли дать их Персею. Однако их местонахождение было известно только сестрам горгон — лебедеподобным граям, у которых на троих был всего один глаз и один зуб. Персей начал с того, что разыскал грай, которые восседали на тронах у подножья Атласских гор. Подкравшись к ним сзади, он выхватил глаз и зуб, когда одна из сестер передавала их другой, и согласился вернуть их, если узнает, где живут стигийские нимфы6.

h . После этого Персей без труда забрал у нимф сандалии, сумку и шапку и полетел на запад, в землю гипербореев, где среди измытых дождями изваяний людей и животных, окаменевших при взгляде на Медузу, он обнаружил спящих горгон. Глядя на отражение Медузы в щите, Персей одним взмахом руки, направляемой Афиной, отрезал серпом голову Медузы, после чего, к его удивлению, из ее мертвого тела возникли крылатый конь Пегас и воин Хрисаор, сжимающий в руках золоченый меч. Персей не знал, что их зачала от Посейдона Медуза Горгона в одном из храмов Афины. Однако он не решился восстанавливать их еще больше против себя, а просто засунул отрезанную голову в сумку и бросился бежать, и хотя Сфено и Эвриала, разбуженные их новоявленными племянниками, бросились за Персеем в погоню, шапка сделала его невидимым, и он благополучно удалился к югу7.

i . На закате дня Персей приземлился рядом с дворцом титана Атланта и в наказание за его негостеприимство показал ему голову Горгоны, отчего тот тут же превратился в гору. На следующий день Персей повернул на восток и пересек Ливийскую пустыню. Тяжелую голову ему помогал нести Гермес. По дороге он швырнул в озеро Тритон глаз и зуб грай. Несколько капель крови Горгоны упали на песок пустыни, и из них возник клубок ядовитых змей, одна из которых позднее стала причиной смерти аргонавта Мопса8.

j . Персей решил остановиться и набраться сил в Хеммисе, что в Египте, где ему до сих пор поклоняются, а затем полетел дальше. Когда к северу от него уже оставалось побережье Филистии, он увидел обнаженную женщину, прикованную к прибрежной скале, и тут же влюбился в нее. Это была Андромеда, дочь Кефея, который был эфиопом и правил Ионной, и Кассиопееи9. Кассиопея однажды похвасталась, что она и ее дочь красивее нереид, которые тут же пожаловались своему заступнику Посейдону на такое оскорбление. Посейдон наслал на Филистию наводнение и морское чудовище. Когда Кефей обратился к оракулу в Аммоне, то в ответ услышал, что единственная надежда спастись от напастей — это пожертвовать Андромеду морскому чудовищу. Поэтому его подданные приковали Андромеду к скале, предварительно сняв с нее все одежды, кроме нескольких украшений, и ждали, пока ее проглотит чудовище.

k . Когда Персей летел к Андромеде, он увидел Кефея и Кассиопею, стоявших в тревоге на берегу. Тогда он решил приземлиться рядом с ними и испросить совета, как ему поступить. Взяв с них обещание, что если он спасет Андромеду, она станет его женой и они вместе отправятся в Грецию, Персей снова взмыл в воздух, выхватил свой серп и, стремительно бросившись вниз, обезглавил приближавшееся чудовище, которое обманулось тенью Персея, упавшей на море. На тот случай, если чудовище взглянет на него, он вытащил из сумки голову Горгоны, а потом положил ее на подстилку из листьев и морских водорослей (они мгновенно превратились в кораллы), пока смывал со своих рук кровь и возводил три алтаря, на которых заклал тельца, корову и быка соответственно в честь Гермеса, Афины и Зевса10.

l . Кефей и Кассиопея нехотя назвали Персея зятем и по настоянию Андромеды во дворце тут же сыграли свадьбу. Однако празднества внезапно были прерваны, когда Агенор, брат-близнец царя Бела, явился во главе вооруженного отряда требовать руки Андромеды. Его, без сомнения, призвала Кассиопея, поскольку и она, и Кефей сразу же нарушили обещание, данное Персею, заявив, что обстоятельства вынудили их обещать руку дочери Персею, тогда как Агенору Андромеда была обещана много раньше.

— Персей должен умереть! — с яростью воскликнула Кассиопея.

m . В последовавшей затем битве Персей перебил много противников, но для окончательной победы он был вынужден поднять с коралловой подстилки голову Горгоны и превратить с ее помощью две сотни оставшихся врагов в камень11.

n . Посейдон поместил изображение Кефея и Кассиопеи среди звезд. Причем Кассиопею, в наказание за ее предательство, связали и поместили в рыночную корзину, которая в определенное время года переворачивалась — и Кассиопея становилась всеобщим посмешищем. Позднее Афина поместила образ Андромеды в более почетное созвездие за то, что она настояла на свадьбе с Персеем вопреки проискам родителей. На скале неподалеку от Иоппы до сих пор видны следы, оставленные ее цепями, а окаменевшие кости чудовища находились в самом городе до тех пор, пока Марк Эмилий Скавр в бытность свою эдилом не отправил их в Рим12.

o. Персей, взяв с собой Андромеду, спешно вернулся на Сериф и обнаружил, что Даная и Диктис, боясь насилия со стороны Полидекта, который и не думал жениться на Гипподамии, спрятались от него в храме. Поэтому Персей тут же отправился во дворец, где со своими сообщниками пировал Полидект, и объявил, что принес обещанный им дар. Услышав в ответ множество насмешек, он вытащил голову Горгоны, избегая, как и прежде, ее взгляда, и превратил присутствовавших в камень. На Серифе до сих пор еще показывают камни, образовавшие круг. Затем он отдал голову Афине, которая прикрепила ее к своей эгиде, а Гермес вернул сандалии, сумку и шапку на хранение стигийским нимфам13.

p. Сделав Диктиса царем Серифа, Персей в сопровождении матери, жены и киклопов поплыл на корабле в Аргос. Услышав о его приближении, Акрисий сбежал в пеласгийскую Ларису, однако случилось так, что местный царь Тевтамид пригласил Персея участвовать в погребальных играх в честь его покойного отца. Персей стал соревноваться в пятиборье, и брошенный им диск, отклонившийся от своего пути по воле ветра или богов, попал Акрисию в ногу и поразил его насмерть14.

q. Сильно скорбя, Персей похоронил своего деда в храме Афины, который венчал местный акрополь и, стыдясь править в Аргосе, отправился в Тиринф, где правил сын Прета Мегапент; с ним он договорился обменяться царствами. В результате Мегапент отправился в Аргос, а Персей воцарился в Тиринфе и со временем присоединил к себе две других части бывшего царства Прета.

r . Персей укрепил Мидию и основал Микены, которые получили свое название потому, что, когда Персея мучила жажда, вырос гриб [mykos] и из него потекла струя воды. Стены обоих городов возвели киклопы15.

s. Эту историю рассказывают и по-другому. Говорят, что Полидекту удалось жениться на Данае, а Персей вырос при храме Афины. Через несколько лет весть об их спасении дошла до Акрисия, и он отплыл на Сериф, решив на этот раз убить Персея своими руками. Вмешавшийся Полидект заставил их дать торжественную клятву в том, что они никогда не будут покушаться на жизнь друг друга. Однако поднявшаяся буря не дала кораблю Акрисия выйти в море, и пока корабль бился с волнами, Полидект скончался. Во время погребальных игр Персей швырнул диск так, что нечаянно попал Акрисию в голову и поразил его насмерть. После этого Персей отплыл в Аргос, чтобы предъявить свои права на трон. Однако к этому времени Прет уже захватил власть, и Персею пришлось обратить его в камень. Так он сразу оказался царем всей Арголиды и правил ею до тех пор, пока Мегапент не убил его, отомстив за смерть своего отца16.

t. О Медузе Горгоне говорят, что она была прекрасной дочерью Форка, который обидел Афину и повел в бой ливийцев с озера Тритон. Пришедший с армией из Аргоса Персей с помощью Афины умертвил Медузу. Ночью он отрезал ей голову и похоронил ее под холмом на рыночной площади Аргоса. Этот холм расположен рядом с могилой дочери Персея Горгофоной, известной тем, что она стала первой вдовой, вторично вышедшей замуж17.


1Аполлодор II.2.1 и 4.7.

2Гомер. Илиада VI.160; Аполлодор II.2.1; Павсаний II.16.2.

3Павсаний II.25.7; Страбон VIII.6.11.

4Гигин. Мифы. 63; Аполлодор II.4.1; Гораций. Оды III.16.1.

5Аполлодор II.4.2.

6Аполлодор. Там же.

7Пиндар. Пифийские оды X.31; Овидий. Метаморфозы IV.780; Аполлодор ІІ.4.2—3.

8Еврипид. Электра 459—463; Аполлоний Родосский IV.1513.

9Геродот II.91; Страбон I.2.35; Плиний. Естественная история VI.35.

10Аполлодор II.4.3; Гигин. Мифы 64; Овидий. Метаморфозы IV.740 и сл.

11Гигин. Там же; Овидий. Метаморфозы V.1—235; Аполлодор. Там же.

12Иосиф Флавий. История иудейской войны III.9.2; Плиний. Естественная история ІX.4.

13Страбон X.5.10; Аполлодор ІІ.4.3.

14Аполлодор ІІ.4.4.

15Аполлодор ІІ.4.4—5.

16Овидий. Метаморфозы V.236—241; Гигин. Мифы 63 и 244.

17Павсаний II.21.6—8.


* * *


1. Две таких пары близнецов появляются в книге Бытие: Исав и Иаков (25, 24—26), Фарес (см. 159.4) и Зара (38, 27—30), причем и те, и другие ссорятся из-за того, кто из них был в чреве матери первым, точно так же, как ссорились Акрисий и Прет. Спор двух близнецов из-за женщины напоминает персонажи кельтских мифов, например Гвин и Гвиту в «Мабиногион», которые накануне майского праздника встречались ежегодно в поединке, — до скончания века, — сражаясь за руку Крейдилад, дочери Лира (дочь короля Лира Корделия).

2. Миф о Данае, Персее и ящике, кажется, связан с мифом об Исиде, Осирисе, Сете и дитя-Горе. В древнейшем варианте мифа Прет — это отец Персея, т.е. аргосский Осирис, Даная — его сестра-супруга, т.е. Исида, Персей — дитя-Гор, а Акрисий — завистливый Сет, убивающий своего близнеца-брата Осириса и оказывающийся отмщенным Гором. Ковчег, или ящик, — это сделанная из дерева акации ладья, в которой Исида и Гор плавали по Дельте в поисках тела Осириса. Похожая история возникает в одном из вариантов мифа о Семеле и в мифе о Рео (см. 160.6).

3. Династические споры в Аргосе осложнялись существованием аргосской колонии в Карии. Это видно и из данного мифа и из мифа о Беллерофонте (см. 75. b ). Когда в XIV в. до н.э. пал Кносс, карийский флот какое-то время был одним из сильнейших на Средиземном море. Мифы о Персее и Беллерофонте тесно связаны. Персей убил страшную Медузу, обувшись в крылатые сандалии, а Беллерофонт использовал крылатого коня, рожденного из обезглавленной Медузы, чтобы убить ужасную Химеру.

4. Во втором и более простом варианте мифа Персей сражается с ливийской царицей, отрезает ей голову и хоронит отрезанную голову на рыночной площади Аргоса. Это свидетельствует о захвате Ливии аргивянами, искоренении в ней матриархальной системы и разглашении мистерий богини Нейт (см. 8.1).

5. Рассказ об Андромеде возник на основе палестинского или сирийского изображения, на котором солнечный бог Мардук или его предшественник Бел, оседлав белого коня, убивает морское чудовище Тиамат. Этот миф также вошел в древнееврейскую мифологию: Исаия говорит, что Яхве (Мардук) изрубил Раав мечом на куски (Ис. 51, 9), но, согласно книге Иова (9, 13 и 26, 12), Раав — это море. На том же изображении украшенная каменьями и обнаженная Андромеда стоит прикованная к скале. На самом же деле — это Афродита, Иштар или Астарта, похотливая морская богиня, «повелительница мужчин». Однако она не ждет, когда ее спасут. Сам Мардук приковал ее к скале после того, как убил ее эманацию — морскую змею Тиамат, чтобы предупредить в будущем ее проделки. В вавилонском мифе творения именно она насылает потоп. Астарте как морской богине ставили храмы по всему побережью Палестины. В Трое ее звали Гесиона — «царица Азии»; о ней говорится, что Геракл якобы спас ее от другого морского чудовища (см. 137.2).

6. Греческая колония, обосновавшаяся в Хеммисе, очевидно, в конце второго тысячелетия до н.э., отождествляла Персея с богом Хемом, чей иероглиф представлял собой крылатую птицу и солнечный диск. Геродот подчеркивал связь между Данаей, матерью Персея, и вторжением данайцев из Аргоса в Ливию. Миф о Персее — и грибе, вероятно, рассказывался, чтобы объяснить изображение героя, глядящего на гриб. Под палящим солнцем из гриба появлялся огонь, который ошибочно был принят за воду, поскольку гриб — это трут для огненного колеса (см. 63.1).

7. Второй, более простой вариант мифа предполагает, что приход Персея к граям, овладение им глазом, зубом, сумкой, серпом и шапкой-невидимкой, а также погоня за ним других горгон, когда он отрубил голову Медузе, не относится к его ссоре с Акрисием. В книге «Белая богиня» (гл. 13) я полагаю, что эти сказочные элементы являются результатом неправильного прочтения совершенно другого изображения, на котором Гермесу, обутому в известные крылатые сандалии и с шапкой на голове, три богини судьбы вручают волшебный глаз (см. 61.1). Этот глаз символизирует дар восприятия. Они также вручают ему зуб, с помощью которого можно предсказывать будущее. Кроме того, они вручили ему серп и сумку. Он получил и маску Горгоны, чтобы отпугивать любопытных. Гермес летит по небу в Тартесс, где у горгон была священная роща, сопровождаемый (а не преследуемый) тремя богинями с масками горгон. Внизу на земле изображена богиня, держащая в руках зеркало, в котором отражается лицо Горгоны, чтобы еще раз подчеркнуть таинство полученного Гермесом знания (см. 52.7).


74. Соперничество близнецов


Когда мужская линия дома Поликаона спустя пять поколений пресеклась, мессенцы пригласили Периера, сына Эола, на царство, и он женился на дочери Персея Горгофоне. Она пережила своего мужа и оказалась первой вдовой, вторично вышедшей замуж, а мужем ее стал спартанец Ойбал1. До этого считалось, что, когда муж умирал, жена должна была кончать жизнь самоубийством, как это сделала дочь Мелеагра Полидора, чей муж Протесилай первым ступил на берег, когда греческий флот достиг берегов Трои. Так же поступили Марпесса, Клеопатра и дочь Филака Эвадна, бросившаяся в погребальный костер, когда ее муж погиб в Фивах2.

b. От Периера Горгофона родила Афарея и Левкиппа, а от Ойбала — сыновей Тиндарея и Икария3. Тиндарей унаследовал от отца спартанский трон, а Икарий был при нем соправителем, однако Гиппокоонт со своими двенадцатью сыновьями изгнал их обоих, хотя некоторые говорят, что Икарий, позднее ставший тестем Одиссея, принял сторону Гиппокоонта. Найдя убежище у этолийского царя Фестия, Тиндарей женился на его дочери Леде, которая родила ему Кастора и Клитемнестру и одновременно родила Елену и Полидевка от Зевса4. Позднее, усыновив Полидевка, Тиндарей вернул себе спартанский трон и был одним из тех, кого спас от смерти Асклепий. Могилу его до сих пор показывают в Спарте5.

c . Тем временем сводный брат Тиндарея Афарей сменил Периера на троне Мессены, где в качестве соправителя с меньшими полномочиями был Левкипп, по имени которого, как утверждают мессенцы, назван город Левктры. Афарей взял в жены свою сводную сестру Арену, которая родила ему Идаса и Линкея, хотя Идас на самом деле был сыном Посейдона6. Случилось так, что дочери Левкиппа — левкиппиды, а именно: Феба, которая была жрицей Афины, и жрица Артемиды Хилаейра, были обручены со своими двоюродными братьями Идасом и Линкеем. Однако Кастор и Полидевк, которые больше известны как Диоскуры, украли их, и те родили им сыновей. Это привело к еще большему соперничеству двух пар близнецов7.

d. Диоскуры, которые никогда не расставались друг с другом, стали гордостью Спарты. Кастор был знаменит как воин и укротитель лошадей, а Полидевк был непревзойденным кулачным бойцом; оба завоевывали призы на Олимпийских играх. Их двоюродные братья и соперники были не менее преданы друг другу. Идас был сильней, чем Линкей, но у Линкея был настолько зоркий глаз, что он видел в темноте и мог найти зарытые сокровища8.

e . К этому времени сын Ареса Эвен женился на Алкиппе, и та родила ему дочь Марпессу. Желая сохранить девственность своей дочери, он приглашал всех ее женихов помериться с ним силой в гонках колесниц, причем победителю обещал Марпессу, а проигравшим отрубал голову. Скоро к стенам дома Эвена было прибито множество голов, однако влюбившийся в Марпессу Аполлон выразил свое неудовольствие таким варварским обычаем и сказал, что скоро покончит с ним, вызвав Эвена на состязание. Но сердце Идаса тоже было неравнодушно к Марпессе, и он выпросил у своего отца Посейдона крылатую колесницу9. Прежде чем Аполлон успел что-либо предпринять, он отправился в Этолию и увез Марпессу, похитив ее, когда та плясала в хороводе. Эвен бросился в погоню, но не смог догнать Идаса, и им одолела такая кручина, что он сначала перебил всех своих лошадей, а потом бросился в реку Ликорман и утонул, а река с тех пор называется Эвен10.

f . Когда Идас достиг Мессении, Аполлон попытался отнять у него Марпессу. Они сошлись в поединке, но их разнял Зевс и распорядился, чтобы Марпесса сама решила, за кого ей лучше выйти замуж. Боясь, что Аполлон бросит ее, когда она состарится, как он бросал многих других своих возлюбленных, Марпесса выбрала себе в мужья Идаса11.

g . Идас и Линкей были участниками Калидонской охоты и плыли на «Арго» в Колхиду. Однажды, после смерти Афарея, они и Диоскуры забыли о своих ссорах и устроили в Аркадии совместный набег, чтобы угнать скот. Набег удался, и Идас по жребию должен был разделить добычу на четверых. Для этого он разрубил быка на четыре части и сказал, что половина угнанного скота достанется тому, кто первым съест свою часть мяса, а оставшийся скот будет принадлежать тому, кто съест свою долю вторым. Другие еще не успели приступить к еде, а Идас уже расправился со своей долей и принялся помогать Линкею. Проглотив последний кусок мяса, Идас с Линкеем погнали скот в Мессению. Диоскуры оставались на месте, пока самый медлительный из них — Полидевк — не закончил трапезу. Затем они отправились в Мессению и заявили жителям, что Линкей нарушил условия спора, приняв помощь от Идаса, который тоже обманул их, не став дожидаться, пока все участники спора примутся за еду. Идаса и Линкея не было в городе — они приносили жертву Посейдону на горе Тайгет. Поэтому Диоскурам удалось увести спорный скот и забрать другую добычу, после чего они забрались в дупло дуба и стали ждать возвращения их соперников. Однако Линкей, стоя на вершине Тайгета, увидел их, а Идас сбежал с горы и, швырнув копье в дерево, пронзил Кастора. В выскочившего из дупла Полидевка, который был готов отомстить за брата, Идас бросил вырванное из могилы Афарея резное надгробие. Полидевк, тем не менее, сумел поразить копьем Линкея, и в этот момент Зевс, принявший сторону своего сына, поразил Идаса перуном12.

h . Однако мессенцы рассказывают, что Кастор убил Линкея, и опечаленный Идас перестал сражаться, занявшись погребением брата. Тогда Кастор приблизился и нагло разрушил только что воздвигнутый Идасом монумент, считая, что Линкей не достоин его. «Твой брат вел себя в бою, как баба», — язвительно крикнул он, Идас обернулся и вонзил свой меч в живот Кастора, за что Полидевк тут же отомстил ему13.

i . Одни говорят, что именно Линкей смертельно ранил Кастора в битве при Афидне, а другие считают, что Кастор был убит, когда Идас и Линкей напали на Спарту. Есть и такие, кто считает, что оба Диоскура в этой битве остались живы и невредимы, а Кастора позже убили Мелеагр и Полиник14.

j . Тем не менее все сходятся на том, что последним из двух пар близнецов остался Полидевк и что, установив на спартанском ипподроме трофей в честь своей победы над Линкеем, он вознес молитву Зевсу: «Отец, не дай мне пережить своего брата»! Однако, поскольку судьбе было угодно, чтобы только один из сыновей Леды умер, и поскольку отцом Кастора был смертный Тиндарей, Полидевк как сын Зевса был вознесен на небеса. Но Полидевк согласился на бессмертие лишь вместе с Кастором, поэтому Зевсу пришлось разрешить им попеременно проводить свои дни на небесах и в преисподней близ Терапны. В награду за братскую любовь их образы были помещены среди звезд как созвездие Близнецов15.

k . После обожествления Диоскуров Тиндарей призвал Менелая в Спарту и отрекся в его пользу от царства, а поскольку дом Афарея тоже остался без наследника, Нестор стал править всей Мессенией, за исключением той ее части, где правили сыновья Асклепия16.

l . Спартанцы до сих пор показывают дом, где жили Диоскуры. После них он принадлежал некоему Формиону, которого они посетили однажды ночью под видом путников из Кирены. Они попросили разрешения на ночлег и пожелали переночевать в своей прежней комнате. Формион ответил, что весь дом в их распоряжении, но, к сожалению, в комнате, которая их интересует, сейчас живет его дочь. На следующее утро ни девушки, ни ее вещей в комнате не оказалось; комната была пуста, если не считать изваяния Диоскуров и пучка сушеного триллиума, лежавшего на столе17.

m. Посейдон сделал Кастора и Полидевка спасителями потерпевших кораблекрушение мореплавателей и дал им право посылать попутные ветры. Если на носу судна им приносили в жертву белых ягнят, они тут же поспешали на помощь, и в небе их сопровождали стаи воробьев18.

n. В битве при Эгоспотамах Диоскуры сражались на стороне спартанского флота, за что победители повесили в их честь две золотые звезды в Дельфах, однако накануне сокрушительного поражения под Левктрами эти звезды упали и исчезли19.

o. Во время второй мессенской войны двое мессенцев вызвали гнев Диоскуров тем, что осмелились выступить в их роли. Случилось так, что спартанское войско праздновало день этих обожествленных близнецов, когда двое всадников, вооруженных копьями, ворвались на полном скаку в их лагерь. Спартанцы опустились перед ними на колени, воздавая им божественные почести, а одетые в белые туники, пурпурные плащи и яйцеподобные шлемы псевдо-Диоскуры, которыми оказались двое мессенских юношей по имени Гонипп и Панорм, перебили многих из них. Диоскуры, в отместку за случившееся, после сражения у Капрусемы (пещеры вепря) забрались на дикую грушу и тайком похитили щит, принадлежавший победоносному мессенскому военачальнику Аристомену, что помешало ему теснить отступивших спартанцев и спасло многих из них. Во второй раз, когда Аристомен под покровом ночи решил напасть на Спарту, духи Диоскуров и их сестры Елены заставили его повернуть вспять. Позднее Кастор и Полидевк простили мессенцев, которые стали приносить им жертвы, когда Эпаминонд основал новый город Мессену20.

p. Диоскуры председательствовали на Спартанских играх и были покровителями всех рапсодов, певших о былых сражениях, поскольку считались основателями военных плясок и военной музыки. В спартанских святилищах Гилаейры и Фебы жрицы до сих пор называются Левкиппидами, а яйцо, из которого у Леды появились близнецы, было подвешено к кровле21. Спартанцы представляли Диоскуров в виде двух параллельных деревянных балок, соединенных двумя поперечными. Соправители Спарты всегда брали эти балки в битву, и, когда впервые за все время спартанское войско повел в бой один царь, было объявлено, что одна балка должна остаться в Спарте. Те, кто видел Диоскуров, говорят, что Полидевк отличался от своего брата лишь тем, что у него на лице был шрам от кулачного боя. Одевались они одинаково, каждый носил шлем в форме половины яичной скорлупы, увенчанный звездой, и у каждого было копье и белая лошадь. Некоторые говорят, что лошадей им дал Посейдон, другие считают, что фессалийского боевого коня Полидевку подарил Гермес22.


1Павсаний IV.2.2 и III.1.4; Аполлодор I.9.5.

2Киприя. Цит. по: Павсаний IV.2.5; Павсаний III.1.4; Еврипид. Просительницы 990—1071.

3Аполлодор I.9.5; Павсаний. Цит. соч.

4Павсаний. Цит. соч.; Аполлодор III.10.5—7.

5Паниасид. Цит. по: Аполлодор III.10.3; Павсаний III.17.4.

6Павсаний III.26.3 и IV.2.3; Аполлодор III.10.3.

7Аполлодор ІІІ.11.2; Гигин. Мифы 80.

8Аполлодор. Цит. соч. и III.10.3; Гомер. Одиссея XІ.300; Павсаний IV.2.4; Гигин. Мифы 14.

9Гигин. Мифы 242; Аполлодор I.7.8; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера ІX.557.

10Аполлодор. Цит. соч.

11Аполлодор I.7.9; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера. Там же.

12Аполлодор I.8.2; I.9.16 и III.11.2; Феокрит. Идиллии XXII.137 и сл.; Пиндар. Немейские оды X.55 и сл.

13Гигин. Мифы 80.

14Овидий. Фасты V.699 и сл.; Феокрит. Цит. соч.; Схолии к «Одиссее» Гомера XІ.300.

15Павсаний III.14.7; Аполлодор III.11.2; Пиндар. Немейские оды X.55; Лукиан. Разговоры богов 26.

16Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний IV.3.1.

17Павсаний ІІІ.16.3.

18Еврипид. Елена 1503; Гомеровский гимн к Диоскурам 7 и сл.

19Цицерон. О дивинации I.34.75 и II.32.68.

20Павсаний IV.27.1; IV.16.2.

21Пиндар. Немейские оды X.49; Цицерон. Об ораторе II.8.352; Феокрит. Идиллии XXII.215—220; Павсаний III.16.1—2.

22Плутарх. О братской любви I; Геродот V.75; Лукиан. Разговоры богов 26.


* * *


1. Обычно, чтобы обосновать приоритет царя-жреца перед танистом, говорили, что царь является сыном бога, рожденным матерью, чей муж считался отцом одновременно родившегося близнеца, причем первый из братьев считался бессмертным, а второй — смертным. Так, Геракл — это сын Зевса и Алкмены, а его близнец Ификл считался сыном мужа Алкмены — Амфитриона. Такую же историю рассказывали о Диоскурах из Лаконии и их соперниках Идасе и Линкее из Мессении. Полная гармония, существовавшая между братьями-близнецами, открывает новый этап в развитии царской власти, когда танист исполняет обязанности визиря и главнокомандующего (см. 94.1) и во власти лишь немногим уступает царю-жрецу. Поэтому именно Кастор, а не Полидевк, является знатоком военных дел и даже служит наставником Геракла в военных вопросах, отождествляясь в этом с Ификлом, тогда как Линкей, но не Идас, наделен острым зрением. Однако до тех пор, пока система двоецарствия не получила своего окончательного развития, танист не считался бессмертным и не получал после смерти такого же положения, как его близнец.

2. Спартанцы вели частые войны с Мессенией и в классическую эпоху обладали значительной военной мощью и достаточным влиянием на дельфийского оракула, чтобы придать всегреческий характер своим близнецам-героям как пользующимся большей благосклонностью Зевса, чем любая другая пара близнецов. И действительно, Спартанское царство пережило всех своих соперников. Если бы случилось по-другому, то созвездие Близнецов было бы названо в честь Геракла и Ификла, Идаса и Линкея или Акрисия и Прета, а не в честь Кастора и Полидевка; они не были даже единственными героями, которым было разрешено ездить на белых лошадях: любой герой, в честь которого устраивался праздник, считался всадником. Именно такие празднества на исходе дня, на которых потомки героя съедали целого быка, легли в основу рассказов об обжорстве Лепрея (см. 138. h ) и Геракла (см. 143. a ), а в этом мифе породили тему соревнования в обжорстве между Идасом, Линкеем и их соперниками.

3. Брак с Левкиппидами узаконивал царское положение спартанских соправителей. Они названы жрицами Афины и Артемиды и носят относящиеся к луне имена. На самом деле они представляли луну-богиню, и на вазописи Диоскуры часто сопровождают колесницу Селены.

4. Аналогичным образом следует понимать рассказ о Марпессе. Очевидно, мессенцы совершили набег на этолийцев, живших в долине Эвена, и украли их наследницу Марпессу. Против них выступили поклонявшиеся Аполлону спартанцы, позавидовав их успеху. Чтобы решить конфликт, обратились к Микенам как к высшему авторитету, и Микены поддержали мессенцев. Однако соревнования колесниц, устроенные между Эвеном и Идасом, во многом напоминают мифы о Пелопе и Эномае (см. 109. j ) и Геракле и Кикне (см. 143. e g ). Во всех этих случаях упоминаются головы соперников царя. Изображение, которое могло лечь в основу всех этих историй, вероятно, запечатлело старого царя, идущего навстречу неизбежному крушению колесницы (см. 71.1) после того, как вместо него богине уже было принесено несколько жертв заместителей (см. 42.2). Его кони принесены в жертву как пролог к возведению на трон нового царя (см. 29.1 и 81.4). Злополучный угон скота мог иметь в основе исторический случай — ссору между мессенцами и спартанцами за дележ добычи, полученной в результате совместного похода в Аркадию (см. 17.1).

5. Появление Кастора и Полидевка в доме Формиона описано довольно хитро: автор сообщает о проделке, которую сыграли с глупыми спартанцами проходимцы, переодевшись в их национальных героев. Кирена, где поклонялись Диоскурам, поставляла траву — триллиум, из которой изготовляли нечто наподобие асафетиды, считавшейся, благодаря своему запаху и вкусу, ценной приправой. Киренские купцы были именно теми, кем они себя назвали, и когда они покинули дом Формиона вместе с его дочерью, оставив в качестве платы свои товары, Формион решил, что лучше всего представить все как чудо.

6. Дикая груша была священным деревом луны благодаря своему белому цветению, и самое древнее изваяние богини смерти Геры в микенском храме Геры было сделано из дерева груши. Плутарх («Греческие вопросы» 51) и Элиан («Пестрые истории» III.39) упоминают грушу как плод, которому поклонялись в Аргосе и Тиринфе; именно поэтому Пелопоннес называли Апия («грушевый») (см. 64.4). Диоскуры забрались на грушу, чтобы показать, что они настоящие герои. Более того, плоды завязываются на груше в конце мая (см. 72.2), когда солнце находится в созвездии Близнецов, а в восточном Средиземноморье начинается сезон мореплавания. Воробьи, которые сопровождали Диоскуров, внимавших молитвам моряков, принадлежат морской богине Афродите. Ксуф («воробей»), отец Эола (см. 43.1), был поклонявшийся Афродите предок Диоскуров.

7. В гомеровском «Гимне к Диоскурам» (7 и сл.) неясно, летят ли Кастор и Полидевк по небу в сопровождении воробьев или же они спешат по небу «на воробьиных крыльях», чтобы помочь морякам в беде. На этрусских зеркалах они иногда изображались крылатыми. Их спартанский символ, или docana представлен в виде двух колонн, поддерживающих святилище, другой символ — две обвитые змеями амфоры, причем змеи — это воплощение Диоскуров, которые пришли отведать пищи, помещенной в амфоры.

8. Выйдя вторично замуж, Горгофона нарушила индоевропейский обычай (см. 69.2; 74. a и 106. l ).


75. Беллерофонт


Беллерофонт был сыном Главка и внуком Сисифа. Он вынужден был покинуть Коринф, убив перед этим некоего Беллера, за что и получил прозвище Беллерофонт, звучавшее потом как Беллерофон, а также собственного брата, которого обычно называют Делиадом1. Он нашел приют у тиринфского царя Прета, но, к несчастью, жена Прета Антея, которую некоторые называют Сфенебеей, влюбилась в пришельца с первого взгляда. Когда тот отклонил ее любовь, она обвинила его в том, что он пытался соблазнить ее, и Прет, поверив жене, пришел в ярость. Однако, не рискуя навлечь на себя гнев фурий за убийство человека, нашедшего приют в его доме, Прет отправил его к своему тестю Иобату, царю Ликии, с запечатанным посланием, в котором говорилось: «Прошу, убери подателя сего с этого света — он пытался обесчестить мою жену, твою дочь».

b. Иобат, который также не решился обидеть царского гостя, попросил Беллерофонта сослужить ему службу и уничтожить Химеру — изрыгающую огонь женщину-чудовище с львиной головой, козьим туловищем и змеиным хвостом. «Она, — объяснил Иобат, — дочь Ехидны, которую приручил мой враг, карийский царь». Перед тем как отправиться выполнять порученное дело, Беллерофонт обратился к прорицателю Полииду, который посоветовал ему вначале поймать и обуздать крылатого коня Пегаса, которого музы с горы Геликон полюбили за то, что он выбил ударом копыта источник Гиппокрену2.

c . На Геликоне Пегаса не оказалось, но Беллерофонт обнаружил его в коринфском акрополе, когда тот пил из Пирены — одного из созданных им источников, и накинул ему на голову золоченую уздечку, которую ему своевременно подарила Афина. Некоторые утверждают, что Афина привела Беллерофонту уже обузданного Пегаса. Есть и такие, кто говорит, что коня Беллерофонту подарил его настоящий отец Посейдон. Как бы там ни было, Беллерофонт одолел Химеру, сначала взлетев над ней на Пегасе и осыпав ее стрелами, а затем протолкнув концом копья кусок свинца меж ее челюстей. Огненное дыхание Химеры расплавило металл, и он потек ей в глотку, прожигая внутренности3.

d. Однако Иобат не только не вознаградил Беллерофонта за его подвиг, но даже отправил его против воинственных солимов и их союзников — амазонок. Беллерофонт победил и тех, и других, летая над ними, недосягаемый для стрел, и сбрасывая большие камни на головы своих врагов. Затем в ликийской долине Ксанфа он разделался с шайкой карийских пиратов, возглавляемых Химарром — вспыльчивым и хвастливым воином, который плавал на корабле, носовая часть которого была украшена львиной головой, а корма имела форму змея. Когда Иобат и на этот раз не выказал своей благодарности, а наоборот, послал стражу, чтобы она из укрытия напала на возвращавшегося Беллерофонта, он сошел с коня и обратился к Посейдону с молитвой, чтобы тот прямо по его следам заливал водой Ксанфскую долину. Посейдон услышал молитву и послал огромные волны, которые медленно двигались за Беллерофонтом, шедшим во дворец Иобата. Поскольку ни один мужчина не смог бы заставить Беллерофонта повернуть вспять, ксанфские женщины задрали свои юбки выше пояса и бросились ему навстречу, наперебой предлагая себя, если только он сменит гнев на милость. Скромность Беллерофонта была столь велика, что он отвернулся от них и побежал, а вместе с ним отступили и волны.

e. Убедившись, что Прет что-то напутал, обвинив Беллерофонта в посягательстве на честь Антеи, Иобат написал письмо, в котором потребовал, чтобы ему подробно описали этот случай. Узнав всю правду, он попросил у Беллерофонта прощения, дав ему в жены свою дочь Филоною и объявив его наследником ликийского трона. Он также похвалил ксанфских женщин за находчивость и распорядился, чтобы впредь все ксанфцы вели свой род не по отцу, а по матери.

f. Опьяненный славой, Беллерофонт дерзнул взлететь на Олимп, как бессмертный, но Зевс наслал овода, который ужалил Пегаса под самый хвост, тот встал на дыбы и Беллерофонт позорно упал на землю. Сам Пегас благополучно долетел до Олимпа, и теперь Зевс возит на нем свои перуны, а Беллерофонт, упав на колючие кусты, стал хромым и слепым; одинокий и проклятый всеми, он бродил по земле, избегая дорог, по которым ходят люди, пока смерть не прибрала его4.


1Аполлодор I.9.3; Гомер. Илиада VI.155.

2Гомер. Илиада VI.160; Евстафий. Схолии к этому месту «Илиады»; Аполлодор II.3.1—2; Антонин Либерал 9; Гомер. Илиада XVI.328.

3Гесиод. Теогония 319 и сл.; Аполлодор ІІ.3.2; Пиндар. Олимпийские оды XІІІ.63 и сл.; Павсаний ІІ.4.1; Гигин. Мифы 157; Схолии к «Илиаде» Гомера VI.155.

4Пиндар. Олимпийские оды XIII.87—95; Истмийские оды VII.44; Аполлодор. Цит.соч.; Плутарх. О доблестях женщин 9; Гомер. Илиада VI.155—203 и XVI.328.


* * *


1. Попытка Антеи соблазнить Беллерофонта имеет в греческих мифах несколько параллелей (см. 70.2), не считая палестинской истории об Иосифе и жене Потифара и египетской «Повести о двух братьях». Происхождение мифа неизвестно.

2. Дочь Ехидны Химера, изображенная на одном из хеттских зданий в Кархемише, была символом трехсезонного священного года Великой богини: лев обозначал весну, коза — лето, а змей — зиму. Поврежденная стеклянная пластинка, найденная в Дендрах около Микен, изображает героя, борющегося со львом, а из-за его спины виднеется нечто, напоминающее козью голову и длинный змеевидный хвост. Поскольку пластинка датируется периодом, когда богиня была верховным божеством (само это изображение схоже с этрусской фреской из Тарквинии; хотя на фреске герой, как Беллерофонт, восседает на лошади), ее следует понимать как иллюстрацию входящей в обряд коронации схватки царя с мужчинами в нарядах зверей (см. 81.2 и 123.1), обозначающих различные времена года.

3. Враги Беллерофонта, солимы, были детьми Салмы. Поскольку все города и мысы, названия которых начинаются со слога salm, имеют восточную ориентацию, не исключено, что Салма была богиней весеннего равноденствия. Однако вскоре она превратилась в мужское божество — солнечного бога Солиму, или Селима, Соломона или Аб-Салома (Авессалома), чье имя дало название городу Иерусалиму. Амазонки были сражающимися жрицами луны-богини (см. 100.1).

4. Имя Химарр происходит от chimaros или chimaira («коза»). И вспыльчивость, и корабль этого воина, украшенный на носовой части головой льва и с кормой в виде змея, появились в рассказе о Беллерофонте не без помощи какого-нибудь евгемериста, пытавшегося объяснить существование огнедышащей Химеры. Гора Химера («козья гора») — так назывался действующий вулкан около Фаселиды в Ликии (Плиний. Естественная история V.28), и это название должно было объяснить его огненное дыхание.


76. Антиопа


Некоторые люди говорят, что когда Зевс соблазнил дочь Никтея Фиванского Антиопу, она бежала к царю Сикиона, который согласился жениться на ней, что повлекло за собой войну, где Никтей был убит. Дядя Антиопы — Лик спустя некоторое время победил в кровавой битве войско Сикиона и вдовой вернул Антиопу в Фивы. Родив в придорожных кустах Амфиона и Зета, которых Лик тут же отнес на гору Киферон, Антиопа столкнулась с продолжавшейся много лет неприязнью своей тетки Дирки. Наконец, она не вынесла своего заключения в темнице и сбежала в хижину, где теперь жили Амфион и Зет, спасенные в свое время проходившим мимо пастухом. Однако они отказались приютить Антиопу, приняв ее за сбежавшую рабыню. Тут прибежала Дирка, охваченная вакхическим экстазом, схватила Антиопу и поволокла ее назад.

— Ах, парни, — вскричал пастух, — теперь вам предстоит убояться Эриний!

— Почему именно Эриний? — спросили они.

— Потому что вы отказались защитить вашу мать, которой теперь не избежать наказания от свирепой тетки.

Близнецы, не медля, пустились в погоню, спасли Антиопу, а Дирку привязали за волосы к рогам дикого быка, который тут же ее и прикончил1.

b. Другие говорят, что отцом Антиопы был речной бог Асоп и что однажды ночью царь Сикиона овладел ею, выдав себя за ее мужа Лика. За это Лик прогнал Антиопу и женился на Дирке, предоставив Зевсу возможность ухаживать за одинокой Антиопой, от которого та и забеременела. Дирка, подозревая, что это проделки Лика, заключила Антиопу в мрачную темницу, из которой ее освободил Зевс, чтобы она в положенное время смогла родить на горе Киферон Амфиона и Зета. Братья-близнецы росли среди пастухов, которые предоставили Антиопе убежище, а когда они выросли и поняли, как жестоко поступили с их матерью, она без труда убедила их отомстить за нее. Братья встретили Дирку, когда та, охваченная вакхическим экстазом, носилась по склонам горы Киферон, привязали ее за волосы к рогам дикого быка, а когда она скончалась, швырнули на землю. В том месте, где она упала, забил источник, который позднее назвали источником Дирки. Дионис не оставил смерть поклонявшейся ему Дирки неотмщенной: он отнял разум у Антиопы, и та стала бродить по всей Греции до тех пор, пока внук Сисифа Фок не излечил ее и не женился на ней.

c . Амфион и Зет пришли в Фивы, изгнали царя Лая и построили нижний город. Верхний город был построен еще раньше Кадмом. Зет часто смеялся над Амфионом за его увлечение лирой, которую подарил ему Гермес. «Она отвлекает тебя от полезной работы», — говаривал он. Но когда братья стали каменщиками, под звуки амфионовой лиры камни сами ложились куда надо, а Зет, которому приходилось надеяться только на свою силу, постоянно отставал от брата. Близнецы совместно правили Фивами и там же женились. Зет взял в жены Фиву, в честь которой город и получил свое название; раньше он назывался Кадмея. Амфион женился на Ниобе, всех детей которой, за исключением двух, убили Аполлон и Артемида за то, что Ниоба обидела их мать Лето. Самого Амфиона тоже убил Аполлон за то, что тот пытался отомстить жрецам в Дельфах, и обрек его на муки в Аиде2. Амфион и Зет погребены в одной могиле в Фивах, и она надежно охраняется все время, пока солнце находится в созвездии Тельца, поскольку жители фокийской Титореи пытаются украсть землю из кургана и положить ее на могилу Фока и Антиопы. Однажды оракул сказал, что если удастся перенести землю, то плодородие Фокиды увеличится, а плодородие Фив упадет3.


1Гигин. Мифы 8; Аполлодор III.5.5; Павсаний ІІ.6.2; Еврипид. Антиопа, фрагменты; Аполлоний Родосский IV.1090 и схолии к этому месту.

2Гомер. Одиссея XІ.260 и сл.; Гигин. Мифы 7; Павсаний ІX.5.3 и 17.4; Гораций. Послания I.18.41; Аполлоний Родосский I.735—741.

3Павсаний IX.17.3.


* * *


1. Эти два варианта мифа о Дирке показывают, как свободно чувствовали себя мифографы в стремлении привести повествование в соответствие с основными требованиями литературной традиции, которая в данном случае, вероятно, возникла на основе нескольких сакральных изображений. Радостная Антиопа, выходящая из темницы, за которой видна хмурая Дирка, напоминает ежегодное появление Коры в сопровождении Гекаты (см. 24. k ). Она названа Антиопой («противостоящая») в этом контексте потому, что ее лицо обращено к небу, а не опущено вниз, к преисподней; второе ее имя — Никтеида, а не Никтей, дано потому, что она возникает из мрака.

2. Лира Амфиона, с помощью которой он возвел стены нижних Фив, не может иметь более трех струн потому, что Амфиона нанял Гермес. Она была создана трехструнной в честь женской триады, которая правит в воздухе, на земле и в преисподней, так как именно ей молились при возведении городских фундаментов, ворот и башен.


77. Ниоба


Ниоба была сестрой Пелопа и женой фиванского царя Амфиона, которому родила семерых сыновей и семерых дочерей. Она ими так гордилась, что однажды даже позволила себе нелестно отозваться о Лето, у которой было всего двое детей, Аполлон и Артемида. Дочь Тиресия, пророчица Манто, услышав такую необдуманную похвальбу, посоветовала фиванским женщинам тут же умилостивить Лето и ее детей, для чего воскурить благовония и украсить головы лавровыми венками. Когда по воздуху разнесся запах благовоний, в сопровождении огромной свиты явилась Ниоба, облаченная в прекрасные фригийские одежды, поверх которых лежали ее длинные распущенные волосы. Она прервала церемонию жертвоприношений и со злобой спросила, почему Лето, женщину неизвестного происхождения, родившую мужеподобную дочь и женоподобного сына, предпочли ей, Ниобе, внучке Зевса и Атланта, наводившего ужас на фригийцев, и царице, принадлежащей царскому дому Кадма? Если даже несчастье унесет у нее двух-трех ее детей, станет ли она от этого беднее?

b . Бросив жертвоприношения, испуганные фиванки стали шептать молитвы, чтобы умилостивить Лето, но было уже поздно. Посланные ею Аполлон и Артемида вооружились луками и уже спешили, чтобы наказать Ниобу за самонадеянность. Аполлон обнаружил ее сыновей, когда те охотились на горе Киферон, и перебил их всех по одному, пощадив только Амикла, который благоразумно вознес Лето умилостивительную молитву. Артемида застала дочерей Ниобы за прялками во дворце и выпустила в них целый колчан стрел, пощадив только Мелибею, поступившую так же, как Амикл. Оставшиеся в живых брат и сестра поспешили построить храм Лето, причем Мелибея так побледнела от испуга, что получила прозвище Хлорида, сохранившееся за ней даже тогда, когда она несколькими годами позже выходила замуж за Нелея. Некоторые, правда, говорят, что никто из детей Ниобы не остался в живых и что ее муж Амфион был тоже убит Аполлоном.

c . Девять дней и девять ночей Ниоба оплакивала своих мертвых детей и вдруг обнаружила, что их некому даже похоронить, потому что Зевс, встав на сторону Лето, превратил всех фиванцев в камень. На десятый день Олимпийцы сами соблаговолили совершить погребение. Ниоба бежала за море, на гору Сипил, родину своего отца Тантала, где Зевс, движимый состраданием, превратил ее в изваяние, которое до сих пор ранним летом проливает обильные слезы1.

d. Все люди скорбели по Амфиону и жалели, что его род прекратился, но никто не скорбел по Ниобе, кроме ее такого же высокомерного брата Пелопа2.


1Гигин. Мифы 9 и 10; Аполлодор III.5.6; Гомер. Илиада XXIV.612 и сл.; Овидий. Метаморфозы VI.146—312; Павсаний V.16.3; VIII.2—3 и I.21.5; Софокл. Электра 150—154.

2Овидий. Метаморфозы VI.401—404.


* * *


1. Количество детей Ниобы у Гомера равно двенадцати, у Гесиода (согласно некоторым схолиям) — двадцати, у Геродота — четырем, а у Сапфо — восемнадцати. Однако, по свидетельству, которым пользовались Еврипид и Аполлодор и которое лучше всего согласуется со здравым смыслом, у Ниобы было семеро сыновей и семеро дочерей. Поскольку в фиванском варианте мифа Ниоба называется внучкой титана Атланта, в аргосском мифе — она дочь или мать Форонея (см. 57. a ), который также назван титаном (Аполлодор II.1.1), или Пеласга, а также может считаться первой смертной женщиной — возлюбленной Зевса (Аполлодор. Там же; Павсаний II.22.6), этот миф может свидетельствовать о поражении, которое семеро титанов и семеро титанид потерпели от олимпийцев. Гора Сипил могла быть последним местом, где в Малой Азии еще сохранялся культ титанов, как он сохранялся в греческих Фивах. Изваяние Ниобы — это гора, которая чем-то напоминает человеческую фигуру, которая словно бы плачет, когда от солнечных лучей на ее вершине начинает таять снег. Сходство усиливает хеттская мать-богиня, изваяние которой вырублено там в скале примерно в конце XV в. до н.э. «Ниоба», возможно, означает «снежная», а b соответствует v в латинском слове nivis или ph в греческом слове nipha. Одну из ее дочерей Гигин называет Хиадой, причем на греческом языке это слово может иметь смысл лишь в том случае, если оно произошло от редукции слов chionos niphades («снежинки»)[123]Вновь обращаем внимание читателя на ненаучность этимологий Грейвса..

2. Пафений («Любовные истории» 33) рассказывает о наказании Ниобы по-другому. Якобы по наущению Лето, отец Ниобы возжелал совершить с ней инцест, и, когда она отвергла его, он сжег всех ее детей. Поскольку мужа ее к тому времени растерзал дикий вепрь, Ниоба не снесла своего несчастья, бросилась со скалы и разбилась. Этот рассказ, подкрепленный схолиями к «Финикиянкам» Еврипида (159), возник под влиянием мифов о Кинире, Смирне или Мирре и Адонисе (см. 18. h ) и обычая сжигать младенцев, принося их в жертву богу Молоху (см. 70.5 и 156.2).


78. Кенида и Киней


Посейдон однажды разделил ложе с нимфой Кенидой, дочерью магнесийца Элата или, как говорят некоторые, лапифа Корона, и спросил ее, что она хочет за свою любовь.

— Сделай из меня, — сказала она, — неуязвимого воина, а то мне надоело быть женщиной.

Посейдон, как и обещал, изменил ее пол, и она стала Кенеем, добившимся таких военных успехов, что лапифы вскоре избрали ее своим царем. Она даже родила сына Корона, которого позднее убил Геракл, когда сражался с дорийцем Эгимием. Кенею так понравилось его новое состояние, что он на рыночной площади, где собирался народ, установил копье и заставил людей приносить ему жертвы, как богу, и не почитать больше никаких богов.

b . Зевс, прослышав о таком высокомерии Кенея, стал подстрекать кентавров, чтобы они убили его. На свадьбе Пирифоя они внезапно напали на Кенея, но тому без труда удалось убить пять или шесть из кентавров и остаться невредимым потому, что их оружие отскакивало от его заговоренной кожи, не причиняя никакого вреда. Но оставшиеся в живых кентавры стали бить его по голове стволами еловых деревьев, пока не вогнали в землю, а затем сложили над ним огромную поленницу. Кеней задохнулся и умер. Потом из поленницы вылетела птица с крыльями цвета песка, в которой присутствовавший при этом прорицатель Мопс признал душу Кениды, и, когда они решили похоронить труп, их глазам предстало тело женщины1.


1Аполлодор I.9.16; II.7.7 и Эпитома I.22; Аполлоний Родосский I.57—64 и схолии; Гигин. Мифы 14; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VI.448; Овидий. Метаморфозы XІІ.458—531.


* * *


1. В мифе присутствуют три самостоятельных мотива. Во-первых, это обычай, который еще не исчез в Албании и согласно которому девушки, вступающие в военную дружину, облачались в мужские одежды, поэтому, когда они гибли в бою, враги удивлялись, обнаружив их истинный пол. Во-вторых, это отказ лапифов признать над собой эллинов. Установленное для поклонения копье, скорее всего, было столпом, установленным в честь богини народившейся луны Кениды или Элаты («ель»), священным деревом которой считалась ель. Лапифы потерпели поражение от эолийцев из Иолка, которые с помощью своих союзников, кентавров, насадили среди них культ своего бога Посейдона, но оставили без изменений их родовые законы, за исключением того, что, как и в Аргосе, предводительница племени была обязана носить искусственную бороду, чтобы утвердить свое право гражданской и военной правительницы. Так Кенида стала Кенеем, а Элата-женщина превратилась в Элата-мужчину. Об аналогичном изменении пола до сих пор еще объявляет Южная царица — соправительница королевства Лози, что в бассейне реки Замбези. Вступая в дом совета, она провозглашает: «Я превратилась в мужчину!» Это происходит потому, что одна из ее родственниц по женской линии захватила в свое время партиархальный трон. В-третьих, это ритуал, запечатленный на чернофигурной амфоре (см. 9.1), на которой обнаженные мужчины, вооруженные колотушками, бьют по голове изваяние матери-земли, очевидно, для того, чтобы освободить Кору, дух Нового года, поскольку «Кенида» означает «новая».

2. Птицей с крыльями цвета песка могла быть любая птица, в зависимости от времени года, когда исполнялся этот обряд. Весной, например, такой птицей могла быть кукушка (см. 12.1).


79. Эригона


Хотя Ойней был первым смертным, которому Дионис вручил виноградную лозу, первым, кто стал делать вино, оказался Икарий. Он угостил первым своим вином нескольких пастухов в Марафонских лесах у подножия горы Пентеликон, и те, смешав вино с водой, как позднее советовал Энопион, так опьянели, что у них стало двоиться в глазах. Думая, что их околдовали, они убили Икария. Собака Икария Мера видела, как его погребли под сосной, и привела туда его дочь Эригону, ухватив зубами за подол платья. Эригона выкопала труп и с отчаяния повесилась на той же сосне, помолясь богам о том, чтобы все афинские девушки разделили с ней эту участь, пока Икарий лежит неотмщенным. Хотя слышали ее только боги, а пастухи, убившие Икария, бежали за море, вскоре молодых афинянок стали одну за другой находить повесившимися на сосне. Это продолжалось до тех пор, пока Дельфийский оракул не сказал, что их жизни требует Эригона. Виновных в гибели Икария пастухов нашли и повесили, потом учредили ныне отмечающийся праздник вина с жертвенными возлияниями в честь Икария и Эригоны. Девушки во время этого праздника перекидывали через ветви веревки и крепили к ним небольшие дощечки. Так были изобретены качели. С ветвей также свисали маски, которые вращались на ветру.

b . Образ собаки Меры был помещен среди звезд, и она стала звездой Малый Пес. Поэтому некоторые отождествляют Икария с Боотом, а Эригону — с созвездием Девы1.


1Схолии к «Илиаде» Гомера XXІІ.29; Нонн. Деяния Диониса XLVII.34—245; Гигин. Мифы 130; Аполлодор I.8.1 и III.14.7; Фест под словом Oscillantes; Стаций. Фиваида XІ.644—647; Сервий. Комментарий к «Георгикам» Вергилия II.388—389.


* * *


1. Мерой звали жену Приама Гекабу, или Гекубу, после того, как она превратилась в собаку (см. 168.1), но поскольку Гекуба была трехголовой богиней смерти Гекатой (см. 31.7), жертвенные возлияния в честь Эригоны и Икария, вероятно, предназначались ей. Долина, в которой происходила эта церемония, теперь называется «Дионис». Сосна Эригоны могла быть деревом, под которым был оскоплен и умер от потери крови Аттис Фригиец (Овидий. Фасты IV.221; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия IX.116); поэтому смысл мифа, вероятно, заключается в том, что когда звезда Малый Пес всходила на небосклоне, марафонские пастухи ежегодно приносили кого-нибудь из своих рядов в жертву богине по имени Эригона.

2. Икарий означает «из Икарийского моря», т.е. с Киклад, откуда культ Аттиса пришел в Аттику. Позднее к нему привился культ Диониса, и историю с самоубийствами афинских девушек могли рассказывать, чтобы объяснить, почему на сосны посреди виноградников вешали маски Диониса, которые вращались на ветру; считалось, что урожай винограда будет лучше в той стороне, куда повернута маска. Диониса обычно изображали длинноволосым женоподобным юношей, и его маски могли напоминать повешенных девушек. Не исключено, что первоначально на плодовые деревья вешали кукол, изображавших богиню плодородия Ариадну или Елену (см. 88.10. и 98.4). Качание девушек на качелях во время праздника вина первоначально имело магический смысл: возможно, полукруг полета качелей символизировал восхождение и закат новой луны. Этот обычай мог быть занесен в Аттику с Крита, поскольку терракотовая группа, найденная в Агиа-Триада, изображает девушку, качающуюся меж двух деревьев, на которых сидит по птице.

3. Имя Эригона, как объясняли мифографы, означало «дитя вражды» из-за тех происшествий, которые с нею связывали. Однако совершенно очевидно, что это имя означает «плодовитая» и указывает на урожайность, которая связывалась с развешиванием кукол[124]Эригона — скорее уж «рожденная утром» (от греч. eri — утро и gon — корень, указывающий на рождение); в греческой поэзии был популярен близкий эпитет зари — Эригения..


80. Калидонский вепрь


Ойней был царем этолийского города Калидон и женат на Алфее. Сначала она родила ему Токсея, которого он убил собственными руками за то, что тот нарушил обычай и прыгал через ров, который вырыли, чтобы защитить город. Вторым родился Мелеагр, про которого говорили, что настоящим его отцом был Арес. Когда Мелеагру исполнилось семь дней, в спальню Алфеи пришли богини судьбы и объявили, что он будет жить до тех пор, пока не сгорит пылавшее в этот момент в очаге полено. Алфея тут же выхватила полено из огня, плеснула на него воду из кувшина и спрятала в ларец.

b . Мелеагр вырос смелым и неуязвимым бойцом, которому не было равных в метании копья во всей Греции. Это он сумел доказать на погребальных играх в честь Акаста. Он бы и до сих пор был жив, если бы Ойней не забыл включить Артемиду в число двенадцати олимпийских богов, которым ежегодно приносились жертвы. Артемида, узнавшая об этом небрежении от Гелиоса, послала огромного вепря, чтобы тот погубил скот, людей и нивы Ойнея. Но Ойней разослал во все концы глашатаев с приглашением всем храбрейшим воинам Греции принять участие в охоте на вепря, причем тот, кто убьет зверя, получал его шкуру и клыки.

c . Среди тех, кто принял приглашение, были Кастор и Полидевк из Спарты, Идас и Линкей из Мессены, Тесей из Афин, Пирифой из Ларисы, Ясон из Иолка, Адмет из Фер, Нестор из Пилоса, Пелей и Эвритион из Фтии, Ификл из Фив, Амфиарай из Аргоса, Теламон с острова Саламина, Кеней из Магнесии и, наконец, Анкей и Кефей из Аркадии в сопровождении своей землячки — непорочной и быстроногой Аталанты, единственной дочери Иаса и Климены1. Иас мечтал о сыне-наследнике, и рождение Аталанты так раздосадовало его, что он отнес и оставил ее на Парфенийском холме, что около Калидона. Там ее вскормила медведица, которую прислала ей на помощь Артемида. Аталанта выросла среди охотников, которые нашли и воспитали ее, однако оставалась девственницей и никогда не расставалась с оружием. Однажды она, гонимая жаждой, пришла в Кифанту и там, призвав Артемиду, ударила острием копья по скале, откуда тут же забил источник. Однако она так и не смогла простить своего отца2.

d. Девять дней Ойней по-царски развлекал охотников, и, хотя Анкей и Кефей вначале отказались охотиться вместе с женщиной, Мелеагр от имени Ойнея объявил, что, если они будут настаивать на своем требовании, охота не состоится вообще. Дело в том, что Мелеагр, женатый на дочери Идаса Клеопатре, неожиданно влюбился в Аталанту и жаждал добиться ее взаимности. Его дядья, братья Алфеи, сразу невзлюбили девушку, убежденные, что ее присутствие может принести лишь несчастье, поскольку Мелеагр только и знал, что вздыхал и восклицал: «О, как счастлив будет тот, за кого она выйдет замуж!» Охота начиналась при плохих предзнаменованиях, и позаботилась об этом сама Артемида.

e. Амфиарай и Аталанта были вооружены луками и стрелами, а у остальных были рогатины, копья или топоры, и каждый так хотел получить шкуру зверя, что о порядке на охоте уже никто и не помышлял. По предложению Мелеагра, охотники двинулись при свете полумесяца и шли с интервалом в несколько шагов по направлению к лесу, где было логово вепря.

f . Первая пролитая кровь оказалась человеческой. Когда Аталанта заняла место на правом краю, на небольшом расстоянии от остальных охотников, два присоединившихся кентавра, Гилей и Ройк, решили вдвоем овладеть ею. Но не успели они подбежать к ней, как она сразила их из лука и отправилась охотиться поближе к Мелеагру.

g. Вдруг из заросшего ивами ручья выскочил вепрь. На своем пути он убил двух охотников, покалечил еще одного, а юного Нестора, который впоследствии будет сражаться у Трои, загнал на дерево. Ясон и другие, почти не целясь, метнули в вепря свои копья, и только Ификлу удалось слегка задеть его лопатку. Тогда Теламон и Пелей решили встретить вепря рогатинами, но Теламон зацепился за корень дерева и упал, а пока Пелей помогал ему встать на ноги, вепрь заметил их и напал. Но тут стрела, вовремя пущенная Аталантой, впилась зверю за ухом, и тот поспешил удрать. Анкей только презрительно усмехнулся: «Разве так охотятся! Смотри, как надо». Он замахнулся боевым топором на атакующего вепря, но промедлил и в следующее мгновение упал оскопленный и с распоротым животом. Разгоряченный охотой Пелей поразил Эвритиона копьем, брошенным в зверя, которого Амфиарай успел ослепить стрелой. Тогда вепрь бросился на Тесея, который промахнулся, но копье подоспевшего Мелеагра вонзилось в правый бок зверя и, когда тот завертелся от боли, стараясь избавиться от ненавистного снаряда, Мелеагр вогнал охотничье копье глубоко под левую лопатку и попал в самое сердце.

Вепрь наконец упал замертво.

Не мешкая, Мелеагр содрал с него шкуру и подарил ее Аталанте со словами: «Ты пролила первую кровь, но если бы ты вышла на зверя в одиночку, то твоя стрела обязательно бы настигла его».

h . Дядья посчитали себя глубоко оскорбленными. Старший из них, Плексипп, заявил, что Мелеагр по праву заслужил шкуру, но коль он от нее отказывается, то она должна принадлежать самому достойному из присутствующих, то есть ему, поскольку он приходится зятем Ойнею. Младший брат Плексиппа высказался в пользу старшего, так как первую кровь пролил, по его мнению, Ификл, а не Аталанта. Влюбленный Мелеагр, рассвирепев, убил их обоих.

i . Алфея, при виде принесенных домой мертвых тел, прокляла своего сына, и тот не стал защищать Калидон, когда двое оставшихся в живых братьев его матери пошли войной на город и убили многих его защитников. Наконец, Клеопатра, жена Мелеагра, убедила его взяться за оружие, и он убил обоих своих дядьев, несмотря на то, что тем помогал Аполлон. Увидев это, эринии повелели Алфее вынуть из ларца недогоревшее полено и бросить его в огонь. Как только полено оказалось в огне, Мелеагр почувствовал внутри невыносимое жжение, и враги легко одолели его. Алфея и Клеопатра повесились, и Артемида превратила всех сестер Мелеагра, за исключением двух, в цесарок и перенесла их на остров Лерос, прибежище всех грешников3.

j . Обрадовавшись успеху Аталанты, Иас наконец признал ее своей дочерью, но, когда она прибыла во дворец, встретил ее словами: «Мое дитя, готовься выйти замуж!» Это не могло обрадовать ее, поскольку Дельфийский оракул предупреждал, чтобы она не вступала в брак. Аталанта ответила: «Отец, я согласна, но при одном условии. Любой жених должен либо победить меня в беге, либо дать мне убить его». «Да будет так», — сказал Иас.

k . Многие царские сыновья лишились из-за этого жизни, поскольку Аталанта была самой быстрой из всех смертных. Но Меланиону, сыну аркадца Амфидаманта, удалось заручиться помощью Афродиты. Она дала ему три золотых яблока и сказала: «Задержи Аталанту, уронив во время бега все три яблока по очереди». Уловка удалась. Аталанта нагибалась, чтобы поднять яблоки, и в результате закончила бег, не опередив Меланиона.

l . Свадьба состоялась, но предостережение оракула сбылось. Случилось это так. Однажды, проходя мимо святилища Зевса, Меланион уговорил Аталанту войти внутрь и предаться там любви. Обидевшись на то, что святилище теперь было осквернено, Зевс превратив их в львов — ведь львы никогда не спариваются с львами, а только с леопардами, и поэтому они были лишены радости наслаждаться друг другом. Так Афродита наказала Аталанту за то, что та сначала упорствовала в своем желании остаться девственницей, а потом не поблагодарила ее за золотые яблоки4. Однако некоторые рассказывают, что еще до этого Аталанта изменила Меланиону с Мелеагром и родила от него сына по имени Парфенопей, которого оставила на том же холме, где сама была вскормлена медведицей. Он не умер и впоследствии победил Идаса в Ионии и встал на стороне семерых против Фив. Другие говорят, что отцом Парфенопея был Арес, а не Мелеагр5; мужем Аталанты они называют не Меланиона, а Гиппомена, а ее считают дочерью Схенея, который правил Онхестом, что в Беотии. Добавляют также, что они оба осквернили святилище, но не Зевса, а Кибелы, которая превратила их во львов и запрягла в свою колесницу6.


1Элиан. Пестрые рассказы XIII.1; Каллимах. Гимн к Артемиде 215 и сл.

2Аполлодор. III.9.2; Элиан. Цит. соч.

3Гомер. Илиада ІX.527 сл.; Аполлодор I.8.2—3; Гигин. Мифы 171—174 и 273; Овидий. Метаморфозы VIII.270—545; Павсаний X.31.2; Каллимах. Гимн к Артемиде 220—224; Антонин Либерал 2.

4Аполлодор III.9.2; Гигин. Мифы 185; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия III.113.

5Гигин. Мифы 70, 99 и 270.

6Аполлодор III.9.2; Овидий. Метаморфозы X.565; Гигин. Мифы 185.


* * *


1. Греческие врачеватели считали, что «алтей» (althaia от althainein — «лечить»[125]В пассиве этот глагол означает «исцеляться», «заживать».) обладает лечебными свойствами, и поскольку это был первый весенний цветок, с которого пчелы собирали мед, то он, как и цветок плюща, обладал особой мифической значимостью. Калидонская охота — это героическое сказание, в основе которого — сюжет об известной охоте на вепря и последовавшем за ним племенном конфликте этолийцев. Вепрь был символом Калидона (см. 106. c ) и считался священным зверем Ареса, который якобы был отцом Мелеагра.

2. Прыжки Токсея через ров находят параллель в прыжках Рема через стену, построенную Ромулом. Это говорит о широко распространенном обычае жертвовать царского сына при закладке города (3 Цар. 16, 34). История о Мелеагре и горящем полене несколько напоминает кельтские мифы, в которых герой умирает оттого, что погибает какой-то внешний объект — плод, дерево или животное.

3. Артемиде поклонялись как meleagris, или цесарке, на острове Лерос[126]Лерос — остров в южной части Эгейского моря у побережья Малой Азии., а также в афинском Акрополе. Судя по тому, что цесарки на острове были синебородой породы, в отличие от краснобородой итальянской породы, завезенной из Нумидии, культ имел восточноафриканское происхождение, а крики этой птицы воспринимались как предвестники траура. Люди, не поклонявшиеся ни Артемиде, ни Исиде, могли употреблять цесарок в пищу. Репутация грешников, сохранившаяся за жителями острова Лерос, вероятно, объясняется их религиозным консерватизмом. Для сравнения: критян считали лгунами (см. 45.2).

4. Медведицы считались священными животными Артемиды (см. 22.4), а соревнование в беге между Аталантой и Меланионом, вероятно, возникло на основе изображения, где обреченный царь с золотыми яблоками в руках (см. 32.1 и 53.5) должен был принять смерть от преследовавшей его богини. Такое изображение могло соседствовать с изображением Артемиды, поддерживаемой двумя львами, как на вратах Микен или ряде микенских и критских печатей. Второй вариант мифа, вероятно, намного старше первого не только потому, что имя отца Аталанты — Схеней — произошло от эпитета Афродиты — Схенида, но и потому, что в нем не фигурирует Зевс.

5. Говоря о наказании возлюбленных, мифографы ошибочно обращаются к Плинию, хотя Плиний утверждает обратное: львы нещадно наказывали львиц, когда те спаривались с леопардами («Естественная история» VIII.17). Почему произошла такая путаница — это проблема значительно большей важности, чем допускает Дж. Фрэзер в своем комментарии к Аполлодору[127]Дж. Фрэзеру принадлежит комментированное издание «Библиотеки» Аполлодора (Apollodorus. The Library, v. I—II, by Frazer J. G. London, 1921).. Не исключено, что это свидетельство старого экзогамного правила, согласно которому члены одного тотема не могли вступать в брак между собой, как не могли люди льва вступить в брак с людьми леопарда, поскольку и те, и другие принадлежали одной подфратрии. В Афинах не могли вступать между собой в брак люди ягненка и люди козы (97.3).

6. Ойней был не единственным царем эллинов, кто отказался от жертв Артемиде (см. 69. b и 72. i ). В жертвах она была намного кровожадней, чем другие олимпийские боги. Даже в классическую эпоху приносимые ей в жертву животные сжигались живьем. Вряд ли Ойней отказал ей в такой жертве. Но дело в том, что в Аркадии и Беотии в жертву богине приносили самого царя или его заместителя, как в мифе об олене-Актеоне (см. 22.1), и не оказаться растерзанным на куски могло быть вполне естественным желанием Ойнея.


81. Теламон и Пелей


Матерью двух старших сыновей Эака, которых звали Теламон и Пелей, была Эндеида, дочь Скирона. Младший, Фок, был сыном нереиды Псаматы, которая, не сумев избежать объятий Эака, превратилась в тюленя. Все они жили вместе на острове Эгина1.

b. Фок был любимчиком Эака, и успехи Фока в атлетических играх лишали Теламона и Пелея разума от зависти. Чтобы сохранить в доме мир, Фок во главе группы эгинцев отправился в Фокиду, где другой Фок, сын коринфца Орнитиона, основал колонию, простиравшуюся не дальше окрестностей Титореи и Дельф, но со временем его сыновья расширили владения Фокиды до их современных границ. Однажды Эак послал за Фоком, быть может, для того, чтобы завещать ему во владение остров, а Теламон и Пелей, подстрекаемые своей матерью, задумали убить Фока по возвращении. Они вызвали его на атлетическое пятиборье, и до сих пор неясно, то ли Теламон поверг его, будто бы нечаянно попав в голову каменным диском, а Пелей топором довершил дело, то ли Пелей начал, а Теламон покончил с Фоком. Как бы там ни было, но они оба в равной мере были виновны в братоубийстве и оба прятали тело в лесу, где его нашел Эак. Фок лежит погребенный рядом с святилищем Эака2.

c . Теламон бежал на остров Саламин, где царем был Кихрей, и оттуда послал гонца, отрицая всякое участие в убийстве. Эак в ответ запретил ему когда-либо ступать на землю Эгины, но разрешил доказывать свою правоту из-за моря. Чтобы не кричать с качающейся палубы корабля, Теламон однажды ночью приплыл к месту, которое сейчас называется Тайной бухтой, высадил на берег каменщиков и приказал построить дамбу, которая могла служить ему трибуной. Дамбу построили еще до рассвета, и она существует до сих пор. Однако, несмотря на все красноречие Теламона, Эак отверг его версию о том, что смерть Фока была случайной, и Теламону пришлось возвратиться на Саламин, где он женился на царской дочери Главке и унаследовал трон Кихрея3.

d. Этот Кихрей был сыном Посейдона и Саламины, дочери речного бога Асопа. Царем Саламина он стал после убийства змея, совершавшего опустошительные нашествия на остров. Но он сохранил у себя змееныша, поведение которого было не менее разрушительным. Царство Кихрея продолжалось до тех пор, пока его не изгнал с острова спутник Одиссея Эврилох. После изгнания Деметра приняла его в Элевсин и сделала своим служителем. Некоторые, правда, объясняют, что это самого Кихрея звали змеем за жестокость и что, изгнанный Эврилохом, он нашел убежище в Элевсине, где ему доверили небольшую должность при святилище Деметры. Как бы там ни было, а он стал героем — хранителем острова Саламин, или Змеиного острова, где и был похоронен лицом к западу. В образе змея его видели среди греческих кораблей во время славной победы при Саламине. На его могиле приносят жертвы, а когда между афинянами и мегарцами вышел спор из-за острова, знаменитый законодатель Солон приплыл на остров ночью и принес Кихрею умилостивительную жертву4.

e . После смерти своей жены Главки Теламон женился на Перибее, внучке Пелопа родом из Афин, которая родила ему Большого Аякса. Позднее пленница Гесиона, дочь Лаомедона, тоже стала его женой и родила ему не менее знаменитого Тевкра5.

f . Пелей нашел убежище при дворе царя Фтии Актора, приемный сын которого, Эвритион, совершил над ним очищение. После этого Актор отдал ему в жены свою дочь Полимелу и треть царства в придачу. Однажды Эвритион, правивший другой третью царства, взял с собой Пелея на охоту на Калидонского вепря, но Пелей нечаянно попал в него копьем и вынужден был бежать в Иолк, где еще раз прошел через очистительный обряд, совершенный для него на этот раз сыном Пелия Акастом6.

g. Жена Акаста Крефеида попыталась соблазнить Пелея и, когда тот отверг ее, солгала Полимеле: «Он хочет бросить тебя и жениться на моей дочери Стеропе». Полимела поверила коварной лжи Кретеиды и повесилась. Посчитав, что зла, совершенного ею, недостаточно, Кретеида бросилась с плачем к Акасту и обвинила Пелея в том, что тот пытался обесчестить ее.

h . Не смея убить человека, над которым он совершил очистительный обряд, Акаст пригласил Пелея принять участие в охоте на горе Пелион. В награду за его целомудрие боги вручили Пелею волшебный меч, выкованный Дедалом. Этот меч приносил его обладателю победу в бою и удачу на охоте. Имея такой меч, Пелей вскоре набил множество оленей, медведей и вепрей, но когда он отправился пострелять еще дичи, спутники Акаста заявили, что это все — добыча их хозяина, и стали смеяться над неумением Пелея охотиться. «Пусть мертвые звери сами скажут, кто их убил»! — вскричал Пелей, который заранее вырезал у всех убитых им зверей языки и теперь доставал их из сумки как доказательство своей легкой победы в соревновании7.

i . После пира, на котором Пелей съел больше всех, его сморил сон. Воспользовавшись этим, Акаст украл у него волшебный меч, спрятал его в навозной куче, после чего он и его спутники покинули спящего Пелея. Когда Пелей проснулся, то увидел, что покинут, обезоружен и окружен дикими кентаврами, которые готовы его убить. Но их царь Хирон не только вмешался и спас ему жизнь, но и подсказал, где спрятан меч, тут же возвращенный владельцу8.

j . Тем временем, по совету Фемиды, Зевс выбрал Пелея в мужья нереиде Фетиде, на которой он хотел жениться сам, но испугался пророчества богинь судьбы, которые сказали, что любой рожденный Фетидой сын будет намного могущественней своего отца. Более того, он был обижен на Фетиду за то, что она ради своей приемной матери Геры отвергла все его ухаживания, и поэтому поклялся, что она никогда не выйдет замуж за бессмертного. Гера из благодарности решила выбрать ей в супруги самого благородного из смертных, пригласила всех Олимпийцев на свадьбу, которая должна была состояться в следующее полнолуние, а сама послала вестницу богов Ириду в пещеру царя Хирона с наказом, чтобы Пелей готовился к свадьбе9.

k . Хирон, предвидя, что вначале Фетида, будучи бессмертной, откажется от брака, спрятал Пелея в обсыпанных пестрыми ягодами зарослях мирта на берегу фессалийского острова, куда, правя запряженным дельфином, часто приплывала обнаженная Фетида, чтобы насладиться дневным сном в пещере, полускрытой кустами, где и спрятался Пелей. Только Фетида вошла в пещеру и уснула, как туда последовал Пелей и сжал ее в своих объятьях. Они боролись молча, но яростно. Фетида превращалась то в огонь, то в воду, то во льва, то в змею10, но предупрежденный об этом Пелей не выпускал ее из своих объятий даже тогда, когда она превратилась в скользкую каракатицу и выпустила чернила. Именно поэтому соседний мыс, посвященный теперь нереидам, стал называться Сепеидским. Обожженный, мокрый, истерзанный, покусанный и измазанный клейкой жидкостью[128]Греч. sepia — каракатица. Так же называется жидкость коричневого цвета (так называемые чернила), выпускаемая каракатицей., Пелей так и не дал ей уйти. Фетида сдалась, и ничто уже не могло разъединить их страстных объятий11.

l . Свадьбу сыграли у пещеры Хирона на горе Пелион. Присутствовавшие Олимпийцы восседали на двенадцати тронах. Гера сама зажгла брачный факел, а смирившийся со своим поражением Зевс был на свадьбе посаженным отцом. Богини судьбы и музы пели, Ганимед обносил всех нектаром, а пятьдесят нереид водили хоровод на белом песке. На свадьбе присутствовали толпы кентавров, украшенных гирляндами из трав, размахивавших еловыми лапами и предсказывавших новобрачным много счастья12.

т. Хирон подарил Пелею копье, а Афина отполировала его древко, вырезанное из срубленного на вершине Пелиона ясеня. Наконечник к нему выковал Гефест. Боги все вместе преподнесли Пелею золоченые доспехи, а Посейдон добавил к ним двух бессмертных коней, Балия и Ксанфа, которых гарпия Подарга родила от Западного ветра13.

n. Однако богиня Эрида, которую не пригласили на свадьбу, решила поссорить божественных гостей, и когда Гера, Афина и Афродита мило беседовали между собой, взявшись под руки, она бросила к их ногам золоченое яблоко. Пелей поднял его и в нерешительности остановился, не зная, кому оно предназначалось, поскольку надпись на нем была «Прекраснейшей»! Это яблоко и стало толчком к Троянской войне14.

o. Некоторые называют жену Пелея Фетиду дочерью Хирона, считают ее простой смертной и говорят, что Хирон, желая возвысить Пелея, распространил слух, что тот женился на богине15.

р. Тем временем Пелей, к которому стараниями доброго Хирона вернулось богатство и который, благодаря жене, стал владельцем несметных стад, отослал часть скота во Фтию как плату за нечаянное убийство Эвритиона, но когда жители Фтии отказались принять скот, он оставил его пастись на воле. Это решение оказалось счастливым, потому что ужасный волк, посланный Псаматой, чтобы отомстить за смерть своего сына Фока, с такой жадностью набросился на ничейный скот, что вскоре еле полз от обжорства. Когда Пелей и Фетида столкнулись лицом к лицу с волком, тот попробовал прыгнуть и вцепиться Пелею в горло, но Фетида сделала зловещие глаза, высунула язык и превратила волка в камень, который до сих пор показывают на дороге из Локриды в Фокиду16.

q. Позднее Пелей вернулся в Иолк, где Зевс вручил ему муравьиное войско, превратив муравьев в настоящих воинов. Так Пелей стал известен как царь мирмидонов. Он в одиночку захватил город, убил сначала Акаста, а затем дрожавшую от страха Крефеиду и провел своих мирмидонов в город между кусками ее расчлененного тела11.

r. Фетида сумела сжечь все, что было смертного в ее шести сыновьях от Пелея, чтобы сделать их бессмертными, как она сама, и отправила всех по одному на гору Олимп. Но седьмого Пелею удалось выхватить у нее, когда все его тело, за исключением лодыжки, Фетида уже сделала бессмертным, сначала закалив его на огне, а затем натерев амброзией. Почерневшая от огня лодыжка так и осталась ненатертой. Возмущенная вмешательством мужа, Фетида простилась с ним и вернулась домой в море, успев назвать сына Ахиллом, потому что он еще не прикасался губами к ее груди[129]Греч. cheilos — губа, а  — отрицание; пример народной этимологии.. Пелей снабдил Ахилла новой лодыжкой, взятой из скелета быстроногого гиганта Дамиса, но именно в ней таилась смерть Ахилла18.

s. Будучи слишком старым, чтобы самому сражаться под Троей, Пелей позднее вручил Ахиллу золоченые доспехи, ясеневое копье и двух лошадей, подаренных ему на свадьбу. Узнав о смерти Ахилла, сыновья Акаста перестали бояться Пелея и изгнали его из Фтии. После изгнания Фетида наказала ему идти в пещеру у зарослей мирта, где он впервые овладел ею, и ждать, пока она не заберет его навеки к себе в морскую пучину. Пелей отправился в пещеру и оттуда стал жадно вглядываться в проходившие мимо корабли в надежде, что один из них привезет из Трои его внука Неоптолема19.

t. Тем временем Неоптолем чинил свои потрепанные корабли в Молоссии, но, узнав об изгнании Пелея, под видом пленного троянца отплыл на корабле в Иолк, помышляя убить сыновей Акаста и захватить город. Однако Пелей, не выдержав ожидания, нанял судно до Молоссии. Бури отнесли его к острову Икос, что у Эвбеи, где он умер и был погребен, лишившись тем самым бессмертия, обещанного ему Фетидой20.


1Аполлодор. III.12.6; Пиндар. Немейские оды V.13.

2Павсаний X.1.1 и II.29.7; Еврипид. Андромаха 687; Цец. Схолии к Ликофрону 175; Диодор Сицилийский IV.72.

3Аполлодор III.12.7; Павсаний II.29.7; Диодор Сицилийский. Цит. соч.

4Аполлодор. Цит. соч.; Гесиод. Цит. по: Страбон. IX.1.9; Стефан Византийский под словом Kychreios; Плутарх. Солон 9; Павсаний I.36.1.

5Аполлодор. Цит. соч.

6Там же III.13.1—2; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера II.648.

7Пиндар. Немейские оды V.26 и сл. и IV.59.

8Аполлодор III.13.3; Пиндар. Немейские оды IV.59 и сл.

9Аполлоний Родосский IV.790 и сл.; Пиндар. Истмийские оды VIII.41 и сл.

10Овидий. Метаморфозы XI.221 и сл.; Аполлодор III.13.5; Пиндар. Немейские оды IV.65; Павсаний V.18.1.

11Схолии к Аполлонию Родосскому I.582; Геродот VII.191; Филострат. Диалог о героях XIX.1.

12Еврипид. Ифигения в Авлиде 703 и сл. и 1036 и сл.; Аполлоний Родосский IV.790; Катулл LXIV.305 и сл.

13Аполлодор III.13.5; Гомер. Илиада XVI.143 и сл.; XVIII.84; Киприя. Цит. по: Схолии к «Илиаде» Гомера XVI.140.

14Гигин. Мифы 92; Фульгенций III.7.

15Схолии к Аполлонию Родосскому IV.816.

16Антонин Либерал. Превращения 38.

17Гомер. Илиада XXIV.536; Пиндар. Немейские оды III.34; Аполлодор. III.13.7; Схолии к Аполлонию Родосскому I.224.

18Аполлодор III.13.6; Схолии к «Илиаде» Гомера XVI.37.

19Гомер. Илиада XVIII.434 и XVI.143 и сл. Еврипид. Троянки 1128, Андромаха 1253 и сл.

20Диктис Критский VI.7—9; Стефан Византийский под словом Icos; Палатинская антология VII.2.9—10.


* * *


1. Миф об Эаке, Псамате («песчаный берег») и Фоке («тюлень») можно найти в фольклоре почти всех европейских стран. Обычно герой видит стаю тюленей, плывущих к безлюдному берегу во время полнолуния, затем звери выходят из своих шкур и оказываются молодыми женщинами. Он прячется за скалой и видит, как они танцуют обнаженными на песке, потом хватает одну из тюленьих шкур, приобретая, таким образом, власть над ее владелицей, которую он затем оставляет с ребенком. В конце концов между ними возникает ссора, она получает назад свою шкуру и уплывает. Танец пятидесяти нереид на свадьбе Фетиды и ее возвращение в море после рождения Ахилла, очевидно, являются фрагментами того же мифа, который, вероятно, возник на основе ритуального танца пятидесяти жриц-тюленей, отправляющих культ луны, который предварял выбор царя-жреца верховной жрицей. В нашем случае действие происходит на Эгине, но, если судить по тому факту, что Пелей и Фетида боролись около мыса Сепеиды, аналогичный обряд исполняли в Магнесии жрицы-каракатицы, причем каракатица часто фигурирует в критских произведениях искусства, в частности, на мере веса из царской сокровищницы в Кноссе, а также на мегалитических сооружениях Карнака и других мест в Бретани. У каракатицы восемь щупалец, а у священного анемона Пелиона восемь лепестков, поскольку восемь считалось числом плодородия в средиземноморском мифе. Пелей («грязный»)[130]Предположение, что Пелей означает «грязный», не представляется удачным, хотя pelos действительно означает по-гречески «ил», «грязь». Скорее здесь следовало бы вспомнить о горе Пелион в Магнезии (северо-восточная Греция). Дело в том, что большая часть древних имен, встречающихся в мифологии, догреческого происхождения и переводить их с греческого бессмысленно. Также неубедительно и толкование имени Эндеиды как «каракатица», хотя, возможно, оно и связано с греч. endeis — «потаенная», «укрытая». могло быть не именем, а эпитетом царя-жреца после того, как его вымазывали сепией как сына Эндеиды («заманивающая в ловушку»), причем Эндеида — это синоним каракатицы.

2. Охота Акаста с последующим пиром и потерей Пелеем волшебного меча, вероятно, являются результатом неправильного прочтения сакрального изображения, запечатлевшего подготовку к коронации: коронация предполагала брак с наследницей племенного титула. При этом обычно изображался поединок с переодетыми в зверей мужчинами и вытаскивание царского меча из трещины в скале, которая у мифографа превращается в кучу навоза. Этот мотив встречается в мифах о Тесее (см. 95. e ) и о короле Лионесса Артуре. Однако ясеневое копье, сделанное Хироном, срезавшим ясень на горе Пелион, является более древним символом власти, чем меч.

3. Превращения Фетиды указывают на сезонные явления богини, каждому из которых соответствовал определенный танец (см. 9. d и 32. b ). Миртовые кусты, за которыми Пелей впервые увидел Фетиду, символизируют последний месяц правления его предшественника (см. 52.3 и 109.4) и поэтому являлись местом встречи, когда его собственное правление заканчивалось.

Этот миф, возможно, запечатлел договор-брак, на котором присутствовали двенадцать представителей племен или кланов, образующих союз в качестве свидетелей бракосочетания фтиотийского принца и фессалийской жрицы луны из Иолка.

4. Не исключено, что автор древнеанглийского сочинения «Осада или битва при Трое»[131]The seege or batayle of Troye, a Middle English metrical romance, Barnicle M. E. (ed.). London, 1927. пользовался утерянным классическим источником, когда характеризовал Пелея как «получеловека-полуконя», что могло означать, что Пелей был принят в один из кланов Эака, поклонявшихся коню. Если это так, то такой ритуал «усыновления» предполагал ритуальное поедание коня. Это бы объяснило, почему в качестве свадебного подарка Пелей получил коней Балия и Ксанфа без колесницы, в которую их можно было бы запрячь. Кентавры из Магнесии и фессалийцы из Иолка, вероятно, практиковали экзогамные союзы, на что указывает примечание, сделанное в схолиях к Аполлонию Родосскому, в котором говорится, что на самом деле женой Пелея была дочь Хирона.

5. Замешательство Пелея, в которое он пришел, подняв яблоко, брошенное богиней Эридой, предполагает изображение луны-богини в образе триады, вручающей яблоко бессмертия царю-жрецу (см. 32.4; 53.5 и 159.2). Убийство Акаста и то, что Пелей с войском вошел в город, пройдя между кусками расчлененного тела Крефеиды, могло быть неправильно истолкованным сакральным изображением, на котором новый царь готовился к проезду по улицам своей столицы после того, как ритуально изрубил на куски топором тело своего предшественника.

6. Частые случайные и преднамеренные убийства, которые заставляли царских сыновей покидать дом и искать очищения у других царей, чьих дочерей они потом брали в жены, это выдумка более поздних мифографов. Нет оснований предполагать, что Пелей покидал Эгину или Фтию тайно. В то время, когда существовало матрилинейное наследование трона, кандидаты на трон всегда были пришлыми, и новый царь возрождался в царском доме после ритуального убийства своего предшественника. Затем он менял свое имя и племенную принадлежность, чтобы сбить со следа жаждущего отмщения духа убитого. Аналогичным образом Теламон из Эгины отправился на остров Саламин, был избран новым царем, убил своего предшественника, ставшего после смерти героем-оракулом, и женился на верховной жрице совиного культа. В более культурную эпоху, когда похожие обряды использовались для очищения обычных преступников, посчитали за лучшее забыть, что возведение на царство предполагало убийство, и предположить, что Пелей, Теламон и другие были замешаны в преступлениях или скандальных историях, не связанных с их восшествием на трон. Причиной скандала часто было ложное обвинение в покушении на честь царицы (см. 75. a и 101. e ). Связь между Кихреем и Элевсинскими мистериями и брак Теламона с афинской принцессой приобрели особую важность в 620 г. до н.э., когда Афины и Мегара претендовали на владение Саламином. В качестве судей в этом споре выступали спартанцы, а посланцы Афин обосновывали свои требования тем, что Теламон был связан с Аттикой (Плутарх. Солон 8—10).

7. То, что диск явился причиной смерти Фока и Акрисия (см. 72. p ), возможно, является результатом неправильного прочтения сакрального изображения, символизировавшего конец царства царя-тюленя, а падающий диск символизировал солнечный диск. Как явствует из мифа, жертвенным орудием был топор. Помимо Ахилла, многие другие герои умирали от раны в пятку (или лодыжку), причем не только в греческих, но и в египетских, кельтских, лидийских, индийских и скандинавских мифах (см. 90.8; 92.10, а также «Белая богиня» с. 302).

8. Сжигание сыновей Фетиды основывается на общепринятом обряде принесения в жертву ребенка вместо царя-жреца (см. 24.10 и 156.2). После восьмого года правления погибал уже сам царь (см. 91.4 и 109.3). Тот факт, что Актор разделил свое царство на три части, имеет параллель в мифе о Прете (см. 72. h ): вместо того чтобы позволить принести себя в жертву, когда его правление приближалось к концу, царь-жрец оставлял за собой часть царства, а остальное получали его преемники. В дальнейшем цари стали настаивать на пожизненном правлении.

9. Смерть Пелея на острове Икос говорит о том, что его имя и здесь, как и во Фтии, Иолке и Саламине, было царским титулом. Пелей становится царем мирмидонов потому, что фтиотийцы поклонялись богине Мирмекс («муравей») (см. 66.2). Рассказ Антонина Либерала о Фетиде и волке, вероятно, основывался на изображении жрицы Волчьей Афродиты (Павсаний II.31.6), носившей маску Горгоны во время принесения в жертву скота своей повелительнице. Артемиду легко можно было спутать с Фетидой потому, что рыба считалась ее священным животным.


82. Аристей


Гипсей, верховный царь лапифов, которого наяда Креуса родила от речного бога Пенея, женился на Хлиданопе, другой наяде, родившей ему дочь Кирену. Кирена не любила прясть, ткать и делать другие домашние дела, предпочитая им охоту на диких зверей на горе Пелион. Она была готова охотиться весь день и почти всю ночь, объясняя это тем, что отцовские стада нуждаются в защите. Аполлон однажды увидел, как она боролась с могучим львом, и даже позвал царя кентавров Хирона понаблюдать за схваткой, из которой Кирена, как обычно, вышла победительницей. Аполлон спросил, как ее зовут и не хочет ли она выйти за него замуж. Хирон засмеялся потому, что знал, что Аполлон не только знает ее имя, но и давно хочет похитить ее — может, с тех самых пор, когда увидел, как она сторожит стада Гипсея, пасшиеся на берегу Пенея, а может быть с тех пор, когда сам подарил ей двух охотничьих собак за победу в беге на погребальных играх в честь Пелия1.

b. Хирон также предрек, что Аполлон перенесет Кирену за море в самый прекрасный из садов Зевса и сделает ее царицей большого города, предварительно приведя людей этого острова к одинокому холму, возвышавшемуся в долине. Приглашенная в Ливию в золоченый дворец, она станет царицей страны, одинаково пригодной для охоты и для земледелия, где родит Аполлону сына. Роль повивальной бабки будет выполнять Гермес, который отнесет ребенка, названного Аристеем, орам и матери-земле и упросит их кормить его нектаром и амбросией. Когда Аристей возмужает, его будут называть «бессмертный Зевс», «чистый Аполлон» и «хранитель стад»2.

c . Как и было предсказано, Аполлон унес Кирену в своей золотой колеснице туда, где сейчас стоит город Кирена. Там их уже ждала Афродита и без промедления приготовила им ложе в золоченых чертогах Ливии. В тот же вечер Аполлон пообещал Кирене долгую жизнь, утоление страсти к охоте и власть над плодородной страной. После этого он оставил ее на попечение миртовых нимф, приходившихся детьми Гермесу, и там, на ближайшем холме, она родила Аристея, а после второго посещения Аполлона у нее родился прорицатель Идмон. Но одну ночь она провела с Аресом, от которого у нее родился фракийский Диомед, владелец коней, пожиравших людей3.

d. Миртовые нимфы прозвали Аристея «Агреем» и «Номием», научили его, как заквашивать молоко для сыра, строить ульи и облагораживать дикую маслину. Эти нужные знания он передал другим людям, которые в благодарность воздают ему божественные почести. Из Ливии он отплыл в Беотию, после которой Аполлон отправил его в пещеру Хирона, где бы он смог познать всевозможные мистерии.

e . Когда Аристей возмужал, музы женили его на Автоное, которая родила ему печально известного Актеона и кормилицу Диониса Макриду. Музы также научили его искусству врачевания и прорицания, а затем отправили его смотреть за овцами, которые паслись в Афамантской долине, что во Фтии, на склонах Отрийской горы, а также в долине реки Апидан. Именно здесь Аристей совершенствовал искусство охоты, которому научила его Кирена4.

f . Однажды он отправился к Дельфийскому оракулу и узнал, что ему следует отправиться на остров Кеос, где его ждут великие почести. Пустившись без промедления в плавание, Аристей обнаружил, что нестерпимый свет звезды-Пса вызвал чуму на острове за то, что подлые убийцы Икария нашли приют у островитян. Аристей созвал всех людей, воздвиг на холмах великий алтарь и принес на нем жертвы Зевсу и одновременно умилостивил звезду, предав смерти убийц. В благодарность Зевс приказал пассатным ветрам[132]Этесии (etesiai от греч. etos — год) — ветры-пассаты, господствующие летом в Эгейском и Средиземном морях. в дальнейшем нести прохладу всей Греции и прилегающим островам в течение сорока дней после появления на небе звезды-Пса (Сириуса). Чума прекратилась, и кеоссцы не только отплатили Аристею благодарностью, но и стали приносить умилостивительные жертвы звезде-Псу каждый год накануне ее появления на небе5.

g . После этого Аристей отправился в Аркадию, а затем поселился в Темпейской долине, где его пчелы погибли. Удрученный, он отправился к глубокой заводи на реке Пеней и там узнал, что его мать Кирена живет со своими сестрами-наядами. Его тетка Аретуса, услышав из воды умоляющий глас, высунулась, узнала Аристея и пригласила его вниз, в прекрасный дворец наяд. Наяды обмыли его водой из неиссякающего источника и после жертвенной трапезы Кирена посоветовала ему: «Свяжи моего двоюродного брата Протея и заставь его объяснить, почему погибли твои пчелы». 

h. Когда Протей предавался дневному отдыху в пещере на острове Фарос, прячась от зноя, который начинался с появления на небе звезды-Пса, Аристей, одолев его несмотря на все превращения, узнал, что болезнью пчел он был наказан за то, что стал причиной смерти Эвридики. И это была правда, потому что, когда он позвал ее на берегу реки недалеко от Темпейской долины, она бросилась бежать и ее ужалила змея.

i . Аристей вновь вернулся во дворец наяд, где Кирена велела ему воздвигнуть четыре алтаря в лесах и посвятить их спутницам Эвридики дриадам. На этих алтарях он должен был принести в жертву четырех бычков и четырех телок, взять их кровь для жертвенного возлияния, а туши оставить на месте. По прошествии девяти дней, утром, он должен вернуться, захватив с собой мак, несущий забвение, жирного бычка и черную овцу, чтобы умилостивить дух Орфея, который уже соединился с Эвридикой в Аиде. Аристей повиновался советам матери, и на девятое утро из гниющих туш появился рой пчел и уселся на дерево. Он поймал этот рой и поместил его в улей. Теперь жители Аркадии чествуют Аристея как Зевса за то, что он научил их разводить пчел6.

j . Позднее, опечаленный смертью своего сына Актеона, вызвавшей в нем ненависть к Беотии, он отплыл со спутниками в Ливию, чтобы попросить у Кирены флот, чтобы уплыть в другую страну. Кирена тут же согласилась, и через некоторое время он вновь был в море и плыл на северо-запад. Очарованный дикой красотой Сардинии, на которую он высадился впервые за все плавание, Аристей остался там возделывать землю и стал отцом двух сыновей. Потом на острове появился Дедал. Однако говорят, что город на Сардинии не был основан7.

k . Аристей посетил и другие далекие острова, несколько лет провел на Сицилии, где ему воздавали божественные почести, особенно те, кто выращивал оливы. Наконец, он отправился во Фракию, где расширил свои познания тем, что стал участвовать в мистериях Диониса. Прожив некоторое время у горы Гем, он основал город Аристей, а затем исчез без следа, и теперь ему поклоняются как богу и варвары-фракийцы и цивилизованные греки8.


1Пиндар. Пифийские оды IX.5 и сл.; Аполлоний Родосский II.500 и сл.; Каллимах. Гимн к Артемиде 206.

2Пиндар. Цит. соч.

3Диодор Сицилийский IV.81; Пиндар. Цит. соч.; Аполлоний Родосский. Цит. соч., Гигин. Миф 14; Аполлодор II.5.8.

4Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Аполлодор III.4.4; Аполлоний Родосский IV.1131 и II.500 и сл.; Пиндар. Цит. соч.

5Аполлоний Родосский II.500 и сл.; Диодор Сицилийский IV.82.

6Вергилий. Георгики IV.317—558; Пиндар. Цит. по: Комментарий Сервия к «Георгикам» Вергилия I.14.

7Сервий. Цит. соч.; Павсаний X.17.3.

8Диодор Сицилийский. Цит. соч.


* * *


1. Происхождение Аристея сочинено Пиндаром, чтобы польстить одному из потомков Батта, который в 691 г. до н.э. отправился во главе колонистов с острова Феры в Ливию и основал там город Кирену, став первым царем многочисленной династии. Согласно Юстину[133]Марк Юлиан Юстин — живший, вероятно, во II в. н.э. автор сокращенного изложения несохранившейся «Истории Филиппа» Помпея Трога (І в. до н.э. — I в. н.э.). Сокращение, в котором содержится много ценных сведений, особенно по истории Востока, было чрезвычайно популярным и дошло во множестве рукописей. (XIII.7), Батт («косноязычный») — это только прозвище Аристея, которого киренцы считали своим предком и сыном Аполлона, поскольку на острове Фера существовал культ Аполлона, а Ферский порт так и назывался — Аполлония. Однако Кирена — это мифологическая фигура, относящаяся к более древнему времени, чем Батт. Ее связь с кентаврами говорит о том, что она была богиней магнесийского культа лошади, в определенное время достигшего Феры, поскольку на Ферских наскальных надписях уже имеется имя Хирона.

2. Мирт первоначально был древом смерти (см. 109.4), поэтому миртовые нимфы были пророчицами, которые могли наставлять юного Аристея. Однако со временем мирт стал символом колонизации потому, что колонисты брали с собой миртовые ветви, чтобы показать, что прежняя эпоха для них закончилась.

3. Аристей — культовый титул Аркадского и Кеосского Зевса; в других местах этот титул принадлежал Аполлону и Гермесу. Согласно Сервию (Комментарий к «Георгикам» Вергилия I.14), Гесиод называл Аристея «пастушеским Аполлоном». В Танагре, что в Беотии (Павсаний ІX.22.1), Гермес был известен как «приносящий баранов», а в ахейских Фарах его священным животным была рыба (Павсаний VII. 22.2). Так, на одном надгробии в Кирене Аристей показан в окружении овец, рыб и с бараном на руках. Его странствия описаны для того, чтобы объяснить культовый титул «Аристей», распространенный в Сицилии, Сардинии, на Кеосе, в Беотии, Фессалии, Македонии и Аркадии. Звезда-Пес отождествлялась с египетском богом Тотом, которого греки называли Гермесом. Кеоссцам он был известен под именем Аристей.

4. Рассказ о том, как Аристей получил пчел из туш жертвенных животных, неверно передан Вергилием. Рой пчел должен был возникнуть из льва, убитого самой Киреной или в ее честь. Этот миф, как и миф о пчелах Самсона, появившихся из туши льва, вероятно, возник на основе первобытного сакрального изображения обнаженной женщины в любовных объятиях льва и пчел, роящихся над тушей другого льва. Обнаженная женщина — это богиня-львица Кирена, хеттская Хепату, сирийская Аната или микенская богиня-львица Гера, а ее партнер — это царь-жрец, который должен умереть в день летнего солнцеворота под знаком Льва, который в египетском зодиаке изображался в виде ножа. Как Тесей или Геракл, он носит львиную шкуру и маску. Лев, которого собственноручно убивает царь-жрец, как это делали Геракл и его друг Филий (см. 153. e f ) в Пелопоннесе, Кизик на горе Димдим в Мраморном море (см. 149. h ), Самсон в Филистии (Суд. 14,5), Давид в Вифлееме (1 Цар. 17,35), — это один из зверей, который во время коронации вызывал царя на ритуальный поединок.

5. Рассказ Вергилия («Георгики» IV.315 и сл.) о посещении реки Пеней Аристеем — это пример безответственного пользования мифом: Протей, живший на острове Фарос в дельте Нила, притянут к этой истории «за уши». В Темпе действительно был знаменитый оракул Аполлона, с которым, без сомнения, советовался его сын Аристей, однако пелопоннесский ручей Аретуса никакого отношения к Пенею не имеет. С мифологической точки зрения абсолютно абсурдным выглядит то, как Аристею показывали различные чертоги во дворце наяд, где якобы хранились истоки таких далеко расположенных друг от друга рек, как Тибр, По, Анио, Фасис и другие.

6. Ввоз масла на Сицилию был бы намного выгоднее для критян, чем ввоз черенков олив. Но поскольку эллинские колонии появились на южном побережье острова в позднемикенскую эпоху, с ними вместе распространилась и культура оливы. Посетившего Сицилию Аристея можно отождествить с Зевсом Морием, который отвечал за распределение черенков священной оливы, происшедшей от той, которую посадила Афина в афинском Акрополе (см. 16. c ). Не исключено, что с ним связано пчеловодство, которое пришло в Афины с минойского Крита, где символами пчеловодов были рукавица и пчела. Ульи изготовлялись из терракоты. Греческое слово со значением «перга» (cerinthos) имеет критское происхождение так же, как и другие относящиеся к пчеловодству слова, например cerion («соты»), cerinos («воск») и ceraphis («восковая моль», представляющая собой определенный тип саранчи). Кер, чье имя, которое писалось также Car или Q're, в широком смысле означало «судьба», «рок», «удел». Во множественном числе это слово дало ceres («неудачи, напасти, незримое зло») и, очевидно, стало именем критской пчелы-богини, т.е. богини «смерти-в-жизни». Так, фиванская богиня Сфинкс названа Эсхилом («Семеро против Фив» 777) «мужей крадущая Кер».


83. Мидас


Мидас был сыном Великой богини горы Иды и сатира, имени которого уже никто не помнит. Он проводил жизнь в удовольствиях, был царем македонского Бромия, где правил бригами (или мосхами, как их еще называют), и посадил свои знаменитые розовые сады1. В младенчестве он лежал в колыбели, по которой, как видели люди, взобралась вереница муравьев и, пока он спал, сложила у него между губ пшеничные зерна. Это чудо прорицатели истолковали как знак, предвещающий огромное богатство, которое должно свалиться на Мидаса. Когда он повзрослел, его стал обучать Орфей2.

b. Однажды подвыпивший старый сатир Силен, бывший учитель Диониса, отстал от главной части буйного дионисийского воинства, шагавшего из Фракии в Беотию, и завалился спать в розовом саду. Садовники связали его гирляндами цветов и поставили перед Мидасом, которому он стал рассказывать чудесные сказки о том, что за потоком Океана есть огромный континент, полностью отделенный и от Европы с Азией, и от Африки, а там есть множество прекрасных городов, населенных высокими, счастливыми долгожителями, живущими по справедливым законам. Великая экспедиция — по меньшей мере десять миллионов человек — однажды отправилась на кораблях через океан, чтобы посетить гипербореев, но, узнав, что их родная земля — самая лучшая в старом свете, они, разочарованные, вернулись. Среди других чудес Силен упомянул ужасный водоворот, который не может преодолеть ни один из путников. И еще есть место, где две реки текут рядом; деревья, растущие по берегам одной реки, дают плоды, которые, если их съесть, заставляют человека стонать, плакать, пока он не исчахнет. Но плоды, растущие по берегам другой реки, возвращают молодость даже очень старым людям. Более того: сначала к ним возвращается средний возраст, затем молодость, юношество, отрочество, детство, затем младенчество — и, наконец, они совсем исчезают! Мидас, очарованный выдумками Силена, держал его у себя целых пять дней и ночей, а потом дал людей, чтобы те сопроводили его к лагерю Диониса3.

c. Дионис, который беспокоился о судьбе Силена, отправил к Мидасу людей — спросить, что он хочет в награду. Мидас, не раздумывая, ответил: «Прошу, сделай так, чтобы все, к чему я ни прикоснусь, превращалось в золото». После этого в его доме превратились в золото не только цветы, камни и вещи, но даже пища, которую он ел, и вода, которую он пил, стоило ему только сесть за стол. Вскоре Мидас взмолился, чтобы его освободили от необдуманной просьбы, ибо он умирал от голода и жажды. Дионис, которого это происшествие немало позабавило, сказал, чтобы Мидас отправился к истоку реки Пактол, что у горы Тмол, и там искупался. Он повиновался, и сразу же его способность превращать все в золото исчезла, но, говорят, что песок в реке Пактол до сих пор блестит от золота4.

d. Мидас, пришедший в Азию с толпой бригов, был усыновлен бездетным фригийским царем Гордием. Будучи еще бедным крестьянином, Гордий однажды был немало удивлен, когда увидел, как царский орел сел на оглоблю его воловьей упряжки. Поскольку ему показалось, что орел собирается здесь сидеть целый день, он погнал своих волов в Тельмесс, что во Фригии (теперь эта часть принадлежит Галатии), где находился надежный оракул. Но уже у городских ворот он встретил юную предсказательницу, которая, увидев орла, продолжающего восседать на оглобле, настояла на том, чтобы Гордий тут же принес жертву Зевсу-царю. «Позволь мне отправиться с тобой, крестьянин, — сказала она, — чтобы помочь тебе правильно выбрать жертвы». «Конечно, — ответил Гордий, — ты, по-моему, мудрая и уважительная девушка. Может быть, ты выйдешь за меня замуж»? «Сразу же после жертвоприношений», — услышал он в ответ.

e . Тем временем царь Фригии неожиданно скончался, не оставив потомства, и оракул провозгласил: «Фригийцы, ваш новый царь приближается со своей невестой, сидя в воловьей повозке!»

Когда повозка въехала на рыночную площадь Тельмесса, всех сразу привлек сидящий на оглобле орел, и в Гордии единодушно признали царя. В благодарность и повозку, и упряжь, которую он особым узлом привязал к оглобле, он посвятил Зевсу. После этого оракул объявил, что тот, кто сумеет развязать узел, станет владыкой всей Азии. Упряжь и оглоблю перенесли в акрополь Гордия — города, который тот основал, и там их веками зорко берегли жрецы Зевса, пока Александр Македонский не дерзнул разрубить его мечом5.

f . После смерти Гордия трон достался Мидасу, который ввел культ Диониса и основал город Анкиру. Бриги, пришедшие с ним, стали называться фригийцами, а царь Фригии до сих пор носит имя то Гордия, то Мидаса, поэтому первого Мидаса сейчас ошибочно называют сыном Гордия6.

g. Мидас присутствовал на знаменитом музыкальном состязании между Аполлоном и Марсием, судьей которого был речной бог Тмол. Тмол присудил приз Аполлону; а когда Мидас не согласился с его решением, наделил его ослиными ушами. Долгое время Мидасу удавалось прятать уши под высокой фригийской шапочкой, но его цирюльник, узнав о таком уродстве, не сумел сохранить тайну даже под страхом смерти. Страдая от того, что никому не может доверить свою тайну, он выкопал на речном берегу ямку, огляделся, чтобы вокруг никого и было, и прошептал: «У царя Мидаса ослиные уши!» Затем он закопал ямку и со спокойной душой пошел домой. Но покой его длился недолго: из ямки вырос тростник, который передавал секрет всем прохожим. Когда Мидас узнал, что его уродство ни для кого не секрет, он приговорил цирюльника к смерти, напился бычьей крови и мученически умер7.


1Гигин. Мифы 274; Филострат. Жизнь Аполлония Тианского VI.27; Геродот I.14 и VIII.138.

2Цицерон. О дивинации I.36; Овидий. Метаморфозы XI.92—93.

3Элиан. Пестрые рассказы III.18.

4Овидий. Метаморфозы XI.90 и сл.; Гигин. Мифы 191; Вергилий. Буколики VI.13 и сл.

5Арриан. Анабасис Александра II.3.

6Павсаний I.4.5; Элиан. Пестрые рассказы IV.17.

7Овидий. Метаморфозы XI.146 и сл. Персий. Сатиры I.121; Страбон I.3.21.


* * *


1. Мидаса довольно надежно отождествляют с Митой, царем мосхов («людей тельца»), которых еще называли «мушки». Это был народ понтийского происхождения; в середине второго тысячелетия до н.э. он занимал западную часть Фракии, которая позднее стала называться Македонией. Примерно в XII в. до н.э. мосхи пересекли Геллеспонт, разгромили в Малой Азии империю хеттов и захватили их столицу Птерию. Слово «мосхи», возможно, связано с культом тельца как духа священного года. Розы в садах Мидаса и рассказ о его рождении предполагают оргиастический культ Афродиты, священным цветком которой считалась роза. Рассказ о том, что в золото превращалось все, к чему притрагивался Мидас, возник, навеянный огромными богатствами, принадлежавшими династии Мита, а также открытием золота на реке Пактол. Многократно указывалось, что ослиные уши возникли из-за изображения Мидаса в афинской комической драме как сатира с отвратительными длинными ушами.

2. Поскольку ослы были священными животными Диониса, который пару этих животных поместил среди звезд, не исключено, что первоначально Мидаса прославляли в образе осла. Пара ослиных ушей, прикрепленных к концу скипетра из камыша, были символом царской власти, который носили все египетские династические боги в память о том времени, когда ослоухий Сет (см. 35.4) правил их пантеоном. Власть Сета резко шла на спад до тех пор, пока цари гиксосов в начале второго тысячелетия до н.э. не предприняли попытку ее реставрировать.

3. Не исключено, что сакральное изображение, навеявшее рассказ о цирюльнике Мидаса, на самом деле описывало смерть царя-осла. Его волосы, олицетворявшие солнечные лучи, — вместилище царской власти — срезались, как у Самсона (см. 91.1). Отрубленную голову хоронили в яме как оберег города Анкиры от нашествия врагов. Тростник представляет собой амбивалентный символ: будучи «деревом» двенадцатого месяца (см. 52.3), он предвещает царю неминуемую смерть; с другой стороны, он наделяет царской властью преемника. Поскольку бычьей крови приписывалась огромная магическая сила, только жрицы матери-земли могли пить ее, не причиняя себе вреда (см. 51.4 и 155. a ). Будучи кровью Осириса, бычья кровь была особенно ядовита для царя-осла.

4. Тайна гордиева узла, вероятно, имела религиозный смысл. Это мог быть сыромятный ремень, завязанный особым узлом, символизирующим имя Диониса. Гордий был ключом к Азии (Малой Азии); поскольку его цитадель господствовала над практически единственным торговым путем из Трои в Антиохию, местная жрица или жрец обязательно должны были открывать секрет узла только царю Фригии (аналогичным образом непроизносимое имя Яхве доверялось в Иерусалиме только одному верховному жрецу). Решительность, с какой Александр разрубил узел, когда его войско вошло в Гордию, чтобы захватить Азию, покончила с древним поверьем и вознесла власть меча над религиозным таинством.

5. О том, почему рассказ об Атлантическом континенте мы слышим из уст подвыпившего Силена, можно догадаться по трем фактам, о которых упоминает Плутарх (Солон. 25—29). Во-первых, Солон много путешествовал по Малой Азии и Египту; во-вторых, он верил в рассказ об Атлантиде (см. 39. b ) и даже написал на его основе эпическую поэму; в-третьих, он поссорился с драматургом Феспидом, который в своих пьесах о Дионисе вкладывал в уста сатиров нелепые речи с намеками на злободневные темы. Солон спросил: «Неужели ты не боишься, Феспид, говорить так много лжи такому большому количеству зрителей?» Когда Феспид ответил: «Какое это имеет значение, когда вся пьеса шутка?» — Солон сердито ударил посохом оземь: «Да, теперь мы так хвалим эту забаву, она у нас в почете, но скоро мы найдем ее и в договорах». Элиан, который ссылается на Теопомпа, возможно, имел доступ через вторые или третьи руки к одной из комедий Феспида или его ученика Пратина, в которой Солон высмеивался за утопическую ложь, высказанную им в своей эпической поэме. В этой комедии Солон был выведен как Силен, бесцельно бродивший по Египту и Малой Азии (см. 27. b ). В именах Силен и Солон есть более чем сходство. Если Силен был учителем Диониса, то Солон был учителем Писистрата, который, вероятно, по его совету, основал культ Диониса в Афинах (см. 27.5).

6. Не исключено, что Солон во время своих путешествий собрал по крупицам устные предания об Атлантиде, на основе которых он создал свой эпос, ставший предметом театральной пародии. Так, гэльская легенда говорит о лежащей за океаном Земле молодости, куда Ниамх-Златовласка взяла Ойсина и откуда он через несколько столетий вернулся навестить Ирландию. Нужно отметить, что Ойсин был страшно разочарован тем упадком, в котором пребывал его народ в сравнении с народом Ниамх, и очень сожалел о том, что вернулся. Опасный для судов водоворот — это тот знаменитый водоворот, который, по представлению древних физиков, образовывал Океан, перетекая за край мира в никуда. Похоже, что Солон тоже слышал, как географы обсуждали возможность существования Атлантического континента: Эратосфен, Мела, Цицерон и Страбон рассуждали на эту тему, а Сенека предсказал его открытие во втором акте своей «Медеи». Говорят, что это место в пьесе оказало большое влияние на молодого Колумба.


84. Клеобис и Битон


Клеобис и Битон были аргосскими юношами, сыновьями жрицы Геры Аргосской. Когда ей настало время исполнить обряд богини, а белые быки, которые должны были везти священную колесницу, еще не прибыли с пастбища, Клеобис и Битон сами запряглись в колесницу и потащили ее в храм, находившийся на расстоянии около пяти миль[134]У греков миль не было; очевидно, Грейвс считает расстояние в английских милях, так что получается приблизительно 8 км. Это согласуется с указанием Геродота о расстоянии в 45 стадий (1 стадий = 184,97 м).. Обрадованная их сыновьей любовью, жрица обратилась к богине с молитвой, прося ее наградить сыновей высшим благом, доступным людям. Когда же она исполнила положенный обряд, ее сыновья уснули в храме, чтобы больше не проснуться1.

b . Так же были награждены сыновья Эргина — Агамед и Трофоний. Эти братья-близнецы построили входной порог храма, заложенного в Дельфах самим Аполлоном. Его оракул сказал им: «Живите весело и наслаждайтесь, как только сможете, в течение шести дней; на седьмой день ваше самое сокровенное желание будет исполнено». На седьмой день их обнаружили мертвыми в своих постелях. Вот почему говорят: «Те, кого любят боги, умирают в молодости»2.

c. Трофоний получил свой собственный оракул в Лейбадее, что в Беотии3.


1Геродот I.31; Павсаний II.20.2.

2Пиндар. Цит. по: Плутарх. Утешение к Аполлонию 14; Гомеровский гимн к Аполлону 294—299; Менандр. Фрагменты греческой комедии, т. II фрагмент 111 Кёрте ( Прим. ред. ).

3Геродот I.46; Еврипид. Ион 300.


* * *


1. Миф о Клеобисе и Битоне, очевидно, указывает на принесение человеческих жертв во время посвящения нового храма луне-богине: в Аргосе братья-близнецы были выбраны в качестве заместителей царей-соправителей и впряжены в лунную колесницу вместо белых быков, которые являлись обычной жертвой. Они, вероятно, были похоронены под порогом храма, чтобы отпугивать враждебные силы (см. 169. h ). Жрецы Аполлона, очевидно, приняли этот обряд в Дельфах несмотря на то, что они отрицали луну-богиню, которой должны были приноситься жертвы, и не оставляли ей места в храме.


Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий