Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сбежать от судьбы
Глава 2

Нужно было видеть глаза нашего лекаря Велимира, когда я – исхудавшая и бледная – доползла до его вотчины. Наплела ему с три короба, что последнее задание оказалось сложнее, чем мы с учителем предполагали, и вот результат – я пострадала. Велимир поохал, но поверил. В конце концов, у боевых магов такое – обычное дело.

Я провалялась в лазарете не три дня, как говорила Судьба, а целую неделю. Лежала на узкой кровати в одноместной светлой палате и по большей части спала. Велимир накачивал меня какими-то отварами и ставил укрепляющие капельницы.

Первой ко мне примчалась Фэлиса, которая от кого-то услышала, что я сейчас обретаюсь в больничном крыле. Знахарка долго охала надо мной, причитала, говорила, что предтеча совсем меня уморил. Девушка даже не подозревала, насколько попала в точку, но я просвещать ее не стала. Мои проблемы с Алексом – только мои проблемы…

А еще Фэлиса взахлеб делилась впечатлениями об Аэриве, Академии и моих друзьях, конечно. И рассыпалась в благодарностях. Короче, дифирамбы на дифирамбах и дифирамбами погоняют. У меня прямо зубы сводило от такого раболепия.

За что я была благодарна знахарке – так это за травяные чаи, которыми она меня отпаивала. После них становилось ощутимо легче.

Вторым, как ни странно, меня проведал Шаорин. Он, к слову, выглядел ничем не лучше меня. На мой вопросительный взгляд темный сначала отмахнулся, а потом все же сознался, что недавно случайно встретился с женой. Уточнять не стала: и так видно, что встреча не удалась…

Скрывать от Шаорина происшедшее со мной не имело никакого смысла. Почует же… Потому я, не вдаваясь в подробности, просветила преподавателя, что учудил его друг. А потом долго и с удовольствием слушала витиеватые ругательства на темном наречии. Все-таки язык дроу звучит очень эффектно. Потом мастер обозвал Алекса кретином и пообещал «вправить мозги». Ну-ну. Успехов, так сказать.

Через три дня, как и обещала Судьба, с практики вернулись друзья. Они ввалились в мою палату все вместе, и Мэй, сурово сдвинув брови, заявил:

– Вот как знал, что ты без нас вляпаешься!

На душе стало так легко и тепло… И губы сами по себе, первый раз за черт знает сколько времени, неуверенно разъехались в улыбке.

– Рассказывай, как тебя угораздило, – улыбнулась Димара, опершись на спинку кровати руками.

Им я решила поведать слегка отредактированную историю своих приключений в Пятом мире. Без интимных подробностей. И закончила на пауке… Мол, это после его укуса я здесь валяюсь.

Друзья поохали надо мной, посетовали на неизвестных врагов Алекса, которые мне столько крови попортили, а потом принялись рассказывать, как прошла их практика. Оказалось, что Вир подсуетился и моих товарищей всех вместе отправили в Шестой мир, где в одной из стран назрел бунт среди недовольной аристократии. Даже Келрой одобрил место практики и отпустил туда Димару.

Поначалу вполне сдержанный бунт вылился в самое натуральное побоище. И друзьям пришлось помогать законной власти наводить порядок. В общем, как выразился Мэйлис, было невыносимо скучно. Никаких приключений!

– Вики, – Вираэль одарил меня задумчивым взглядом, – ты в этом году уже достаточно наприключалась? Или есть желание успеть до конца лета еще кое-что сделать? Интересное, но опасное.

Сумеречный, солнце ты мое ясное! Я была готова расцеловать его. Смыться из Академии в неизвестном направлении – это как раз то, что мне было нужно. Чтобы Алекс не нашел… Не верю, будто он оставит меня в покое. А встречаться с ним я была еще не готова.

– Идут все? – на всякий случай уточнила я.

– Конечно, все, – ехидно ухмыльнулся Мэй и откинул с глаз отросшие волосы. – У нас теперь судьба такая – вляпываться только всем коллективом. Да только этот тихушник, – оборотень бросил быстрый недовольный взгляд на безмятежного миатэ, – отказывается говорить, что за задание!

– Вот уточню все нюансы, – невозмутимо парировал тот, – определю, действительно ли стоит браться, и тогда скажу.

Вскоре Мэйлис уволок Вираэля показывать какой-то артефакт, который лис для него делал. Кстати, отобрал у меня перстень призыва! Мол, я и так слаба, такими темпами наполнять его силой буду еще полгода. А оборотень, оказывается, знает, где его можно привести в порядок за неделю. Ну я и не сопротивлялась. Кто же от такой помощи отказывается?

Со мной осталась только Димара. И что-то с ней было не то… Потому что она нерешительно кусала губы, переминалась с ноги на ногу и старательно не смотрела мне в глаза. Похоже, подруга сильно взволнована…

– Да говори уже! – не выдержала я наконец. – Что у тебя стряслось?

– А что, так заметно? – расстроилась амазонка и присела на краешек кровати.

Я молча закатила глаза.

– Ладно. – Подруга опустила голову и потеребила тонкий кожаный браслет на запястье. – У меня проблемы с Виром.

– Хм, и в чем заключаются эти проблемы? – осторожно спросила я, заинтригованная донельзя.

– Он… мне проходу не дает! – выкрикнула Димара, и ее скулы окрасились ярким румянцем. Она сбивчиво зачастила: – Раньше просто приставал… так это вполушутку было. А теперь… подарки дарит, в глаза заглядывает… Иногда так посмотрит – аж дрожь по телу!

Ага, диагноз понятен. Все же наш непрошибаемый Вираэль втрескался в амазонку по самое не хочу. Классические симптомы, я бы даже сказала. А подруга, по моему глубокому убеждению, дура, что от него бегает. Ориентацию если и менять, то только ради такого, как Вир. Впрочем, говорить это вслух я поостереглась. Мало ли… Димара в бешенстве еще прибить может. Нечаянно.

– Тебе не кажется, что ты ему просто нравишься? – мягко спросила я и посмотрела на амазонку лукавым взглядом. – Вот он и пытается до тебя достучаться.

Димара опешила. Ее глаза округлились, а с губ сорвался приглушенный писк. Я чуть не расхохоталась в голос. Кажется, моей дорогой подруге такая идея в голову не приходила.

– Но как же… – пробормотала она беспомощно. – Мы же друзья… Как же мы теперь…

– Молча, – отрезала я и сурово поджала губы – будем приводить ее в порядок. – У вас только два варианта. Либо он тебя, либо ты его.

– Что? – выдохнула Димара и отшатнулась от меня, чуть не слетев с кровати.

Даже не буду уточнять, что она там подумала.

– А то, дорогая моя подруга, – многозначительно подняла я палец. – Либо Вир привьет тебе любовь к мужчинам – в его лице, ясное дело. Либо ты его убедишь, что твое увлечение девушками не лечится.

– Я за второй вариант, – гордо вскинула голову амазонка.

Мне захотелось пошалить. Должна же у меня в жизни быть хоть какая-то радость, ведь так? Потому я сделала невинное лицо и вкрадчиво поинтересовалась:

– И что, тебе наш Вираэль совсем-совсем не нравится?

Чего я точно не ожидала – так этого того, что Димара запнется, зальется краской по самые уши и, пряча глаза, неубедительно соврет:

– Ни капельки…

О как. Значит, не зря Сумеречный вокруг нее увивается. Чует слабину.

– Ну и кому ты сейчас пытаешься соврать? – весело поинтересовалась я. – У тебя же на лице все написано!

Амазонка подняла на меня тяжелый взгляд и отчеканила:

– Мне не нравятся мужчины. Мне нравятся девушки!

Пожала плечами и спорить дальше не стала. Не хочет признавать очевидного – ее проблемы. Вернее, проблемы Вираэля. А тот, насколько я знаю, отступать не привык. Короче, нужно готовить для лиса бутылку «Серебряной ночи», так как наш спор он выиграет.

А через два дня Велимир разрешил мне вставать, и я весь день просидела на подоконнике у открытого окна, задумчиво рассматривая парк. Уже под вечер, когда я собиралась вернуться в постель, мне на колени спланировал обычный бумажный самолетик. Недоуменно повертела его в руках и уже хотела запустить обратно в полет, как он вдруг сам собой развернулся, и на белой поверхности проявились строчки:

«Я понимаю, что ты сейчас не хочешь меня видеть, и я это заслужил. Очень надеюсь, что к концу лета ты остынешь и мы сможем нормально поговорить. И, пожалуйста, разблокируй кольцо. Обещаю, не буду тебя ни к чему принуждать. Просто оставь мне возможность прийти на помощь, если с тобой что-то случится.

P.S. Прости меня…»

А вот фиг тебе! По всем пунктам! Мстительно смяла листик и выбросила в окно. Нет тебе больше веры, Алекс. Так что можешь и дальше носить цветочки к портрету своей погибшей возлюбленной!

По щеке побежала слезинка, но я сердито смахнула ее. Не буду плакать. Не буду!

И все же вслед за первой непрошеной гостьей побежала вторая, потом третья, и вскоре слезы превратились в два тонких ручейка, прочертив дорогу к подбородку.

Ну почему так? Почему?! Разве я много прошу? Только чтобы меня любили и принимали такой, какая я есть… Нет же! Все не так! Мало того что запер меня в своем замке, как хомячка в клетке, так еще и не любит!..

Жалко себя. Обидно. Безысходно. Вернуться бы домой и стереть все воспоминания не только о Соединенных мирах, но и о том, что в моей жизни когда-то были эти чертовы близнецы. Жалость к себе настолько захлестнула меня, что слезы полились еще сильнее.

Так и получилось, что Келрою, который только вернулся в Академию и пришел узнать, как я себя чувствую, открылась дивная картина: скорчившись на подоконнике, я ревела навзрыд. И как-то само собой получилось, что я, вцепившись в утешающего меня мужчину, выдала ему все. Как появилась в Соединенных мирах, какие на самом деле отношения связывали меня с Алексом и что произошло со мной лично. Устала я держать все в себе! И ни с кем не делиться… А ди Шелли все же лучший друг этого мерзавца…

– Вот оно что, – по голосу предтечи было сложно что-то понять. – Теперь понятно, почему Алекс так взбесился, когда тебя кверл зацепил. Он ящера буквально на части разодрал.

– Еще бы, – невесело усмехнулась я, – его собственность чуть не угробили.

– Если бы все было так просто, – покачал головой Келрой, и по его лицу, как обычно, сложно было что-то понять, – Алекс не впал бы в такое бешенство. Ты ему определенно небезразлична.

– «Небезразлична» – весьма обтекаемая формулировка, не находишь? – наконец нашла в себе силы отодвинуться от мужчины. Закуталась в тонкий плед и посмотрела на предтечу хмурым взглядом. – В любом случае моя позиция неизменна. Я хочу, чтобы меня любили. А не позволяли любить, как получилось у нас с Алексом.

– Ты совсем не хочешь дать ему еще один шанс? – вдруг спросил Келрой, и неожиданно я осознала, что этот вопрос его очень заботит.

– Нет, – неуступчиво поджала губы.

Вообще странный этот ди Шелли. Мало того что не проявил никакого недовольства, что Алекс от него, лучшего друга, все скрыл. Так еще и, по ходу, хочет, чтобы мы помирились. А как же предложение самого Келроя? Он ведь всерьез собирался на мне жениться. Или передумал? Недолго думая озвучила все эти вопросы.

– Ты нужна ему, – без промедлений ответил предтеча. – Он становится лучше благодаря тебе. Уравновешеннее. Добрее. Адекватнее. – Он снисходительно на меня поглядел и продолжил: – Что касается обид… В нашей связке именно Алекс принимает решения. Он – мозг. И если он посчитал, что так будет лучше, значит, так и есть.

Я прямо окосела от такой абсолютной веры в этого гада. Это что получается, если Алекс Келрою скажет спрыгнуть с моста, тот пойдет и спрыгнет?!

– Ты просто не понимаешь. – Губы ди Шелли тронула мягкая улыбка. – Но я ничего объяснять не буду. Хочешь знать – иди к Алексу. Хоть поговорите нормально.

Уставилась на него с негодованием. Вот же… сводник!!! Черт с ним, с любопытством! Перебьюсь, но к Алексу не пойду. И гори оно все синим пламенем…

На седьмой день я была почти в порядке. Как физически, так и морально. Задвинула все мысли про предателя-предтечу в самый дальний закуток, твердо решив, что до конца лета никакого Алекса в природе не существует.

По случаю моего выздоровления друзья закатили камерную вечеринку для особо приближенных. То есть кроме нашей четверки присутствовали еще Ева и Фэлиса. Забегала также Брианика, но почти сразу ушла – ее ждали дома. Посиделки прошли очень тепло и весело. Наверное, именно в тот вечер я окончательно осознала, что теперь мой дом – здесь. И ближе этих нелюдей у меня никого нет. Мэйлис, как обычно, зубоскалил по поводу и без. Вираэль шутливо подкатывал к Димаре, которая, сладко улыбаясь, заявляла Сумеречному, что, как только переключится на парней, сразу ему сообщит. Ева сидела на спинке дивана и время от времени отпускала снисходительные комментарии. Ну а Фэлиса по большей части просто молчала – ведь в нашей компании она еще толком не освоилась, несмотря на явную опеку моих друзей. Но вот что удивительно – ее рыжее великолепие Ева на дух не выносила знахарку. И если была с ней в одном помещении, то в лучшем случае – демонстративно игнорировала. Ну а Фэлиса не навязывалась. Ревнует, что ли, наша кошатина?

Вир выяснил все вопросы по заказу и честно поделился с нами сведениями. Какой-то богатый коллекционер нашел информацию, что в Срединных горах в Четвертом мире должен находиться интересный артефакт – подвеска из вулканического серебра в виде двух переплетенных листков, на которых лежит цветок из топаза. И платит сорок тысяч золотом, если мы его принесем. При этом даже карту предоставил, на которой отмечено, куда идти! В общем, выглядело это до безобразия просто, а потому очень подозрительно. О чем я, собственно, Сумеречному и сказала. Тот пожал плечами и заявил, что изначально тоже так подумал, потому все эти дни проверял заказчика по своим каналам. И не нашел подвоха.

Так и получилось, что через неделю после моего окончательного выздоровления мы взялись за заказ. Сначала съездили к коллекционеру и дали магическую клятву о неразглашении. Ну а после устроились у нас с амазонкой в гостиной и внимательно выслушали Вираэля.

– Значит, так. – Миатэ задумчиво кусал губы. – Нужная точка в Срединных горах находится слишком далеко от Долины. Так что туда перемещаться смысла нет… Удобнее всего телепортироваться на земли клана Волка…

– Ой, нет! – замахал руками Мэйлис. – Я там вне закона. Пришибут без суда и следствия.

Мы дружно с интересом уставились на лиса. Любопытно, когда это наш друг умудрился перейти волкам дорогу? Да еще так серьезно.

– Не спрашивайте – и я не спрошу, – оскалился оборотень на наши вопросительные взгляды.

Пришлось делать вид, что мы вообще ничего спрашивать и не хотели.

– Неудобных ты врагов заводишь, Мэй, – попенял лису Сумеречный.

– Удобные враги – мертвые, – отрезал тот и сурово сдвинул брови. – А живые – удобными не бывают.

М-да, и не поспоришь.

– Тоже мне философ, – насмешливо фыркнул миатэ, а потом задумчиво взлохматил и без того растрепанные пепельно-синие волосы. – Значит… придется перемещаться в Лонери, человечье государство по другую сторону гор.

Мне, откровенно говоря, было все равно, куда перемещаться. Единственное, чего хотелось, – смыться куда-нибудь из Аэрива. Ну вот не верила я, что Алекс оставит меня в покое…

Выходить решили вечером, чтобы переночевать в Мару, столице Лонери, а на рассвете двинуться к горам. Оставшиеся полдня занимались последними приготовлениями. Вираэль, к примеру, умчался в Долину, чтобы отдать Еву родителям. Мэйлис вдруг вспомнил, что купил не все нужное, и, отказавшись от нашей с Димарой компании, убежал на рынок. Мы пожали плечами и пошли тестировать реанимированный лисом перстень призыва.

Вернувшись, Вираэль заявил, что сделал крюк и заказал нам комнаты в приличной гостинице Мару. Так что, переместившись в Лонери, мы прошли пешком всего два квартала до трехэтажного здания с вывеской «Туманный дом», где поразбрелись по своим комнатам.

Сидеть в номере не хотелось, потому я решила спуститься вниз, в общий зал, и перекусить. И неожиданно столкнулась в коридоре с Димарой. Мы посмеялись над синхронностью наших мыслей и постановили: парней с собой не звать. Имеем мы право не небольшой девичник или нет?

Общий зал в «Туманном доме» оказался местом весьма приятным. Небольшие круглые столики, вокруг которых стояли по два-три изящных деревянных кресла, приглушенный свет, в углу, рядом со стойкой, менестрель тихо бренчал на гитаре что-то ненавязчивое.

Заказали с подругой фруктовый чай и клубнику со сливками и принялись болтать на разные темы. В общем, вполне милый женский междусобойчик. И все было бы просто замечательно, если бы с определенного момента у меня не начало чесаться между лопатками. Что без вариантов означало – на меня кто-то в упор смотрит.

Сначала попыталась не обращать внимания. Посмотрит и отстанет. Ага, размечталась… Когда минут через десять я вся издергалась и поняла, что сверлить меня взглядом не прекратят, резко развернулась и сразу нашла глазами нахала. Через два столика от нас сидел мужчина лет тридцати и, положив голову на сцепленные пальцы, внимательно на меня смотрел. Черные прямые волосы закрывали часть лица, потому детально рассмотреть его я не могла.

Вдруг он прищурился, и его четко очерченные губы дрогнули в мимолетной улыбке. И меня как током прошибла догадка – чую пятой точкой, предтеча! Ох, как бы мне хотелось ошибиться…

Меж тем он плавно поднялся и подошел к нашему столику.

– Девушки, могу я составить вам компанию? – растягивая гласные, спросил он и насмешливо блеснул пронзительными зелеными глазами.

Димара смерила его недовольным взглядом и вежливо отказала. Мол, нам и вдвоем весьма неплохо.

– А что скажет подруга? – промурлыкал мужчина и обласкал меня таким взглядом, что мое подозрение превратилось в уверенность. Пусть я не умею сразу отличать предтеч от других рас, но могу поспорить – в этом случае я угадала. А значит, он от меня не отлипнет. Черт бы побрал мой проклятый дар…

– Как хотите, – постаралась, чтобы мой голос звучал как можно более равнодушно.

Предтеча усмехнулся и, придвинув стул, сел. Заложил ногу на ногу и откинул волосы назад.

– Позвольте представиться – Кайл ди Эрст.

М-да, таким бархатным голосом только девиц соблазнять. Хорошо, что мы с Димарой невосприимчивы. Потому просто вежливо улыбнулись и представились в ответ. При этом амазонка так выразительно косила на меня взглядом, что я четко осознала – допроса не избежать. Опять врать придется…

Кайл оказался прекрасным собеседником. Я даже не заметила, в какой момент пропала настороженность и мы с Димарой уже весело смеялись над историями мужчины. Впрочем, какая-то часть меня ни на минуту не забывала, что он – предтеча, а я – эмпат. И, судя по всему, кадрить меня будут по полной программе.

Так и вышло.

Когда мы с подругой засобирались к себе, Кайл придержал меня за локоть и шепнул, что надо поговорить. Я поежилась, но рассудила, что вряд ли мужчина замышляет что-то нехорошее. Земной поклон Шаорину за то, что объяснил мне особенности отношений эмпатов и предтеч.

– Я хотел бы еще с тобой встретиться, – без экивоков заявил Кайл. – Когда это возможно?

Тяжело вздохнула и отвела взгляд. И что я должна ему на это ответить? Что занята? Подозреваю, его это не остановит. Не замужем ведь… Вернее, замужем, но не думаю, что брак с обычным смертным остановит предтечу.

– Честно говоря, я не знаю, – послала ему извиняющийся взгляд. – Сейчас мы с друзьями идем на задание. Когда вернемся, и вернемся ли, сказать не могу.

– Тогда, думаю, мне стоит пойти с вами. – В голосе мужчины прорезалась сталь. – Я неплохой воин и хороший маг, со мной у тебя будут все шансы вернуться целой и невредимой.

В душе всколыхнулось раздражение. Если бы не знала, что он – предтеча, только по этому ответу поняла бы! Видите ли, у меня будут все шансы! Не у всех нас, а только у меня. И я еще от Алекса чего-то хотела… Да они все там одним миром мазаны!

– Не думаю, что это хорошая идея, – покачала головой. – Тем более что мои друзья будут против.

– Вики, – мягко улыбнулся Кайл, – я все равно пойду с вами. Ты себе не представляешь, насколько ценна. Любой из нас сделает все, чтобы обеспечить твою защиту.

Ага, закроет в замке, например. Знаем, плавали.

Так, с этим предтечей тоже все понятно. Попрется за нами… Значит, уходить надо так, чтобы он не знал. Но сначала запутать…

– Ладно, не буду спорить, – как можно искреннее отозвалась я и без зазрения совести соврала: – Мы выходим завтра в обед, нужно еще кое-что докупить на рынке.

– Хорошо, я буду, – заметно расслабился Кайл.

Прости, мил друг, ты интересный и приятный мужчина, но предтеч с меня довольно. Во всех смыслах.

Так что я с чистой совестью попрощалась и ушла будить друзей, чтобы сообщить изменение в планах. По-хорошему уходить следовало немедленно.

С Димарой мне повезло – она еще не успела уснуть. А вот как мы тормошили парней – это отдельная история. С элементами триллера, ибо наш дорогой лис имел привычку спросонья швыряться в незапланированных будильников огненными шарами. Но – разбудили и объяснили. Правда, потом мне пришлось выслушать все, что сердитые друзья сочли нужным высказать по поводу моих неудобных поклонников. Впрочем, ждать утра и принимать в компанию предтечу никому не хотелось. На кой черт нужен в команде тот, кому плевать почти на всех ее членов?

В общем, мы по-тихому оттуда свалили и двигались всю ночь, а потом еще целый день, опасаясь погони. То ли нам повезло, то ли Кайл просто решил отстать, но к вечеру мы поняли, что оторвались. И дальше поехали в обычном ритме.

До самых предгорий добрались вообще без приключений. Как будто на прогулку вышли. Солнышко светит, птички поют, рядом друзья зубоскалят – я отдыхала душой.

Но когда на горизонте показались смутные очертания Срединных гор, во мне начала подниматься тревога. Была она настолько слабой, что сначала я просто отмахивалась. Последние события сделали меня законченным параноиком, а потому столь гладкий путь закономерно вызывал опасения, и не факт, что они имели какую-нибудь реальную подоплеку. Но чем ближе мы подъезжали к горам, тем нервознее я становилась. Вот не хотелось мне туда ехать! Просто отчаянно не хотелось. И только когда страх перед горами стал непереносимым, до меня дошло, что это сработал мой проклятый дар.

Что-то нас ждало впереди. Смертельно опасное. И самое страшное – я не могла поделиться с друзьями. Или… могла?

Конечно, от компании не укрылось мое состояние. И пока я терзалась вопросом: рассказать – не рассказать, – они насели на меня, пытаясь выпытать, что случилось. Первое время вяло отмахивалась, а когда мы остановились на привал у быстрого холодного ручья, все же решилась.

– Хорошо, – села рядом с костром и обхватила себя руками, – расскажу… Но вы должны поклясться, что все, мной сказанное, останется между нами!

– Мы хоть раз тебя… – начала заводиться Димара, но я подняла на нее печальные глаза, и подруга осеклась.

Парни, видимо, как более опытные, отреагировали спокойнее. А Вираэль даже предложил толковую идею:

– Раз нашего слова недостаточно, можно поклясться. Так же, как мы заказчику клялись о неразглашении.

Такой выход устроил всех. Меня – в первую очередь.

Когда Димара последней произнесла нужные слова, над нашими головами вспыхнули серебристые искры. Клятва вступила в силу. И я наконец могла поделиться с друзьями одной из своих тайн.

– Я – эмпат, – хмуро заговорила, уставившись в пляшущий огонь.

Мэйлис прыснул, но попытался сделать серьезное лицо.

– Да смейся на здоровье, – поморщилась я. – Ты опять своими шуточками попал прямо в цель, как с отцом Димары.

– И давно ты знаешь? – спросил Вир, подбрасывая в костер ветки.

– Почти год, – ответила не задумываясь, а потом поведала молчаливо внимающим друзьям одну из своих самых главных тайн.

Конечно, я рассказала им не все. Например, не выдала Шаорина. Просто вскользь упомянула, что мне помогли разобраться со своим талантом. Зато честно призналась в стихийности своего дара, а также просветила о взаимоотношениях эмпатов с предтечами. Теперь внимание Кайла и наше поспешное бегство стали для них более понятными. И, разумеется, ни словом не упомянула о наших отношениях с Алексом, а также промолчала о своей реальной биографии. Не время. Пока не время.

За что люблю своих друзей – они не стали вопить всякий бред из разряда «как ты могла», «а я думал, мы доверяем друг другу» и так далее. Просто сдержанно поблагодарили за доверие и поинтересовались, с чего я так переполошилась.

– Да не знаю, – в отчаянии стукнула ладонью по земле. – Там, в горах… что-то страшное. И смертельно опасное. Как только они показались на горизонте, меня не покидает тревога.

– И что делать? – прикусил губу на редкость серьезный Мэйлис. – Поворачивать?..

Почему-то от мысли, что в горы мы не пойдем, облегчения не наступило. А вот протест… Там было опасно, но туда нужно было идти.

– Поворачивать нельзя, – покачала головой и вскинула руки, когда Вир попытался заговорить. – Я так чувствую! Туда… очень надо.

– Хорошенькое дельце, – проворчал недовольный миатэ. – Там смертельная опасность, но туда очень надо. И что прикажешь делать?

– А я знаю?! – раздраженно отозвалась я и нахмурилась. – Ты слишком много от меня ждешь, Вир.

– Собственно, думать нечего, – пожала плечами на удивление спокойная Димара. – Если нужно идти – идем. Об опасности ты нас предупредила, не дети малые, выкрутимся. В крайнем случае, если почуем, что преграда не по зубам, попросту сбежим.

Какая она… оптимистичная. А если не успеем?

Впрочем, смысла спорить все равно не было. Как только я поведала друзьям о своей тревоге, она пропала, как и не было. Зато меня стало тянуть вперед с неодолимой силой. Друзья даже посмеивались над тем, с каким нетерпением я всматриваюсь в постепенно вырастающие вершины.

Мы были готовы к любым неприятностям, но они не спешили нас посещать. Так что вплоть до подножия гор путешествие было на редкость мирным. Даже завалящего разбойника наперерез не вынесло.

Увы, в определенный момент нам пришлось оставить лошадей. Нужное место находилось глубоко в лесу, и кони бы там не прошли. Так что мы расседлали скакунов и отпустили на вольные хлеба. Они умные, не пропадут.

Первый неприятный сюрприз преподнес вход в тоннель, которым нам предстояло идти. То, что он весь зарос колючими кустами, – это полбеды. А вот то, что в этих кустах было гнездо мантикоры…[1]Чудовище с телом красного льва, головой человека и хвостом скорпиона. Это еще хорошо, что Мэйлис своим звериным чутьем засек опасность. А то вышли бы прямо к резвящимся в траве чудищам. Мантикор было четыре. Три подростка и прямо перед входом в тоннель, надо понимать, мамаша, которая с одобрением взирала на своих чад.

– Приготовьтесь к бою, – шепнул Вираэль, призывая меч. – Самка уже вертит головой, значит, засекла чужих.

И действительно, взрослая мантикора взвилась на ноги и издала утробный рев, от которого молодняк настороженно замер. Мамаша рыкнула и длинными прыжками помчалась в нашу сторону. А ее детки понеслись следом.

Я сжимала в руках тхирэйту и молилась высшим силам. Четверо мантикор на нас… С учетом того, что магия их не берет… Похоже, это и есть та смертельная опасность, которую я чуяла. Разве что миатэ магию природы призовет. Если оплести мантикору лианами, есть шанс порубать ее до того, как она вырвется и покромсает нас.

– Мэй, страхуй девушек! – крикнул Вираэль и – пятерка мне за догадливость – попытался спеленать самку ветвями ближайшего дерева.

Мантикора оказалась опытной, потому увернулась. Зато не повезло одному из подростков – он вляпался в древесную ловушку. Чем тут же воспользовался оборотень: прыжок, точный удар в уязвимую точку на шее – и чудище обмякло в путах. Самка взревела и бросилась на лиса.

– Беги! – рявкнул Сумеречный и попытался достать взбешенную мантикору мечом.

Пока Вир бегал за мамашей, которая в свою очередь гонялась за Мэем, мы с Димарой стали плечом к плечу. И настороженно наблюдали за приближающимися подростками. Мантикоры подходили неторопливо, прижав уши к голове и оскалив внушительные клыки. А еще они направили в нашу сторону хвосты с жалами. Тонкий намек, я бы сказала…

У нас с амазонкой был лишь один шанс. Келрой на одном из уроков описывал, что делать, если выходишь с мантикорой один на один. Правда, вероятность того, что получится, не больше пятидесяти процентов… Но разве у нас есть выбор?!

Скосила взгляд на подругу. Она едва заметно кивнула и шепотом отсчитала:

– Раз, два… три!

Мы сорвались с места и дружно прыгнули. В полете взмахнули мечами, и – о чудо! – у нас получилось отсечь смертоносные хвосты. Сдвоенный рев заставил взрослую самку замешкаться, и она тоже лишилась своего оружия. Вир не сплоховал.

А дальше… мне банально не хватило подготовки. Я все же пока скромная первокурсница. Если Димара смогла перекрутиться в прыжке и усесться на свое чудище правильно, то я… приземлилась лицом к кровавому обрубку. И в следующий момент мантикора меня скинула. Да с такой силой, что я влетела прямо в ствол дерева. Из легких выбило весь воздух, перед глазами заплясали звездочки, но все же я попыталась встать. Лапы прижали меня обратно к земле, пропарывая острыми когтями рубаху и кожу. Мантикора низко зарычала в лицо, и от зловонного дыхания меня чуть не вывернуло. Честно говоря, я не собиралась так просто сдаваться. Но ничего не успела сделать – зверь жалобно пискнул, а потом повалился прямо на меня. Впрочем, туша сразу же отлетела в сторону.

– Ты как? – сипло спросила Димара, подавая мне руку.

– Жить буду, – криво улыбнулась я и поморщилась – следы от когтей начали саднить. Надо бы их обработать, чтобы зараза не попала.

Оказалось, что все было уже кончено. Вир с Мэем сумели укокошить самку и теперь промывали и перевязывали руку оборотня, которую тварюга успела укусить. Так что я облегченно выдохнула и расслабилась, позволяя Димаре хлопотать вокруг.

– Да уж, опасность была нешуточная, – покачал головой миатэ, когда мы более-менее оклемались и единогласно постановили: привал. – До сих пор не верю, что так легко отделались.

– Ну зато дальше, по идее, должно быть легче, – ухмыльнулся Мэйлис и перевел на меня вопросительный взгляд. – Вики, ты как думаешь?

– Откуда мне знать? – устало пожала плечами. – Мой дар стихийный и в данный момент попросту молчит.

– Значит, не расслабляемся, – подвела итог амазонка.

Немного передохнув, мы начали прорубать проход сквозь колючий кустарник. Закончили в сумерках, так что выдвигаться решили уже утром. Мало ли что нас может ждать в этом старом тоннеле, а мы вымотанные. Мэй к тому же ранен, мои царапины не в счет. Да, на оборотне все заживает быстро, но не моментально! А Вир слишком выложился во время боя и вылечить нас не мог. Так что передышка была очень необходима всем нам.

А утром мы вошли в заброшенный коридор.

Не успели сделать и нескольких шагов, как земля дрогнула, и выход перестал существовать! Безжалостно задавила панику и принялась, как мантру, повторять, что этот выход не последний. У Вираэля есть карта, он найдет другой.

– Потрясающе! – процедил Мэйлис. – И как мы теперь выбираться будем?

– Сейчас посмотрим, – ровным тоном отозвался Вир и достал карту. – Так, что тут у нас? – Он внимательно изучил спутанные переходы подгорья и бросил на оборотня насмешливый взгляд. – Я так понимаю, выхода в земли волков не предлагать?

– Разве что я тебе надоел, – оскалился тот.

Сумеречный усмехнулся и провел пальцем по одному из нарисованных тоннелей:

– Вот этот, который выходит в двух днях пути отсюда, – самый лучший вариант, если учитывать количество еды, которое у нас имеется. С водой проще – по дороге будут попадаться подземные озера. – Миатэ задумался. – До нужной нам точки добираться примерно день-полтора. Еще пара дней нужна будет, чтобы выйти в этот тоннель. – Он опять провел по извилистому переходу на карте. – И по нему… около трех-четырех дней пути.

– Итого – примерно семь-восемь дней, – мысленно прикинула Димара и покачала головой. – Еды хватит впритык. Хорошо, что мы запас взяли на непредвиденный случай…

– Тогда чего стоим? – Мэй махнул рукой в непроглядную темноту тоннеля. – Идемте. Нужно побыстрее закончить с этим.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий