Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сбежать от судьбы
Глава 4

Надо сказать, малодушная идея сделать коллективное харакири даже не пришла никому из нас в голову. Если можно жить – нужно жить. А вдруг спасут? Так что мы просто сидели и даже не общались. Один раз только Вир скупо обронил:

– Спать пора, тушите огненные шары.

В кромешной темноте мне стало жутко. Казалось, кто-то следит за нами из тьмы. Скрипит. Шуршит… Шорох повторился, и я встрепенулась. Нет, вот это мне точно не почудилось!

Толкнула в бок Мэйлиса, который дрых рядом.

– Ты чего? – возмущенно прошипел оборотень.

– Ага! – вдруг раздался неприятный голос. – Значит, здесь все-таки кто-то есть!

Раздался хлопок, и пещеру залил мягкий голубой свет.

– Так вот кто мне чуть не угробил экспериментальные образцы пауков!

Скрипучий смех навел на какие-то ассоциации, и я резко развернулась. Чтобы сразу застонать от досады.

Да что же за невезуха! Опять пещера, и опять этот человекоподобный паук. Тогда недобил – так теперь исправит?!

– Высшие силы, это что такое? – потрясенно выдохнул Вираэль.

– И этот туда же, – сокрушенно покачал головой паук и неспешно пошел в нашу сторону. – Юноша, я не могу быть «что», потому как живой! И чему вас только учат?

Он остановился рядом с нами и усмехнулся своей жуткой улыбкой. Не знаю, чего мне стоило не заорать от ужаса.

– Вики, детка, здравствуй! – ехидно оскалился паук. – Вижу, ты уже оправилась после нашей последней встречи?

Дальнейшая реакция друзей меня потрясла. С криком «так это был он?!» все трое призвали мечи и… вспомнив, что я говорила об этой твари, убрали их обратно. Смысл, если паучара все равно любую магию уничтожает?

Мной овладела апатия. Какой прок рыпаться, если этот членистоногий все равно нас убьет? Поиграет и убьет… Опустила голову и обхватила ее руками.

– Вики, хватит оплакивать себя, – рассмеялся паук. – Не собираюсь я вас убивать. Делать мне нечего.

– Так же, как и на острове Забытой Надежды? – язвительно поинтересовалась я, так и не поднимая головы.

– Не убил же, – беспечно хмыкнул он. – Если бы я хотел твоей смерти, ты была бы давно мертва.

– Ты меня укусил! – прошипела я, вскинув голову. – Впрыснул мне под кожу яд!

Друзья как зачарованные наблюдали за нашей перебранкой.

– Хотел спровоцировать ди Квира, – пожал плечами паук и заинтересованно вскинул брови. – Кстати, как все прошло? Судя по тому, что ты здесь, а не под замком, я просчитался?

Я скрипнула зубами и одарила нахала злым взглядом. Не знаю, откуда он так хорошо знает Алекса, но меня жуть как бесило, что этот членистоногий так легко смоделировал всю ситуацию.

– Значит, не просчитался, – хмыкнул паук и окинул меня странным взглядом. – Сбежала, надо понимать. Растешь на глазах, Вики.

В сторону друзей я даже боялась смотреть. У всех нас есть тайны, и все мы многое скрываем. Но все равно было страшно. Я им столько врала…

– Ох, что-то я совсем некультурный, – вдруг весело сообщил паучара. – Забыл, что нужно представиться! Лерго ди Шесс, пока не могу сказать, что к вашим услугам.

– Предтеча?! – хором выдохнули мы и уставились на него квадратными глазами.

– А что вас так удивляет? – сложил руки на груди Лерго. – То, что я в таком виде? Так он мне нравится. Человекоподобный несколько… прискучил, знаете ли.

Он повернулся ко мне и хищно усмехнулся:

– Пошли, юная… эмпат. Обсудим условия вашего спасения.

И направился к заваленному выходу, который вел к арахнидам.

– Вики, не ходи, – схватил меня за рукав обеспокоенный Мэйлис. – Этот предтеча, похоже, от груза веков мозгами поехал! Невозможно понять, что он выкинет!

– А у нас есть выбор? – посмотрела на оборотня в упор. – Он – наш единственный шанс отсюда выбраться.

С этим друзья спорить не стали. Только сдержанно пожелали удачи. Заработала обещанная после ритуала эмпатическая связь – меня омывало волнами беспокойства.

Я глубоко вздохнула и подошла к Лерго. Остановилась немного в стороне и обхватила себя руками:

– Чего ты хочешь?

– Желание, – отозвался паук.

Он был серьезен и собран – и почему-то таким не внушал страха. А вот когда этот двинутый предтеча начинал насмешничать и ехидничать, хотелось в какую-нибудь дырку забиться…

– Я на идиотку похожа? – Мой голос был усталым и немного надтреснутым. – Пообещать тебе желание – все равно что самой на магическую бомбу усесться: никогда не знаешь, в какой момент рванет.

– Не стоит меня бояться, Вики, – печально улыбнулся Лерго. – Если тебя это успокоит – мое желание не будет касаться ни тебя, ни Алекса, ни дорогих тебе друзей.

Ничего не понимаю. А кого же тогда оно будет касаться?

– Этого тебе знать не нужно, – отрезал предтеча на мой вопрос и поторопил: – Решай быстрее.

Говорят, выход есть всегда. Но если он стоит между смертью и неизвестностью, по-моему, выбор очевиден. Зажмурилась и выдохнула:

– Я согласна!

– Вот и умница, – довольно усмехнулся паук и, повернувшись к моим друзьям, крикнул: – Собирайтесь!

– Вики, – дернул меня за рукав Мэйлис, – что ты ему пообещала?

– Желание, – процедила в ответ, справедливо ожидая головомойки.

– Что?! – завопил лис и резко развернулся к Димаре и Вираэлю, которые о чем-то перешептывались. – Вы слышали, что она умудрилась сделать?!

– Ты хорошо подумала? – осторожно спросил миатэ.

– Нет, – криво усмехнулась я и провела рукой по отросшим волосам. – Но Лерго обещал не трогать дорогих мне существ. В данной ситуации этого достаточно.

– Ты помнишь, что всегда можешь на нас рассчитывать? – Амазонка сурово сдвинула брови.

– Помню, – искренне улыбнулась друзьям и махнула рукой. – Пойдемте. Пора выбираться из этих подземелий.

Когда мы подошли к Лерго, тот сосредоточенно магичил над тусклым синим камнем.

– Говорю сразу – так как мне лень, выход телепорта сделаю туда, куда его проще всего сделать, – бросил он в нашу сторону быстрый взгляд. – Впрочем… может, вам даже будет на руку… Миатэ, лови! – Он швырнул в опешившего Вираэля камешком. Рефлексы друга сработали как надо – поймал. – Точка выхода – заброшенное святилище Природы.

– В трех днях перехода от нашей Долины, – быстро прикинул Сумеречный и сдержанно поблагодарил: – Спасибо.

Паукообразный предтеча милостиво кивнул и исчез. Сразу же погас голубоватый свет, и мы оказались в темноте.

– Держитесь за меня крепко! – хрипло выдохнул Вир.

Мэйлис проворчал что-то себе под нос и зажег крохотный огненный шарик. Мы вцепились в миатэ, как в спасательный круг. И через миг в глаза ударил яркий солнечный свет. Было довольно неприятно, но я упала на землю, зарылась руками в траву и счастливо рассмеялась. Мы будем жить!!! Будто издалека до меня доносились радостные голоса друзей.

Когда я пришла в себя и проморгалась, обнаружила, что остальные валяются в траве с блаженными лицами. Да, не одну меня эти подземелья до печенок достали.

Оглянулась и поняла, что мы находимся в лесу. Справа от нас вдалеке виднелись Срединные горы, а слева, надо понимать, и было то самое заброшенное святилище Природы: пять замшелых каменных столбов, расположенных по кругу, а в центре – шестой, но лежащий. Или так было задумано, или от времени свалился. Теперь уже и не поймешь.

Потом мы приходили в себя после длительного пребывания в подземельях, болтали о разном. Парни сходили на охоту и вернулись с небольшим оленем. Так что на ужин у нас было мясо.

Вираэль, категорично заявив, что готовка мяса на открытом огне – не женское дело, принялся за стряпню. А Мэй приволок откуда-то широкое бревно, на которое тут же уселась Димара. Я предпочла сидеть на траве. После дней, проведенных под землей, мне остро был необходим контакт с живой природой.

Волей-неволей, а все равно по чуть-чуть, но начали обсуждать все происшедшее. Приключение выдалось еще то. Не знаю, как остальные, но я наприключалась на год вперед. Если не больше.

Эмпатическая связь, которую подарил нам ритуал, собирала наши страх, ярость, надежду, безысходность – все то, что мы ощущали в подгорьях. И расплескивала по каждому, усиливая, связывая, заставляя ощущать чуть ли не единым организмом. Пожалуй, мы стали настолько близки, насколько это вообще было возможно. Даже молчание, которое и раньше было уютным, изменилось. Стало наполненным.

Не было произнесено ни слова, но я поняла, что сейчас будет допрос, – брошенные украдкой взгляды накладывались на возрастающее любопытство. Ну конечно, друзья не могли забыть слов Джоаны и Лерго. Да и пора уже рассказать им правду.

– Я тут подумал, – заговорил Мэйлис, задумчиво расчесывая пальцами сочную густую траву, – мы ведь после ритуала почти что братья и сестры…

– Можно и так сказать, – хмыкнул Вираэль и бросил странный взгляд на Димару.

– Тогда у меня есть предложение. – Оборотень лукаво ухмыльнулся. – Все равно наша дорогая подруга Вики обязана рассказать о своих таинственных делах с неким Алексом ди Квиром… – Я насупилась и показала нахалу кулак. Впрочем, он совсем не впечатлился и продолжил нарочито беззаботным тоном: – И раз уж у нас сегодня будет день раскрытия тайн, предлагаю всем поделиться своими историями.

Тут же по эмпатической связи пришли два всплеска недовольства. Димара и Вираэль явно не были в восторге от идеи лиса.

– Не стоит, – тяжело вздохнула я. – Достаточно того, что я…

– Нет, – перебил меня серьезный Мэйлис и покачал головой. – Нравится вам это или нет, но мы давно опутали друг друга личной паутиной. – Зря лис о пауках вспомнил – нас с амазонкой сразу же перекоробило. – Ритуал просто закрепил эти путы окончательно. И в качестве последнего штриха нужно раскрыть все свои секреты. Разве вы сами не видите, что к этому в любом случае идет?

По мне, оборотень был абсолютно прав. И, судя по отголоскам эмоций, Димара с Вираэлем хоть и неохотно, но тоже согласились.

– Инициатива наказуема, – буркнул недовольный миатэ, упорно рассматривая мелкий голубой цветочек в траве. – Раз предложил – ты первый и рассказывай.

– Да я и не отпираюсь, – тихо рассмеялся Мэйлис и насмешливо сверкнул глазами.

Он выпрямился и негромко заговорил:

– Для начала позвольте представиться. – С оборотня на глазах слетала шелуха его многочисленных масок. Миг – и перед нами сидит взрослый собранный мужчина с пронзительным взглядом и сурово сжатыми губами. – В клане меня называли Шелестом.

Мне это прозвище совсем ни о чем не говорило. В отличие от друзей. Потому что Вираэль подавился куском мяса, а Димара, изумленно вскрикнув, едва сумела удержать равновесие и не грохнуться с бревна.

– Ты… поаккуратнее с такими новостями! – просипел миатэ, когда прокашлялся. – С ума сойти, я дружу с самым удачливым за последние сто лет разведчиком клана Лис!

Мэйлис едва улыбнулся краешками губ и слегка склонил голову.

М-да, я, конечно, подозревала, что этот разговор откроет новые грани моих друзей. Но как-то не ожидала, что все настолько серьезно!

– А говорили, ты погиб, – тихо подала голос Димара.

– После того, что сделал мой клан, – жестко усмехнулся лис, – для них я погиб.

Он опустил глаза, сцепил пальцы в замок и глухо заговорил:

– Несмотря на то что по мирам прогремело только мое прозвище, нас всегда было пятеро… Четверо парней и девушка. Моя невеста, Линн. – Лицо друга исказила мука, а по нашей связи пришли отголоски застарелой боли. – Наши пятерки… подбираются еще в детстве. Они растут вместе, взрослеют, и ближе друг друга у них никого нет. Так было и с нами.

Мы сидели молча и слушали, как Мэй изливает нам душу. Рассказывает о счастливых годах, когда близкие были рядом, а жизнь казалась наполненной только счастьем и приключениями. О том, как они радовались, получив звание лучшей пятерки, и постоянно подтверждали его.

Не знаю, как Вираэлю с Димарой, а мне было жутко. Потому что в голосе Мэйлиса было столько горя, ненависти и… надломленности. Хотелось плакать навзрыд.

– А около четырех лет назад нам поручили очень важное задание. – Лис почти выплевывал слова. – Сказали, кому, как не пятерке Шелеста, доверить такое… Соседний нам клан Волков, с которым у лис всегда были натянутые отношения, нашел артефакт – посох, который, если воткнуть в землю, создает защитное поле около десяти метров диаметром. В преддверии нового конфликта с волками его посчитали опасным. И отправили за ним нас… – Оборотень тяжело вздохнул. – Единственное, что у меня до сих пор в голове не укладывается, – вождь сознательно отправил нас на верную смерть. Ведь само задание проходило под меткой высокой важности, но средней сложности. По нашим меркам – ничего необычного.

– А может, не знали? – негромко спросила Димара.

– Не верю, – поджал губы Мэй и выпятил челюсть. – Думаю, услышав рассказ до конца, ты тоже не поверишь… Задание мы выполнили. Но какой ценой!.. Волки организовали погоню. Они травили нас так, что мне до сих пор кошмары снятся. И моя пятерка… все погибли. Как и велел наш кодекс, сложили головы, давая возможность мне уйти с артефактом. Последней погибла Линн… – Голос друга упал до шепота. – Я не хотел ее оставлять… умолял ее… Но она… стребовала с меня обещание, что я буду жить, несмотря ни на что.

Я прикусила губу и опустила глаза. Надо бы что-то сказать… Но что можно сказать в такой ситуации, чтобы это не выглядело пафосным и идиотским?

– Но на этом мои испытания не закончились, – скривил губы лис, и нас окатило яростной злостью. – Через два дня после того, как я, израненный и обессиленный, вернулся на земли клана, меня пригласили во дворец вожака. И представили новую невесту.

М-да, чуткость у лис – как у носорогов. У парня только что любимая погибла, а они ему тут же замену подсовывают. Неудивительно, что он вспылил и послал их всех. Я бы на его месте точно так же сделала.

Мэйлис внимательно посмотрел на нас и усмехнулся:

– Вижу, вы не совсем верно понимаете ситуацию. Попробую объяснить… – Он глубоко вздохнул и принялся излагать факты сухим тоном: – Пары у оборотней создаются в первые годы жизни. Если кто-то из такой пары погибает, второму сразу начинают искать замену. Так вот. Найти за два дня свободную лису почти невозможно.

– Ну мало ли, – с сомнением отозвалась я. – Может, за то время, пока тебя не было, она и освободилась.

– Вот как? – язвительно фыркнул оборотень, а потом все же снизошел до объяснений: – Кливсса – дочь вождя. И гуляла свободной почти полгода. Притом что за это время освободилось несколько вполне подходящих для нее мужчин.

А вот это уже совсем плохо пахнет. Получается, избалованная лисица захотела именно Мэя? И потому его пятерка перестала существовать? Как-то не верится, что вождь клана такой идиот, готовый угробить полезных оборотней только ради того, чтобы потешить дочурку.

– Чувствую, вас терзают сомнения по поводу верности моих выводов. – Лис склонил голову и поджал губы. – Но ведь это еще не конец рассказа… – Он прикрыл глаза и тихо продолжил: – Стоит сказать, что Кливсса не раз делала попытки затащить меня в постель. Но тогда я даже близко не был бабником. У меня была невеста, и на других женщин я не смотрел. Впрочем, эта неуемная не одного меня почтила своим высоким вниманием…. – Мэйлис презрительно усмехнулся. – Когда нас оставили вдвоем, дабы мы нормально познакомились, я попытался мягко донести до своей новой невесты, что моя тоска по Линн слишком сильна, и вряд ли мне захочется в ближайшее время видеть рядом с собой другую.

Ну, по-моему, вполне закономерно. Невозможно вот так, за два дня, забыть любимого человека. Особенно если он погиб из-за тебя. А я уверена, что Мэй считает именно так.

– Эта кретинка сама себя выдала. – По губам оборотня скользнула злобная улыбка. – Начала орать, что она и так слишком долго ждала. И что если бы я не был таким упрямым, то и моя обожаемая Линн была бы жива.

Я охнула и прикрыла рот ладонью. Да, против такого не попрешь – по сути, сама созналась.

– Знаешь, Мэй, – мрачно сказала Димара, машинально разминая пальцы, – я твою невесту не видела, но уже терпеть не могу. Когда эта рыжая в следующий раз припрется к тебе права качать, позови, а? Вы с Вираэлем слишком хорошо воспитаны, чтобы побить девушку, а мне можно. И Вики, думаю, поможет. Ведь так?

Представила себе, как запускаю в рыжие лохмы пальцы, а затем бью эту стерву головой о стенку, и кровожадно улыбнулась. И, наверное, слишком ярко это все представила, потому что друзья дружно хрюкнули, а потом расхохотались. Я смущенно улыбнулась.

Немного успокоившись, лис продолжил свой рассказ:

– Я сразу догадался, чьи рыжие уши торчат из моей трагедии. Терять мне было нечего – все близкие погибли… Были, правда, еще родители. Но меня слишком рано забрали на обучение, а потом… никто из нас и не стремился к контакту. – Оборотень взлохматил рыжую челку. – Короче, я пошел к вождю, дабы прояснить детали. Представляете, какой наивный? – с сарказмом вопросил Мэйлис. – Думал, что этот… старый лис ни при чем! Короче, поскандалили мы прилично. – Голос оборотня стал тихим-тихим. – Вождь заявил, что я, как и любой член клана, обязан подчиниться. Иначе он примет меры. Вот только он одного не учел. – Друг поднял голову и зловеще усмехнулся. – Что у меня тоже козырей – полные рукава. Я сделал вид, что покорился. А сам за три дня разместил компрометирующие вождя сведения у нескольких доверенных оборотней из разных кланов. Моя привычка собирать на всех более-менее важных персон досье сослужила отличную службу! Ну а потом, – с наслаждением протянул лис, – пришел во дворец и заявил прямо: я ухожу и дел с кланом больше иметь не хочу. А также пригрозил, что любая попытка вернуть меня в лоно семьи закончится плачевно. И подробно разъяснил как.

Я тихо рассмеялась. Молодец, Мэй. Представляю себе рожи вождя и его дочери, когда они поняли, что строптивый лис не собирается плясать под их дудку.

– Вот так и живу, – слегка улыбнулся оборотень. – Сам по себе, свободный и одинокий. – Он окинул нас быстрым взглядом, улыбнулся шире и поправил себя: – Уже просто свободный. Кажется, мое одиночество закончилось.

– Конечно, закончилось, – проворчал Вир и погрозил ему пальцем. – Ты теперь от нас не отделаешься.

Мы с Димарой согласно закивали.

– И вы от меня тоже, – насмешливо сверкнул изумрудными глазами лис. – Вот только Кливсса с таким положением вещей мириться не хочет. И время от времени пытается сначала уговорами, а затем скандалом и угрозами вернуть меня в клан. Откровенно говоря, она меня так достала…

– Надо придумать, как отвадить от тебя эту дамочку, – пробормотала я, задумчиво рассматривая весело пляшущие язычки пламени.

– Буду очень благодарен. – Мэйлис поднялся на ноги и отвесил нам шутовской поклон, моментально превращаясь в себя обычного. – У меня все. Кто следующий будет исповедоваться?

Мы переглянулись. В глазах Димары отчетливо стоял страх. И отчаяние. Ох, чую, подружка, твои скелеты в шкафах самые горькие… Ладно, перед смертью не надышишься.

– Давайте я, – выпрямилась я и глубоко вздохнула, пытаясь собраться с мыслями. – Вы уже знаете, что я эмпат, и то, что для предтеч на мне будто висит табличка: «Срочно в храм!»

Друзья тихо рассмеялись, оценив шутку.

– Чего вы точно не знаете – так это того, что моя биография целиком придумана.

– А я догадывалась, что никакого отшельника не было, – улыбнулась мне амазонка.

– Все догадывались, – откликнулся Вир.

– Если бы все было так просто, – хмыкнула я и принялась за рассказ.

Меня не перебивали. И вообще на протяжении всего времени, что я говорила, стояла гробовая тишина. Опустив глаза, я рассказывала о своей встрече с близнецами, которых полюбила. О том, как случайно сняла проклятие и из двух Алексов получился один ди Квир. Как жила семь лет в ожидании и даже успела замуж выйти. Ну и о том, как появилась в Соединенных мирах. Затем, немного помявшись, все же поведала настоящую историю приключений на практике и то, чем это на самом деле закончилось.

– Вот урод! – прошипела Димара. – Конечно, все предтечи – гады, но Алекс любому из них фору даст!

– Я его не оправдываю, – тихо проговорил Вир, опустив глаза. – Но мотивы понимаю.

– Что?! – взвились мы с подругой и возмущенно уставились на этого предателя.

– Он не смог уберечь семью. – Голос Сумеречного был печальным. – И любимую тоже. Вот и старается теперь защитить свое любыми методами.

– И забывает, что опекой можно задушить, – подключился Мэйлис. – Я тоже его понимаю. Но не оправдываю.

– Именно, – кивнул Вир, и мужчины обменялись быстрыми взглядами. – И методы его неприемлемы. Надеюсь, он и сам это поймет.

Вот же… мужская солидарность! Нет чтобы мне посочувствовать – так они, похоже, этого гада жалеют!

– А как вам то, что он меня обманывал? – язвительно поинтересовалась у этих носителей Y-хромосомы.

– Боюсь, если озвучу свои мысли, ты меня побьешь, – негромко рассмеялся Вираэль и посмотрел на меня в упор. – Но ты же помнишь, что я на твоей стороне, Вики?

Так, с этим все понятно. Ничего смертельного в поведении Алекса он не видит. Интересно, что мне оборотень скажет.

– Прости, – развел руками второй предатель, – чтобы сделать вывод, нужно иметь все данные. Если тебя это успокоит, костьми лягу, но повторить такого не позволю.

Му-у-ужи-и-ики-и-и, блин! И самое обидное, что большего от них ждать не приходится.

Мы с Димарой переглянулись и, после того как я подсела к ней на бревно, принялись сверлить друзей мрачными взглядами.

– Пока девушки дуются, думаю, пора и мне рассказывать, – спокойным тоном произнес Сумеречный и поднял голову к небу. – Все вы знаете, что я не в меру одарен. Мне это, конечно, радости не приносит, впрочем, сейчас не об этом… Помимо всем известных талантов у меня есть еще один, который я тщательно скрываю. О нем знают лишь отец и леди-мать. – Он внимательно посмотрел на каждого из нас. – А теперь будете знать и вы. Если об этом моем таланте проведают… на меня начнется охота. – И, набрав в грудь побольше воздуха, выпалил: – Я умею ходить по закрытым мирам.

Несколько секунд мы лишь ошарашенно молчали, а затем дружно выдохнули:

– Ничего себе!

У меня в голове сразу же заметалась сумбурная мысль, что, может, Вир отведет меня домой? Хотя бы на пару дней… Я так соскучилась по маме и Аське. Еще и братик или сестричка… родители уже, наверное, даже знают, кто именно будет.

– Вики, твою проблему будем решать отдельно, – улыбнулся миатэ, правильно расшифровав мои путаные эмоции. – Но это только начало истории… Которая не то чтобы страшная, а просто неприятная для меня лично. – Он глубоко вздохнул. – Почти восемнадцать лет назад этот дар случайно активировался. До этого момента я даже не подозревал, что обладаю чем-то подобным… Я, дурачась, прочитал вслух детский стишок о войне кошек и собак, и меня вышвырнуло в другой мир. Появился в мертвом городе… Причем в прямом смысле этого слова – вокруг меня была куча свежих трупов людей, кошек и собак. Все тела были попросту разорваны, будто бесновались дикие звери.

Представила себе эту картину и содрогнулась. Еще и по связи приходили эмоции Вира от увиденного – отчаяние, жалость, грусть.

– Я, потеряный, ходил от дома к дому, пытаясь понять, есть ли кто живой. – Голос друга был тих и печален. – Но везде видел одно и то же – мертвые тела и кровь. Много крови… Проходя мимо какой-то подворотни, я услышал жалобный мяв. Метнулся туда и… увидел совсем крошечного рыжего котенка, который слепо тыкался в живот матери. Кошка была уже холодной…

Никто из нас не стал ничего говорить. И так было понятно, что именно так в жизни Вираэля появилась Ева. Ирония судьбы – мы с ее рыжей наглостью в каком-то роде коллеги. Обе из закрытых миров.

– Кормить еще слепую Еву было нечем, – негромко повествовал миатэ. – Ей нужно было молоко… Пришлось мародерничать. Но зато она выжила. Так я и лазил несколько дней по мертвому городу с котенком за пазухой. А потом вернулся домой…

– Кстати, как? – заинтересованно подался вперед Мэй.

– Там вообще все смешно получилось, – махнул рукой Сумеречный. – Я-то сначала думал, что меня заклятие в другой мир выбросило. Потому успел смириться, что застрял в лучшем случае надолго. А то и навсегда… Но однажды я вдруг начал жаловаться несмышленой Еве на жизнь, а потом заявил: «Хорошо бы сейчас домой попасть!» И сразу же оказался дома!

Мы посмеялись над такой иронией судьбы, а затем уставились на Димару.

– Давай, Ди, – мягко проговорил Вираэль, – поведай нам свою историю.

Амазонка тяжело вздохнула, отодвинулась от меня на самый край балки и зябко обхватила себя руками.

– Вы… со мной общаться не захотите, – тоскливо сказала она и опустила голову.

– Глупость какая! – возмутилась я.

– Действительно, Ди. – Миатэ присел рядом с ней на траву. – Мы знаем тебя. Ты не могла сделать ничего настолько плохого.

– Еще как могла, – мрачно произнесла амазонка и решительно выпрямилась. – Ладно, будь что будет…

Что-то мне подсказывает, что Димара просто взвалила на себя несуществующую вину. И теперь с упоением мучается угрызениями совести…

– Когда мне исполнилось восемнадцать, – начала свой рассказ подруга, все так же не глядя на нас, – мне хотелось свершений. Подвигов. Настоящих битв… И я уговорила наставниц, чтобы меня отпустили на какую-нибудь войну. Они посовещались и решили, что это будет неплохой опыт… – Она горько рассмеялась. – Да уж… опыт получился что надо. Тогда в Седьмом мире, в Катерании, назрела гражданская война.

Когда амазонка назвала страну, мужчины тут же понимающе переглянулись. Похоже, они знают, о чем пойдет речь.

– А я была юная, глупая, – продолжала Димара, – думала, раз народ восстал, правда на их стороне… Это еще хорошо, что у меня боевой романтизм в одном месте играл: я всегда носила маску, не называла настоящего имени и расы. Иначе… сейчас стыдно было бы по улице пройтись.

Казалось, Вир почти не дышит. Он не мигая смотрел на подругу и, казалось, впитывал каждое слово. Мэй, наоборот, опустил голову и рассеянно гладил траву, будто и не слушал вовсе. Ох, как мне все это не нравилось!

– Бунтовщики были безмерно рады получить меня в свои ряды. – По губам Димары скользнула саркастическая улыбка. – Еще бы… Я для них все делала – продумывала тактику и стратегию, учила вести боевые действия и партизанские вылазки. И считала, что совершаю благое дело… Пока победившая чернь не решила казнить аристократию. Показательно. Всю. Включая женщин, стариков и детей.

Боль и отчаяние подруги больно хлестали по моим нервам. Я зажала рот, чтобы не закричать. Если амазонке так больно сейчас, по прошествии почти пяти лет, то каково ей было тогда?

– Я ничего не смогла сделать. – Ее голос упал до шепота. – Пыталась, кричала… но мне прямым текстом сказали – спасибо за помощь, свободна. И я… ушла. – Димара всхлипнула и закрыла лицо руками. – Что я могла сделать?! Мне до сих пор кошмары снятся…

Она резко выпрямилась и глухо произнесла:

– Думаю, можно не рассказывать, чем это обернулось.

Вираэль с Мэйлисом согласно покивали.

Эй, я не поняла! Конечно, мужчины наверняка в курсе, о чем речь. Но я-то не местная!

– Мне кто-нибудь объяснит, о чем все так глубокомысленно кивают? – окинула друзей возмущенным взглядом.

– Прости, Вики, – слабо улыбнулась амазонка. – Мне нелегко привыкнуть к тому, что ты не из Соединенных миров… Короче, все злодеяния, что творили бунтовщики, приписали мне. Заявили, дескать, поступали по моей указке и сами были в ужасе от моей бездушности…

– И потому в народе наша Ди получила прозвище – Бездушная Дева. И этой кличкой в Седьмом мире до сих пор пугают детей, – негромко проговорил Сумеречный и глубоко вздохнул. – Всегда подозревал, что в этой истории что-то не так.

– Вы мне верите? – прошептала амазонка, глядя в землю.

Не знаю, что на эту тему думают остальные, но у меня не было никаких сомнений. Димара просто неспособна на зверства – слишком добрая. Что я и озвучила.

– Я с Вики согласен, – пожал плечами Мэйлис. – Ты была юной и наивной. И этим воспользовались. Прими как печальный, но полезный опыт.

– Ну я уже высказался, – отозвался миатэ. – Так что прекращай грызть себя за то, чего не совершала.

Димара подняла глаза и робко улыбнулась.

– На этом, думаю, с откровениями можно закончить, – подвел черту оборотень.

Согласное молчание было ему ответом.

Вот только занимал меня один вопрос… Существенный. Впрочем, тревожил он меня еще с момента побега из замка Алекса… Что делать со своим счетом? Все деньги, которые у меня есть, – Алекса. Ну, вернее, они мои… Но счет-то открывал именно он! Мне позарез нужен был совет, так что решила – раз уж я рассказала друзьям все о себе, может, они посоветуют, как мне быть? Первым порывом было вернуть все, что осталось, и пусть подавится. Перебьюсь как-нибудь на стипендию, благо комната оплачена на год вперед. Но когда я заикнулась об этом, неожиданно натолкнулась на дружное возмущение. Дескать, я Алекса от проклятия спасла, послушно последовала за ним, куда сказал, он потом меня запер в замке и чуть до смерти не довел. Так что вполне могу считать эти деньги компенсацией за все вышеперечисленное. И можете меня считать меркантильной, но я с ними согласилась. А и действительно, должна же я хоть что-то получить с этого гада хотя бы за спасение от проклятия!

Потом мы сидели и трепались ни о чем.

Вдруг лис посмотрел на меня таким хитрым взглядом, что я закономерно насторожилась.

– Вики, не хочешь показать то, из-за чего мы чуть не сгинули? – Изумрудные глаза сверкали с трудом сдерживаемым любопытством.

Я облегченно выдохнула – всего лишь! Полезла во внутренний карман жилетки и достала замотанный в тряпицу кулон.

– Дай, – нетерпеливо протянул руку лис.

– Нельзя! – покачала головой и пояснила: – Джоана предупредила, что касаться его могу я, Алекс или Келрой. И все.

– Даже так, – изумленно вскинул брови Вираэль и присел рядом со мной. – Тогда у тебя в руках посмотрим.

Друзья сгрудились рядом со мной, зачарованно рассматривая украшение.

– Красивый, – вздохнула Димара и отодвинулась. – Интересно, какие у него свойства?

– И мне вот тоже любопытно, – отстраненно отозвался Мэйлис, в котором, видимо, профессиональная гордость взыграла. – Но даже приблизительно не скажу. Единственно, артефакт очень старый. Очень. Даже не возьмусь утверждать, сколько ему тысячелетий.

Повертела кулон в руках и пожала плечами. Не знаю, по каким признакам он это видит. Выглядит украшение как новое.

– Впрочем, есть идея, – протянул оборотень и подмигнул мне. – Думаю, Вики, тебе стоит его надеть.

– Вот еще, – буркнула я, не вдохновленная предложением. – Ищи дураков надевать артефакт с неизвестными свойствами.

– Ну почему, – задумчиво проговорил Вир. – Если Джоана говорила, что касаться кулона могут только трое и ты – одна из них… Ничего плохого не должно случиться.

И этот туда же. Да не хочу я хоть и короткое время, но таскать на себе что-либо, связанное с предтечами!

– Вики, ты же эмпат, – мягко произнесла Димара. – Ты сама что чувствуешь? Опасен для тебя кулон?

Мрачно поглядела на подругу. Спелись! Я понимаю, что им любопытно. А мне что прикажете делать?

Тяжело вздохнула и провела кончиками пальцев по цветку, обвела лепестки. Не ощущала я от кулона опасности. Наоборот… он будто согревал руку, вселял уверенность, что все будет хорошо. Видимо, именно последнее все решило. Потому я глубоко вздохнула и завязала оборванную цепочку на шее.

Сначала ничего не происходило. Я даже уже хотела позубоскалить на тему, что вещица сломалась. И вдруг я ощутила на периферии сознания чужое присутствие. Сначала испугалась, но потом поняла, что угрозы нет. Две неясные тени… хотя нет – скорее, два светлячка. Один излучал холодный голубой свет, а второй – теплый оранжевый. Я даже залюбовалась цветовыми переливами эмоций.

Льдистый светляк был спокойным и рассудительным. Всматриваясь в его ровные, без всполохов и темных пятен, контуры, я осознала, что слово «страсть» ему неведомо. И это правильно.

Зато у огненного светляка страстей хватало на двоих. Он переливался всеми оттенками пламени, передавая мне целый спектр противоречивых эмоций: гнев, радость, увлеченность, досаду и острую вину.

А еще я ощущала неправильность у обоих светляков. Первому не хватало тепла, а второму… спокойствия. Не до конца осознавая, что делаю, потянулась к льдистому своим теплом. Ну а огненному послала волну умиротворения. И через миг, к своему большому удивлению, получила ответы. От первого ко мне доносилось всепоглощающее изумление, а от второго – чистая, незамутненная радость. И почему-то предвкушение.

Перепуганная донельзя, сорвала с шеи кулон, окончательно дорвав цепочку. Не знаю, что это было. И знать не хочу! Чтоб я еще раз незнакомые артефакты надевала! Даже если они и кажутся безопасными…

– Вики, что случилось? – обеспокоенно спросил Вираэль.

Ох, даже не знаю, сколько времени прошло… Не успела задать вопрос, как Мэйлис проговорил:

– Действительно. Не успела завязать цепочку, как побледнела и сразу же сорвала.

Глубоко вздохнув, рассказала друзьям, что именно случилось, когда я нацепила кулон.

– Слушай, подруга, а ты, случаем, не Келроя с Алексом приласкала? – задумчиво поинтересовался оборотень. – Не зря же призрак сестры ди Квира говорил, что только кто-то из вас троих может держать в руках артефакт…

– Не знаю, Мэй. – Я устало потерла виски. – И, откровенно говоря, знать не хочу. Приедем в Академию – отдам кулон Келрою. Пусть делают с ним что хотят, – застонала и обхватила голову руками. – Как же меня достали предтечи! Все, скопом! И не отстанут же, даже надеяться не стоит…

Димара придвинулась ближе и обняла меня за плечи.

– Не расстраивайся. – Она попыталась меня ободрить. – Сама же говорила, что на брачный обряд нужно только добровольное согласие. Просто игнорируй их, и все.

– Легко сказать, – буркнула я. – Они же липучие, как… Ай, ладно, – махнула рукой и досадливо нахмурилась. – Довольно о них. И без того настроение испорчено.

На этой печальной ноте было решено отчаливать ко сну. И так проговорили до глубокой ночи, а выходить на рассвете. Вираэль жаждал в кратчайшие сроки добраться до Долины. Впрочем, я его понимаю. До конца каникул никаких приключений – может ли быть что-то лучше?

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий