Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ночной попутчик
Глава 15

Стоя в кокпите, Янг минуту-другую смотрел на воду. Он ждал, когда всплывет Бонита. Однако на поверхности воды голова ее так и не появилась. Девушка, вероятно, боялась, что, завидев ее, лейтенант либо прыгнет за ней, либо откроет стрельбу. При этой мысли ему стало не по себе. «Неужели я похож на хладнокровного убийцу? – с горечью подумал Янг. – Ну что ж, понять ее можно. Она же почти ребенок».

Янг спустился с борта яхты, не оборачиваясь, прошелся по пристани и поднялся на берег. За его спиной слышался шум набегавших на пляж волн и плеск воды от игравшей в реке большой рыбы. Хотя это могла быть и не рыба. Взобравшись на вершину холма, лейтенант, казалось, израсходовал последние силы. Дыхание его сбилось, голова трещала, как перезревший арбуз. Но отдыхать он не стал, а сразу же направился к дому. Войдя в него, Янг открыл находившуюся под лестницей кладовку и, вытащив чемоданы, поставил их посередине холла. Затем он с большим трудом поднялся наверх и вошел в ванную комнату.

Открыв висевший над унитазом ящичек, лейтенант нашел в нем маникюрные ножницы и, глядя на себя в зеркало, принялся срезать с головы бинты. Работа шла медленно: маленькие ножницы с короткими лезвиями плохо резали даже тонкую марлевую ткань. Когда натяжение бинтов наконец-то ослабло, он постоял в нерешительности перед зеркалом, затем стянул с лица повязку.

Однако шока, к которому был готов Янг, он не испытал: хмурое лицо, глядевшее на него в зеркале, оказалось ему хорошо знакомо. Оно, хоть и в синяках и в густой щетине, было тем, к которому он привык с детства. Единственное, что его удивило, – это белая полоска пластыря на переносице.

Глубоко вдохнув, он сделал на повязке последний надрез и, сбросив ее с шеи, занялся: поисками, бритвенных принадлежностей.

Побрившись, Янг вошел в спальню Элизабет. Та, громко посапывая, все еще спала. Он подошел к кровати и стал разглядывать ее. Спящая миссис Уилсон выглядела совсем молодой, по-детски беззащитной и очень ему желанной. После общения с резкой и самоуверенной Бонитой миссис Уилсон казалась лейтенанту настоящим ангелом. Чем слабее мужчина, тем больше ему нужен человек, который бы нуждался в его защите, с грустью подумал он. А перед такой, как Бонита, готовой размозжить тебе голову гаечным ключом, любой мужчина будет считать себя слабаком.

Элизабет зашевелилась. Ночной рубашки на ней не было, и, когда одеяло сползло с нее, глазам лейтенанта предстало ее обнаженное плечо и овал груди. Янг наклонился и дрожащими от волнения руками поправил на женщине одеяло. Неожиданно миссис Уилсон открыла глаза. Поначалу взгляд ее был туманным. Затем в ее глазах появилось удивление. Она быстро поднялась и села.

– Осторожнее, – улыбаясь, сказал ей Янг.

Элизабет, широко открыв глаза, подтянула до подбородка одеяло и недоуменно уставилась на лейтенанта.

– Ну, что такое? – спросил он.

– Дорогой, – неуверенно пролепетала миссис Уилсон. – Дорогой, ты выглядишь совсем не так, как я себе представляла! А ты очень даже ничего!

– Спасибо, – сухо кивнул Янг.

– Нет, правда, я боялась, что увижу перед собой какого-нибудь Франкенштейна... Слышишь, Дэвид, ты прилично выглядишь. Не обижайся на меня за то, что я... Дорогой, иди же ко мне!

Она протянула к нему обе руки. Янг опустился перед ней на колени и замер. Женщина развернулась, свесила на пол ноги и сбросила с себя одеяло.

– Боб... – вспомнив про доктора, вопросительно глянула она на него.

– Хеншо уехал пару часов назад, – объяснил Янг.

– Он... Он рассказал тебе о...

– Ага. Весть о смерти твоего мужа сильно преувеличена. Самим доктором Хеншо.

И тут, держа Элизабет в своих объятиях, лейтенант неожиданно для себя осознал, что она снова замужняя женщина. Но то, что Ларри Уилсон жив, никак не могло повлиять на их дальнейшие отношения.

– Вас можно поздравить, миссис Уилсон, – сказал Янг. – Вы оказались плохим стрелком.

– Дорогой, не надо, – замотав головой, попросила Элизабет. – Это... Это не смешно.

– А ведь ты должна быть рада, – поморщившись, заметил он. Но женщина даже не улыбнулась.

– Извини. Я просто пошутил.

Янг подошел к гардеробу, и, порывшись в нем, достал стеганый женский халат, и бросил его на кровать. Он был слишком теплым для такой погоды, но видеть Элизабет в старом и неопрятном наряде, в котором она напоминала ему нищенку, лейтенант уже не мог.

– Если хочешь, можешь принять душ – время на это есть. Но только быстро! Мы отсюда уезжаем, – сказал Янг и посмотрел ей в глаза. – То есть если ты не передумала. Теперь ты уже не убийца.

– Дэвид... Ты по-прежнему хочешь быть со мной? – спросила Элизабет.

– Конечно хочу, – почти жестко ответил он. – Вот только не знаю, нужно ли это тебе теперь. Какой тебе смысл бросать здесь все и ехать... со мной.

– А что все, дорогой? Единственное, что мое в этом доме, – это кухня и кое-что из одежды.

– На новом месте и этого у тебя может не оказаться.

– У меня будешь ты, – улыбаясь, ответила миссис Уилсон. – А это для меня самое главное.

– Элизабет, ценность такого приобретения, мне кажется, сомнительна. Многие наверняка считают меня полнейшим неудачником.

– Ничего страшного, – продолжая улыбаться, ответила она. – Теперь нас двое неудачников. Но зато мы вместе. Ну что, двигаем? Вот только дай мне подняться. Дэвид?

Ее оклик застал Янга в дверях.

– Да?

– Дэвид, что-то случилось? – спросила Элизабет. – Почему ты снял с лица повязку? Пока я тут спала, что-то произошло?

– Да, – после некоторого колебания ответил он. – Нас посетили. Рыжеволосая гостья. Элизабет, а что ты сделала с униформой? Куда ты ее дела?

– Униформу? – переспросила женщина.

– Да. Мою военную форму, – теряя терпение, ответил Янг. – Та, в которой, как ты сказала, был твой муж. Ты говорила, что он...

– Да какое теперь это имеет значение? – спросила миссис Уилсон. – Дорогой, мы ее с Бобом сожгли в камине. Боб сказал, что это надо сделать из-за ее пуговиц.

– А чем они ему не угодили? Куда вы их потом дели?

– Пуговицы мы выбрали из золы, а потом Боб спустился к пристани и выбросил их в реку.

Элизабет подхватила стеганый халат и стала одеваться.

– Дорогой, а что такое? У этой Декер опять хватило наглости сюда припереться? Что ей было нужно и как ты...

– Дорогая, ты со своим доктором даже не подумали, что сотворили. Зачем вы убрали на яхте Ларри якорную цепь? Для местных это почти верный знак того, что с ее помощью кого-то утопили! Не увидев ее на месте, девчонка Декер пришла точно к такому же заключению. Не знаю, удалось ли мне убедить ее в обратном или нет. Похоже, она не поверит, что Ларри жив, пока его не увидит. А что касается этих чертовых пуговиц, дорогая, то, судя по всему, одну из них Хеншо обронил, а наш рыжеволосый чертенок ее подобрал. На той пуговице была копоть! Это же явный признак того, что униформу, в которую был одет Ларри, сожгли. Ты бы видела, с каким победоносным видом Бонита показала мне ее. Она была в госпитале, а там ей могли сообщить мое имя, фамилию, звание и идентификационный номер!

Элизабет мгновенно побледнела.

– Ты хочешь сказать... Ты хочешь сказать, что она все знает?

– Что – все?

– Что... Что ты не...

– А-а, это, – сухо произнес Янг. – Элизабет, мы просто недооценили этого ребенка. Бонита в первый же день догадалась, что я не Ларри. Поэтому я так и спешу отсюда убраться. В Вашингтоне или Норфолке она легко может навести обо мне справки и тогда поймет, кто я такой. Морских офицеров, уклоняющихся от призыва, не так уж и много.

Миссис Уилсон, облизнув языком губы, хотела что-то сказать, но, передумав, неожиданно спрыгнула с кровати.

– Дорогой, ключи от пикапа на столике возле телефона, – торопливо сказала она. – Погрузи чемоданы в машину, а я через минуту спущусь.

Не успел Янг дойти до двери спальни, как Элизабет принялась поспешно одеваться. Когда он вернулся за чемоданами, она уже спускалась по лестнице. На ней были те же розовые брюки и кофточка, что и прошлой ночью. Подойдя к Янгу, женщина остановилась.

– Ну, что такое? – спросил он.

– Дэвид, мы будем счастливы. Правда? – сказала Элизабет и, неожиданно обхватив его за шею, страстно поцеловала.

Отпустив лейтенанта, она посмотрела на него, рассмеялась и, достав из кармана какую-то помятую тряпочку, стерла с его губ помаду.

– Как же приятно тебя целовать без этих вонючих бинтов! – прошептала женщина и, повернув Янга к свету, нежно коснулась его лица. – Милый, мне снова придется к тебе привыкать. Бедное твое личико! Я, должно быть, сделала ему больно. Но оно, слава богу, уже заживает.

Снедаемый желанием как можно быстрее покинуть эти места, Янг слушал ее вполуха. Ему казалось, что он стоит на вершине лестницы и смотрит на себя и миссис Уилсон со стороны. Ничего себе парочка: он – высокий, крупный мужчина, весь в синяках и с испуганными глазами, в чужой одежде, которая ему немного мала, и она – затаившая дыхание стройная женщина с размазанной по лицу помадой, в розовых, туго обтягивающих ее брюках и кофточке. На ее шее висит та же нитка жемчуга, а на руке целый комплект тихо позвякивающих браслетов. «Столько украшений к таким грязным и помятым брюкам могла бы и не надевать», – подумал неодобрительно лейтенант.

– Пошли, дорогая, – отрывисто приказал он. – В два часа ночи мы уже пытались отсюда уехать.

– Дэвид.

– Что? – недовольно поморщившись, спросил Янг.

– Ты правда меня так любишь? – спросила она. – А ты меня...

– Что?

Элизабет схватила его за руку и испытующе заглянула ему в глаза.

– Милый, если бы ты знал, что я...

Она затихла. Лейтенант внимательно посмотрел на ее лицо и тут вспомнил, как странно она себя вела: уничтожила список с названиями судов, тайком от него с фонариком выходила ночью из дому, пыталась скрыть все, что ей было известно о заходившем в бухту паруснике. Еще он вспомнил, что Элизабет, уверенная в гибели мужа, не заявила на себя в полицию. И это несмотря на то, что обстоятельства, которые вынудили ее в него выстрелить, если она, конечно, правильно их ему изложила, свидетельствовали в ее пользу.

Нет, не боязнь, а более веская причина гонит ее отсюда, осенила его догадка. Не тот она человек, чтобы бросить дом и бежать с любимым человеком. Она же прекрасно знает, что на новом месте у нее не будет того, что имеет здесь.

Он взял Элизабет за плечи и посмотрел ей в глаза.

– Ты тоже причастна к тому, что здесь творится, – сказал лейтенант. – Ты со своим мужем заодно. Иначе бы он сюда не вернулся. Он знал, что ты на него не заявишь. Это так?

В глазах ее появился страх. Было видно, что она колеблется. Наконец, облизнув губы, женщина молча кивнула.

– Элизабет, ты объяснишь наконец, что здесь происходит? – спросил Янг. – Зачем сюда по ночам приплывают яхты? Миссис Уилсон вновь отвела в сторону глаза.

– Ну, дорогой, – после некоторого колебания сказала она. – Понимаешь, это что-то вроде курьерской службы. Я так думаю. Посылки в основном приходят из Вашингтона... Дорогой, я ничего об этом не знаю! Не знаю, что они привозят и отвозят. Я должна была принимать от них свертки, а потом передавать дальше.

– Сам Уилсон тоже что-то им передавал? Элизабет неохотно кивнула в ответ.

– А прошлой ночью, когда ты ходила на берег...

– Мне пришлось сказать им, чтобы они уплывали, – прервав лейтенанта, поспешно ответила женщина. – Я хотела, чтобы они как можно скорее отсюда убрались. Из-за тебя.

– Но они отчалили не сразу, – заметил Янг. – Даже после того, как я начал кричать во сне.

Она взглянула на него, провела языком по губам и снова отвернулась.

– Мне кажется... Я думаю, что у них должна была состояться встреча. С кем – не знаю. Они должны были решить какой-то важный вопрос. Но, дорогой, мне об этом ничего не известно! А потом, какая разница...

– Элизабет, если ты помогала своему мужу, то почему ты в него стреляла? – прервав ее, спросил Янг.

Миссис Уилсон немного помолчала, а потом резко повернулась и посмотрела на него в упор.

– Да потому, что я его ненавижу! – выкрикнула она. – Ненавижу за то, что он заставляет меня делать! Я сказала Ларри, что выполнять его поручения не буду, он взорвался, вышел из себя! После того как я пригрозила, что подам на развод, он ударил меня. Тогда я схватила револьвер и выстрелила в него. Вот как это было!

– Если ты и вправду собиралась с ним расстаться, то почему не заявила на него в ФБР? – спросил Янг.

– Чтобы и меня с ним привлекли? – зло выпалила Элизабет. – Я бы тогда всю жизнь носила на себе клеймо бывшей коммунистки. Неужели ты этого не понимаешь? Нет, ты способен только обвинять!

– Я ни в чем тебя, Элизабет, не обвиняю, – возразил лейтенант; – Ты сказала, что те люди с яхты приплыли по очень важному делу. А ты не догадываешься по какому?

– Послушать их, то у них все дела жутко важные, – презрительно поморщившись, буркнула миссис Уилсон.

– А те, кто приплыл на яхте в ту ночь, что-нибудь с собой забрали? – допытывался Янг.

– Нет. У них там с передачей какая-то загвоздка вышла. Поэтому они назначили новую встречу. Этой ночью и не здесь, а где-то в заливе. Думаю, что они, услышав твой дикий крик, решили больше не рисковать.

– А где произойдет эта встреча, тебе известно?

– Мне кажется, что в том же месте, на которое они съезжаются в экстренных случаях. Это возле острова Элдер...

Миссис Уилсон внезапно насторожилась.

– Дорогой, что ты надумал? – спросила она.

– Элизабет, мы могли бы... Пока мы еще не уехали, давай позвоним в ФБР.

– Ты что, с ума сошел? – возмутилась она. – Дэвид, мы же этим звонком все погубим. Они засекут, откуда звонят, и мы двадцати миль не проедем, как нас... Пойми, дорогой, нам нужно выиграть время. Отъедем подальше, бросим наш пикап и купим себе какую-нибудь подержанную машину. Мы должны отсюда бежать. Возможно, что и из Штатов. А кроме того, пока нас ни в чем не заподозрили, надо снять деньги со счетов Ларри... Дэвид, прояви благоразумие! Пойми, сейчас не время демонстрировать чувство патриотизма.

– Но...

– Дорогой, можно подумать, что ты не хочешь со мной ехать! – возмущенно воскликнула Элизабет. – Ты что, вместо этой поездки предпочитаешь отсидеть срок за дезертирство в Портсмуте? Или ты надеешься, что за донос они тебя отблагодарят? Прицепят к твоей груди еще одну медаль и отпустят с богом? Нет, тобою займется военный трибунал и, очень даже возможно, признает тебя шпионом. Я уже не говорю о себе. Так что мы оба, дорогой, отправимся прямиком за решетку.

Голос ее сорвался. Она повернулась и как бы невзначай провела грудью по животу Янга.

– Дорогой, не ломай наши жизни ради каких-то дурацких принципов! – страстно проворковала миссис Уилсон и, позванивая браслетами, обвила его шею. – Ведь вдвоем нам будет так хорошо! Я сделаю все, чтобы ты был счастлив!

Трепет ее жаждущего тела и пылкий поцелуй взволновали лейтенанта. «Черт возьми, а может быть, и в самом деле будущее у нас не такое уж и мрачное? Связать свою жизнь с Элизабет – это же лучше, чем испытать позор, когда тебя привезут на корабль и поставят перед строем тех, кем ты должен был командовать».

Высвободившись из объятий женщины, Янг развернул ее и шлепнул по туго обтянутой брючками попке.

– Хорошо, – согласился он. – Позвоним по дороге. Она беззвучно рассмеялась, потерла от удовольствия руки и поспешила к двери. Неожиданно Элизабет остановилась, достала из кармана ключи и бросила их Янгу.

– Это от парадной двери и черного хода, – сказала она. – Надеюсь, я никогда уже не увижу этот дом... Ключи от машины у тебя?

– Они в пикапе.

– О, Дэвид, дорогой! У меня такое ощущение, будто я бегу из тюрьмы.

– Щеколду на двери опустить? – спросил Янг.

– Пусть этот дом горит синим пламенем! Мне теперь уже все равно!

Янг спустил на замке собачку, взялся за ручку, чтобы закрыть за собой дверь, неожиданно замер, словно налетев на преграду. Ничего подобного с ним раньше не происходило. Он сознавал, что солнце ярко светит, что с юго-востока устойчиво дует легкий ветерок и что внизу, у ступенек крыльца, его ждет желанная женщина. Но все это представлялось ему будто в тумане. Янг смотрел на дверь и думал: «Если я ее сейчас закрою, то это будет равносильно самоубийству. Закрыв дверь, я должен буду уехать, а без звонка в ФБР уехать не смогу».

Он оглянулся на Элизабет. Ветерок, дувший миссис Уилсон в спину, лохматил ей волосы и трепетал штанины ее розовых брючек. Она вопросительно смотрела на лейтенанта. Янг знал, что с ней он может оставаться самим собой. Она любила его таким, каков он есть, пугливого и не уверенного в себе. Он знал, что эта женщина не потребует от него того, чего он сделать не в силах, и никогда не заденет его мужского самолюбия. С ней Янг должен был чувствовать себя очень комфортно.

Резко развернувшись, лейтенант вошел в холл и сразу же направился к телефону. После того как он назвал телефонистке номер, его соединили с Вашингтоном гораздо быстрее, нежели он рассчитывал.

– Это лейтенант Янг, – услышав в трубке мужской голос, четко, по-военному, представился он. – Лейтенант Дэвид Янг из резерва военно-морских сил США. Я звоню вам из местечка, расположенного рядом с Бейпортом, штат Мэриленд. У меня есть для вас информация...

Разговаривая по телефону, Янг видел, что Элизабет, замерев в дверном проеме, внимательно его слушает. Немного постояв, она спустилась во двор, и вскоре он услышал шум выезжавшей из гаража машины. Прошуршав шинами по гравию, пикап, набирая скорость, скрылся за углом дома и выскочил на шоссе.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий