Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Обрученные кровью. Выбор
Глава 1

Истерика отступила далеко не сразу. Даже сейчас, по прошествии получаса, я еще всхлипывала, но все-таки нашла в себе силы подняться с пола.

Умывалась холодной водой в надежде, что это окончательно приведет меня в чувство. И, глядя на подрагивающие руки, осознала: хватит. Хватит с меня отбора, хватит всего этого!

Выскочив из ванной, я метнулась к шкафу и начала судорожно вытаскивать платья. Только когда на полу и кровати образовалась внушительная куча, запоздало сообразила, что не подготовила ничего для их упаковки. В спальне чемоданов не наблюдалось, и я поспешила в гостиную.

Замерев в центре помещения, огляделась. Где же прислуга их спрятала?

Звать приставленных императором «надсмотрщиц» раньше времени не хотелось. Мало ли? Лучше самой собрать все вещи, а их лишь поставить перед фактом своего немедленного отъезда.

Однако короткий обыск гостиной результата не принес. Резные шкафчики были заполнены лишь безделушками да хрусталем. Что ж, похоже, без горничных все же не обойтись…

От размышлений меня оторвал осторожный стук в дверь. А вот, похоже, и они.

– Войдите! – нервно откликнулась я.

Однако вместо Паулины и Невары в гостиной появилась Филания. На мой удивленный взгляд, девушка пояснила:

– Зашла узнать, как ты? После того что случилось… – она осеклась, увидев за раскрытой дверью спальни разбросанные вещи. – Что ты делаешь?

Я резко выдохнула.

– Собираю вещи и убираюсь отсюда.

– Как? – Филания растерянно моргнула, а затем резко замотала головой. – Погоди! Нет!

– Да, – отрезала я. – Я не могу так больше. Это не отбор невест, а их убийство!

– Но ты не можешь уйти!

– Очень даже могу.

– Нет, не можешь! – Подруга схватила меня за руку ледяными пальцами. – Только не сейчас! Неужели не понимаешь?!

– Не понимаю, верно, – подтвердила я хмуро. – И почему же?

– Потому что сейчас ты – кумир миллиардов людей! Ты не можешь просто так взять и от всего отказаться! У тебя сумасшедшие рейтинги…

– Плевала я на рейтинги!

– А на свой род и достоинство?

Ее слова заставили меня вздрогнуть и наконец сообразить, в каком состоянии нахожусь.

– Вот. Думай об этом, – заметив мою реакцию, стала уговаривать подруга. – Думай о том, как твой уход будет выглядеть со стороны. Подумать только, прошла над пропастью с червями и трусливо сбежала, не выдержав напряжения. Сломалась. Или, еще хуже, решила в трудный момент отвернуться от империи. Сколько восторженных людей резко переменят свое мнение на противоположное и станут кричать о плевке в лицо императору? Представляешь, какая поднимется волна ненависти к твоему роду? К тебе, Ариана?

Я устало рухнула на диван и первый раз за этот час задумалась: «Что я творю?»

По всему получалось, что ничего хорошего для своей репутации.

– Понимаю, какой для тебя это был стресс, – сев рядом, тем временем мягко продолжала Филания. – Поверь, правда понимаю, как никто другой. Мне тоже однажды едва удалось избежать смерти. Но самое страшное уже позади. Ты выжила. Во дворце безопасно, а нас больше никуда отправлять не будут. Даже если ты действительно не хочешь проходить отбор до конца, просто обожди немного и все.

Слова подруги были разумны, я не могла этого не признать. Да, для кого-то другого, возможно, публичное порицание не имело особого значения. Но для меня, для урожденной де Арден, достоинство было важнее всего остального. Даже важнее жизни.

Именно благодаря чувству собственного достоинства мне удалось побороть свои эмоции на Шельтрасском мосту и пройти по нему с высоко поднятой головой. Показать истинную королевскую кровь своего рода. А теперь что? Самой же все и разрушить?

Какая слава обо мне пошла бы после такого?

Допустить очернения своего имени я не имела права. А ведь если бы не Филания, точно натворила бы глупостей!

Я с благодарностью посмотрела на подругу.

– Знаешь, а ты права. Спасибо.

– Не за что, – та улыбнулась и, желая поддержать, сжала мою руку.

Внезапно раздался призывный перезвон коэдра. Ни секунды не сомневаясь в личности вызывающего, я извинилась перед Филанией и направилась в кабинет.

Первый же взгляд на артефакт связи подтвердил правильность предположения. Над графитовой пластиной светился герб рода де Арден, а едва я ее коснулась, увидела лицо Светлейшей герцогини.

На вежливое положенное по этикету приветствие бабушка ответила лишь коротким кивком. Она смотрела на меня молча, по-обыкновению бесстрастно, будто оценивая. Только более резкие, чем обычно, черты ее лица и заострившиеся скулы позволили понять, что на самом деле Светлейшая герцогиня от спокойствия далека.

Вот взгляд бабушки почти ощутимо скользнул по моим наверняка еще припухшим от слез глазам. Тонкая линия ее губ чуть дрогнула, сжимаясь сильнее. Это заставило меня инстинктивно выпрямиться и вздернуть подбородок в стремлении показать: слабости больше нет. Да, не сдержалась, но сейчас эмоции под контролем.

Во взгляде Светлейшей герцогини промелькнуло одобрение.

– Я горжусь тобой, девочка моя, – произнесла она наконец. – Я горжусь тобой.

Коэдр погас.

Я едва сдержала облегченный вздох. Все-таки бабушка – единственная, чье мнение являлось для меня действительно важным.

«А если бы ты сейчас собирала вещи?»

От мысли о том, что Светлейшая герцогиня могла увидеть меня в столь жалком состоянии, стало неуютно. Я едва удержалась, чтобы не передернуть плечами: так захотелось отбросить возникший перед мысленным взором неприятный образ. И, стараясь больше об этом не думать, поспешила в гостиную, где сразу поймала восхищенный взгляд Филании.

– У нее невероятная выдержка, – с уважением произнесла подруга. – Теперь я понимаю, кто тебя так воспитал. И понимаю, почему ты смогла пройти каньон. Даже у моего отца полчаса назад при всей твердости характера голос дрожал. А ведь я шла в первых рядах, когда еще ничего не случилось. А ты…

– Не напоминай, – я поморщилась.

– Ой, прости, – тотчас извинилась Филания. – Знаешь, раньше, когда я слышала упоминания о самоконтроле де Арден, думала, сплетники преувеличивают. Оказалось совсем наоборот, это они еще преуменьшали. Как вам это удается? Тоже какая-то магия? Особенность рода?

Я отрицательно качнула головой и вновь села на диван.

– Нет. Ты правильно сказала – воспитание. С самого детства каждую из де Арден учат правилам поведения, правилам рода, эмоциональному самоконтролю. Ну а перед тем как получить официальный статус герцогини, мы обязаны научиться входить в особый медитативный транс. «Подготовка к смерти», так он называется.

– И ты использовала этот транс… погоди, – Филания поперхнулась и изумленно воззрилась на меня. – Как ты сказала? «Подготовка к смерти?»

– Да. Это древнее умение, позволявшее моим коронованным предкам уходить из жизни достойно даже на прилюдной казни.

– С ума сойти!

– Наоборот, как раз, чтобы не сойти с ума от ужаса, – с легкой улыбкой поправила ее я. – Набор мыслеформул вбивается едва ли не на подсознательном уровне, поэтому подготовка и вхождение в транс не занимает много времени. Эмоции подавляются абсолютно все, как и практически вся активность организма. Конечно, для организма такое состояние губительно и потом дает сильную физическую и особенно эмоциональную отдачу, вот как у меня сейчас вышло. Но, сама понимаешь, в девяноста девяти случаях из ста вошедший в транс до подобной истерики не доживает.

– Да уж, – подруга поежилась. – В любом случае хорошо, что ты оказалась этим самым сотым случаем и выжила. Родители не зря тебя обучили.

Я отрицательно качнула головой.

– Не родители. Бабушка.

– Ох. – Филания смутилась. – Извини.

– Ничего. Они давно погибли, я тогда совсем маленькой была. Даже не помню, как это произошло, – спокойно ответила я. – Знаю только, что на одной из шахт, куда мы приехали, случился обвал. Мама погибла сразу, а нас с отцом, который в тот момент держал меня на руках, придавило. Бабушка рассказывала, что меня нашли только через несколько часов. Выжила я чудом, лишь благодаря магии отца. Он всю свою силу вложил в защитный кокон.

– Жуть какая, – подруга сочувственно посмотрела на меня и озабоченно уточнила: – Это была случайность или?..

Я пожала плечами.

– До конца так и не выяснили. Точнее, по итогам расследования и изучения места обвала вышло, что это случайность. Однако бабушка до сих пор уверена в обратном, даже несмотря на то, что доказательств за столько лет по-прежнему не нашлось.

– А ты?

– Как ни печально признавать, но верю бабушке.

– Даже несмотря на результаты расследования?

– Даже несмотря на них, – подтвердила я и вздохнула. – И этот факт особенно неприятен, ибо показывает, что подготовка неизвестного врага была куда лучше, чем подготовка наших следователей.

– Действительно неприятно. – Филания качнула головой. – Вот убийцу моей матери хотя бы нашли… Но в любом случае у тебя осталась понимающая бабушка.

Я подняла удивленный взгляд на подругу.

– Убийцу? То есть у тебя тоже?..

– Да. И тоже давно, – подруга грустно улыбнулась. – В этом мы с тобой похожи.

– А причина? Если не хочешь, разумеется, не рассказывай…

– Да в том никакого секрета нет, – успокоила Филания. – Дело в том, что моя мать была одной из тех, кто участвовал в прошлом отборе императорских невест. Прошла она, правда, всего половину, но не в этом дело. Дело в том, что во время трансляций в нее, как оказалось, влюбился какой-то психопат. Ну и по окончании начал преследовать. Доставал сообщениями с признаниями, звал замуж несколько раз. Но он был из низшего сословия, ремесленник, кажется, даже без самого завалящего титула. Понятное дело, что мать и мой дед даже рассматривать его кандидатуру не стали. Ну а через полгода после окончания отбора мама вышла замуж за отца и уехала в Грайворон.

– И этот маньяк последовал за ней? – догадалась я.

– Именно. – Филания поморщилась. – Поначалу он, конечно, себя не проявлял. Изучал, видимо, новую местность и как пробраться в замок. На несколько лет все затихло. У мамы родились двое моих старших братьев, потом я. А потом… потом он объявился на нашей утренней прогулке и… в общем, остановить убийцу не успели. Мне тогда было два года.

– Жуткая история. Получается, это тогда ты чуть не погибла?

Однако в ответ на предположение подруга отрицательно качнула головой.

– Нет, там другая история случилась, гораздо позже. Рассказывать?

– Конечно.

– Что ж, – Филания чуть нахмурилась. – Видишь ли, нравы в Грайвороне суровые, ибо местность такая же. Поблажек давать было некому, не такой у отца характер. Поэтому относились ко мне так же, как к братьям, без особого надзора. Тем более что, как младшая дочь, интереса для отца и рода я не представляла. В общем, большую часть времени была предоставлена сама себе и часто играла с ребятами-сверстниками замковой челяди. Ну вот и решили они однажды меня испытать на храбрость. Есть у нас неподалеку от замка небольшая топь, в глубине которой растет желтая лилейна – это цветок такой. От меня потребовали пройти топь и сорвать один из цветков, причем не днем, когда тропу видно, а ночью.

– И ты согласилась? – изумилась я.

– Да.

– Но это неразумно!

Филания развела руками.

– Я была девятилетним ребенком. Кроме того, единственной девчонкой среди парней, а значит, самой слабой. Выслушивать постоянные насмешки было очень неприятно. А после этого испытания меня должны были начать уважать. Так что я пересилила страх, решилась и пошла.

– Кажется, я догадываюсь, чем все кончилось, – пробормотала я.

– Правильно догадываешься, – подтвердила подруга. – Разумеется, в темноте я сбилась с дороги и попала в топь. А топь – это жутко, Ариана. Ты медленно, очень медленно тонешь, осознавая неизбежность гибели. Выбраться из трясины в одиночку, да еще и ребенку, невозможно. Я кричала так, что сорвала голос, но никто меня не слышал. Топь находилась слишком далеко от замка. Вот в тот момент я и прочувствовала приближающуюся смерть полностью.

– Но тебя все-таки спасли!

– Спасли. – Филания как-то странно улыбнулась, словно что-то вспоминая. В спектре ее эмоций кроме благодарности промелькнула нежность, даже привязанность. – Точнее, спас. Захарий, отставной военный, каким-то чудом оказавшийся неподалеку.

Оказалось, что мужчина после ухода со службы жил на отшибе в одной из прилегающих к замку деревень и подрабатывал отловом змей с ценным ядом. Вот и в ту ночь он как раз направлялся в топь именно с этой целью.

– А вместо змеи выловил меня, – заключила подруга.

– Тебе и впрямь невероятно повезло, – оценила я.

Филания кивнула.

– Повезло. И ты даже не представляешь, насколько. Детей у Захария не было, да и родственников не осталось. Так что возился он со мной с удовольствием. Именно Захарию я обязана не только жизнью, но и многими знаниями. Выживание, самозащита, самоконтроль – всему этому научил меня он.

Что ж, вот и нашлось объяснение ее умениям. В этом смысле за подругу оставалось только порадоваться, ведь подобным вещам девушек обычно не учат.

Поговорив еще немного, мы простились. Время приближалось к обеду, и нам обоим следовало к нему подготовиться. «Особенно мне…» – скользнув взглядом по разбросанным вещам, констатировала я. И, едва проводив Филанию, вызвала прислугу.

Невара и Поулина явились сразу же, словно все это время караулили под дверью. И стоило горничным войти, как на их лицах отразилось легкое недоумение.

– Вы что-то ищете, ваша светлость? – осторожно поинтересовалась Поулина.

Я едва заметно поджала губы, ибо приличествующую ситуации причину беспорядка заранее не придумала. Впрочем, почти тотчас мысленно махнула рукой, поскольку объяснять что-либо прислуге тоже не была обязана.

– Искала, – поправила я горничную. – Но это уже не актуально. Помогите мне собраться на обед и приберите здесь.

– Как прикажете.

Откликнулись девушки и тотчас, как две пчелки, запорхали по комнатам.

Кабинет принца заливало утреннее солнце, но несмотря на это атмосфера в помещении была далеко не радужная. Даже на вытянутом, худощавом лице советника тайной службы лорда Тариона читалось напряжение, а лорд Карриган так и вовсе выглядел бледным и нервным. Широкоплечий глава императорской службы безопасности генерал Зайгон хмуро смотрел в одну точку, периодически сжимая пальцы рук. Видимо, мысленно представляя, что в них находится шея врага, которому удалось обойти его подчиненных. Лорд Райан же, мрачно поджав губы, изучал последние информационные сводки боевых магов.

– Докладывайте, – едва войдя, коротко потребовал Дамиан и с размаха опустился в кресло. – Я хочу знать как предательнице удалось обойти клятву!

– Достоверного ответа нет, – с явным недовольством откликнулся лорд Тарион. – На данный момент одна из основных версий: изначальное отсутствие у девушки злого умысла против императорской династии. Нам удалось выяснить, что ее семье угрожали и, скорее всего, вынудили совершить самоубийство. Вполне вероятно, она даже не знала, когда и где ей предстоит умереть и какие последствия это за собой повлечет. Хотя, разумеется, мы не исключаем и других возможных факторов. Одна группа магов-следователей сейчас пытается сконструировать возможность обхода клятвы, а вторая детально изучает запись, сделанную в храме во время прохождения кандидатками обряда.

– Последние контакты леди Анабель перед испытанием?

– Уже задержали рекламного агента, который занимался продвижением бренда, заключившего с невестой договор, – пробасил генерал Зайгон. – Именно после разговора с ним леди Анабель стала, по словам прислуги, излишне замкнутой и хмурой. Тогда на это особого внимания не обратили, ибо все было в рамках будничного разговора заказчика и исполнителя. Но, проведя тщательный разбор, мы поняли, что в словах агента была заключена кодовая фраза.

– З-замечательно! – Дамиан выдохнул сквозь зубы. – И сколько таких завербованных жертв еще может находиться на отборе?

Тайный советник слегка прищурился, словно что-то прикидывая в уме.

– Оставшиеся восемь претенденток из достаточно крупных родов, так что шансов на это мало. Но если все же кому-то удалось обойти клятву…

– Обязать их дать клятву во второй раз?

– Мы не знаем точно, каким образом ее обошли ранее. Смысла в этом случае нет, – на миг оторвавшись от бумаг, опроверг предложение брата Райан.

– А в чем есть смысл? – выдохнул принц, не сдержав раздражения. – Когда отец не остановил испытание и не снял барьер древней магии, нашварцы явно поняли, что с ним не все в порядке. Да, прессе мы можем сказать, что император не успел вмешаться из-за того, что в этот момент находился на важных переговорах. Но полуящеры вряд ли проглотят эту «утку»! Есть какие-то предложения, чтобы подобное не повторилось?

– Может, просто ограничим невестам круг общения, чтобы никто больше не мог выдать им установку? – предложил генерал.

Однако лорд Карриган тотчас отрицательно замотал головой.

– Никак нельзя! Мы не можем выказывать недоверие всем подряд, это подорвет веру народа в силу императора, а на фоне всего произошедшего нам только этого и не хватало.

– Пресечь возможные предательства невест мы не можем, вычислить среди придворных предателей не можем, резко оборвать контакты невестам тоже не можем, – подвел неутешительный итог принц. – Кроме того, без посвящения у Врат и обретения силы императора я слаб и не в состоянии никого защитить. Надо заканчивать этот фарс. Я сейчас же объявлю отбор завершенным, а его победительницей – Изабеллу. И тогда остальным девушкам не придется рисковать своими жизнями!

– Но если вы так поступите, поднимется паника! – залепетал лорд Карриган. – Столь поспешное решение выдаст наше беспомощное положение! Гиийрийцы тоже не поймут такой спешки, притом что все дела они обсуждали с живым и здравствующим по их мнению императором. А здравие императора значит, что мир находится в безопасности. Если они что-то заподозрят, наши договоренности потеряют силу!

– Как ни неприятно это признавать, но вынужден согласиться, – поморщившись, поддержал советника по связям с общественностью лорд Тарион.

Принц скрипнул зубами.

– И что вы предлагаете? Делать вид, что ничего не было?

– Предлагаю тщательно следить за Вратами. При первой же попытке прорыва вы вполне можете сразу прийти с леди Изабеллой. А пока прямой угрозы нет, попытаться быстро завершить отбор.

– Быстро не выйдет, – отметил лорд Карриган. – Девушки находятся в состоянии стресса, им нужен хотя бы какой-то отдых. Кроме того, послезавтра необходимо проводить делегацию гиийрийцев.

– Рай? – Дамиан с надеждой посмотрел на брата.

– Во дворце им ничего не грозит, – заверил тот и слегка усмехнулся. – По счастью, свое посвящение я уже прошел, так что могу это гарантировать.

– Да уж. Хоть где-то не поджидают неприятные сюрпризы, – пробормотал принц и потер виски. – Ладно. В вашем распоряжении два дня. Успокойте девушек и репортеров. Заверьте, что все хорошо, и предателей мы нашли. А сами перепроверьте контактных лиц торговых представителей, с которыми невесты ведут дела. И ограничьте доступы остальным. За небольшим количеством людей проще следить. Потом проводим гиийрийцев и проведем последние испытания в сжатые сроки. Я сделаю выбор, остальные девушки, живые и здоровые, отправятся по домам, и все наконец-то закончится.


Через полчаса я была полностью готова к выходу в общество, выбрав для этого платье цвета ночного неба и минимум украшений. Сделала это вполне осознанно. Хоть испытание и окончилось для меня успешно, блистать не хотелось. Хотя бы из уважения к той, что погибла из-за предательницы.

От воспоминания о недавних событиях по телу пробежала невольная волна дрожи. Несмотря на то что первый эмоциональный всплеск я уже пережила, последствия транса еще давали о себе знать. Пришлось несколько раз глубоко вздохнуть и приложить усилия, чтобы вернуть пошатнувшееся самообладание на место.

В конце концов, произошедшего не изменить. Тем более, я справилась.

С этими мыслями я направилась в Жемчужную столовую. Позади, как обычно, следовали двое стражников сопровождения, что тоже успокаивало. Во дворце нам действительно ничего не угрожало.

Как оказалось, к моему приходу в столовой уже собрались все невесты. Как и я, они предпочли темные цвета в одежде и практически исключили драгоценности. Вряд ли кто-то действительно скорбел по погибшей сопернице, но приличия соблюли все.

Мое появление встретили пристальными изучающими взглядами. Среди эмоций, шедших от претенденток, кроме общего страха, напряжения и усталости я уловила направленное на себя недоверчивое изумление. Похоже, девушки до сих пор пытались понять, каким же чудесным образом мне удалось избежать верной гибели.

При этом самые худшие ожидания, к счастью, не оправдались. Несмотря на испытываемое ранее негативное отношение, никто из них, даже графиня Алейро, не досадовал, что мне удалось выжить. А в глазах Изабеллы на миг так и вовсе промелькнуло нечто вроде сочувствия.



Разговоров никто не вел. Обедали мы молча, и все время до прихода свахи в Жемчужной столовой царила тишина, прерываемая лишь позвякиванием столовых приборов.

Сопровождаемая визорами леди Далила появилась лишь к десерту. Под звук собственных шагов прошествовала во главу стола и, оглядев нас скорбным взглядом, проговорила:

– Сегодня произошло ужасное событие. Во время испытания на Шельтрасском мосту погибла леди Лария Тарстеваль. Императорский дом и все мы скорбим и выражаем свое сочувствие семье девушки, которая стала жертвой вероломной предательницы. Сейчас все сообщники заговора обнаружены и задержаны. В ближайшее время они понесут заслуженное наказание. – Выдержав драматическую паузу, сваха продолжила, глядя на один из застывших рядом с ней визоров: – Спешу всех заверить, что подобное больше не повторится. Все невесты находятся под магической защитой дворца и усиленной охраной.

Вопрос «надолго ли?» скользнул где-то на задворках сознания, но я поспешила задавить его в зародыше. Не время для переживаний, просто буду еще более осторожной.

А вот большинство девушек, напротив, занервничали еще сильнее.

– Но ведь мы давали клятву, – отрывисто произнесла леди Грандина. – Как она смогла ее нарушить?!

На вопрос императорской свахе отвечать явно не хотелось. Но он был задан, причем задан во время прямой трансляции, поэтому выбора у леди Далилы не осталось.

– Вы давали клятву, верно, – тщательно подбирая слова, подтвердила она. – Но эта клятва была направлена на непричинение вреда императору и его семье. А ритуальное самоубийство, не имело к императору отношения…

– То есть любая из нас может оказаться убийцей?! – воскликнула графиня Алейро.

За столом поднялся встревоженный гул. Девушки принялись с опаской переглядываться. А вот я поняла куда более жуткую вещь: на самом деле сваха понятия не имеет, почему клятва не сработала! Неуверенность, которую она излучала, говорила об этом куда лучше любых слов.

– Леди, пожалуйста, сохраняйте спокойствие! – чтобы призвать невест к порядку, леди Далиле пришлось повысить голос. – Разумеется, никаких убийц среди вас нет и быть не может! Все здесь присутствующие леди из весьма уважаемых и древних родов. Та трагическая случайность, которая имела место быть, – событие крайне редкое и практически невозможное. Наша тайная служба уже разобралась в причинах и гарантирует, что подобное не повторится.

Ложь.

Последняя фраза свахи, несмотря на уверенный тон, была буквально пропитана ложью. Я чувствовала это так же ясно, как тепло проникающих сквозь окно полуденных солнечных лучей на коже.

– Но почему император не остановил испытание, как только предательница погибла? Или хотя бы не восстановил защиту? – принялись сыпать вопросами невесты.

– К сожалению, в этот момент император находился на важных переговорах. И когда ему сообщили о произошедшем, было уже поздно…

Сваха опять лгала!

Я вполуха слушала, как леди Далила говорила что-то об упущенном времени. О том, что никто не ожидал подобного вероломства, а потому об опасности императору доложили с задержкой. О том, что нерасторопные вестники уже наказаны по всей строгости закона.

Слушала и понимала: все ложь, от первого до последнего слова. И в то время, как остальные невесты успокаивались, во мне, напротив, нарастала тревога.

Под конец речи императорская сваха покровительственно улыбнулась притихшим невестам.

– Что ж, мои дорогие, раз вопросов больше нет, я не буду более вас задерживать. После пережитого стресса вам стоит как следует отдохнуть. Ну а итоги испытания и дальнейшие этапы отбора обсудим завтра.

На этом и простились. Едва прекратилась трансляция, девушки поспешили на выход.

Выйдя из Жемчужной столовой, я медленно направилась вперед по коридору и принялась прокручивать в голове все, что узнала.

Картина складывалась нерадостная. Судя по всему, тайная служба так и не смогла понять, каким образом леди Анабель удалось нарушить клятву. Но это полбеды. Куда больше заботил вопрос, почему в действительности император не смог нас защитить. Ведь слова о важных переговорах, я знала, являлись всего лишь отговоркой!

Не мог же император лишиться своих сил? Такое ведь просто невозможно! Или возможно?

Я попыталась вспомнить, каким видела Гарриана Индарийского в те разы, когда он присутствовал на приемах. Вроде бы выглядел император вполне здоровым и бодрым. Хотя… Что-то на краю сознания все же царапнуло, какая-то деталь…

– Леди Ариана!

Громкий мужской оклик выдернул меня в реальность и неоформленная до конца мысль испарилась.

Я недоуменно подняла взгляд и тотчас в изумлении остановилась. Ко мне спешил граф Витольд Острени!

Выглядел он собранным и серьезным. От мужчины шла волна едва сдерживаемого беспокойства.

– Граф? Как вы попали в это крыло? Сюда, вроде бы, не должны пускать посторонних.

– Я не посторонний, – приблизившись, опроверг тот. – Я ведь говорил вам, что обладаю весьма широкими возможностями и уровнями допуска. Но сейчас это не важно. Лучше скажите, как вы?

Я быстро скосила взгляд на охрану, но те и впрямь не проявляли никакого беспокойства по поводу нашего с графом разговора. Словно тому действительно подобное дозволялось. Ничего не оставалось, кроме как вежливо ответить:

– Жива и здорова. Благодарю за беспокойство.

– Вы уверены? Может быть, вам что-то необходимо? – продолжил выпытывать он.

Столь явное беспокойство, конечно, отчасти льстило. Однако памятуя о том, что на самом деле представляет собой этот мужчина, я предпочла все же завершить разговор. И уже открыла рот для слов отказа, но…

– Знаю, насколько может быть силен и вреден для организма откат после вхождения в транс де Арден. Поэтому искренне хочу помочь.

Едва удержав на лице спокойное выражение, я в упор посмотрела в карие глаза графа Острени.

– А об этом вам откуда известно?

– Ариана, я ведь при прошлом нашем разговоре четко обозначил свою цель, – он снисходительно улыбнулся. – Неужели думаете, я не навел справки о вашем роде и о его особенностях? Так что если вам необходимы восстанавливающие зелья, просто скажите.

И вот было бы это сказано не таким покровительственным, самоуверенным тоном, я бы, может, и решилась принять его предложение. Все ж физическая «расплата» меня еще только ожидала. Но этот мужчина уже настолько считал меня своей собственностью, что претила даже сама мысль о том, чтобы проявить перед ним хоть какую-то слабость.

– Благодарю за заботу, граф, – холодно произнесла я. – Однако в зельях нет необходимости.

– А если…

– А если такая необходимость возникнет, я обращусь к придворному целителю. Сейчас же прошу меня простить, но вынуждена прервать нашу беседу. Я устала и хочу отдохнуть.

В глазах Витольда Острени легко прочитала: «упрямица». Однако недовольства не ощутила. Только охотничий азарт.

– Разумеется.

Он коротко поклонился и коснулся губами кисти руки… попытался коснуться. Едва заметив, что мужчина потянулся выше положенных по этикету кончиков пальцев, я сжала руку в кулак, выражая несогласие. После чего молча обошла мужчину и быстро скрылась в своих апартаментах.

Вот ведь проныра! И как ему только удалось узнать о таких подробностях за такой короткий срок? Хотя деньгами граф не обижен, а за деньги можно купить многое.

«Надо будет по возвращении обязательно провести проверку на лояльность среди прислуги», – сделала мысленную пометку я и, кивком подозвав Поулину, двинулась в спальню.

Хватит. Обо всем остальном я подумаю завтра. А сейчас отдыхать. Наконец-то.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий