Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ровно в полдень
4

Только она успела подняться по лестнице, как из гостиной выскользнули мать и Ава. Обе смотрели на нее с одинаково вопросительными улыбками.

– Ну, – начала Эсси, – как все прошло?

– Замечательно. Мы просто попили пива.

Если бы на ней были носки, подумала Фиби, направляясь к себе в спальню, то во время того прощального поцелуя их просто сдуло бы у нее с ног.

За ее спиной Эсси и Ава обменялись многозначительными взглядами, после чего поспешили за ней в комнату.

– Как все это было? О чем вы разговаривали? Ну же, Фиби, мы просто умираем от любопытства, – Ава просительно сложила руки.

– Мы выпили пива в его пабе. Очень приятное местечко. Мне там понравилось. А сейчас мне пора немного поразмяться.

И Фиби, не обращая внимания на присутствующих, направилась к шкафу, чтобы вытащить оттуда спортивные штаны и лифчик.

Взглянув в зеркало на отражение матери, Фиби молча пожала плечами. Затем разделась и начала натягивать на себя спортивный костюм. Она так давно жила среди женщин, что ей и в голову не пришло смущаться собственной наготы.

– Мы просто болтали. О том о сем… Он раньше работал барменом, а еще водил такси.

– Вот оно что… Весьма предприимчивый молодой человек.

– Пожалуй.

– А где он живет? – не отставала Ава. – В городе?

– Не знаю, не спрашивала.

– Ради бога, – Эсси театрально закатила глаза, – это же самый естественный вопрос.

– Мы просто не дошли до этого.

Порывшись в небольшом серебряном ящичке, Фиби достала заколку и крепко стянула волосы в хвостик.

– А как насчет его близких? – продолжала выпытывать Эсси. – Кто его родители, его…

– До этого мы тоже не дошли. Если честно, я думала о другом.

– Должно быть, он просто очаровал тебя, – решила Эсси.

– Он и правда очень привлекателен. Но дело не в этом. Просто когда он сказал мне, что выиграл в лотерею сто тридцать восемь миллионов, я некоторое время не могла думать ни о чем другом.

Выйдя из комнаты, Фиби сразу же заглянула к Карли – проверить, спит ли она, после чего направилась по лестнице на третий этаж.

В свое время она произвела здесь небольшую перестановку, превратив комнату для прислуги в маленький спортивный зал. В каком-то смысле это было потаканием собственным слабостям, поскольку избавляло ее от необходимости заниматься фитнесом где-нибудь на стороне. В то же время это экономило ей кучу времени и денег. В свой импровизированный зал она могла приходить рано утром или поздно вечером, когда Карли уже спала.

Для занятий Фиби приобрела эллиптический тренажер и еще целый ряд приспособлений. Здесь же стоял небольшой телевизор – на нем она смотрела кассеты с записями упражнений. Карли нередко присоединялась к ней во время занятий, и это было несомненным плюсом, поскольку позволяло им чаще видеться. Впрочем, мама и Ава тоже пользовались тренажерами, так что все это оборудование, несмотря на дороговизну, полностью окупало себя.

Установив тренажер, Фиби приступила к занятиям. Ее мать и Ава уже были тут.

– Ты сказала миллионов ? – Эсси не оставляла надежды выпытать все до конца.

– Именно так.

– Кажется, я припоминаю эту историю, – Ава прижала ладонь к сердцу. – Таксист-миллионщик – так о нем писали в газетах. Местный парень. Один-единственный билет. Бог мой! Так это он?!

– Он самый.

– О боже… Пожалуй, мне лучше присесть, – Эсси опустилась прямо на пол. – Это ведь не просто богатый, не просто удачливый… Я даже не знаю, как его назвать.

– Счастливчик? – предположила Фиби.

– Что-то в этом роде, – Ава опустилась на пол рядом с Эсси. – Он угощал тебя пивом.

Фиби, довольная произведенным эффектом, подняла сопротивление на следующий уровень.

– Не только пивом. Еще и крендельками. А потом отвез домой на своем «Порше».

– Как он, по-твоему, не слишком развязный? – Эсси озабоченно нахмурила брови. – Столько денег… наверняка это сказалось на его характере.

– Он не развязный. Скорее общительный. – Фиби на секунду призадумалась. – И умеет нравиться. Но это у него, судя по всему, врожденное. Он уговорил меня поужинать с ним в субботу вечером.

– Ты встречаешься с миллионером, – Ава подтолкнула Эсси локтем. – Наша девочка встречается с миллионером.

Поскольку эта мысль заставляла ее нервничать, Фиби тут же подняла сопротивление на новый уровень – и в себе, и на тренажере.

– Только не надо воспринимать это как настоящее свидание. Я ни с кем не собираюсь завязывать серьезных отношений. Уж очень это все проблематично. Только и думай: а что мне сегодня надеть? А о чем мы с ним будем говорить? А вдруг он захочет затащить меня в постель? Что мне тогда сказать – что я не могу решиться на это так быстро и мне нужно все как следует обдумать?

– Ужин, – напомнила ей Ава, – в субботу вечером.

– Да, он умеет нравиться, – пробормотала Фиби. – Уж в этом ему не откажешь.


События разворачивались на фоне небольшого здания. Надпись на вывеске гласила: «Джаспер С. Хьюз, адвокат». Фиби уже знала, что в офисе находились сам Хьюз, женщина по имени Трейси Перселл и вооруженный тип по имени Вильям Грейди. Вход в офис был забаррикадирован изнутри.

Полицейские из оперативной группы уже успели разместиться по внешнему и внутреннему периметрам. Прибыв на место, Фиби сразу же поспешила к тому, кто отвечал за всю операцию. К несчастью, этим человеком оказался Арни Микс.

На Арни были темные очки, однако во взгляде его, обращенном на Фиби, явно чувствовалась насмешка.

– Парень захватил двух заложников. Свидетели слышали стрельбу из пистолета. Когда я прибыл на место, этот тип стал орать, что сразу убьет заложников, едва мы попытаемся войти внутрь.

– И это все? – немного подождав, с нетерпением спросила Фиби.

Арни пожал плечами.

– Этот тип заявляет, что адвокат обчистил его на шесть тысяч долларов и он хочет вернуть их.

– Где журнал, офицер?

«Уж не тренируется ли он дома в саркастических ухмылках?» – подумала Фиби, увидев, как искривились уголки его губ.

– Я пытался сделать все возможное, чтобы этот недоносок не пристрелил двух человек. У меня не было времени на ведение журнала.

– Когда свидетели услышали выстрелы?

– Примерно в девять утра.

– В девять? – Фиби почувствовала, как внутри ее одновременно вскипают ярость и страх. – Почти два часа назад, и вы только сейчас послали за посредником?!

– Я держу ситуацию под контролем.

– Вы отстранены. А вас, – Фиби обратилась еще к одному полицейскому, – я попрошу подробно записывать все, что происходит. Время, вид деятельности, кто и что говорит.

Одновременно с этим она достала из сумки свой блокнот.

Арни схватил ее за руку:

– Постойте-ка! Вы не можете просто так взять и начать здесь распоряжаться!

– Еще как могу, – она вырвала руку. – Именно на мне, как на посреднике, лежит ответственность за ситуацию. Свяжитесь с человеком, который захватил заложников, – приказала она тому полицейскому, которого решила привлечь к переговорам.

– Именно я делаю все, чтобы держать ситуацию под контролем!

– В самом деле? – Она резко повернулась к Арни: – Вам удалось поговорить хоть с кем-нибудь из заложников? Вы уверены, что они до сих пор живы? А что, если они ранены? Возможно, кому-то из них нужна медицинская помощь. Где ваш журнал? Где краткое описание ситуации? Наконец, какого прогресса вам удалось добиться за это время? Прошло целых два часа, прежде чем вы соизволили доложить о случившемся!

Схватив телефон, она стала быстро просматривать блокнот, в который успела записать имена тех, кто находился в офисе.

– Я не собираюсь разговаривать с вами! – Голос в трубке дрожал от еле сдерживаемой ярости. – Я сыт по горло этими разговорами!

– Мистер Грейди? Это Фиби Макнамара. Я веду переговоры от имени полицейского управления. Судя по всему, вы очень взволнованы. С вами все в порядке, мистер Грейди? С вами и с теми двумя? Нужна ли кому-нибудь медицинская помощь?

– К дьяволу ваши разговоры. Все к дьяволу!

– Давайте все-таки попытаемся понять друг друга. Можно, я буду называть вас Вильям? Вас ведь обычно так зовут?

– Я не намерен болтать с вами!

– Я здесь, чтобы помочь вам. – Фиби явственно понимала, что он и в самом деле намерен перейти от слов к действиям. – Не нужно ли передать вам воду? Или еду? Возможно, кому-нибудь требуется медицинская помощь?

– Мне были нужны мои деньги.

– Вам нужны ваши деньги. Почему бы нам не поговорить об этом, мистер Грейди? Возможно, я смогу помочь вам.

В своем блокноте Фиби быстро написала: использует прошедшее время .

– Я уже говорил об этом. Никто не захотел слушать.

– Никто не захотел вас выслушать. Я понимаю, как больно чувствовать такое невнимание. И я хотела бы извиниться за то, что мы отнеслись к вашим словам без должного уважения. Но я слушаю вас, мистер Грейди, внимательно слушаю. Я хочу помочь вам справиться с вашей ситуацией.

– Слишком поздно. Я сыт по горло.

Звук выстрела Фиби услышала за секунду до того, как он прозвучал на самом деле. Она услышала его в голосе Вильяма Грейди.


Адвокат отделался легким сотрясением мозга, несколькими шишками и синяками. Его секретарша не пострадала, вот только нервы у нее сдали. Вильям Грейди был мертв: убил себя выстрелом в голову из собственного пистолета.

– Великолепная работа, – раздался сзади голос Арни.

Фиби медленно – очень медленно – повернулась. Теперь она смотрела Арни прямо в глаза.

– Ах ты… заносчивый сукин сын!

– Он шлепнул себя после разговора с вами, а не со мной.

И Арни, все с той же надменной ухмылкой, не торопясь зашагал прочь.

Фиби заставила себя сдержаться, чтобы не броситься вслед за ним. Не сейчас – в ней слишком кипит гнев. Она легко может сорваться и сделать что-то, о чем позднее пожалеет. Она еще успеет разобраться с Миксом.

Внезапно на плечо ей легла чья-то рука.

– Тебе уже нечего здесь делать, – заметил Дейв.

– У меня не было ни малейшего шанса. Минута, может быть, две. Что можно сделать за это время? Все закончилось еще до того, как я вступила в переговоры.

– Фиби, ты…

Она покачала головой.

– Не сейчас. Я должна опросить заложников и найти хоть каких-то свидетелей. – Сказав это, она повернулась к Дейву: – Я хочу записать все показания и хочу, чтобы вы присутствовали при этом.

– Ты ведь знаешь, бывают ситуации, когда все идет не так.

– Я не уверена, что это как раз тот случай, – голос ее вновь задрожал от ярости. – И я намерена это выяснить. Заложников сейчас везут в больницу, но женщина, судя по всему, почти не пострадала. Она вполне может говорить. Я бы хотела, чтобы вы присутствовали при нашем разговоре.

– Ну, хорошо. Может, тебе стоит поговорить с психоаналитиком? Когда ты потеряла…

– Я его не теряла, уж в этом-то я уверена, – она старалась не давать воли эмоциям и от этого говорила немного резче, чем следовало. – У меня не было ни единого шанса спасти его.

По дороге в госпиталь она не проронила ни слова. Дейв тоже молчал. Глядя в окно, Фиби обдумывала вопросы, которые ей предстояло задать, и тон, которым они должны быть заданы. С помощью полученных показаний она надеялась обосновать то, что самой ей представлялось совершенно очевидным.

Трейси Перселл отдыхала на кровати в одной из больничных палат. Девушка была совсем молоденькая – вряд ли ей так уж давно начали продавать спиртное. Привлекательная блондинка, которой не мешало бы подкрасить корни волос.

Трейси нервно покусывала ноготь, глядя на окружающих красными, опухшими от слез глазами.

– Он убил себя. Застрелился прямо у нас на глазах.

– Я понимаю, каким это стало для вас испытанием. Возможно, вам стало бы легче, если бы вы смогли рассказать нам об этом. Как вы считаете, Трейси?

– Пожалуй. Они сказали, что я перенервничала и теперь мне надо немного отдохнуть. Но ведь он не ранил меня. Мне здорово повезло, что он вообще не тронул меня. Он ударил Джаспера и вдобавок сунул пистолет ему прямо в лицо. И…

– Я думаю, вы здорово испугались. – Фиби опустилась рядом с девушкой на кровать и коснулась ее руки, прежде чем достать свой диктофон. – Не возражаете, если я запишу все, что вы будете рассказывать?

– Да нет, что вы. Они сказали, что позвонят моему парню, Брэду. Знаете, он должен скоро прийти.

– Вот и чудесно. Если он не появится здесь за время нашего разговора, я сама ему позвоню. Договорились?

– Конечно. Спасибо вам. – Трейси перестала грызть ноготь, как если бы сама мысль о том, что Брэд вот-вот будет здесь, успокоила ее. – Я чувствую себя так странно. Как если бы мне довелось посмотреть фильм ужасов, одним из героев которого была я сама.

– Понимаю. Но теперь-то уже все в прошлом. Вы работаете на мистера Хьюза?

– Угу. Я его секретарша.

– И сегодня вы пришли на работу в свое привычное время?

– Я пришла в офис где-то без десяти девять. Джаспер сегодня пришел одновременно со мной. Обычно он запаздывает, но сегодня мы оба пришли туда к девяти. И почти сразу же после нас появился он. Мистер Грейди. Он ворвался в офис и с размаху ударил Джаспера в лицо. Потом повалил его на пол. Я закричала, потому что увидела у него пистолет. Выглядел он просто ужасно – как безумный.

Порывшись в пакете у себя на коленях, Трейси достала оттуда пару бумажных носовых платков. Было видно, что она едва сдерживает рыдания.

– Он и вел себя как безумный.

– Что случилось потом?

– Он приказал мне встать и закрыть дверь. Он сказал, что застрелит Джаспера, если я попытаюсь убежать. Он приставил пистолет к виску Джаспера, и я страшно перепугалась. Я сделала все, как он сказал. Потом он приказал нам подвинуть стол прямо к дверям. Наверно, ему показалось, что мы делаем это слишком медленно, и тогда он выстрелил.

– Он стрелял в вас?

– Нет. Он целился в пол, проделал дырку в ковре. По-моему, я снова закричала – ну и заплакала. Он велел мне заткнуться и делать то, что он сказал. Потом он снова ударил Джаспера и начал орать на него. Кричал, что хочет вернуть свои деньги. Шесть тысяч пятьсот двадцать восемь долларов – все до последнего цента. – Трейси снова стала обкусывать ноготь. – Понимаете, он заплатил эти деньги Джасперу. Это все расходы, связанные с судебным процессом. К сожалению, дело закончилось ничем.

– Он был клиентом Джаспера?

– Что-то вроде того. Мне кажется, Джаспер не стал заносить его имя в свои учетные книги, – теперь она смотрела куда-то в сторону. – Я и в самом деле не знаю всех подробностей.

– Мы вернемся к этому позже.

– Ладно. Только будет лучше, если вы расспросите об этом самого Джаспера. В общем, Джаспер сказал ему, что у него нет при себе таких денег, и тот заявил, что ему лучше бы найти их. Они как раз договаривались о том, чтобы пойти в банк, когда прибыл этот коп.

– В это время появился первый полицейский.

– Да, что-то в этом роде. Мы услышали сирены, и мистер Грейди заставил меня подойти с ним к окну и посмотреть сквозь жалюзи. Увидев полицейских, он закричал, чтобы они все убирались. Мол, если кто-нибудь попытается войти, он убьет нас. Что у него есть пистолет и он обязательно им воспользуется. Он и мне приказал кричать то же самое, и я закричала, что он и в самом деле поступит так, как говорит.

Трейси нервно вытерла глаза.

– Просто ужас.

– Думаю, вы здорово испугались.

– Ох, мэм, никогда еще мне не было так страшно.

– Что, мистер Грейди ударил вас?

– Нет. Он просто заставил меня лечь на пол, на живот. Джаспера тоже. Потом коп закричал в этот – как его, рупор? – что его зовут офицер Арнольд Микс и чтобы мистер Грейди положил свое оружие и вышел на улицу с поднятыми руками. Поживее, сказал он ему, как будто речь шла о чем-то обыденном. А мистер Грейди опять закричал, что его, мол, зовут Вильям Грейди и чтобы все они проваливали прочь. Ему нужны его деньги – шесть тысяч пятьсот двадцать восемь долларов и тридцать шесть центов, и он намерен получить их обратно. Потом они еще некоторое время орали друг на друга.

– Орали?

– Ну да. Орали и ругали друг друга всякими словами. Мистер Грейди все интересовался, где был этот коп и где был закон, когда Джаспер украл его деньги. Ну а коп отвечал, что ему нет дела до денег мистера Грейди и что лучше бы тому побыстрее вытряхнуться из здания с поднятыми руками.

Взглянув на Дейва, Фиби поинтересовалась:

– И как мистер Грейди отреагировал на это?

– Он пришел в настоящую ярость, особенно когда полицейский заявил, что мистер Грейди – просто тряпка и ему никогда не хватит смелости застрелить нас. Боже милостивый, я думала, он тут же пристрелит нас – просто чтобы поставить на место этого копа. От страха я снова начала рыдать.

– Вы слышали, как полицейский все это сказал?

– Да, мэм. Он назвал мистера Грейди тряпкой и еще вонючим недоноском.

Фиби вновь многозначительно посмотрела на Дейва, тогда как Трейси, не в силах справиться с нервами, начала рвать на клочки бумажный платок.

– Мистер Грейди сказал, чтобы коп вошел внутрь и попытался арестовать его. Он, мол, пристрелит и копа, и нас двоих. Он сказал, что хочет забрать свои деньги. Чтобы заплатить Джасперу, ему пришлось продать машину, и ему больше негде жить. А коп заявил, что жить он будет теперь в тюремной камере и машина ему там не понадобится. Потом – мне показалось, что прошла целая вечность, – прибыли и другие полицейские… Как вы думаете, Брэд уже здесь?

– Еще пара вопросов, и я схожу проверю. Что случилось потом, Трейси?

– Ну, мистер Грейди еще больше разволновался. Мне показалось, он и в самом деле хочет застрелить нас, чтобы сразу покончить со всем этим. Тут я снова разрыдалась. Но он сказал мне, чтобы я не беспокоилась: это все не моя вина. Копы и юристы – вот что он сказал. Им бы только посмеяться над простыми людьми. Мне кажется…

– Что кажется? – подбодрила ее Фиби.

– Мне кажется, он хотел отпустить меня. Только меня, а не Джаспера. Он спросил, скажу ли я полицейским про его деньги, если он меня отпустит, и я ответила, что скажу. Конечно, я бы сказала! Тут снова зазвонил телефон. Этот коп, Микс, заорал Джасперу, чтобы тот ответил: «Возьми трубку, ты, сукин сын!»

Трейси судорожно вздохнула.

– Знаете, это может показаться глупым, но этот полицейский пугал меня почти так же, как мистер Грейди с его пистолетом. – Она вытерла платком глаза. – Я хотела только одного – чтобы он наконец заткнулся. Я ведь чувствовала, что мистер Грейди хочет отпустить меня. И кто знает, может, он бы не застрелился тогда у меня на глазах.

– Все хорошо, Трейси. Все уже позади, – успокаивающе произнесла Фиби, увидев, что девушка вновь начала рыдать.

– Это было… такое ужасное зрелище! Знаете, он разрешил мне сесть – еще когда спрашивал, расскажу ли я полицейским о его деньгах. Так что я сидела на полу, когда телефон опять зазвонил. Я не слышала, что говорил ему полицейский, но я могла наблюдать за мистером Грейди. Я смотрела и думала, что, если он все-таки отпустит меня, я ни за что не вернусь в этот офис. Пойду на курсы и найду себе какую-нибудь другую работу, получше. Мистер Грейди говорил теперь очень мало, но выглядел каким-то грустным. Грустным и испуганным – почти как я сама. Через некоторое время телефон опять зазвонил, но мистер Грейди, казалось, не собирался брать трубку. Потом он взглянул на меня и сказал, что включит сейчас громкую связь, чтобы я сама могла услышать, как они обращаются с простыми людьми. На этот раз звонила женщина… Это были вы, – помедлив мгновение, сказала Трейси. – Точно, это были вы. В общем, вы знаете, что произошло потом.

– Да, я знаю, что произошло потом.

Вместе с Дейвом они вышли на улицу, на свежий воздух. Убедившись, что вокруг никого нет, Фиби сказала:

– Он спровоцировал это самоубийство. Из-за его идиотского поведения едва не погибли двое заложников. Он полностью проигнорировал все правила, распространяющиеся на такую ситуацию. И ради чего?

– Знаешь, далеко не всем удается правильно вести себя в такой ситуации. Не каждый полицейский обладает навыками посредника.

– Черт возьми, Дейв, – на этот раз Фиби была уже не в силах сдерживаться, – ты что, оправдываешь его? Оправдываешь то, что он совершил?

– Нет, – Дейв предостерегающе поднял руку. – И я не собираюсь спорить с тобой, Фиби. Во всяком случае, сейчас, когда ты права. Офицер Микс будет допрошен.

– Я сама допрошу его. Это мое право, – заявила она, прежде чем Дейв смог возразить.

– У вас с Миксом и до этого были серьезные трения. Вдобавок именно ты разговаривала с тем типом, когда он покончил с собой.

– Если я не смогу допросить Микса, это подорвет мой авторитет. Сукин сын не звонил нам почти два часа. Он вполне заслужил взбучку. Дело тут не в наших отношениях, а в его профессиональных способностях.

– Только постарайся, чтобы это не выглядело так, будто ты намерена свести с ним счеты.

– Дейв, человек погиб. Как ни пересчитывай, его уже не вернешь.


Всю оставшуюся часть дня Фиби собирала информацию, записывала показания свидетелей и составляла подробный отчет обо всем случившемся.

Затем она пригласила в свой кабинет Арни Микса.

– Я уже собирался домой, – заявил он.

– Садитесь. У меня нет времени на пустую болтовню.

– Я тут с восьми до четырех и не намерен задерживаться дольше положенного.

Тем не менее он все же подошел к столу и сел напротив Фиби. При виде диктофона лицо у него скривилось:

– А это что?

– Во избежание возможных недоразумений наша беседа будет записана на пленку.

– Тогда мне может потребоваться личный представитель.

– Хотите, чтобы он присутствовал? Что ж, позвоните ему, – и Фиби решительным жестом пододвинула к нему телефон. – Прошу.

Арни пожал плечами:

– У вас пять минут до того, как я начну отсчитывать сверхурочное время.

– Итак, сегодня утром, в одиннадцать минут десятого, вы получили сообщение о том, что из офиса адвоката Джаспера С. Хьюза донесся пистолетный выстрел. Правильно?

– Все так.

– Вы тут же отправились на место и вскоре оказались возле нужного здания. Запершийся внутри человек проинформировал вас о двух заложниках и о том, что у него есть пистолет. Правильно?

– Мы теряем время, копаясь в этих деталях.

– Скажите, вы сразу обратились за помощью в группу поддержки или к специалисту по кризисным ситуациям?

– Нет. Я и сам с этим прекрасно справлялся – пока там не появились вы.

– С помощью рупора вы назвали себя и заявили, что вы – офицер полиции.

– Я действовал по инструкции. Нашел укрытие, затем представился. Потом сказал этому парню, чтобы он бросил оружие и вышел с поднятыми руками. Но он отказался.

Фиби откинулась назад.

– Вы правы, мы зря теряем время. Здесь у меня все документы, включая показания свидетелей и обоих заложников, а также сообщения тех полицейских, которые прибыли к зданию вслед за вами. И все это однозначно указывает на то, что вы проигнорировали принятую в таких случаях процедуру, не пожелали обратиться за помощью к специалистам, нарушили все общепринятые правила и в итоге не только не успокоили, но еще больше разозлили человека, захватившего заложников.

– Этот парень и так здорово психовал. Он начал стрелять еще до того, как я там появился.

– И вы не сделали ни малейшей попытки вывести его из этого состояния. – Ее глаза пылали от ярости, хотя голос по-прежнему оставался ровным и спокойным. – Вы заявили ему, что вам нет до него никакого дела и он в любом случае попадет в тюрьму.

На лице его вновь появилась все та же наглая ухмылочка:

– Никто не говорил мне, что во время переговоров надо лгать.

– Я бы на вашем месте не стала так веселиться, офицер. Вы сделали все возможное, чтобы вывести этого парня из равновесия. – Фиби вытащила один из отчетов. – «Затем офицер Микс связался с этим человеком по телефону и заявил, что тому не остается ничего другого, как приложить пистолет к собственному виску, а затем спустить курок».

– Я прекрасно контролировал ситуацию, пока там не появились вы. В конце концов, заложники выбрались оттуда целыми и невредимыми. Никто не погиб.

– Внутри было три человека. А вышли оттуда только двое.

– Только двое и имели для нас значение.

– С вашей точки зрения. Видимо, именно поэтому вы сделали все возможное, чтобы довести этого парня до точки. Впрочем, судя по этим отчетам, заложники тоже не представляли для вас никакого значения. Вы ни разу не поинтересовались тем, в каком положении они находятся. Более того, вы умудрились еще больше ухудшить ситуацию, заявив вооруженному человеку, что у него не хватит смелости пристрелить заложников.

– Вам просто нужно обвинить кого-нибудь в своих неудачах, мэм

– Не волнуйтесь, офицер, свои действия я смогу обосновать. А вот вам это вряд ли удастся. Вы отстранены от работы на тридцать дней.

– Дьявол! – Микс резко вскочил со стула.

– Этот случай будет подвергнут самому тщательному расследованию, как, впрочем, и ваши действия. Вам же в течение ближайших трех суток предстоит наведаться к психиатру из нашего департамента – он должен дать оценку вашему поведению. Это приказ.

Лицо Микса побагровело от ярости.

– Вы не можете так поступить со мной!

– Вы вправе опротестовать мое распоряжение. Хочу только предупредить, что капитан Мак-Ви уже ознакомлен с этими документами и не возражает против моего решения.

– Еще бы он возражал, если учесть, что ты ему регулярно даешь!

Фиби медленно поднялась со стула.

– Что вы сейчас сказали?

– Да всем давно известно, что ты сидишь здесь только потому, что капитан трахает тебя, когда ему вздумается. Я еще разберусь с тобой, сучка, и тогда посмотрим, кто из нас лишится работы!

– Вы отстранены на тридцать дней, офицер. Кроме того, вам придется ответить за явное пренебрежение субординацией. А теперь вам стоит вернуться к себе, пока вы не договорились до чего-нибудь худшего.

Сделав шаг вперед, Микс оперся руками о ее стол:

– Хуже будет только тебе. Можешь в этом не сомневаться.

У нее даже горло перехватило от возмущения.

– Вы уволены. Ваше оружие и жетон.

Рука Микса метнулась к кобуре, и в его взгляде Фиби ясно прочла, что он не просто сукин сын – он куда опаснее, чем она предполагала.

Входная дверь внезапно отворилась, заставив Фиби вздрогнуть. На пороге стоял Сайкс.

– Извините, что помешал. Лейтенант, не уделите ли вы мне минуточку, когда освободитесь?

– Я уже освободилась. Офицер Микс? Вы слышали приказ?

Микс вытащил пистолет, после чего швырнул его вместе с жетоном ей на стол. Лишь после того, как его спина скрылась за дверью, Фиби позволила себе с облегчением вздохнуть.

– Вы в порядке, лейтенант?

– Да. Все хорошо. Что вы хотели?

– Ничего. Просто мне показалось, что обстановка слишком накалилась.

– Вы правы. Спасибо. – Ей безумно хотелось присесть, но она заставила себя остаться на ногах. – Детектив, вы ведь давно работаете в полицейском управлении?

– Двенадцать лет.

– Должно быть, слышали за это время немало разных слухов?

– Ясное дело.

– Скажите, здесь действительно все уверены в том, что между мной и капитаном Мак-Ви… существует сексуальная связь?

Сайкс взглянул на нее с таким искренним изумлением, что Фиби тут же расслабилась.

– Господи помилуй, лейтенант, с чего вы взяли? – Сайкс прикрыл за собой дверь. – Это вам Микс такое сказал?

– Да. Я бы попросила вас никому не рассказывать об этом. Пусть все останется между нами.

– Конечно, если вы так хотите. Вообще я бы не сказал, что сильно расстроен при виде этого зрелища, – Сайкс кивком указал на пистолет и жетон Арни. – Не знаю, насколько вам интересно мое мнение…

– Мне интересно. Говорите.

– Ему никогда бы не удалось стать полицейским, если бы не его семейные связи. Учтите, лейтенант: этот парень совершенно без тормозов. С этого момента вам лучше быть начеку.

– Я учту это. Спасибо. Спасибо, Бычок.

Услышав свое прозвище, Сайкс слегка ухмыльнулся. Он было направился к выходу, но остановился у самой двери.

– Знаете, в основном здесь думают о вас как о любимой племяннице капитана. Разумеется, не все были довольны поначалу – когда вы только пришли сюда из федералов. Я и сам был среди этих недовольных. Но очень скоро мы перестали ворчать. Вы хорошо справляетесь со своей работой, лейтенант. Во всяком случае, подавляющее большинство из нас думает именно так.

– Спасибо.

Как только за ним закрылась дверь, Фиби в изнеможении опустилась на стул.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий