Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Русский дух в стране самураев: жизнь в Японии от первого лица
За 7500 километров

Билет в один конец

Перелет Москва – Токио длится десять с небольшим часов. Время в Японии на тот момент на пять часов отличалось от московского, а сейчас уже эта разница стала равна шести часам. Впервые я летел на самолете куда-то так далеко, поэтому даже не представлял себе, что это такое – просидеть десять часов на одном месте. Сразу могу сказать, что попа постепенно становится квадратной, словно принимая форму сидения. Рост у меня 185 см, и как я ни пытался скрючиться, чтобы поспать, мне это не удалось. Видимо, тут нужно обладать каким-то специальным навыком. Поначалу я думал почитать книгу, но никак не получалось сконцентрироваться из-за мужчины, который сидел рядом со мной. Это был японец лет пятидесяти.

Я впервые видел японца, да и еще так близко.

Осмотрев салон, я заметил, что половина пассажиров – подданные моей будущей страны проживания. Сразу для себя отметил, что у них азиатская внешность, но они словно немного европеизированные, если вы понимаете о чем я. Сидящий рядом со мной мужчина с интересом читал газету и хлюпал носом. К сожалению, он продолжал это делать на протяжении всего полета, а это, я еще раз напомню, десять часов. В итоге я решил отложить книгу и просто смотрел различные фильмы.

Отдельного упоминания заслуживает мой уровень владения японским языком на тот момент. Если вы можете прочитать хоть одно слово по-японски и знаете что-то покруче, чем «аригато» (ありがとう) и «охаё» (おはよう), то поздравляю, ваш уровень владения японским языком выше, чем был у меня в тот день. Я посчитал, что глупо было бы говорить взрослому японцу слова «ня» и «каваии», которые слышал в аниме, поэтому решил вообще с ним не общаться.

Во время полета приносили обед и ужин, подавали различные напитки и казалось, что даже привычные мне продукты уже имеют немного другой вкус. Я предвкушал момент, когда впервые ступлю на землю Японии, вдохну воздух далекой страны и поем японских вкусняшек. Пилот самолета объявил, что до аэропорта Нарита осталось меньше часа.

Я выглянул в иллюминатор в надежде издалека увидеть Японию, но вокруг были только пушистые облака и бескрайний океан. Спустя несколько минут по салону прошли стюардессы и раздали всем иностранцам бумажки на английском и японском языках, на которых нужно было написать свое имя, цель поездки и продекларировать то, что везешь с собой. Отметив, что у меня нет с собой взрывчатки, наркотиков и других запрещенных предметов, я отдал бумажку обратно стюардессе и стал ждать приземления.

Шасси тронулись взлетной полосы, самолет постепенно начал снижать скорость и вскоре вовсе остановился.

Скажу честно, что аэропорт – это не то место, где можно восхититься Японией.



Все также стандартно, как и в любой другой стране. Я прошел паспортный контроль, получил багаж и пошел искать способ, чтобы добраться до города, потому что аэропорт находится в отдалении от Токио.

Найдя информационную стойку, на ломаном английском спросил, куда идти и вообще что теперь делать. Мне также на ломаном английском сказали, что нужно сесть на поезд, который едет до станции Токио, а там уже можно с пересадкой добраться до станции Такаданобаба (高田馬場), где меня должен встретить кто-то из школы.

Поплутав минут пять, я нашел платформу станции прямо на территории аэропорта, заплатил за билетик 1280 йен и сел на поезд. Я был одновременно очень рад и вымотан. Чемоданы, в которых находились все мои вещи на все сезоны, весили по ощущениям целую тонну. Было такое чувство, что под их тяжестью руки у меня уже вытянулись вниз и стали, как у обезьяны.

Поезд тронулся, выехал с территории аэропорта, и я впервые увидел настоящую Японию. Первое, что меня удивило, так это сам поезд: мягкие сидения, обтянутые каким-то бархатным материалом, на проходах висит множество рекламных баннеров, над дверьми на жидкокристаллических мониторах крутят различные ролики, показывают карту железнодорожных путей и везде стерильная чистота. Даже если постараться к чему-то придраться, то вряд ли получится.

В вагоне, помимо меня, было всего несколько человек, все японцы. Я расплылся в улыбке и уставился в окно. Хоть по календарю был октябрь, но на улице светило летнее солнце, все деревья утопали в зелени и температура была градусов двадцать выше нуля. Через открытую форточку мое лицо обдувал теплый ветерок, который больше походил на майский, чем на октябрьский.

Поезд время от времени останавливался на станциях, и вагон постепенно наполнялся людьми. Я заметил, что хотя мест становится все меньше и меньше, со мной почему-то никто не садится.

Через какое-то время вагон заполнился полностью, но место рядом со мной так и осталось пустовать. Я сначала подумал, что со мной что-то не то и даже посмотрел в свое отражение в окне напротив. Да нет, вроде все в порядке. Слегка сонное лицо после перелета, растрепанные волосы и улыбка на пол-лица. Может быть, дело как раз в ней? Подумали просто, что я не в себе. Но потом уже понял, что, скорее всего, это из-за большого количество багажа, который я вез с собой.

Вежливые японцы просто решили мне не мешать, чтобы я мог доехать с комфортом. Ну, я, во всяком случае, в это верю.

Прибыв на станцию Токио, я кое-как выгрузился с чемоданами на перрон и стал искать, где можно пересесть на другие ветки, чтобы доехать до станции Такада-нобаба.

Оставив отчаянные попытки разобраться в хитросплетениях веток японского метро, я решил, что проще будет снова спросить дорогу у кого-нибудь из стоящих поблизости людей. На глаза мне попался молодой японец, который спокойно стоял в ожидании своего поезда. На все том же ломаном английском я спросил у него, как можно добраться до станции Такаданобаба. Согласитесь, произнести это название с первого раза не так уж и просто, а иероглифы для не знающего японский человека выглядят вообще чем-то взятым из другого мира – 高田馬場.

Я удивился, что после моего вопроса японец сразу полез в карман и, достав мобильный телефон, начал что-то быстро в него вбивать. Через пару секунд он улыбнулся, рукой указал мне на линию номер четыре, рядом с которой я как раз и находился, сказал, что нужно сесть на поезд и через двадцать восемь минут я буду на месте. Оказалось, что эта ветка – основная кольцевая линия Yamanote Line, и в какую сторону бы я ни поехал, все равно достиг бы нужной мне станции, только времени бы заняло больше.

Как и сказал добрый японец, ровно через 28 минут я был на станции Такаданобаба. Я не знал, как он так точно рассчитал время пути, но захотел обладать такой же магией. Уже позже я обнаружил, что практически все в Японии пользуются бесплатным приложением на мобильные телефоны, которое позволяет рассчитать наиболее удобный путь от станции до станции, покажет, во сколько приедет поезд, сколько нужно совершать пересадок, на какую выходить платформу и даже стоимость проезда. Приложение называется Norikae Annai (乗換案内), что можно перевести как «гид пересадок». За много лет проживания в Японии я понял, что без него как без рук. Можно рассчитать путь от дома до работы или учебы с точностью до минуты.


Приложение Norikae Annai


Помимо меня, на станции Такаданобаба с поезда сошло всего несколько человек. Довольно обычное, ничем не примечательное место. Японские станции вообще сложно назвать чем-то выдающимся в архитектурном плане: все похожи между собой, словно их просто делают по одному шаблону.

Думаю, что японцы на первое место ставят практичность и удобство использования, а уж потом всякие красоты.

Вы не увидите больших просторных залов с мраморными стенами, старинными люстрами, витражными окнами и статуями. Хотя стоит сказать, что загородные небольшие станции имеют свой некий шарм: оформлены они обычно в старинном японском стиле с деревянными перронами и черепичными крышами.

Если вы хоть раз смотрели аниме или японские фильмы, где главные герои живут в небольшом городе, то могли видеть там такие станции. Закрытый шлагбаум и звук приближающегося поезда, который буквально через несколько секунд на огромной скорости проносится мимо, создавая порыв ветра, треплющий волосы одинокой девушки в школьной форме. Думаю, что именно такую сцену обычно и можно наблюдать.

На станции меня никто не встречал, поэтому необходимо было найти таксофон и с него уже позвонить в школу, чтобы сообщить им о своем приезде и попросить встретить. Вещи были просто неподъемными. Может быть, сказывалась усталость, но было такое ощущение, что они потяжелели еще раза в два. Одно дело – это ехать в поезде, с улыбкой на лице разглядывая японские плакаты с непонятными иероглифами. А вот таскать с выпученными от напряга глазами по всей станции чемоданы уже не так забавно. Спустя несколько кругов по перрону я смог найти небольшой телефон, прибитый к стене под лестницей перехода. Передо мной стояла другая проблема – позвонить в школу и объяснить, кто я, где я и зачем. Говорить на иностранном языке с человеком, которого не видишь и который, возможно, этот язык знает еще хуже меня, – увлекательнейшее занятие.

Японским таксофоном я никогда не пользовался, а описание на японском не мог прочесть, поэтому попросил о помощи женщину, которая стояла недалеко от меня. Она опустила в прорезь в верхней части таксофона 100 йен, подождала немного и, когда раздались гудки, передала мне трубку. Раздался женский голос, который что-то очень быстро затараторил по-японски. Из всего этого я смог уловить только слово Манаби. Ну, хотя бы номер оказался правильный. Женщина договорила, и наступила пауза.

Все мои познания в английском языке куда-то улетучились, и я не нашел ничего лучше, чем назвать свое имя.

Тихим голосом я произнес «Шамов Дмитрий», и в трубке снова начался поток японских слов, через какое-то время опять сменившийся тишиной. Я понял, что от меня ждут какого-то ответа на вопрос, который, возможно, мне задали. Как много загадок… Мне ничего не оставалось, как еще раз назвать свое имя. Повисла тишина. Видимо от меня ждали чего-то другого. «Может, еще раз сказать “Шамов Дмитрий”», – подумал я. А что, я уже начинаю привыкать. Но буквально через несколько секунд другой мужской голос, растягивая слова, сказал мне по-английски, чтобы я подождал на станции немного и никуда не уходил. Отлично, одной проблемой меньше.

Уходить я не собирался, да и был не в силах. Поэтому, чтобы скоротать ожидание, я решил купить себе попить какой-нибудь холодный японский напиток. Прямо напротив таксофона стояло несколько автоматов по продаже напитков. Часть ценников почему-то были красные, а часть – синие. Включив весь свой аналитический ум, я понял, что красные ценники могут быть у горячих напитков, хотя в России я на тот момент такого не встречал. Ну, в любом случае я хотел чего-нибудь холодного, поэтому опустила 100 йен в прорезь автомата, нажал кнопку у баночки с надписью coffee и через секунду я стал счастливым обладателем моего первого японского напитка. На деле оказался обычный холодный кофе без сахара.

Через какое-то время ко мне подошла миниатюрна я японка лет тридцати, мило улыбнулась, представилась Кавамото и сказала идти за ней к выходу со станции. Шли мы очень медленно, потому что под тяжестью всех своих чемоданов я больше напоминал индуса с горой тюков, чем счастливого студента, приехавшего учиться за границей. Изначально меня хотели повести в школу, но, поняв мое бедственное положение, японка предложила сначала зайти в общежитие и оставить вещи там. Благо, идти до него было меньше минуты.

Мое общежитие находилось на третьем этаже пятнадцатиэтажного здания, комнаты в котором сдавались иностранцам и приезжающим из других городов японцам. Мы дошли до квартиры с номером 308 и открыли дверь, которая даже не была закрыта на замок. Передо мной предстал мой новый дом на ближайшее время.

И я понял, что моя жизнь больше никогда не будет такой, как прежде.

Дом, милый дом

До того как приехать в Японию, я никогда не жил в общежитии или каких-нибудь домах, где с кем-то надо делить комнату. Конечно, я ездил в детстве в летний лагерь, но это немного разные вещи. Во-первых, я был маленький и воспринимал все иначе, а во-вторых, дети в принципе едут в лагеря, чтобы отдохнуть и провести время с другими детьми.

Моей же целью в Японии было изучение японского языка. Поэтому я очень переживал из-за того, с кем мне нужно будет делить жилую площадь. Руководство школы сказало мне, что это точно будут не японцы, а какие-нибудь иностранцы, которые тоже приехали в Японию для изучения языка. Иностранцы так иностранцы. На самом деле это даже хорошо – не нужно будет говорить по-русски и я смогу сконцентрироваться на японском языке. А при удачном стечении обстоятельств, может быть, даже английский подучу от носителя языка.

Отличные перспективы, как мне казалось. Но иностранцы бывают разные.

Когда передо мной открылась дверь в комнату общежития с номером 308, в нос сразу ударил неприятный запах кислого молока, сгнившего мусора и не стиранных годами носков. Нельзя было не отметить ширину коридора, который незаметно переходил в кухню. Либо идти вперед и тянуть за собой все чемоданы, либо толкать их сзади, ведь нормально с сумками на руках в проем протиснуться не представлялось возможным. Знаете, как в песне Noize Mc: «Чем-то воняло и было тесно, но для нас оно было культовым местом…». Воняло знатно, да и про тесноту текст вполне подходит, но до культового места пока как-то не дотягивало. Остается только позавидовать таланту фотографа, который смог очень умело сфотографировать такую маленькую кухню так, что на снимках, предоставленных школой, она казалось в разы больше. Страшно было теперь представлять размеры комнаты…


Кое-как занеся свои чемоданы в квартиру, я смог немного осмотреться. Помимо того, что коридор был невероятно узкий, так он еще был завален горами ботинок. Маленькая кухня была вся чем-то заляпана, а о настоящем цвете газовой плиты оставалось только догадываться. Везде были налипшие и порядком заплесневелые куски еды, в которых уже, казалось, завелась новая форма жизни. Я помню, что в счете, который я оплатил за общежитие, был пункт оплаты услуг уборщицы, но, видимо, даже они с этим не справлялись (или не желали справляться). На кухне также стоял небольшой холодильник, которого даже при самых скромных подсчетах не хватало на шесть человек. На противоположной стене висела белая маркерная доска с какими-то записями и числами.

Справа от кухни находилась дверь в туалет. Открывая ее, я представлял себе что-то ужасное, но там оказался небольшой закуток с одиноким и слегка запачканным унитазом. Но особенность его была такова – влезть в этот закуток представлялось маловероятным. Оставалось либо показывать чудеса гибкости тела, либо искать другой, более дружелюбный, туалет.

Кстати о туалетах. В Японии к этому вопросу очень трепетное отношение. Куда бы вы ни пошли, вы всегда в шаговой доступности сможете найти туалет. Уборные есть во всех парках, на каждой станции метро, в любом торговом центре, в лесу, посреди дороги и даже за городом вдоль шоссе. Все туалеты совершенно бесплатные и даже со множеством функций, начиная с подогрева стульчака и заканчивая анализом мочи на выявление каких-то болезней.

Хотя роботы в Японии и не ходят по улицам, но туалеты оборудованы по последнему слову техники. И самое главное, что всегда во всех уборных очень чисто и нет неприятного запаха. Зачастую можно встретить унитазы, над бачком которых находится небольшая раковина. Сделано это не для экономии места, как можно подумать, а для экономии воды. При наполнении бачка унитаза, вода сначала течет из крана в раковину, и вы можете помыть руки, а потом уже эта вода стекает в сам бачок. Туалеты в Японии – это то, чем действительно страна способна удивить обычного русского человека.

Над унитазом туалета в общежитии висела небольшая табличка, на которой красивыми иероглифами, словно в древних письменах, было что-то написано. Я подумал, что, возможно, это хокку или слова японского мудреца, который жил сотни лет назад. Забегая немного вперед, скажу, что, изучив немного японский язык, я смог перевести эту загадочную надпись. «Контролируйте силу и направление струи» – гласили иероглифы на деревянной табличке.

Иногда некоторым вещам все-таки лучше оставаться загадкой, не считаете?

Недалеко от туалета находилась дверь в ванную комнату, которая оказалась намного лучше, чем я ожидал. Небольшой умывальник с зеркалом и отличная душевая кабинка. В ванне понежиться не получится, но зато можно с комфортом принять душ. Оставалось только осмотреть комнату и познакомиться с другими жильцами этого прекрасного общежития.

Через пару минут в квартиру зашла невысокая китаянка и представилась менеджером общежитий в этом здании. Ввела меня в курс дела, сказала, что можно делать, а что нет. Показала расположение стиральной машинки и сушилки, которые, как оказалось, необходимо делить с целым этажом.

Одежду удавалось постирать только глубокой ночью. Когда все китайцы засыпали (а на этаже, кроме меня, жили одни китайцы), я, как настоящий ниндзя, под покровом ночи пробирался в местную прачечную и стирал свою одежду.

Других вариантов не было. Если пробуешь стирать днем, то кто-то просто приходит, останавливает стиральную машину, вытаскивает все вещи и загружает свои.

От менеджера я также узнал, что едко пахнущий мусор с кухни должны поочередно выбрасывать жильцы, но, видимо, они об этом понятия не имели. Затем мне вручили ключ от комнаты с цифрой 2, и я впервые смог посмотреть на свое жилище, в котором мне предстояло провести довольно долгое время.

В комнате стояла двухъярусная кровать, на нижней части которой мне уже был приготовлен комплект постельного белья. Справа от двери стоял шкаф, наполовину заваленный каким-то мусором и блоками с китайскими сигаретами.

Если вы курите, то стоит приготовиться к тому, что за сигареты в Японии придется отдать круглую сумму. В среднем одна пачка стоит 440 йен, а это на момент написания книги примерно 240 рублей. В разы дороже цен на сигареты в России. Видимо, мой сожитель это прекрасно знал и привозил блоки сигарет со своей родины.

В глубине комнаты располагался стол и пара стульев. Левая половина стола у стены, отделяющей часть комнаты с кроватью, уже была занята и завалена мангой, анимешными фигурками и эротическими журналами с нарисованными девочками. Напротив стола находилась практически пустая напольная вешалка на колесах. За висящим на ней фиолетовым пиджаком я заметил небольшой ЭЛТ-телевизор, покрытый толстым слоем пыли. Видимо, его вообще не используют, а мне пригодится в учебе. Заканчивалась комната просторным балконом, который выходил на узкую неглубокую речку с нависающей над ней железнодорожной станцией Такаданобаба. Комната небольшая, но вполне пригодная для жизни.

Покончив с инструктажем, я подписал несколько бумаг и стал полноправным жителем лучшего в мире общежития.

Перед тем как уйти, менеджер написала на маркерной доске имена всех живущих со мной студентов. Иероглифы я еще читать не умел, поэтому пять закорючек никак не помогли мне прояснить ситуацию. Со временем, если честно, я так и не запомнил имена китайцев, с которыми жил, поэтому назвал их сам. В первой комнате жили Волосатый и Низкий. Хоть у меня у самого не самые короткие волосы, но волосатым я называл китайца из-за того, что его прическа была невероятно пышной и походила больше на афро. Второй же жилец первой комнаты имел очень низкий рост даже для китайца. Во второй комнате жил собственно я и еще один китаец, который на момент моего заселения временно возвращался в Китай навестить родителей, поэтому познакомиться с ним мне удалось уже позже. И вы, конечно, с ним тоже познакомитесь. Для себя я его называл Лосины. В третьей комнате жили не менее интересные люди. Первый Вонючка получил свое имя из-за того, что очень уж плохо дружил с гигиеной. А вот имя другого жителя из третьей комнаты я запомнил без труда. Это, наверное, единственный китаец, имя которого я запомнил. Звали его Чи, а фамилия у него была Рен. Как вы понимаете, для взрослого русского человека, дипломированного педагога и просто интеллигента не составило труда запомнить имя Чи Рен, что уж очень созвучно с русским «член».


Вот так и жили вместе в квартире общежития с номером 308 Волосатый, Низкий, Лосины, Вонючка, Чи Рен и я, Шамов Дмитрий.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Комар-сатанист: Дима всё так интересно рассказывает. Хоть бери и экранизируй 28/10/18
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий