Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Парцифаль Parzival
II

В те дни испанская земля

Цвела под властью короля -

Высокочтимого Кайлета.22Кайлет. – Он называется у Вольфрама обычно Кайлетом из Госкураста. Этот топоним лишь с большой долей натяжки может быть отождествлен с. Вакейрушем на юге современной Португалии.

Он был сородич Гамурета,

В далеких странах побывал,

Весьма успешно воевал.

Наш друг искал его в Толедо,

Но венценосный непоседа,

Как нам поведало преданье,

Опять умчался на ристанье.

Тогда отважный Гамурет

Решил за ним пуститься вслед,

По-рыцарски вооруженный,

Своею свитой окруженный,

Украсив княжеское знамя

Тремя большими якорями.

. . . . . . . .

Его дорога привела

В престольный град Конвалуа,23Конвалуа. – В оригинале сказано, что все происходит в стране Валезии (то есть Валуа), в городе Конвалей (то есть Конвалуа). Упоминание исторической области Валуа на севере Франции как королевства Герцелойды говорит о приблизительности географических представлений Вольфрама.

Где Герцелойда24Герцелойда. – В ряде французских версий легенды о Персевале-Парцифале мать героя зовут Кассандрой, в большинстве же случаев (в том числе у Кретьена де Труа) она никак не названа. Вся предшествующая история Герцелойды – это плод вымысла Вольфрама. Этимология имени Герцелойды прозрачна: это «тоскующая сердцем». молодая,

Без повелителя страдая,

Велела рыцарей созвать,

Чтоб мужа верного избрать.

Она, считаясь королевой,

Была не женщиной, а девой

И с целью выбора владыки

Турнир затеяла великий.

Так самых доблестных бойцов

Привлек ее высокий зов:

Ведь слаще не было приманки,

Чем сердце царственной испанки.

Она сказала: "Господа,

Пусть мудрость божьего суда

Поможет мне избрать супруга

Из благороднейшего круга.

Кто победит в честном бою,

Тому я руку отдаю

И две страны моих в придачу;

Да ниспошлет вам Бог удачу!.."

Бросая на землю перчатки,

Бойцы сходились в пробной схватке,

Чтоб завтра снова выйти в бой,

Уже не в пробный, а – в большой!25Уже не в пробный, а – в большой! – В эпоху средних веков накануне главного («большого») турнира устраивали так называемый «пробный».

И все ж турнир, пусть он и пробный,

Здесь был подобен битве злобной:

Вставали кони на дыбы,

Звенела сталь, сшибались лбы,

И князь, другим побитый князем,

Слетев с коня, валился наземь.

. . . . . . . . . .

Шатры раскинув недалече

От места предстоящей встречи,

Наш друг слегка перекусил,

Чтоб поднабраться новых сил.

А между тем слуга монарший -

Его оруженосец старший, -

Направившись в престольный град,

Уже проник в дворцовый сад,

Застыв в почтительном поклоне

Пред той, стоявшей на балконе.

Она, окрестность озирая,

Придворных спрашивала дам:

"Откуда, из какого края

Сей незнакомец прибыл к нам?

Взгляните на его дружины!

Французы там и сарацины

В одном сражаются строю.

О, я анжуйцев узнаю

По их особому наречью

И редкому чистосердечью..."

И дамы хором говорят:

"Сей рыцарь сказочно богат,

Он бедных щедро одаряет,

Прекрасных женщин покоряет,

И среди прочих ратных дел

Он в Зазаманке овладел

Державным скипетром и троном.

Но вскоре золотом червонным

Он нагрузил свои суда

И тайно двинулся сюда,

Чтоб покориться вашей воле,

Свои шатры раскинув в поле..."

И Герцелойда воскричала:

"Сей путь судьба предначертала!

Но объясните наконец,

Когда ж войдет он в мой дворец?"

. . . . . . . . . .


Почти во всех столицах мира,

Где совершаются турниры, -

Там с незапамятной поры

Справляют пышные пиры.

Свисают с каждого балкона

Приезжих рыцарей знамена,

И украшают их гербы

Дома, заборы и столбы.

Нет величавее картины!..

Грохочут гулко тамбурины,

И отвечают флейты им

Певучим голосом своим.

О, насладимся превосходной

Зовущей музыкой походной,

Однако надобно успеть

Нам Гамурета разглядеть.

Прекрасен он. Судите сами:

Плащ оторочен соболями,

Копье остро, а меч тяжел.

Зеленый бархатный камзол

Поверх сорочки белоснежной...

Он в позе царственно-небрежной

Сидит, откинувшись в седле.

Таких красавцев на земле

Доселе не было, пожалуй.

Рубином рот пылает алый,

Златые вьются волоса...

Слышны восторгов голоса:

«Да, не обижен он природой!»,

«Кто ж этот рыцарь безбородый?»,

«Ей-Богу, он похож на льва!»...

И тут же разнеслась молва

О том, что рыцарь вновь прибывший,

От битв недавних не остывший,

Собой затмивший солнца свет,

Есть знаменитый Гамурет...

Меж тем, проехав мост дворцовый,

Предстать пред Дамою готовый,

Герой, что в битвах не шутил,

Внезапный трепет ощутил.

Так даже царственная птица

Силка охотника боится.

И вот, одолевая страх,

Наш друг привстал на стременах,

Приняв достойную осанку,

И в тот же миг узрел испанку:

Она в короне золотой

Сияла редкой красотой,

Что в песнях сладостных воспета...

Меж тем до короля Кайлета

Весть торопливо донеслась:

Мол, появился дивный князь

Близ Герцелойдовой столицы,

Мол, надо бы поторопиться,

Чтоб разузнать, кто он такой...

"То – Гамурет, сородич мой! -

Вскричал Кайлет, светлея ликом. -

О мужестве его великом

Идет повсюду разговор.

При этом он с недавних пор

Обласкан королевой черной...

Эй, где тут мой гонец проворный?

А ну-ка, мигом – на коня!

И не забудь к исходу дня

С моим сородичем вернуться!

Авось успеешь обернуться..."

Друг друга заключив в объятья,

Два короля сошлись как братья.

И вопрошает Гамурет:

"Каких гостей, коль не секрет,

В Конвалуа понанесло

И велико ли их число?"

И произнес король испанцев:

"Немало знатных иностранцев

И достославнейших персон

Сюда стеклось со всех сторон.

Британца Утер Пендрагуна26Утер Пендрагун. – В артуровских сказаниях так звали отца Артура. Утер победил герцога Хоэля Тинтажильского и взял себе в жены его супругу Иджерну. От этого брака и родился Артур.

Весьма обидела фортуна.

Осуществилось колдовство:

Жена любимая его27...жена любимая его... – У Вольфрама она зовется Арнивой (о ней см. в книгах XI и XIII). Рассказ о ее пленении, вместе с сыном, неким чародеем не стал предметом разработки во французских артуровских романах XII и начала XIII в.

И сын Артур, рожденный ею,

Попавшись в сети к чародею,

Исчезли... Скоро третий год,

Как он нигде их не найдет.

И Утер, взяв с собою зятя,

Ему свои доверил рати:

Король норвежцев – храбрый Лот,28Король норвежцев – храбрый Лот... – Согласно артуровским легендам, Лот был королем Оркнейским, причем иногда это королевство считалось сарацинским (его отождествление с норвежским Оркангером сомнительно). Лот был братом Уриена и был женат на сводной сестре Артура Анне. У них было четверо детей. Уриен – отец Ивэйна и муж Бримезенты, король земли Горр, «страны, откуда никто не возвращается» (то есть страны смерти). Эта страна отождествляется с известным по кельтским легендам островом Авалоном, куда после смерти переселяются герои. В ряде рыцарских романов рассказывается о любовной связи короля Уриена с феей Морганой, сводной сестрой Артура. -

Добра и святости оплот,

Ревнитель чести, враг обмана...

Да ты слыхал ли про Гавана,

Его отважного сынка?

Он, правда, слишком юн пока,

Еще неопытен, но все же

Честь для него всего дороже.

Геройским духом наделен,

Он к высшей цели устремлен...

Есть и другие постояльцы:

Лихие парни провансальцы

Любого рады бы проткнуть!

О португальцах не забудь:

На славу и на женщин падки...

А вот раскинули палатки

На нашем берегу реки

Валлийцев грозные полки.

Сильны военным ремеслом,

Всех превзошли они числом,

Да и оружием надежным...

А в стане противуположном -

Войска враждебных королей.

Попробуй всех их одолей!

Там: повелитель арагонцев,29...повелитель арагонцев... – Повелителем арагонцев несколько ниже назван Шафилор

Король ирландцев,30...король ирландцев... – В качестве представителей ирландцев в тексте назван Морхольт (гигант, дядя Изольды в сказаниях о Тристане); упомянут здесь и Ривален, король Лоонуа (отец Тристана в ряде обработок сюжета, в частности у немецкого поэта второй половины XII в. Эйльхарта фон Оберга) князь гасконцев31...княь гасконцев... – Князем (вернее, королем) гасконцев в тексте назван Хардиc.

И асколунцев господин,32...аскалунцев господин... – Аскалун (от франц. Escavalon) был вымышленным королевством, часто упоминаемым в рыцарских романах.

Морхольт и Бранделиделин.33Бранделиделин. – В оригинале сказано, что он был королем Пунтуртуа, некоей страны, которую можно условно отождествить. о Пуантьевром в Бретани.

Явились, тучами нагрянув,

Отряды гордых алеманов34Алеманы – германское племя, жившее на западном берегу Рейна. До конца XI в. здесь существовало герцогство Алемания, подчинявшееся франкским королям. Однако Вольфрам под алеманами имеет в виду просто западных немцев. В оригинале перечисляется значительно большее число национальностей, в частности португальцы, провансальцы и т. д. -

Дерется каждый за троих.

Ведет брабантский герцог их...

Ну, словом, всех не перечислишь.

Так что ж нам делать? Как ты мыслишь?

Могу ль рассчитывать в бою

На помощь братскую твою?"

И Гамурет ему ответил:

"Ты, кто душой и сердцем свеж

Поверь сейчас моим словам:

Мы все поделим пополам -

И пораженья и победы.

Одни у нас с тобою деды,

Хоть наши разнятся гербы

По странной прихоти судьбы.

Так станем же сильнее вдвое!

Твой герб с змеиной головою

Отныне с якорем моим,

Как братья, мы соединим.

И нам драконий хвост не стран

Которым щит врага украшен.

Ну, а теперь хотя б чуть-чуть

Недурно бы и отдохнуть!"

Но только Гамурет прилег,

Как громкий шум его привлек:

То рыцари в турнире пробном,

Иным сражениям подобном,

Опять сошлись между собой,

Вечерний затевая бой

По группам и поодиночке...

Их пыл не ведает отсрочки!

Влечет их бранная игра...

Наш друг выходит из шатра

И скачет прямо к месту драки,

Где состязаются рубаки.

Он расстелить велит ковер

И с любопытством наблюдает:

Один соперник наседает,

Другой дает ему отпор.

Светло звенят мечи стальные,

Несутся кони как шальные,

И, вылетая из седла,

На землю валятся тела...

Так на ковре наш славный друг

Сидит в кольце вернейших слуг,

Которые, воздевши пики,

Стеною встали вкруг владыки.

О, как не терпится ему

Ввязаться в драку самому

И послужить прекрасной даме,

Что беспокойными глазами

Следит, воссевши на престоле,

За тем, что происходит в поле.

Один гнетет ее вопрос:

"Где тот, кого мне Бог принес,

Чтоб стать очей моих усладой?

Ужель обещанной наградой

Я не смогла его привлечь

И рыцарь в ножны спрятал меч?.."

Но посмотрите! Что за диво!

Герой поднялся торопливо.

Усыпан яхонтами щит.

Плащ из богатых тканей сшит

И блещет золотом, как в сказке.

(Взлетел однажды гриф кавказский

На заповеданный утес

И золото в когтях унес.35...гриф кавказский.... и золото в когтях унес. – Кавказские золотые изделия очень ценились в средневековой Европе.

Добыча редкостная эта

Считалась главным чудом света...)

Меж тем пробился наш герой

(А с ним – оруженосцев строй)

Сквозь рыцарей стальную стену

На знаменитую арену.

. . . . . . . . .

Он бился яростно и зло.

Немало воинов легло

Под тяжестью его меча.

Иные корчились, крича

От страшной, нестерпимой боли.

Ей-Богу, в незавидной роли

Сегодня оказались те,

Кого уносят на щите.

Великолепнейшие латы

Изрублены, доспехи смяты,

Плащи изодраны в куски,

На лбах и скулах – синяки,

Расплющенный ударом шлем

На шлем и не похож совсем.

Сочится кровь из ран и ссадин.

В бою анжуец беспощаден,

Но рыцарям, кто победней,

Он щедро раздает коней,

В лихом сражении добытых,

Наследство всадников побитых...

Огнем лицо его пылало.

Он приподнять решил забрало,

Чтоб мог коснуться ветерок

Его разгоряченных щек...

И с новой силой рвется в сечу.

Вдруг – капеллан ему навстречу,

Который прибыл из Анжу...

"Забыл свою ты госпожу!

Она, измучена тоскою,

Своею белою рукою

Передала мне письмецо,

Вложив в него свое кольцо,

При этом выразив желанье,

Чтоб ты прочел ее посланье".

И Гамурет, охвачен дрожью,

Вникает в смысл прекрасных слов:

"О ты, кто мне всего дороже,

Услышь моей печали зов!

С тех пор как я тебя узнала,

Любовь мне сердце истерзала.

Ах, я недаром слезы лью:

Я – нелюбимая – люблю.

Да, год за годом, мой любимый,

Живу, любимым нелюбимой.

Так отзовись! Вернись ко мне!

Стань королем в моей стране!

Недавно мой супруг скончался,

И мне престол его достался.

В слезах вступила я на трон

По совершенье похорон.

Теперь я сказочно богата:

Алмазы, серебро и злато

Лежали в мужних кладовых.

Отныне ты – владелец их.

Тебе, к кому душой пылаю,

Свою корону посылаю.

Носи ее! Пусть целый мир

Поймет, что ты вступил в турнир

Французской королевы ради,

Не помышляя о награде,

Обещанной другой женой...

Нет, не сравниться ей со мной!

Ведь я ее богаче вдвое,

И сердце мне дано живое,

Чтобы любимого любить

И чтоб самой любимой быть.

Вот отчего столь благосклонно

Дарю тебе свою корону..."

Вновь опустил герой забрало.

В нем чувство прежнее взыграло:

Да, верность женская не раз

Преумножает силы в нас.

Пусть Герцелойда обнаружит,

Что он своей Анфлисе36Анфлиса. – У Вольфрама сказано, что возлюбленная Гамурета была королевой Франции. служит

И в честь ее земли родной

Здесь совершает подвиг свой...

Меж тем, презрев закон турнирный,

Где супротивники – друзья,

Кровавый спор, отнюдь не мирный,

Ведут приезжие князья.

О, помрачение рассудка!

Война – не праздник, смерть – не шутка:

Святые попраны права,

И красной сделалась трава.

И вдруг ужасный вопль раздался:

"Глядите! Якорь показался!

Теперь голов не уберечь!.."

Наш Гамурет вздымает меч,

Сшибает недругов с налету

И скачет на подмогу к Лоту:

«Сюда! За мной! Вперед! Вперед!» -

И арагонца в плен берет

(Беднягу звали Шафилор)...

"Доколь терпеть нам сей позор?! -

Воскликнул Леелин37Леелин – брат герцога Лаландера, мужа Ешуты (см. прим. 54). надменный,

Преодолев испуг мгновенный. -

В куски сей якорь изрублю!

Сам в поединок с ним вступлю!"

И два героя без заминки

Сошлись в жестоком поединке,

Удары копий. Лезвий звон.

Кто победил? Кто побежден?

Князь Леелин свиреп и гневен,

И все ж удел его плачевен:

Он сброшен на землю конем

(Наш друг толкнул его копьем) -

И, побежденный, в плен сдается.

Какой позор для полководца!

. . . . . . . . .

Но бой не кончен! Слева, справа

Несется рыцарей орава.

Слетают всадники с коней, -

Так груши падают с ветвей.

(Нет, я предпочитаю груши,

А не загубленные души.)

И вдруг ему навстречу – князь,

Весь словно дымкою подернут:

Копье дрожит, к земле клонясь,

Щит кверху острием повернут.

Недоброй вести скорбный знак...

Казалось: черной ночи мрак

На поле битвы опустился.

«Ты с чем, скажи, ко мне явился?»

И князь ответил: "Говорят,

Погиб твой венценосный брат.

Служа одной прекрасной даме,

Отважно бился он с врагами,

Но все ж не смог их побороть.

Его к себе призвал господь,

И он навек оплакан тою,

Кто для него была мечтою..."

И Гамурет, от горя нем,

С главы своей снимает шлем,

К шатру оставленному скачет,

И, плача горько, слез не прячет...

А бой все злее, все жесточе...

Но – хватит! Поздно!.. Дело к ночи...

Игра в потемках – не игра...

Авось дождемся до утра.

Мы нынче славно воевали,

Немало копий наломали,

Да и устали чересчур.

Ночного неба полог хмур,

Зато в шатре пылали свечи,

Прекрасные звучали речи:

То Зазаманки повелитель

Как самый главный победитель

В честь побежденных свой бокал

Великодушно поднимал.

"Пью, – говорил он, – эту чашу

За доблесть рыцарскую вашу!

Князья, мы больше – не враги!.."

Но вдруг послышались шаги,

И вот в шатре, залитом светом,

Предстала перед Гамуретом,

В сопровожденье дивных дев,

Чистейшая из королев...

"Мой друг, смущение отбросьте!

Здесь вы – хозяин, я здесь – гостья.

Однако помнить мы должны,

Что вы – лишь гость моей страны,

А я – владычица державы

И посему имею право

Облобызать вас и обнять.

Вы против? Как мне вас понять?"

"О нет, владычица! Не против!

Я счастлив... Выразить нельзя...

Но и сидящие напротив

Мои высокие друзья,

Что не сробели в состязанье,

Достойны вашего лобзанья!"

И, повинуясь Гамурету,

Что был судьбою послан ей,

Она, в знак дружбы и привета,

Целует пленных королей.

Затем промолвил славный витязь:

«Моя владычица, садитесь!..»

И тотчас с нею рядом сел...

О, трепет этих юных тел

В случайном соприкосновенье!..

Погасни свечи в то мгновенье,

В шатре не стало бы темно:

Так, изнутри озарено,

Лицо владычицы пылало,

Что свет ярчайший излучало...

Но вот и кравчие пришли,

Неся рубиновые кубки38Неся рубиновые кубки... – Кубки из рубинов и смарагдов получены были королевой Белаканой от ее возлюбленного Эйзенгарта (его имя значит «Твердый, как железо»). -

Наследство бедной той голубки,

Без друга страждущей вдали...

Затем, из плена возвратясь

(Их благородно отпустили),

Король Кайлет и гордый князь

Киллирьякаг39Киллиръякаг. – В романе этот родственник Кайлета назван князем Миннелона (что значит «Дар любви»). в шатер вступили...

Кайлет отведал угощенья

И произнес не без смущенья:

"Послушай, милый Гамурет!

Ты мрачен, как анахорет,

В твоих глазах прочел я муку.

Меж тем везде молва идет,

Что Герцелойда отдает

Тебе страну свою и руку.

Ты, брат, печалишься напрасно!

Ведь ты сражался лучше всех,

И твой заслуженный успех

Все признают единогласно...

Твои дела подобны чуду.

Поверь: о том трубят повсюду.

Бретонцы, алеманы, франки

Склониться рады пред тобой

И славят все наперебой

Тебя – монарха Зазаманки!"

И тут анжуец произнес:

"Меня ты слишком превознес,

Чего я недостоин вовсе.

Стыдись высокой госпожи!

Уж лучше попросту скажи:

«К турниру главному готовься!»

Кайлет ответствовал, смеясь:

"Ты слишком скромен, милый князь!

Так знай же, доблестный воитель,

Что рыцарский решил совет:

В турнире надобности нет,

Когда известен победитель!"

Тут Герцелойда молвит: "Право,

Хоть я на вас имею право,

Мой друг, заверить вас спешу,

Что как о милости прошу

За мной оставить право это!

Но если ваша честь задета

Иль, верность той, другой, храня,

Вы днесь отвергнете меня,

То, покоряясь воле рока,

Я вас покину без попрека!"

Тут капеллан вскочил: "О нет!

Другой жене он дал обет!

Ее он любит больше жизни!

И я затем пустился в путь,

Чтоб повелителя вернуть

Моей возлюбленной отчизне.

О, если б знали вы, как та,

Чья безгранична доброта,

Тоскует, мучается, стонет,

Как заживо себя хоронит

Под бременем сердечных ран!..

(При всем своем чистосердечье

Был мудр достойный капеллан

Да и искусен в красноречье...)

Так сами рассудите здраво:

Кто на него имеет право?..

Со мной – три князя молодых.

Дозвольте вам представить их..."

. . . . . . . . . .

Три князя дружно воскричали:

"Забудь, король, свои печали!

И доблесть ратную яви

Во имя истинной любви!.."

. . . . . . . . . .

Она взглянула на послов,

Вникая в смысл столь дерзких слов,

Затем сказала величаво:

"Коли на вас имеет право

Та благородная жена,

Я предоставить вам должна

Возможность в битве отличиться!..

Теперь должна я отлучиться.

Но знайте: в завтрашнем бою,

В турнир вступив за честь мою,

Вы честь окажете тем самым

Не мне, а всем прекрасным дамам.

И я прошу вас, мой сеньор,

Не покидать нас до тех пор,

Покуда, в битвы завершенье,

Не оглашу свое решенье".

Он тут же согласился с ней.

Она велит седлать коней.

Кайлет в седло ее сажает

И госпожу сопровождает...

Когда вернулся он в шатер,

Наш друг сидел, потупив взор.

"Ты мнишь, награды я взыскую?

По Белакане я тоскую.

Как я ее покинуть мог?!

Я от разлуки изнемог.

Раскаянье мне сердце гложет.

Я полагал: война поможет

Мне исцелиться от тоски.

Грехи мои столь велики,

Что искупить своею кровью

Я их решил, сей крест влача.

Но, не погибнув от меча,

Стал жертвой подлого злословья.

Опутан ложью окаянной,

Я о себе самом узнал,

Что, обвенчавшись с Белаканой,

От черноты ее бежал!

Словами гнусного навета

Я насмерть ранен неспроста:

Светлее солнечного света

Была мне эта чернота!

Однако есть еще причина

Того, что жжет меня кручина:

В бою мой старший брат убит.

Его, мечом промятый, щит

Повернут вверх... О, Бог всесильный!

На том щите – наш герб фамильный.

Вчера я этот щит видал..."

Анжуец горько зарыдал,

И заливали слез потоки

Его обветренные щеки.

Так, сидя в глубине шатра,

Не мог уснуть он до утра...

Но вот и утро занялось.

Немало в поле собралось

Бойцов, и молодых и старых,

Понаторевших в битвах ярых.

Притом, заметить мы должны,

Все были так измождены,

Что даже думать не хотели

О предстоящем ратном деле.

И кони, под напором стали,

Не меньше всадников устали...

Вдруг Герцелойда появилась

И к полководцу обратилась:

«Прошу вас следовать за мной!»

И за высокою женой

Все устремились в град престольный,

Где наш анжуец богомольный,

Как нам преданья говорят,

Свершал молитвенный обряд.

Вот месса светлая пропета...

Едва успел умолкнуть хор,

Наш друг услышал приговор:

«Я выбираю Гамурета!»

И зазвучал со всех сторон

Всеобщий возглас одобренья...

Сказав слова благодаренья,

"О, горе мне! – воскликнул он. -

Обвенчан я с другой женою,

Дышу я только ей одною

И только ей принадлежу,

Ей повинуюсь, ей служу.

Но будь я даже неженатым,

Как птица вольным, и тогда

Могу быть только вашим братом,

А мужем... Мужем – никогда!

На то иная есть причина..."

"Вы говорите как мужчина.

И все же выкинете вы

Язычницу из головы,

Моей любовью укрощенный!

Как?! Обвенчаться с некрещеной?!

Ужель застлал вам очи мрак?

Ужель вы, христианский витязь,

От скверны не освободитесь,

Вступивши в христианский брак?..

Спасайтесь от господня гнева,

Пока не пробил страшный час!..

Но, может быть, прельщает вас

Земли французской королева,

Что посылает вам послов

С запасом сладкозвучных слов?.."

"О да, – ответил Гамурет. -

Скитальца с отроческих лет

К себе Анфиса приручила,

К отваге в битвах приучила

И в годы бедности моей

Меня одаривала златом.

Но и сегодня, став богатым,

Я, верьте, нищего бедней.

Я, горемычней горемыки,

Познал утрату из утрат:

Восхищен мой любимый брат

Рукою Высшего Владыки!

Моим слезам утрачен счет,

Скорбя, нуждаюсь сам в защите.

Ах, госпожа! Любовь ищите,

Где Радость пышная цветет!.."

"Ну, что ж, я выслушала вас,

Мой славный друг, не без вниманья,

Однако требует отказ

Законного обоснованья..."

"Я излагаю довод свой:

Вам победитель не достался,

Поскольку здесь как таковой

Большой турнир не состоялся".

"О, все уже давным-давно

Турниром пробным решено!

При этом у князей светлейших

Нет больше сил для битв дальнейших

А тех, кто духом отощал,

Спор продолжать не приневолишь..."

"О королева, я всего лишь

Закон и совесть защищал,

И не один – со всеми вместе.

К тому же, признаюсь по чести,

Сии высокие князья

Сражались не слабей, чем я,

Своим достойнейшим оружьем.

На то, чтоб зваться вашим мужем,

Прав у меня особых нет.

Но все, кто верно вам служили,

Сегодня право заслужили

На благодарный ваш привет!"

"Пусть нас высокий суд рассудит -

Как он прикажет, так и будет!"

И тут пришлось ему и ей

Избрать двух доблестных князей

Для отправленья правосудья...

И вот что порешили судьи:

"Кто здесь явился перед всеми

С короной княжеской на шлеме,

Чье имя на устах у всех

И чей заслуженный успех

Единогласно признается,

Сим приговором отдается

В мужья прекраснейшей из жен!.."

Наш друг убит, наш друг сражен,

Слеза в глазах его мерцает,

Он бессловесен, как немой.

Тут Герцелойда восклицает:

"О Гамурет! Теперь вы – мой!

Пусть нас любви связуют нити!

Смелей к груди моей прильните,

И я клянусь, что ваше горе

Со мной забудете вы вскоре!.."

Грустил он несколько недель,

А между тем прошел апрель,

Луга вокруг зазеленели,

Ручьи в долинах зазвенели.

Май по дорогам кочевал -

Больные души врачевал.

И, пробужден дыханьем майским,

Весенним, теплым ветром райским,

Наш славный друг в крови своей

Услышал властный голос фей,

Прабабок голос всемогущий,40Киллиръякаг. – В романе этот родственник Кайлета назван князем Миннелона (что значит «Дар любви»).

К любовным радостям зовущий:

"Заветов наших не забудь!

Люби! И сам любимым будь!"

И, вдохновленный этим словом,

В блаженном озаренье новом,

Он Герцелойде молвил так:

"Да будет прочен этот брак!

Но пусть отныне и вовеки

Не будет надо мной опеки!

Прошу вас внять моей мольбе

И не приковывать к себе.

Моя любовь к вам тем вернее,

Чем я в делах своих вольнее,

И в месяц – ну, хотя бы раз -

Позвольте покидать мне вас

Во имя рыцарских забав.

Что делать, уж таков мой нрав.

А нет, – поверьте, я не лгу, -

Опять не выдержу: сбегу,

Как от любимой Белаканы.

(Ах, мне не по сердцу капканы!)

О, как она меня ласкала,

Но ни на шаг не отпускала,

И бросить мне пришлось жену,

Ее народ, ее страну!"

Испанка молвит: "Вы свободны

Так поступать, как вам угодно.

Я только вам принадлежу,

Но вас насильно не держу".

"Чем я вольней, тем постоянней.

Жить не могу я без ристаний.

Раз в месяц – бой, то тут, то там,

Раз в месяц – копья пополам,

И славой мы любовь украсим!.."

Она ответила согласьем.

Так подружился он с женой

И завладел ее страной...

Молва ту новость принесла

В шатер французского посла.

И капеллан бежит тайком

К герою в замок, прямиком,

И тут же, как бы по секрету,

Тихонько шепчет Гамурету:

"Той, кем вы с детства дорожили,

О вас подробно доложили,

Ей было радостно узнать,

Что вы смогли завоевать,

В своем геройстве неустанны,

Двух королев сердца, и страны,

Великий заслужив почет.

Теперь она вам отдает

В придачу к двум другим коронам

Себя, отечество свое..."

"Я научился у нее

Быть верным рыцарским законам.

И коль велел высокий суд,

Я принужден остаться тут!

Пускай мне боль терзает душу,

Законов чести не нарушу,

Своих отцов не оскорблю.

Слова ей передайте эти,

Добавив, что на белом свете

Я лишь одну ее люблю,

И к ней стремиться буду вечно!" -

Так он сказал чистосердечно

И одарить хотел посла

Дарами, коим нет числа,

Но тот священник узколобый

Его дары отверг со злобой.

Зато три князя молодых

Слезами горько обливались,

Когда с анжуйцем расставались.

И он, рыдая, обнял их.

. . . . . . . . .

Тут до анжуйских войск дошло,

Что с князем их произошло:

Пал властелин на бранном поле,

Но восседает на престоле

Его геройский младший брат,

Муж Герпелойды величавой,

Увенчанный военной славой,

О коей всюду говорят...

И к венценосцу самому

Явились рыцари с поклоном:

«Стань и для нас отцом законным»

"Быть,– он ответил,– посему!

Хотя судьба неумолима,

А наша скорбь неутолима,

Ее должны мы превозмочь!

Живущий да к живым вернется,

И скорбь отвагой обернется!

Слезами горю не помочь.

Рожденный доблестным Гандином,

Я стану вашим властелином

С моей возлюбленной женой.

Отныне к верному причалу

Моя судьба меня примчала.

Здесь я бросаю якорь свой!

И, положась на доблесть вашу,

Пантерой этот щит украшу:41Пантерой этот щит украшу... – см. прим. 8.

Пусть славный герб моих отцов

Вселяет в грудь моих бойцов

Неукротимую отвагу!.."

Все принесли ему присягу.

. . . . . . . . .

Он, Герцелойдою влекомый,

В покой вступает незнакомый.

Дверь королева заперла

И в эту полночь отдала

Анжуйцу девственность свою.

Нет, я от вас не утаю,

Как наш герой, в боях суровый,

Рот целовал ее пунцовый,

Как оба не щадили губ,

И – пусть рассказ мой слишком скуп,

Сменились радостью печали,

Те, что их душу омрачали...

А вскорости на целый мир

Был справлен ими брачный пир

И – господу благодаренье! -

Тем состоялось примиренье

Досель враждующих сторон...

Князь Гамурет, взойдя на трон,

Оставленный погибшим братом,

Всех одарил арабским златом:

От достославнейших бойцов

Вплоть до бродячих игрецов.

. . . . . . . . .

Так завершилось торжество...

Не раз пантера, – герб его, -

Что щит анжуйский украшала,

Князей строптивых укрощала.

Носил герой поверх кольчуги

Рубашку царственной супруги,

В которую была она

В часы любви облачена,

И в той священнейшей рубашке

Он в битвах не давал промашки...

В конце свидания ночного

Рубашку получал он снова:

Их восемнадцать набралось,

Пронзенных копьями насквозь.

. . . . . . . . .

Да, обделен он не был славой,

И княжество его цвело.

Зачем же снова в бой кровавый

Он поспешил, судьбе назло?

Назло судьбе, себе на горе,

Вновь переплыть решил он море:

Гонцов прислал за ним Барук.

(Здесь, выражая сожаленье,

Я сделать должен добавленье:

Князь поступил как верный друг...)

Барук – мы сведенья имеем -

Вновь атакован был Помпеем,

Не тем, которым славен Рим,42Не тем, которым славен Рим... – Под прославившим Рим Помпеем подразумевается полководец Гней Помпей (107-48 до н. э.).

А тем, кто дядею своим

Взращен, Навуходоносором,43Навуходоносор – царь Халдеи (VI в. до н. э.), известный своими успешными войнами против Египта и Иудеи.

Тем властелином, о котором

Шумела глупая молва,

Что он – соперник божества

Из-за его завоеваний,

А нынче, не без оснований,

Посеявший раздоров семя,

Осмеян он и проклят всеми...

. . . . . . . . .

Барук безмерно рад подмоге...

Идет нещадная война.

И знают разве только боги,

Чья одолеет сторона:

Помпея или Гамурета?

Дерется храбро та и эта...

Ах, кто под чьим падет мечом?

И Герцелойда молодая,

Домой супруга ожидая,

Еще не знает ни о чем.

Что ждет ее: добро иль худо?

Вестей тревожных нет покуда,

Беспечно жизнь ее течет.

Довольство, радость и почет

Испанку нашу окружают.

Все королеву обожают,

Ее вниманьем дорожат.

Нет королевы благородней

И благостней!.. Притом сегодня

Ей три страны принадлежат!..

. . . . . . . . .

Ей ревность сердце не терзала,

Любя супруга своего,

Она с улыбкой узнавала

О похождениях его.

Пусть он иным любезен дамам, -

Ее не ранит он тем самым:

Какой ей может быть урон,

Коль всеми привечаем он?..

Меж тем прошло уже полгода,

А из далекого похода

Не возвратился Гамурет.

Вестей о нем все нет и нет...

Так радость горестью сменилась.

Душа тревогой стеснена.

Картина страшная приснилась

Ей в час полуденного сна:

Внезапно вспыхнул полог звездный,

Гром громыхнул грозою грозной,

Кругом пожар заполыхал,

Неслись хвостатые кометы -

Всемирной гибели приметы,

И серный ливень не стихал.

В том гуле, грохоте и визге

Метались огненные брызги...

Но вот ужасный этот сон

Другим ужасным сном сменен.

И снится бедной королеве:

Она дракона носит в чреве,

И девять месяцев спустя

На свет рождается дитя:

На голове его – корона...

Она злосчастного дракона

Своим вскормила молоком.

Но вскоре, к странствиям влеком,

Он мать родимую покинул

И вдруг исчез. Как будто сгинул...

Неотвратимую беду

По высшей воле провиденья

Ей предвещали сновиденья.

Она металась, как в бреду,

Пока ее служанкой верной

Не прерван был сей сон прескверный.

. . . . . . . . . .

Сокрылось солнце. Ночь настала.

Вдруг Герцелойда услыхала

Шум голосов и стук копыт.

Без короля вернулась свита:

"Отныне нам лишь Бог – защита!

Восплачь, жена! Твой муж убит!"

Как смерть испанка побелела,

Скорбя, душа рвалась из тела.

Глава ее клонится вниз,

Глаза ее не видят света.

Но тут промолвил Тампанис,44Тампанис. – Он не просто оруженосец, он, скорее, «старший оруженосец» (майстеркнаппе).

Оруженосец Гамурета:

"Узнай, как пал твой муж достойный!..

Палил пустыню полдень знойный.

Король был сильно утомлен,

А шлем его – столь раскален,

Что снял свой шлем он на мгновенье,

Дав голове отдохновенье.

Вдруг подошел к нему один

Наемник, некий сарацин,

И кровь убитого барана

Из драгоценного стакана

Плеснул на королевский шлем,

И, не замеченный никем,

Отполз в сторонку... Но металл

Тотчас же мягче губки стал...

Долготерпение Христово,

Кто оскорбить тебя посмел?..

Меж тем взметнулись тучи стрел,

И бой кровавый вспыхнул снова.

Смешенье копий и знамен!..

Мы наседаем, враг сметен.

Бойцов восторженные клики

Звучат в честь нашего владыки.

Глядим: уже с коня слезает

Помпея брат – Ипомидон.

Неужто в плен сдается он?..

О нет! Герою шлем пронзает

Его коварное копье.

Вонзилось в темя острие.

Наш повелитель покачнулся

И все ж не выпал из седла.

Он, умирающий, очнулся,

И – вседержителю хвала! -

Хотя была смертельной рана,

Домчался он до капеллана,

Чтоб исповедаться пред ним:

"Святой отец, я был любим

И за любовь платил любовью...

И пусть моя истлеет плоть,

Да будет милостив господь

К той, что познает участь вдовью.

Прощанье с ней безмерно тяжко...

Отдайте же моей жене

Окровавленную рубашку,

Что в смертный час была на мне...

Благодарю, прощаясь с вами,

Всех воинов моих и слуг..." -

Такими кончил он словами.

Похоронил его Барук

По христианскому обряду.

На удивление Багдаду,

Король во гробе золотом

Лежит в могиле под крестом...

Ах, с сотворения времен

Таких не знали похорон!

Причем не только христиане

Рыдали в славном нашем стане:

И мавры – все до одного! -

Потерю страшную осмыслив,

К своим богам его причислив,

Скорбя, оплакали его..."

Вот что сказал оруженосец

Несчастнейшей из венценосиц...

Она едва не умерла,

Хотя беременна была

На восемнадцатой неделе.

Стучало сердце еле-еле...

Но как-то перед ней возник

Седой и сгорбленный старик,

Разжал он зубы королеве,

Живую воду влил ей в рот,

И тут же драгоценный плод

В ее зашевелился чреве.

Глаза усталые открыв

И отдышавшись понемногу,

Она сказала: "Слава Богу!

Коль я жива, ты будешь жив.

Мой сын, мое родное чадо!.."

(Осталась ей одна отрада:

На белый свет родить того,

Кто цветом рыцарства всего

Взрастет, мужаючи с годами,

О чем узнаете вы сами...)

. . . . . . . . .

И принести она велела

Рубашку с дорогого тела

И смертоносное копье -

Наследство скорбное свое.

Припав к рубашке той кровавой,

Насквозь проколотой, дырявой,

Лицо прекрасное ее

Вновь исказилось в страшном горе...

(Рубашка эта и копье

Погребены в святом соборе

Высокородными князьями,

Анжуйца первыми друзьями.)

Меж тем во многих странах света

Оплакивали Гамурета.

А дней четырнадцать спустя

Необычайное дитя

Она рожает в страшной муке.

Сын крепконогий, большерукий,

Богатырям иным под стать,

Красавец княжеской породы,

Едва не свел в могилу мать:

Ужасны были эти роды...

По лишь теперь, стремясь вперед,

Моя история берет

Свое исконное начало...

Так что б все это означало?

Я долго шел кружным путем,

Чтобы начать рассказ о том

Великом муже достославном,

Кто станет здесь героем главным.

Мы говорили без конца

В повествовании предлинном

О подвигах его отца.

Пришла пора заняться сыном.

Мать берегла его от всех

Опасных рыцарских утех,

Чтоб оградить его от бедствий.

Военных игр не знал он в детстве.

Над ним придворные тряслись,

Мать над ребенком трепетала

И в упоении шептала:

«Bon fils, cher fils, o mon beau fils!»45Славный сын, дорогой сын, о мой прекрасный сын! (франц.).

Рожденный доблестным отцом,

Подрос он славным кузнецом:

Душа взыграла в нем мужская,

Когда в избытке юных сил

Своим мечом он молотил,

Из шлемов искры высекая...

Возросший в королевском замке,

Он вскормлен был не грудью мамки,

А грудью матери своей.

О, сколь отрадно было ей

Младенцу милому в роток

Совать свой розовый сосок.

Так в незапамятное время

Пречистой девой в Вифлееме

Взлелеян был и вскормлен тот,

Кто спас наш человечий род

И, муку крестную принявши,

Своею смертью смерть поправши,

Призвал нас к верности и чести...

Но кто нарушил сей завет,

Тому вовек спасенья нет

От злой судьбы и божьей мести...

И, в эту мысль погружена,

Высокородная жена

Слезами орошала зыбку.

И все же дамы во дворце

Читали на ее лице

Едва заметную улыбку.

Она младенцем утешалась,

В ней боль с отрадою смешалась...

Никто из вас, мои друзья,

Не знает женщин так, как я.

Ведь я – Вольфрам фон Эшенбах,

В своих прославленных стихах

Воспевший наших женщин милых.46Воспевший наших женщин милых. – Вольфрам фон Эшенбах имеет в виду свою куртуазную лирику, в частности так называемые «песни рассвета».

Я лишь одну простить не в силах

И посему не стану впредь

Ей гимны сладостные петь.

Из сердца выдерну щипцами

Страсть к вероломной этой даме.

. . . . . . . . .

Итак, с историей моею

Я познакомить вас спешу.

Но нет, не «книгу» я пишу

И грамоты не разумею.

Все, что узнал я и постиг,

Я не заимствовал из книг.

На это есть поэт другой.47На это есть поэт другой. – Здесь Вольфрам намекает на немецкого поэта Гартмана фон Ауэ (он. 1170-1210), который в своих произведениях (например, в «Ивэйне» и «Бедном Генрихе») пишет о своем пристрастии к книгам.

Его ученым внемля строчкам,

Готов бежать я, как нагой,

Прикрывшись фиговым листочком...

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий