Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Жизнь и подвиги Тесея

94. Сыновья Пандиона


Когда афинский царь Эрехтей был убит Посейдоном, его сыновья Кекроп, Пандор, Метион и Орней поссорились из-за трона, а Ксуф, высказавшийся в пользу старшего из сыновей, Кекропа, должен был поспешно покинуть Аттику1.

b. Кекроп, которого Метион и Орней пригрозили убить, бежал сначала в Мегару, а затем на Эвбею, где к нему присоединился Пандор, и они основали колонию. Афинский трон достался сыну Кекропа Пандиону, матерью которого была Метиадуса, дочь Эвпалама2. Однако он недолго наслаждался властью, поскольку, хотя Метион и умер, его сыновья от Алкиппы или Ифинои оказались такими же завистливыми, как и он сам. Сыновей Пандиона звали Дедал (некоторые, правда, считают его не сыном, а внуком), Евпалам, которого иногда называют отцом Дедала[156]Согласно наиболее древней традиции, Дедал — внук Эрехфея, сын Метиона. Евпалам — скорее всего, позднейшая вставка, тем более что помещают его то между Эрехфеем и Метионом, то между Метионом и Дедалом., и Сикион. Сикион также считается сыном то Эрехфея, то Пелопа, то Марафона, поскольку все родословные очень запутаны3.

c . Когда сыновья Метиона изгнали Пандиона из Афин, он бежал ко двору Пиласа, Пилоса или Пилона, который был лелегским царем Мегары4, и женился на его дочери Пилии. Позднее Пилас убил своего дядю Бианта и, оставив Пандиона правителем Мегары, укрылся в Мессении, где и основал город Пилос. Теснимый Нелеем и пеласгами из Иолка, он вступил в Элиду и основал там второй Пилос. Пилия родила Пандиону четырех сыновей в Мегаре: Эгея, Палланта, Ниса и Лика, хотя завистливые братья Эгея распространили слух, что он якобы является незаконнорожденным сыном некоего Скирия5. Пандион никогда уже не вернулся в Афины. В Мегаре ему построили святилище, как герою; там же, на утесе Афины-гагары показывали его погребение, которое служит доказательством того, что эта территория некогда принадлежала Афинам. Говорят, что Афина превратилась в гагару, чтобы под крыльями спрятать Кекропа, отца Пандиона, и перенести его в целости и сохранности в Мегару6.

d. После смерти Пандиона его сыновья пошли войной на Афины, изгнали сыновей Метиона и разделили Аттику на четыре части, как повелел им отец. Эгею, как самому старшему, дали в правление Афины, а остальные части царства разделили по жребию между тремя младшими братьями. Нису досталась Мегара и земли, лежащие от нее к западу до самого Коринфа; Лик получил Эвбею, а Паллант — южную Аттику, где его потомками был суровый народ исполинов7.

e. Сын Пилоса Скирон, женившийся на одной из дочерей Пандиона, оспорил право Ниса на Мегару, и Эак, призванный рассудить этот спор, оставил за Нисом и его потомками царскую власть, а командование войском присудил Скирону. В те дни Мегара называлась Нисой. Нис также назвал своим именем основанный им порт Нисею. Когда Минос убил Ниса, его погребли в Афинах, а его могилу до сих пор можно найти рядом с Ликеем. Мегарцы, однако, не желающие признать, что их город когда-либо захватывали критяне, утверждают, что Мегарей женился на дочери Ниса — Ифиное — и унаследовал его трон8.

f . Эгей, как Кекроп и Пандион, постоянно боялся заговоров со стороны своих сородичей, особенно Лика, которого он, как утверждают, отправил из Эвбеи в изгнание. Лик нашел убежище у Сарпедона и дал свое имя Ликии, правда сначала он посетил Афарея в Арене и посвятил царский дом в мистерии великих богинь Деметры и Персефоны, а в древней мессенской столице Андании ввел мистерии Аттиды. Эта Аттида, давшая свое имя Аттике, была одной из трех дочерей Краная, царя-автохтона Афин, царствовавшего во время Девкалионова потопа. Дубовая роща в Андании, где Лик подверг очищению всех посвящаемых, до сих пор носит его имя9. Ему был дан пророческий дар, и именно его оракул позднее заявил, что, если мессенцы сумеют сохранить некую тайную вещь, они восстановят свои владения. Лик при этом имел в виду мистерии в честь Великой богини, выгравированные на листовом олове. Узнав пророчество, мессенцы зарыли этот лист в бронзовой урне между тиссом и миртом на вершине горы Итоны. Ее отрыл фиванец Эпаминонд, когда с его помощью мессенцы обрели былую славу10.

g. Афинский Ликей также назван в честь Лика; с древнейших времен он был посвящен Аполлону, который здесь впервые получил эпитет Ликейский и изгнал волков из Афин запахом жертвоприношений11.


1Аполлодор III.15.1 и 5; Плутарх. Тесей 32; Павсаний VII.1.2.

2Там же I.5.3; Евстафий. Комментарий к Гомеру, с. 281; Аполлодор III.15.5.

3Ферекид. Цит. по: Схолии к «Эдипу в Колоне» Софокла 472; Аполлодор III.15.8; Диодор Сицилийский IV.76.1; Павсаний II.6.3.

4Аполлодор III.15.5; Павсаний IV.36.1 и I.29.5.

5Аполлодор. Там же; Павсаний IV.36.1.

6Павсаний I.41.6; I.5.3 и I.39.4; Гесихий под словом Aethyia.

7Аполлодор ІII.15.6; Софокл. Цит. по: Страбон I.6; Павсаний I.5.4 и I.39.4.

8Павсаний I.39.4—5 и 19.5; Страбон IX.1.6.

9Геродот I.173; Павсаний I.2.5 и IV.1.4—5.

10Павсаний X.12.5; IV.20.2 и 26.6.

11Там же I.19.4.


* * *

1. Мифические генеалогии наподобие только что приведенных часто цитировались, когда предметом спора становились суверенитет государств или наследственные привилегии. Разделение Мегары между царем-жрецом, который совершал соответствующие жертвоприношения, и его танистом, который командовал войском, имело свою параллель в Спарте (см. 74.1). Имя Эгей свидетельствует о козьем культе в Афинах (см. 8.1), а имя Лик — о культе волка, и любой афинянин, убивший волка, должен был похоронить его на общественные пожертвования (Схолии к Аполлонию Родосскому II.124). Гагара была священной птицей Афины как защитницы кораблей, и поскольку утес Афины возвышался над морем, это могла быть одна из скал, с которой жрица Афины сбрасывала крылатого фармака (см. 70.7; 89.5 и т.д.). Аттида, вероятно, — титул аттической женской триады, а ее сестер звали Краная и Кранехма (Аполлодор III.14.5). Вероятнее всего, Аттида была связана с ритуалом, в котором фигурировала вершина скалы. Аттида, как и Афина, имела несколько воплощений в образе птиц у Гомера (см. 97.4).


95. Рождение Тесея


Первой женой Эгея была Мелита, дочь Гоплета, а второй женой — Халкиопа, дочь Рексенора, но ни одна не родила ему ребенка[157]По Аполлодору, жена Эгея — Мета.. Считая, что в этом, как и в злоключениях его сестер Прокны и Филомелы, виновата злая воля Афродиты, Эгей ввел в Афинах поклонение этой богине, а затем отправился к Дельфийскому оракулу. Оракул предупредил, чтобы он не развязывал концы винного меха, пока не поднимется на самую высокую точку Афин, или ему однажды придется умереть от печали. Эгей никак не мог истолковать полученный ответ1.

b. По дороге домой он заехал в Коринф, где Медея взяла с него торжественную клятву, что он защитит ее от любых врагов, если только она будет искать убежища в Афинах. За это она обещала с помощью магии не оставить его без наследника. Затем Эгей посетил Трезен, куда его старые товарищи, сыновья Пелопа, Питфей и Трезен, только что прибыли из Писы, чтобы разделить царство с царем Аетием. Аетий унаследовал трон от своего отца Антаса, сына Посейдона и Алкионы. Он основал Антею и Гиперею, а недавно плавал в Карию и основал Галикарнас. Однако Аетий, вероятно, был не слишком могущественным царем, поскольку Питфей после смерти Трезена объединил Антею и Гиперею в один город, посвятил его сразу Афине и Посейдону и назвал его Трезен2.

c . Питфей был самым ученым человеком своего времени, а одно из его наставительных изречений о дружбе часто цитировали: «Не разрушай надежды, рождаемой дружбой, но наполняй ее меру до краев!» Он основал прорицалище Аполлона в Трезене, являющееся древнейшим из сохранившихся святилищ в Греции, а также посвятил алтарь триаде Фемиды. Три белых мраморных трона, стоящие сейчас над его могилой позади храма Артемиды Спасительницы, были предназначены для ведения судебных дел Питфеем и двумя его помощниками. Он также учил ораторскому искусству в святилище муз, находившемся в Трезене и основанном сыном Гефеста Ардалом, которому приписывается изобретение флейты. До сих пор сохранился трактат о риторике, написанный рукой Питфея3.

d. В то время когда Питфей еще жил в Писе, Беллерофонт стал просить руки его дочери Эфры, но был с позором отослан в Карию прежде, чем успели сыграть свадьбу. Хотя Эфру и обещали Беллерофонту, она почти не питала надежд на его возвращение. Питфей, горюя о том, что его дочь вынуждена ходить в девушках, и испытывая на себе колдовство Медеи, которая издалека насылала на них свои чары, напоил Эгея и уложил спать с Эфрой. Спустя некоторое время той же ночью Посейдон также насладился ее телом. Случилось это так: во исполнение сна, насланного на нее Афиной, она покинула пьяного Эгея и переправилась морем на остров Сферия, расположенный неподалеку от побережья Трезена, чтобы совершить жертвенные возлияния на могиле Сфера, возничего Пелопа. Здесь при потворстве Афины Посейдон овладел ею; Эфра впоследствии переименовала остров из Сферии в Гиеру, основала на нем храм Апатурийской Афины и установила обычай, по которому каждая трезенская девушка отныне должна была перед свадьбой посвящать свой пояс богине. Посейдон, однако, великодушно уступил Эгею право зваться отцом любого ребенка, которого в ближайшие четыре месяца родит Эфра4.

e . Когда Эгей проснулся и увидел, что находится в постели Эфры, он сказал, что если у них родится сын, то его не следует бросать на произвол судьбы или куда-нибудь отправлять, а тайно воспитать в Трезене. После этого он отплыл в Афины, чтобы принять участие в Панафинейском празднике, но предварительно оставил свой меч и сандалии под полой скалой, известной как Алтарь Сильного Зевса. Скала находилась по дороге из Трезена в Гермий. Если мальчик, когда подрастет, сможет сдвинуть скалу и достать эти вещи, то его следует вместе с ними отослать в Афины. Все это время Эфра должна была хранить молчание, чтобы племянники Эгея, пятьдесят сыновей Палланта, не вступили в заговор с целью убийства ребенка. Меч достался Эгею в наследство от Кекропа5.

f. В месте, которое сейчас зовется Генетлий и расположено на пути из города в гавань Трезена, Эфра родила мальчика. Некоторые говорят, что она сразу же назвала его Тесеем, потому что знаки его рождения были положены для него. Другие утверждают, что он впоследствии получил это имя в Афинах. Он рос в Трезене, где его опекун Питфей осторожно распространял слух, что его отцом является Посейдон. Некто Коннид, которому афиняне до сих пор жертвуют барана в канун Тесейских празднеств, был его педагогом. Однако есть и такие, кто говорит, что Тесей вырос в Марафоне6.

g. Однажды Геракл, обедавший в Трезене с Питфеем, снял с себя львиную шкуру и повесил на спинку стула. Когда вошли дворцовые мальчишки, то при виде шкуры они с криком бросились прочь. Остался один лишь семилетний Тесей, который быстро схватил лежавший на поленнице топор и смело вернулся, готовый напасть на настоящего льва7.

h . В возрасте шестнадцати лет Тесей посетил Дельфы и пожертвовал свою прядь волос Аполлону. Однако он выбрил только переднюю часть головы, как это делают арабы и мисийцы или воинственные абанты, живущие в Эвбее, которые таким образом лишают своего противника каких бы то ни было преимуществ в рукопашной. Такой вид тонзуры и метод, каким он совершил эту церемонию, до сих пор называются тесейскими. Теперь он был сильным, умным и предусмотрительным юношей, и Эфра, ведя его к скале, под которой Эгей спрятал свой меч и сандалии, рассказала историю его появления на свет. Он без труда сдвинул с места скалу, которую с тех пор называют «скала Тесея», и забрал оставленные для него вещи. Однако, вопреки предупреждениям Питфея и мольбам своей матери, он отправился в Афины не безопасным путем, по морю, а настоял на путешествии посуху, движимый желанием повторить подвиги своего двоюродного брата Геракла, в котором он души не чаял8.


1Схолии к «Медее» Еврипида 668; Аполлодор III.15.6; Павсаний I.14.6.

2Еврипид. Медея 660; Страбон VIII.6.14; Плутарх. Тесей 2.

3Плутарх. Цит. соч.; Павсаний II.31.3—4 и 8—9.

4Павсаний II.31.12 и 33.1; Аполлодор III.15.7; Плутарх. Тесей 3; Гигин. Мифы 37.

5Плутарх. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний II.32.7.

6Павсаний II.32.8; Плутарх. Тесей 4 и 6; Лактанций Плацид. Схолии к «Фиваиде» Стация XII.194.

7Павсаний V.27.8.

8Гомер. Илиада II.542; Павсаний. Цит.соч. и ІІ.32.7; Плутарх. Тесей 5 и 7.


* * *


1. Питфей — это форма мужского рода от имени «Питфея»[158]Питфея — в греческом словаре собственных имен такой формы нет. Видимо, ее придумал Грейвс.. Названия городов, которые он объединил, получив Трезен, предполагают существование матриархальной календарной триады (см. 75.2), состоящей из Антеи («цветущая»), богини весны, Гипереи («находящаяся над головой»), богини лета (когда солнце находится в зените) и Питфеи («сосна-богиня»), которой поклонялись осенью, когда Аттис-Адонис приносился в жертву на сосне (см. 79.1).

2. Первоначально у Тесея должен был быть брат-близнец, поскольку его мать разделила ложе с богом и смертным в одну ночь. В этом убеждают мифы об Идасе и Линкее, Касторе и Полидевке (см. 74.1), Геракле и Ификле (см. 118.3). Более того, Тесей, как и Геракл, носил львиную шкуру, поэтому должен был быть царем-жрецом, а не танистом. Но когда после греко-персидских войн Тесей стал главным национальным героем Афин, ему оказался необходим отец-афинянин, поскольку его мать была из Трезена. Поэтому мифографы поступили так: он стал афинянином, сыном Эгея и смертным, но при необходимости мог утверждать, что его отец — Посейдон (см. 98. j и 101. b ). Но в любом случае мать его оставалась уроженкой Трезена, поскольку Афины проявляли к этому городу большой интерес. Ему также разрешили иметь почетного близнеца в лице Пирифоя, который, будучи смертным, не смог избежать Аида, как это удалось Гераклу, Полидевку и самому Тесею (см. 74. j , 103. d и 134. d ). Налицо стремление всеми силами показать связь между Тесеем и Гераклом, но афиняне не обладали достаточным могуществом, чтобы возвести Тесея в ранг олимпийского бога.

3. Не исключено, что существовало по крайней мере три мифологических персонажа по имени Тесей: один родом из Тесея, второй — из Марафона, что в Аттике, а третий — из страны лапифов. Слияние этих персонажей не могло произойти раньше VI в. до н.э., когда, как предполагает проф. Томсон[159]Томсон Дж. (Thomson, 1903—1987) — английский ученый, автор трудов по истории Древней Греции (Studies in Ancient Greek Society, v. I—II. London, 1949—1955) и творчеству Эсхила (Aeschylus and Athens. London, 1941; издание «Орестеи» Эсхила. Cambridge, 1938)., лапифский род Бутадов, составлявший аристократическую верхушку в Афинах и даже узурпировавший функции местного пеласгического жречества Эрехтеидов (см. 47.4), стал выдвигать афинского Тесея в противовес дорийскому Гераклу. Опять же Питфей совершенно очевидно является одновременно и элейским, и трезенским титулом, который также принадлежал герою-эпониму аттического дема, выходцу из племени Кекропа.

4. Тот факт, что Эфра посетила Сферию, говорит о том, что древний обычай храмовой проституции, которой занимались незамужние девушки, существовал в храме Афины еще некоторое время после утверждения патриархата. Этот обычай вряд ли мог появиться с Крита, поскольку Трезен не относится к микенской культуре. Скорее всего он был заимствован у ханаанеян, как и в Коринфе.

5. Сандалии и меч являются древними символами царской власти и, вероятно, составляли часть обряда коронации в эпоху бронзы (см. 81.2). Один, Галахад и Артур, когда приходил их черед, должны были совершить аналогичный подвиг. Поскольку скала называлась «Алтарь Сильного Зевса» и «скала Тесея», можно предположить, что «Зевс» и «Тесей» были равноправными титулами царя-жреца, которого короновали на вершине этого камня. Однако вооружала его мечом богиня. На празднике, который назывался «Комирия» («стрижка волос»), юноши жертвовали свои пряди волос во время ежегодного траура по этому божеству. Впоследствии таких юношей стали называть куретами (см. 7.4). Этот обряд, имеющий, возможно, ливийское происхождение (Геродот IV.194), распространился на всю Малую Азию и Грецию. Высказывание против такого обряда встречается в «Левите» (21,5). Однако во время Плутарха Аполлону поклонялись как бессмертному богу солнца и в подтверждение этого бессмертия ему ни в коем случае не позволялось стричь волосы.

6. Раздел Трезении Аетием между Трезеном, Питфеем и собой напоминает раздел, совершенный Претом, Мелампом и Биантом (см. 72. h ). Питфей, который учил риторике и написал трактат, сохранившийся до классической эпохи, мог быть более поздним историческим лицом.


96. Подвиги Тесея


Тесей решил очистить от разбойников прибрежную дорогу, ведшую из Трезена в Афины. Он решил не вступать в стычку, но и никому не давать спуску. Поступать, как Геракл, — чтобы наказание злодеев соответствовало преступлению1. В Эпидавре его подстерег на дороге разбойник Перифет. Перифета одни называли сыном Посейдона, а другие — сыном Гефеста и Антиклеи. У него была огромная железная палица, которой он убивал путников. Поэтому его звали Корунет, что значит «человек-дубина». Тесей вырвал палицу из его рук и забил ею Перифета насмерть. Палица оказалась столь большой и тяжелой и так пришлась ему по вкусу, что он с тех пор всегда с гордостью носил ее с собой. И хотя ему самому удалось отразить ее смертоносный удар, в его руках она разила без промаха2.

b. В самом узком месте Истма, где сразу видны и Коринфский, и Саронический заливы, жил Синис, сын Пемона, или, как некоторые говорят, Полипемона и Селия, дочери Коринфа, утверждавшего, что он — побочный сын Посейдона3. Его прозвали Питиокамптом, или «сгибателем сосен», за то, что он был человеком огромной силы и мог сгибать сосны так, что их вершины касались земли. Он часто просил ничего не подозревавших прохожих помочь ему в этом деле, а сам неожиданно отпускал сосну. Дерево разгибалось, высоко подбрасывая прохожего, и тот, падая, разбивался насмерть. Бывало, что он пригибал к земле вершины двух соседних деревьев так, что они касались друг друга, и привязывал свою жертву одной рукой к одному дереву, другой — к другому. Освобожденные деревья разрывали беднягу пополам4.

c . Тесей стал бороться с Синисом, одолел его и поступил с ним так, как тот поступал с другими. В этот момент прекрасная девушка, стремясь спрятаться от него, бросилась в заросли тростника и дикого аспарагуса. Тесей последовал за ней и после длительных поисков увидел, как она умоляла цветы надежно спрятать ее, обещая за это не сжигать и не срывать их. Когда Тесей поклялся, что не сделает ей ничего дурного, девушка согласилась выйти из своего укрытия. Она оказалась дочерью Синиса Перигуной. Перигуна с первого взгляда влюбилась в Тесея, простила ему убийство своего ненавистного отца и в положенный срок родила ему сына Меланиппа. После этого он отдал ее в жены эхалийцу Деионею. Сын Меланиппа Иокс переселился в Карию, где стал предком Иоксидов, которые не жгли ни тростник, ни дикий аспарагус, но поклонялись обоим5.

d. Некоторые, однако, говорят, что Тесей убил Синиса намного позже и за это Истмийские игры стали проводить в его честь, хотя учредил их Сисиф в честь Меликерта, сына Ино6.

e . Затем в Кроммионе Тесей пошел на охоту и убил свирепую и страшную дикую свинью, которая перебила столько кроммионцев, что они больше не осмеливались выходить из дому, чтобы пахать свои поля. Этот зверь, названный по имени старухи, которая вскормила ее, был, как говорили, порождением Тифона и Ехидны7.

f . Направляясь по прибрежной дороге, Тесей пришел к отвесным скалам, выступавшим прямо из моря. В них обосновался разбойник Скирон. Некоторые считали его коринфцем, сыном Пелопа или Посейдона, но были и такие, кто говорили, что он — сын Гениохи и Канета8. Скирон обычно восседал на скале и вынуждал проходивших путников мыть ему ноги. Когда путник наклонялся к его ногам, Скирон сталкивал его со скалы в море, где уже плавала огромная черепаха, готовая пожрать очередную жертву. Морские черепахи ничем не отличаются от обычных, только крупнее и имеют ласты вместо ног. Тесей отказался мыть Скирону ноги, поднял его над скалой и бросил в море9.

g . Мегарцы, правда, говорят, что единственный Скирон, с которым поссорился Тесей, — это честный и щедрый царский сын из Мегары, отец Эндеиды, которая вышла замуж за Эака и родила ему Пелея и Теламона. Они добавляют, что он убил Скирона через много лет после захвата Элевсина, и проводят в его честь Истмийские игры под покровительством Посейдона10.

h. Скала Скирона возвышается недалеко от Молурийских скал, и по ним проходит тропа Скирона, которую он проложил, когда командовал войском Мегары. Сильный северо-западный ветер, который дует с моря на этих высотах, зовется афинянами Скироном11.

i. Нужно сказать, что sciron означает «солнечный зонт», а месяц скирофорион назван так потому, что во время женского праздника Деметры и Коры[160]Относительно этого праздника сведения разноречивы. Принято считать, что праздник должен был ослабить зной, символом чего и был зонт., в двенадцатый день скирофориона, жрец Эрехфея несет белый зонт, а жрица Афины Скирады несет другой такой же зонт во время торжественного шествия, спускавшегося с Акрополя. По этому случаю изваяние богини обмазывалось sciras'ом — особым гипсом, в память о белом изваянии богини, которое создал Тесей после того, как убил Минотавра12.

j . Продолжая свое путешествие в Афины, Тесей встретил Керкиона из Аркадии, которого некоторые считают сыном Бранха и нимфы Аргиопы, другие говорят, что он — сын Гефеста или Посейдона13. Он вызывал прохожих на борьбу и душил их в своих могучих объятиях. Но Тесей схватил его за колени и, к удовольствию Деметры, наблюдавшей за схваткой, ударил головой оземь. Смерть Керкиона была мгновенной. Тесей не столько доверял силе, сколько ловкости, поэтому он изобрел искусство борьбы, основы которого до этого никто не понимал. Борцовская площадка Керкиона до сих пор еще видна около Элевсина. Она расположена по дороге в Мегару, рядом с могилой его дочери Алопы, про которую говорят, что ее обесчестил Тесей14.

k . Когда он достиг Коридала, что в Аттике, то убил отца Синиса — Полипемона, прозванного Прокрустом. Тот жил у дороги, и в его доме было два ложа — одно большое, а другое — маленькое. Предлагая путникам ночлег, он низкорослых укладывал на большое ложе и вытягивал несчастных до тех пор, пока ноги жертвы не касались края, а высоким предлагал короткое ложе и отрубал им конечности. Некоторые говорят, что у него было только одно ложе, и в соответствии с ним он либо «удлинял», либо «укорачивал» тех, кто попадал к нему в руки. Как бы там ни было, а Тесей поступил с ним так же, как тот поступал с другими15.


1Диодор Сицилийский IV.59; Плутарх. Тесей 7 и 11.

2Гигин. Мифы 38; Аполлодор III.16.1; Павсаний II.1.4; Плутарх. Тесей 8.

3Павсаний Цит. соч.; Овидий. Ибис 407 и сл.; Аполлодор III.6.2; Схолии к «Ипполиту» Еврипида 977.

4Овидий. Метаморфозы VII.433 и сл.; Аполлодор. Цит. соч.; Гигин. Цит. соч.; Диодор Сицилийский IV.59; Павсаний. Цит. соч.

5Плутарх. Тесей 8 и 29.

6Плутарх. Тесей 25.

7Плутарх. Тесей 9; Диодор Сицилийский IV.59; Овидий. Метаморфозы VII.433 и сл.; Аполлодор. Эпитома I.1; Гигин. Мифы 38.

8Страбон IX.1.4; Аполлодор. Эпитома I.2; Плутарх. Тесей 25.

9Павсаний I.44.12; Аполлодор. Эпитома I.2—3.

10Плутарх. Тесей 10 и 25.

11Павсаний I.44.10—12; Страбон IX.1.4.

12Аристофан. Осы 925; и Большой этимологик под словом Scirophorion.

13Плутарх. Тесей 11; Аполлодор. Эпитома I.3; Гигин. Мифы 38; Авл Геллий XV.2.1.

14Овидий. Ибис 407 и сл.; Аполлодор. Цит. соч.; Павсаний I.39.3; Плутарх. Тесей 11 и 29.

15Диодор Сицилийский IV.59; Аполлодор. Эпитома I.4; Павсаний I.38.5; Гигин. Мифы 38; Плутарх. Тесей 11.


* * *


1. Убийство Перифета нужно для того, чтобы объяснить появление у Тесея железной палицы, наподобие той, которую всегда носил с собой Геракл (см. 120.4). Перифет изображается калекой, так как он был сыном кузнеца Гефеста, а кузнецам часто ритуально калечили ноги (см. 92.1).

2. Поскольку считалось, что гнувший сосны северный ветер оплодотворял женщин, животных и поля, Питиокампт называется в мифе отцом Перигуны, которая была богиней нив (см. 48.1). Тот факт, что ее потомки по-особому относились к тростнику и дикому аспарагусу, говорит о том, что священные корзины, которые носили во время фесмофорий, были сплетены из этих растений; вот почему существовало табу на использование их в обыденной жизни. Кроммионская свинья, она же Фея, — это белая свинья-Деметра (см. 24.7 и 74.4), чей культ на Пелопоннесе перестал существовать еще в древности. Многих мифографов удивлял тот факт, что Тесей отклонился от своего пути, чтобы убить обычную свинью; Гигин и Овидий превратили ее в вепря, а Плутарх называет ее разбойницей, прозванной за безобразное поведение «Свиньей». Однако она появляется и в древних уэльсских мифах как Старая белая свинья по имени Хен-Вен, которую вскормил волшебник свинопас Колл из Коллфреура, про которого говорят, что он распространил пшеницу и пчел в Британии. Память же Евбулея, свинопаса Деметры, чтут в Элевсине: во время праздника Фесмофорий в его честь в пропасть сбрасывали живых свиней, а их разложившимися останками удобряли посевное зерно.

3. Истории Скирона и Керкиона, очевидно, основаны на ряде сакральных изображений церемонии сбрасывания царя-жреца как фармака с Белой скалы. Первым героем, который встретил здесь свою смерть, был Меликерт (см. 70. h ), а точнее, Геракл Мелькарт из Тира, лишенный, очевидно, царских регалий — палицы, львиной шкуры и сандалий, — и вместо этого получивший крылья, живых птиц и зонт, чтобы замедлить падение (см. 89,5; 92.3 и 98.6). Отсюда следует, что Скирон, изображенный в тот момент, когда он готов столкнуть путника в море, на самом деле являлся фармаком, готовящимся к мукам во время Скирофории, которую отмечали в последний месяц года, а именно в день летнего солнцеворота, и что вторая сцена, истолкованная как борьба Тесея с Керкионом, изображает царя-жреца, приподнятого над землей его преемником (как на терракоте царской колоннады в Афинах — Павсаний I.3.1), а жрица богини смотрит на них одобрительно. Это общая мифологическая ситуация: Геракл, например, чтобы получить царство, боролся с Антеем в Ливии (см. 133. h ) и с Эриксом в Сицилии (см. 132. q ); Одиссей боролся с Филомелидом на острове Тенедос (см. 161. f ). Третья сцена, которую считали местью Тесея Скирону, изображает фармака, который летит вниз с зонтом в руке. На четвертом изображении показывается, как он достиг моря, а его зонт плавает на волнах: предполагаемая черепаха, ждущая жертвы, — это, конечно же, зонт, поскольку в Аттике не было отмечено культа черепахи.

4. Все перечисленные подвиги Тесея, очевидно, взаимосвязаны. Грамматики связывали белый зонт с гипсовым изваянием Афины. Это напоминает белые куклы в виде фармака, называемые «аргивы» («белые люди»), которые раз в год бросали в речной поток во время майского очищения храмов (см. 132. p ). Кроме того, следует вспомнить белые лепешки в форме свиней, выпекавшиеся из смеси муки и гипса и использовавшиеся во время Фесмофорий вместо останков свиней, доставаемых из пропасти Евбулея.

5. Синис и Скирон изображены как герои, в честь которых стали проводиться Истмийские игры. Прозвищем Синиса было Питиокампт, а Скирон, как и Питиокампт, был северо-восточным ветром. Однако поскольку Истмийские игры первоначально были учреждены в честь Геракла Мелькарта, убиение Питиокампта, вероятно, свидетельствует о подавлении культа Борея в Афинах, который, однако, возродился во время греко-персидских войн (см. 48.4). В этом случае Истмийские игры аналогичны Пифийским играм, учрежденным в память о Пифоне, который одновременно был и оплодотворяющим северным ветром, и духом царя-жреца, убиваемого его соперником Аполлоном.


97. Тесей и Медея


Когда Тесей прибыл в Аттику, его встретили на берегу реки Кефис сыновья Фитала, чтобы совершить над ним обряд очищения от крови, которую тот пролил, в особенности от крови Синиса, который приходился им родственником по материнской линии. Алтарь Зевса Милосердного, где совершалась вся церемония, до сих пор стоит у реки. После этого Тесей стал гостем Фиталидов, и это было первое настоящее гостеприимство, оказанное ему с тех пор, как он покинул Трезен. Одетый в длинные одежды, с аккуратно уложенными волосами, он вошел в Афины в восьмой день месяца Крония, который теперь называется гекатомбеоном. Проходя мимо почти построенного храма Аполлона Дельфиния[161]Культ Аполлона Дельфиния был широко распространен на Крите, островах Эгейского моря и в Аттике, где ему был посвящен праздник. Возможно, здесь с культом Аполлона слился культ самостоятельно демона-дельфина., он был принят каменщиками, работавшими на крыше, за девушку, и те его довольно нагло спросили, как это ему позволили ходить по улицам без сопровождающих. Вместо ответа Тесей выпряг быков из повозки и подбросил одного из них так, что тот взлетел над крышей храма1.

b . Пока Тесей рос в Трезене, Эгей сдержал обещание, данное им Медее. Когда она бежала из Коринфа в знаменитой колеснице, запряженной крылатыми змеями, он дал ей убежище в Афинах, а затем женился на ней, будучи уверенным, что ее колдовские чары помогут ему обрести наследника, поскольку он не знал, что Эфра уже родила ему Тесея2.

c . Стоило только Тесею появиться в Афинах, как Медея тут же узнала его, и в ней проснулась тревога за родившегося у нее от Эгея сына Меда, считавшегося наследником афинского престола. Она убедила Эгея, что Тесей пришел как лазутчик или наемный убийца, и пригласила его на пир, в храм Аполлона Дельфиния. Эгей, который пользовался храмом как своим дворцом, должен был предложить Тесею чашу вина, заранее приготовленную Медеей. В чаше был аконит — яд из растения, которое она привезла из вифинской Ахерусии. Там оно впервые выросло из смертельной пены, стекавшей с Кербера, когда Геракл вытащил его из Аида. Крестьяне называют это растение «аконит» потому, что оно растет на голых скалах3.

d. Одни говорят, что, когда в храме Аполлона Дельфиния подали жареное мясо, Тесей нарочито вытащил свой меч, словно желая отрезать кусок, чтобы привлечь к [пропущено не менее одной строки — так в бумажном издании] ревая, чашу к губам, как вдруг Эгей заметил вырезанных на рукояти меча змей — герб Эрехтеидов — и отшвырнул чашу с ядом. До сих пор показывают место, куда упала чаша, — оно отделено от остального храма.

e. Тогда в Афинах воцарилось веселье, какого город еще не знал. Эгей обнял Тесея, собрал народное собрание и на нем объявил его своим сыном. Он зажег огни на всех алтарях и осыпал изваяния богов подарками, были принесены в жертву гекатомбы быков, украшенных гирляндами цветов. Во всем дворце и во всем городе аристократы и простолюдины пировали вместе и пели славу Тесею, который совершил уже больше подвигов, чем прожил лет в своей жизни4.

f . После этого Тесей отправился, чтобы отомстить Медее, которая ускользнула от него, окутав себя волшебным облаком, и уже покинула Афины вместе с юным Медом и свитой, которую ей великодушно выделил Эгей. Некоторые, правда, говорят, что она бежала вместе с Поликсеном, ее сыном от Ясона5.

g. Паллант и пятьдесят его сыновей, которые еще раньше заявляли, что Эгей не настоящий Эрехтеид и потому не имеет права на трон, открыто восстали, когда поняли, что этот чужак может лишить их всякой надежды когда-нибудь править Афинами. Они разделили свои силы: Паллант с двадцатью пятью сыновьями и множеством слуг пошли на город со стороны Сфетта, а другие двадцать пять сыновей залегли в засаде у Гаргетта. Однако Тесей, узнавший об их планах от вестника по имени Леос из рода Агниев, напал на скрывшихся в засаде и всех перебил. После этого Паллант взмолился о мире. Паллантиды так и не забыли предательства Леоса и до сих пор не вступают в брак с Агниями и не позволяют никому из глашатаев начинать объявление словами «Akouete leoi» («Слушайте, люди!»), поскольку lеоі звучит как Леос6.

h . Этого Леоса нужно отличать от другого Леоса, сына Орфея и предка афинских Леонтидов. Однажды во время голода и чумы этот Леос подчинился Дельфийскому оракулу и принес в жертву своих дочерей Теопу, Праксифею и Эвбулу, чтобы спасти город. В их честь афиняне построили святилище Леокорий7.


1Павсаний I.37.3 и 19.1; Плутарх. Тесей 12.

2Еврипид. Медея 660 и сл.; Аполлодор I.9.28.

3Плутарх. Тесей 12; Аполлодор. Эпитома I.6; Овидий. Метаморфозы VII.402 и сл.

4Плутарх. Цит. соч.; Овидий. Цит.соч.

5Овидий. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Диодор Сицилийский IV.55.6; Гелланик. Цит. по: Павсаний II.3.7.

6Плутарх. Тесей 13.

7Павсаний I.5.2; Суда под словом Leos; Аристид. Панафинейская речь; Суда под словом Leocorium; Элиан. Пестрые рассказы XІІ.28.


* * *


1. Эта искусственная любовная история с театральной развязкой в сцене с отравлением напоминает историю с Ионом (см. 44. a ), а случай с подбрасыванием быка в воздух — это просто грубая имитация подвигов Геракла. Вопрос каменщиков звучит довольно анахронично, поскольку в героическую эпоху молодые женщины еще ходили без сопровождающих. Тесея также нельзя было принять за девушку, поскольку он уже пожертвовал свои волосы Аполлону и стал одним из куретов. Однако недостатки повествования говорят в пользу того, что оно возникло на основе сакрального изображения, запечатлевшего (коль скоро люди на крыше воспринимались как каменщики) жертвоприношение по случаю окончания строительства храма (см. 84.1).

2. Изгнание Медеи сначала из Коринфа, а потом из Афин указывает на искоренение эллинами культа земли-богини. Ее запряженная змеями колесница свидетельствует о ней как о коринфской Деметре (см. 24. m ). Поражение, нанесенное Тесеем Паллантидам, также указывает на подавление первоначального культа Афины (см. 9.1 и 16.2) с ее пятьюдесятью жрицами; pallas может означать и «юноша», и «девушка». Другой вариант этой же истории мы находим в принесении в жертву трех дочерей Леоса, которые на самом деле были богинями в виде триады. Девственницей была Теопа («божественный лик»), олицетворявшая народившуюся луну; нимфой — Праксифея («богиня в действии»), олицетворявшая царицу-пчелу. В Эвбее так же звали мать Кекропа (Аполлодор III.15.1). Старухой являлась Эвбула («добрый совет»), олицетворявшая богиню-оракула, которой Эвбулей-свинопас служил в Элевсине.

3. То, что Паллантиды и Агнии воздерживались от браков между собой, могло являться атавизмом экзогамии со сложной системой групповых браков между фратриями, причем каждая фратрия или подфратрия состояла из нескольких тотемных кланов. Если эта догадка справедлива, то Паллантиды и Агнии, вероятно, принадлежали одной подфратрии, тогда как браки разрешались только между представителями различных подфратрий (см. 80.5). Тотемом Паллантидов могла быть коза, Агниев — ягненок, Леонтидов — лев, а Эрехфеев — змей. В аттической мифологии называются и другие тотемные кланы, например: ворона, соловей, удод, волк, вепрь и сова.

4. Судя по мифам о Тесее и Геракле, верховные жрицы богини Афины в Афинах и богини Геры в Аргосе принадлежали к клану льва, в который они принимали царя-жреца. Золотое кольцо, найденное в Тиринфе, изображает четырех львов-мужчин, предлагающих сосуды для жертвенных возлияний сидящей богине, которой может быть Гера, так как за ее троном сидит кукушка (см. 12.4). Несмотря на то, что на Крите не водились львы, их изображения как священных животных богини встречаются и здесь. Афина не ассоциировалась с кукушкой, но изображалась в образе других птиц, которые могут иметь тотемное происхождение. У Гомера ее можно встретить в образе морского орла («Одиссея» III.371) и ласточки (там же, XXІІ.239); вместе с Аполлоном она появляется в образе ястреба («Илиада» VII.58), а вместе с Герой — в образе голубки (там же, V.778). На небольшой афинской вазе, датируемой V в. до н.э., Афина изображена в виде жаворонка. Около Мегары существовало святилище, где ей поклонялись в образе гагары или баклана (Павсаний 1.5.3. — см. 94. c ). Однако ее основным птичьим образом была мудрая сова. Клан сов сохранил свой ритуал вплоть до классической эпохи: наряженные совами инициируемые исполняли обряд поимки их тотемной птицы (Поллукс IV.103).

5. Рассказ Плутарха об Akouete leoi достаточно достоверен: в первобытных религиях очень часто случалось так, что отдельные слова подвергались запрету из-за того, что они звучали как имя человека, название предмета или животного, упоминание которого считалось небезопасным. Особенно это относилось к именам умерших родственников, даже если они умирали естественной смертью.

6. То, что Паллантиды не считали Эгея и Тесея истинными Эрехтеидами, может указывать на протест, который в VI в. до н.э. в Афинах вызвала узурпация семьей иммигрантов Бутадов (которые реставрировали легенду о Тесее) местного жречества Эрехтеидов. (см. 95.3).


98. Тесей на Крите


До сих пор неясно: отправил ли Эгей Тесея против свирепого белого быка Посейдона по наущению Медеи или же он решил убить это огнедышащее чудовище уже после того, как Медею изгнали из Афин, надеясь тем самым снискать еще большее расположение афинян. Привезенный Гераклом с Крита и отпущенный на волю в долине Аргоса, бык пошел по Истму в Марафон и стал сотнями убивать людей между городами Пробалинф и Трикоринф, причем некоторые говорят, что среди погибших был сын Миноса Андрогей. Однако Тесей смело ухватил быка за смертоносные рога и победно протащил его по улицам Афин к крутому склону Акрополя, где принес его в жертву Афине или Аполлону1.

b. На пути в Марафон Тесей воспользовался гостеприимством старой пряхи по имени Гекала, или Гекалена, которая обещала принести в жертву Зевсу барана, если только Тесей останется живым. Но она умерла, не дождавшись победы Тесея, и тот учредил гекалесии в ее честь и в честь Зевса Гекалея. Эти обряды исполняются и сейчас. Поскольку Тесей был в то время всего лишь мальчиком, Гекала ласкала его, как ласкают детей, поэтому ее чаще зовут уменьшительным именем Гекалена, а не Гекала2.

c . Как плату за смерть своего сына Андрогея Минос приказал афинянам присылать на Крит семерых юношей и семерых девушек раз в девять лет, — а точнее, в конце Великого года, — где в лабиринте их пожирал Минотавр. Этот Минотавр, которого звали Астерием, или Астерионом, был быкоголовым чудовищем, которого Пасифая родила от белого быка3. Вскоре после прибытия Тесея в Афины наступило время в третий раз посылать дань, и его охватила такая жалость к родителям, чьих детей по жребию должны были отправить на Крит, что он сам предложил себя в качестве жертвы, несмотря на самые искренние попытки Эгея разубедить его. Некоторые, правда, говорят, что на него выпал жребий. Другие считают, что царь Минос сам прибыл с большим флотом отбирать жертвы. Он прослезился, когда Тесей — хотя он был родом из Трезена, а не из Афин, — сам вызвался отправиться на Крит при условии, что, если ему голыми руками удастся победить Минотавра, Афины больше не будут платить дань своими детьми4.

d. В двух предыдущих случаях корабли, на которых плыли четырнадцать жертв, поднимали черные паруса, но Тесей был уверен, что бог на его стороне, и поэтому Эгей вручил ему белый парус, который, в случае успеха, он должен был по возвращении поднять на своем корабле. Некоторые говорят, что парус был пурпурным, окрашенным соком ягод кермесоносного дуба5.

e. Когда в суде были брошены все жребии, Тесей повел своих спутников в Дельфиний, где от всех пожертвовал Аполлону масличную ветвь, увитую белой шерстью. Четырнадцать матерей закупили еду на дорогу и, чтобы поднять дух своих детей, стали рассказывать притчи и героические сказания. Тесей, однако, заменил двух девушек парой женственных юношей, обладавших, тем не менее, недюжинной храбростью и здравым умом. Им он наказал принимать теплые ванны, избегать солнечных лучей, не отличаться от девушек ни осанкой, ни повадками и ходить девичьей поступью. Так ему удалось обмануть Миноса и выдать их за девушек6.

f . Феак, предок феаков, к которым попал Одиссей, стал у руля на носу тридцативесельного судна, на котором они отплыли, потому что никто из афинян не был знаком с наукой мореплавания. Одни говорят, что кормчим был Ферекл, но, пожалуй, правы другие, кто говорит, что кормщиком был Навсифой, потому что по возвращении Тесей воздвиг монументы Навсифою и Феаку в Фалерах — порту, из которого они отбыли, и в их честь стали проводить местный праздник кормчих7.

g. Дельфийский оракул посоветовал Тесею взять на время плавания в путеводительницы Афродиту. Поэтому он принес ей жертвы на берегу, но — о, чудо! — принесенная в жертву коза превратилась во время предсмертных судорог в козла. Из-за этого чуда Афродита получила эпитет Козлиная8.

h . Тесей отплыл в шестой день мунихиона (апреля). Каждый год в этот день афиняне отправляют девушек в Дельфиний, чтобы умилостивить Аполлона, потому что Тесей забыл это сделать перед отплытием. Буря, насланная разгневанным богом, вынудила их укрыться в Дельфах и принести там запоздалые жертвы9.

i . Когда через несколько дней корабль достиг Крита, Минос на колеснице спустился в бухту, чтобы пересчитать жертвы. Влюбившись в одну из афинских девушек, — до сих пор спорят, была ли это Перибея, мать Аякса, Эрибея или Феребея, поскольку у всех трех имена очень похожи, — он готов уже был овладеть ею, но вмешавшийся Тесей заявил, что ему, как сыну Посейдона, подобает защищать девственниц от посягательств тиранов. Похотливо засмеявшись, Минос ответил, что про Посейдона никак нельзя сказать, чтобы он жалел приглянувшихся ему девушек10.

— Эй! — вскричал Минос. — Достань мне эту безделицу и докажи, что ты — сын Посейдона! — С этими словами он бросил в море свое кольцо с печатью.

— Сначала докажи, что ты сын Зевса! — ответил ему Тесей.

j . Минос доказал. Он вознес молитву: «Отец Зевс, услышь меня!» — и в ответ тут же сверкнула молния и раздался удар грома. После этого Тесей нырнул в море, где большая стая дельфинов с почетом сопроводила его в подводный дворец нереид. Некоторые говорят, что нереида Фетида вручила ему тогда украшенную каменьями корону, подаренную ей на свадьбу Афродитой, которую впоследствии носила Ариадна. Другие утверждают, что это сделала морская богиня Амфитрита, пославшая во все стороны нереид на поиски кольца. Как бы там ни было, когда Тесей появился из моря, у него были кольцо и корона, как это запечатлел Микон[162]Микон — имя многих греческих художников. Здесь речь идет о самом значительном из них — сыне Фаномаха, работавшем в Афинах в годы их расцвета (вторая половина V в. до н.э). Он создал статуи атлетов в Олимпии и в Афинах, картины для Пойкиле стоа («Пестрого портика») и храма Тесея в Афинах. в росписи на третьей стене святилища Тесея11.

k . Афродита действительно сопровождала Тесея, потому что не только Перибея и Феребея пригласили галантного Тесея разделить с ними ложе (и не были отвергнуты), но даже дочь Миноса Ариадна влюбилась в него с первого взгляда. «Я помогу тебе убить моего сводного брата Минотавра, — тайно пообещала она ему, — если ты позволишь мне отправиться в Афины твоей женой». Это предложение Тесей с радостью принял и поклялся жениться на ней. Случилось так, что, прежде чем покинуть Крит, Дедал вручил Ариадне волшебный клубок ниток и научил ее, как входить и выходить из лабиринта. Она должна была открыть дверь и привязать свободный конец нити к дверной притолоке, клубок покатится впереди нее, становясь с каждым шагом все меньше, и приведет по хитрым поворотам и переходам к внутреннему помещению, где обитает Минотавр. Этот клубок Ариадна отдала Тесею и наказала ему следовать за клубком, пока тот не приведет его к спящему чудовищу, которого следует схватить за волосы и принести в жертву Посейдону. Обратную дорогу он найдет, сматывая нить в клубок12.

l . Той же ночью Тесей сделал все, как ему было сказано, но до сих пор спорят, убил ли он Минотавра мечом, данным ему Ариадной, просто голыми руками или своей знаменитой палицей. Скульптурный фриз в Амиклах изображает связанного Минотавра, которого ликующий Тесей ведет в Афины, однако не все верят, что все было именно так13.

т. Когда Тесей вышел из лабиринта, забрызганный кровью, Ариадна страстно обняла его и повела всех афинян в бухту. К этому времени двое юношей, переодетых в девушек, убили стражей женских покоев и освободили пленниц. Они тайком пробрались на свой корабль, где их уже ждали Навсифой и Феак. Все дружно налегли на весла и поспешили прочь. Но несмотря на то что Тесей заблаговременно пробил дно у многих критских судов, чтобы помешать погоне, на берегу прозвучала тревога и ему пришлось уже в бухте вступить в морской бой прежде, чем им удалось (к счастью, без потерь) выскользнуть в открытое море под покровом темноты14.

n . Несколько дней спустя, высадившись на остров, который тогда назывался Диа, а теперь известен как Наксос, Тесей оставил спящую Ариадну на берегу, а сам уплыл. Почему он так поступил, до сих пор остается тайной. Одни говорят, что он покинул ее из-за новой возлюбленной по имени Эгла, дочери Панопея, другие — что пока ветер не давал ему уплыть с Диа, он все думал о неприятностях, которые вызовет приезд Ариадны в Афины15. Третьи считают, что Дионис, явившийся во сне Тесею, стал угрожать и требовать себе Ариадну и что, когда Тесей проснулся и увидел флот Диониса, державший курс на Диа, то, поддавшись внезапному страху, поднял якорь, а Дионис, использовав чары, заставил его забыть и обещание, данное Ариадне, и даже само ее существование16.

о. Какой бы ни была правда, жрецы Диониса в Афинах подтверждают, что когда Ариадна обнаружила, что осталась одна, покинутой на острове, она стала горько причитать, вспоминая, как она дрожала, когда Тесей отправился убивать ее уродливого сводного брата, как она давала молчаливые обеты, чтобы только он победил, и как из-за любви к нему она бросила родителей и родину. Сейчас она призывала всю вселенную отомстить за нее, и отец Зевс согласился. Тогда для спасения Ариадны явился нежный и ласковый Дионис со своей веселой свитой сатиров и менад. Он без промедления женился на ней, надев на ее голову венец Фетиды, а она родила ему много детей17. Из них только Фоанта и Энопиона иногда называют сыновьями Тесея. Венец, который позднее Дионис вознес на небо как созвездие Северной Короны, изготовил Гефест из огненного золота и красных индийских камней, вставленных в оправу, словно розы18.

p . Критяне, однако, отказываются признать, что Минотавр когда-либо существовал и что Ариадна досталась Тесею незаконно. Они считают, что лабиринт — это просто хорошо охраняемая тюрьма, в которой содержались афинские юноши и девушки — намеченные в качестве жертв на погребальных играх в честь Андрогея. Некоторых из них принесли в жертву на его могиле, а остальных вручили победителям в качестве призов, как рабов. Случилось так, что жестокий и надменный военачальник Миноса, по имени Тавр, год за годом забирал их к себе, выигрывая все соревнования, в которых участвовал, к большому неудовольствию своих соперников. Он злоупотребил доверием Миноса потому, что пошли слухи, будто он вступил в любовную связь с Пасифаей, в чем ему помог Дедал, и что один из ее сыновей-близнецов очень похож на него. Поэтому Минос с радостью согласился, когда Тесей испросил разрешения побороться с Тавром. В древнем критском государстве игры разрешалось посещать и мужчинам, и женщинам, и Ариадна влюбилась в Тесея, когда увидела, как тот трижды подряд перебрасывал через себя прежнего победителя и прижимал его плечами к земле. Миносу это зрелище доставило не меньшее удовольствие, и он вручил Тесею награду, объявил его своим названым сыном и отменил жестокую дань19.

q. Традиционная песнь боттиеев подтверждает легенду в том, что не все жертвы умерщвлялись. В ней говорится, что критяне посылали в качестве жертвы своих детей-первенцев в Дельфы, причем в основном это были дети живших на Крите афинских рабов. Однако дельфийцы не могли прокормить их из-за скудости ресурсов своего небольшого города и отправляли за море, чтобы они основали колонию в Япигии, что в Италии. Позднее они осели во фракийской Боттиее. А вызывающее тоску восклицание девушек из Боттиеи: «О, дай нам вернуться в Афины!» — постоянно напоминает об их происхождении20.

r . Совершенно иначе все рассказывают киприоты и другие. Они говорят, что Минос и Тесей достигли соглашения, закрепленного клятвой, что ни один корабль, кроме «Арго», — которым командовал Ясон, обещавший очистить море от пиратов, — не имел права плавать в греческих водах с командой, превышающей пять человек. Когда Дедал бежал с Крита в Афины, Минос нарушил этот уговор, бросившись за ним в погоню на больших судах, чем вызвал гнев Посейдона, который был свидетелем клятвы. Он поднял бурю, отогнавшую корабли к Сицилии, где Минос нашел свою смерть. Сын Миноса Девкалион пригрозил, что если афиняне не выдадут Дедала, то он казнит всех заложников, которых оставил Тесей при заключении договора. Тесей ответил, что Дедал — его кровный родственник, и спросил, нельзя ли прийти к обоюдному согласию как-нибудь по-другому. Они обменялись с Девкалионом несколькими посланиями, но все это время Тесей тайно строил военные корабли, частью — в Тиметадах (поскольку этот порт лежал в стороне от морских путей), а частью — в Трезене, где у Питфея была верфь, о которой критяне ничего не знали. Через месяц или два его корабли вышли в море, ведомые Дедалом и другими беглецами с Крита. Критяне приняли приближающиеся корабли за потерявшуюся часть флота Миноса и громко их приветствовали. Поэтому Тесей захватил бухту почти без сопротивления и тут же направился в Кносс, где перебил стражу Девкалиона, а его самого убил во внутренних покоях дворца. После этого критский трон перешел к Ариадне, с которой Тесей великодушно договорился. Она освободила афинских заложников, и между двумя народами был заключен дружеский союз и принесена клятва никогда более не начинать войну. На самом деле Ариадна просто вышла за Тесея замуж21.

s. После продолжительных празднеств они отправились в Афины, но буря отнесла их к Кипру. Здесь Ариадна, будучи беременной от Тесея и боясь, что из-за морской качки случится выкидыш, попросила высадить ее на берег недалеко от Амафунта[163]Вариант, по которому Тесей оставляет Ариадну на Наксосе, более распространен. Амафунт — финикийский город на южном побережье Кипра, второй по значению (после Пафоса) культовый центр Афродиты., что и было сделано. Но не успел Тесей вернуться на корабль, как сильный ветер стал уносить весь флот в открытое море. Женщины Амафунта очень хорошо приняли Ариадну и утешали ее письмами, которые якобы только что пришли от Тесея, чинящего корабли на берегу соседнего острова, а когда она умерла от родов, они устроили ей пышные похороны. В Амафунте до сих пор показывают могилу Ариадны, расположенную в роще, где ей поклоняются под именем Ариделы. Когда Тесей все-таки вернулся на Кипр, проделав путь от сирийского берега, то очень опечалился, узнав о смерти Ариадны, и оставил много денег, наказав приносить ей жертвы. Киприоты до сих пор еще отмечают праздник Ариадны во второй день месяца горпиея. Во время праздника какой-нибудь юноша ложится наземь в роще Ариадны и имитирует родовые муки. Они также поклоняются двум небольшим статуям Ариадны — одной из серебра, а другой — из бронзы, — которые оставил Тесей. Они также говорят, что Дионис не только не женился на Ариадне, но и рассердился за то, что она с Тесеем осквернила Наксосский грот, и даже пожаловался Артемиде, которая и убила Ариадну во время родов безжалостными стрелами. Некоторые, правда, утверждают, что Ариадна сама повесилась, боясь Артемиды22.

t. Вернемся, однако, к истории Тесея. Из Наксоса он отправился на Делос и там принес жертву Аполлону и устроил атлетические игры в его честь. Именно здесь он ввел новый обычай — украшать голову победителя пальмовым венком и вручать ему пальмовую ветвь. Он также благоразумно пожертвовал Аполлону небольшое изваяние Афродиты работы Дедала, которое Ариадна захватила из Крита и оставила на борту корабля — оставь он его, это могло бы вызвать множество циничных замечаний афинян. Это изваяние, которое и сейчас показывают на Делосе, стоит на квадратном основании, заменяющем ноги богини, и постоянно украшено гирляндами цветов23.

u. Неподалеку от круглого озера на Делосе стоит роговой жертвенник. Его построил сам Аполлон, когда ему было всего четыре года, сложив из бесчисленного количества рогов от коз, убитых Артемидой на горе Кинф. Это было первое архитектурное творение Аполлона. И основание жертвенника, и окружающие его стены полностью сделаны из рогов, причем все рога взяты с одного бока животных, только непонятно — с правого или левого24. Если что делает это творение равным семи чудесам света, так это то, что ни раствор, ни другое связующее вещество не были использованы при его постройке. Именно вокруг этого жертвенника — или, как говорят другие, вокруг жертвенника Афродиты, на котором стояла статуя работы Дедала, — Тесей и его спутники исполняли пляску «журавля»: мерные движения то в одну сторону, то в другую как бы воспроизводят запутанные ходы лабиринта. Делосцы до сих пор танцуют этот танец, завезенный Тесеем из Кносса. Дедал построил Ариадне площадку для этого танца, выложил все фигуры белым рельефным мрамором, скопировав их с египетского лабиринта. Исполнявшийся Тесеем и его спутниками танец журавля на Кноссе стал первым танцем, в котором вместе плясали мужчины и женщины. Во многих городах Греции и Малой Азии этот танец еще танцуют старые люди (особенно моряки), а в италийских деревнях его танцуют дети. Кроме того, с него начались Троянские игры25.

v. Месть Ариадны настигла Тесея. То ли печалясь, что потерял ее, то ли от радости при виде аттического берега, но он забыл о своем обещании поднять белый парус26. Эгей, который наблюдал за приближающимся кораблем с акрополя (где сейчас стоит храм крылатой Ники), заметил черный парус, лишился чувств, а потом, придя в себя, бросился вниз головой с акрополя и разбился насмерть. Некоторые, правда, говорят, что он бросился в море, которое с тех пор зовется Эгейским27.

w. Тесею не говорили об этом печальном событии до тех пор, пока он не совершил все жертвоприношения богам в благодарность за благополучное возвращение. После этого он похоронил Эгея и построил ему святилище, как герою. На восьмой день пианепсиона[164]Пианепсион (октябрь — ноябрь) — месяц аттического календаря. На 7-й день его наступали праздники Пианепсии и Осхофории, а на 8-й — Тесеи. (октябрь), т.е. день, когда Тесей вернулся с Крита, благодарные афиняне спешат на берег моря с кухонными горшками и там варят всевозможные бобы, чтобы напомнить своим детям о том, как Тесей, который был вынужден из-за нехватки пищи держать команду корабля впроголодь, сойдя на берег, сразу же сложил всю оставшуюся провизию в один котел и наконец-то наполнил пустовавшие желудки моряков. На этом же празднике поют благодарственные песни в честь окончания голода и приносят масличную ветвь, обвитую белой шерстью и увешанную по сезону плодами, в память о той оливе, которую Тесей пожертвовал богам, отправляясь в плавание. Поскольку это было временем сбора урожая, Тесей учредил праздник виноградных ветвей в благодарность то ли Афине, то ли Дионису, поскольку оба божества явились ему на Наксосе, а может быть, в честь Диониса и Ариадны. Двое несущих ветви олицетворяли тех двух юношей, которых Тесей взял на Крит, переодев девушками, и которые сопровождали его во время триумфального шествия после возвращения в Афины. Четырнадцать женщин несут провизию и принимают участие в жертвоприношении. Они олицетворяют матерей спасенных жертв и должны рассказывать притчи и древние мифы, как это делали настоящие матери накануне отплытия корабля28.

x . Тесей посвятил Артемиде Спасительнице храм на рыночной площади Трезена, а его самого сограждане почтили святилищем еще при жизни. Те семьи, с которых взималась дань Криту, обязались поставить необходимые жертвоприношения. Жрецами в новом храме Тесей дозволил быть Фиталидам в благодарность за их гостеприимство. Судно, на котором он плавал на Крит, с тех пор раз в год отправлялось на Делос и обратно, но его так часто перебирали и перестраивали по мере ветшания, что оно стало обычным примером в рассуждениях философов, определяющих понятие самотождественности меняющегося объекта29.


1Аполлодор. Эпитома I.5; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VIII.294; Павсаний I.27.9; Плутарх. Тесей 14; Гесихий под словом Bolynthos.

2Плутарх. Цит. соч.; Каллимах. Гекала[165]«Гекала» — небольшая эпическая поэма Каллимаха, частично дошедшая на папирусе. (Фр. XV Schneider); Овидий. Лекарство от любви 747.

3Диодор Сицилийский IV.61; Гигин. Мифы 41; Аполлодор. Цит. соч. III.1.4; Павсаний ІІ.31.1.

4Плутарх. Тесей 17; Аполлодор. Цит. соч. I.7; Схолии к «Илиаде» Гомера XVIII.590; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гелланик, Цит. по: Плутарх. Тесей 17.

5Плутарх. Цит. соч.; Симонид. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.

6Плутарх. Тесей 18; Демон. «История». Цит. по: Плутарх. Тесей 23.

7Филохор. Цит. по: Плутарх. Тесей 17; Симонид. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.; Павсаний 172.

8Плутарх. Цит. соч. 18.

9Плутарх. Цит. Соч.

10Павсаний I.42.1; Гигин. Поэтическая астрономия ІІ.5; Плутарх. Тесей 29.

11Павсаний I.17.3; Гигин. Цит. соч.

12Плутарх. Тесей 29; Аполлодор. Эпитома I.8.

13Гомер. Илиада XVIII.590; Евстафий. Комментарий к «Одиссее» Гомера XІ.320; Аполлодор. Эпитома I.9; Овидий. Героини IV.115; Павсаний III.18.7.

14Павсаний ІІ.31.1; Ферекид. Цит. по: Плутарх. Тесей 19; Демон. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.

15Схолии к «Идиллиям» Феокрита II.45; Диодор Сицилийский IV.61.5; Катулл LXIV.50 и сл.; Плутарх. Тесей 29; Гигин. Мифы 43.

16Павсаний X.29.2; Диодор Сицилийский V.51.4; Схолии к Феокриту. Цит. соч.

17Павсаний I.20.2; Катулл LXIV.50 и сл.; Гигин. Поэтическая астрономия ІІ.5.

18Плутарх. Тесей 20; Псевдо-Эрастофен. Превращение в звезды 5.

19Плутарх. Тесей и Ромул; Филохор. Цит. по: Плутарх. Тесей 16; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VI.14; Филохор. Цит. по: Плутарх. Тесей 19.

20Аристотель. Государственное устройство боттиеев. Цит. по: Плутарх. Тесей 16; Плутарх. Греческие вопросы 35.

21Клидем. Цит. по: Плутарх. Тесей 19.

22Гесихий под словом Aridela; Пеон. Цит. по: Плутарх. Тесей 21.

23Плутарх. Цит. соч. 21; Павсаний. VIII.48.2 и ІX.40.2; Каллимах. Гимн к Делосу 312.

24Каллимах. Гимн к Аполлону 60 и сл.; Плутарх. Цит. соч. и «Кто из животных самый ловкий?» 35.

25Плутарх. Тесей 21; Каллимах. Гимн к Делосу 312 и сл.; Гомер. Илиада XVIII.591—592; Павсаний ІX.40.2; Плиний. Естественная история XXXVI.19; Схолии к «Илиаде» Гомера XVIII. 590; Евстафий. Комментарии к «Илиаде» Гомера с. 1166; Вергилий. Энеида V.588.

26Катулл LXIV.50; Аполлодор. Эпитома I.10; Плутарх. Тесей 22.

27Катулл. Цит. соч.; Павсаний I.22.4—5; Плутарх. Цит. соч.; Гигин. Мифы 43.

28Павсаний I.22.5; Плутарх. Тесей 22 и 23.

29Павсаний II.31.1; Плутарх. Цит. соч., 23.


* * *


1. Критская культура стала распространяться в Греции в конце XVIII в. до н.э., возможно, благодаря эллинской аристократии, которая захватила власть на Крите поколением или двумя раньше и оказалась у истоков новой культуры. Бесхитростный рассказ о набеге Тесея на Кносс, который приводит Плутарх со ссылкой на Клидема, звучит довольно правдоподобно. Он описывает, как афиняне восстали против своего критского владыки, который захватил заложников как гарантию послушания Афин; стали тайно строить корабли, разграбили не защищенный крепостными стенами Кносс, когда основной критский флот был у Сицилии, а затем подписали мирный договор, скрепленный браком афинского царя с наследницей критского трона Ариадной. Эти события, которые могли произойти в XIV в. до н.э., имеют и мифологическое объяснение: дань в виде юношей и девушек, которая взималась с Афин как плата за убийство критского принца. Тесей, который ловко убил быка Миноса или победил в борцовской схватке главного полководца Миноса, освобождает Афины от дани, женится на наследнице трона Ариадне и заключает мир с самим Миносом.

2. Убийство Тесеем быкоголового Астерия по прозвищу Минотавр, или бык Миноса, его поединок в борьбе с Тавром («быком»), а также захват критского быка — это все версии рассказа об одном и том же событии. Bolynthos, давший название аттическому городу Пробалинфу, переводится с критского как «дикий бык». Минос — это титул кносской династии, чьей эмблемой был небесный бык; «Астерий» могло означать «солнечный» или «небесный»[166]Подробнее об Астерии см. в: Лосев А. Ф. Античная мифология. М., 1957, с. 126, 135.. Именно в образе быка царь, вероятно, вступал в ритуальный брак с верховной жрицей луны-коровы (см. 88.7). Одним из элементов, составивших основу мифа о лабиринте, мог быть тот факт, что кносский дворец, т.е. дом Лабриса, или двойного топора, представлял собой комплекс комнат и переходов, в котором афинские воины, захватившие дворец, не сразу нашли и убили царя. Но это не все. Поле перед дворцом занимала площадка для танцев с выложенным лабиринтом фигур, которые были обязательны при исполнении эротического весеннего танца (см. 92.4).

3. Похоже, что древний танец «журавля», — а журавли тоже исполняют брачные танцы, — имел фигуры, построенные по типу лабиринта. В некоторых лабиринтах танцоры держали в руках бечеву, которая помогла им сохранять нужную дистанцию и безошибочно исполнять все фигуры. Эта бечева могла навеять историю о клубке ниток (А. Кук. Журнал эллинских исследований[167]«Journal of Hellenic Studies». XIV.101 и сл., 1949). Следует отметить, что в Афинах и на горе Сипил танец с веревкой назывался кордакс (Аристофан. Облака 540). Зрелище, которое устраивали на Крите на арене для быков, включало акробатические выступления юношей и девушек, которые по очереди хватались за рога нападавшего на них быка и кувырком прокатывались между рогами и лопатками животного. Это, очевидно, был религиозный обряд, и не исключено, что в нем исполнители также олицетворяли планеты. Вряд ли это занятие было таким опасным, как об этом пишут многочисленные авторы. Достаточно вспомнить, как редко гибнут banderilleros в Испании во время боя быков. Кроме того, на критской фреске видно, что юношу и девушку, совершивших кувыркание, всегда готов поймать их партнер, как только они коснутся земли ногами.

4. Имя Ариадна, которое греки воспринимали как Ариагна («святейшая»), вероятно, было эпитетом луны-богини, в честь которой исполнялся танец и устраивались представления с быком. Ее также звали Аридела, т.е. «яснейшая». Ношение увешанных плодами ветвей в честь Ариадны и Диониса, а также тот факт, что Ариадна повесилась, «боясь гнева Артемиды», говорит о том, что к этим ветвям крепились куклы-Ариадны (см. 79.2). Беотийская кукла-богиня, сделанная в форме колокола, языком которого служили ее ноги (из коллекции Лувра), — это Ариадна, Эригона или Артемида Висельница. Корона Ариадны, сделанная Гефестом в форме розового венка, — это не фантазия: тонкой работы золотые венки с цветами из драгоценных камней обнаружены в Мохлосском кладе.

5. Брак Тесея со жрицей луны сделал его владыкой Кносса. В этой связи интересно отметить, что на одной из кносских монет народившаяся луна помещена в центре лабиринта. Матрилинейный обычай лишал наследницу всех прав на землю, если она уплывала с мужем за море, и это объясняет, почему Тесей не взял Ариадну с собой в Афины и не увез дальше острова Диа, который принадлежал Криту и был даже виден с Кносса. Критский Дионис, изображавшийся в виде быка, был на самом деле Миносом и законным супругом Ариадны, поэтому на посвященных ей оргиях разносили критское вино. Этим же можно объяснить, почему, как свидетельствует Гомер, Дионис возмутился тем, что Ариадна разделила ложе с пришельцем Тесеем.

6. Многие древние афинские обряды микенского периода объясняются Плутархом и другими в свете посещения Тесеем Крита. Например, ритуальная проституция девушек и ритуальная содомия, характерная для культа Анаты в Иерусалиме (см. 61.1) и культа Сирийской богини в Иераполе, рудиментарно сохранились у афинян как умилостивление Аполлона, которому передавались в дар девушки, и двое юношей, переодетых в девушек, носили ветви нового урожая. Увешанные фруктами ветви напоминают lulab, который носили в Иерусалиме во время праздника Кущей, также отмечавшегося ранней осенью. Праздник Кущей был праздником лозы и соответствовал афинской Осхофории, или «ношению виноградных гроздей», который был особенно интересен тем, что на нем устаивались соревнования в беге. Первоначально победитель становился новым царем-жрецом, как и в Олимпии, и получал смесь из пяти веществ — «масла, вина, меда, рубленого сыра и муки», т.е. тот самый божественный нектар, или амбросию, богов. Плутарх связывал Тесея как нового царя с этим праздником, говоря, что он появляется неожиданно во время праздника, и это снимает с него полностью обвинение в каком бы то ни было участии в убийстве Эгея, его предшественника. Однако на самом деле новый царь боролся со старым царем и сбрасывал его, как фармак, с Белой скалы в море (см. 96.3).

7. В доэллинскую эпоху мужчинам, вероятно, запрещалось есть бобы, а пифагорейцы продолжали воздерживаться от бобов на том основании, что в них вполне могут обитать души предков и что, если мужчина, в отличие от женщины, съест боб, то может лишить своего мужского или женского предка шанса родиться вновь. Народный праздник бобов говорит о том, что эллины насмехались над богиней, которая ввела это табу. Об этом же говорит тот факт, что Тесей передал должность жрецов Фиталидам («садоводам»), причем форма женского рода от этого имени напоминает о том, что прежде выращивание фиговых пальм, как и выращивание бобов, представляло собой тайну, которую хранили женщины (см. 24.13).

8. Поклонение киприотов Ариадне как «богине рождения из Амафунта» говорит о том, что этот титул принадлежал Афродите. Ее осенний праздник отмечал приход нового года, на котором юноша, имитировавший родовые муки, был ее царственным возлюбленным Дионисом. Этот обряд известен под названием кувады во многих районах Европы, включая отдельные места восточной Англии.

9. Сложенное из рогов святилище Аполлона на Делосе недавно было раскопано. Алтарь и основание святилища не сохранились, и, судя по каменным украшениям, бык как ритуальное животное вытеснил козу. Причем существуют сомнения относительно того, что коза была ритуальным животным. Так, на одной из минойских печатей изображена богиня, стоящая на алтаре, полностью сделанном из рогов быка.

10. Аллегорическая настенная роспись, сделанная Миконом, на которой Фетида вручает Тесею корону и кольцо, а Минос сердито смотрит на все с берега, вероятно, запечатлела переход власти на море из рук Крита в руки Афин. Однако не исключено, что на фреске изображен Минос, бросающий кольцо в море и тем самым символически вступающий в брак с богиней моря. В средние века так же поступали венецианские дожи.

11. Энопион и Фоант иногда называются сыновьями Тесея потому, что они были героями Хиоса и Лемноса (см. 88. h ), союзников Афин.


99. Объединение Аттики


Когда Тесей унаследовал афинский трон от Эгея, то сразу же укрепил свою власть, казнив всех своих противников, кроме Палланта и тех, кто остался в живых из его пятидесяти сыновей. Спустя несколько лет он убил и их из предосторожности, а когда суд Аполлона Дельфиния обвинил его в убийстве, он предложил неслыханный до сих пор довод — «обоснованное убийство» — и был оправдан. В Трезене он прошел обряд очищения от их крови и провел там целый год, поскольку правил в этом городе его сын Ипполит. По возвращении Тесей заподозрил своего сводного брата, которого звали Паллант, в нелюбви к себе и тут же изгнал его. Впоследствии этот Паллант основал Паллантий в Аркадии, правда, некоторые говорят, что этот город основал Паллант, сын Ликаона, вскоре после Девкалионова потопа1.

b . Тесей оказался правителем, во всем уважающим закон и начавшим политику объединения, которая со временем стала основой благосостояния Афин. До этого Аттика была разделена на двенадцать общин[168]Древнегреческие полисы унаследовали от родоплеменной организации общества разделение населения на роды. Каждый род входил во фратрию, а фратрия — в филу. Таких фил насчитывалось обычно три или четыре. Таким образом, каждый гражданин входил в ту или иную филу независимо от места его проживания. С развитием государственности такая организация общества устарела. Поэтому в Афинах (административная система которых изучена лучше всего) Клисфен (вторая половина VI в. до н.э.) провел реформу, в результате которой низшим звеном в цепи управления стали демы (уже давно существовавшие сельские округа), объединявшиеся теперь уже в территориальные филы, число которых было увеличено до 10 (впоследствии к ним прибавалось еще 2)., причем каждая решала свои дела самостоятельно, обращаясь к афинскому царю только в случае необходимости. Элевсинцы даже однажды объявили войну Эрехтею; хватало и других междоусобиц. Чтобы эти общины отказались от независимости, Тесею пришлось обратиться к каждой общине и каждому роду в отдельности. Как оказалось, простые граждане и бедняки готовы были признать его власть, остальных, в основном людей влиятельных, он убедил принять его план, обещав взамен отменить монархию и заменить ее демократией. При этом он оставлял за собой должность военачальника и стража законов. Кого не убедили аргументы, он заставил уважать свою силу2.

c . Тесей таким образом получил право распустить все местные власти, призвав предварительно их представителей в Афины, где в их распоряжение он предоставил булевтерий и пританей[169]Пританей — в Афинах здание заседаний пританов, членов буле, или Совета пятисот, который делился на 10 отделений по 50 человек — представителей одной филы — в каждом. Год был также разделен на 10 частей по 35 или 36 дней, в течение которых каждое отделение поочередно управляло городом. Члены отделения, находившегося в данное время у власти, назывались пританами., которые сохранились до сего времени. Однако он воздержался от изменения законов, касавшихся частной собственности. Затем он объединил все пригороды непосредственно с самим городом, который до сих пор состоит из акрополя и прилегающей к нему южной территории, на которой стоят древние храмы Зевса Олимпийского, Пифийского Аполлона, матери-Земли, Диониса Болотного[170]Дионис Лимнейский (т.е. болотный — от греч. limne — болото, озеро) — назван так по Лимнам — заболоченному району Афин вблизи Акрополя, где находились храмы Диониса и Артемиды. Как сообщает Страбон (VIII.5.1), в его время болота уже не существовало., а также акведук девяти источников. Афиняне до сих пор называют акрополь «городом».

d. Тесей назвал шестнадцатый день гекатомбеона (июль) «днем объединения» и сделал его всеобщим праздником в честь Афины, когда богине Эйрене приносились бескровные жертвы3. Переименовав Афинские игры, которые проводились в этот день, в Панафинейские, он сделал их доступными для всей Аттики. Кроме того, он ввел поклонение Всенародной Афродите[171]Всенародная Афродита — имеется в виду Афродита Пандемос (от греч. pan — весь, все и demos — народ). В эпитете Всенародная отражается всеобщий характер поклонения. Впоследствии философы стали толковать этот эпитет как «пошлая» и противопоставлять Афродите Пандемос — Афродиту Уранию (т.е. небесную, от греч. oyranos — небо). и богине Убеждения — Пейто. Затем, отрекшись, как обещал, от трона, он дал Аттике новую конституцию, причем свершилось это при благоприятных предзнаменованиях: Дельфийский оракул предсказал, что отныне афинские корабли будут столь же безопасно плавать по морям, как «легкий бурдюк»4.

e . Чтобы еще больше расширить город, Тесей пригласил достойных иностранцев и сделал из них сограждан. Разосланные им вестники использовали обращение, которое в ходу до сих пор, а именно: «Придите сюда, все народы!» После этого огромные толпы устремились в Афины, и он разделил все население Аттики на три сословия: евпатриды, т.е. «те, кто достоин своей отчизны», геоморы, т.е. «земледельцы», и демиурги, т.е. «ремесленники». Евпатриды решали дела религии, занимали высшие должности, толковали законы и превосходили прочих достоинством. Земледельцы обрабатывали землю и считались опорой государства. Демиурги, которые были гораздо многочисленнее, чем все остальные, служили прорицателями, хирургами, вестниками, ковровщиками, скульпторами и кондитерами5. Так Тесей стал первым царем, образовавшим содружество, и именно поэтому Гомер в «Каталоге кораблей» только одних афинян называет «народом». Конституция Тесея действовала до тех пор, пока тираны не захватили власть. Некоторые, правда, не верят в правдивость этой истории. Они утверждают, что Тесей правил так, как правили до него, и что после смерти царя Менесфея, возглавлявшего поход афинян против Трои, основанная им династия правила еще три поколения6.

f . Тесей стал первым афинским царем, который начал чеканить деньги, а на его монетах было изображение быка. Неизвестно, представлял ли он быка Посейдона или полководца Миноса — Тавра, или же просто прославлял земледелие, но монеты эти стали эталоном и еще долгое время были в ходу выражения «стоимостью в десять быков», «стоимостью в сто быков» и т.д. Стараясь быть похожим на Геракла, который провозгласил своего отца Зевса покровителем Олимпийских игр, Тесей объявил своего отца Посейдона покровителем Истмийских игр. До этого времени такой чести был удостоен сын Ино Меликерт, а игры, которые проводились ночью, были скорее мистериями, чем народным зрелищем. Затем Тесей подтвердил право афинян на Мегару, после чего призвал пелопоннесских посланцев на Истм и уговорил их разрешить долгий пограничный спор со своими ионийскими соседями. В месте, которое устраивало обе стороны, он воздвиг столб. Надпись на стороне столба, обращенной к Пелопоннесу, гласила: «Это Пелопоннес, а не Иония!», а на стороне, обращенной к Мегарам: «Это не Пелопоннес, а Иония!» Он также добился согласия коринфян на то, что афинянам будет принадлежать почетное место на Истмийских играх, причем под него будет выделено столько земли, сколько покроет развернутый парус того корабля, на котором приплывут афиняне7[172]Речь идет о так называемом «священном посольстве» (феории). Такие посольства ежегодно отправлялись из Афин по случаю всегреческих праздников и игр. При необходимости феории предоставлялся корабль, также называвшийся священным..


1Гигин. Мифы 244; Аполлодор. Эпитома I.11; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VIII.54; Еврипид. Ипполит 34—37; Павсаний I.22.2; I.28.10 и VIII.3.1.

2Диодор Сицилийский IV.61; Фукидид II.15; Плутарх. Тесей 24.

3Фукидид. Цит. Соч.; Плутарх. Цит. соч.

4Павсаний VIII.2.1 и I.22.3; Плутарх. Цит. соч.

5Плутарх. Цит. соч., 25.

6Плутарх. Цит. соч.; Гомер. Илиада II.552 и сл.; Павсаний I.3.2.

7Страбон IX.1.6; Плутарх. Цит. соч.


* * *


1. Мифический элемент истории Тесея в данном случае утрачен за счет того, что можно назвать «конституционной историей» Афин. Однако объединение Аттики здесь происходит на несколько столетий раньше, чем в действительности. Демократические реформы Тесея — это прославление V в. до н.э., возможно, произведенное Клисфеном. Правовые реформы, которые были введены в период поздней древнееврейской монархии, составители «Пятикнижия» аналогичным образом приписали Моисею.

2. «Бык» был денежным эталоном в древней Греции, Италии и Ирландии и остается таковым у отсталых пастушеских племен восточной Африки. Афиняне начали чеканить монету почти через пятьсот лет после Троянской войны. Однако на Крите действительно были в ходу медные слитки определенного веса, на которых ставилось официальное клеймо в виде бычьей головы или лежащего телка (Артур Эванс. Минойские меры веса и заменители денег[173]Evans A. Minoan Weights and Mediums of Currency., с. 335). Афинские Бутады (поскольку, вероятнее всего, именно они разрабатывали миф о Тесее) имели в виду именно эту легенду, когда стали чеканить монеты с изображением бычьей головы, которая была символом их рода.

3. Разделение Аттики на двенадцать общин совпадает с аналогичным делением дельты Нила и Этрурии и с распределением захваченной территории Ханаана между двенадцатью племенами Израиля. Это число, возможно, выбрано не случайно и соответствует ежегодному обходу монархом страны от рода к роду.

Греки героической эпохи не различали преднамеренное и непреднамеренное убийство. В любом случае род жертвы должен был получить плату за кровь, а убийца менял свое имя и покидал город навеки. Так, Теламон и Пелей не упали в глазах богов после предательского убийства Фока (см. 81. b ), а Медея убила Апсирта, не вызвав ненависти со стороны своих новых коринфских подданных (см. 153. a и 156. a ). В Афинах, в классическую эпоху, преднамеренное убийство (phonos) влекло за собой смертный приговор, а непреднамеренное убийство (acoysia) — изгнание, причем род отвечал за исполнение приговора. Phonos hecoysios («оправданное убийство») и phonos acoysios («случайное убийство») были более поздними дополнениями, которые, вероятно, в VII в. до н.э. ввел Драконт, причем в последнем случае убийца подвергался только ритуальному очищению. Мифографы не поняли, что Тесей избежал изгнания за убийство Паллантидов только потому, что истребил весь род, как поступил Давид с «домом Саула». Годичное пребывание в Трезене достаточно для того, чтобы город, в ритуальном смысле грязный после убийства, обрел прежнюю чистоту.


100. Тесей и амазонки


Некоторые говорят, что Тесей принимал участие в успешном походе Геракла против амазонок и в качестве своей доли добычи получил царицу амазонок Антиопу, которую также звали Меланиппой. Однако вряд ли ее судьба была, как многие считают, несчастной, потому что она отдала город Фемискиру на реке Фермодонт в руки Тесею в доказательство чувства, которое он успел разжечь в ее сердце1.

b. Другие говорят, что Тесей посетил страну амазонок несколько позже вместе с Пирифоем и его друзьями и что амазонки были обрадованы приездом такого большого количества красивых воинов и ни в чем им не противились. Антиопа пришла приветствовать Тесея дарами, но не успела подняться на корабль, как Тесей поднял якорь и похитил ее. Третьи утверждают, что он оставался некоторое время в Амазонии и был гостем Антиопы. Они добавляют, что среди спутников Тесея были три брата-афинянина: Эвней, Фоант и Солоэнт, причем последний влюбился в Антиопу, но, не смея приблизиться к ней, попросил Эвнея порадеть за него. Антиопа отвергла эти ухаживания, но не стала относиться к Солоэнту хуже, и только когда он бросился в реку Фермодонт и утонул, Тесей узнал причину гибели юноши и очень опечалился. Помня о том, что Дельфийский оракул предупредил его, что если в чужой стране его охватит неизбывная скорбь и уныние, он должен основать на этом месте город и оставить часть своих спутников для управления им, Тесей построил Пифополь в честь Пифийского Аполлона, а соседнюю с ним реку назвал Солоэнт. В этом городе он оставил Эвнея, Фоанта и некоего Герма — афинского аристократа, чей бывший дом в Пифополе ошибочно назвали «дом Гермеса». После этого Тесей отплыл вместе с Антиопой2.

c. Сестра Антиопы Орифия, которую некоторые ошибочно принимали за Ипполиту, чей пояс завоевал Геракл, решила отомстить Тесею. Она заключила союз со скифами и выступила во главе большого войска амазонок, перешла по льду Киммерийский Босфор, переправилась через Дунай и пересекла Фракию, Фессалию и Беотию. В Афинах она стала лагерем у Ареопага[174]У Ареопага — у Плутарха сказано: «почти в Акрополе». и совершила жертвоприношения в честь Ареса. Некоторые говорят, что в связи с этим событием холм и получил свое название. Но вначале один из ее отрядов совершил нападение на Лаконию, чтобы пелопоннесцы отказались от мысли соединиться с Тесеем, пройдя по Истму3.

d. Хотя афинские войска уже выстроились для сражения, ни одна из сторон боевых действий не начинала. Наконец, по совету оракула, Тесей принес жертвы сыну Ареса Фобосу и начал сражение в седьмой день боэдромиона. Теперь в этот день в Афинах празднуют Боэдромию, хотя некоторые говорят, что этот праздник был учрежден еще раньше в честь победы, которую Ксуф одержал над Евмолпом при царствовании Эрехтея. Боевое крыло амазонок растянулось от места, которое сейчас называют Амазонием, до холма Пникс, вдоль Хрисы. Правый фланг Тесея спустился с Мусея и напал на левый фланг противника, но был разгромлен и отступил до самого храма Эвменид. Об этом событии рассказывает святилище, воздвигнутое в честь местного полководца Халкодонта и стоящее на улице, вдоль которой находятся могилы павших в тот день, а сама улица носит имя Халкодонта. Афинский левый фланг атаковал с Палладия, горы Ардетт и Ликея и потеснил правый фланг амазонок до самого лагеря, нанеся большие потери4.

e . Одни говорят, что амазонки предложили мир только после четырех месяцев кровопролитных боев, а перемирие, заключенное около святилища Тесея, до сих пор празднуется накануне праздника Тесея, когда совершаются жертвоприношения амазонкам. Другие говорят, что Антиопа, теперь уже жена Тесея, сражалась героически на его стороне, но была убита некоей Молпадией, которую Тесей впоследствии убил, а Орифия с горсткой своих людей бежала в Мегару, где и умерла от горя и отчаяния, а оставшиеся в живых амазонки, гонимые из Аттики победоносным Тесеем, осели в Скифии5.

f . В любом случае, в тот раз афиняне впервые отразили нападение чужестранцев. Раненых амазонок, которые остались на поле боя, отправили на излечение в Халкиду. Антиопу и Молпадию похоронили неподалеку от храма Геи Олимпийской и отметили могилу Антиопы памятником. Остальные похоронены в Амазонии. Те амазонки, которые пали во время перехода через Фессалию, погребены между Скотуссами и Кинокефалами, есть их погребение близ Херонеи, на берегу реки Гемон. В Пиррихийской части Лаконии святилища отмечают те места, где амазонки остановили свое продвижение, там же установлены две деревянных статуи Артемиды и Аполлона. В Трезене победа Тесея над отступавшим из Ликии отрядом амазонок, пытавшихся переправиться через Истм, увековечена храмом Ареса6.

g. По одному свидетельству, амазонки вторглись во Фракию из Фригии, а не Скифии, а когда продвигались вдоль побережья, основали святилище Артемиды Эфесской. По другому свидетельству, они укрывались в этом святилище в двух предыдущих случаях: во время бегства от Диониса и после победы Геракла над царицей Ипполитой, а само святилище основано Кресом и Эфесом7.

h. Что касается правды об Антиопе, то она не погибла во время сражения, а ее в конце концов убил Тесей, как и было предсказано Дельфийским оракулом. Это случилось, когда Тесей заключил союз с критским царем Девкалионом и женился на его сестре Федре. Ревнивая Антиопа, которая была его незаконной женой, нарушила свадебные празднества, ворвавшись во всеоружии на пир и угрожая перебить гостей. Тесей и его спутники поспешно закрыли двери, а Антиопа пала в жестокой схватке (хотя и родила Тесею сына Ипполита, которого также звали Демофооном, и никогда не ложилась с другим мужчиной)8.


1Аполлодор. Эпитома I.16; Гегий Трезенский. Цит. по: Павсаний I.2.1.

2Пиндар. Цит. по: Павсаний I.2.1.; Ферекид и Бион. Цит. по: Плутарх. Тесей 26; Менекрат. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.

3Юстин. История ІІ.4; Гелланик. Цит. по: Плутарх. Тесей 26—27; Диодор Сицилийский IV.28; Аполлодор. Эпитома I.16; Эсхил. Евмениды 680 и сл.

4Плутарх. Тесей 27; Большой этимологик под словом Boedromia; Еврипид. Ион 59; Клидем. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.

5Клидем. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.; Павсаний I.41.7; Диодор Сицилийский IV.28.

6Плутарх. Цит. соч.; Павсаний I.2.1; I.41.7; III.25.2 и ІІ.32.8.

7Пиндар. Цит. по: Павсаний VII.2.4.

8Гигин. Мифы 241; Аполлодор. Эпитома I.17; Диодор Сицилийский IV.62; Овидий. Героини 121 и сл.; Павсаний I.22.2; Пиндар. Цит. по: Плутарх. Цит. соч. 28.


* * *


1. Слово «амазонки» обычно производят от a и mazon («без грудей»), потому что, якобы, они отрезали одну грудь, чтобы удобней было стрелять, однако такое предположение фантастично. Скорее всего это армянское слово, означающее «лунные женщины»[175]«Лунные женщины» — этимология Грейвса произвольна.. Изображения амазонок, сохранившиеся в классическую эпоху на подножии трона Зевса в Олимпии (Павсаний M.11.2), на щите Афины в святилище Тесея, в Афинах на средней стене пестрого портика (Павсаний I.15.2) и в других местах, запечатлели либо сражение между доэллинскими жрицами Афины за право называться верховной жрицей или же нашествие эллинов на Аттику и оказанное им сопротивление. Орифия или Ипполита, вероятно, на несколько сот километров уклонилась от своего предполагаемого пути по Скифии. Это, возможно, объясняется тем, что Киммерийский Босфор, т.е. Крым, был местом жестокого культа Артемиды Таврической, жрицы которой приносили в жертву мужчин (см. 116.2).

2. Антиопа не была законной женой Тесея потому, что принадлежала обществу, в котором практиковались групповые браки (см. 131. k ). Имена Меланиппа и Ипполит указывают на связь между амазонками и доэллинским культом лошади (см. 43.2). Боэдромия («бег за помощью») была праздником Артемиды, о котором известно немного. Возможно, в нем принимали участие вооруженные жрицы, как это было на Аргосском празднике под названием Гибристики[176]Гибристика — аргосский праздник, отмечавшийся в месяце гермайон по местному календарю (вероятно, соответствует афинскому гамелиону, т.е. январю — февралю). Мужчины в этот день были одеты в женскую одежду, а женщины — в мужскую. Согласно Павсанию (II.20.8—10), праздник был учрежден в честь поэтессы Телесиллы, спасшей город от нападения спартанцев тем, что она призвала на его защиту женщин. Очевидно, однако, что это поздняя версия, а сам праздник имеет древнее происхождение и, возможно, связан с культом Гермафродита..


101. Федра и Ипполит


Женившись на Федре, Тесей отослал своего незаконнорожденного сына Ипполита к Питфею, который усыновил его и сделал наследником трона в Трезене. Поэтому у Ипполита не было причин оспаривать право своих законных братьев Акаманта и Демофонта, рожденных Федрой, на трон в Афинах1.

b . Ипполит, унаследовавший от своей матери Антиопы особое благоговение перед девой-охотницей Артемидой, воздвиг ей новый храм в Трезене, неподалеку от театра. Усмотрев в этом оскорбление, Афродита решила наказать его и сделала так, что, когда он присутствовал на Элевсинских мистериях, Федра страстно полюбила его. Он пришел, одетый в черные полотняные одежды, голова его была украшена цветами, и хотя в его внешности было что-то грубое, Федре он казался восхитительно суровым2.

c . Поскольку в это время Тесей был в отъезде в Фессалии вместе с Пирифоем или даже спустился в Аид, Федра последовала за Ипполитом в Трезен. Там она построила храм Подглядывающей Афродиты, обращенный к гимнасию, и целыми днями незаметно смотрела, как Ипполит упражняется в беге, прыжках, борьбе. Во дворе храма стояло старое миртовое дерево, листья которого она колола украшенной каменьями заколкой из-за неразделенной страсти. Листья этого дерева до сих пор еще хранят множество дырок. Когда, позднее, Ипполит отправился на Панафинейский праздник и остановился во дворе Тесея, Федра с той же целью стала пользоваться храмом Афродиты в акрополе3.

d . Федра никому не говорила о своем порочном чувстве; она плохо ела, мало спала и стала такой слабой, что ее старая кормилица, в конце концов, обо всем догадалась и стала упрашивать ее отослать Ипполиту письмо, что Федра и сделала. В письме она признавалась в любви и говорила, что окончательно уверовала в Артемиду и уже пожертвовала для нее два деревянных изваяния богини, привезенных с Крита. Не собирается ли он на охоту, спрашивала она. «Мы, женщины критского царствующего дома, — писала она, — словно обречены на позор во имя любви. Так случилось с моей бабкой Европой, моей матерью Пасифаей и, наконец, с моей сестрой Ариадной. О, бедная Ариадна, покинутая твоим отцом, неверным Тесеем, который убил твою царственную мать, — почему эринии не покарают тебя за это неподобающее сыну безразличие к ее судьбе? Однажды он убьет и меня! Надеюсь, что ты отомстишь ему, воздав почести Афродите в моем обществе. Почему мы не можем уехать и пожить вместе хоть недолго под предлогом, например, охоты? Ведь никто не сможет заподозрить нас в искренних чувствах друг к другу. Мы уже живем под одной крышей, и наше внимание друг к другу воспримется всеми как невинное и даже достойное похвалы»4.

e . Ипполит в страхе сжег это письмо и пришел в покои Федры, громко ее порицая. Она же стала рвать на себе одежды, раскрыла настежь все двери и закричала: «Помогите! Помогите! Меня хотят обесчестить!», а затем повесилась на дверной раме, оставив записку, в которой обвиняла Ипполита в чудовищных преступлениях5.

f . Получив записку, Тесей проклял Ипполита и приказал ему немедленно покинуть Афины и никогда не возвращаться. Потом он вспомнил, что его отец Посейдон обещал исполнить три его желания, и стал молить о смерти Ипполита. «Отец, — молил он, — пошли зверя навстречу Ипполиту, пока он едет в Трезен»6!

g. Ипполит ехал из Афин быстро, как только мог. Когда он проезжал по узкому месту Истма, огромная волна, скрывшая под собой даже Молурийские скалы, ревя, обрушилась на берег, а из ее гребня возник огромный тюлень или, как говорят некоторые, белый бык, ревя и изрыгая воду. Четверка лошадей, охваченная ужасом, понесла Ипполита в сторону обрыва, но Ипполит был опытным возничим и не дал им упасть в пропасть. Зверь бросился вслед за колесницей, и в конце концов Ипполит не справился с упряжкой. Неподалеку от святилища Саронической Артемиды еще показывают старую оливу, которую называют Скрученной (в Трезене неплодоносящую оливу называют rhachos); так вот, в ветвях этой оливы и запутались вожжи ипполитовой колесницы. От этого колесницу отбросило в сторону, ударило о кучу камней и она разлетелась на куски. Ипполита, запутанного в вожжах, сначала ударило о ствол дерева, потом о камни. Смерть настигла его, когда лошади волокли его по земле, и в тот же момент преследователь исчез7.

h . Некоторые рассказывают уже совсем невероятное — что Артемида потом открыла Тесею правду и перенесла его в мгновение ока в Трезен, куда он прибыл как раз вовремя, чтобы успеть примириться с умирающим сыном, и что богиня отомстила Афродите, подстроив смерть Адониса. Что известно наверное, так это то, что Артемида повелела трезенцам отдавать Ипполиту божественные почести, а все трезенские невесты отныне жертвовали Ипполиту локон. Диомид воздвиг в честь Ипполита храм и поставил его изваяние в Трезене. Он был первым, кто стал совершать в честь Ипполита ежегодные жертвоприношения. Во дворе этого храма показывают могилы Федры и Ипполита, причем могила Ипполита расположена рядом с миртовым деревом, у которого исколоты листья.

і. Сами трезенцы отрицают, что Ипполит погиб под копытами своих лошадей и что он погребен в этом храме, но скрывают, где находится его настоящая могила, утверждая лишь, что боги поместили его изображение среди звезд как созвездие Возничего8.

j . Афиняне в честь Ипполита насыпали курган, расположенный рядом с храмом Фемиды, потому что его смерть была вызвана проклятьем. Некоторые говорят, что в этом убийстве обвинили Тесея, признали его виновным, подвергли остракизму и изгнали на остров Скирос, где он прожил остаток жизни, влача бесславные и печальные дни. Однако падение Тесея чаще связывают с попыткой овладеть Персефоной9.

k . Дух Ипполита спустился в Аид, но возмущенная Артемида упросила Асклепия оживить его труп. Асклепий открыл дверцы своего шкафчика для лекарств из слоновой кости и вынул из него траву, под действием которой в свое время ожил критянин Главк. Он трижды дотронулся ею до груди Ипполита, повторяя магические формулы, и мертвый человек поднял голову с земли. Однако Аид и три богини судьбы нашли себя уязвленными и заставили Зевса убить Асклепия перуном.

l . Латиняне рассказывают, что тогда Артемида окутала Ипполита густым облаком, превратила его в старика и изменила его внешность. Не решившись спрятать его ни на Крите, ни на Делосе, Артемида перенесла его в свою священную рощу в италийской Ариции10. Там с ее согласия он женился на нимфе Эгерии и до сих пор живет на берегу озера среди темных дубовых лесов, окруженных глубокими расщелинами. Чтобы ему не напоминали о его смерти, Артемида переименовала его в Вирбия[177]«Дважды человек» — традиционная латинская расшифровка имени Вирбий. Она неверна: имя это скорее всего связано с римским холмом Урбий (или Орбий). Эгерия — богиня протекающего через рощу Дианы близ Ариция притока реки Немисии. Это с ней, согласно мифу, советовался римский царь Нума Помпилий. Как и Диана, Эгерия оказывала помощь при родах (возможно, отсюда и ее имя — от лат. egerere — опустошать)., что означает vir bis, или «дважды человек». Лошадям же поблизости появляться запрещено. Жрецами местной Артемиды могут стать только беглые рабы11. В ее роще растет старый дуб, ветви которого нельзя ломать, но если раб сделает это, то жрец, сам убивший своего предшественника и поэтому живущий в постоянном страхе, должен сразиться с ним на мечах; победитель становится жрецом. Жители Ариции говорят, что Тесей умолял Ипполита остаться с ним в Афинах, но тот отказался.

m . Табличка в святилище Асклепия в Эпидавре гласит, что Ипполит пожертвовал ему двадцать лошадей в благодарность за оживление12.


1Аполлодор. Эпитома I.18; Павсаний I.22.2; Овидий. Героини IV.67 и сл.

2Павсаний II.31.6; Овидий. Цит. соч.

3Овидий. Цит. соч.; Сенека. Федра и сл.; Павсаний II.32.3 и I.22.2; Еврипид. Ипполит 1 и сл.; Диодор Сицилийский IV.62.

4Овидий. Цит. соч.; Павсаний I.18.5.

5Аполлодор. Эпитома I.18; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гигин. Мифы 47.

6Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VI.445.

7Павсаний II.32.8; Еврипид. Ипполит 1193 и сл.; Овидий. Метаморфозы XV.506 и сл.; Диодор Сицилийский. Цит. соч.

8Еврипид. Ипполит 1282 и сл. и 1423 и сл.; Павсаний II.32.1—2.

9Павсаний I.22.1; Филострат. Жизнь Аполлония Тианского VII.42; Диодор Сицилийский IV.62.

10Овидий. Метаморфозы XV.532 и сл. и Фасты VI.745.

11Вергилий. Энеида VII.775; Овидий. Фасты V.312 и Метаморфозы XV.545; Страбон III.263 и сл.; Павсаний II.27.4.

12Комментарий к «Энеиде» Вергилия VI.136; Страбон V.3.12; Светоний. Калигула 35; Павсаний. Цит. соч.


* * *


1. Порочная любовь Федры к Ипполиту, как и любовь жены Потифара к Иосифу (см. 75.1), заимствована либо из египетской сказки «О двух братьях», либо из общего ханаанейского источника. Вожжи Ипполита должны были запутаться не в старой оливе, которая позднее стала ассоциироваться с крушением, а в мирте, поскольку именно мирт рос неподалеку от его святилища и был знаменит дырявыми листьями. Мирт символизировал последний месяц правления царя — недаром он появляется в истории с крушением колесницы Эномая (см. 109. j ). Дикая олива символизировала первый месяц правления нового царя. В книге «Золотая ветвь» Джеймс Фрэзер показал, что ветвь, которую так ревностно охранял жрец, была омелой, поэтому не исключено, что Главк, сын Миноса (см. 90. c ), которого путают с Главком, сыном Сисифа (см. 71. f ), был возвращен к жизни с помощью омелы. Хотя доэллинский культ омелы и дуба был уничтожен в Греции (см. 50.2), жрецы, бежавшие с Истма, вполне могли перенести этот культ в Арицию. Имя Эгерия говорит о том, что она была богиней смерти, живущей в роще черных тополей (см. 51.7 и 170. l ).

2. Жертвование Ипполиту локона невесты — это, скорее всего, патриархальное нововведение, может быть, предназначенное для того, чтобы лишить женщин магической силы, которая, как полагали, находится у них в волосах. По той же причине мусульманки, выходя замуж, бреются.

3. Сокрытие могилы Ипполита напоминает историю Сисифа и Нелея (см. 67.3). Этот факт свидетельствует о том, что Ипполит был похоронен в какой-нибудь стратегически важной точке Истма.


102. Лапифы и кентавры


Некоторые говорят, что лапиф Пирифой был сыном Иксиона и Дии, дочери Ионея; другие считают, что он был сыном Зевса, который, обратившись в жеребца, ходил кругами вокруг Дии, пока не соблазнил ее1.

b. Почти невероятные сообщения о силе и храбрости Тесея достигли Пирифоя, который правил магнетами, жившими у устья реки Пеней. Однажды он решил испытать Тесея, напав на Аттику и угнав стадо коров, пасшихся у Марафона. Когда Тесей бросился следом за ними, Пирифой смело повернулся к нему лицом, и они были так поражены красотой и отвагой друг друга, что даже забыли про скот и поклялись друг другу в вечной дружбе2.

c. Пирифой женился на Гипподамии, или Дейдамии, дочери Бута или, как некоторые утверждают, Адраста и пригласил на свою свадьбу всех олимпийских богов, кроме Ареса и Эриды, поскольку помнил, сколько бед принесла Эрида на свадьбе Пелея и Фетиды. Так как гостей оказалось больше, чем мог вместить дворец Пирифоя, его двоюродные братья кентавры вместе с Нестором, Кенеем и другими фессалийскими владетелями уселись за столами в просторном гроте, расположенном по соседству в тени деревьев.

d. Кентавры, ранее не знавшие вина, услышав его запах, оттолкнули стоявшее перед ними кислое молоко и бросились наполнять вином серебряные рога. По незнанию они с жадностью стали пить крепкое вино, не разбавляя его водой, и так напились, что, когда в грот привели невесту, чтобы приветствовать их, Эврит, или Эвритион, вскочил со стула, опрокинул стол и поволок невесту, ухватив ее за волосы. Другие кентавры тут же последовали его дурному примеру и набросились на ближайших женщин и мальчиков3.

e. Пирифой и его дружка Тесей бросились на помощь Гипподамии, отрезали Эвритиону уши и нос и с помощью лапифов вышвырнули его вон из грота. Последовавшая затем драка, в которой убили лапифа Кенея, продолжалась дотемна. Так началась длительная вражда между кентаврами и их соседями лапифами, а подстроили ее Арес и Эрида в отместку за пренебрежительное к ним отношение4.

f . На этот раз кентавры потерпели серьезное поражение, и Тесей изгнал их с древних охотничьих угодий на горе Пелион. Они очутились в Этике, у горы Пинд. Но кентавров покорить непросто. Они и раньше оспаривали право Пирифоя на царство в Иксионе, а теперь, собрав все силы, напали на лапифов. Не ждавшие нападения лапифы были перебиты, а оставшиеся в живых бежали в горы Фолои, что в Элиде, однако мстительные кентавры изгнали их и оттуда и превратили Фолою в собственное разбойничье гнездо. В конце концов лапифы поселились на Малее.

g. Как раз во время войны против кентавров Тесей, с детства не видевший Геракла, встретил его вновь и посвятил его в Элевсинские мистерии Деметры5.


1Диодор Сицилийский IV.70; Евстафий. Комментарий к Гомеру с. 101.

2Ватиканская Эпитома; Плутарх. Тесей 30.

3Аполлодор. Эпитома I.21; Диодор Сицилийский IV.70; Гигин. Мифы 33; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия VII.304.

4Пиндар. Фрагмент 166 и сл. Цит. по: Атеней XІ.476b; Аполлодор. Цит. соч.; Овидий. Метаморфозы XII.210 и сл.; Гомер. Одиссея XXІ.295; Павсаний V.10.2.

5Плутарх. Цит. соч.; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Геродот. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.


* * *


1. Как лапифы, так и кентавры утверждали, что они происходят от Иксиона, и имели общий культ лошади (см. 63. f и d ). Это были примитивные племена горцев, населявшие Северную Грецию; их междоусобицей воспользовались эллины, вступив сначала в союз с одними, а затем с другими (см. 35.2; 78.1 и 81.3). Эти горцы, вероятно, практиковали групповой брак и тем самым прослыли среди моногамных эллинов неразборчивыми в половых отношениях. Остатки этого неолитического народа сохранялись в аркадских горах и на горе Пинд вплоть до классической эпохи. Следы их доэллинского языка можно обнаружить в современной Албании.

2. Мало вероятно, чтобы битва между лапифами и кентаврами, изображенная на фронтоне храма Зевса в Олимпии (Павсаний V.10.2), в святилище Тесея в Афинах (Павсаний I.17.3) и на эгиде Афины (Павсаний I.28.2), была только сражением между двумя пограничными племенами. Поскольку она была связана с царским свадебным пиром, которому оказали честь боги и на котором дружкой был украшенный львиной шкурой Тесей, то скорее всего эта свадьба относится к какому-то ритуалу, имеющему особую важность для всех греков. Геракл в львиной шкуре тоже сражался с кентаврами на аналогичном празднике (см. 126.2). Гомер называет кентавров «косматыми дикими зверями», и поскольку в ранней греческой вазописи они не отличаются от сатиров, то сакральное изображение, вероятно, запечатлело нового царя, — неважно кого, — сражающегося с танцорами, переодетыми в зверей. Это событие А. М. Хокарт в книге «Царская власть»[178]Хокарт А. М. (Hocart, 1884—1939) — английский этнограф и археолог, исследователь Цейлона и островов Тихого океана. Его книга «Царская власть» («Kingship») вышла в Лондоне в 1927 г. (2-е изд. — там же в 1941 г.). называет неотъемлемой частью древней церемонии коронации. Эвритион играет классическую роль похитителя (см. 142.5).


103. Тесей в Аиде


После смерти Гипподамии Пирифой убедил Тесея, жена которого, Федра, недавно повесилась, отправиться вместе в Спарту и украсть Елену, сестру Диоскуров Кастора и Полидевка, с которой они оба мечтали вступить в брак. Там, где теперь в Афинах стоит святилище Сераписа, они поклялись стоять друг за друга в этом опасном предприятии. Если они добудут Елену, то пусть она достанется одному из них по жребию, а проигравшему они добудут какую-нибудь другую дочь Зевса, чем бы это им ни грозило1.

b. Так порешив, они повели войско в Лакедемон, затем поскакали впереди основных сил, схватили Елену, когда она совершала жертвоприношения в храме Артемиды Ортии в Спарте, и поскакали назад. Вскоре они скрылись от преследователей, оторвавшись от них около Тегеи, где, как было условлено, они бросили жребий, по которому Елена досталась Тесею2. Он, однако, предвидел, что афиняне не одобрят возникающей ссоры с грозными Диоскурами, и поэтому отправил Елену, которая в то время была еще девочкой двенадцати лет (а некоторые говорят, даже еще младше), в аттическую деревню под названием Афидны, где доверил ее своему другу Афидну, наказав, чтобы он денно и нощно сторожил ее и держал в тайне место ее пребывания. Мать Тесея Эфра поселилась вместе с Еленой и хорошо к ней относилась. Некоторые пытаются обелить Тесея и говорят, что это Идас и Линкей украли Елену в отместку за похищение Диоскурами Левкиппид и что они просто оставили ее под защитой Тесея. Другие свидетельствуют, что отец Елены Тиндарей сам доверил ее Тесею, узнав, что его племянник Энарефор, сын Гиппокоонта, собирался похитить ее3.

c . Прошло несколько лет, и, когда Елена достигла возраста, достаточного, чтобы Тесей женился на ней, Пирифой напомнил ему об их уговоре. Вместе они обратились к оракулу Зевса, которого призывали в свидетели своей клятвы, и получили ироничный ответ: «Почему бы не посетить царство мертвых и не потребовать в невесты для Пирифоя Персефону, жену Аида? Она самая благородная из моих дочерей». Тесей рассердился, когда Пирифой, принявший это предложение серьезно, напомнил ему о клятве, но отказаться не смог, и вот они уже спустились в царство мертвых, держа наготове мечи. Они не решились воспользоваться переправой через Лету, а пошли окольным путем через расщелины в лаконском Тенаре и вскоре стучались в двери дворца Гадеса. Гадес спокойно выслушал их бесстыдное требование и, притворясь гостеприимным, предложил им сесть. Ничего не подозревая, они сели, куда было предложено, и оказались на троне забвения. Они приросли к нему настолько, что уже не могли с него встать, не покалечившись. Вокруг них шипели свернувшиеся в клубок змеи, их бичевали эринии и терзал зубами Кербер; Аид же смотрел на все это и мрачно усмехался4.

d. Так в муках они провели целых четыре года, пока Геракл, пришедший по велению Еврисфея забрать Кербера, не узнал их, когда они молча протянули к нему руки, моля о помощи. Персефона приняла Геракла как брата, любезно разрешив ему освободить злодеев и забрать их с собой на землю, если только он сможет5. После этого Геракл ухватил Тесея обеими руками и стал тянуть, пока не отодрал его со страшным треском. Часть его тела так и осталась прилипшей к камням, вот поэтому афинские потомки Тесея отличаются такими несуразно крохотными ягодицами. Затем Геракл схватил за руки Пирифоя, но земля угрожающе дрогнула и он отпустил его. В конце концов именно Пирифой был застрельщиком этого богохульного предприятия6.

e. Некоторые считают, что Геракл освободил и Пирифоя, и Тесея; другие же, наоборот, говорят, что ему не удалось спасти никого, и Тесей остался навеки прикованным к трону забвения, а Пирифой лежал рядом с Иксионом на золоченом ложе и перед его голодным взором возникали столы, ломящиеся от яств, которые тут же уносила старшая из эриний. Говорили даже, что Тесей и Пирифой никогда не спускались в Аид, а напали на феспротский или молосский город под названием Кихир, царь которого Аидоней, обнаружив, что Пирифой хочет похитить его жену, бросил его на съедение собакам, а Тесея заключил в темницу, откуда его вызволил Геракл7.


1Диодор Сицилийский IV.63; Павсаний I.18.4; Пиндар. Цит. по: Павсаний I.41.5.

2Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гигин. Мифы 79; Плутарх. Тесей 31.

3Аполлодор. Эпитома I.24; Евстафий. Схолии к «Илиаде» Гомера с. 215; Плутарх. Цит. соч.

4Гигин. Мифы 79; Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гораций. Оды IV.7.27; Паниасид. Цит. по: Павсаний X.29.4; Аполлодор. Эпитома I.24.

5Сенека. Федра 835 и сл.; Аполлодор II.5.12; Диодор Сицилийский IV.26; Еврипид. Геракл 619; Гигин. Цит. соч.

6Аполлодор. Цит. соч.; Суда под словом Lispoi; Схолии к «Всадникам» Аристофана 1368.

7Диодор Сицилийский IV.63; Вергилий. Энеида VI.601—619; Элиан. Пестрые рассказы IV.5; Плутарх. Цит. соч.


* * *


1. Многие главные герои в различных мифологиях посещают царство смерти: Тесей, Геракл (см. 134. c ), Дионис (см. 170. m ) и Орфей (см. 28. c ) в Греции; Бел и Мардук в Вавилонии (см. 71.1); Эней в Италии; Кухулин в Ирландии; Артур, Гвидион и Амафаон в Британии; Ожьер Датчанин в Бретани. Миф, вероятно, зародился потому, что в конце своего обычного срока правления царь-жрец переживал как бы временную смерть, во время которой мальчик-интеррекс занимал его место на один день. Таким образом обходился закон, согласно которому царь не должен был править дольше тринадцати месяцев солнечного года (см. 7.1; 41.1; 123.4 и т.д.).

2. Бел и его преемник Мардук накануне воцарения сражались с морским чудовищем Тиамат[179]В вавилонской поэме о сотворении мира Тиамат — первоматерь богов, воплощение соленой океанской воды. Вместе со своим мужем Апсу, океаном пресной воды, она являет собой материю и мощь творения. Тиамат выступает против новых богов, желая отомстить за убийство ими своего мужа., воплощением морской богини Иштар, наславшей потоп (см. 73.7). Как и древнеирландские короли, которые шли сражаться с океанскими волнами, Бел и Мардук ритуально были утоплены.

3. Афинским мифографам удалось замаскировать ожесточенное соперничество между Тесеем и его фактическим близнецом Пирифоем (см. 95.2) из-за руки богини смерти-в-жизни, которая появляется в мифе под именами и Елены (см. 62.3) и Персефоны. Мифографы представили их как любящую друг друга царскую пару близнецов, которые, подобно Кастору и Полидевку, совершают набег на соседний город, чтобы похитить невесту (см. 74. с ). Один из них, сумев доказать свое божественное происхождение, не умирает. Идас и Линкей, аналогичная пара близнецов, возникли в повествовании только для того, чтобы усилить этот момент.

4. Похищение Елены во время жертвоприношения напоминает похищение Орифии Бореем (см. 48. a ). Не исключено, что святилище аттической богини Елены в Афиднах имело изваяние или другой культовый предмет, принадлежавший аналогичной лаконской богине и похищенный афинянами, о чем стало известно спартанцам. Если посещение Аида — всего лишь повторение известного сюжета, то почему бы им не совершить морской набег на Тенар.

5. Четыре года, в течение которых Тесей оставался в Аиде, как раз соответствуют периоду правления таниста вместо царя. По их истечении воцаряется прежний царь-жрец — Тесей redivivus. Афиняне предприняли попытку поднять своего национального героя до уровня олимпийского бога, как это произошло с Дионисом и Гераклом. Для этого они утверждали, что Тесей избежал смерти, однако их пелопоннесские противники успешно противостояли этим попыткам, утверждая даже, что он вовсе не избежал смерти, а был обречен на вечные муки за свою дерзость, как Иксион и Сисиф. Другие придали истории рациональный оттенок, говоря, что он совершил набег на Кихир, а не в Аид, и даже пытались объяснять, что Пирифоя терзал не Кербер, а молосские гончие — наиболее крупная и свирепая порода собак в Греции. Самой большой уступкой, сделанной афинскому мифу, было согласие с тем, что Тесей был отпущен под залог после унизительного сидения на троне забвения (см. 37.2), а потом посвятил большинство своих храмов и святилищ Гераклу Спасителю, чьим подвигам и страданиям он пытался подражать.

6. Тем не менее Тесей был в какой-то степени важным героем. Ему нужно отдать должное, ибо он проник в царство мертвых, если его понимать как центр критского лабиринта, где его поджидала смерть, и вернулся живым и невредимым. Если бы афиняне обладали на суше такой же властью, какой они обладали на море, Тесей бы, бесспорно, стал олимпийским или по крайней мере национальным полубогом. Основным источником враждебности к Тесею, вероятно, были Дельфы, где оракул Аполлона был известен как послушное орудие спартанцев в борьбе с Афинами.


104. Смерть Тесея


Пока Тесей пребывал в Аиде, Диоскуры собрали войско из лаконцев и аркадян, выступили против Афин и потребовали выдачи Елены. Когда афиняне заявили, что они не укрывают Елену и даже не имеют ни малейшего представления, где она находится, Диоскуры начали грабить Аттику и продолжали до тех пор, пока жители Декелеи, которые не одобряли поведения Тесея, не указали им на Афидну, где братья-близнецы и нашли свою сестру. Диоскуры сровняли с землей Афидну. Декелейцы же до сих пор освобождены от всех налогов Спарты и на всех спартанских праздниках имеют право сидеть на почетных местах. Во время Пелопоннесской войны спартанцы пощадили только их земли, опустошив остальную Аттику1.

b. Некоторые говорят, что место, где скрывали Елену, показал некто Академ, или Ахедем, — аркадец, пришедший в Аттику по приглашению Тесея. Спартанцы относились к нему с большим почетом, пока он был жив, а в последующих нашествиях не трогали его небольшое владение у реки Кефис, в шести стадиях от Афин. Сейчас это место называется Академией. Это прекрасный, обильно орошаемый сад, где собираются философы, чтобы высказывать свои ученые суждения о природе богов2.

с. Отряд аркадцев в войске Диоскуров возглавлял Мараф, который, повинуясь оракулу, принес себя в жертву на глазах у своих воинов. Некоторые говорят, что это он, а не Марафон, отец Сикиона и Коринфа, дал свое имя городу Марафону3[180]Марафон — дем и поселение на восточном берегу Аттики, близ него состоялась в 490 г. до н.э. знаменитая битва между греческой и персидской армиями..

d . Когда-то Петей, сын Орнея и правнук Эрехфея, был изгнан Эгеем из Афин, и Диоскуры назло Тесею вернули его сына Менесфея из изгнания и сделали его правителем Афин. Этот Менесфей был первым демагогом[181]Первоначально в понятие демагога, народного вождя (от греч. demos — народ и ago — вести) не вкладывалось никакого отрицательного смысла.. Пока Тесей был в Аиде, он снискал себе расположение народа тем, что напомнил аристократам о той власти, которую те потеряли после объединения, а бедным говорил, что у них украли отечество и родные святыни, а сами они стали игрушкой в руках проходимца неизвестного происхождения, который, правда, уже освободил трон и, говорят, будто умер4.

e. Когда Афидны пали, а Афины оказались под угрозой, Менесфей убедил народ приветствовать Диоскуров в городе как своих благодетелей и освободителей. И вправду — братья вели себя пристойно, попросив только, чтобы их посвятили, как Геракла, в Элевсинские мистерии. Их просьбу удовлетворили, и Диоскуры стали почетными гражданами Афин. Афидн стал их названным отцом так же, как Пилий стал названным отцом Геракла по такому же случаю. Диоскуры получили божественные почести, когда на небе поднялось их созвездие. Этой почести они были удостоены за милосердное отношение к простым людям. Радостные, они повезли Елену назад в Спарту, а мать Тесея Эфра и одна из сестер Пирифоя были при ней рабынями. Некоторые говорят, что Елена так и осталась девственницей, другие утверждают, что она была беременна от Тесея и в Аргосе, по дороге домой, родила девочку, названную Ифигенией, и в благодарность за благополучные роды воздвигла святилище Артемиды5.

f . Тесей, вернувшийся из Аида вскоре после описанных событий, не медля построил алтарь Геракла Спасителя и посвятил ему все свои священные участки, кроме четырех. Однако он очень ослаб после перенесенных мучений, а Афины были так подорваны междоусобицей и мятежами, что он даже не смог поддерживать порядок6. Он сначала тайно вывез своих детей из города на Эвбею, где сын Халкодонта Элпенор (или Элефенор) приютил их, — правда, некоторые говорят, что его дети бежали еще до его возвращения, — а потом, прокляв афинян с горы Гаргетты, отплыл на Крит, где Девкалион обещал ему убежище.

g. Буря отнесла корабль в сторону, и Тесею вначале пришлось высадиться на остров Скирос около Эвбеи, где царь Ликомед, который хотя и был приятелем Менесфея, принял его с достойной его славы и происхождения пышностью. Тесей, унаследовавший на Скиросе участок земли, попросил разрешения обосноваться на острове, но Ликомед, привыкший считать этот участок своим, притворился, что хочет показать Тесею границы его владений, а сам заманил его на вершину высокого утеса и столкнул вниз. Представил же он все дело так, будто Тесей упал случайно, когда пьяный решил прогуляться после обеда7.

h . Менесфей, которому на троне уже никто не угрожал, стал одним из женихов Елены и во главе афинского войска пошел на Трою, где прославился как стратег, но был убит в битве. Наследовали ему сыновья Тесея8.

і . Говорят, что Тесей силой похитил Анаксо из Трезена, а также разделил ложе с Иопой, дочерью Ификла из Тиринфа. Его любовные похождения так часто вызывали неудовольствие афинян, что те не смогли по достоинству оценить величие его деяний даже через несколько поколений после его смерти. Во время Марафонской битвы дух Тесея восстал из земли, чтобы воодушевить афинян, и во всеоружии напал на персов. После окончания греко-персидских войн пифия приказала афинянам, вопрошавшим оракула, перенести кости Тесея на родину. Народ Афин очень долго страдал от дерзостей жителей Скироса, а Дельфийский оракул объявил, что это будет продолжаться до тех пор, пока кости Тесея будут оставаться на острове9. Однако обнаружить могилу было довольно трудной задачей, поскольку скиросцы были столь же угрюмы, сколь и свирепы; и когда Кимон захватил остров, они отказались показать ему, где могила Тесея. Но Кимон заметил орла, который долбил клювом и разрывал когтями землю; восприняв это как знак свыше, он приказал копать в этом месте. Почти сразу под холмом нашли огромный гроб, внутри которого он обнаружил скелет высокого человека, вооруженного бронзовым копьем и мечом. Этим человеком мог быть только Тесей. Скелет был благоговейно перевезен в Афины и помещен в святилище Тесея рядом с гимнасием10.

j . Тесей был мастером игры на лире, и вместе с Гераклом и Гермесом стал покровителем всех гимнасиев и атлетических школ в Греции. Его сходство с Гераклом вошло в поговорку. Он принимал участие в Калидонской охоте, мстил за воинов, которые пали под Фивами, и только не оказался среди аргонавтов, потому что был в Аиде, когда те отплыли в Колхиду. Первая война между Пелопоннесом и Афинами произошла потому, что он похитил Елену, а вторая — из-за того, что отказался выдать сыновей Геракла царю Еврисфею11.

k . Страдавшие от угнетения рабы и батраки, чьи предки обращали свои взоры на Тесея как на защитника от угнетателей, теперь искали убежища в его святилище, где ему приносились жертвы в восьмой день каждого месяца. Этот день, вероятно, был выбран потому, что Тесей впервые прибыл в Афины из Трезена в восьмой день гекатомбеона, а вернулся с Крита в восьмой день пианепсиона. А может быть и потому, что он был сыном Посейдона, а праздники Посейдона всегда отмечались восьмого числа каждого месяца, поскольку восемь — куб первого из четных чисел — олицетворяет нерушимую мощь Посейдона12.


1Аполлодор. Эпитома I.23; Герей. Цит. по: Плутарх. Тесей 32; Геродот ІX.73.

2Дикеарх. Цит. по: Плутарх. Цит. соч.; Диоген Лаэртский III.1.9; Плутарх. Кимон 13.

3Дикеарх. Цит. по: Плутарх. Тесей 32; Павсаний II.1.1.

4Павсаний X.35.5; Аполлодор. Эпитома I.23; Плутарх. Цит. соч.

5Плутарх. Тесей 33; Гигин. Мифы 79; Павсаний ІІ.22.7.

6Элиан. Пестрые рассказы IV.5; Филохор. Цит. по: Плутарх. Тесей 35; Плутарх. Цит. соч.

7Павсаний I.17.6; Плутарх. Цит. соч.

8Плутарх. Цит. соч.; Аполлодор III.10.8.

9Плутарх. Тесей 29 и 36; Павсаний I.15.4 и III.3.6.

10Павсаний I.17.6; Плутарх. Цит. соч.

11Павсаний V.19.1; IV.32.1 и I.32.5; Плутарх. Тесей 29 и 36; Аполлоний Родосский I.101.

12Плутарх. Тесей 36.


* * *


1. Эрехфеид Менесфей, который превозносится в «Илиаде» (II.552 и сл.) за выдающееся военное мастерство и который царствовал в Афинах во время четырехлетнего пребывания Тесея в Аиде, был, вероятно, его смертным близнецом и соправителем, т.е. афинским аналогом лапифа Пирифоя. Здесь он появляется как прототип афинского демагога, который в течение всей Пелопоннесской войны добивался мира со Спартой любой ценой. Однако, хотя мифограф и осуждал его тактику, он стремился не обидеть Диоскуров, которым афинские моряки посылали молитвы о помощи во время бури.

2. Мифическая значимость марафа («фенхель») заключается в том, что стебли фенхеля использовались для переноса нового священного огня от общего очага к семейному (см. 39. g ) после того, как его раз в год гасили (см. 149.3).


Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий