Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ночной попутчик
Глава 3

Янг медленно просыпался под трель телефонного звонка. Он лежал в доме, в который его доставили из больницы. После того как его уложили в постель, ему дали какое-то лекарство, судя по всему, сильный транквилизатор, и он сразу же погрузился в глубокий сон. Забытье, похоже, не пошло ему на пользу, ибо, очнувшись, Янг чувствовал себя совершенно разбитым. У него не было сил даже пошевелиться. Из соседней комнаты кто-то вышел и стал спускаться в холл, чтобы ответить на звонок. Дверь в комнату Янга оставалась открытой, и ему хорошо были слышны шаги по застеленной ковром лестнице. Затем он услышал знакомый южный акцент. То, что торопливо говорила молодая женщина, лейтенант разобрать не смог.

Окно в его комнате было тоже открыто, и Янг участком лица, свободным от бинтов, ощущал дуновение легкого ветерка. Изредка где-то вдалеке по шоссе с шумом проносились машины. Из окна слышался тихий шелест листвы. Янг понял, что находится на втором этаже. Судя по громкому рокоту моторной лодки, совсем рядом от дома располагался какой-то водоем. «Она живет на берегу залива», – вспомнил Янг фразу, брошенную Лоренсом Уилсоном. А еще он сказал, что они с женой последнее время не очень-то и ладят.

Поднявшись наверх, миссис Уилсон вошла в комнату, в которой лежал лейтенант, прошла в футе от его кровати и, подойдя к окну, подняла жалюзи. Янг тут же открыл глаза.

– Что, слишком яркий свет? – спросила хозяйка. Ему казалось, что она стоит от него очень далеко, и он не сразу понял, что вопрос адресован ему.

– Нет, – наблюдая за ней сквозь щель в бинтах, прошептал Янг. – Вполне нормальный.

Подойдя к нему, женщина остановилась возле его кровати и внимательно посмотрела на него. У нее была стройная фигура и черные волосы. Выглядела она моложе Янга. А тому уже исполнилось двадцать девять. На ней был надет длинный домашний халат из золотистого атласа, который придавал ей царственный вид. И это несмотря на то, что лицо миссис Уилсон лоснилось, а пряди волос, одна короче другой, в беспорядке свисали на ее плечи. Было ясно, что ее, как и Янга, разбудил телефонный звонок. Отсутствие на губах помады придавало ее лицу наивное выражение.

– Я знала, что вы когда-нибудь, но все же проснетесь, – быстро, почти скороговоркой, произнесла она. – Слышите? Если вам что-то потребуется, то колокольчик рядом с вами.

В доме, помимо меня и миссис Уилсон, есть кто-то еще, решил Янг. Этот человек внизу. И очевидно, на кухне. Поняв по его глазам, что он на нее смотрит, брюнетка улыбнулась:

– Как себя чувствуете, мистер Янг?

– Отлично, – автоматически ответил он. – То есть неплохо.

– Боб... доктор Хеншо сказал, что вам можно есть все, что захотите. Мне попросить Беверли, чтобы она принесла вам завтрак? – Молодая женщина прыснула от смеха. – Ой! Я же совсем забыла, что вы нас не знаете. Беверли – это моя кухарка. Доктора же Хеншо вы вчера видели. Он наш семейный врач. А меня зовут Элизабет Уилсон. Все мы весьма приличные люди, а это... – Она замялась, а потом, криво улыбнувшись, закончила: – Это наше первое похищение человека.

Янг посмотрел на ее руки. Они у нее были длинные и изящные. Глядя на лежавшего на кровати лейтенанта, она их крепко сжимала. Увидев, как на ее пальце сверкнул бриллиант, причем далеко не маленький, Янг неожиданно вспомнил, кто она такая. Эта женщина была женой того, кто едва не убил его, она прекрасно знала, что Янг не ее муж, но тем не менее забрала его из госпиталя и привезла к себе домой. Кроме того, она называет его по имени. Узнать же его она могла только от одного-единственного человека – Ларри Уилсона.

– Где он? – шепотом спросил Янг. Женщина неожиданно вздрогнула.

– Кто? – настороженно спросила она.

– Ваш муж.

Брюнетка замерла. Ему показалось, что на мгновение в ее глазах промелькнул испуг. И тут миссис Уилсон рассмеялась.

– А, так вы о Ларри! – воскликнула она. – Вы так о нем спросили, что можно подумать, будто мы с ним не муж и жена.

Элизабет улыбнулась в ожидании его протеста и еще крепче сжала руки.

– Я... – начал было Янг, но она прервала его.

– Дорогой, ты же не собираешься доставлять мне ненужные хлопоты? – вкрадчивым голосом спросила миссис Уилсон. – Я бы очень хотела, чтобы мы с тобой поладили... А сейчас тебе подадут завтрак.

Она развернулась и быстро зашагала к двери. Янг молча проводил ее взглядом. Даже при быстрой ходьбе ее походка остается грациозной, отметил он про себя. Женщина ушла, а ему все еще чудился шелест ее халата.

Он встряхнул головой, пытаясь собраться с мыслями. Поняв по шагам миссис Уилсон, что она уже на лестнице, Янг приподнялся и сел. Итак, он в западне. И выхода из нее нет. Эта мысль оказалась больнее, чем все его ушибы и порезы. Стиснув зубы, он посмотрел на себя в зеркало стоявшего напротив трюмо и, убедившись, что его с забинтованными головой и лицом опознать невозможно, ужаснулся. Ну и видок у тебя, Дейв! Как у привидения, мрачно ухмыльнулся лейтенант. Единственное, чего тебе сейчас не хватает, так это белой простыни да цепи, которой ты мог бы греметь. Даже видя щели, оставленные для глаза и рта, Янг с трудом мог поверить, что под марлевыми бинтами что-то скрыто.

Он брезгливо поморщился своему отражению, и от гримасы стало больно лицу. Затем Янг оглядел комнату и пришел к выводу, что находится в очень старом доме, ремонтом которого не занимались либо по причине отсутствия у его хозяев средств, либо желания.

Обои, довольно чистые, на стенах комнаты нигде не отошли, хотя уже изрядно выгорели. На побеленном известью потолке проступали ржавые пятна, а слой коричневой масляной краски на дощатом полу, у двери и кровати протерся до дерева.

Несомненно, что Янг находился в комнате мужчины. Ее стены были увешаны картинами с изображением различного класса судов, а на чертежном столе, стоявшем в углу, лежали эскизы небольшого парусного шлюпа. Листы бумаги, на которых они были выполнены, успели пожелтеть – верное свидетельство того, что к ним уже давно не прикасались. Уилсон ехал на машине из Нью-Йорка в Вашингтон, вспомнил Янг, и у него был вид человека, который в последнее время редко бывал дома.

Будучи специалистом по проектированию плавучих средств, Уилсон явно занимался этим в свое свободное время. Конструирование парусников стало его хобби. Но что хорошего мог подумать об Уилсоне Янг, о его доме или жене, пусть даже весьма привлекательной, если тот пытался его убить? А ведь он, как и лейтенант, очень любил море...

С улицы донесся шум подъезжающей машины, на который Янг почти не обратил внимания. Он думал, что она, как и остальные, проедет мимо дома. Однако по шуршанию гравия Янг понял, что машина остановилась под окном его комнаты. Пока он поднимался с кровати, чтобы посмотреть, кто приехал, человек, сидевший за рулем, вышел из машины и зашагал по уложенной кирпичом дорожке к входной двери дома. По звуку шагов Янг определил, что это женщина в туфлях на высоком каблуке. Затем он услышал, как по холлу прошла Элизабет Уилсон, а через пару секунд – ее возмущенный голос. Вскоре на лестнице послышались торопливые шаги, и по ним Янг понял, что поднимаются двое. В коридоре, перед тем как войти к нему в комнату, обе женщины немного потоптались, а потом дверь распахнулась. Но Янг к тому времени уже успел улечься в постель, накинуть на себя одеяло и закрыть глаза.

– Прошу тебя! – надрывно воскликнула миссис Уилсон. – Дорогая, я же сказала, что он еще спит!

– В таком случае его надо разбудить! – раздался второй женский голос. – Что с ним такое, если он все время спит? Черт возьми, я уже пыталась увидеться с ним в больнице, но меня к нему не пустили! Сказали, что он очень плох. И каждый раз, когда я сюда звонила, ты отвечала мне, что он еще не проснулся. Не пойму, Лиззи, что за спектакль вы передо мной разыгрываете. Странно, ведь когда он был здоров, ты в нем совсем не нуждалась. Теперь же ты изображаешь из себя заботливую жену. Прямо Флоренс Найтингейл[3]Найтингейл Флоренс – легендарная английская медсестра времен Крымской войны (1853 – 1856). Международным комитетом Красного Креста в 1912 году учреждена медаль имени Найтингейл., да и только! Если Лоренса выписали из больницы, значит, я могу его повидать.

Голос от возбуждения дрожал и явно принадлежал совсем молодой девушке.

– Ой! – войдя в комнату, воскликнула она. Непонятно почему, но инстинкт подсказал Янгу, что ему следует и дальше притворяться Лоренсом Уилсоном. Открыв глаза, он рассеянным взглядом обвел потолок, а затем, как и подобает только что проснувшемуся человеку, медленно повернулся лицом к двери и, приподнявшись на кровати, удивленно посмотрел на вошедших.

Невысокого роста девушка впилась глазами в обмотанную бинтами голову Янга. Она явно была шокирована. Ее узкое лицо с тонкими чертами показалось ему знакомым. Конечно же это ее фотографию видел он в бумажнике Лоренса Уилсона. Тогда по снимку Янг не смог определить цвет ее волос. А они оказались у нее ярко-рыжие и коротко подстрижены. Одета она была безукоризненно: на ней было зеленое платье из плотного льна, ослепительно белые туфли и того же цвета перчатки. В этой одежде подруга Уилсона выглядела еще моложе, чем на фотографии. Янг был потрясен: такая юная, почти девочка, никак не могла быть подругой преступника. Наверняка это еще ребенок, избалованный и своенравный, разглядывая ее по-детски веснушчатое лицо и ярко-оранжевую помаду на узких губах, подумал он.

Янг перевел взгляд на стоявшую за ее спиной черноволосую миссис Уилсон. Она тоже смотрела на него. Отчаяние, которое он увидел в ее глазах, потрясло его. И тут он понял: брюнетка страшно боялась, что обман ее сейчас раскроется.

Немая сцена длилась долго. И та и другая боялись даже пошевелиться. Наконец Элизабет Уилсон качнулась и, чтобы удержаться на ногах, схватилась за дверную ручку. Она испуганно посмотрела на Янга, и тому показалось, что женщина вот-вот упадет в обморок. Лейтенант почувствовал к ней жалость – ведь он сам вот уже несколько дней пребывал точно в таком же состоянии.

– Привет, Зайчик, – облизнув пересохшие губы, прошептал Янг.

Миссис Уилсон тут же облегченно вздохнула. Девушка в ответ не проронила ни слова. Когда же она заговорила, то голос у нее оказался немного громче, чем следовало бы. Было ясно, что ее все еще смущала забинтованная голова Янга, которого она принимала за своего приятеля.

– Привет, Ларри, – поздоровалась девушка. – Черт возьми, что ты сделал со своей головой?

Янг даже шепоту попавшего в аварию человека попытался придать интонации Уилсона.

– Знаешь, у меня испортилось настроение. Тогда я решил его поднять. Один парень как-то сказал мне, что для этого есть надежный способ: разогнать машину и направить ее в стену здания. Если удастся ее вовремя остановить, то настроение улучшится. Но он оказался жутким лжецом... Зайчик, спасибо за цветы.

– Да ладно, – сказала девушка, а затем настороженно, словно почувствовав что-то неладное, запинаясь, спросила: – С тобой... все в порядке, Ларри?

– Конечно, – прошептал он в ответ. – Сломанный нос, сотрясение мозга, на голове двадцать пять швов, пара сломанных ребер... И больше ничего. Так что, детка, беспокоиться не о чем. Дай мне пять лет, и я стану как новенький. – Янг хмыкнул и добавил: – Нет, правда. Зайчик, я отлично себя чувствую.

Щеки девушки покрылись красными пятнами.

– Ну, если с тобой все в полном порядке, тогда извините, что побеспокоила, – надрывно произнесла она. – А я-то подумала... Прекрасно! Раз тебе так чертовски хорошо, то я в таком случае уезжаю!

Она вызывающе посмотрела на Янга, потом на миссис Уилсон, круто развернулась и чуть ли не бегом выскочила из комнаты. На лестнице послышался перестук ее торопливых шагов. Тут же громыхнула входная дверь, а чуть спустя взревел мотор, и машина Зайчика резко сорвалась с места.

В комнате повисла звенящая тишина. Наконец Элизабет Уилсон оторвалась от дверной ручки и на ватных ногах подошла к окну. Прошло не меньше минуты, прежде чем она заговорила.

– Почему ты это сделал? – тихо спросила она Янга.

– Сам не знаю, – ответил тот.

– Спасибо. Конечно же я тебе за это очень благодарна, только не могу взять в толк, почему ты так поступил, – на одном дыхании выговорила женщина.

Она даже не взглянула на лейтенанта. Ее взор был прикован к чему-то далёкому от дома. Янг приподнялся, чтобы глянуть, на что же она так пристально смотрит. Из окна на улицу открывался вид, ласкающий взор. От стены дома вниз до крутого, поросшего деревьями склона, подходившего к берегу водоема, тянулась зеленая лужайка. Сквозь деревья просматривалась пристань и стоявший у ее причала внушительных размеров парусный шлюп.

За ними виднелся короткий пролив, выходивший на водный простор, который, судя по его широте, был не чем иным, как Чесапикским заливом. Парусное судно, но меньших размеров, со шлюпкой на палубе, в этот момент, вздымая пенистые буруны, направилось из пролива, а рыбацкая лодка, скорее всего ловца устриц, только что входила в него. Зыбь на воде серебрило яркое солнце.

Янг вспомнил, что не видел моря целых семь лет, и тут его, бывшего моряка, охватила тоска. Уйдя с головой в свои мысли, он не заметил, как женщина отошла от окна и, подойдя к его кровати, опустилась на колени. Она уткнулась лицом в одеяло, и тут ее плечи затряслись.

– Нет, я больше не могу! – всхлипывая, воскликнула брюнетка. – Я не могу!

– Что такое? – оторвав взгляд от парусника, удивленно спросил Янг. – Что с вами?

Женщина не ответила, и он, переведя взгляд на ее взлохмаченные волосы, снова повторил свой вопрос:

– Где он? Где ваш муж, миссис Уилсон? Она, продолжая стоять на коленях, подняла на него заплаканные глаза.

– Он... он там, – сделав глубокий вдох, четко произнесла женщина. – Там. На дне залива. Я убила его.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий