Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Миссия в Венецию
Глава 2. Ваши собственные похороны!

Дон уселся в удобное кресло и ободряюще кивнул миссис Трегарт.

– Расскажите все с самого начала, – сказал он. – Я хочу знать все о вашем муже. И не нужно беспокоиться о времени. Не спешите. Все, что я о нем знаю, это то, что он принимал участие в операциях коммандос на территории врага. Последний раз я его видел, когда он совершил прыжок из моего самолета над ночным Римом. Он должен был там организовать группу Сопротивления. Что случилось с ним после?

– Я ничего не знаю кроме того, что ему пришлось много страдать, – лицо миссис Трегарт выражало неподдельную печаль. – Он никогда не рассказывал о своих военных приключениях. После окончания войны он еще год оставался в Италии, потом вернулся домой. Его отец владел небольшой стекольной фабрикой, и Джон вступил в дело. Затем, после смерти отца, фабрика перешла к нему. Три месяца в году он проводил в поездках по континенту. Осматривал тамошние стекольные фабрики, знакомился с постановкой дела. Он путешествовал всегда один, хотя я часто просила взять меня с собой. Первого августа он прибыл в Вену, это было пять недель назад. Я получила письмо 6 августа. В нем он сообщал, что добрался благополучно и остановился в знакомом отеле. Больше от него не было никаких известий.

– В письме не намекалось, что у него возникли какие-нибудь неприятности?

Она покачала головой.

– Нет. Это было обычное письмо. Он казался счастливым и радовался предстоящей работе. Он намеревался пробыть в Вене около месяца, а уж потом отправиться в Париж. Когда по истечении нескольких недель от него не пришло ни одного письма, я была удивлена, но не очень тревожилась. Я понимала, как много ему приходится работать. Мое второе письмо в Вену возвратилось с пометкой: «Адресат выбыл. Местопребывание в настоящий момент не известно». После этого я забеспокоилась и написала письмо в Париж, в ту гостиницу, где он обычно останавливался, но письмо вернулось с аналогичной пометкой. Я позвонила в парижский отель, и мне сообщили, что Джон не приезжал и его не ожидают. Вот тогда я по-настоящему забеспокоилась и решила лететь в Вену и узнать что-нибудь там. Так как я долгое время не была за границей, мне необходимо было продлить паспорт. Мне его до сих пор не вернули, только сообщили, что он пропал. Все были корректны со мной, но твердо говорили «нет». Я думаю, это не случайно. Я не знаю, что и делать. Ведь мы, Джон и я, очень любим друга друга. Он писал мне всегда, где бы ни находился. Вот потому-то я и подумала, что что-то случилось. Тогда я обратилась в полицию.

– В районное отделение или в Скотланд-Ярд?

– В районное. Джон является членом крикетного клуба Хэмпден. Инспектор тоже играет там. Они с Джоном были друзьями. Я с ним знакома. Он обещал, что во всем разберется.

Зажав в руках платочек, чтобы скрыть охватившую ее нервную дрожь, миссис Трегарт продолжала:

– Он был сама любезность. Уходя от него, я почувствовала некоторое облегчение, так как надеялась, что он что-нибудь сделает. Увы, мои ожидания были напрасны. Два дня от него не было никаких известий, и я вновь пошла в комиссариат. Дежурный сержант сообщил, что инспектора нет. Я тут же почувствовала, что отношение ко мне кардинально изменилось. На этот раз они обращались со мной как с совершенно незнакомым человеком. Сержант оказался настоящим грубияном и довольно резко заявил, что никакой информацией он не располагает, но если что-то прояснится, они меня обязательно вызовут.

Дон погасил сигарету и потер подбородок.

– Когда это было?

– Четыре дня назад. На следующее утро я позвонила инспектору. Однако он не захотел со мной разговаривать. Сержант сказал, чтобы я не отвлекала его от работы, пока нет никаких новостей. Это было ужасно!

Закусив губу, она отвернулась. Через мгновение, немного успокоившись, продолжала неуверенным тоном:

– Я поняла, что они не собираются проводить какое-либо расследование. Мне ничего не оставалось, как пойти в Скотланд-Ярд.

– Нет ли у вас там кого-либо из знакомых или друзей, кто бы мог помочь вам в этом деле? – спросил Дон сочувственно.

– Я, разумеется, могла обратиться к друзьям, – миссис Трегарт сокрушенно покачала головой. – Однако я думала, что это мое личное дело и ни к чему впутывать сюда кого-нибудь еще. Я попала на прием к представителю Специального отдела. Он сдержанно, но очень вежливо выслушал меня и сказал, что детали дела ему в основном известны и расследование уже начато. Но это была вежливость врага. Это проскальзывало не в манере разговаривать, а в том, как он смотрел на меня. Я попыталась выяснить, были ли у Джона неприятности с властями, но между нами как будто выросла стена. Он ответил, что ничего не может мне сказать, но когда детали дела немного прояснятся, то постарается дать ответ. И я поняла, что и здесь мне ничем не помогут. Я чуть не сошла с ума. Тогда я пошла в Министерство иностранных дел. Вначале там меня даже не стали слушать, но потом все же принял какой-то секретарь, но разговаривал очень уклончиво. Он заявил, что дела о пропаже людей относятся к компетенции полиции и министерство ничего сделать не может. Я была в отчаянии и, уже не владея собой, закатила истерику. Я пригрозила, что если ничего не добьюсь, то пойду в «Дейли Газетт» и расскажу всю эту историю репортерам.

– Правильно, – сказал Дон, пораженный мужеством молодой женщины. – И как на это отреагировал секретарь?

– Это подействовало как взрыв бомбы. Секретарь тут же ушел, попросив подождать, и после продолжительного отсутствия вернулся и проводил меня в отдел сэра Роберта Грэхема. Я разговаривала с его личным секретарем. Он был со мной грубо откровенным и сказал, что ни в коем случае нельзя впутывать в это дело газетчиков, но если я все же сделаю это, то как бы впоследствии не пришлось пожалеть. Он мне почти угрожал. Сказал, что, если в прессе появится какая-либо информация о Джоне, это повредит лишь ему самому. Закончил он свой монолог тем, что посоветовал вернуться домой и ждать. Дескать, я должна набраться терпения. Я была так испугана его намеками, что решила оставить попытки разузнать что-либо о муже. Часами я бесцельно бродила по улицам, спрашивая себя, что же мне делать. И вдруг, совершенно случайно, я обнаружила, что за мной следят. Я не заметила конкретного человека, лишь инстинктивно почувствовала это. Я села в такси на Кенсингтон-авеню, и большая черная машина тотчас же устремилась следом. Я записала ее номер, – она открыла сумочку и передала Дону клочок бумаги. – Вот номер. Не могли бы вы узнать, кому принадлежит эта машина?

– Думаю, это не составит особых трудностей, – Дон спрятал бумажку в карман. – И что же было потом?

– Я вышла из такси и на метро поехала домой. За мной шли на протяжении всего пути. Я смогла хорошо рассмотреть этого человека. Он выглядел как полицейский, но я в этом не уверена. Позже ко мне зашел мистер Ховард, компаньон Джона. Он принес мне открытку, которую я показывала ранее. Я ничего не сказала ему о последних событиях. Он не такой человек, которому можно всецело доверять. Это хороший коммерсант, но не более того. Я сказала ему, что Джон, видимо, захотел подшутить. Но Ховард не поддался на удочку, заявив, что это не очень остроумная шутка, и спросил, не получала ли я вестей от Джона. Он мне не поверил, когда я сказала, что ожидаю от него письмо со дня на день. Вчера вечером в отделе светской хроники я прочла, что вы уезжаете в Венецию, и подумала, что, может быть, вы чем-то сможете мне помочь. Я понимаю, что не имею права просить вас о подобном одолжении, однако я уверена, что Джон просит о помощи и просит именно вас. Я хочу знать, что с ним случилось, – она вновь сжала руки, борясь с подступающими слезами. – Я должна это знать, мистер Миклем!

– Хорошо, – спокойно сказал Дон. – Не беспокойтесь. Я займусь вашим делом. Есть вопрос, который я хочу вам задать. У вас нет никаких предположений о причине исчезновения вашего мужа?

Она удивленно взглянула на него.

– О, конечно же, нет!

– И никаких догадок на этот счет?

– Нет.

– Простите меня за подобный вопрос, но вы уверены, что он не уехал с другой женщиной?

Ее усталые серые глаза бесстрашно взглянули на него.

– Я совершенно уверена, он этого не сделал. Джон не такой. Мы любим друг друга и никогда не обманывали один другого.

– Прекрасно. – Дон закурил еще одну сигарету, прежде чем задать следующий вопрос. – Вы никогда не спрашивали мужа, не работает ли он на специальный отдел МИ-5? Иначе говоря, не занимался ли он секретной деятельностью, когда разъезжал по континенту?

– Я этого не знаю, – в отчаянии сказала Хильда. – Но он никогда не соглашался брать меня с собой, а теперь все эти люди ведут себя так странно. Когда шпиона арестовывают, то власти страны, на которую он работает, тотчас же отказываются от него, не так ли?

Дон пожал плечами.

– Так часто бывает, но не всегда. А теперь отправляйтесь домой и ни о чем не беспокойтесь. Предоставьте все мне. Я всегда уважал вашего супруга и сделаю все, чтобы его разыскать. К тому же я очень хорошо знаком с сэром Робертом Грэхемом. Я немедленно повидаюсь с ним. Если он не сможет или не захочет рассказать мне об этом деле, я попытаюсь встретиться с шефом-суперинтендантом Диксом из Специального отдела. Он, кстати, тоже мой хороший знакомый. К сегодняшнему вечеру я определенно что-нибудь узнаю. Дайте мне свой адрес. Я позвоню или же зайду к вам сам.

Не в силах больше сдерживать себя Хильда Трегарт закрыла лицо руками и разрыдалась. Дон дотронулся до ее плеча.

– Успокойтесь. Я согласен, все выглядит достаточно непонятно, но если можно будет что-то сделать, я это сделаю. Это я вам твердо обещаю.

– Простите, – сказала она дрожащим голосом, вытирая слезы платком. – Не знаю, как вас и благодарить. Эти последние дни были такими ужасными для меня. А сейчас я спокойна.

– Поезжайте домой и успокойтесь. Как только я что-нибудь узнаю, то немедленно вам сообщу, – он улыбнулся ей, и она с большим усилием улыбнулась ему в ответ. – Вы теперь не одиноки. Дайте ваш адрес.

Когда молодая женщина ушла, Дон некоторое время молча вышагивал по комнате, размышляя. Понятно, что Трегарт влип в очень плохую историю. Из-за завесы секретности, окружающей внешнюю разведку, нужно действовать очень осторожно. Недовольно поморщившись, он закурил сигарету и быстро вышел, крикнув Черри, чтобы немедленно подали машину.


Сэр Роберт Грэхем в новых скрипучих туфлях пересекал полутемный тихий холл спортивного клуба, направляясь к любимому креслу, стоявшему перед окном, откуда открывалась панорама парка.

Это был высокий нескладный человек. Желтоватое лицо с седыми усами, глубоко сидящие проницательные глаза и впалые щеки, непринужденная манера общения делали его весьма заметным в любом обществе. Он осторожно опустился в кресло, вытянул длинные тощие ноги и жестом подозвал официанта, который немедленно поставил перед ним на кофейный столик бокал портвейна.

В противоположном углу гостиной Дон терпеливо ожидал, пока сэр Роберт устроится поудобнее. Судя по всему, старый господин только что хорошо позавтракал. Дон надеялся, что в настоящий момент он в хорошем настроении. Он подождал, пока сэр Роберт сделает глоток вина, затем поднялся и направился к нему.

– Хэлло! – дружески приветствовал он старого джентльмена. – Могу я присоединиться к вам?

Голубые глаза сэра Роберта радостно блеснули, когда он узнал Дона. Он чувствовал большое расположение к этому умному и сильному молодому человеку.

– Разумеется, – сказал он, пододвигая кресло. – Как дела? Я думал, вы уже в Венеции.

– Если все будет в порядке, я уже завтра утром буду там.

– Конечно, улетайте. Надеюсь, у вас все в порядке. Должен признаться, что в самолетах я чувствую себя не совсем уверенно. Я летел в самолете только раз. Мне не понравилось. Но в наши дни так необходимо экономить время.

Дон достал из кармана портсигар.

– Закурите? Я нахожу, что эти сигары намного лучше обычных.

Тонкие желтые пальцы взяли предложенную сигару и поднесли к крючковатому аристократическому носу.

– Для такого молодого человека, как вы, у вас необычайно тонкий вкус к сигарам, – сказал сэр Роберт. – Хотите портвейна?

– Спасибо, нет. – Дон зажег сигару и, затянувшись, направил клуб дыма к потолку. – А как ваши дела?

– Вроде все в порядке. Но отдохнуть не помешает. Через неделю-другую собираюсь поохотиться во владениях лорда Хеддисфорда. Не хотите присоединиться?

– Вряд ли. До начала декабря меня не будет в Лондоне. Из Венеции я собираюсь поехать в Нью-Йорк.

– Вы попадете как раз на фестиваль в Венеции. Я слышал, в этом году там собираются поставить «Кармен». Прекрасная опера. Я слушал ее в прошлом году в Королевском театре.

Некоторое время они говорили об опере, затем Дон, как бы вскользь, сказал:

– Есть одно дело, в котором вы мне, возможно, сможете помочь, сэр Роберт.

Густые кустистые брови удивленно поднялись:

– В чем именно?

– Я интересуюсь Джоном Трегартом.

Дон внимательно смотрел на сэра Роберта, но на лице старого джентльмена не отразилось никаких эмоций. Затянувшись, сэр Роберт вынул сигару изо рта и посмотрел на ее тлеющий кончик.

– Трегарт? Почему вы им заинтересовались?

– Я встречался с ним во время войны. Именно из моего самолета он был сброшен возле Рима в 1942 году. Это был мужественный человек. Я слышал, что он исчез.

– Я тоже это слышал. – Сэр Роберт взял бокал с портвейном, отпил глоток и покачал головой. – Букет не тот, что был раньше. Вот во времена моего отца…

– Что с ним случилось? – спросил Дон, прерывая тираду сэра Роберта.

Тот посмотрел на Дона с удивлением.

– Что? С кем случилось?

Дон улыбнулся.

– Меня не так-то легко провести, сэр Роберт. Джон Трегарт исчез. Могу я узнать, что с ним случилось?

– Я не имею не малейшего представления об этом, мой мальчик. – Сэр Роберт поставил бокал на столик и вдруг заторопился: – Сожалею, но пора за работу. Мне нужно успеть домой к семи часам. Я обещал жене, что мы сегодня вечером пойдем в театр. Представление не очень интересное, но женщины в наше время хотят посмотреть все.

– У него какие-нибудь неприятности? – Дон не собирался отступать.

Сэр Роберт вздохнул.

– Ну что за упрямый молодой человек! Я ничего не знаю, да и знать не хочу, – он со стоном поднялся с кресла.

Дон взял его за руку.

– Минуточку! Прошу прощения, что отнимаю ваше время, но Трегарт отличный парень. И во время войны он очень хорошо себя показал. Если вы не хотите давать о нем никакой информации, то, может быть, о нем знает еще кто-нибудь?

Сэр Роберт холодно глянул на Дона.

– Послушайте моего совета, мой мальчик. Это дело вас не касается. Поезжайте в Венецию и наслаждайтесь жизнью.

Зигзагообразный шрам на лице Дона покраснел. Это было признаком того, что он едва сдерживает злость.

– Я найду Трегарта. Вы могли бы оказать мне помощь в этом деле, но раз так, то я поищу кого-нибудь другого.

Сэр Роберт испытующе посмотрел на Дона.

– Увы, я не могу вам помочь в этом деле, – сказал он. – Могу только сказать, что Трегарт вел себя глупо, и в настоящий момент вряд ли кто ему сможет помочь. Я мог бы еще добавить, что этот человек не стоит того, чтобы вы занимались его судьбой. Я говорю это откровенно, Миклем. Не надо впутываться в это дело, и больше мне нечего добавить. Для вас будет лучше, если вы забудете о Трегарте. Надеюсь, я ясно излагаю суть дела?

Дон взглянул на него.

– Да, но я с вами не согласен. Человек, который так много сделал для страны, вдруг исчезает, и всем это безразлично. Я нахожу это ужасным. Не будем забывать и жену Трегарта. Я разговаривал с ней и считаю, что в вашем учреждении, да и в полиции, с ней обошлись в высшей степени некорректно.

– Едва ли в этом наша вина, мой друг. Трегарт должен был бы подумать о судьбе своей жены, прежде чем сделать то, что он сделал. Всего доброго, – кивнув, старый джентльмен удалился.

Дон вновь опустился в кресло. Теперь он, по крайней мере, знал, что Министерство иностранных дел знает об исчезновении Трегарта. Сэр Роберт заявил, что это дело государственное. «Никто не сможет ему помочь!» – услышать такое из уст сэра Роберта значило очень многое. «Что ж, раз они ничего не могут сделать, это еще не значит, что и я не могу», – сказал себе Дон.

Следующий шаг, который необходимо сделать, это нанести визит суперинтенданту Диксу из Специального отдела. Скорее всего это будет пустой тратой времени, но вдруг ему все же удастся что-нибудь узнать.

Дон покинул клуб и направился в Скотланд-Ярд.


Шеф-суперинтендант Том Дикс сидел за письменным столом, и его красное жизнерадостное лицо оживилось при виде Дона.

– А я думал, что вы уже в Венеции, мистер Миклем. Я прочитал в вечерних газетах о том, что вы уезжаете.

– Я действительно должен был уехать, да задержали дела. Но завтра утром надеюсь все же улететь. А сейчас я хотел бы попросить вас об одном одолжении.

– Нет проблем. Что случилось?

Дон вытащил из кармана записку, которую ему дала Хильда Трегарт, и положил на стол перед суперинтендантом.

– Я бы хотел узнать, кому принадлежит машина с этим номером.

Дикс посмотрел на записку и перевел взгляд на Дона.

– Это наша машина. А в чем дело?

– Ваша патрульная машина?

– Это машина Специального отдела.

– Ах так! – Дон предполагал услышать что-то в этом роде. – И с чего бы это вашим людям следить за миссис Трегарт?

Дикс оставался невозмутимым. Он вытащил трубку изо рта и потер ею свой мясистый нос.

– Хотите совет, мистер Миклем? Не вмешивайтесь в это дело.

– Это уж я сам буду решать. Так что случилось с Трегартом?

Дикс с сожалением отложил трубку.

– Почему вас это интересует?

– Я работал с ним во время войны. Его жена была у меня сегодня утром. Кажется, она была и здесь, но ее приняли не очень любезно. Надеюсь, я поговорю с вами с большим успехом.

Дикс покачал головой.

– Извините, мистер Миклем, но я ничем не могу помочь вам. Я не располагаю никакой информацией о Трегарте. Если вы хотите что-нибудь узнать, нужно встретиться с сэром Робертом Грэхемом. Насколько я знаю, именно он занимается делом Трегарта. Это дело проходит по его ведомству.

– Так, – Дон поудобнее устроился в кресле, его лицо приняло суровое выражение. – И почему же это в Министерстве иностранных дел миссис Трегарт сказали, что это дело полиции?

Дикс смущенно пожал могучими плечами.

– Это не наш человек, мистер Миклем. Вы же знаете, я бы все для него сделал, но он не наш человек.

– Но почему его никто не разыскивает?

– Я этого не знаю.

– А почему же тогда ваши люди следят за миссис Трегарт, если он не ваш человек?

– Увы, я не могу знать всех дел, которые расследуются в настоящее время. У меня и своих хватает, так что я не знаю, чем занимаются мои коллеги.

Дон вспомнил слова Хильды: «Это было все равно, что разговаривать с каменной стеной!»

– Итак, вы не можете сообщить никакой информации о Джоне Трегарте? Но ведь хоть что-то вы знаете? Я хочу отыскать этого человека.

– Мне жаль, мистер Миклем, но я ничего не могу вам сказать. Но могу дать совет: оставьте это дело. Вы ничего не сможете сделать, и, я уверен, сэр Роберт был бы вам очень благодарен, если бы вы оставили это дело.

– Я в этом не сомневаюсь, – сказал сурово Дон, вставая. – Что ж, очень жаль, что я отнял у вас столько времени.

– Всегда рад вас видеть, мистер Миклем, – Дикс протянул Дону руку. – Надеюсь, вы хорошо отдохнете в Венеции.

Влившись в поток машин, Дон поехал в направлении своего дома. Пока что он не узнал ничего конкретного, но эта история выглядела все более интригующей. Если верить сэру Роберту, то Трегарт совершил какой-то серьезный проступок, раз от него отказалось Министерство иностранных дел. Следовало поглубже разобраться в этом.

Почему полиция следила за миссис Трегарт? Почему они препятствуют ее выезду за границу?

Дон вспомнил слова на почтовой карточке: «Нахожу обстановку слишком жаркой. Нет никакой возможности вернуться, как планировалось…» Что случилось с Трегартом в Италии? Не попал ли он за решетку?

Снова Дон почувствовал, как холодок пробежал по спине. Если существует хотя бы малейшая возможность отыскать Трегарта, он его отыщет.

Дон остановил машину возле дома и вышел. В холле он встретил дожидавшуюся его Мэриан.

– Не сейчас, – сказал он. – Есть еще пара вещей, которые надо сделать, прежде чем мы сядем за работу. Это не займет много времени.

– Но вас дожидается капитан Хеннеси, – сказала Мэриан. – Я сообщила ему, что вас долго не будет, но капитан все же решил дождаться.

– Что ему надо? О'кей, я поговорю с ним. Где он?

Мэриан показала на гостиную. Дон пересек холл, открыл дверь и вошел в гостиную.

Капитан Эд Хеннеси из департамента Секретной службы армии США, солидный мужчина с седой шевелюрой и веснушчатым лицом, сидел в кресле и просматривал утреннюю газету. Увидев Дона, он встал и улыбнулся.

– Привет, Дон, – сказал он, протягивая огромную волосатую руку. – Как дела?

– Все о'кей, – Дон пожал протянутую руку. – Каким ветром вас занесло сюда? Я уже больше месяца вас не видел.

– Это официальный визит. Почему вы не вылетели сегодня в Венецию, а вместо этого влезли в какое-то темное дело?

– А разве это запрещено? – осторожно спросил Дон. – Как насчет того, чтобы выпить?

– Неплохая мысль. Я, правда, никогда не пью раньше шести часов, но сегодня, как мне кажется, мои часы идут слишком медленно.

Смешивая два хайбола, Дон поинтересовался:

– Как понимать вашу фразу насчет официального визита? Что это означает?

– Вы ненароком заварили такую кашу, которая затрагивает даже интересы Соединенных Штатов. Меня уполномочили сообщить вам, чтобы вы оставили это дело.

Дон протянул Хеннеси высокий запотевший бокал и уселся в кресло напротив.

– Неужели? И кто же вас послал?

– Лично посол.

Дон прикрыл глаза.

– Так вы прямиком из посольства?

– Да. Министерство иностранных дел уже уведомило посла о ваших действиях. Англичане считают, что вы им мешаете, и настаивают, чтобы вы не лезли, куда не надо.

– Надеюсь, это не официальный приказ? – спросил Дон суровым тоном.

Хеннеси, который хорошо знал Дона, заметил этот сигнал опасности.

– Не надо лезть в бутылку. Мы не можем вам запретить заниматься этим делом, но все же просим устраниться. Это дело Иностранного отдела. Им занимаются на самом высоком уровне.

– О чем вы, собственно, говорите? – спросил Дон, мастерски разыгрывая удивление. – Какое дело?

Теперь Хеннеси пришла очередь удивиться:

– Так вы ничего не знаете?

– Я знаю только, что один парень, с которым я вместе воевал в 1942 году, исчез и что его жена попросила меня помочь разыскать мужа. Я не имею ни малейшего представления, чем так озабочены в МИДе и посольстве.

Хеннеси смущенно почесал затылок и посмотрел на Дона.

– Сэр Роберт доложил послу. Я не был включен в число лиц, посвященных в это дело, но и из того, что посол сказал мне, можно без труда догадаться, что же произошло. Это сугубо между нами, и, возможно, эта информация убедит вас выйти из игры. Мне кажется, Трегарта списали со счетов. Он исчез где-то за «железным занавесом».

– Чепуха! Трегарт является владельцем маленькой стекольной фабрики. Он не может знать ничего такого, что может заинтересовать Россию. Да и как он мог оказаться за «железным занавесом»?

– Возможно, для вас это и будет сюрпризом, когда вы узнаете, что Трегарт один из лучших агентов МИ-5. Он знает все секреты этого заведения. Он знает имена всех агентов, действующих в Европе и черт знает где еще. Для русских он просто находка! Теперь вы понимаете, почему сэр Роберт не сказал вам всей правды?

Дон был настолько ошарашен, что вскочил на ноги и принялся ходить по гостиной взад-вперед.

– Вы меня не разыгрываете?

– Разумеется, нет! Но, ради Бога, все это сугубо между нами. Я вам ничего не говорил.

– Что позволяет предположить, что он исчез за «железным занавесом»?

– Я не говорил этого, – осторожно сказал Хеннеси. – Это моя личная догадка, не более.

– Он мог попасть в ловушку.

– Да. Но из того, что сказал посол, можно сделать вывод, что Джон переметнулся к противнику. А это чревато неприятными последствиями. Парень, обладающий столь ценной информацией, как Трегарт, не должен попадать к противнику живым. Из того, что я слышал, можно предположить, что он жив и заговорил.

Дон вспомнил о почтовой открытке из Венеции, он уже открыл было рот, чтобы сказать, что Трегарт не за «железным занавесом», но из осторожности решил промолчать. Нужно было получить максимум информации, прежде чем сообщить о местонахождении Трегарта.

– Даже если это наполовину правда, то и это очень плохо, – продолжал Хеннеси. – Так я могу заверить посла, что вы не вмешаетесь в это дело?

Дон покачал головой.

– Нет. Ведь я обещал жене разыскать его.

– Должен вам сообщить, Дон, это очень опасное дело. И к тому же мы можем рассердиться.

Дон рассмеялся.

– Каким образом?

– Мы можем лишить вас паспорта, – Хеннеси поднялся. – Мой совет: бросьте вы это дело.

– Я подумаю.

– Так вы летите в Венецию?

– Завтра утром, это честно.

– Хорошо. Тогда все. Но я буду рад, если вы не попросите о визе в Германию. Когда я сообщу, что вы улетели в Венецию, посол будет удовлетворен.

Дон промолчал.

– Сэр Роберт убежден, что Трегарт сбежал за «железный занавес», – продолжал Хеннеси. – Я успокою сэра Роберта, сказав, что вы улетели в Венецию. О'кей?

– Согласен.

– Я ухожу. Спасибо за выпивку. Приятного путешествия.

– До скорого, Эд.

– Да, чуть не забыл! – Хеннеси задержался в дверях. – Если вы все же рискнете своей головой и приметесь за розыски, не рассчитывайте на помощь посольства. Это сугубо ваши трудности. Надеюсь, я понятно выражаюсь?

– Куда понятнее, – ровным голосом сказал Дон. – Пока.

Некоторое время он наблюдал, как Хеннеси идет вдоль по улице в направлении посольства, затем взял сигарету. В его глазах было странное выражение, когда он зажигал спичку.


В шесть с минутами Дон остановил «Бентли» возле маленькой виллы на Ньютон-авеню в Хэмпдене.

В ста ярдах вниз по улице была припаркована большая черная машина, в которой сидели двое мужчин. Один из них обернулся и увидел Дона, подходившего к воротам. Дон сделал вид, что не заметил их, открыл калитку, подошел к двери и позвонил. Хильда Трегарт немедленно открыла дверь и с надеждой посмотрела на Дона.

– У меня есть кое-какие новости для вас, – сказал он. – Немного, но все же есть.

– Пожалуйста, проходите сюда, – пригласила она, открывая дверь маленькой уютной гостиной.

Дон оглядел комнату. Идеальная чистота, мебель хотя и старая, но достаточно удобная.

Они сели, глядя друг на друга.

– Я встречался с сэром Робертом и суперинтендантом Диксом, – начал Дон. – И долго колебался, говорить ли вам все, но, думаю, так будет лучше. Будьте мужественны.

Она взволнованно смотрела на него, лицо ее побледнело.

– У Джона неприятности?

– Думаю, да. Надеюсь, для вас не будет открытием то, что Джон агент МИ-5?

Она закрыла глаза, и ее пальцы сжались в кулачки. Некоторое время она молчала, потом взяла себя в руки и посмотрела на Дона.

– Я давно подозревала нечто подобное. Его поймали, вы думаете?

Дон ответил не сразу.

– Пока не ясно, – сказал он, решив говорить только правду. – Но если бы его схватили, он не смог бы послать открытку. Правда, нет уверенности, что это не фальшивка. Он мог написать ее под нажимом, чтобы толкнуть вас на опрометчивый поступок. Но если отбросить эти мрачные мысли, то можно предположить, что он на свободе и где-то скрывается.

– Я понимаю, – она смотрела на свои руки. – И никто ничем не может ему помочь?

– Боюсь, что нет.

Она с мольбой подняла на него глаза:

– Но это еще не все, верно? Почему за мной следят? Они, вероятно, думают, что он переметнулся на другую сторону?

Дон кивнул.

– Да. Вы знаете его лучше, чем кто-либо. Не симпатизировал ли он им?

– Никогда! – ее глаза блеснули. – Он никогда бы этого не сделал!

– Насколько я его знаю, думаю, вы правы.

– Но что дает им право думать, что он мог перебежать на сторону потенциального противника, мистер Миклем? Почему они сделали такой вывод?

– Не знаю. Они были весьма осмотрительны в высказываниях на эту тему. Должно быть, в этом есть свой резон, конечно, но только сэр Роберт знает все детали дела, а он ничего мне не сказал. Маловероятно, что здесь я могу получить дополнительную информацию. Могу только надеяться разузнать что-либо в Венеции. Я уезжаю завтра утром и начну расследование сразу же по прибытии на место. Ваш муж бывал в Венеции?

– Да. Он бывал там каждый год. Венеция является важным центром по производству стекла.

– С кем он входил там в контакт? Вы знаете людей? Имел ли он там друзей, которые могли бы помочь мне?

– Я не знаю. Он не особенно распространялся о своей работе. Он упоминал только Манрико Росси, владельца небольшого магазина по продаже стекла вблизи площади Сан-Марко. Наверное, он знал и других людей, но мне об этом ничего не говорил.

– Манрико Росси, – Дон сделал пометку в записной книжке. – А где обычно останавливался ваш муж?

– В «Модерато». Это рядом с мостом Риалто.

– У вас есть хорошая фотография вашего мужа?

– Сейчас, – она торопливо вышла из гостиной и вскоре возвратилась с большим альбомом.

Дон принялся внимательно рассматривать фотографии. Трегарт выглядел несколько старше, чем его помнил Дон. В волосах уже серебрилась седина, но глаза смотрели все так же проницательно.

Дон сунул одно из фото в карман.

Ему предстояло решить трудную задачу, обладая минимумом информации: фотография, имя продавца стекла в Венеции, название отеля, где обычно останавливался Трегарт. Найти человека в переполненном туристами городе, подобном Венеции, тяжелее, чем отыскать иголку в стоге сена, но он не мог сказать об этом Хильде Трегарт.

– Все в порядке, – Дон старался говорить уверенно. – А теперь еще одно: не могли бы вы написать письмо вашему мужу? Если я найду его, это его сильно обрадует.

Дону показалось, что она сейчас упадет в обморок, но молодая женщина быстро овладела собой.

– Вы очень добры, мистер Миклем, – в ее глазах стояли слезы. – Конечно, я напишу. Подождите несколько минут.

– Сколько угодно, – сказал Дон, поражаясь ее мужеству. – Не торопитесь. Он должен получить хорошие новости.

Она вышла из гостиной и вернулась спустя двенадцать минут, подав Дону запечатанный конверт.

– Прекрасно, – Дон положил конверт в бумажник. – Я постараюсь доставить это письмо адресату. И не волнуйтесь. Все будет в порядке, не теряйте надежды. Я думаю, полиция будет просматривать вашу почту, так что я не смогу написать вам лично. Но если я захочу что-либо сообщить, то передам это через друзей.

– Я понимаю, – неуверенно сказала она.

Возвращаясь в Уэст-Энд, Дон спрашивал себя, что в настоящий момент делает Трегарт. Сэр Роберт сказал: «Никто ничего не может для него сделать. Он должен был вначале подумать о своей жене, прежде чем сделать то, что сделал».

Что же сделал Трегарт?

Дон решительно тряхнул головой. Он уже понял, что найдет Трегарта, чего бы это ему ни стоило, и не столько ради него самого, сколько ради его жены.

Никто – ни сэр Роберт, ни полиция, ни Эд Хеннеси – не смогут ему в этом помешать.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий