Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ночной попутчик
Глава 1

Он кинулся к остановившемуся у обочины седану. Водитель распахнул перед ним дверь и, как только он забрался на переднее сиденье, рванул машину вперед. Поставив сумку в ногах, Дэвид Янг откинулся на мягкую спинку и стал наблюдать за освещенным автомобильными фарами шоссе. Он не любил быстрой езды и, когда седан на большой скорости описал дугу, обхватил себя руками – ему невольно вспомнились самые страшные моменты в его жизни, хотя и не имевшие к автомобилям никакого отношения.

– Лейтенант, время останавливать попутки не самое удачное, – заметил ему водитель. – Уже слишком поздно.

– Мне надо к утру успеть в Норфолк, – ответил Янг. – Спасибо, что остановился, а то по гравию так тяжело идти.

– Не стоит благодарностей. Любой на моем месте сделал бы то же самое. Брести по ночной дороге с двумя чемоданами и транзистором – занятие мерзопакостное. Фу!

Водитель в сердцах сплюнул в открытое окно автомобиля. Из-за темноты в салоне определить его возраст возможности не представлялось. Он был в светлом пальто, на голове – мятая шляпа. Несмотря на его грубый голос и плотное телосложение; выглядел он довольно прилично. Да и машина у него была не самая дешевая. Зная, каким настороженным должен быть водитель, подсадивший к себе ночью попутчика, пусть даже и в армейской форме, Янг отвел от него глаза. «Скорее уж ему следовало бы меня опасаться, а не мне его», – подумал он.

– С побывки, лейтенант? – спросил хозяин седана.

– Нет, – коротко ответил Янг. – Я – резервист.

– Значит, снова призвали?

– Да.

– Погано, – сочувственно буркнул водитель и, оторвав глаза от дороги, посмотрел на попутчика.

Взгляд его остановился на нашивках на форме Янга.

– Ты, лейтенант, похоже, и в войне участвовал, – выровняв машину, произнес мужчина. – На Тихом океане, не так ли?

Он снова посмотрел на нашивки и, задержав взгляд на одной из них, слегка присвистнул.

– Вижу, что получил несколько ранений. Одно из них серьезное, – сказал водитель и замолчал, видимо ожидая от пассажира ответа.

Но Янг промолчал, и тогда водитель продолжил:

– Вот и опять они до тебя добрались. Ты конечно же, как и полагается, уволился с работы, попрощался с семьей. Янг в ответ помотал головой.

– Нет, я не работал, – сказал он. – А семьей, слава богу, пока еще не обзавелся. Из армии меня сразу направили на учебу в техническое училище. Теперь боюсь, что к тому времени, когда я его окончу, у меня уже отрастет седая борода.

– Тем более погано, – согласился водитель. – Спасибо, что хоть дорогу тебе оплатят. Янг слегка покраснел.

– Уже оплатили, – сказал он. – И дорогу, и обмундирование. Только я вот накануне здорово погулял.

Водитель хихикнул.

– Ты выглядишь так, словно кутил всю неделю, – заметил он. – Прощался с гражданской жизнью?

– Да, можно сказать, что так, – ответил Янг. Он был рад, что мужчина, сидевший за рулем, не стал расспрашивать его о подробностях – уж очень ему не хотелось вспоминать, каким он тогда был пьяным.

Янг снял с головы фуражку, положил ее себе на колени и устало откинулся на спинку сиденья. Вид головного убора смущал его – уж слишком ярко блестели на нем золоченый галун и серебряная кокарда. Возможно, в ней щеголял один из выпускников торгового училища, что стоит на реке Северн, глядя на фуражку, подумал Янг. И тут ему представилась его собственная фуражка, потерянная им при обстоятельствах, о которых он предпочел бы не вспоминать. В ней, хоть уже и старой, но не настолько, чтобы ее можно было бы стыдиться, он чувствовал бы себя более уверенно. Демобилизовавшись в сорок шестом году, Янг избавился от всего, что связывало его с армией. Война закончилась, и он выбрал себе училище, не имевшее никакого отношения к флоту. На борт судна он не поднимался вот уже целых семь лет.

Лучи фар выхватывали из темноты дорожные указатели, извещавшие, что впереди расположен городок Роджерстаун штата Мэриленд с населением в семь тысяч человек и что максимальная скорость на дороге двадцать пять миль в час. Когда водитель сбавил газ, Янг удивился: его благодетель отнюдь не производил впечатления человека, строго соблюдающего скоростной режим.

– Я, лейтенант, скоро сверну, – произнес сидевший за рулем мужчина. – Извини, но дальше я везти тебя не смогу. Надеюсь, что до места ты и сам доберешься.

– Да, конечно, – ничем не выдав своего разочарования, ответил Янг. – Огромное тебе спасибо.

Увидев впереди перекресток дороги, он поднял свою дорожную сумку, рассчитывая, что машина сейчас остановится. Мужчина за рулем как-то нервно на него посмотрел, показал рукой, чтобы Янг оставался на месте, и прибавил газу. Щиты с указателями и знаки «стоп» замелькали в темноте с бешеной скоростью. Так же быстро они проехали и через городок. Перехватив недоуменный взгляд лейтенанта, водитель рассмеялся.

– Не волнуйся, – сказал он. – Я передумал и довезу тебя до Вашингтона. А то ты навечно застрянешь в этом Роджерстауне.

Мужчина вынул из кармана бумажник, одной рукой достал из него купюру и протянул ее Янгу. Тот удивленно уставился на него.

– Да бери же! – раздраженно прикрикнул благодетель. – Я подброшу тебя к автобусной остановке. Купишь билет и доедешь до Норфолка. Долг вернешь, когда получишь жалованье.

Янг нахмурился. Великодушие, проявленное к нему незнакомым человеком, смущало его.

– Зачем ты это...

– Да ладно, – прервал его водитель. – Черт возьми, это же единственное, что я могу сейчас для тебя сделать.

– Это так великодушно, однако... – смущенно забормотал Янг.

Мужчина сунул ему в руку десятидолларовый банкнот.

– Пустяки, лейтенант, – сказал он. – Ты же мне их вернешь. Кроме того, мне все равно нужно в Вашингтон. Просто из Нью-Йорка я собирался заехать к жене. Она живет на берегу залива в сорока милях отсюда. Вот я и подумал, зачем мне ночью трястись по плохой дороге. Будет лучше, если мы увидимся с женой утром. Последнее время мы с ней не в ладах. Так что заеду я к ней на обратном пути.

Янг неохотно взял у незнакомца деньги; он чувствовал себя нищим, принявшим подаяние. Гордость мешала их принять, а разум подсказывал, что отказываться от них не следует. Если он, добираясь на перекладных, задержится с прибытием на службу, то у него возникнут неприятности. Да и зачем ему было обижать человека, предложившего свою помощь.

– Ну, если ты уверен, что... – начал Янг.

– Я же сказал, что ты мне их вернешь, – прервал его водитель.

– Тогда оставь мне свое имя и адрес.

– Вышлешь деньги в Бейпорт, а жена передаст их мне. Запомни, Лоренс Уилсон, Бейпорт, штат Мэриленд. Друзья же зовут меня просто Ларри, – уточнил мужчина и протянул Янгу руку.

– Дейв. Дейв Янг, – пожимая его руку, представился Янг.

– Отлично, Дейв, – ответил Уилсон и еще раз посмотрел на военную униформу лейтенанта. – Я ведь и сам служил на флоте и только в прошлом году демобилизовался. – Он громко рассмеялся, а потом воскликнул: – Ха, демобилизовался! Кого я вознамерился обмануть? Дейв, меня отчислили. Меня, похоже, заподозрили в подрывной деятельности.

Вздрогнув, Янг повернулся лицом к водителю, решив, что тот пошутил. Из-за тени, падающей от полей шляпы, разглядеть выражения лица Уилсона он не смог. Однако было видно, что мужчина не улыбается.

– Как это? – удивленно спросил Янг.

– Как? – переспросил Уилсон. – Это я вот уже год и пытаюсь выяснить.

– Хочешь уверить меня, что они тебе так и не сказали?..

– Дорогой, ты не знаешь, как это происходит. Понимаешь, в таких случаях тебе никаких обвинений не предъявляют. Это у них так заведено. На тебя приходит некая «информация», согласно которой ты представляешь угрозу безопасности страны. Тебе устраивают пару допросов. Только какой в них толк? Ты же даже не знаешь, в чем конкретно тебя обвиняют. Единственное, что ты можешь сказать им, что ты хороший малый и обожаешь Соединенные Штаты Америки. Но они это уже слышали от других, и не раз! В итоге тебя выгоняют из армии, и ты возвращаешься на гражданку. Все смотрят на тебя так, будто ты сейчас вынешь из кармана серп и молот и начнешь ими размахивать. С ума можно сойти! Поверь мне, Дейв, если подобное произойдет с тобой, то ты о своих родных и друзьях узнаешь много такого, о чем и не догадывался. Даже те из них, кто не поверит, что ты «красный», будут держаться от тебя подальше. Уилсон оторвал глаза от дороги и посмотрел на Янга.

– А теперь ты жалеешь, что взял у меня деньги! – воскликнул он. – Ты готов добираться до Вашингтона пешком, лишь бы не ехать в одной машине с таким, как я!

Янг поерзал на сиденье. Он почувствовал себя неловко, поскольку водитель отчасти угадал его мысли. «Впрочем, какое мне до этого дело? – подумал лейтенант и отрицательно помотал головой. – Странно, что он это мне рассказал. Зачем это ему? Может, думает, что так я его лучше запомню?»

– Ты не знаешь, что значит оказаться в подобном положении, – не унимался Уилсон. – Отношение ко мне хуже, чем к прокаженному. У одних только радикалов да чокнутых я вызываю симпатии. Они считают, раз власти меня выгнали из армии, значит, я отличный малый. Ты бы удивился, узнав, как легко...

Он неожиданно прервался, видимо решив; что и так многое о себе выболтал.

Огромный седан стремительно мчался в ночи. Янг попытался было расслабиться, но высокая скорость, с которой Уилсон гнал машину по ночной дороге, пугала его. После того, что собеседник рассказал ему о себе, симпатий он к нему не испытывал. Возможно, этот Уилсон и в самом деле в чем-то замешан. Ведь это он говорит, что ни в чем не виновен. «А в сущности, что мне до него? У меня самого проблем хоть отбавляй».

– Дейв, – обратился к нему Уилсон.

– Что?

– Могу поклясться, что ты считаешь меня полным идиотом. Думаешь, с какой это стати я вдруг выплеснул эти помои перед человеком, которого первый раз вижу. Может быть, ты решил, что я принял тебя за левого? А что? Не удивлюсь, если и в Бейпорте в один прекрасный день появятся красные рожи. Я имею в виду, коммунисты. Да хватит о них. Давай-ка лучше расскажи о себе. Так ты, значит, не кадровый моряк и пока еще без кольца...

Они немного поговорили. Янг сообщил своему новому знакомому название училища, в котором учился, ответил на несколько вопросов, касавшихся его биографических данных. Он сказал, что родители его умерли, а девушки, с которой бы он постоянно встречался, у него пока нет. Дейв также объяснил причину, по которой пошел служить в военный флот: он любил море. Вопросы, которые задавал ему Уилсон, казались ему вполне естественными. Услышав, что в детстве Янг плавал на яхте, мужчина просиял.

– Ну, если ты любишь плавать, то тебе наверняка будет интересно увидеть, какую яхту я сконструировал для своего друга, – радостно произнес он. – Знаешь, ведь кораблестроение – моя специальность. Я спроектировал тридцатифутовый шлюп, немногим меньше, чем тот корабль, на котором мне довелось служить...

Управляя автомобилем одной рукой, Уилсон снова извлек бумажник и принялся перебирать хранившиеся в нем пластиковые удостоверения и водительские права. Янг молча ждал. В темноте салона мужчина никак не мог найти то, что искал. Вскоре их вынесло на обочину, и Уилсон, бросив взгляд на дорогу, быстро выровнял машину.

– Найди сам, – протягивая бумажник попутчику, сказал он. Янгу показалось, что рука у водителя дрожит.

– Открой бардачок, – посоветовал Уилсон. – В нем должна гореть лампочка.

Янг открыл бардачок, в котором тотчас загорелась маленькая лампочка. Держа в руке бумажник, он наклонился к свету и нашел среди документов Уилсона фотографию белого шлюпа. За ее штурвалом, смущенно глядя в объектив фотокамеры, стояла невысокая загорелая девушка в купальнике. Она была похожа на мальчишку-сорванца.

– Это она, – сбросив скорость, глядя через плечо лейтенанта, произнес Уилсон.

– Симпатичный член экипажа, – заметил Янг. – Это твоя супруга?

– Элизабет? – спросил мужчина и резко рассмеялся. – Да нет. Попробовал бы ты заманить мою жену на судно! Нет, это мой Зайчик. Мы с самого детства ходим с ней под парусом. Она единственная, кто не отвернулся от меня, когда я потерял заработок. Ее родители пообещали подарить ей на Рождество яхту, и она попросила меня спроектировать ее. Думаю, для того, чтобы у меня была хоть какая-то работа. Но я отказываться не стал. Над конструкцией яхты; мы работали вместе. Она предупредила, что хочет, чтобы судно было быстроходным, и даже нарисовала его эскиз. Более того, подруга выполняла расчеты и помогала мне делать чертежи... Как, ничего получилась посудина? Жаль, что ты не можешь увидеть ее очертания, но зато здесь хорошо видны и рангоут, и такелаж. Она настолько легка в управлении, что с нею может справиться даже девушка.

Уилсон говорил все напористее, быстро произнося слова.

– И расположение нактоуза[1]Нактоуз – шкафчик, на верхнем основании которого устанавливается компас. очень удобное. Он вмонтирован в пол кокпита[2]Кокпит – открытый ящик в кормовой части палубы яхты, где помещается рулевой.. А для подъема кливерных парусов мы предусмотрели отличные лебедки...

Как только Янг склонился над фотографией, мужчина, сидевший рядом с ним, резко повернулся к нему всем корпусом, и в то же мгновение что-то тяжелое обрушилось на голову лейтенанта. Получив сильнейший удар, он попытался было оказать водителю сопротивление, но Уилсон быстро нанес ему второй удар, затем третий. У Янга помутнело в глазах, и он потерял сознание.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий