Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мифы Древней Греции
Чудовища

33. Дети моря


Пятьдесят нереид — эти ласковые и благодетельные спутницы морской богини Фетиды — были русалками, дочерьми нимфы Дориды и Нерея — морского старика-прорицателя, который мог менять свое обличье1.

b. Форкиды —дети Кето и Форкия, который также был морским кудесником, приходились родственниками нереидам. К их числу относят Ладона, Ехидну, трех обитавших в Ливии горгон и трех грай. Некоторые причисляют к ним еще гесперид. Горгон звали Сфено, Эвриала и Медуза, причем в свое время все они были красавицами. Однажды ночью Медуза возлегла с Посейдоном, и Афина, рассерженная тем, что встреча их происходила в одном из ее храмов, превратила Медузу в крылатое чудовище с горящими глазами, огромными зубами, высовывающимся языком, ужасными когтями и змеями вместо волос. Одного ее взгляда было достаточно, чтобы человек превратился в камень. Когда, наконец, Персей обезглавил Медузу и из ее мертвого тела появились дети Посейдона Хрисаор и Пегас, Афина прикрепила отрубленную голову к своей эгиде; некоторые, правда, утверждают, что эгида была сделана из кожи Медузы, содранной самой Афиной2.

c . Граи имели приятную наружность и напоминали собой лебедиц, но у них от рождения были седые волосы и один глаз и один зуб на троих. Звали их Энио, Пемфредо и Дино3.

d. Три геспериды[85]Разные авторы насчитывают различное число гесперид (на вазах их насчитывается до одиннадцати). У Гесиода (фрг. 270) их три: Эгла, Эрифия и Гесперетуза; у Аполлодора последняя распадается на Гесперию и Аретузу, так что их становится четыре. по имени Геспера, Эгла и Эрифия жили в далеком саду на Западе, который мать-земля подарила Гере. Некоторые называют их дочерьми Ночи, другие называли их родителями Атланта и дочь Геспера — Геспериду. Были они сладкоголосы4.

e. Ехидна была наполовину прекрасной женщиной, наполовину — пятнистой змеей. Когда-то она жила в глубокой пещере, в горных Аримах, где поедала людей. От своего мужа Тифона она родила несколько чудовищ. Когда она спала, ее убил стоглазый Аргос5.

f . Ладон был настоящим змеем, хотя умел говорить по-человечески. Он сторожил золотые яблоки гесперид, и его настигла стрела Геракла6.

g. Нерей, Форкий, Тавмант, Эврибия и Кето были детьми, рожденными матерью-землей от Понта, поэтому форкиды и нереиды считают себя родственниками гарпий. Это были прекрасноликие и быстрокрылые дочери Тавманта и океаниды Электры, которая передает эриниям преступников для наказания. Живет она в пещере на Крите7[86]С морской стихией как неведомым и полным тайн миром связываются чудовищные порождения, внушающие ужас..


1Гомер. Илиада XVIII.36 и сл.; Аполлодор I.2.7.

2Гесиод. Теогония 270 и сл. и 333 и сл.; Аполлодор II.4.3; Овидий. Метаморфозы IV.792—802; Схолии к Аполлонию Родосскому IV.1399; Еврипид. Ион 989 и сл.

3Гесиод. Теогония 270—274; Аполлодор II.4.2.

4Гесиод. Теогония 215 и 518; Диодор Сицилийский IV.27.2; Еврипид. Геракл 394.

5Гомер. Илиада II.783; Гесиод. Теогония 295 и сл.; Аполлодор ІІ.5.11.

6Гесиод. Теогония 333—335; Аполлоний Родосский IV.1397; Аполлодор ІІ.5.11.

7Аполлодор I.2.6; Гесиод. Теогония 265—269; Гомер. Одиссея XX.77—78; Аполлоний Родосский II.298—299.


* * *


1. Вероятно, именование луны-богини Эвриномой («широкое правление») объявляет ее правительницей неба и земли; она же — Эврибия («широкая сила») — правительница моря; Эвридика («широкая справедливость») — правительница подземного мира. Смерть Ехидны от руки Аргоса, возможно, указывает на подавление культа змеиной богини аргивян. Ее брат Ладон — змей-прорицатель — является атрибутом любого райского сада — он кольцами обвивается вокруг яблони (см. 133.4).

2. Среди прочих морских именований Эврибии — Фетида или, как вариант, Тефида; Кето — образ морского чудовища, соответствующего древнееврейской Раав и вавилонской Тиамат (см. 73.5); Нереида — божество влажной стихии; Электра — добытчица янтаря, столь высоко ценимого древними (см. 148.11); Тавмант — чудесный. Нерей по прозвищу Протей («перворожденный») — это морской чародей-прорицатель. Похоже, что он был прорицающим царем-жрецом, которого хоронили на ближайшем к берегу острове (см. 133. d ); на древней вазописи он изображался с рыбьим хвостом в сопровождении льва, оленя и появляющейся из его тела змеи. В «Одиссее», как и в других произведениях, Протей претерпевает превращения, каждое из которых соответствует определенному времени года, в начале которого царь-жрец ритуально рождается, а в конце — ритуально умирает (см. 30.1).

3. Пятьдесят нереид, вероятно, были пятьюдесятью жрицами богини луны, и их магические обряды должны были обеспечить хороший улов рыбы. Горгоны олицетворяли женскую божественную триаду и носили отпугивающие маски — хмурое лицо с горящими глазами и высунутым между оскаленных зубов языком, — чтобы посторонние случайно не увидели мистерий, посвященных триаде (см. 73.7). Для героев Гомера существовала только одна Горгона, чья тень обитала в Аиде («Одиссея» XІ.633—635), а голова, так напугавшая Одиссея («Одиссея» XІ.634), оказалась на эгиде Афины для того, чтобы не позволить любопытным проникнуть в тайны скрытых за ней божественных мистерий. Греческие пекари рисовали маски Горгоны на своих печах, чтобы никто лишний раз не открывал дверцу печи и ненароком не испортил хлеб сквозняком.

4. Сюжет рождения Пегаса от Медузы и Посейдона напоминает другой сюжет, согласно которому Посейдон покрыл Деметру, принявшую образ кобылицы, и она, негодуя на такое с ней обращение, родила от него жеребца Арейона (см. 16. f ); оба мифа описывают, как поклонявшиеся Посейдону эллины силой брали в жены жриц луны-богини, несмотря на то, что те носили маски Горгоны. От них эллины переняли обряды вызывания дождя, являвшиеся частью культа коня. Однако в Фенее в каменном сундуке хранилась маска Деметры, которую надевал жрец Деметры во время церемонии побивания палками духов подземного мира (Павсаний VIII.15.1).

5. Хрисаор был символом Деметры-народившейся луны — золотой серп или изогнутый клинок; этот знак носили консорты Деметры, когда выполняли ее функции. Афина в этой версии — помощница Зевса, повторно рожденная из его головы и изменившая прежней религии (см. 9.1). Три гарпии, которых Гомер считал олицетворением бурь («Одиссея» XX.68—78), были на самом деле Афиной в прежней религиозной традиции, т.е. женской триадой в ее ипостаси нежданной разрушительницы. Ею же были три седых граи, о чем говорят их имена: Энио («воинственная»), Пемфредо («оса») и Дино («ужасная»). То, что у них на троих был один глаз и один зуб, — это результат неверного толкования священного изображения (см. 73.7), а лебедь в европейской мифологии — это птица смерти (см. 32.2).

6. Форкий, чье имя представляет собой форму мужского рода имени Форкида, т.е. богиня-свинья (см. 74.4 и 96.2), пожирающая трупы, в латинском появляется под именем Орка — эпитет Гадеса или porcus— свинья. Горгоны и граи звались форкидами, поскольку за разглашение мистерий богини полагалась смерть. Способность Форкия прорицать, вероятно, берет свое начало от образа свиньи-оракула (см. 24.7).

7. Имена гесперид, которых считали детьми Кето и Форкия или Ночи, или титана Атланта, который далеко на Западе поддерживал небесный свод (см. 39.1 и 133. t ), связаны с солнечным закатом. Тогда небо бывает зеленым, желтым и красным, напоминая яблоню в пору плодоношения, а солнце, разрезанное горизонтом пополам, как красное яблоко, драматично встречает свою смерть в волнах западного моря. Когда солнце садится, появляется Геспер. Эта звезда считалась священной звездой богини любви Афродиты, а яблоко вручалось жрицей Афродиты царю, олицетворявшему солнце и умиравшему под звуки любовных песен. Если яблоко разрезать пополам поперек, то в центре каждой половинки появится пятиконечная звезда.


34. Дети Ехидны


Ехидна родила от Тифона нескольких чудовищ: трехголового пса преисподней Кербера, многоголовую морскую змею Гидру, жившую в Лерне, огнедышащую козу Химеру с головой льва и телом змеи, а также Орфра[87]Кроме основного чтения «Орф», в изданиях Гесиода дается вариант «Орфр». — двуглавого пса Гериона, от которого его собственная мать родила Сфинкса и Немейского льва1.


1Гесиод. Теогония 306 и сл.


* * *


1. Кербер (см. 31. a и 134. e ), которого дорийцы связывали с собакоголовым египетским богом Анубисом — проводником душ в подземный мир, первоначально, вероятно, был богиней смерти Гекатой, или Гекабой (см. 168.1); она изображалась в виде суки, поскольку собаки едят трупы и воют на луну.

2. Совершенно очевидно, что Химера была календарным символом трехсезонного года (см. 75.2), причем символами времен года были лев, коза и змей.

3. Орфр (см. 132. d ), детьми которого от Ехидны были Химера, Сфинкс (см. 105. e ), Гидра (см. 60. h и 124. c ) и Немейский лев (см. 123. b ), — это собака-звезда Сириус, с появлением которого в Афинах начинался новый год. У него было две головы, как у Януса, поскольку у афинян вместо трех времен года было два: сын Орфра — лев символизировал одну половину, а его дочь — змея вторую. Когда в эмблематике года для козы не осталось места, Химера была заменена Сфинксом с телом льва и змеиным хвостом. Поскольку измененный новый год начинался тогда, когда солнце оказывалось в созвездии Льва и шел отсчет дням собаки, Орфр смотрит в двух направлениях — вперед, к новому году, и назад, к старому, подобно календарной богине Кардее, которую римляне называли по этой причине Постворта и Антеворта. Орфра называли «ранним», возможно, потому, что с ним приходил новый год.


35. Бунт гигантов


Возмущенные тем, что Зевс заключил их братьев-титанов в Аид, несколько огромных и страшных гигантов[88]По Гесиоду (Теог. 184—185), гиганты порождены Землей-Геей из капель крови оскопленного Урана-Неба. Это как бы второе поколение титанов. На их родство с древними хтоническими божествами указывают змеевидные ноги. Появление таких существ в эпоху становящейся олимпийской мифологии представляется в большей степени результатом поэтической фантазии, чем народного мифотворчества: в победе олимпийцев над гигантами (как и над титанами) еще древние усматривали победу сил порядка и разума над дикостью и хаосом, эллинского начала — над варварством. Всего гигантов насчитывали до 150 (фиксированного списка не было, и многие силачи и герои местных сказаний причислялись к гигантам), а в более поздние времена их часто смешивали с титанами, сторукими и Алоадами. с длинными волосами и бородами, а также со змеиными хвостами вместо ног решили напасть на небо. Было их двадцать четыре, а родила их мать-Земля во Флегре1[89]Флегра — древнее название полуострова Паллены (ныне полуостров Кассандра), западного из трех пальцевидных полуостровов, выступающих в Эгейское море и вместе составляющих Халкидский полуостров в южной Македонии..

b . Без предупреждения они обрушили на небо с вершин гор, где обитали, огромные камни и горящие поленья, так что олимпийцам пришлось нелегко. Гера мрачно предсказала, что никто из богов не победит гигантов и что это сможет сделать лишь простой смертный, одетый в львиную шкуру, причем только в том случае, если ему удастся найти волшебную траву, которая растет в потаенном месте, раньше своих врагов. Зевс обратился за советом к Афине, отправив ее предупредить Геракла (поскольку именно на этого одетого в львиную шкуру смертного явно намекала Гера) и рассказать ему, как обстоят дела. Кроме того, Зевс временно запретил светить Эос, Селене и Гелиосу. При призрачном свете звезд Геракл отправился туда, куда указала ему Афина, нашел волшебную траву и благополучно доставил ее на небеса.

c . Олимпийцы теперь могли присоединиться к битве с гигантами. Геракл выпустил свою первую стрелу в Алкионея, предводителя гигантов. Он упал на землю, но тут же ожил и вновь поднялся, потому что это была его родная земля Флегры. «Скорее, благородный Геракл, — вскричала Афина, — перенеси его в другую страну!» Геракл взвалил Алкионея на плечи и перенес его в Беотию, где и убил дубиной.

d. Тогда Порфирион с огромной кучей камней, которую собрали гиганты, прыгнул на небеса и дал такой бой, что перед ним не смог устоять никто из богов. Афина приняла оборонительную позу, но Порфирион лишь пробежал мимо нее по направлению к Гере. Он уже был готов связать ее, как вовремя пущенная Эросом стрела ранила его в печень. Гнев его тут же прошел и уступил место страсти. С Геры спали ее сияющие одежды, и, видя, что его жену вот-вот могут обесчестить, Зевс яростно бросился вперед и поразил Порфириона перуном. Порфирион вновь попытался встать на ноги, но вернувшийся в тот момент из Беотии Геракл смертельно ранил его стрелой. Тем временем гигант Эфиал схватился с Аресом и сбил его с ног, но Аполлон попал ему стрелой в левый глаз, а подоспевший Геракл попал в правый, и Эфиал скончался.

e . И теперь всякий раз, когда кто-нибудь из богов ранил гиганта, — будь то Дионис, повергший Эврита тирсом, Геката, опалившая факелами Клития, Гефест, выливший на Миманта целый ковш раскаленного металла, или Афина, сокрушившая похотливого Палланта камнем, — приходивший на помощь Геракл наносил смертельный удар. Миролюбивые Гестия и Деметра не принимали участия в сражении, а стояли поодаль и в страхе заламывали руки. Богини судьбы ловко наносили удары медными пестами2.

f . Упавшие духом оставшиеся в живых гиганты бежали на землю, преследуемые олимпийцами. Афина запустила огромный камень вдогонку Энкеладу. Он буквально расплющил гиганта, превратив его в остров, известный теперь под названием Сицилия. Посейдон отколол трезубцем часть острова Коса и швырнул его в Полибута. Брошенный камень стал островком Нисир, погребшим под собой гиганта3.

g. Оставшиеся в живых гиганты заняли оборону у Бафоса рядом с аркадским Трапезундом. Там и сейчас земля еще горит и плуг пахаря иногда обнажает кости гигантов. Позаимствовав у Гадеса шлем-невидимку, Гермес поверг Ипполита, Артемида попала стрелой в Гратиона, а богини судьбы размозжили головы Агрию и Тоону. С остальными расправился Арес с помощью копья и Зевс с помощью перунов, всякий раз призывая Геракла покончить с каждым гигантом. Некоторые, правда, утверждают, что битва произошла во Флегрейской долине неподалеку от Кум, что в Италии4.

h . Силен, рожденный землей сатир, утверждает, что также участвовал в этой битве на стороне своего ученика Диониса, убив Энкелада и повергая гигантов в панику криками своего старого осла. Однако Силен всегда пьян и потому не может отличить правды от лжи5.


1Аполлодор I.6.1; Гигин. Мифы. Вступление.

2Аполлодор I.6.2.

3Аполлодор. Там же; Страбон X.5.16.

4Павсаний VIII.29.1—2; Аполлодор. Там же; Диодор Сицилийский IV.21.

5Еврипид. Киклоп 5 и сл.


* * *


1. Это уже послегомеровское повествование с признаками вырождения: Эрос и Дионис, которые принимали участие в сражении, появились на Олимпе значительно позднее других богов (см. 15.1—2 и 27.5); Геракл был допущен на Олимп незадолго до апофеоза на горе Эта (см. 147. h ). В повествовании также делается попытка объяснить находки костей мамонта в Трапезунде, где они до сих пор выставлены в местном музее, а также вулканическую деятельность в Бафосе, около аркадской и фракийской Паллены, в Кумах и на островах Сицилия и Нисир, под которыми, как считали, Посейдон и Афина погребли двух гигантов.

2. Исторический эпизод, составивший основу мифа о бунте гигантов, а также бунт Алоадов (см. 37. b ), который принято считать сюжетным повторением, похоже, представлял собой совместную попытку горных племен Македонии захватить пограничные крепости эллинов, которой воспрепятствовали союзники последних. Однако беспомощность и трусость богов и противостоящая им непобедимость Геракла, а также элементы фарса, присутствующие в описании битвы, более характерны для народного повествования, чем для мифа.

3. В повествовании имеется скрытый религиозный элемент. Гиганты были сделаны не из плоти и крови, а были порожденными землей духами[90]Совершенно неправильно приписывать каких-то «духов» греческой мифологии. Для древних греков мир един и материален, поскольку порожден чисто материальными первоначалами Небом и Землей (которые — это очевидно — также являются частью мира и его основой). Здесь неоткуда взяться чему-то нематериальному. Даже высшие боги материальны (разумеется, их плоть более совершенна, а в жилах течет не кровь, а божественная жидкость — ихор). Понятие о «духе» как о жизненной силе («пневма») имеется, но предполагает чисто материальное дыхание. Разумеется, у богов как высших существ есть возможность делать себя невидимыми, но это не значит — нематериальными., на что указывают их змеиные хвосты; их можно было уничтожить только с помощью волшебной травы.

4. Как именно Геракл использовал найденную траву, можно восстановить на основе вавилонского мифа о космическом сражении между новыми и старыми богами. В этом мифе прообраз Геракла Мардук вложил траву себе в ноздри, чтобы не слышать отвратительный запах богини Тиамат. Гераклу же следовало нейтрализовать дыхание Алкионея.


36. Тифон


В отместку за избиение гигантов мать-Земля, разделив ложе с Аидом, произвела от него в Корикийской пещере в Киликии своего младшего отпрыска Тифона, которого называли самым большим из когда-либо рожденных чудовищ1. Его нижнюю часть тела составляли свернувшиеся кольцами змеи, а когда он простирал руки, они тянулись в обе стороны на сто верст и заканчивались не ладонями, а несчетным количеством змеиных голов. Его ужасная ослиная голова касалась звезд, огромные крылья затмевали солнце, из глаз полыхало пламя, а из глотки летели огненные камни. Когда он бросился на Олимп, все боги в страхе поспешили спрятаться в Египте, приняв вид различных животных. Зевс превратился в барана, Аполлон — в ворона, Дионис — в козла, Гера — в белую корову, Артемида — в кошку, Афродита — в рыбу, Арес — в вепря, Гермес — в ибиса и т.д.

b . Только Афина не проявила трусости и лишь насмехалась над Зевсом до тех пор, пока тот не принял своего истинного обличья и не ударил перуном в Тифона. Не дав ему опомниться, Зевс тут же пустил в ход кремневый серп, которым когда-то оскопил своего отца Урана. Стеная и истекая кровью, Тифон бежал на гору Касий, которая возвышается на севере Сирии, и там снова сошелся в поединке с Зевсом. Ему удалось обвить Зевса мириадами колец, отнять серп, отрезать им сухожилия на руках и ногах громовержца и оттащить его в Корикийскую пещеру. Хотя Зевс был бессмертным, он лежал и не мог пошевелить даже пальцем. Тифон засунул сухожилия в медвежью шкуру и отдал ее на хранение своей сестре змеехвостой Дельфине.

c . Страх охватил богов, когда до них дошла весть о поражении Зевса, но Гермес и Пан тайно отправились в пещеру, где Пан чуть не до смерти перепугал Дельфину своим криком, а Гермес ловко похитил сухожилия и не менее ловко приставил их к конечностям Зевса2.

d . Некоторые, однако, говорят, что сухожилия у Дельфины лестью выманил Кадм, сказав, что они ему нужны, чтобы сделать струны для лиры, на которой он собирается исполнять для нее сладостную музыку3.

e . Зевс вернулся на Олимп и, сев на колесницу, запряженную крылатыми лошадьми, вновь обрушил на Тифона перуны. Тифон бежал на гору Ниса, где три богини судьбы предложили ему нежные фрукты, заявив, будто с их помощью он сможет восстановить свои силы, хотя на самом деле плоды были смертоносными. Он достиг горы Гем во Фракии и стал швырять в Зевса целые горы, тот отвечал ему перунами, и вскоре на теле чудовища образовались ужасные раны. Потоки крови Тифона были так велики, что от них получила свое название гора Гем («кровавая»). Он бежал в сторону Сицилии, где Зевс окончательно расправился с ним, придавив его горой под названием Этна, из кратера которой до сих пор вырывается пламя4.


1Гесиод. Теогония 819 и сл.; Пиндар. Пифийские оды I.15 и сл.; Гигин. Мифы 152.

2Аполлодор I.6.3.

3Нонн. Деяния Диониса I.481 и сл.

4Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч.


* * *


1. Пифон — это персонификация разрушительного Северного ветра, поскольку ветры обычно изображались со змеиными хвостами, причем в Сирии Северным ветром считался такой, который дул с горы Касий, а в Греции — с горы Гем (см. 21.2). Тифон означает «дурманящий дым», а его появление — извержение вулкана. Именно поэтому сообщается, что Зевс похоронил Тифона под горой Этна. Однако имя Тифон также связано с горячим дыханием сирокко, дующего из южной пустыни, опустошающего Ливию и Грецию и несущего с собой вулканический запах. Египтяне изображали его в виде осла пустыни (см. 35.4 и 83.2). Бог Сет, чьим дыханием считался Тифон, изувечил Осириса почти так же, как Пифон изувечил Зевса, и оба в конечном счете потерпели поражение. Эта параллель привела к путанице между Пифоном и Тифоном.

2. Бегство богов в Египет, как подметил Лукиан («О жертвоприношениях» 14), было придумано, чтобы объяснить поклонение египтян богам в зооморфной форме: Зевс-Аммон в образе барана (см. 133. j ), Гермес-Тот в образе ибиса или журавля (см. 52.6), Гера-Исида в образе коровы (см. 56.2), Артемида-Пашт в образе кошки и т.п. Однако с таким же успехом этот сюжет может указывать на вполне историческое событие — массовое бегство жрецов и жриц с островов Эгейского моря, напуганных извержением вулкана, охватившим почти половину большого острова Фера накануне второго тысячелетия до н.э. Одомашненных кошек в классической Греции еще не было. Еще одним источником этой легенды можно считать вавилонский эпос о сотворении мира «Энума элиш», согласно которому, по ранней версии Дамаския, богиня Тиамат, ее возлюбленный Абзу и их сын Мумму напустили Кингу и огромное количество других чудовищ на только что родившуюся триаду богов: Эа, Ану и Бел. Поначалу все три бога бежали, но потом Бел собрал разбежавшихся братьев и, став во главе их, разбил войско Тиамат, а ей самой размозжил голову дубиной и разорвал ее пополам.

3. Миф о Зевсе, Дельфине и медвежьей шкуре — это свидетельство унижения, которому подвергла Зевса Великая богиня. Ей поклонялись в образе медведицы, и ее основное прорицалище находилось в Дельфах. Историческая канва событий неизвестна, однако создается впечатление, что кадмейцы из Беотии прилагали в определенный момент усилия, чтобы сохранить культ Зевса. «Нежные фрукты», которыми угостили Тифона богини судьбы, вероятно, были обычными яблоками смерти (см. 18.4; 32.4; 33.7 и т.д.). В протохеттской версии мифа змей Иллиунка побеждает бога грозы и похищает его глаза и сердце, которые побежденному удается вернуть хитростью. Совет богов призывает богиню Инару отомстить за бога грозы. Приглашенный ею на пир Иллиунка наедается так, что его начинает рвать. Это позволяет богине связать его, а подоспевший бог грозы окончательно разделывается со своим противником.

4. Гора Касий (сейчас Джебел-аль-Акра) — это гора Хаззи, фигурирующая в хеттской легенде о каменном гиганте Улликумми, который очень быстро рос и которому его отец Кумарби приказал уничтожить семьдесят богов неба. Бог грозы, бог солнца, богиня красоты и другие боги не смогли убить Улликумми, тогда бог мудрости Эа взял нож, с помощью которого в свое время земля была отделена от неба, и отрезал чудовищу ноги, а потом швырнул его в море. Элементы этой легенды встречаются в мифе о Тифоне, а также в мифе об Алоадах, которые тоже быстро росли и использовали горы как лестницу на небо (см. 37. b ). Вполне возможно, что жители Кадма принесли эту легенду в Грецию из Малой Азии (см. 6.1).


37. Алоады


Эфиальт и От были незаконнорожденными сыновьями Ифимедии, дочери Триопа. Она влюбилась в Посейдона, и ей нравилось, сидя на берегу, черпать ладонями морскую воду и выливать ее себе на подол. Так она зачала. Эфиальта и Ота, однако, назвали Алоадами, поскольку Триопа впоследствии вышла замуж за Алоея, которого его отец Гелиос сделал царем беотийской Асопии. Алоады росли каждый год на локоть в ширину и на сажень в высоту и, когда им было девять лет и были они девять локтей в ширину и девять саженей в высоту, они объявили войну Олимпу. Эфиальт поклялся рекой Стикс, что овладеет Герой, а От дал такую же клятву, что овладеет Артемидой1.

b. Решив, что они прежде всего должны взять в плен бога войны Ареса, братья отправились во Фракию, обезоружили его, связали и заключили в медный сосуд, который спрятали в доме своей приемной матери Эрибеи, поскольку Ифимедия к этому времени была уже мертва. После этого они начали осаждать Олимп: чтобы удобней было нападать, они поставили гору Пелион на гору Осса и пригрозили, что будут бросать горы в море до тех пор, пока оно не станет сушей, хотя море уже вышло из берегов и волны гуляли по равнине. Они были беспредельно уверены в своих силах, поскольку им предрекли, что их не смогут убить ни люди, ни боги.

c. По совету Аполлона, Артемида направила послание Алоадам, в котором говорилось, что, если они снимут осаду, она встретится с ними на острове Наксос и придет в объятия Ота. От был вне себя от радости, а Эфиальт, не получив аналогичного послания от Геры, почувствовал, что его охватывает зависть и злоба к более удачливому брату. Когда они прибыли на Наксос, между ними произошла ужасная ссора. Эфиальт как старший из братьев настаивал на том, что такие условия следует отвергнуть или пусть Артемида по старшинству вначале принадлежит ему. В самый разгар ссоры Артемида явилась перед ними в образе белой лани. Алоады тут же схватились за свои копья, готовые доказать друг друг свою непревзойденную меткость. Когда Артемида, быстрая как ветер, проносилась между ними, копья братьев взлетели в воздух, и через мгновенье пронзенные насквозь Алоады рухнули наземь. Так сбылось пророчество, что не смогут их убить ни люди, ни боги. Тела их отнесли и погребли в беотийском Анфедоне, а жители Наксоса до сих пор отдают им почести как героям. Их также помнят как основателей беотийской Аскры и как первых смертных, поклонявшихся геликонским музам2.

d. С Олимпа была снята осада, и Гермес отправился на поиски Ареса. Придя к Эрибее, он заставил ее освободить чуть живого бога войны из медного сосуда. Души Алоадов опустились в Тартар, где их крепко привязали к столбу клубками живых змей. Так они и сидят спиной друг к другу, а на вершине столба мрачно восседает нимфа Стикс как напоминание об их неисполненной клятве3.


1Аполлодор I.7.4; Пиндар. Пифийские оды IV.88—92.

2Гомер. Одиссея XІ.305—320; Илиада V.385—390; Павсаний IX.29.1—2.

3Аполлодор I.7.4; Гигин. Мифы.


* * *


1. Это еще один широко распространенный вариант мифа о бунте гигантов (см. 35. b ). Имя Эфиальт, факт нападения на Олимп, угроза в адрес Геры и пророчество о неуязвимости нападавших встречаются в обоих вариантах сюжета. Миф смешивается с историческим эпизодом, рассказанным Диодором Сицилийским (V.50 сл.). Он пишет, что фессалиец Алоей отправил своих сыновей освободить их мать Ифимедию и сестру Панкратиду («всесильная») из фракийского плена. Пленниц содержали на острове Наксос. Поход братьев оказался успешным, но на острове Наксос между ними вспыхнула ссора из-за раздела между собой острова, в которой они и погибли. Несмотря на то, что Стефан Византийский пишет, что фессалийский город Алоей назван так в честь Алоадов, более древние мифографы считают их беотийцами.

2. Смерть близнецов от руки друг друга напоминает о вечном соперничестве за любовь Белой богини между царем-жрецом и его танистом, которые попеременно принимают смерть от руки друг друга. Наказание их в Тартаре, как и наказание Тесея и Пирифоя (см. 103. c ), вероятно, восходит к календарной символике, в которой сидящие спиной друг к другу близнецы смотрят в противоположные стороны. Близнецы сидят на троне забвения, а вершина столба, на которой сидит богиня смерти-в-жизни, обозначает разгар лета, когда кончается царствование царя-жреца и начинается царствование таниста. В Италии этот символ превратился в двуликого Януса, однако там новый год отмечался в январе и не совпадал с появлением на небе двуглавого Сириуса (см. 34.3).

3. Пленение Ареса на тринадцать месяцев является чужеродным мифическим фрагментом, относящимся к неопределенному времени. Год пеласгов состоял из тринадцати месяцев, и, возможно, данный фрагмент указывает на годичное перемирие, достигнутое между фессало-беотийцами и фракийцами, когда вся военная атрибутика обеих сторон была сложена в бронзовый сосуд, установленный в храме Геры-Эрибеи. Пелион, Осса и Олимп — это горы, расположенные к востоку от Фессалии, с которых был виден фракийский Херсонес, где могли происходить прерванные перемирием военные действия.


Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий