Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Плавание аргонавтов

148. Сбор аргонавтов


После смерти эолийского царя Кретея Пелий, сын Посейдона, будучи уже стариком, захватил трон в Иолке у своего сводного брата и законного наследника Эсона. Поскольку оракул в то время предупредил, что Пелий погибнет от руки потомка Эола, он перебил всех мало-мальски известных эолийцев, которые попали к нему в руки, кроме Эсона, которого он пощадил ради матери Тиро, не перестав при этом держать его пленником при дворце и силой заставляя отказаться от наследства.

b. К тому времени Эсон был женат на Полимеле, известной также под именем Амфиномы, Перимеды, Алкимеды, Полимеды, Полифемы, Скарфы или Арны, и она родила ему сына по имени Диомед1. Пелий безжалостно уничтожил бы ребенка, если бы Полимела не собрала своих родственниц, чтобы оплакать его как мертворожденного, а потом тайком не отнесла его на гору Пелион, где кентавр Хирон вырастил мальчика, как до этого или после этого он вырастил Асклепия, Ахилла и других знаменитых героев2.

c. Второй полученный Пелием оракул предупреждал, чтобы тот боялся человека, обутого на одну ногу, и, когда однажды на морском берегу к нему присоединилась толпа его царственных союзников, чтобы принести жертву Посейдону, его взгляд упал на длинноволосого юношу из Магнесии[251]Магнесия — имеется в виду прибрежная область Фессалии. Были еще две Магнесии — города в Малой Азии., одетого в облегающую тунику и пеструю шкуру пантеры. Тот был вооружен двумя копьями с широкими наконечниками и обут лишь в одну сандалию3.

d. Вторую сандалию он потерял в грязи реки Анавр, которую некоторые неправильно называют Эвен или Энипей. И все это из-за старухи, которая стояла на противоположном берегу и умоляла прохожих перенести ее через поток. Никто не сжалился над ней, кроме этого молодого незнакомца, который вежливо подставил ей свою широкую спину. Однако он зашатался под ее весом, потому что это была не кто иная, как сама богиня Гера, изменившая свой облик. Пелий обидел Геру тем, что отказал ей в традиционной жертве, и богине захотелось наказать его за небрежение4.

e. Поэтому, когда Пелий грубо спросил незнакомца: «Кто ты и как зовут твоего отца?» — тот ответил, что Хирон, его приемный отец, называет его Ясоном, хотя прежде его знали как Диомеда, сына Эсона.

Пелий злобно глянул на него. «Что бы ты сделал, — неожиданно спросил он, — если бы в оракуле было сказано, что одному из твоих сограждан суждено тебя убить?»

«Я отправил бы его добывать золотое руно в Колхиду», — ответил Ясон, не зная, что эти слова вложила ему в уста Гера. «А с кем, скажи, пожалуйста, я имею честь говорить?»

f . Когда Пелий открылся, Ясон не растерялся, а смело потребовал от него вернуть незаконно захваченный трон. При этом Ясон обещал оставить Пелию все богатства, отнятые вместе с ним. Поскольку требования Ясона решительно поддержали его дядя Фер, царь города Феры, и Амифаон[252]Амифаон — брат Эсона и также дядя Ясона., царь Пилоса, которые пришли, чтобы принять участие в жертвоприношениях, Пелий побоялся отказать Ясону в законном требовании. «Хорошо! — ответил он. — Но вначале я хочу, чтобы ты избавил нашу любимую страну от проклятья!»

g. Ясон услышал, что Пелия преследует тень Фрикса, бежавшего поколение назад из Орхомена верхом на божественном баране, чтобы избежать принесения в жертву. Он нашел приют в Колхиде, где после смерти ему было отказано в должном погребальном обряде; поэтому, предупредил Дельфийский оракул, страна Иолка, где поселилось много минийских родственников Ясона, не будет знать процветания до тех пор, пока тень Фрикса не доставят на корабле на родину вместе с золотым руном. Золотое руно в то время находилось в священной роще колхидского Ареса, день и ночь охраняемое никогда не дремлющим драконом. Как только этот благочестивый подвиг будет совершен, объявил Пелий, он тут же откажется от трона, поскольку в его возрасте трудно справляться с царскими обязанностями5.

h. Ясон не мог отказать Пелию и отправил глашатаев во все царские дворы Греции в поисках добровольцев, готовых отправиться с ним. Он также уговорил феспийца Арга построить пятидесятивесельный корабль, который и стали сооружать в гавани Пагасы из выдержанного дерева, срубленного на горе Пелион. Когда корабль был готов, Афина сама вделала в корму «Арго» кусок священного дуба из рощи оракула Зевса в Додоне6.

i. В различные времена составлялись разные списки аргонавтов — как стали называть спутников Ясона, — но самые достоверные источники приводят вот какой список имен:

Авгий, сын царя Форбанта из Элиды;

Адмет, сын царя из города Феры;

Акаст, сын царя Пелия;

Актор, сын фокидца Диона;

Амфиарай, прорицатель из Аргоса;

Анкей Большой из Тегеи, сын Посейдона;

Анкей Малый, лелег с острова Самос;

Арг, феспиец, строитель «Арго»;

Аскалаф из Орхомена, сын Ареса;

Астерий, сын Комета, из земли Пелопа;

Аталанта из Калидона, дева-охотница;

Бут из Афин, бортник[253]Бут — сведений о том, что он разводил пчел, нет даже в подробной энциклопедии Паули — Виссова. Очевидно, ошибка Грейвса.;

Геракл Тиринфский, самый сильный из когда-либо живших на земле людей, ныне бог;

Гилас, дриоп, оруженосец Геракла;

Зет, крылатый сын Борея;

Идас, сын Афарея из Мессены;

Идмон, аргивянин, сын Аполлона;

Ификл, сын Фестия Этолийца;

Ифит, брат царя Эврисфея из Микен;

Калаид, брат Зета, сын Борея;

Канф, эвбеец;

Кастор, спартанский борец, один из Диоскуров;

Кеней, лапиф, который побывал женщиной;

Кефей, сын Алея аркадского;

Крон, лапиф из Гиртона, что в Фессалии;

Лаэрт, сын аргивянина Акрисия;

Линкей, впередсмотрящий, брат Идаса;

Меламп из Пилоса, сын Посейдона;

Мелеагр из Калидона;

Мопс, лапиф;

Навилий, аргивянин, сын Посейдона, известный мореплаватель;

Оилей из Локриды, отец Аякса;

Орфей, фракийский поэт;

Палемон, сын Гефеста, этолиец;

Пелей, мирмидонянин;

Пенелей, сын Гиппалкима, беотиец;

Периклимен из Пилоса, обладающий даром преображения, сын Посейдона;

Пеант, сын магнесийца Тавмака;

Полидевк, спартанский кулачный боец, один из Диоскуров;

Полифем, сын Элата аркадца;

Стафил, брат Фана;

Тифис, кормчий, из беотийских Сиф;

Фалер, афинский лучник;

Фан, критянин, сын Диониса;

Эвриал, сын Мекистея, один из эпигонов;

Эвридамант, долоп, с озера Ксиниада;

Эвфем из Тенара, пловец;

Эргин из Милета;

Эхион, сын Гермеса, глашатай;

Ясон, предводитель аргонавтов.

Никогда раньше или позже на одном корабле не собиралась такая достойная компания7.

j. Аргонавтов часто называют «миниями»[254]Минии, или минийцы — греческое племя, жившее в Беотии, вокруг Орхомена. Расцвет их культуры относится к концу II тысячелетия до н.э. Почему же все-таки аргонавтов называли минийцами, неясно. Версия Аполлона Родосского о том, что многие аргонавты происходили от Миния, неубедительна. Скорее, «минием» был вождь аргонавтов Ясон, а по нему назвали остальных. потому, что они вернули на родину тень Фрикса, внука Миния, и руно его барана, а также потому, что многие из них, включая самого Ясона, имели в своих жилах кровь дочерей Миния. Этот Миний, сын Хриса, переселился из Фессалии в беотийский Орхомен, где основал царство и стал первым царем, построившим сокровищницу8.


1Схолии к «Одиссее» Гомера XII.70; Диодор Сицилийский IV.50.1; Аполлоний Родосский I.232; Аполлодор I.9.16; Схолии к Аполлонию Родосскому I.45; Цец. Схолии к Ликофрону 872.

2Пиндар. Пифийские оды V.103 и сл. и Немейские оды III.61 и сл.; Гомер. Илиада XVI.143.

3Аполлоний Родосский I.7; Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч. IV.128 и сл.

4Аполлоний Родосский I.8—17; Аполлодор. Цит соч.; Пиндар. Цит. соч.; Гигин. Мифы 13; Валерий Флакк I.84.

5Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит соч.; Диодор Сицилийский IV.40; Схолии к «Одиссее» Гомера XII.70; Гесиод. Теогония 992 и сл.

6Пиндар. Цит. соч.; Валерий Флакк I.39; Аполлодор. Цит. соч.

7Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч.; Гигин. Цит. соч. 12 и 14—23; Аполлоний Родосский I.20; Диодор Сицилийский IV.40—49; Цец. Цит. соч. 175; Овидий. Метаморфозы VII.1 и сл; Валерий Флакк. Аргонавтика I, всюду.

8Аполлоний Родосский I.229; Павсаний ІX.36.3.


* * *


1. Во времена Гомера цикл песен о плавании «Арго» в страну Ээта был у всех на устах («Одиссея» XII. 40 и сл.). Гомер помещает Планкты (блуждающие скалы), где «Арго» побывал еще задолго до Одиссея, около острова сирен, недалеко от скал Скиллы и Харибды. Все эти невзгоды более подробно описаны в рассказе о возвращении «Арго» из Колхиды.

2. Согласно Гесиоду («Теогония» 992 и сл.), Ясон, сын Эсона, совершив множество опасных дел, порученных ему Пелием, женился на дочери Ээта Медее, которая пришла с ним в Иолк и стала его «цветущей супругой», родив от него сына Меда, которого учил Хирон. Похоже, что Гесиод имел неверные сведения: в героическую эпоху царские дочери не приходили в дом к мужу, а приводили его самого в свой дом (см. 137.4 и 160.3). Так, Ясон либо женился на дочери Ээта и обосновался при его дворе, либо женился на дочери Пелия и осел в Иолке. Эвмел (VIII в. до н.э.)[255]Евмел — поэт-эпик, живший в VIII—VII вв. до н.э. Происходил из коринфского рода Бакхиадов (или Бакхидов). От его поэм дошли незначительные фрагменты. пишет, что Коринф умер, не оставив наследника, и Медея не без успеха предъявила свои права на пустующий трон в Коринфе, будучи дочерью Ээта, не удовлетворившегося наследством и уехавшего в Колхиду. С того момента Ясон, как муж Медеи, становится царем.

3. Ни Колхида, ни ее столица Эя[256]Эя — древнее название Колхиды, позднее — город на реке Фасис. не упоминаются в этих древних источниках, называющих Ээта сыном Гелиоса и братом ээйской Кирки[257]Согласно варианту мифа (Диодор IV.45), Медея была дочерью Ээта и богини волшебства и колдовства Гекаты, сестрой которой была волшебница Кирка.. Нельзя также предполагать, что история, известная Гомеру, имела много общего с той, которую передают Аполлодор и Аполлоний Родосский. Путь «Арго» из дому, не говоря уже о возвращении, не был окончательно определен даже во времена Геродота, поскольку Пиндар в «Пифийской оде» IV (462 г. до н.э.) дает вариант, во многом отличающийся от варианта Геродота (IV.179).

4. Миф о Пелии и Диомеде, как поначалу звали Ясона, вероятно, рассказывал о царском ребенке, брошенном на горе и воспитанном табунщиками, которого царь соседнего города подвергает на первый взгляд неисполнимым испытаниям, причем такой царь мог и не быть узурпатором. Среди испытаний требовалось, скорее всего, запрячь огнедышащего быка, заполучить сокровища, охраняемые морским чудовищем. В пользу последнего говорит тот факт, что полумертвый Ясон изображался на этрусских произведениях искусства в утробе морского чудовища. В награду за все исполненное он должен был получить наследницу царского трона. Аналогичные мифы во множестве присутствуют в кельтской мифологии. Вспомним подвиги, которые должен был совершить Килхвух, герой «Мабиногион», когда захотел жениться на волшебнице Ольвен. Очевидно, это все свидетельства ритуальной проверки царской храбрости перед коронацией.

5. Именно на основе «Повести о Килхвухе и Ольвен» и похожей на нее «Повести о Передуре — сыне Эвравка», также входящей в «Мабиногион», можно сделать самые реальные предположения о характере испытаний, которые должен был пройти Диомед. Влюбившемуся в Ольвен Килхвуху ее отец поручил запрячь желтого с пятнами быка, очистить от зарослей холм, засеять его и собрать урожай, причем все это нужно было успеть сделать за один день (см. 127.1 и 152.3). Кроме того, ему нужно было добыть рог изобилия и волшебный ирландский котел.

6. Ирландский котел, добытый Килхвухом, вероятно, был котлом, упомянутым в «Повести о Передуре», т.е. котел возрождения, наподобие того, которым впоследствии пользовалась Медея. В Ирландии котел достает со дна озера гигант. От Диомеда, вероятно, тоже могли потребовать добыть подобный котел для Пелия. Местом действия, где Диомед совершил бы свои подвиги, должна была стать не указанная ни на одной из карт страна, лежащая там, «где восходит солнце». В легенде об аргонавтах рог изобилия не упоминается, но Медея по непонятной причине омолаживает нимфу Макриду и ее сестер, бывших нянек Диониса, когда встречает их на Дрепане или Коркире. Поскольку между Дионисом и младенцем Зевсом много общего, а его кормилица коза Амалфея и была первоначальной владелицей рога изобилия (см. 7. b ), то Медея могла помочь Диомеду добыть другой рог изобилия у нимф, оказав им свои услуги. Подвиги Геракла, как и подвиги Тесея и Ориона, лучше всего понимаются как брачные испытания и включают в себя «отламывание рогов у обоих быков», т.е. критского и этолийского (см. 134.6).

7. Этот миф о брачных испытаниях, в каком-то из вариантов существовавший в Иолке со злодеем Пелием и в Коринфе со злодеем Коринфом, очевидно, оказался связанным с полуисторической легендой о морском походе миниев, который начался в Иолке с помощью орхоменцев. Орхомен принадлежал к древней Амфиктионии или лиге Калаврии (Страбон VIII.6.14), во главе которой стоял эолийский бог Посейдон. В лигу входило шесть прибрежных государств Арголиды и Аттики. Орхомен — единственный из семи городов — располагался вдали от моря и занимал стратегически важное положение между Коринфским и Фессалийским заливами. Население в нем, как и население Беотии в эпоху Гесиода, зимой могло заниматься земледелием, а летом плавать по морю.

8. Предполагаемой целью похода аргонавтов была добыча священного руна, которое увез в «страну Ээта» царь Фрикс, внук Миния, после того, как его чуть не принесли в жертву на горе Лафистий (см. 7. d ). Кроме того, участники похода должны были препроводить тень Фрикса назад в Орхомен. Предводителем в плавании должен был быть тоже миний, каковым Ясон, сын Эсона, не являлся. Скорее всего им мог быть Китиссор (Геродот VII.197), сын Фрикса, которому Аполлоний Родосский отводит центральное место в повествовании (см. 151. f и 152. b ) и который в Орхомене получил прозвище Ясон («врачеватель») за то, что прекратил засуху и чуму, разразившиеся после побега Фрикса. Тем не менее Диомед оставался минием по материнской линии, а в Орхомене, как и в пеласгийском Иолке, вероятнее всего, практиковалась матрилинейность.

9. В минийской легенде земля Ээта не могла располагаться на дальнем побережье Понта Эвксинского; наиболее древние свидетельства говорят о том, что она была на севере Адриатики. Считалось, что аргонавты плыли по реке По, около устья которой, на другой стороне залива, лежал остров Кирки Ээя, называющейся теперь Луссин. Потом аргонавты были схвачены колхами Ээта у истока реки Истр, а не Дуная. Как полагал Диодор Сицилийский, это была небольшая речка Истр, которая дала название Истрии. Далее, Медея убивает своего брата Апсирта, который похоронен на соседних островах Апсиртидах. Когда Медея и Ясон бегут к Алкиною, царю Дрепаны (Коркира), — всего в нескольких днях плавания на юг, — колхи, обманутые опасностью возмездия и боявшиеся вернуться с пустыми руками и навлечь на себя гнев Ээта, построили город Пола на побережье материковой Истрии. Более того, острова сирен, утесы Симплегады, Скилла и Харибда — все они расположены недалеко от Сицилии, мимо которой прошел «Арго», отнесенный сильным северо-восточным ветром.

«Колхидой» могла по ошибке оказаться Коликария в низовьях реки По, неподалеку от Мантуи, которая, очевидно, была городом, стоявшим на Янтарном пути. Ведь не случайно в рассказе появляются дочери Гелиоса, льющие янтарные слезы, как только «Арго» входит в реку По (см. 42. d ). Янтарь был камнем, посвященным солнцу, и Электра («янтарь») — остров, к которому пристал «Арго», вряд ли был Самофракией, как считают некоторые ученые. Более вероятно, что это была «земля Ээта», т.е. торговый пункт в самом конце Янтарного пути, принадлежавший, скажем, коринфянам, поскольку Ээт заимствовал культ солнца в Коринфе, или пеласгам — ведь, согласно Дионисию Периегету («Описание Земли» I.18), колония пеласгов-выходцев из Додоны, некогда имела мощный флот, стоявший где-то в устье По.

10. К не имеющему географической основы мифу о Диомеде, который слился с легендой о плавании миниев в страну Ээта, был добавлен еще и третий элемент: легенда о древнем пиратском набеге на южное побережье Понта Эвксинского, совершенном по велению другого царя миниев. Пятая Троя, контролируя проход по Геллеспонту, обладала монополией на понтийскую торговлю, для которой подобный пиратский набег представлял угрозу (см. 137.1). Получается, что предполагаемой целью адриатического плавания миниев было не золотое, а, как указывает Симонид (цит. по: Схолии к Аполлонию Родосскому IV.177), пурпурное руно[258]Симонид говорит здесь о белом или пурпурном руне. Пурпур отливает синевой, отсюда, может быть, и темное (черное) руно, но о белом руне Грейвс не упоминает.. По другому варианту это было черное руно, которое носил царь, совершая обряд вызывания дождя наподобие того, который до сих пор совершается в праздник весны на вершине горы Пелион: старика в черной овечьей маске убивают, а затем возвращают к жизни остальные участники церемонии, одетые в белые овечьи шкуры («Анналы Британской школы в Афинах» XVI. 244—249, 1909—1916). Согласно Дикеарху (ІІ.8), в классическую эпоху этот обряд совершался под предводительством Зевса Актея, или Акрея («вершинный»). Первоначально человеком в черной овечьей маске был царь, олицетворявший Зевса и становившийся жертвой в конце своего правления. Появление одинаковой традиции на горе Пелион и на горе Лафистий могло бы объяснить слияние двух иолкских преданий — а именно мифа о Диомеде и легенды о понтийском набеге — с преданием, повествующим о плавании миниев, решивших поправить неправое дело Фрикса.

11. Однако минии вряд ли собирались вернуть утерянное руно с горы Лафистий, которое легко можно было бы заменить. Более вероятно, что они отправились на поиски янтаря, с помощью которого собирались умилостивить обиженную горную богиню. Нужно помнить, что минии удерживали «песчаный Пилос» на западном побережье Пелопоннеса. Этот город Нелей захватил у лелегов с помощью иолкских пеласгов (см. 94. c ). Кроме того, согласно Аристотелю («О чудесах» 81), жители Пилоса привозили янтарь из устья реки По[259]У Аристотеля здесь говорится только о происхождении янтаря и о том, что из устья реки Эридан (ныне По) местные жители вывозили его в Грецию. Полное название сочинения Аристотеля «De mirabilibus auscultationibus».. На месте этого Пилоса (теперь деревня Каковатос) недавно археологи обнаружили большое количество янтаря.

12. В восточном варианте плавания руно превращается в «золотое» потому, что нужно было включить рассказ о том, как Диомед добыл сокровища у морского чудовища, и, как утверждает Страбон, потому, что появившиеся в Понте Эвксинском аргонавты устремились на поиски аллювиального золота в колхидской реке Фасис (теперь Риони), которое местные жители моют, используя расстилаемые на дне реки овечьи шкуры. Две различные традиции переплелись не только потому, что Коликария стала Колхидой, Эя — Эей («землей»), а руно с горы Лафистий — черным пелионским. Дело в том, что утренний дворец Гелиоса, отца Ээта, располагался в Колхиде (см. 42. а ), самой дальней из известных Гомеру стран на Востоке, и греки знали о ясониках — святилищах Геракла Целителя, построенных на восточном берегу Понта Эвксинского эолийцами, ведущими там торговлю. Некоторые авторы утверждают, что понтийское плавание возглавлял именно Геракл. Более того, поскольку Гомер упоминает Ясона только лишь как отца Эвнея, снабжавшего греков вином во время осады Трои (см. 162. і ), и поскольку Лемнос расположен к востоку от Фессалии, то и считалось, что «Арго» тоже плыл на восток. Так Планкты, или блуждающие скалы, помещенные Гомером в сицилийских водах, превратились в Босфор.

13. Каждый город должен был иметь своего представителя среди аргонавтов, чтобы обосновывать свое право на торговлю в Понте Эвксинском, а бродячие поэты не прочь были вставить одно-два имя в этот балладный цикл. Поэтому существует несколько основных списков аргонавтов, никак не совпадающих друг с другом, правда, все они основаны на том соображении, что корабль имел пятьдесят весел, что в микенскую эпоху было вполне возможно. Только один Цец приводит сотню имен. Тем не менее даже самые большие скептики не сомневаются, что легенда имеет под собой определенную историческую основу или что путешествие состоялось до Троянской войны, где-нибудь в XIII в. до н.э.[260]В плавании аргонавтов участвовали герои, принадлежавшие к последнему и предпоследнему перед Троянской войной поколениям.

14. Одна сандалия, в которой появился Ясон, говорит о том, что он был воином. Этолийские воины были известны тем, что в походе обували только левую ногу (Макробий V.18—21; Схолии к «Пифийским одам» Пиндара IV.133). Этот же способ во время Пелопоннесской войны применяли платейцы — так легче было идти по грязи (Фукидид III. 22). Остается только гадать, почему нога со стороны щита была обутой, а со стороны оружия — голой. Быть может, потому, что во время рукопашной левая нога была выдвинута вперед и могла быть использована для удара противника в пах. Тем не менее левая нога считалась «плохой», и с нее никогда не вступали на крыльцо дружеского дома. Кроме того, в современной Европе сохранился обычай, согласно которому солдаты всегда начинают маршировать с левой ноги.

15. Ссора Геры с Пелием из-за его отказа приносить ей жертвы предполагает определенную напряженность отношений между поклонявшейся Посейдону ахейской династией в Иолке и ее эоло-магнесийскими подданными, поклонявшимися Гере.


149. Лемносские женщины и царь Кизика


Геракл после того, как поймал Эриманфского вепря, неожиданно появился в Пагасах и единогласно был избран старшим на «Арго». Однако он великодушно согласился служить под началом Ясона, ибо Ясон, хотя и был новичком, задумал поход и объявил о чем. Когда корабль был спущен на воду и стали бросать жребий, кому и в какой паре сидеть на веслах, именно Ясон пожертвовал пару быков Аполлону — покровителю посадки на суда. Когда дым от его жертвы поднялся к небесам темными клубами, аргонавты устроили свой прощальный пир, на котором Орфей звуками лиры усмирил несколько пьяных ссор. Отплыв утром с первыми лучами солнца, аргонавты взяли курс на Лемнос1.

b. Примерно за год до этого лемносцы поссорились со своими женами, заявив, что от них дурно пахнет, и предпочли жить с фракийскими девушками, которых брали в плен во время набегов. В отместку лемниянки убили всех мужчин, не пожалев никого, ни старых, ни малых, кроме царя Фоанта, которому жизнь спасла его дочь Гипсипила, оставив его в лодке без весел и пустив по воле волн. Завидев «Арго», женщины приняли его за вражеский фракийский корабль и, надев доспехи, оставшиеся от покойных мужей, смело бросились к берегу, чтобы отразить возможное нападение. Но красноречивый Эхион, высадившийся на берег с жезлом глашатая Ясона, без труда успокоил всех, и Гипсипила собрала совет, на котором предложила отправить аргонавтам в подарок еду и вино, но не пускать их в город Мирину из-за боязни, что герои узнают об их злодеянии. Поликсо, престарелая кормилица Гипсипилы, встала и сказала, что без мужчин жители острова скоро вымрут. «Мудрее всего, — продолжала она, — предаться любви с этими благородными странниками и тем самым не только обеспечить острову надежную защиту, но и родить новый, крепкий народ».

c. Этот бескорыстный совет был с готовностью принят, и аргонавтов пригласили в Мирину. Гипсипила, конечно, не сказала Ясону всю правду, а, заикаясь и краснея, поведала, что, устав от плохого обращения с ними мужей, лимниянки взялись за оружие и заставили мужчин уехать. Пустующий лемносский трон, добавила она, будет принадлежать Ясону, стоит лишь ему об этом попросить. Ясон отнесся с благодарностью к ее предложению, но заявил, что, прежде чем обосноваться на плодородном Лемносе, он должен добыть золотое руно. Однако Гипсипиле быстро удалось уговорить аргонавтов отложить свой отъезд — ведь каждого мореплавателя окружало множество молодых женщин, готовых тут же разделить с ним ложе2. Гипсипила выбрала себе Ясона и привечала его истинно по-царски. Именно от него родился Эвней и его близнец Неброфон, которого иногда называют Деифилом или Фоантом-младшим. Эвней позднее стал царем Лемноса и снабжал греков вином во время Троянской войны.

d. Другие аргонавты также стали отцами многих детей, и вряд ли золотое руно было бы похищено из Колхиды, если бы не оставшийся сторожить «Арго» Геракл, который, рассердившись, отправился в Мирину и стал колотить дубинкой в двери, напоминая аргонавтам об их долге. Вскоре ему удалось привести всех на берег, и в ту же ночь аргонавты отплыли на Самофракию, где были посвящены в мистерии Персефоны и ее слуг кабиров, спасавших тонущих в море моряков3.

e. Когда лемносские женщины узнали, что Гипсипила нарушила клятву и пощадила Фоанта — а его лодку прибило к острову Сикину и потом ему суждено было стать царем тавров, — они продали ее в рабство немейскому царю Ликургу. Некоторые, правда, говорят, что однажды фракийские пираты напали на Мирину и захватили ее. Став совершеннолетним, Эвней совершил над островом обряд очищения от пролитой крови, и все его обряды до сих пор повторяют на ежегодном празднике кабиров. На целых девять дней гаснут все очаги на Лемносе, и совершаются приношения мертвым, после чего корабль доставляет новый огонь с алтаря Аполлона на Делосе4.

f . Аргонавты поплыли дальше, оставив по правому борту Имброс, и, поскольку все хорошо знали, что троянский царь Лаомедонт охраняет вход в Геллеспонт и не позволит ни одному греческому судну войти в него, они прошли через пролив ночью, прижимаясь к фракийскому берегу. Так они благополучно достигли Мраморного моря. Приближаясь к земле долионов, герои высадились у перешейка сурового полуострова под названием Арктон, над которым возвышалась гора Диндим. Здесь их приветствовал царь Кизик, сын Энея, бывшего союзника Геракла. Он только что женился на Клите из фригийского города Перкоты и пригласил всех принять участие в свадебном пире. Когда празднество было в самом разгаре, на сторожей «Арго» напали с дубинами и камнями шестирукие гиганты, рожденные землей. Они пришли из глубины полуострова, но были отбиты.

g . После этого аргонавты посвятили свои якорные камни Афине, в храме которой их показывают до сих пор, и, взяв на борт более тяжелый камень и сердечно попрощавшись с хозяином, направились в открытое море, взяв курс на Босфор. Вдруг на корабль налетел северо-восточный ветер и погнал его назад. Тифис решил спрятаться от ветра под берегом полуострова. Он сбился с курса, и аргонавты, пытавшиеся в кромешной тьме пристать к берегу, подверглись нападению хорошо вооруженных воинов. Лишь после того как аргонавтам удалось в яростной схватке одолеть нападавших, убив некоторых из них и обратив в бегство остальных, Ясон обнаружил, что они пристали к восточному берегу Арктона и благородный царь Кизика, принявший их за пиратов, лежит мертвый у его ног. Клита от этой вести потеряла рассудок и повесилась, а нимфы местной рощи плакали так жалостно, что из их слез образовался источник, который носит имя погибшей.

h . Аргонавты устроили погребальные игры в честь Кизика, но еще долго из-за непогоды они не могли выйти в море. Наконец над головой Ясона появился зимородок и, щебеча, уселся на нос «Арго». Тогда Мопс, понимавший язык птиц, объяснил, что все будет хорошо, если они умилостивят богиню Рею. Именно она устроила смерть Кизика в отместку за совершенное им убийство священного льва, обитавшего на горе Диндим, а сейчас сердится на аргонавтов за то, что они перебили столько ее шестируких братьев. Узнав причину немилости, аргонавты воздвигли изваяние богини, вырезанное Аргом из древней лозы, и во всеоружии стали плясать на вершине горы. Рея оценила их чувства и сотворила родник, который сейчас называют «родник Ясона»; он бьет из ближайшей к вершине скалы. Наконец поднялся легкий ветер, и герои продолжили путь. Долионы скорбели еще целый месяц, не зажигая огня и питаясь сырой пищей. Этот обычай до сих пор соблюдается во время ежегодных Кизикских игр5.


1Аполлоний Родосский I.317 и сл.

2Аполлоний Родосский I.1—607; Геродот VI.138; Аполлодор I.9.17; Орфическая аргонавтика 473 и сл.

3Гомер. Илиада VII.468 и схолии; Стаций. Фиваида VI.34; Аполлоний Родосский. Цит. соч.; Аполлодор. Цит. соч.; Гигин. Мифы 15.

4Аполлодор III.6.4; Гигин. Цит соч.; Филострат. Диалог о героях XX.24.

5Аполлоний Родосский I.922 и сл. и 935—1077; Орфическая аргонавтика 486 и сл.; Валерий Флакк. Аргонавтика II.634; Гигин. Цит. соч. 16.


* * *


1. Ясон потому появляется на острове Лемнос, что, согласно Гомеру, Эвней, который правил этим островом во время Троянской войны, был его сыном, а также потому, что еще один аргонавт, Эвфем, считается отцом Левкофана, матерью которого была жительница Лемноса (Цец. Схолии к Ликофрону 886; Схолии к «Пифийским одам» Пиндара IV.455), и, следовательно, предком долго просуществовавшей киренской династии. Убийство лемносцев говорит о том, что на острове сохранялась гинократическая форма общества с вооруженными жрицами, характерная для некоторых ливийских племен во времена Геродота (см. 8.1), и что прибывшие на остров эллины могли воспринять такую аномалию лишь как феминистскую революцию. Мирина — это имя островной богини (см. 131.3). Не исключено, что запах, который, как утверждали, шел от лемносских женщин, объяснялся тем, что они занимались изготовлением вайды[261]Вайда (Isatis) — род растений семейства крестоцветных, одно- или двухлетние травы, распространены в Азии и Европе. В данном случае речь идет о вайде красильной, листья которой дают темно-синюю краску (индиго), использовавшуюся для окрашивания сукна. Прежде широко культивировалась в Западной Европе.. Их фракийские соседи пользовались ею для нанесения татуировки. Вайда обладает таким неприятным и стойким запахом, что в Норфолке, например, семьи, занимающиеся ее изготовлением, вынуждены вступать в браки только между собой.

2. Самофракия была центром элладской религии, и все, кого посвящали в мистерии луны-богини, надежно скрытые от посторонних, имели право носить пурпурный амулет (Аполлоний Родосский I.197; Диодор Сицилийский V.49), ценившийся как оберег от всех напастей, но особенно от кораблекрушений. Филипп Македонский и его жена Олимпиада были посвящены в эти мистерии (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Александр 2). Германику Цезарю не позволили участвовать в мистериях по причине неблагоприятного знамения, и действительно — вскоре он скончался (Тацит. Анналы II.54). В Самофракии находили древние бронзовые сосуды, которые, как считалось, были посвящены аргонавтам.

3. Братья Реи, шестирукие гиганты, которых земля родила от Медвежьей горы, возможно, возникли в повествовании потому, что были подсказаны изображениями косматых людей в медвежьих шкурах с огромными когтями. Рассказ о смерти Кизика вполне мог иметь реальное основание, однако оно вряд ли связано с обычаем ежегодно гасить все огни в Кизике, как и с аналогичной церемонией в Мирине во время девятидневного праздника в честь кабиров. В конце года, когда приносили в жертву царя-жреца, огни по традиции гасились во многих царствах и зажигались вновь во время совершения одного из обрядов в честь нового царя.

4. Убийство священного льва Реи, возможно, относится к искоренению ее культа в Кизике и введению олимпийской религии.

5. Зимородки были посланцами богини моря Алкионы (см. 45.1—2).


150. Гилас, Амик и Финей


По предложению Геракла, аргонавты решили устроить соревнование на самого выносливого гребца. После множества часов изнурительной гребли, скрашиваемых только звуками лиры Орфея, не сдались лишь Ясон, Диоскуры и Геракл. Остальные один за другим вынуждены были признать свое поражение. Кастор вскоре тоже начал сдавать, и Полидевк, не зная, как остановить брата, втащил его весло в судно. Лишь Ясон и Геракл, сидевшие по разным бортам, продолжали двигать «Арго» вперед. Близ устья реки Киос, что в Мисии, силы оставили Ясона, и почти тут же у Геракла сломалось весло. Он с гневом оглянулся — и его уставшие спутники снова вставили весла в уключины. Миг — и «Арго» стоял у берега почти в том месте, где в море впадала река.

b. Когда все готовились к вечерней трапезе, Геракл отправился на поиски дерева, которое сгодилось бы для нового весла. Вырвав из земли огромную ель и подтянув ее к костру, где ее легче было обтесать, он вдруг узнал, что его оруженосец Гилас час или два назад ушел за водой к ближайшему источнику Пеги и до сих пор не вернулся. На его поиски отправился Полифем, но пока тоже не пришел. Геракл относился к Гиласу с особой нежностью с того самого дня, когда убил его отца Тейодаманта, царя дриопов, отказавшегося подарить ему быка.

С криком «Гилас! Гилас!» Геракл бросился в лес и спустя некоторое время наткнулся на Полифема, который сообщил: «Увы, я услышал, как Гилас звал на помощь, и побежал на голос. Но вблизи родника не обнаружил признаков борьбы ни с дикими зверями, ни с какими другими врагами. Только оброненный Гиласом кувшин лежал у воды». Геракл и Полифем всю ночь продолжали поиски вместе с мисийцами, которых им удалось повстречать, но все впустую. Оказалось, что Дриопа и ее сестры, нимфы источника, влюбились в Гиласа и уговорили его жить с ними в подводном гроте.

c . На рассвете подул попутный ветер, и Ясон, несмотря на то что Геракл и Полифем не вернулись, хотя их звали так, что соседние горы отзывались эхом, повелел продолжить поход. Такое решение вызвало громкое недовольство, а когда «Арго» уже отошел от берега, несколько аргонавтов обвинили Ясона в том, что он отомстил Гераклу за поражение в гребле. Они уже были готовы заставить Тифиса повернуть корабль, но им помешали Калаид и Зет. Вот почему позднее Геракл убил их на острове Тенос и поставил на их могиле качающуюся скалу.

d. Пригрозив разорить всю Мисию, если ее жители не найдут Гиласа живым или мертвым, а потом совершив успешный набег на Трою, Геракл возобновил свои подвиги, а Полифем осел возле Пег и построил город Киос, где правил до тех пор, пока халибы не убили его в сражении1. Ради Геракла мисийцы продолжают совершать ежегодные жертвоприношения в честь Гиласа в городе Пруса, около Пег, при этом их жрец громко выкрикивает имя Гиласа, а все участники обряда делают вид, что идут искать его в лес2.

e . Гилас действительно разделил судьбу Борма, или Борима, сына Тития. Этот мариандинский юноша необычайной красоты однажды во время урожая направился к колодцу, чтобы принести воды жнецам. Его тоже утащили на дно колодца нимфы, и больше его никто не видел. Сельские жители Вифинии во время страды каждый год отмечают его память, распевая грустные песни под звуки флейт3.

f . Некоторые, правда, смеются над историей Гиласа, рассказывая, что на самом деле это просто был Борм и что Геракла оставили в магнесийских Афетах, неподалеку от Пагас, когда он сошел на берег, чтобы набрать воды, в самом начале плавания, ибо кусок священного дуба на корме «Арго» провещал, что не в силах вынести его тяжесть. Есть и такие, кто утверждает, что Геракл не только доплыл до Колхиды, но и во время всего похода был предводителем4.

g. Потом «Арго» пристал к берегу у земли бебриков, где правил грубый царь Амик, сын Посейдона. Этот Амик возомнил себя кулачным бойцом и вызывал чужеземцев на поединок, который для них всегда заканчивался плачевно. Если же те отказывались, он без долгих разговоров сбрасывал их со скалы в море. И на этот раз он пришел к аргонавтам и отказал им в воде и питье до тех пор, пока самый достойный из них не встретится с ним в бойцовском круге. Полидевк, который был победителем в кулачном бою на Олимпийских играх, с готовностью вышел вперед и надел перчатки из сыромятной кожи, предложенные ему Амиком.

h. На цветущей поляне, неподалеку от берега, Амик и Полидевк с яростью набросились друг на друга. На перчатках Амика были нашиты бронзовые шипы, а мускулы на его волосатых руках выдавались, словно подводные камни, поросшие водорослями. Он был намного тяжелее и чуть моложе Полидевка, но тот, поначалу осторожничая и уклоняясь от его грозных атак, нашел слабые места в обороне своего противника, и вскоре Амик уже сплевывал кровь из разбитого рта. После длительного боя, в котором ни один не явил своей слабости, Полидевк воспользовался ошибкой Амика и расплющил ему нос прямым ударом слева. Потом удары безжалостно посыпались на него со всех сторон. От боли и отчаяния Амик зажал левый кулак Полидевка и, отведя его левой рукой, нанес правой сокрушительный боковой удар. Полидевк устремился навстречу удару, но Амик промазал и в ответ получил невероятной силы удар справа в ухо, за которым последовал другой удар снизу в висок, кость у Амика треснула, и он мгновенно скончался.

i . Увидев, что их царь лежит мертвым, бебрики схватились за оружие, но Полидевк, призвав своих спутников, без труда разгромил их и разграбил царский дворец. Чтобы умилостивить Посейдона, который был отцом Амика, Ясон предал огню двадцать красных быков, оказавшихся среди остальной добычи5.

j . На следующий день аргонавты вновь вышли в море и прибыли к Салмидессу, что в восточной Фракии, где Финей, сын Агенора, был правителем. Боги ослепили его за то, что он слишком точно предсказывал будущее. Кроме того, ему досаждали две гарпии — отвратительные крылатые существа женского пола, которые, как только Финей усаживался за трапезу, спешили во дворец, хватали со стола что попало, а оставшуюся пищу заражали таким зловонием, что ее невозможно было есть. Одну гарпию звали Аэллопа, а другую Окипета6. Когда Ясон спросил у Финея, как им добыть золотое руно, то в ответ услышал: «Сначала избавьте меня от гарпий!» Слуги Финея накрыли для аргонавтов стол, и тут же явились гарпии, проделав свои обычные штучки. Но Калаид и Зет, крылатые сыновья Борея, выхватили мечи, бросились за ними в погоню по воздуху и улетели за море. Одни говорят, что они поймали гарпий над Строфадскими островами, но не убили потому, что те взмолились о пощаде; в это время посланная Герой Ирида пообещала, что гарпии вернутся в свою пещеру на критской Дикте и никогда больше не будут обижать Финея. Другие говорят, что договаривалась Окипета, а Аэллопа полетела дальше и утонула в пелопоннесской реке Тигрет, которая ныне стала зваться Гарпис.

k . Финей научил Ясона, как плыть через Босфор, и подробно рассказал ему, какая его ждет погода, какой прием и что ему придется испытать по дороге в Колхиду, страну, которую поначалу заселили египтяне и которая лежит на восточном побережье Понта Эвксинского под сенью Кавказских гор. И еще добавил: «Когда достигнете Колхиды, доверьтесь Афродите!»7

l . К тому времени Финей уже был женат сначала на Клеопатре, сестре Калаида и Зета, а после ее смерти на Идее, скифской царевне. Идея невзлюбила двух сыновей Клеопатры и, представив лжесвидетелей, обвинила их во всевозможных злодействах. Калаид и Зет узнали про заговор, освободили из темницы своих племянников, которых ежедневно бичевала скифская стража, и Финей не только стал к ним относиться, как прежде, но и отправил Идею назад к ее отцу8.

m . Кое-кто утверждает, что Финея ослепили боги уже после посещения аргонавтов за то, что тот предсказал им будущее9.


1Аполлоний Родосский I.1207 и сл.; Феокрит. Идиллии XIII; Орфическая аргонавтика 646 и сл.; Валерий Флакк. Аргонавтика ІІІ.521 и сл.; Гигин. Мифы 14; Аполлодор I.9.19.

2Феокрит. Идиллии XІІІ.73 и сл.; Страбон XІІ.4.3; Антонин Либерал. Превращения 26.

3Атеней XIV.620; Эсхил. Персы 941; Поллукс IV.54.

4Геродот VII.193; Аполлодор I.9.19; Феокрит. Цит. соч. XІІІ.73.

5Аполлодор I.9.20; Аполлоний Родосский II.1 и сл.; Феокрит. Цит. соч. XXII.27 и сл.; Орфическая аргонавтика 661 и сл.; Валерий Флакк. Цит. соч. IV.99 и сл.; Гигин. Цит. соч. 17; Лактанций Плацид. Схолии к «Фиваиде» Стация ІІІ.353.

6Аполлодор I.9.21; Гесиод. Теогония 265—269.

7Геродот II.147; Аполлодор. Цит. соч.; Аполлоний Родосский II.176 и сл.; Валерий Флакк. Цит. соч. IV.22 и сл.; Гигин. Цит. соч. 19; Сервий. Комментарий к «Энеиде» Вергилия ІІІ.209.

8Диодор Сицилийский IV.44.

9Аполлодор. Цит. соч.


* * *


1. В легенде о плавании иолкцев к восточному побережью Понта Эвксинского (но не в легенде, рассказывающей о плавании миниев в Истрию) Геракл действительно мог быть предводителем на корабле. Рассказ о пропаже Гиласа мог возникнуть как объяснение мисийских обрядов, которые совершались в Прусе, что около Пег, даже в римские времена и касались оплакивания Адониса. Судьба Гиласа, которой распорядились Дриопа и ее нимфы, очевидно, была судьбой Левкиппа (см. 21.5), Актеона (см. 22. i ), Орфея (см. 28. d ) и любого другого царя-жреца культа дуба, а именно: его поедали в экстатическом состоянии женщины, которые затем совершали очистительное омовение в ручье и объявляли, что царь бесследно пропал. «Дриопа» означает «дятел» (буквально «дубовый лик»), т.е. птица, стук которой по стволу дуба говорил как бы о поисках Гиласа (также Дриопа по происхождению), а имитация этого стука должна была вызвать дождь (см. 56.1). Основная цель этого жертвоприношения — обеспечить выпадение осенних дождей. Геракл, будучи новым царем, тоже делал вид, что занят поисками своего предшественника. Борм, или Борим, — это, возможно, варианты имени Брим, сын Бримоны (см. 24.6).

2. История Амика могла возникнуть на основе рисунка, изображавшего погребальные игры после того, как старый царь был сброшен со скалы в море (см. 96.3 и 5). Кулачный бой был критским видом спорта, упомянутым в «Илиаде» и «Одиссее», и проходил достаточно честно до тех пор, пока соперничество на Олимпийских играх не привнесло долю профессионализма. Кулачные бойцы, выступавшие в римских амфитеатрах, использовали перчатки с шипами и кастеты, а не традиционные сыромятные ремни на руках. Феокрит, который со знанием дела описывает поединок Полидевка и Амика, льет слезы по былой славе кулачного боя.

Гарпии первоначально были олицетворением критской богини смерти в образе бури (Гомер. Одиссея I.237 и XX.66 и 77), но в данном контексте они появляются в образе священных птиц, коршунов или морских орлов, которым фракийцы постоянно оставляли пищу. Диодор Сицилийский, описывая появление аргонавтов во дворце Финея, старается не упоминать гарпий — из боязни, может, навлечь их гнев, — но намекает на то, что вторая (скифская) жена слепого Финея обманывает его, утверждая, будто гарпии крадут пищу и заражают зловонием ее остатки, хотя на самом деле совершали все это ее же собственные слуги по приказу своей госпожи. Финей медленно умирал с голоду, когда Калаид и Зет — братья первой жены — разоблачили происки новой жены и освободили из темницы своих племянников, заточенных туда Финеем по наговору скифянки.

3. Строфады («поворачивающие»), возможно, названы так потому, что приближавшиеся корабли могли ожидать смену ветра.

4. Качающиеся скалы — огромные монолиты, установленные так, что было достаточно малейшего прикосновения, чтобы они закачались из стороны в сторону, — были погребальными сооружениями, которые, вероятно, воздвигали строители дорог, переселившиеся из Ливии в конце третьего тысячелетия. Некоторые такие сооружения еще сохранились в Корнуолле и Девоне, а многие были сброшены развлекавшимися солдатами и туристами. Установка такого камня на могиле Калаида и Зета, крылатых сыновей Борея, означает, что духи героев в образе ветра раскачивают монолит и убивают подложенную под него жертву.


151. От Симплегад к Колхиде


Финей предупредил аргонавтов об ужасных скалах, называемых Симплегадами, Планктами или Кианеями, которые постоянно окутаны туманом и стоят, охраняя вход в Босфор. Когда корабль пытается пройти между ними, они смыкаются, сокрушая его корпус. Но по совету Финея Эвфем выпустил впереди «Арго» голубя или, как говорят некоторые, цаплю. Как только сомкнувшиеся скалы, вырвав несколько перьев из птичьего хвоста, стали расходиться, аргонавты налегли на весла, вдохновленные Афиной и звуками лиры Орфея, и потеряли среди скал только кормовое украшение. После этого, как гласило пророчество, скалы застыли навеки на своих местах по обе стороны пролива. Хотя течение в проливе было таким сильным, что корабль оказался почти неуправляемым, аргонавты гребли так, что весла гнулись, как луки, и благополучно вошли в Понт Эвксинский1.

b. Идя вдоль южного берега, они пристали к островку Тиниада, где Аполлон соблаговолил снизойти к ним во всем своем божественном великолепии. Орфей тут же воздвиг алтарь и принес ему в жертву дикого козла как Аполлону Утреннему. В это мгновение аргонавты поклялись не оставлять друг друга в минуту опасности, а в память об этой клятве на острове был построен храм Гармонии.

c . Отсюда они поплыли к городу Мариандине, знаменитому имеющейся рядом пропастью, через которую Геракл выволок из преисподней пса Кербера. Там мореплаватели были радушно встречены царем Ликом. О том, что его враг, царь Амик, мертв, Лик уже знал от скорохода, и в благодарность предложил аргонавтам в качестве проводника своего сына Даскила. На следующий день, когда корабль уже был готов к выходу, на ясновидца Идмона напал ужасный вепрь, обитавший в камышовых зарослях реки Лик, и клыками нанес ему глубокую рану в бедро. Идас бросился на помощь Идмону и, когда зверь рванулся в новом прыжке, насадил его на свое копье. Несмотря на все заботы, Идмон умер от потери крови, и аргонавты оплакивали его три дня. Затем заболел и умер Тифис, и товарищи его в глубокой печали насыпали холм над его останками рядом с холмом, под которым был погребен Идмон. Сначала Большой Анкей, а потом Эргин, Навплий и Эвфем предложили себя в кормчие вместо Тифиса, но аргонавты выбрали Анкея, и не ошиблись2.

d. Из Мариандины они продолжили свое плавание на восток и плыли под парусом много дней, пока не достигли Синопы, что в Пафлагонии. Этот город назван по имени дочери речного бога Асопа, любое желание которой обещал исполнить влюбившийся в нее Зевс. Хитроумная Синопа изъявила желание остаться девственницей, поселилась здесь и остаток жизни провела в счастливом одиночестве. В Синопе Ясон набрал добровольцев на три опустевших места на скамьях гребцов. Ими стали братья Деилеонт, Автолик и Флогий из Трикки, которые уже сопровождали Геракла в его походе против амазонок, но, случайно отстав от него, оказались в этой диковинной стране.

e. Затем «Арго» миновал страну амазонок и страну железокузнецов халибов, которые не обрабатывают земли и не пасут стада, а живут лишь кузнечным ремеслом, затем страну тибаренов, у которых, по обычаю, когда женщины рожают, их мужья кричат, как в родовых муках, и страну моссинеков, живущих в деревянных домах, беспорядочно совокупляющихся и носящих неописуемой длины копья и белые щиты в форме листьев плюща3.

f . Близ островка Ареса над «Арго» пролетела большая стая птиц, сбросив вниз бронзовые перья, одно из которых ранило Оилея в плечо. Аргонавты, памятуя, что им сказал Финей, надели шлемы и стали криком отгонять птиц. Половина людей продолжала грести, а половина защищала их щитами и шумом ударов по ним мечами. Финей также посоветовал аргонавтам высадиться на этот островок, что они и сделали, изгнав птиц всех до единой. Той же ночью у них была возможность отблагодарить Финея за мудрый совет. Разразилась сильная буря, и рядом с их лагерем выбросило на берег четырех эолийцев, спасшихся на бревне. Потерпевшими крушение оказались Китиссор, Арг, Фронтис и Мелас, сыновья Фрикса и Халкиопы, дочери колхидского царя Ээта, и поэтому близкие родственники многим аргонавтам. Их корабль затонул на пути в Грецию, где они хотели предъявить свои права на Орхоменское царство, принадлежавшее их деду Афаманту. Ясон тепло их приветствовал, и все вместе они принесли жертвы на черном камне без возлияний в храме Ареса, где его основательница амазонка Антиопа некогда приносила в жертву коней. Когда Ясон сообщил, что хочет вернуть тень Фрикса в Грецию и возвратить шкуру золотого барана, на котором тому удалось бежать, Китиссор и его братья испытали некоторое затруднение: с одной стороны, они дорожили памятью отца, а с другой — боялись обидеть своего деда требованием о выдаче руна. Но был ли у них иной выбор, кроме как разделить общую судьбу с их двоюродными братьями, спасшими им жизнь4?

g. «Арго» пристал к берегу острова Филира, где некогда Крон разделил ложе с дочерью Океана Филирой и был застигнут в неподходящий момент Реей. Он обернулся жеребцом и умчался прочь, оставив Филиру с ребенком в виде получеловека-полуконя, оказавшимся впоследствии ученым кентавром Хироном. Придя в ужас от вида чудовища, которого ей приходится теперь кормить грудью, Филира взмолилась, чтобы боги изменили ее обличье, и превратилась в липу. Правда, некоторые говорят, что это случилось в Фессалии или Фракии, а не на острове Филира5.

h. Вскоре над аргонавтами уже высился Кавказский хребет, и они вошли в устье широкой реки Фасис, которая течет по Колхиде. Совершив возлияния из вина, смешанного с медом, в честь богов этой земли, Ясон спрятал «Арго» в мелкой заводи, где и созвал военный совет6.


1Аполлоний Родосский II.329; Орфическая аргонавтика 688; Гомер. Одиссея XІІ.61 и сл.; Геродот IV.85; Плиний. Естественная история VI.32; Валерий Флакк IV.561 и сл.; Аполлодор I.9.22.

2Аполлоний Родосский II.858—898; Орфическая аргонавтика 729 и сл.; Цец. Схолии к Ликофрону 890; Валерий Флакк V.13 и сл.; Гигин. Мифы 14 и 18; Аполлодор I.9.23.

3Аполлоний Родосский II.946—1028; Валерий Флакк V.108; Орфическая аргонавтика 738—746; Ксенофонт. Анабасис V.4.1—32 и 5.1—3.

4Аполлоний Родосский II.1030—1230.

5Аполлоний Родосский II.1231—1241; Гигин. Цит. соч. 138; Филаргирий. Комментарий к «Георгикам» Вергилия III.93; Валерий Флакк V.153.

6Аполлоний Родосский II.1030—1285; Орфическая аргонавтика 747—755; Валерий Флакк V.153—183.


* * *


1. Планкты, или блуждающие скалы, окутанные туманом, вероятно, были льдинами, принесенными в Понт Эвксинский реками Русской равнины. Сообщения о них в данном случае сочетаются с мрачным описанием Босфора, сквозь который во время разлива рек вода течет со скоростью до пяти узлов. Торговцам янтарем были знакомы другие плавающие острова в Балтийском море (см. 170.4).

2. Кенотафы, позднее воздвигнутые греческими колонистами в честь героев Идмона и Тифиса, могут быть обязаны рассказу об их смерти во время путешествия. Про Идмона сказано, что его погубил вепрь, как критского Зевса, Анкея и Адониса, которые были древними царями-жрецами (см. 18.7). Имя Идмон («знающий») свидетельствует о том, что его святилище было вещим. Кроме того, Аполлоний Родосский называет его «ясновидцем».

3. Мариандина названа в честь Ма-ри-энна (по-шумерски «высокая плодоносная мать небес»), иначе Мирина, Ай-мари или Мариамнеа — богиня, хорошо известная в восточном Средиземноморье. Chalybs по-гречески означало «железо», а халибы, вероятно, было другим именем тибаренов, известных как первые железокузнецы древности[262]Указания античных авторов о месте обитания халибов противоречивы. Сейчас считается, что они жили на юго-восточном берегу Черного моря, а рядом, северо-восточнее, жили тибарены. Оснований сливать эти два племени нет.. В Быт. 4.22 их страна называется Тувал (Tubal=Tibar), и Тувал Каин означает тибаренов, которые пришли из Армении в Ханаан вместе с ордами гиксосов. Различные измененные формы кувады[263]Кувада — распространенный у первобытных народов обычай, согласно которому во время родов жены муж делает вид, что рожает: ложится в постель, стонет, соблюдает некоторые ограничения в еде и пр. Цель кувады, очевидно, отвлечь злых демонов от роженицы и новорожденного в критический момент родов., бытовавшей среди тибаренов, сохранились во многих частях Европы. Обычаи моссинеков, описанные Ксенофонтом, чей «Анабасис» изучал Аполлоний Родосский, во многом похожи на обычаи шотландских пиктов и ирландских сидхов, которые переселились на Британские острова в эпоху ранней бронзы с берегов Понта Эвксинского.

4. Встреча Ясона с птицами у острова Ареса или Аретиады свидетельствует о том, что «Арго» добрался до этих мест в начале мая. «Арго» прошел Босфор, когда течение еще позволяло, и достиг острова ко времени перелета птиц с Синайского полуострова. Очевидно, птицы, выбившиеся из сил после перелета через горы Малой Азии по пути к Волге, отдыхали на острове Ареса и на этот раз во множестве уселись на «Арго», чем вызвали суеверный страх у мореплавателей. В книге Николя[264]Николь М. Дж. (Nicoll, 1880—1925) — английский натуралист, путешественник. Его основной труд, «Птицы Египта», был опубликован после смерти (Nicoll's Birds of Egypt, by col. R. Meinertzhagen... L., 1930). «Птицы Египта» среди таких перелетных птиц названы пустельга, жаворонок, лунь, утка и болотные птицы, но поскольку этот остров был посвящен Аресу, то мифографы снабдили этих птиц бронзовыми перьями и злыми намерениями. Изгнание Гераклом Стимфалийских птиц на какой-то остров в восточной части Понта Эвксинского, скорее всего было навеяно рассказами об аргонавтах, чем наоборот, как это обычно считается.

5. Слава Хирона как врачевателя, ученого и прорицателя принесла ему имя «сын Филиры» («липы»)[265]Древние считали, что каждое растение имеет своего духа, демона, который его оберегает и умирает вместе с ним. Отсюда фитоморфные (от греч. phytos — растение и morphe — форма) божества, которые впоследствии стали связываться с определенным видом растений или растениями вообще (став, таким образом, вегетативными). С другой стороны, более позднему периоду развития мифологии соответствуют этиологические мифы, когда с целью объяснить происхождение того или иного растения (зверя, птицы) герой мифа превращался в него (Дафна, Гиакинт и т.д.)., его также называют потомком Иксиона (см. 63. d ). Цветы липы в классическую эпоху широко использовались, как и сейчас, в качестве тонизирующего средства. Кроме того, на обратной стороне липовой коры было удобно писать, а разорванное на полоски мочало использовалось при гаданиях (Геродот IV.67; Элиан. Пестрые рассказы XIV.12). Однако остров Филира, вероятнее всего, получил свое название от росших там лип, чем благодаря каким-то связям с Фессалией или Фракией. Ни один из этих прибрежных островков не превышает в длину и сотни метров.

6. Колхида сейчас называется Грузия, а река Фасис — Риони.


152. Похищение руна


На Олимпе Гера и Афина взволнованно обсуждали, как помочь их любимцу Ясону добыть золотое руно. Наконец, они обратились к Афродите, которая согласилась сделать так, чтобы ее капризный малыш Эрос пробудил у Медеи, дочери царя Ээта, неожиданную страсть к Ясону. Афродита нашла Эроса, игравшего в кости с Ганимедом и плутовавшего при каждом броске, и упросила его пустить одну из стрел в сердце Медеи. За это она обещала ему золотой шар с голубыми эмалевыми кольцами, которым в свое время играл Зевс[266]Об этом шаре см.: Аполлоний Родосский III.132—142. Судя по описанию, это мяч.. Если подбросить шар в небо, то, падая, он оставляет за собой след, как комета. Эрос с радостью согласился, а Афродита обещала своим божественным подругам, что будет поддерживать страсть в Медее с помощью нового любовного приворотного средства: живой вертишейки, распластанной на раскаленном колесе.

b. Тем временем на созванном у заводи совете Ясон предложил идти вместе с сыновьями Фрикса в соседний колхидский город Эя, где правил Ээт, и попросить руно в подарок. Если же им будет отказано, то они прибегнут к хитрости или силе. Все согласились с этим, и Авгий, сводный брат Ээта, присоединился к отряду. Они подошли к Эе со стороны располагавшегося вдоль реки места, которое называлось кладбищем Кирки. Там трупы мужчин, завернутые в недубленые бычьи шкуры, выставлялись на вершинах ив на съедение птицам — колхи предавали земле только покойниц. Эя расстилалась у их ног, когда они стояли на холме, посвященном Гелиосу, отцу Ээта. Здесь в конюшне стояли его белые лошади. Гефест в благодарность за то, что Гелиос спас его, когда гиганты хотели взять приступом Олимп, построил прекрасный царский дворец Ээта.

c. Первая жена царя Ээта кавказская нимфа Астеродея (мать Халкиопы, вдовы Фрикса, и Медеи, чародейки-жрицы Гекаты) к тому времени уже несколько лет как умерла, а его вторая жена Идия успела родить ему сына Апсирта.

d. Когда Ясон и его спутники вошли во двор дворца, их встретила Халкиопа, которая очень удивилась, увидев среди пришедших Китиссора и остальных трех своих сыновей, а когда они поведали ей свою историю, она стала от всей души благодарить Ясона за спасение ее детей. Затем вышел Ээт в сопровождении Идии, всем своим видом выражавший недовольство — ведь Лаомедонт обязался не пускать греков в Понт Эвксинский. Он спросил Арга[267]Исправляем опечатку Грейвса, который внука Ээта Арга называет здесь Эгеем (ср. 151. f )., своего любимого внука, как объяснить появление здесь незваных гостей. Арг ответил, что Ясон, которому он и его братья обязаны жизнью, пришел забрать золотое руно, как того требует оракул. Видя, что от этих слов лицо Ээта стало еще более сердитым, он поспешил добавить: «За эту любезность доблестные греки с радостью приведут под твою власть савроматов». Ээт презрительно засмеялся и повелел Ясону и Авгию, в котором он не признал своего брата, возвращаться туда, откуда они пришли, если не хотят, чтобы им отрубили языки, а заодно и руки.

e. В этот момент из дворца появилась царевна Медея, а когда Ясон встретил ее вежливо и с почтением, Ээт, несколько смутившись, согласился отдать руно, но при условии, которое казалось невыполнимым. Чтобы получить руно, Ясон должен был запрячь двух огнедышащих медноногих быков, сотворенных Гефестом, вспахать поле, посвященное Аресу, а затем засеять его зубами дракона, подаренными Ээту Афиной и оставшимися после того, как их когда-то засеял Кадм. Ясон стоял в задумчивости, размышляя, как совершить этот неслыханный подвиг; в это время Эрос пустил одну из своих стрел в Медею, и она вошла в ее сердце по самое оперение.

f . Халкиопа, пришедшая в спальню к Медее, чтобы заручиться ее помощью Китиссору и его братьям, убедилась, что та по уши влюбилась в Ясона. Когда Халкиопа предложила себя в качестве посредницы, Медея с готовностью обещала свою помощь Ясону и в том, чтобы запрячь огнедышащих быков, и в том, чтобы добыть золотое руно, при одном-единственном условии — Ясон должен сделать ее своей женой и взять с собой на «Арго».

g. Ясона позвали, он пришел и поклялся всеми богами Олимпа оставаться верным Медее до конца своих дней. Она вручила ему волшебное зелье — сок корней растения, выросшего из крови Прометея. Ясон с благодарностью принял сосуд с зельем и, совершив возлияние меда, откупорил его, обмыл его содержимым тело, копье и щит. Так ему удалось подчинить своей воле быков и впрячь их в плуг с очень прочным ярмом. Весь день он пахал, а ночью посеял зубы, из которых тут же выросли могучие воины. Так же, как и Кадм, он подстроил между ними драку, бросив в самую гущу воинов камень, а потом добил своим мечом тех, кто остался жив.

h . Царь Ээт не желал расставаться с золотым руном и беззастенчиво нарушил свое обязательство. Он стал грозить, что сожжет «Арго», теперь стоявший в море напротив Эи, и перебьет всех людей, находящихся на нем. Но Медея, на которую он неразумно положился, отвела Ясона и нескольких аргонавтов к священной роще Ареса в шести милях от города. Там находилось руно, охраняемое бессмертным драконом, свернувшимся в тысячи колец. Он был больше самого «Арго» и родился из крови чудовища Тифона, убитого Зевсом. Медея с помощью колдовских чар успокоила шипящего дракона и, взяв свежесрезанные веточки можжевельника, брызнула сонными каплями ему на веки. Ясон осторожно снял руно с дуба, и все вместе они поспешили на берег, где стоял «Арго».

і. Жрецы Ареса подняли тревогу, и во время погони колхи ранили Ифита, Мелеагра, Арга, Аталанту и Ясона, но не смогли помешать им взойти на борт ожидавшего их «Арго», который поспешно вышел в море, преследуемый судами Ээта. Лишь один Ифит умер от ран, а остальных Медея быстро вылечила своими снадобьями1.

j . Савроматы, которых Ясон обязался покорить, были потомками амазонок с трех кораблей, захваченных Гераклом, когда тот совершал свой девятый подвиг. Амазонки порвали свои оковы, уничтожили моряков, которые были поставлены сторожить их, но, поскольку они ничего не понимали в морском деле, их корабли стали дрейфовать в сторону киммерийского Босфора, где они высадились на берег у города Кремни, что в стране свободных скифов. Там им удалось поймать табун диких лошадей, оседлать их и приступить к опустошению окрестных земель. Вскоре скифы, узнав по попавшим в их руки трупам, что это женщины, решили не убивать амазонок, а отправить к ним юношей с предложением любви, но не войны. Это оказалось делом нетрудным, но амазонки согласились выйти замуж за этих юношей лишь в том случае, если они перекочуют на восточный берег реки Танаис (где их потомки — савроматы — живут до сих пор, сохраняя некоторые из обычаев амазонок, например тот, согласно которому девушка сначала должна убить врага, а потом искать себе мужа)2.


1Аполлодор I.9.23; Аполлоний Родосский II.1260—IV.246; Диодор Сицилийский IV.48.1—5; Валерий Флакк V.177—VIII.139; Гигин. Мифы 22; Пиндар. Пифийские оды IV.221 и сл.; Овидий. Метаморфозы VII.1.138—139; Орфическая аргонавтика 755—1012.

2Геродот IV.110—117.


* * *


1. Эта часть легенды содержит в себе первобытный миф об испытаниях, которые должен был пройти Диомед, чтобы получить царскую дочь, на которой хотел жениться.

2. Приворотное зелье Афродиты, подробно описанное Феокритом («Идиллии» II.17), использовалось по всей Греции, включая окружение Сократа (Ксенофонт. Меморабилии III.11.17). Поскольку вертишейка живет на ивах, пищит, как змея, и откладывает белые яйца, она всегда была священной птицей луны; Ио посылает ее своим вестником к любвеобильному Зевсу (см. 56. a ). В Европе одно из ее народных названий — «кукушкин муж», а кукушка включена в историю о том, как Зевс ухаживал за луной-богиней Герой (см. 12. a ). Получение огня трением было симпатической любовной магией. Так, английское слово punk означает одновременно «трут» и «шлюха». Эрос с факелом и стрелами относится к послегомеровскому периоду, но во времена Аполлония Родосского его капризное поведение и отчаяние Афродиты превратились в литературную шутку (см. 18. a ), которую Апулей только развил в своих «Метаморфозах» («Сказка об Амуре и Психее»)[268]Сказка об Амуре и Психее — вставной эпизод в романе Апулея «Метаморфозы»..

3. Бытовавший у колхов обычай заворачивать покойников в шкуры и оставлять их на вершинах ив напоминает обычай парсов оставлять покойников на площадках, где их поедают стервятники, чтобы не осквернять священный огонь — дар солнца — актом сожжения. Аполлоний Родосский напоминает об этом, очевидно, для того, чтобы подчеркнуть заботу Пелия о тени Фрикса: будучи греком, он никак не мог согласиться с оправданностью такого погребального обряда. Огнедышащие быки Ээта напоминают тех бронзовых быков, в которых заживо зажаривал пленников тиран Фаларид из Агригента[269]Фаларид — тиран Агригента в 570—554 гг. до н.э., хрестоматийный тип не знающего предела своему произволу властителя. — родосской колонии, — вероятно, в честь их бога Гелиоса, чьим символом был бронзовый бык (Пиндар. Пифийские оды I.185 и схолии). Правда, посеянные люди, с которыми сражался Ясон, являются инородным вкраплением в рассказ. Если понятно, почему Кадм, будучи ханаанейским пришельцем, должен был сражаться с пеласгами-автохтонами, когда вторгся в Беотию (см. 58. g ), то Ясон как местный кандидат в цари скорее должен был исполнить задания, которые получил Килхвух, а именно: вспахать поле, засеять его и сжать урожай в один день (см. 148.5). Этот ритуал разыгрывался в день летнего солнцеворота. После этого он должен был побороться с быком и разыграть бой с мужчинами, одетыми в диких зверей. Добывание им золотого руна аналогично добыванию Гераклом золотых яблок, которые охранял такой же недремлющий дракон (см. 133. a ). По крайней мере четыре подвига Геракла Ясон обязан был совершить как кандидат в цари (см. 123.1; 124.2; 127.1 и 129.1).

4. Ясон и Геракл, по сути дела, один и тот же персонаж, по крайней мере в контексте мифа о брачных испытаниях. Элементы первого и седьмого подвигов Геракла сохраняются здесь в убийстве Мариандинского вепря и Кизикского льва, причем оба убийства должен был совершить Ясон.

5. Колхидский крокус Медеи — это ядовитый colchicum, или луговой шафран, который древние использовали, как и сейчас, в качестве верного средства против подагры. Колдовские представления о нем обязаны Медее и ее репутации.

6. Савроматы были скифскими лучниками и конниками, кочующими по степям (см. 132.4), поэтому нет ничего удивительного в том, что Ээт засмеялся, услышав, что Ясон собирается покорить их с помощью своей тяжеловооруженной пехоты.


153. Убийство Апсирта


Сохранилось много различных рассказов о возвращении «Арго» в Фессалию, хотя принято считать, что по совету Финея аргонавты поплыли по Понту Эвксинскому против движения солнца. Некоторые говорят, что, когда Ээт нагнал их близ устья Дуная, Медея убила своего сводного брата Апсирта, которого она заманила на корабль, и, разрезав его на куски, побросала их за борт. Эта жестокая выдумка задержала преследователей, поскольку Ээт вынужден был вылавливать куски тела своего сына, чтобы похоронить его в Томах1. Говорят, что по-настоящему сводного брата Медеи звали Эгиалей, а «Апсирт» означает «изрубленный» и свидетельствует о том, что с ним произошло после смерти2. Есть и такие, кто считает, будто преступление совершилось в Эе, и добавляют, что Ясон так же убил Ээта3.

b. В самом обстоятельном и толковом рассказе говорится, что Апсирт, посланный Ээтом в погоню за Ясоном, нагнал «Арго» у устья Дуная, где аргонавты решили оставить Медею на несколько дней на близлежащем острове, посвященном Артемиде, на попечение местной жрицы. За это время царь бригов должен был рассудить дело и решить, возвращаться ли ей домой или следовать с Ясоном в Грецию, а также объявить, кому будет принадлежать золотое руно. Но Медея отправила тайное послание Апсирту, в котором говорила, будто ее насильно похитили, и умоляла спасти. Ночью, когда Апсирт появился на острове и тем самым нарушил перемирие, Ясон поразил его ударом меча в спину. После чего он обрубил его конечности и, трижды слизывая пролившуюся кровь, сплевывал ее, чтобы сбить со следа дух убитого. Как только Медея вновь оказалась на борту «Арго», аргонавты напали на оставшихся без предводителя колхов, рассеяли их корабли и бежали4.

c. Одни поговаривают, что после смерти Апсирта «Арго» повернул назад и поднялся по реке Фасис в Каспийское море, а оттуда — в Океан на востоке и вернулся в Средиземное море через озеро Тритон5. Другие говорят, что он поднялся по Истру, а затем спустился по реке Эридан в Адриатическое море6. Но бури понесли его вдоль всего побережья Италии к острову Кирки под названием Эя. Третьи настаивают на том, что корабль поплыл вверх по Истру и по реке Эридан спустился прямо к острову Кирки, пройдя еще водовороты в том месте, где Эридан соединяется с могучим Роданом7[270]Река Истр — ныне Дунай, Эридан — По, Родан — Рона; Гиберния — нынешняя Ирландия, Иберия — Испания..

d. Четвертые заявляют, что аргонавты прошли вверх по Танаису до самого его истока, а затем волоком перетащили судно в другую реку, которая течет на север и впадает в Финский залив, или что они поднялись по Истру и волоком перебрались к истоку Эльбы, потом, несомые этой рекой, оказались в Ютландии. Оттуда они взяли курс на запад, к Океану, миновали Британию и Гибернию и достигли острова Кирки, пройдя между Геракловыми столпами и вдоль побережья Иберии и Галлии8.

e. Однако вряд ли такие пути были возможны. На самом деле «Арго» вернулся через Босфор своим прежним путем и благополучно миновал Геллеспонт потому, что троянцы уже не могли им помешать. Дело в том, что Геракл по пути из Мисии собрал флот из шести кораблей (предоставленных долионами и их союзниками перкотами) и, поднявшись по реке Скамандр, под покровом темноты неожиданно напал на троянский флот и уничтожил его. Затем он проложил себе путь в Трою и потребовал, чтобы царь Лаомедонт вернул ему питавшихся людьми кобыл царя Диомеда, которых тот оставил ему на попечение несколько лет назад. Когда Лаомедонт ответил, что даже слыхом о таких кобылах не слыхивал, Геракл убил его и всех его сыновей, кроме младенца Подарка или Приама, которого поставил вместо Лаомедонта царем9.

f . Ясона и Медеи больше не было на «Арго». Кусок священного дуба на корабле вновь стал пророчествовать. На этот раз он отказался везти аргонавтов до тех пор, пока они не очистятся от совершенного убийства. Поэтому от устья Истра они отправились в Эю пешком. На этом острове жила тетка Медеи Кирка. Это была не кампанская Эя, куда Кирка перебралась на жительство потом, а ее бывшее истрийское владение. Медея повела туда Ясона по пути, которым гипербореи ежегодно отправляют на Делос свои завернутые в солому дары. Кирка, к которой они пришли просителями, нехотя совершила над ними очистительный обряд, использовав для этого кровь молодой свиньи10.

g. Преследовавшие их колхи, которым был дан наказ не возвращаться без Медеи и руна, догадались, что она отправилась к Кирке, чтобы очиститься от совершенного убийства, поэтому решили следовать за «Арго» по всему Эгейскому морю, вокруг Пелопоннеса и вдоль всего Иллирийского побережья, правильно рассчитав, что Медея и Ясон условились, чтобы «Арго» забрал их с Эи11.

h. Некоторые, правда, говорят, что Апсирт все еще был во главе колхидского флота и что Медея заманила его в ловушку и убила на одном из Иллирийских островов, которые теперь называются Апсиртидами12.


1Аполлодор I.9.24; Овидий. Тристии ІІІ.9; Стефан Византийский под словом Tomeus.

2Цицерон. О природе богов III.19; Юстин XLII.3; Диодор Сицилийский IV.45 и 48.

3Еврипид. Медея 1334; Диодор Сицилийский IV.48.

4Аполлоний Родосский IV.212—502.

5Пиндар. Пифийские оды IV.250 и сл.; Мимнерм. Цит. по: Страбон I.2.40.

6Аполлодор I.9.24; Диодор Сицилийский IV.56.7—8.

7Аполлоний Родосский IV.508—660.

8Тимей. Цит. по: Диодор Сицилийский IV.56.3; Орфическая аргонавтика 1030—1204.

9Диодор Сицилийский IV.48; Гомер. Одиссея XІІ.69 и сл. и Илиада V.638. и сл.

10Аполлодор. Цит. соч.; Геродот IV.33; Аполлоний Родосский IV.659—717.

11Гигин. Мифы 23; Аполлодор. Цит. соч.

12Страбон VII.5.5.


* * *


1. Сочетание западного и восточного путешествий никого не смущало до тех пор, пока географические знания греков не расширились и не открылось непримиримое противоречие основных элементов повествования, а именно: добыча золотого руна на берегах реки Фасис и очищение Медеи и Ясона Киркой, которая жила или в Истрии, или на западном побережье Италии. Но поскольку ни один историк не мог обидеть публику, объявив плавание аргонавтов сказочным, то поначалу предположили, что аргонавты возвращались из Понта Эвксинского через Истр в Адриатическое море, потом было сделано предположение о некоем пути из Истра по реке Эридан (ныне По), по которому «Арго» мог спуститься к морю. Еще позднее, когда оказалось, что Истр судоходен только до Железных ворот и никак не соединяется с Эриданом, «Арго» пришлось подниматься вверх по Фасису в Каспийское море, оттуда — в Океан на востоке и возвращаться домой по «потоку Океана» и озеру Тритон.

2. Поскольку третий путь также был признан невозможным, мифографы предложили для «Арго» путь к верховьям Танаиса (ныне Дон), который, как считалось, вытекал из Финского залива, откуда «Арго» мог обогнуть Европу и вернуться в Грецию через Гибралтар. Можно было еще каким-нибудь образом достичь Эльбы, плывя по Истру, а потом, воспользовавшись продолжительным волоком по Эльбе, достичь моря и плыть вдоль берега мимо Гибернии и Иберии. Диодор Сицилийский, которому хватило здравого смысла признать, что «Арго» мог вернуться только через Босфор, т.е. тем же путем, которым он шел в Понт Эвксинский, подходит к этой проблеме наиболее реалистично и делает блестящую догадку, утверждая, что Истр, нынешний Дунай, часто путают с Истром — небольшой речушкой, впадающей в Адриатическое море около Триеста. Действительно, даже во времена Августа географ Помпоний Мела мог писать (II.3.13 и 4.4), что западный приток Истра-Дуная — впадает в Адриатическое море мощным потоком, сходным с По. Захват руна, преследование колхами и смерть Апсирта первоначально должны были произойти в северной части Адриатического моря. Овидий предпочитал верить, что Апсирт был убит в устье Истра и погребен в Томах, поскольку именно там было суждено умереть ему самому.

3. Эя (см. 170. i l и 5), как утверждают, принадлежала Хрису, отцу Миния и прадеду Фрикса, a chrysoys означает «золотой». Вполне может быть, что именно дух Хриса, а не дух Фрикса распорядился, чтобы минийцы умилостивили его, захватив руно. Согласно Страбону, Фриксу как герою принадлежало святилище мосхов на Понте Эвксинском, «где не приносят в жертву барана». Такое утверждение могло иметь более позднюю основу в виде славы, которую обрел рассказ о плавании «Арго». Даже римляне строили храмы греческим героям, фиктивно введенным в их собственную историю.

4. Имя «Апсирт», запечатлевшее разбрасывание его останков по течению, возможно, было местным именем Орфея после того, как тот был расчленен менадами (см. 28. d ).

5. Валерий Флакк и Диодор Сицилийский свидетельствуют о том, что Геракл разграбил Трою на пути в Колхиду, а не при возвращении домой, но такое утверждение может быть и ошибочным.


154. «Арго» возвращается в Грецию


Прибыв в Коркиру, которая тогда называлась Дрепаной, колхи обнаружили, что «Арго» стоит напротив островка Макрида, а вся команда весело празднует благополучное окончание плавания. Предводитель колхов отправился к царю Алкиною и царице Арете, требуя от имени Ээта выдачи Медеи и золотого руна. Арета, к которой Медея обратилась за защитой, всю ночь жаловалась Алкиною на то, как часто отцы бывают жестоки к своим заблудшим дочерям, и приводила такие примеры, как жестокость Никтея к Антиопе или Акрисия к Данае. «Даже сейчас, — сказала она, — бедная царевна Метопа[271]Метопа более известна под именем Амфисса. томится в тюрьме в Эпире по приказу своего людоеда-отца царя Эхета! Сначала ее ослепили медной спицей, а потом усадили молоть железные зерна тяжелой ручной мельницей. «Когда зерна превратятся в муку, я верну тебе зрение», — посмеялся над бедной девушкой Эхет. Ээт способен столь же варварски отнестись к милой Медее, если ты ему, конечно, позволишь»1.

b . Наконец, Арета добилась, чтобы назавтра Алкиной вынес следующее решение: «Если Медея все еще девушка, то ей надлежит вернуться в Колхиду, а если нет, то она может остаться с Ясоном». Оставив его досыпать, Арета отправила к Ясону глашатая с сообщением о решении Алкиноя. Узнав все, Ясон без промедления женился на Медее в пещере Макриды, дочери Аристея и бывшей кормилицы Диониса. Аргонавты отпраздновали свадьбу, устроив богатый пир и расстелив на брачном ложе золотое руно. Утром, как и было сказано, царь объявил свое решение. Ясон признался, что Медея — его жена, и колхи оказались ни с чем. Не сумев выполнить приказа Ээта и боясь вернуться домой с пустыми руками, часть их осела в Коркире, а остальные заселили те Иллирийские острова Кирки рядом с Эей, которые теперь называют Апсиртидами, а затем на Истрийском материке построили город Пола2.

c . Когда год или два спустя Ээт узнал обо всем происшедшем, он чуть не умер от злости и отправил глашатая в Грецию с требованием выдать Медею и возместить причиненный ему ущерб. В ответ же он услышал, что никто еще не заплатил за Ио, похищенную людьми из племени Ээта (хотя на самом деле она бежала потому, что ее преследовал овод), поэтому никто не будет платить и за добровольный отъезд Медеи3.

d . Ясону оставалось только обогнуть мыс Малея и вернуться с руном в Иолк. Он благополучно проплыл мимо острова сирен, где восхитительное пение этих женщин-птиц Орфей заглушил еще более прекрасной игрой на лире. Только лишь Бут прыгнул за борт, желая добраться до берега, но его спасла Афродита, отнесла его в Лилибей, а оттуда — на гору Эрикс, где он стал ее возлюбленным. Кое-кто говорит, что сирены, уже потерявшие крылья из-за поражения в песенном соревновании с музами, устроенном Герой, совершили самоубийство, не сумев очаровать Орфея, однако, когда спустя целое поколение Одиссей посетил их остров, они все еще были там4.

e . Аргонавты, пользуясь прекрасной погодой, поплыли дальше вдоль берега восточной Сицилии. Там они увидели белоснежных быков Гелиоса, пасшихся на берегу, но не стали их похищать5. Неожиданно налетел ужасный северный ветер, который за девять дней отнес их к самой дальней части Ливии. Там огромная волна перенесла «Арго» через опасные скалы, стоявшие вдоль побережья, а потом откатилась, осторожно опустив корабль в миле от берега. Везде, куда ни глянешь, лежала безжизненная пустыня, и аргонавты уже приготовились к смерти, но трехликая богиня Ливия, явившаяся Ясону во сне одетой в козьи шкуры, вселила в него надежду. Аргонавты вновь ободрились и, подняв «Арго» на плечи, в течение двенадцати дней несли его к соленому озеру Тритон, которое располагалось в нескольких милях. Все они умерли бы от жажды, если бы не источник, забивший благодаря Гераклу, который побывал в этих местах, когда шел за яблоками Гесперид6.

f . Здесь Канфа убил Кафавр, гарамантский пастух, защищая свою отару, но спутники Канфа отомстили за его смерть7. Не успели мертвецов предать земле, как Мопс наступил на ливийскую змею и та укусила его в пяту. Его глаза заволокло туманом, волосы стали выпадать, и он умер в агонии. Аргонавты, предав Мопса земле как героя, вновь пали духом, потеряв надежду найти путь к озеру8.

g. Однако Ясон, прежде чем отправиться в плавание, обратился к пифии в Дельфах, которая дала ему медный треножник. Им Орфей посоветовал умилостивить богов этой земли. Когда они так и поступили, явился бог Тритон и, сказав лишь слова благодарности, забрал треножник, но Эвфем загородил ему путь: «Умоляю, мой господин, укажи нам путь к Средиземному морю!» Вместо ответа Тритон показал рукой в сторону реки Такапы, но потом, подумав, дал ему комок земли, который по сей день сохраняет за потомками Эвфема власть над Ливией. Эвфем отблагодарил бога за этот дар, принеся в жертву овцу. Тритон же согласился тянуть «Арго» за киль до самого моря, а уходя, предсказал, что, если потомок одного из аргонавтов унесет медный треножник из его храма, вокруг озера Тритон возникнет сто греческих городов. Ливийские троглодиты[272]Троглодиты, первоначально трогодиты — так Геродот (IV.183) называет племя в Эфиопии, питавшееся пресмыкающимися. Постепенно это название стало применяться к разным племенам, жившим в пещерах и находившимся на сравнительно низком уровне развития (в Мизии, на Кавказе, в Набатии и др.)., услышав эти слова, тут же спрятали треножник в песке, и пророчество Тритона до сих пор не сбылось9.

h. Взяв курс к северу, аргонавты достигли Крита, где им помешал высадиться на берег бронзовый великан Талос, созданный Гефестом; по своему обычаю, Талос стал швырять в «Арго» камни. Тогда Медея, ласково обратившись к чудовищу, пообещала сделать его бессмертным, если он пригубит ее волшебный напиток. Но напиток был снотворным, и пока великан спал, она вытащила бронзовый гвоздь, который затыкал единственную вену, шедшую от шеи к щиколотке. Из отверстия полился божественный ихор — бесцветная жидкость, служившая Талосу кровью, и он умер. Некоторые, правда, говорят, что очарованный глазами Медеи Талос зашатался, задел пятой за скалу и умер оттого, что потерял много крови. Другие считают, что Пеант поразил его в пяту стрелой10.

i . На следующую ночь «Арго» попал в налетевшую с юга бурю, но Ясон призвал Аполлона, который послал луч света, осветивший с правого борта остров Анафа — один из Спорадских островов, и Анкею удалось пристать к берегу. В благодарность Ясон воздвиг алтарь Аполлону, а двенадцать девушек-рабынь, подаренных Медее царицей Аретой, весело смеялись при виде того, как Ясон и его товарищи из-за отсутствия жертвы совершали возлияния водой на горящие поленья жертвенного костра. В ответ аргонавты стали над ними посмеиваться и распускать руки — этот обычай сохранился до сих пор в обряде праздника осени в Анафе.

j . На пути в Эгину аргонавты придумали соревнование: кто первым наполнит кувшин водой и принесет его на корабль. Жители Эгины до сих пор состязаются в таком беге. Добраться же от Эгины до Иолка было уже совсем нетрудно — множество судов проходят этот путь ежегодно. Воспользовавшись хорошей погодой, они благополучно добрались до своего города11.

k. Некоторые поэты располагают эти события в другой последовательности. Одни говорят, что аргонавты вновь заселили Лемнос на пути домой, а не тогда, когда плыли в Колхиду12. Другие считают, что они оказались в Ливии до начала плавания в Эю, когда Ясон отправился на «Арго» за советом к Дельфийскому оракулу и внезапная буря отнесла его далеко в сторону13. Третьи утверждают, что они плыли вдоль западного побережья Италии и назвали бухту на острове Эфалия[273]Эфалия — современная Эльба., где они высаживались, Аргойской — в честь корабля «Арго», а капли пота, которые они стирали с себя на берегу, превратились в камешки различной формы. Говорят также, что они основали храм Аргивской Геры в Левкании и, как Одиссей, проплыли между Скиллой и Харибдой, а Фетида и ее нереиды провели их мимо огнедышащих Планкт, или блуждающих скал, которые теперь прочно прикреплены к морскому дну14.

l. Четвертые утверждают, что Ясон и его спутники обследовали земли вокруг колхидской Эи, дошли до Мидии, а один из них, фессалиец Армен с озера Беба, осел в Армении и дал название всей стране. В подтверждение этого они говорят, что героические монументы в честь Ясона, воздвигнутые Арменом у Каспийских ворот, очень почитались варварами, а сами армяне до сих пор носят древние фессалийские одежды15.


1Аполлоний Родосский IV.1090—1095; Гомер. Одиссея XVIII.83 и XXІ.307 и схолии.

2Страбон I.2.39 и VII.5.5; Аполлоний Родосский IV.511—521; Гигин. Мифы 23; Аполлодор I.9.25; Каллимах. Цит. по: Страбон I.2.39.

3Геродот I.1.

4Павсаний ІX.34.2; Страбон VI.1.1; Орфическая аргонавтика 1284; Гомер. Цит. соч. XII.1—200.

5Аполлоний Родосский IV.922—979; Орфическая аргонавтика 1270—1297; Гигин. Цит. соч. 14.

6Аполлоний Родосский IV.1228—1460.

7Гигин. Цит. соч.; Аполлоний Родосский IV.1461—1495; Валерий Флакк VI.317 и VII.422.

8Цец. Схолии к Ликофрону 881; Аполлоний Родосский IV.1518—1536.

9Пиндар. Пифийские оды IV.17—39 и 255—261; Аполлоний Родосский IV.1537—1628; Диодор Сицилийский IV.56.6; Орфическая аргонавтика 1335—1336; Геродот IV.179.

10Аполлодор I.9.26; Аполлоний Родосский IV.1639—1693; Орфическая аргонавтика 1337— 1340; Лукиан. О пляске 49.

11Аполлоний Родосский IV.1765—1772; Аполлодор. Цит. соч.; Орфическая аргонавтика 1344—1348.

12Пиндар. Цит. соч. IV.252.

13Геродот VII.193.

14Страбон V.2.6 и VI.1.1; Аполлодор I.9.24; Аполлоний Родосский IV.922.

15Страбон XІ.14.12 и 13.10.


* * *


1. Миф о Метопе, который и Гомер, и Аполлоний Родосский приводят не полностью, очень похож на миф об Арне (см. 43.2) и Антиопе (см. 76. b ). Вероятно, этот персонаж был навеян изображением богини судьбы, сидящей в глубинах земли; ее ручная мельница — это мировая мельница, вокруг которой вращается звездная система. Аналогичная мельница появляется в скандинавской Эдде, где ее вращают великанши Фенья и Менья. В Библии (Суд. 16.2) мельницу вращает ослепленный тирский солнечный герой Самсон. Деметра, богиня мельниц, считалась подземной богиней.

2. Свидетельство Геродота о посольстве Ээта к грекам не имело бы смысла, если бы он не заявил, что аргивянка — царская дочь Ио — не бежала в Колхиду, потеряв рассудок, в образе телки (после чего египтяне стали ее почитать как богиню Исиду (см. 56. b )), а была захвачена колхами во время набега (сами колхи, по Геродоту, происходят из воинов Сесострисова войска, вторгшегося в Азию) и затем продана в Египет.

3. Три сирены (правда, Геродот называет только двух) были поющими дочерьми Земли, заманивавшими моряков на «светлые луга» своего острова, где «человечьих белеет много костей» («Одиссея» XІІ.45 и 184 и сл.). Их изображали в виде женщин-птиц, которые имеют много общего с птицами Рианнона, встречающимися в уэльсских мифах. Эти птицы оплакивают Брана и других героев. Землю сирен разумнее всего представить как остров мертвых, который встречает тень царя-жреца, как, например, остров Авалон короля Артура (см. 31.2); сирены были одновременно жрицами, которые оплакивали царя, и птицами, которые обитали на острове и прислуживали богине смерти. Как таковые они принадлежали доолимпийскому культу. Вот почему говорят, что они потерпели поражение в состязании с дочерьми Зевса — музами. Их помещают то у мыса Пелориады, то на скале Сиренусы близ Капреи (Страбон I.2.12). Изображение двух сирен вырезали на надгробьях еще во времена Еврипида («Елена» 167). Изображение сирен в виде русалок появилось уже в послеклассическую эпоху.

4. Стадо Гелиоса состояло из трехсот пятидесяти голов; это был подарок его матери, луны-богини (см. 41.1 и 170.10). Несколько колоний выходцев из Коринфа и Родоса, где поклонялись небесному быку Гелиоса, существовало на Сицилии. Одиссею Гелиос известен под именем Гиперион (см. 170. u ).

5. Озеро Тритон некогда было огромным внутренним морем, которое поглотило неолитическую Атлантиду и с тех пор постоянно уменьшалось. Хотя в классическую эпоху оно еще имело значительные размеры — географ Скиллакс[274]Скиллакс из Карианды — мореплаватель и географ. Согласно Геродоту (IV.44), первым проплыл вокруг Аравии ок. 519 и 512 гг. до н.э. Умер после 480 г. до н.э. считал, что его площадь равна девятистам квадратным милям, — сейчас это лишь полоска соленых болот (см. 39.6). Нейт, одетая в шкуры трехликая ливийская богиня, предшествовала Афине с ее эгидой (см. 8.1).

6. Мопс, смерть которого от укуса в пятку типична в мифологии (см. 106. g ; 117. с и 168. e ), появляется также в мифе о Деркето (см. 89.2), т.е. Диктинне филистимлян. Другой Мопс, внук Тиресия, остался жив во время Троянской войны (см. 169.c).

7. Кафавр — довольно странное имя для Ливии; caphaura, по-арабски «камфара», не растет в Ливии, однако мифографам всегда не хватало географических знаний.

8. Талос — медный гигант. Он представляет собой довольно сложный персонаж: частью небесный бык, частью царь-жрец с уязвимой пятой, а частью — результат бронзового литья с помощью восковой модели (см. 92.8).

9. Принесение в жертву воды в Анафе напоминает жертвы, которые древние евреи приносили в день ивы — вершины праздника кущей, когда из Силоамского источника торжественно приносили воду, устраивая пышное шествие. Бег с водой в Эгине мог быть похожей церемонией. Праздник кущей начинался как праздник осеннего урожая, и, согласно Талмуду, фарисеи с трудом могли справиться с традиционным «легкомыслием» женщин.

10. «Камешки различной формы» — самородное железо, которое до сих пор находят на берегах острова Эльба.

11. Фетида провела «Арго» между Планкт, стоящих у входа в Мессинский пролив так же, как Афина провела корабль через Планкты у входа в Босфор. Одиссей обошел их, выбрав путь через Скиллу и Харибду (см. 170. t ). Западные Планкты — это Липарские острова вулканического происхождения.

12. Армения означает Ар-Минни («горная страна Минни»). Иеремия призвал Минни (51.27) сразиться против Вавилона. Исторически Армения никакого отношения к Армену с озера Беба не имеет. Но Минни — это, очевидно, Миний, которого Иосиф (Древности I.1.6) упоминает при описании Ноева потопа, и имя фессалийского Миния, предка миниев, предполагает довольно обоснованную связь между Арменией и Фессалией[275]Строить предположения о наличии связей между далеко отстоящими друг от друга областями на основании такого случайного довода, как совпадение или близость отдельного имени (в данном случае Миния), крайне ненаучно..


Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий