Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сапфиры Айседоры Дункан
За месяц до убийства

Настя начинала медленно закипать. Наглый лохматый пес даже ухом не повел, продолжая в упоении жевать налоговый справочник.

– Чтоб ты подавился, обормот!

После третьей попытки ей все же удалось отобрать у псины книгу, которую ей выдали на работе под расписку.

– Вот зараза! Самые нужные страницы сожрал! – Настя чуть не зарыдала: бумага была разорвана в клочья и не подлежала восстановлению.

Кое-как выдворив Барбоса в прихожую, Настя закрылась на кухне. Она смолола зерна в кофемолке и достала из закромов пирожные – может, поднимут упавшее настроение. Она прибрала на столе, достала свою любимую миниатюрную кофейную чашку с супрематическим рисунком Малевича и положила на хрупкое блюдечко салфетку (в лучших традициях). Сахарница, вазочка с янтарно-желтым абрикосовым вареньем и любимые пирожные «Тирамису». Настя сварила кофе с ароматом карамели и уселась за стол, но насладиться вкусом ей не удалось: из-за двери послышалось недовольное тявканье и рычание, затем раздался скрежет когтей по дверному каркасу. Настиному терпению пришел конец. Недели не прошло, как установили новые двери: лакированное вишневое дерево, украшенное мозаикой из цветных стекол. Она за эту мозаику отдала ползарплаты, уж очень понравилась. Хотя могла бы не шиковать и взять в два раза дешевле – они тоже смотрелись здорово, но Настя решила раз потратиться и окружить себя красотой на долгое время. Приближался ее день рождения, и отец намекнул, что в качестве подарка оформит документы на квартиру. Вдохновленная приятной новостью, Настя принялась обустраивать гнездышко, которое наконец-то станет ее собственным. Кто же знал, что в доме появится стихийное бедствие в виде огромного грязного чудовища?! Сама бы Настя никогда не додумалась притащить с улицы взрослую собаку. Накормить накормила бы, но брать с собой – увольте! Ухаживать за животным нет ни возможности, ни желания. Но у нее есть безалаберная сестра. Кристина на какой-то помойке подобрала бездомного пса и подбросила ей, Настасье. Сама же, вдоволь наумилявшись и потрепав на прощание сбившуюся в колтуны собачью шерсть, упорхнула «по делам». На справедливое возмущение сестры Кристина укоризненно заметила: «Какая ты нетерпимая! Всего на денек. Завтра я передам песика в хорошие руки». Кристинино «завтра» затянулось, она и думать забыла о питомце, и Насте, как всегда, пришлось самой искать выход из ситуации.

Она обзвонила приюты в надежде пристроить Барбоса, но там либо никто не брал трубку, либо вежливо отказывали – мест нигде нет. Предлагать знакомым Настя и не пыталась, это только Кристинка наивно полагает, что все спят и видят в своих квартирах ее охламона. Если еще утром у Насти были какие-то мысли, куда девать зверя, то сейчас она разозлилась и решила поручить это дело тому, кому и следовало – своей беспечной сестрице. Она без всякого удовольствия допила кофе и набрала номер Кристины, но предъявить претензии ей не удалось.

– У меня несчастье, – слезно пожаловалась Кристина, услышав голос сестры.

– Что на этот раз? – сурово поинтересовалась Настя.

– Деньги нужны.

– Зачем?

– На курсы. Они начинаются с понедельника, а нужной суммы не набирается.

Отсутствию денег Настасья не удивлялась, у сестры их не было никогда. Она иногда подбрасывала что-нибудь Кристине, когда у той совсем ничего не оставалось – не чужая все-таки.

Кристина была из тех людей, которые любят создавать проблемы как себе, так и окружающим. Причем последним их всегда достается в изрядном количестве, поскольку они предпочитают перекладывать свои тяготы на чужие плечи. Настя была не намного старше Кристины, но несравнимо мудрее и самостоятельнее. Сестрами они считались условно. Их связывало дальнее родство и то обстоятельство, что они выросли вместе, живя по соседству. Настасья родных ни брата, ни сестры не имела, поэтому считала таковой Кристину. Кристина недостатков в близких не испытывала, но породниться с Настей ей было удобно: никогда ничего не просит, наоборот, всегда помогает.

* * *

Блеск хрустальных люстр, свечи и портьеры – роскошь, о которой она мечтала. Это был уголок ее настоящей жизни, той, которой она, несомненно, достойна. Лишь несколько часов в неделю она могла здесь бывать. Пока несколько часов. Кристина верила, что когда-нибудь, наверное, очень скоро, каждый час, каждая минута ее жизни станут протекать именно в такой обстановке, даже в лучшей. Все будет, как в кино про клан миллионеров. А пока кино не наступило, она пыталась уже сейчас хоть совсем понемногу привыкать к своей будущей жизни. Приходила в этот ресторан, садилась за позолоченный столик и проваливалась в сладкие грезы. Стоило только перешагнуть порог «Европы», она окуналась в атмосферу роскоши и сразу начинала чувствовать себя королевой. Голова приподнималась, плечи расправлялись, жесты становились плавными и неторопливыми, и уже не Золушка, а принцесса грациозно ступала по мягким паласам. А чего стоил взгляд! Серые томные глаза, слегка прикрытые веером ресниц, теперь смотрели на мир с превосходством. Еще бы! Кристина так вживалась в свою роль, что не могла отделить мечту от реальности. Платье, купленное на распродаже, собственноручно украшенное стразами, сидело на ней словно наряд от кутюрье, простая заколка в посеченных тусклых волосах выглядела ни больше, ни меньше – диадемой, инкрустированной драгоценными камнями.

Раздались звуки музыки. Кристина хорошо знала эту мелодию. Не только потому, что она часто здесь бывала, а еще благодаря оконченной в детстве музыкальной школе. Сейчас Кристина музицировала редко, лишь когда появлялось особое настроение.

Бесшумно подошел официант: элегантный и безукоризненно вежливый.

– Чай и шоколадное мороженое, – произнесла Кристина.

Она часто делала такой заказ. Это было ритуальное действо: гармонизация в себе мужских и женских энергий. Мороженое символизировало инь, чай – ян. Ела она все это очень прочувствованно, с каждым глотком ощущала, как эти действия соединяют, сонастраивают и усиливают потоки обеих энергий внутри нее.

Кристина взглянула на часы: пора возвращаться домой. Она взяла в гардеробе бледно-песочный плащ и стала не спеша одеваться перед огромным зеркалом. Подкрасив губы морковной помадой, мысленно произнесла аффирмацию: «Я прекрасна, просто великолепна, само совершенство». Из зеркала на нее смотрела молодая женщина, худощавая, с усталой неровной кожей на когда-то симпатичном лице. «Я притягиваю к себе доброе и светлое, я открыта для чудес», – твердила она.

Швейцар в белых перчатках, статный как образцовый офицер, ловко открыл перед ней входную дверь. Небольшая площадка перед рестораном: клумбы, резные фонари и гладкий асфальт – еще несколько мгновений в мире богатства. Затем грязный проспект, дождь и вагон метро.

– Где ты ходишь? Мне ехать давно пора, – услышала она недовольный голос матери, едва переступив порог.

Маргарита Степановна стояла в прихожей. Она была при полном параде: накрашенная и в выходном платье. Рядом крутился мальчик. Он то и дело дергал бабушку за руку, одновременно требуя принести ему пить, поиграть, включить мультик и еще много всего, что только может прийти в голову трехлетнему малышу.

– Зайчик мой! Соскучился! – принялась обнимать сына Кристина.

– Нет! – мальчишка капризно вырвался. – Баба, хочу с тобой! – уцепился он за руку бабушки.

– Он скоро забудет, как ты выглядишь, – заворчала Маргарита Степановна, отцепляя ребенка от себя и возвращая Кристине. – Нормальные матери сами с детьми занимаются, а не родителям подкидывают.

Кристина не стала возражать: она хотела сохранить внутреннюю гармонию, которая, несомненно, нарушилась бы, вступи она в спор. Тем более что отвечать не требовалось – Маргарита Степановна прекрасно обходилась монологом. Молодая женщина мысленно вышла «на высший уровень» и стала про себя проговаривать аффирмации:

«Я смотрю на мир широко открытыми глазами, принимаю только радостное и светлое. Я притягиваю положительные энергии».

– Работать давно пошла бы, – продолжала мать, – а то живешь на мою пенсию.

«Я принимаю богатство. Оно само ложится к моим ногам, без всяких усилий. Вселенная одаривает меня золотым дождем».

– Мужа прогнала. Чем он тебе не угодил? Хороший работящий парень, Юрочку любит.

«Я счастлива, я совершенно счастлива! Я сильная, настоящая Космическая женщина, и меня достоин лишь сильный мужчина».

– Где ты еще такого найдешь? Тебе уже двадцать девять лет! Еще год-полтора, и кому ты будешь нужна, да еще с ребенком?!

«Я достойна всего самого лучшего. Вселенная любит меня, она дает мне все, что я пожелаю».

– Да, уже иду. – Маргарите Степановне пришлось прерваться, чтобы ответить на телефонный звонок. Она с большим недовольством закончила чтение нотаций, обулась и вышла за дверь.

Маргарита Степановна собиралась провести в гостях два дня. Это обстоятельство Кристину очень радовало: какое наслаждение – не слышать маминых упреков. С другой стороны, огорчал тот факт, что некому будет присмотреть за Юрочкой.

С детства Кристина не ладила с матерью. Властная и строгая Маргарита Степановна постоянно поучала дочь, контролировала ее во всем. В доме часто происходили скандалы, которые обычно заканчивались демонстративными «сердечными приступами» зачинщицы. Кристина все переносила молча, и лишь внутри ее бушевала буря возмущения, которая позже выливалась в обиду, слезы и отчаяние.

Однажды, выходя из булочной, она столкнулась с Оксаной. Кристина так бы и прошла мимо – никак не ожидала встретиться с давней подругой своей сестры, – но та ее окликнула. Оксана все поняла сразу, каким-то фантастическим чутьем, доставшимся от матери. Тамара Васильевна безошибочно находила жертву в мужском обличье, с которой можно что-нибудь стрясти. Так же и Оксана определила своих потенциальных клиентов. Кристина сама не заметила, как выложила ей все свои печали и тревоги. Оксана не перебивала, внимательно слушала, одобрительно кивая. От этой душевности Кристина растаяла: разве Настя или кто другой поступил бы так? Никогда! С Настей у них разговор всегда был коротким: Кристина ей звонила в надежде снискать сочувствие, вечно занятая сестра прерывала поток жалоб и начинала искать решение проблемы. А может, ей, Кристине, вовсе не нужно ничего менять, может, ей и с проблемой неплохо живется? Но поплакаться-то в жилетку можно?

– Приходи ко мне на семинар, – предложила Оксана, – не сомневаюсь, что занятия пойдут тебе на пользу. – При этом она так мило улыбалась, что вызывала еще большую симпатию. – Кстати, отлично выглядишь! Потрясающий свитер, он тебе очень идет.

– Спасибо, он уже не новый, – засмущалась Кристина. Свитерок действительно был старым, по нему давно тосковала помойка. Кристина собиралась его выбросить, но все никак не решалась, а после комплимента Оксаны задумалась: может, оставить? Комплимент пришелся по душе, и Оксана это знала.

У Кристины понятие «семинар» ассоциировалось с учебой, а учиться ей совершенно не хотелось, поэтому пришла она не сразу.

Первая лекция называлась «Совершенная судьба». На ней рассказывалось, как в корне изменить свою жизнь в лучшую сторону. Оксана говорила простым доступным языком. Ее слова заряжали оптимизмом, и после занятия хотелось жить даже потенциальному самоубийце. Последующие лекции: «Таинственные силы внутри нас», «Поверь в себя», «Создай свою мечту» были не менее увлекательны. Кристина нашла в них для себя много полезного.

«Вы прекрасны именно такими, какие вы есть. Никто не вправе наносить вам оскорбления, морально травмировать вас. Вы должны окружить себя лишь людьми, благосклонными к вам. Помните, вы – само совершенство», – усвоила Кристина необходимую аксиому.

Появились первые положительные изменения. Кристина стала спокойней, у нее все реже случались внезапные перемены настроения, даже однажды сделала матери замечание, когда та, войдя в раж, перешла на крик. Маргарита Степановна опешила от такой неслыханной наглости, но кричать перестала. Она, конечно, не бросила манеру ругать дочь, но делала это теперь без повышенного тона. Кристина стала увереннее в себе. И в этом тоже заслуга семинаров.

«Постарайтесь в жизни моделировать поведение симпатичных вам людей. Поначалу попытайтесь подражать всему: манере держаться, одеваться, вести себя, говорить, посещать те же магазины, их любимые места, понять их увлечения, ценности. Вашей целью должно стать понимание того, как они мыслят. Это не значит, что вы полностью подстроитесь под них и забудете себя. Вовсе нет! Просто вы проникнете в саму суть их мировоззрения, их способа восприятия мира. И здесь – сюрприз. Вы поймете, как им удается быть такими уверенными, почему они ведут себя именно так, а не иначе в одинаковых с вами условиях. Что они думают о себе? Как ведут себя в случаях успеха и неудачи? Наблюдайте, ведите дневник».

Кристина никогда не была склонна к подражательству, она считала себя девушкой оригинальной и никогда не думала копировать чей-либо образ. Она даже поначалу не захотела придумывать себе псевдоним, как другие слушатели, но когда, наконец, соблазнилась поменять свое имя на более яркое и звучное, то оказалось, что все нравящиеся ей псевдонимы уже заняты. «Не переживай, я тебе помогу. Вселенная сама шепнет подходящее имя», – любезно отозвалась Оксана, чем окончательно покорила Кристину.

Кумиры у Кристы, конечно, были. Вернее, не кумиры – им поклоняются, а люди, чья жизнь вызывала у нее восхищение. Анжелина Джоли, например. Молода, красива, популярна, купается в славе и богатстве. Кристина решила по рекомендации наставницы взять на вооружение образ жизни заокеанской дивы и вести себя так, будто бы уже достигла всего того, что и она.

Как здорово бывать в дорогих бутиках и галереях! Там совершенно иная обстановка. А ресторан! Она сразу влюбилась в атмосферу красивой жизни. Денег, правда, едва хватало – мать давала только на продукты, а муж все чаще оказывал помощь натуральным, так сказать, продуктом – вещами или едой. Но разве можно отказать себе любимой в необходимом удовольствии? Ведь подобное привлекает подобное – это основное правило совершенной судьбы. Если жить, сковывая себя рамками экономии, то деньги никогда не появятся. Войдет в привычку покупать дешевые вещи, ограничивая себя во всем. Вселенная просто не догадается о потребности в роскоши. Тратить на себя много – это совершенно естественно. Когда люди недостаточно ценят себя, они задвигают свои потребности на второй план. Всегда находится что-нибудь поважнее, если это не жизненно необходимо. А ведь если потребности возрастают, то у Вселенной всегда найдется способ соответственно увеличить доходы. У любящих себя людей всегда есть средства, ведь то, что для других баловство, они рассматривают, как жизненно важные ресурсы, а Вселенная стремится удовлетворить запрос.

Кристина нигде никогда не работала вовсе не потому, что была лентяйкой. Напротив, если она чем-то увлекалась, то выкладывалась полностью. Она одно время неплохо рисовала и могла сутками трудиться над картинами, с удовольствием разводила цветы, красиво разукрашивала керамические горшки, а созданные ею фотографии можно было вывешивать на выставках. К сожалению, увлечений оказалось слишком много, чтобы остановиться на чем-то одном и заняться делом профессионально.

И вот однажды Кристина поняла, в чем ее призвание. Она психолог. Оксана легко решала чужие проблемы, помогала людям разложить все по полочкам. Кристе тоже захотелось непременно стать психологом. Раньше она думала, что для этого нужно получить специальное образование. Она как-то спросила Оксану, что та заканчивала. Ответ последовал не сразу – на лице Оксаны отразилось замешательство.

– Факультет психологии университета, – без зазрения совести соврала наставница. – Впрочем, не так важен диплом, как бесценный личный опыт. Я сама разработала обучающие программы, написала гору статей. Вот, возьми, – Оксана протянула журнал «Апокалипсис» с первой и единственной своей статьей.

Вообще-то планы Кристины простирались куда дальше. Она мечтала не просто стать практикующим психологом и принимать клиентов у себя дома. Кристина воображала себя хозяйкой целого научного городка. А чего мелочиться? Оксана сама учила на своих лекциях не ограничивать себя в желаниях и загадывать по максимуму. Но это, к сожалению, воплотится не сразу. Нужно еще немного подучиться, пройти практику, получить сертификат. О средствах она пока не задумывалась. Чего заранее беспокоиться, да и стоит ли? Когда имеешь позитивный настрой, все складывается само собой, главное, создать внутри себя счастливое, радостное настроение.

* * *

Когда дверь квартиры распахнулась, Миша замер на месте и на несколько секунд онемел. Потом он никак не мог понять, что на него вдруг нашло? Перед ним стояла Настя Рябинина, к которой он и шел. Обычная молодая женщина, одетая в самые обычные домашние брюки и ковбойку. Волосы собраны в хвост, на носу в тонкой оправе очки, под очками – внимательный взгляд дымчатых глаз.

– Проходите, – предложила Настя, глядя в удостоверение оперативника.

Миша вошел. На него тут же тявкнули и зарычали.

– Тихо, Барбос! – скомандовала хозяйка, и рычание сменилось скулежом. – Тихо, я сказала! – повторила она, стукнув по косяку запертой кухонной двери.

– Славный, должно быть, у вас песик, – светски заметил Костров.

– Не мой, но держать приходится. Пойдемте в комнату.

В небольшой, но просторной из-за немногочисленной мебели комнате Миша уселся в кресло, и пока Настя готовила кофе, стал изучать интерьер. Он понимал, что кофе предложили ему из вежливости и вроде бы стоило отказаться из той же вежливости, но делать этого он не стал. Костров вообще никогда не отказывался от угощений. Раз предлагают – надо брать, тем более из нежных женских рук.

Комнату наполнил карамельно-кофейный аромат. Кострову подали малюсенькую, словно игрушечную чашку с такой же игрушечной ложкой и блюдце с конфетами. Себе Настя кофе наливать не стала. Тут на один глоток, – подумал Костров, но ошибся – хватило на три, а если бы он пил, как полагается, не спеша, то растянул бы удовольствие на все пять. Кофе оказался очень вкусным, конфеты тоже – он такие любил – чернослив в шоколаде, да и хозяйка ничего. Миша поймал себя на том, что уставился на ее ноги.

– Так вы говорите, что в последний раз виделись с Оксаной Прохоренко… – Михаил запоздало отвел взгляд.

– Точно сказать не могу, недели три-четыре назад, наверное.

– И как были дела у Оксаны? Может быть, ее тревожило что-нибудь или кто-нибудь угрожал?

– Не знаю, она ничего не рассказывала. Да мы и встретились ненадолго, можно сказать, мимоходом. Вроде ничего у Оксаны не произошло, выглядела как обычно.

– У вашей подруги был странный род занятий: семинары какие-то магические. То ли гадала, то ли лекции читала. Я так и не понял, кем она работала?

– Богиней. Что вы удивляетесь? Есть такая профессия – дурью маяться и мозги людям пудрить, у кого их не особо много. Когда мамки-няньки есть, отчего бы не побездельничать? Ее тетки с детства баловали, раньше игрушками – конфетами задаривали, а когда игрушки потеряли актуальность, стали дарить деньги. Так Оксана и жила – на чужой шее висела. Проснется ближе к полудню, позавтракает, примет душ, послоняется по квартире из угла в угол, думая, чем бы заняться. Потом идет бродить по магазинам и к вечеру, если найдет компанию, отправляется в гости или клуб. Беззаботная безработная, даже домохозяйкой считаться не могла. Просто девушка Оксана, по сути – никто. Но быть никем не модно, вот Оксана и решила обрести какой-нибудь весомый статус. Ее работа должна была быть непременно престижной, такой, чтобы блистать и ничего не делать.

Она прекрасно понимала, что без опыта и образования ничего не найдет. Поэтому решила организовать свое дело – необременительное и не требующее особых капиталовложений. Оксана провозгласила себя богиней-прорицательницей. Она самозабвенно расхваливала себя в Интернете. Сначала клиентов не было совсем, но она не сдавалась, и в конце концов дело сдвинулось – появились первые сумасшедшие. Наивные, легко внушаемые депрессивные лодыри, которым удобнее заплатить за «чудо», чем самим что-то сделать. Вы видели среди ее клиентов хоть одного работающего человека? Не сомневаюсь, что вся эта публика состоит из домохозяек и великовозрастных оболтусов, находящихся на содержании у сердобольной родни. Таким не жалко расставаться с чужими деньгами, и Оксана это хорошо знала. Она брала их в оборот и не отпускала из своих цепких рук. Она и меня пыталась заманить на свои псевдокурсы. Скидку пообещала. С тебя, говорит, по знакомству всего двести евро. Я ей в лицо рассмеялась и сказала, что и даром бы не пошла, потому что время жаль тратить на всякую ерунду. Оксана обиделась, сказала, что я ничего не смыслю в высоких материях.

Видела я ее сайт в Интернете. Скромностью Оксана не страдала, судя по тому, что писала там. И психолог, и хиромант, и астролог в шестом поколении… Астрономию с физикой она в школе ненавидела, не могла толком объяснить природу лунного затмения. Образование у нее сами знаете – средняя школа и, как написано на сайте, эфемерная «академия магии». На этом основании Оксана провозгласила себя специалистом по общению со Вселенной. Ладно бы, если бы это было безобидным развлечением. У нее был вывешен список оказываемых услуг: приворот, отворот, порча, возврат любимых… разве что воскрешения из мертвых не обещала. Все это Оксана бралась делать заочно по Интернету. Причем совершенно бесплатно. Вот такой вот альтруизм.

Я обратилась к ней анонимно, мол, хочу вернуть мужа, который ушел к другой. Как требовалось, выслала фото «мужа», и получила ответ, что через неделю благоверный вернется, гарантия сто процентов, только нужно перечислить на ее счет тысячу рублей за рассмотрение ситуации. Я потом сказала Оксане, что непорядочно людей обирать, ведь для кого-то ворожба – последняя надежда. В критической ситуации, когда с близкими случается беда, даже вполне разумный человек поверит во что угодно и отдаст все свои сбережения. Надежда – она ведь дорогого стоит. Оксана и слушать не стала, сказала, чтобы я не лезла к ней со своей порядочностью. Это еще одна причина, по которой мы не общались.

Оксана играла в звезду. То есть позиционировалась как известная личность. Я не понимала, верила ли она сама в свою звездность или нет. Но, судя по записям в ее дневнике, патология налицо.

– Прохоренко вела дневник?

– Да, сетевой журнал. Общедоступный, между прочим. Я в чужих личных записях не копаюсь, но этот для того и велся, чтобы его читали все.

Чем дольше Костров слушал Настю, тем больше ей симпатизировал. Ему и самому неприятны мошенники, которые всевозможными способами выманивают у людей деньги. Самый важный вопрос Миша решил оставить напоследок, и вот теперь настала пора его задать.

– Скажите, Настя, вы что-нибудь знаете про перстень с сапфирами, который был у Оксаны?

– Перстень? – она удивленно посмотрела на оперативника своими пронзительными глазами.

– Вот этот, – достал он фото Оксаны, где она была в образе неземной женщины со свечами и с перстнем.

– Самого перстня я не видела, только на фотографиях. На ее сайте много таких.

– Те люди, которые посещали ее курсы, утверждают, что видели его на пальце Оксаны. Она специально его надевала, поскольку, по ее словам, он наделен магической силой. Это фамильная драгоценность королевской семьи, к которой принадлежала и Оксана, поэтому и получила ее в наследство. Она вам что-нибудь рассказывала о своем благородном происхождении и о наследстве?

– О наследстве не рассказывала. А происхождение у нее самое обычное. Мамаша ее – хабалка деревенская, которую королевой никак не назовешь. Отец был вроде интеллигентным, тот, наверное, мог бы иметь дворянские корни. Но я его никогда не видела, потому как он умер давно. Отчима я знала, но мы с ним не общались, поэтому про него ничего сказать не могу. Вообще же Оксана была мастерицей выдумывать всякие истории, чтобы пустить пыль в глаза.

Мише не хотелось покидать просто обставленный, но такой приятный дом Насти. При всей суровости было в этой девушке нечто располагающее, тонкое, неуловимое, что делает общение желанным. Она рассказала все, что могла, поэтому причин для новых встреч не было. И это Михаила огорчало. Он записал сетевой адрес дневника Оксаны, надеясь не только почерпнуть из него информацию о потерпевшей, но и найти повод для дальнейшего общения с Анастасией.

Вернувшись на базу, как называли оперативники родное РУВД, Костров засел за компьютер, чтобы взглянуть на страницы дневника Прохоренко. Первое, что он увидел, было обилие фотографий хозяйки. Судя по всему, фотографии среди свечей, которые он уже видел на ее «магическом» сайте, были самыми удачными – они красовались на первой странице. Другие смотрелись проще, но тоже эффектно.

Костров не представлял, что можно писать в открытых всем пользователям Интернета дневниках. Он перешел к записям и сразу получил ответ на свой вопрос.

Для чего мой дневник? Для общения с друзьями, симпатичными мне людьми. Чтобы делиться своими мыслями, высказывать свое мнение о событиях. С целью пиара я участвую только в звездных проектах.

Вот оно как. И в проектах она участвует, да не в абы каких, а звездных, – хмыкнул про себя Миша.

Люблю своих знаменитых друзей.

Лешечка Князев, Натусик Светлова, Кирочка Морозова.

Они не болтают, а делают.

Миша перечитал запись дважды и ничего не понял. Актер Князев, продюсер Светлова и режиссер Морозова часто мелькали на телеэкране и были весьма успешными людьми. Неужели они знакомы с Оксаной? Судя по записи, не только знакомы, но и входили в ближайший круг общения. А ведь никто из них не проявил интереса к ней, когда она погибла. Хороши друзья, ничего не скажешь.

В следующей записи Прохоренко обращалась к читателям:

Хотите поучаствовать в жизни своей звезды?

Тогда быстренько голосуйте, чем мне занять себя вечером:

– погулять по городу, пофотографироваться;

– поболтать с друзьями в кафе;

– встретиться с поклонником;

– посетить модную вечеринку с известными людьми.


И снова Оксане требовался совет:

Знающие люди, расскажите, как отбиваться от фотографов на мероприятиях? Мне нравятся только двое, от силы трое, у них снимаюсь всегда и с удовольствием, остальные делают меня катастрофическим уродом, но стоит только встать у банера, как их тут же куча набегает, а я потом расстраиваюсь.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий