Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ровно в полдень
3

Фиби заняла свое место во главе стола. На занятия ходило двадцать пять полицейских, так что взору ее предстало разнообразие форменных рубашек и штатских костюмов.

Фиби знала, что многие из тех, кто сидел сейчас перед ней, пришли сюда без особой охоты.

– Сегодня мы поговорим о тактической роли полицейского в кризисных условиях и ситуациях, связанных с захватом заложников. Но для начала я хотела бы знать, есть ли у кого-нибудь вопросы по теме вчерашнего занятия?

Вверх тут же взметнулась чья-то рука. Фиби с трудом подавила в себе раздражение. Офицер Арнольд Микс, коп в третьем поколении. Агрессивный и нетерпимый к чужому мнению, выставлявший себя к тому же этаким мачо.

– Офицер Микс?

– Да, мэм. – Его улыбка начиналась обычно с ухмылки и ею же, как правило, завершалась. – Я знаю, вы разговаривали недавно с типом, который собирался прыгнуть с крыши. Это было в День святого Патрика.

– Все правильно.

– Так вот, мэм, меня интересуют некоторые детали – с учетом того, что мы ходим к вам на занятия. Судя по всему, во время этого инцидента вы нарушили некоторые правила, которых должны придерживаться специалисты по кризисным ситуациям. Возможно, все дело в том, что вы проходили обучение в ФБР и на вас обычные нормы не распространяются. Это так или я ошибаюсь?

Фиби знала, что ее сотрудничество с ФБР всегда будет раздражать кое-кого из полицейских. Что ж, им придется к этому привыкнуть.

– Какие же правила я нарушила, офицер Микс?

– Да вот, мэм…

– Обращайтесь ко мне по званию, офицер, – так же, как это делаю я.

На лице Микса проступила гримаса раздражения.

– Этот тип был вооружен, однако вы беседовали с ним лицом к лицу, без прикрытия.

– Все правильно. Верно также и то, что полицейский должен по мере сил избегать непосредственного общения с вооруженным субъектом. В то же время бывают ситуации, когда подобное поведение представляется оптимальным. Эти моменты мы будем отрабатывать во второй части нашего курса, когда займемся изучением всех тонкостей кризисной ситуации.

– Но почему…

– Теперь о том, что касается упомянутой вами ситуации. По моему мнению, обстоятельства в тот день сложились так, что имело смысл побеседовать с человеком напрямую. Кстати говоря, большинство тех, кто грозит покончить с собой, куда лучше реагируют именно на такое общение. Этот человек никогда прежде не привлекался за насилие, он ни разу не пустил в ход револьвер. В такой ситуации я, как посредник, должна была оценить, насколько удачной или неудачной может быть наша встреча лицом к лицу. На мой взгляд, возможные преимущества во много раз перевешивали потенциальные неприятности. А теперь, коль скоро мы уже затрагивали на прошлом занятии другие аспекты такого общения…

– Мэм… лейтенант, – пауза между словами оказалась достаточно длинной для того, чтобы Фиби смогла понять: оговорка была намеренной. – А то, что вы принесли этому типу алкоголь, это тоже правильно?

«Готова поспорить, твое мужское достоинство не отличается большими размерами», – подумала Фиби, но вслух произнесла:

– Я действительно принесла этому парню пиво, по его просьбе. Это не запрещено, хотя и не поощряется. Решение целиком и полностью зависит от того, кто ведет переговоры, – от его здравого смысла и способности правильно оценить ситуацию.

– Ну да, напоить его как следует, чтобы он брякнулся с крыши.

В ответ на замечание Арни раздались тихие смешки. Фиби слегка наклонила голову, и смех тут же стих.

– Если вы вдруг решите спрыгнуть с крыши, офицер, я учту вашу способность напиваться одной бутылкой пива и принесу взамен стаканчик кока-колы.

Раздался дружный хохот. Заметив, что лицо Арни побагровело от гнева, Фиби спокойно продолжила:

– Я уже не раз повторяла вам, что специалист по кризисным ситуациям должен отличаться внутренней гибкостью. Он обязан учитывать существующие правила, но самые важные решения ему придется принимать самостоятельно.

– Но вы же не станете отрицать, что это очень рискованно – снабжать такого типа наркотиками и алкоголем?

– Все так. Но в данном случае риск был не слишком велик. Парень не требовал у нас спиртное. Он просто вежливо спросил, не могли бы мы принести ему бутылку пива. Получив желаемое, он смог наконец взять себя в руки и успокоиться. В обмен на пиво он пообещал не использовать свой револьвер, что позволило мне подняться на крышу и побеседовать с ним напрямую. Я еще не закончила, – бросила она Арни, с губ которого уже готов был сорваться очередной вопрос.

После секундной паузы Фиби произнесла прежним, холодным и невозмутимым тоном:

– Все ваши силы должны быть направлены на то, чтобы сберечь жизнь человеку, попавшему в беду. Все – слышите меня? – все остальное в данном случае второстепенно. Вот почему во время этих – именно этих – переговоров я решила принести парню одну-единственную бутылку пива. Я посчитала, что так мне будет проще убедить его спуститься вниз. И коль скоро парень этот остался невредим, ни разу не пустил в ход револьвер и сам отдал его мне, значит, мое решение было верным.

– Вы также привлекли к переговорам постороннего человека.

Глядя Арни прямо в глаза, Фиби улыбнулась сладчайшей из своих улыбок:

– Я вижу, офицер, вам никак не дает покоя этот конкретный случай и мой метод ведения переговоров. Возможно, вы сочли бы более приемлемым, если бы парень просто спрыгнул вниз?

– Если учесть, что сидел он на уровне третьего этажа, все, что ему грозило, – пара сломанных ребер. Разве что перед этим он не застрелился бы сам и не пристрелил вас.

– Интересная у вас логика. Вам, значит, кажется, что не стоило обращать внимания на его намерение покончить с собой потому только, что ни о каких серьезных последствиях, на ваш взгляд, не могло быть и речи.

Словно бы невзначай, она подняла руку и поправила выбившуюся из прически прядь волос. Затем продолжила все тем же будничным тоном:

– Знавала я одного полицейского, который мыслил схожим образом. В его случае, кстати, речь тоже шла о человеке, намеревавшемся прыгнуть с крыши собственного дома. Человек этот находился в каких-нибудь двенадцати футах от земли, и оружия у него не было. С точки зрения моего знакомого, это была всего лишь досадная случайность, отвлекавшая его от куда более серьезных дел. И он не замедлил донести эту мысль до потенциального самоубийцы. Парень прыгнул головой вниз и разбил-таки свой череп о мостовую. Кто-нибудь знает, почему эта досадная случайность закончилась реальным трупом?

– Ваш знакомый спровоцировал этот прыжок, – отозвался один из полицейских.

– Все правильно. Дело в том, что он напрочь забыл главный принцип своей работы: человеческая жизнь – превыше всего. Если у вас есть еще какие-то вопросы относительно моего случая, передайте их мне в письменном виде. Пока же продолжим нашу работу.

– Но мне бы хотелось знать…

– Офицер, – Фиби чувствовала, что еще немного, и она вспылит, – по-моему, вы заблуждаетесь относительно того, кто из нас ведет этот курс. Так вот, этим занимаюсь я. К тому же вы, кажется, забыли, что я старше вас по званию.

– Лично мне, мэм , представляется, что вы просто не хотите обсуждать те спорные решения, которые принимали во время последнего инцидента.

– Так вот, парень , лично мне представляется, что все дело в твоем нежелании принять «нет» в качестве ответа – особенно от женщины, которая превосходит тебя по званию. Я уже не говорю о привычке спорить и неспособности объективно оценить положение дел. Скажем прямо, не лучшие качества для специалиста по кризисным ситуациям. Об этом я и намерена доложить вашему капитану. Надеюсь, он избавит нас от необходимости терпеть друг друга. А теперь я хочу, чтобы вы закрыли рот и начали слушать. Это приказ, офицер Микс. Если вы решите проигнорировать его, я напишу на вас докладную, где будет сказано о вашем нежелании следовать офицерской субординации. Все ясно?

Лицо Микса побагровело от ярости, во взгляде его читался неприкрытый гнев. Тем не менее он лишь мрачно кивнул.

– Прекрасно. Итак, сегодня мы обсуждаем работу в группе и тактические действия в кризисной ситуации.


Как только занятие закончилось, Фиби сразу же направилась в туалет. Она не стала биться головой о стену, хотя поначалу помышляла именно об этом. Вместо этого она подошла к зеркалу, крепко ухватилась за раковину и, глядя на свое отражение, отчетливо произнесла:

– У Арнольда Микса крохотный член размером с детскую морковку. А его наглое, оскорбительное, подростковое поведение – всего лишь неудачная попытка взять реванш за столь явную насмешку природы.

С облегчением кивнув, Фиби расправила плечи. И тут же вздрогнула, услышав шум спускаемой воды. Как глупо было с ее стороны беседовать с зеркалом, не проверив вначале, есть ли кто-нибудь еще в туалете!

Фиби была знакома с женщиной, вышедшей из кабинки, вот только легче ей от этого не стало. Детектив Лиз Альберта, энергичная, целеустремленная брюнетка, была хорошим полицейским. Специализировалась она на преступлениях, связанных с сексуальным насилием.

– Лейтенант.

– Детектив.

Лиз открыла воду, покрутила головой, словно бы изучая собственное отражение.

– Арни Микс – настоящий ублюдок, – как бы между прочим заметила она.

– Ох, – вырвалось у Фиби, – ну да…

– В комнате отдыха он постоянно забавляет всех сальными шуточками. Я не меньше других ценю хороший юмор и понимаю, что мужчины в любом случае остаются мужчинами, ну и все такое. Но кое-что мне решительно не нравится, и я не замедлила донести это до Микса, когда он заявил мне, что большинство обвинений в насилии не выдерживает никакой критики. При этом он не нашел ничего лучшего, как пересказать мне затасканный анекдот на тему того, что женщина с поднятой юбкой бегает быстрее, чем мужчина со спущенными штанами.

– Этот ублюдок так и заявил?

– Ну да. А я в ответ написала на него жалобу. Так что теперь он не слишком-то меня жалует. – Лиз провела рукой по своим коротким темным волосам. – Я тоже не выношу этого типа – с головы и до кончика его крохотного члена.

Вытирая руки бумажной салфеткой, Лиз с милой улыбкой взглянула на Фиби:

– Лейтенант.

– Детектив, – улыбнулась в ответ Фиби, наблюдая, как Лиз выбрасывает салфетку и неторопливо скрывается за дверью.


Хоть ей это и не нравилось, но пришлось идти к Дейву. Фиби надо было подняться на этаж, и она, по своей привычке, не стала ждать лифт. Открывая дверь, ведущую с лестницы в коридор, Фиби увидела, что Дейв как раз выходит из своего кабинета.

– Вы уже уходите?

– Да, у меня назначена встреча. Проблемы?

– Что-то вроде того. Я зайду позже.

Дейв взглянул на часы.

– Могу уделить тебе две минуты.

Сделав пригласительный жест рукой, он шагнул назад в кабинет. И не сказал ни слова, когда Фиби плотно закрыла за собой дверь.

Глядя на Дейва, Фиби подумала о том, что он почти не изменился с их первой встречи. Лишь на висках появилась легкая седина да возле глаз лучиками заструились морщинки – те, что у мужчин считаются признаком характера, а у женщин – возраста. Но сами глаза оставались все такими же ясными и голубыми, наполненными, по мнению Фиби, спокойной мудростью.

– Мне не очень-то хотелось обращаться к вам – хотя бы потому, что это означает мое поражение. И все же я прошу вас освободить офицера Арнольда Микса от посещения моих занятий.

– Почему?

– Я просто не могу его ничему научить. Боюсь даже, что после моих занятий он будет с предубеждением относиться к тем правилам, которым нужно следовать в кризисных ситуациях.

Дейв присел на краешек стола. Для Фиби это стало знаком, что теперь в ее распоряжении куда больше двух минут.

– Он что, так глуп?

– Не то чтобы глуп… Я бы назвала его недалеким.

– Его отец работает в полиции. Тот еще сукин сын.

Фиби слегка расслабилась:

– Мне жаль слышать это, сэр.

– Я хочу, чтобы все офицеры закончили эти курсы. Позже ты сможешь высказать свое мнение о Миксе в отдельном докладе. Ну а пока, Фиби, он тоже должен пройти через это. Ты же знаешь, им в любом случае пригодится то, что они усвоят на твоих занятиях.

– Мне пришлось устроить ему головомойку прямо на семинаре.

– Заслуженно, я надеюсь?

– Вполне. Но теперь он еще больше настроен против меня… и это вряд ли добавит ему усердия.

– Постарайся снизить напряжение, – Дейв похлопал Фиби по плечу. – Я сегодня вернусь не скоро.

– Постарайся снизить напряжение, – со вздохом пробормотала Фиби, что, впрочем, не помешало ей поправить на Дейве галстук.

– Ты – лучшая в своем деле, – с улыбкой заметил тот. – Помни об этом, и тогда никакой Микс не будет тебе страшен.

– Да, сэр.

Фиби вышла в коридор вместе с капитаном. Оглядевшись по сторонам, она тут же увидела Арни, который с двумя другими полицейскими ошивался неподалеку от ее кабинета. Стараясь не выдавать своей неприязни, Фиби направилась прямо к Миксу.

– Офицер, по решению капитана все, кто зачислен на мои курсы, должны закончить их в обязательном порядке. Поэтому я жду вас в понедельник, строго по расписанию. Все ясно?

– Да, мэм.

– Ну а сейчас, как мне кажется, у вас троих наверняка есть дела поважнее, чем просто бродить здесь по коридору. Так что отправляйтесь к себе и не тратьте зря время.

– Да, мэм, – повторил Микс таким тоном, от которого Фиби внутренне ощетинилась. «Постарайся снизить напряжение», – напомнила она себе.

– Надеюсь, мы оба сможем извлечь немало полезного из этих занятий, – добавила Фиби, прежде чем повернуться и направиться к себе.

Слов Микса она не разобрала – слишком тихо и невнятно он их произнес. Зато ясно расслышала раздавшиеся в ответ смешки.

Плевать. Женщине, которая прошла через Квантико, справилась с ролью полицейского и специалиста по кризисным ситуациям и которая ни при каких условиях не могла скрыть своей сексуальности, и раньше приходилось слышать подобные смешки.

Вот и сейчас она знала, что взгляды троих мужчин направлены на ее задницу. И хотя мысль эта приводила ее в ярость, Фиби постаралась взять себя в руки. Не стоит заводиться из-за ерунды, напомнила она себе, тем более что задница у нее и в самом деле была классная.

Оказавшись у себя в кабинете, Фиби прочла сообщение от механика и тут же поняла, что у нее есть проблемы посерьезнее, чем нагловатый коп со своими сальными шуточками.

За ремонт машины ей предстояло заплатить семьсот пятьдесят девять долларов – и ни центом меньше.

Сраженная этой цифрой, Фиби уронила голову на руки и замерла, не в силах преодолеть жалость к самой себе.


Домой ей пришлось добираться на автобусе. Оказавшись дома, она глубоко пожалела о том, что согласилась на встречу с Дунканом. Только представьте: вновь ловить автобус, чтобы посидеть потом полчаса в баре и сразу после этого опять бежать на автобусную остановку… Что может быть глупее?

Надо отыскать телефон Дункана и отменить встречу. Очевидно, что, согласившись выпить с ним пива, она проявила минутную слабость. А все эта чертова ямочка в углу его рта… В конце концов, она могла бы потратить эти полчаса с гораздо большей пользой.

Принять, например, ванну. Заняться йогой. Сделать себе массаж лица. Или хотя бы разгрести ящик в своем столе.

В любом случае это было бы куда более продуктивной тратой времени. Но уговор есть уговор.

Карли ворвалась в фойе и с разбегу прыгнула в объятия матери. Фиби почувствовала, как раздражение понемногу уходит. Никакие мрачные мысли не могли устоять перед столь искренним порывом.

– От тебя пахнет бабушкиными духами, – Фиби с нарочитым усердием втянула в себя воздух, отчего Карли тут же захихикала.

– Она позволила мне брызнуть на шею один разок. Ужин готов, и я уже сделала домашние задания, – слегка отклонившись назад, Карли с улыбкой взглянула в лицо матери. – Тебе не придется сегодня заниматься домашней работой.

– С чего бы такое везение?

– Так ты сможешь лучше подготовиться к свиданию. Ну же, идем!

Выскользнув из объятий, Карли ухватила мать за руку и потащила ее в столовую.

– Бабушка думает, что тебе стоит надеть синий свитер, а Ава считает, что лучше всего подойдет та белая блузка, которая завязывается сзади. Ну а мнекажется, что ты могла бы надеть свое зеленое платье.

– Знаешь, это не совсем то, в чем ходят в бар, чтобы просто попить пива.

– Но оно так идет тебе!

– Ей лучше приберечь его до той поры, когда парень пригласит ее на ужин, – вмешалась в разговор Ава. – Давай садись. Все уже готово. Мы хотели, чтобы у тебя осталось время принарядиться.

– Ради бога, это же не свидание. Всего-то одно пиво в ирландском баре.

Ава, уперев руки в боки, строго воззрилась на Фиби:

– Да знаешь ли ты, что сегодня вечером ты представляешь всех одиноких женщин нашего города? Всех, кто готов поужинать у себя дома пиццей, только что подогретой в микроволновке. Всех, кто отправляется в постель с книжкой в руках или в очередной раз просматривает на ночь «Секс в большом городе». Так вот, – Ава ткнула в нее указательным пальцем, – ты – наша сияющая надежда.

– Бог мой, – вырвалось у Фиби, когда та садилась за стол.

Эсси успокаивающе похлопала дочь по плечу:

– Только никакого давления.


Она не хотела быть сияющей надеждой, но все-таки пошла на автобусную остановку. Фиби трижды отвергла предложение Авы взять ее автомобиль. Вдобавок ей пришлось разочаровать Карли, надев вместо зеленого платья джинсы и черный свитер. Правда, она решила не отказываться от сережек, которые выбрала ее дочь. А еще Фиби обновила макияж.

Она уже давно поняла, что жизнь представляла собой цепочку компромиссов.

Выйдя на улицу, Фиби услышала восхищенный присвист. Так ее приветствовал Джонни Портер – пятнадцатилетний юнец, живший по соседству. Сейчас он описывал вокруг нее круги на своем велосипеде.

– Вы классно выглядите сегодня, миссис Макнамара. Должно быть, спешите на свидание?

Неужели она и в самом деле выглядит так, будто спешит на свидание?

– Да нет, Джонни, что ты. Я просто бегу на автобус.

– Вы куда-то направляетесь? Так давайте я вас подброшу, – и Джонни кивком указал на свой велосипед. – Прокачу с ветерком.

– Очень любезно с твоей стороны, но лучше я воспользуюсь автобусом. Как поживает твоя мама?

– Ну, с ней все в порядке. Сейчас у нее в гостях тетушка Сьюзи, – Джонни многозначительно закатил глаза, описывая вокруг Фиби очередной круг. – Они толкуют о свадьбе моей кузины Джульет. А я под шумок просто сбежал. Ну так как насчет велосипеда?

– Нет, Джонни, спасибо.

– Ладно, тогда до встречи.

И Джонни стремительно рванул куда-то по тротуару. «Ищет неприятностей на свою голову, – с неодобрением подумала Фиби. – Помоги боже соседям, когда он повзрослеет и начнет водить автомобиль!»

Было уже весьма прохладно, когда она вышла из автобуса и побрела по Ист-Ривер-стрит. Хорошо, что ей пришла в голову мысль надеть свитер. В городе в это время царила привычная суета. Одни уже выходили из ресторанов, другие только спешили туда. Некоторые наслаждались вечерней прогулкой – бродили по улице, разглядывая витрины магазинов, или просто смотрели на воду.

Очень много пар, отметила про себя Фиби. Ходят рука об руку, дышат чудесным вечерним воздухом. Пожалуй, мама была права: будь она не одна, эта прогулка доставила бы ей куда больше удовольствия.

Впрочем, в ее положении об этом лучше не думать. Особенно если учесть, что сейчас ей предстоит встреча с очень симпатичным парнем.

Лови момент, посоветовала себе Фиби. И поскольку в распоряжении ее было несколько свободных минут, она замедлила шаг и неспешно направилась в сторону реки.

Надо же, оказывается, не только она гуляет здесь в одиночестве! Неподалеку Фиби заметила мужчину, который стоял в тени деревьев и молчаливо созерцал воду. Лицо его было полуприкрыто козырьком кепки, а на темном фоне ветровки отчетливо выделялись две фотокамеры.

Значит, здесь можно встретить не только парочки.

Пожалуй, имеет смысл привести сюда в выходные Карли, подумала Фиби, подставив лицо свежему ветерку. Столько новых впечатлений! Ребенок будет в восторге от прогулки.

Но сначала нужно установить некоторые правила. Если Карли захочет перекусить – всегда пожалуйста. Но вот от покупок придется отказаться. Во всяком случае, до тех пор, пока ее машина гостит у ремонтника.

Возможно, им стоит прогуляться где-нибудь в парке – подальше от разных магазинов.

У нее еще будет время подумать об этом.

А теперь ей пора идти. Фиби повернулась спиной к реке и не заметила, как одинокий мужчина нацелил на нее свою фотокамеру.

У «Свифтис» небольшой трилистник заменил в названии бара точку над i. Мозаичное стекло на двери было украшено неким подобием кельтской росписи – что-то вроде изящных узлов и завитушек. Еще Фиби обратила внимание на медную дверную ручку и стены, окрашенные в бледно-желтый цвет, – нечто похожее ей уже приходилось видеть на открытках с изображением ирландских деревень. Подвесные горшки радовали глаз нежной зеленью цветов и виноградных лоз.

«Приятные мелочи, – подумала Фиби. – Этот мужчина привык уделять внимание мелочам».

Стоило ей шагнуть внутрь, и на нее накатили воспоминания, связанные с прошлым посещением «Свифтис». Тон всему задавал здесь бар с большой, массивной стойкой. Тут не было места воздушным папоротникам или яблочным мартини. Но тот, кто хотел выпить кружку пива или стакан ирландского виски под приятную музыку и столь же приятную беседу, нашел бы в «Свифтис» самую располагающую атмосферу.

Кожаные кабинки были удобными и просторными. В глубине их поблескивало темным полированное дерево столов. От светильников, чьи абажуры были выполнены из цветного стекла, разбегались красочные тени. Из небольшого, причудливой формы камина приветливо подмигивал красный огонек.

Все это навевало ощущение тепла и уюта.

Возле одной из кабинок, чей столик был заставлен всевозможными напитками, сидели музыканты. Девушка с копной темных волос, кончики которых были окрашены красным, играла на скрипке. Смычок ее носился по струнам с такой скоростью, что движения словно бы сливались в одно и становились настолько неявными, насколько чистой и ясной была сама музыка. Мужчина, по возрасту годившийся ей в дедушки, задавал ритм на маленьком аккордеоне. Рядом наигрывал на флейте молодой парень со светлыми, почти бесцветными волосами, оттенок которых напомнил Фиби крылья ангелов на фресках. В это же время еще один парень опустил на столик кружку с пивом, подхватил свою скрипку и без труда влился в общую мелодию.

Вся атмосфера была наполнена какой-то безмятежностью. Негромкая, приятная музыка, такая же негромкая, неторопливая беседа. Яркие огоньки ламп в обрамлении цветного стекла. И все это дополнено мелкими, но очень уместными деталями. Фиби успела заметить пивные кружки старинного образца, изогнутый барабан, ирландскую арфу и глиняную посуду, также выполненную в ирландском стиле.

– А вот и ты, как раз вовремя.

Стоило Фиби повернуться, и ее рука тут же оказалась в руке Дункана. А эта его улыбка! Фиби попыталась сосредоточиться. Еще немного, и она забудет о том, что ехала сюда с большой неохотой.

– Мне нравится это место, – сказала она Дункану. – И музыка очень приятная.

– У нас тут так каждый вечер. Пройдем сюда.

Он подвел Фиби к столику, расположенному прямо перед камином. Прислушиваясь к потрескиванию огня, Фиби опустилась на маленькое уютное сиденье.

– Удобное местечко, – заметила она Дункану.

– Что будешь пить?

– Мне пиво. Лучше всего «Харп».

– Подожди чуть-чуть.

Дункан направился к стойке и что-то сказал одной из девушек. Секунду спустя он вернулся назад с кружкой золотистого пива.

– А как же ты?

– На работе я пью только «Гиннес», – Дункан взглянул Фиби прямо в глаза. – Ну, как поживаешь?

– Да, в общем, неплохо. А у тебя как дела?

– Прежде чем я отвечу, позволь поинтересоваться, не принесла ли ты сюда секундомер?

– Уж извини, оставила его в другой сумочке.

– Тогда все в порядке. Я просто хотел прояснить этот вопрос, чтобы уже не отвлекаться на него. Ты сегодня здорово выглядишь.

– Спасибо. На самом деле я выгляжу сегодня как всегда, и мне это нравится.

– Знаешь, никак не могу выбросить тебя из головы, – Дункан коснулся пальцем виска и тут же умолк, увидев официантку с кружкой в руках.

– Спасибо, – поблагодарил он ее за принесенный «Гиннес», сопроводив все ослепительной улыбкой.

– Да не за что, – ответила девушка, опуская на стол чашку с крендельками. Она подмигнула Дункану, бросила быстрый взгляд на Фиби и тут же направилась к следующему столику.

– Так вот, – продолжил Дункан, сделав небольшой глоток, – я все пытался понять, почему никак не могу забыть тебя. То ли это из-за Самоубийцы Джо, то ли потому, что ты сразу показалась мне чертовски сексуальной. Надо сказать, это была моя вторая мысль с того момента, как я увидел тебя. Готов признать, что в тех обстоятельствах она могла показаться несколько легкомысленной.

Фиби неторопливо отхлебывала пиво, наблюдая за собеседником. Стоило ему улыбнуться, и в углу рта тут же появлялась крохотная ямочка. Фиби вдруг осознала, что не в силах отвести от нее взгляд.

– Твоя вторая мысль.

– Да, поскольку вначале я подумал что-то вроде: слава богу, сейчас она с этим разберется.

– Ты всегда с таким доверием относишься к незнакомым людям?

– Да нет. Возможно. Честно говоря, просто не задумывался об этом. – Дункан чуть наклонился вперед, так что их колени слегка соприкоснулись. – На самом деле я с первого взгляда понял: ты – именно тот человек, который знает, что нужно делать, и при этом очень привлекательная женщина. Поэтому я захотел увидеть тебя снова – хотя бы для того, чтобы понять, чем ты меня так зацепила. Я знаю, что ты очень умная, – еще один плюс. Достаточно вспомнить, чем ты занимаешься. Что уж говорить о звании лейтенанта – в твоем-то возрасте.

– Ну, не такая уж я молоденькая. Мне тридцать три.

– Тридцать три? Мне тоже. А когда ты родилась?

– В августе.

– А я в ноябре. Ты постарше, – он слегка склонил голову. – Ну все, я влип. Обожаю женщин, которые старше меня. Они и впрямь на редкость сексуальны.

Это замечание заставило Фиби расхохотаться.

– Забавный же ты парень.

– И это тоже. А еще я очень вдумчивый и глубокий человек – на случай, если ты считаешь очки.

– Какие очки?

– Ну, в такой ситуации не обойтись без подсчета очков. Он очень опрятный. У нее потрясающая грудь. Добавляем еще несколько очков. У него идиотский смех, она терпеть не может спорт – очки снимаются.

– И как мои успехи?

– Не уверен, что смогу высчитать такие цифры без калькулятора.

– Что ж, неглупо. Несколько очков на твой баланс. – Фиби потягивала пиво, попутно разглядывая собеседника. Через левую бровь у него протянулся крохотный шрам – маленькая полоска наискосок. – И все же с твоей стороны весьма неосмотрительно считать меня такой уж умной и компетентной, если учесть, что ты видел меня в деле только раз.

– Я неплохо разбираюсь в людях – наловчился на работе.

– Управляя барами?

– Чуть раньше. Когда работал простым барменом и простым таксистом. Каких только людей я не повидал за это время!

– Бармен с навыками таксиста.

– Или, если угодно, таксист с навыками бармена.

Склонившись вперед, он поправил прядь волос за ее ухом, слегка задев при этом серебряную сережку. Движение это было таким естественным и непринужденным, что Фиби на мгновение забыла о том, что почти не знает сидящего перед ней человека.

– Я затратил немало времени на освоение обеих профессий, – продолжил меж тем Дункан, – и в конце концов понял, что сыт этим по горло. В какой-то момент мне захотелось открыть собственный бар.

– Что ты и сделал – став еще одним воплощением американской мечты.

– Не совсем так. Возможно, что-то здесь и было от мечты, вот только не могу сказать, что я заработал эти деньги, развозя пассажиров или обслуживая клиентов в баре.

– Чем же еще ты занимался? Грабил банки, впаривал людям наркотики, торговал своим телом?

– Неплохой способ подзаработать деньжонок. Впрочем, не угадала. Я выиграл их в лотерею.

– Что, в самом деле?

На этот раз ему действительно удалось удивить ее.

– Ну да, простое везение. Или судьба, если уж на то пошло. Мне случалось иногда покупать билеты – не скажу, чтоб уж очень часто. И вот я в очередной раз решил попытать счастья. Помню, мне надо было вписать туда шесть цифр.

– И как же ты их выбирал?

– Очень просто. Мой возраст, номер такси. Последнее было не слишком-то вдохновляюще, ведь я не собирался больше работать шофером. Случайный набор цифр и… джекпот. Слышала когда-нибудь, как люди говорят, что если им повезет и они выиграют в лотерею, то ни за что не оставят свою работу и будут жить практически так же, как до выигрыша?

– Ну да.

– Как думаешь, с ними все в порядке?

Рассмеявшись, Фиби потянулась за очередным крендельком.

– Уж ты-то наверняка забросил и такси, и работу в баре.

– Ясное дело. Завел свой собственный спортивный бар. Чертовски круто. Самое забавное, однако, состоит в том (надеюсь, ты не вычеркнешь мне за это очки), что уже спустя несколько месяцев я понял, что совсем не желаю проводить в этом баре все свои вечера.

Фиби окинула взглядом «Свифтис». Музыканты продолжали играть, но музыка теперь лилась медленно и неторопливо.

– Тем не менее теперь у тебя два бара. И ты по-прежнему проводишь здесь вечера.

– Ну да. Что касается первого бара, то я продал половину акций одному своему знакомому. Ну, почти половину. Сам же занялся обустройством ирландского бара.

– И что, никаких путешествий, никаких дорогущих машин?

– Ну почему. Были и путешествия, и машины. Ну а сама-то ты…

– Нет-нет, позволь еще один вопрос. Он не очень-то деликатный, но так и рвется с языка. Сколько же ты выиграл?

– Сто тридцать восемь миллионов.

Фиби поперхнулась крендельком, и Дункан предупредительно похлопал ее по спине.

– Боже милостивый.

– Ну да, именно так. Хочешь еще пива?

Она покачала головой и вновь уставилась на него в немом изумлении.

– Ты выиграл в лотерею сто тридцать восемь миллионов долларов? – вернулся к ней наконец дар речи.

– Все так. Лучший лотерейный билет за всю мою жизнь. Я помню, вокруг этого события было немало шумихи. Ты что, ничего не слышала?

– Я… – Фиби никак не могла справиться с полученной информацией, – даже не знаю. Когда это было?

– Семь лет назад, в конце февраля.

– Вот что, – она наконец-то перевела дыхание. – Видишь ли, мне было не до того – я как раз рожала.

– Как-то трудно совместить это с тем, что я о тебе знаю. Ребенок. Кто именно?

– Девочка. Карли.

Заметив, что взгляд Дункана скользнул по ее левой руке, она тут же добавила:

– Разведена.

– Ну что ж, постоянно в делах, одна воспитываешь дочь, при этом блестящая карьера. Готов поспорить, у тебя превосходная координация движений.

– Это дело практики.

Миллионы, думала Фиби. Миллионы, наваленные поверх других миллионов. И все же он сидит здесь, в этом маленьком пабе, попивает пиво и выглядит как обычный парень. Правда, у этого парня чертовски обаятельная улыбка, очень сексуальный шрам через бровь и не менее привлекательная ямочка в углу рта. И все же.

– А почему ты живешь здесь, а не на каком-нибудь острове в южной части Тихого океана?

– Мне нравится Саванна. Что толку быть по-настоящему богатым, если ты не можешь жить там, где хочешь? Ну а ты, давно ты работаешь в полиции?

– Ну… – она все еще не могла прийти в себя. Простой симпатичный парень неожиданно оказался простым симпатичным мультимиллионером. – Начинала я в ФБР, сразу после колледжа. Потом…

– Ты работала в ФБР? Как Кларис Старлинг? Как в том фильме – «Молчание ягнят»? Или как Дана Скалли – еще одна сексуальная штучка с рыжими волосами? Специальный агент Макнамара, – последние слова он даже не произнес, а выдохнул. – Я просто в отпаде!

– Во многом благодаря этому, а еще по целому ряду других причин я решила перебраться в полицейский округ Саванны-Четхема. Специалист по кризисным ситуациям.

– По кризисным ситуациям? – Взгляд его внезапно стал твердым и внимательным. – Это когда какой-нибудь парень забаррикадируется в офисе с заложниками и потребует десять миллионов или, например, выпустить из тюрьмы всех заключенных с карими глазами? Ты ведешь с ним переговоры?

– Если это произойдет в Саванне, то, скорее всего, там окажусь именно я.

– А откуда ты знаешь, что говорить? И чего не говорить?

– Тут не обойтись без специального обучения… Что такое? – спросила Фиби, заметив, что Дункан недоверчиво качает головой.

– Нет. Ты должна знать . Обучение – это хорошо, опыт – тоже. Но ты должна знать.

«Забавно, – подумала Фиби. – Ему удалось сразу же понять то, что никак не удается донести до некоторых полицейских – например, до того же Арни Микса. Но Микс, кажется, просто безнадежен».

– Ты можешь лишь надеяться на то, что знаешь. Главное в нашей работе – умение слушать. И это как раз то, что удается мне очень хорошо. Возьмем, к примеру, тебя. Ты живешь в Саванне, а не на одном из островов Тихого океана только потому, что там тебе непросто будет найти подходящее занятие. Ты относишься к своей удаче с должным почтением, хотя и не позволяешь ей заслонить от тебя все остальное. Твой рассказ о деньгах – не пустое хвастовство, а обычный пересказ фактов, весьма забавных в твоем изложении. Должна признать, я действительно потрясена. Пожалуй, захоти я этого, мы могли бы закончить сегодняшний вечер сексом, что также было бы весьма забавно. Хотя это, скорее всего, и стало бы концом наших отношений.

– Вот что мне действительно нравится, – произнес в ответ Дункан. – Женщина, которая делает то, что удается ей лучше всего, и делает это на высшем уровне. Жаль, Самоубийца Джо уже не работает у меня в баре. Этот сукин сын явно заслуживает повышения.

Фиби невольно улыбнулась. Видит бог, она и так была сверх меры очарована своим собеседником. Однако…

– Пожалуй, хватит для получасовой встречи, – решительно заявила она. – Мне уже пора домой.

– Ты любишь свою дочь – вот, пожалуй, самое главное. Твои глаза так и засияли, когда ты упомянула ее имя. Развод не прошел для тебя даром – ты все еще переживаешь. Сильно или нет – другой вопрос. Работа для тебя – не просто работа, но призвание. Сама видишь, – продолжил Дункан, – бармен с навыками таксиста тоже умеет слушать.

– Да, ты прав. И все же хватит для одной встречи.

Заметив, что Фиби встает, Дункан тоже поднялся.

– Я провожу тебя до машины.

– Слишком долго придется провожать. Моя машина гостит у механика, так что я поеду на автобусе.

– Глупости. Я подвезу тебя. Не будь дурочкой – ведь ты же умная женщина.

Он придержал ее за локоть, и они вместе направились к выходу.

– Знаешь, меня сегодня уже хотели подвезти.

– Да ну? И кто же?

– Мой пятнадцатилетний сосед. Он предлагал мне прокатиться на своем велосипеде. Правда, я все-таки отдала предпочтение автобусу.

– Ну, сейчас-то ты точно ничего не потеряешь. До парковки идти примерно столько же, сколько до автобусной остановки. И я довезу тебя домой без всякой тряски, – Дункан взглянул на нее сверху вниз. – Неплохой вечерок для такой поездки.

– Я живу совсем рядом – на Джонс-стрит.

– Одна из моих самых любимых улиц, – его рука скользнула вниз, и он осторожно сжал ладонь своей спутницы. – Как, впрочем, и та, по которой мы идем.

Ну вот, подумала Фиби, теперь и она гуляет по Ривер-стрит рука об руку с мужчиной. Не совсем то, о чем она мечтала, но все же… Ладонь Дункана была твердой и широкой, от нее исходило приятное тепло. Такая ладонь с легкостью могла бы вместить в себя летящий мяч или чашечку женской груди.

Дункан шагал свободно и неторопливо. «Такой мужчина, – думала Фиби, – всегда знает, как можно с толком потратить свое время».

– Приятно прогуляться в такой вечерок вдоль реки, – заметил Дункан.

– Мне уже пора домой.

– Я понял. Не замерзла?

– Нет.

На автостоянке Дункан обратился к служащему:

– Как дела, Лестер?

– Потихоньку, шеф. Добрый вечер, мэм.

Банкнота скользнула из руки в руку так быстро, что Фиби едва не упустила этот момент. И вот уже она любуется на сияющий белый «Порше».

– Никакой тряски, – подмигнул ей Дункан, открывая дверцу машины.

– Вынуждена признать, это и в самом деле лучше, чем автобус – или же велосипед Джонни Портера.

– Тебе нравятся машины?

– Спроси ты меня об этом пару часов назад, и я бы назвала тебе целую дюжину причин, по которым мне никак не удается прийти к согласию со своей машиной. – Она осторожно провела рукой по спинке кожаного сиденья. – Но эта машина мне и в самом деле нравится.

– Мне тоже.

Вопреки ее ожиданиям, Дункан вел машину очень спокойно – никакой суеты, никаких безумных скоростей. При этом чувствовалось, что он знает этот город не хуже, чем Фиби – свою спальню. Ему явно был знаком здесь каждый закоулок.

Она назвала ему адрес, после чего позволила себе расслабиться и насладиться поездкой. Вскоре Дункан затормозил у ее дома.

– Спасибо, все было замечательно, – со вздохом сказала Фиби.

– Всегда пожалуйста.

Он вышел из машины, затем помог выбраться Фиби.

– Красивый дом.

– Действительно, красивый.

Дом и в самом деле выглядел замечательно: розовый кирпич, белые бордюры, высокие окна, просторные террасы.

Ее собственность – нравится ей это или нет.

– Семейный дом, семейные обязательства. Долгая история.

– Почему бы тебе не рассказать об этом завтра за ужином?

Фиби почувствовала, что ее так и подмывает сказать «да», однако она постаралась взять себя в руки.

– Послушай, Дункан, ты и в самом деле очень приятный парень. К тому же ты богат и у тебя просто потрясающая машина. Но я сейчас не в состоянии думать о новых отношениях.

– А в состоянии ли ты съесть ужин?

– Вполне, – рассмеялась она, следуя по направлению к дому. – Несколько раз в неделю.

– Ты – общественный служащий. Я в данном случае представляю общество. Поужинай со мной завтра вечером – или в любой другой день. Я заранее согласен.

– Завтра у меня свидание с собственной дочерью. Мы можем встретиться в субботу и поужинать – при условии, что наш ужин не перерастет в нечто большее.

– Итак, в субботу.

Он чуть наклонился. Движение было мягким и осторожным, но она все-таки уловила его. Уловила, но не стала протестовать – сейчас это могло показаться слишком глупым. Через мгновение она почувствовала прикосновение его губ. Ощущение было легким и приятным.

Затем его рука скользнула с ее плеча на запястье, а губы накрыли ее губы. С этого момента она была уже не в состоянии думать. Глубокое, всепроникающее ощущение тепла, нежная дрожь и сумасшедшее биение пульса… Все это нахлынуло на нее столь неожиданно, что она лишь с трудом смогла перевести дыхание.

Эмоции были настолько сильными, что у Фиби действительно закружилась голова. И когда Дункан наконец отстранился, все, что она смогла, – это несколько секунд неотрывно смотреть ему в глаза.

– Черт, – пробормотала она с трудом, – ну, знаешь…

В ответ он вновь просиял своей знаменитой улыбкой:

– Я заеду за тобой в семь. Спокойной ночи, Фиби.

– Спокойной ночи.

Она неуверенно открыла дверь и оглянулась. Дункан по-прежнему стоял на тротуаре и, все так же улыбаясь, смотрел ей вслед.

– Спокойной ночи, – повторила она.

Шагнув внутрь, Фиби заперла дверь и выключила свет над входом.

«И во что это я ввязалась?» – мелькнула у нее мысль.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий