Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Она проснулась в темноте She Woke to Darkness
Глава пятнадцатая

Майкл Шейн прежде всего поехал по старому адресу Элси Мюррей на Мэдисон авеню. Расплатившись с таксистом, он поднялся по ступенькам каменной лестницы, прошел через вращающуюся дверь и очутился в небольшом вестибюле, точь-в-точь похожем на тот, который был описан в романе Элси. Он даже увидел под кнопкой звонка, упомянутого в романе, медную табличку с надписью «консьерж».

Шейн с облегчением вздохнул и вышел. Пока что все шло так, как ему хотелось. Рукопись больше и больше совпадала с действительностью. Стоя на тротуаре, детектив стал разглядывать улицу. В нескольких метрах от него висела вывеска «Ресторан-Бар». Налево подобных заведений не было.

Шейн вошел в длинный и прохладный зал с баром и рядом маленьких столиков вдоль стены. В квадратном пространстве в глубине зала дюжина столов побольше была накрыта для ленча. Некоторые из них были заняты, пять-шесть посетителей сидели на высоких стульях перед баром.

Он пересек зал, на другом конце нашел телефонный справочник, цепочкой прикрепленный к стене рядом с кабиной телефона-автомата. Описание Элси опять совпадало по всем пунктам. Пузатый, жизнерадостный с виду бармен подошел к Шейну.

— Коньяк, — сказал рыжеволосый, — у вас есть «Мартель»?

— Есть. Большой стакан или малый?

— Большой. И воды со льдом.

На другом конце бара второй официант обслуживал клиентов. Он был высок, молод и абсолютно лыс.

— Вы давно здесь работаете? — спросил Шейн, когда бармен принес ему заказ.

— Это зависит от того, что вы считаете давним, мистер. Что касается меня, то шесть месяцев, а Джек здесь уже два года.

— Для меня достаточно, — заявил Шейн, кладя на прилавок пятидолларовую купюру. — Я хотел бы знать, помните ли вы одну молодую женщину по имени Элси Мюррей, которая часто бывала здесь несколько месяцев тому назад. Она жила чуть дальше на этой же улице.

— Вот это да! Странно! Мы только что о ней говорили. Прочли в газете, что ее убили прошлой ночью. Это ужасно. Она была очень симпатичной, кроме тех случаев, когда выпивала слишком много, но это случалось редко.

— «Мы» — это кто? — спросил Шейн.

Его собеседник сдвинул брови, не поняв вопроса.

— Вы сказали: «Мы только что говорили о мисс Мюррей!» Вы говорили с кем?

— С Джеком… моим коллегой… и…

Толстый бармен подошел ближе к Шейну и понизил голос:

— И молодой дамой, сидящей позади вас. Она приходила сюда иногда с мисс Мюррей… А потом вдруг перестала. Мы говорили, что все это довольно странно.

Шейн не спеша отпил хороший глоток коньяка без воды, чтобы отбить вкус виски Радина, потом терпеливо задал следующий вопрос:

— Кто перестал? Молодая дама, что позади меня, или мисс Мюррей?

— Мисс Мюррей. Сначала мы не понимали, почему. А потом узнали, что она переехала на другую квартиру. А к чему все эти вопросы, мистер?

— Я занимаюсь этим делом.

Шейн обернулся и посмотрел на столы, стоящие вдоль стены позади него.

Три молоденькие хохотушки болтали между собой, пожилая супружеская пара молча пила мартини, молодая женщина сидела в одиночестве напротив Шейна.

Она держалась очень прямо, прислонившись плечами к стене, высокая прическа создавала видимость высокого роста. На ней были белая блузка без всяких украшений и серый костюм. Лицо хранило высокомерное выражение, возможно, по причине несколько длинноватого и островатого носа и короткой верхней губы, не закрывающей зубов. Она сидела лицом к Шейну и, когда их взгляды встретились, не опустила глаза и оставалась неподвижной, словно не замечала его присутствия. Перед ней стоял высокий стакан с желтоватой жидкостью.

Шейн несколько секунд сурово смотрел на нее, затем, повернувшись к бармену, вполголоса спросил:

— Вы случайно не знаете ее имени?

— Нет, мистер. Никогда не слышал. А вы из полиции?

— Частный детектив, — ответил Шейн и, выпив несколько глотков коньяка с ледяной водой, спросил: — Может быть, вспомните, были ли вы на работе в часы закрытия бара три месяца тому назад?

— Пожалуй, это был Джек. Он работал по ночам, но две недели тому назад женился и не желает больше торчать тут до четырех утра и выбрасывать за дверь алкашей. Поэтому он поменялся с другим парнем. А что бы вы хотели, мистер?

— Если возможно, переговорить с Джеком, — сказал Шейн и положил на стойку банкноту. — Возьмите это за труд. Скажите, что пьет молодая дама за столом позади меня?

— Спасибо, мистер, — бармен положил деньги в карман. — Она пьет виски с содовой.

— Попросите Джека принести ей еще бокал, а для меня коньяк на ее стол.

— Сию минуту.

Бармен отошел поговорить со своим коллегой, а Шейн допил коньяк. Затем закурил сигарету, встал и подошел к столику молодой женщины.

— Разрешите мне сесть тут и предложить вам что-нибудь?

Она бросила на него уничтожающий взгляд, ее верхняя губа вздернулась, еще больше обнажая зубы.

— Очень сожалею, но я пришла сюда не за тем, чтобы подцепить мужчину.

— Я знаю, — ответил ей Шейн, усаживаясь. — Вы пришли поговорить об Элси Мюррей. Я тоже. Давайте поговорим о ней вместе.

— Элси?! — воскликнула женщина.

Удивление и страх отразились в ее глубоких глазах. Она с любопытством оглядела Шейна.

— Я вас не знаю.

— Но вы также не знаете всех друзей Элси, не так ли?

— Конечно нет. Я не была с ней очень близка.

— Тем не менее достаточно близки, чтобы прийти сюда поговорить о ней с барменом, узнав, что ее убили.

— Это ничего не значит.

Она допила свой стакан, пожала плечами и оперлась руками о стол, словно желала встать. Шейн жестом удержал ее.

— Сейчас принесут еще один стакан виски. Мне хочется поговорить об Элси.

Она заколебалась и поджала губы.

— Вы что, одно из ее увлечений? — холодно спросила она, но голос ее немного дрожал.

Шейн покачал рыжей головой.

— Я ее никогда не видел. Но один из моих друзей был прошлой ночью у нее в квартире незадолго до преступления, и я стараюсь доказать его невиновность.

Лысый официант подошел с подносом. Он поставил бокалы на стол и оглядел Шейна с головы до ног.

— Это вы спрашивали, знали ли мы мисс Мюррей, которую убили прошлой ночью?

— Да, — сказал Шейн и извлек еще одну банкноту в пять долларов. — Вы работали в полночь три месяца тому назад?

— Точно. В то время я всегда работал ночами.

— И вы запомнили Элси Мюррей?

— Да. Шикарная женщина. Она часто заходила сюда одна поздно вечером. Жила чуть подальше на нашей улице.

— Знаю. Однажды ночью она вошла сюда, порядком пьяная, и одолжила у вас пятицентовую монету, чтобы позвонить, потому что потеряла свою сумочку. Помните?

Молодая женщина, сидевшая напротив, вздрогнула, и это движение не ускользнуло от внимания Шейна. Он заметил, что ее глаза несколько утратили свое холодное выражение, рот приоткрылся, брови нахмурились.

— Я совсем не помню этого инцидента, — категорично ответил Джек.

— Минутку, я вполне уверен в том, что говорю, — возразил, не повышая голоса, Шейн. — Постараюсь освежить вам память. Вы еще посоветовали ей вернуться домой, вместо того чтобы звонить по телефону. Она в ярости закричала вам, чтобы вы занимались своими делами и дали ей монету. Вы подчинились. Она поискала в справочнике номер телефона, прочитала вслух, и вы записали его на клочке бумаги. Теперь вспомнили?

— Если бы это случилось, я, конечно, вспомнил бы. Но ничего подобного здесь не происходило.

Джек выдержал взгляд Шейна, выставив вперед подбородок.

— Почему вы лжете, Джек? — суровым голосом спросил Шейн.

— Я лгу? Какого черта я стал бы лгать?

— Именно это я и хотел бы знать, — сказал Шейн. — Было совершено убийство, и я провожу расследование.

— А мне на это наплевать, — крикнул бармен вызывающим тоном. — По какому праву вы стараетесь меня запугать? То, что вы тут рассказываете, неправда с начала до конца.

— А я говорю вам, что это правда.

Шейн медленно встал. Все повернулись к ним, так как их голоса перекрывали легкий гомон разговоров. На щеках детектива прорезались глубокие морщины.

— Мне нужна правда, — заявил он. — А также я непременно хочу знать, почему вы лжете, притворяясь, что забыли тот эпизод, хотя прошло всего лишь три месяца.

Джек облизал губы, взглянув на клиентов и на своего пузатого коллегу за стойкой бара, потом снова обернулся к рыжему детективу и в ярости выкрикнул:

— Я не позволю разговаривать со мной в таком тоне. Еще слово — и я двину вам кулаком по физиономии.

С этими словами он повернулся на каблуках и широкими шагами отошел от стола.

Шейн сел, задумчиво сложил пятидолларовую банкноту и сунул ее в карман.

Молодая женщина казалась заинтригованной и озабоченной. Она наклонилась к нему и спросила тихим низким голосом:

— Что это еще за история с телефонным звонком? Почему это так важно, и зачем этот человек солгал?

— Именно эта ложь имеет значение, — ответил ей Шейн. — До сих пор я не знал, решает ли что-либо этот телефонный звонок, — теперь я в этом уверен.

Он взял свой бокал с коньяком и рассеянно отпил глоток. Молодая женщина по-прежнему сидела, придвинувшись к нему.

— Вы говорите, что это произошло тем вечером, когда Элси потеряла свою сумку?

Шейн утвердительно кивнул головой.

— Во всяком случае, она ее где-то забыла. Возвращаясь с вечеринки, где слишком много выпила, она забыла сумку в машине одного мужчины, который провожал ее, и таким образом оказалась совсем без денег и, что еще важнее, у нее не было ключей от квартиры. Она зашла сюда и одолжила у Джека пятицентовую монету, чтобы позвонить кому-то. Вы тогда были с ней знакомы и в курсе этого инцидента?

Молодая женщина прислонилась к стене, пальцы ее сжимали стакан.

— Я была с ней хорошо знакома, когда она жила на этой улице, — проговорила она дрожащим от удовлетворения, а может, облегчения голосом. — Три месяца тому назад? Это было, видимо, в ту ночь, когда Элси полностью потеряла голову. На следующий день полиция приходила допросить ее. Один мужчина, с которым, по словам нескольких человек, она ушла с вечеринки, был найден убитым в номере гостиницы.

— Вы полагаете, что это было той же ночью? Почему? — тихо спросил Шейн.

— Разве это не естественное предположение? — сказала она удивленно. — Элси была убита. Вы хотите доказать невиновность одного из ваших друзей и спрашиваете о телефонном звонке трехмесячной давности. Не надо иметь слишком много ума, чтобы установить связь между этими двумя преступлениями.

— Элси доказала, что ее не могли обвинить в первом.

— Вы полагаете? — сказала молодая женщина, и ее верхняя губа снова презрительно приподнялась.

— У нее было бесспорное алиби.

— Действительно? Я, к сожалению, не знала всей правды. Разве только то, что ее допрашивала полиция, и вскоре она съехала с той квартиры. Она перестала приходить сюда. Кто же позаботился об ее алиби?

— Я надеялся, что вы сможете мне об этом сказать.

— Очень сожалею. В сущности, я ничего не знаю об этом деле.

Она поднесла бокал к губам и отпила несколько глотков.

— Жаль! — вздохнул Шейн. — Я надеялся, что вы прольете хоть какой-то свет на убийство Элберта Грина, и у меня к вам было много вопросов.

— Вы думаете, что Элси была виновна… и прошлой ночью она была убита из мести?

— Я еще ничего не думаю. Видите ли, я детектив, мисс…

— Стивенс, — закончила она. — Эстелла Стивенс. Я была бы рада помочь вам, но у меня свидание, и мне пора уходить.

Она допила свое виски и встала. Шейн последовал ее примеру и взял ее под руку.

— Речь идет о гораздо более важном деле, чем ваше свидание. Уделите мне пять минут…

— Очень сожалею, но я не могу терять ни минуты.

Она приняла надменный вид, бросила ледяной взгляд на удерживающую ее руку и попробовала освободиться. Шейн крепче сжал ее и дал волю своему гневу.

— Проклятье! Это не игра. Садитесь…

Его прервал голос с сильным ирландским акцентом.

— Этот человек надоедает вам, мисс?

Шейн повернул голову. Перед ним стоял крепкий, хорошо сложенный блюститель закона. В нескольких шагах ухмылялся лысый официант с искоркой торжества в глазах. В зале царила мертвая тишина, все клиенты с наслаждением наблюдали за этой драматической сценой.

— Спасибо, господин полицейский, — сказала Эстелла Стивенс. — Да, я не знаю, как от него отделаться. Я с ним незнакома. Он непременно хотел сесть за мой столик, а теперь мешает мне уйти. Я очень спешу, у меня свидание. Если бы я могла уйти…

— Подождите минутку, — сказал человек в форме. — Может быть, вы желаете подать жалобу…

— Нет, нет, — крикнула она. — Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое.

— Я могу быть свидетелем, — заявил Джек, делая шаг вперед. — Едва этот тип вошел сюда, как стал задавать нам кучу вопросов. Он сеет беспорядок…

— Я уверена, что вы меня понимаете, господин полицейский, — продолжала Эстелла, выдернув руку и направляясь к двери. — Не хочу никаких историй. И очень благодарна вам за помощь.

Она упорхнула с легкостью газели, а Шейн увлек полицейского в сторону, подальше от лысого бармена, показал ему свои документы и быстро объяснил:

— Я из Майами, приехал сюда для расследования одного дела. Эта женщина — важный свидетель. Нельзя дать ей уйти. Поспешим за ней.

Полицейский заколебался и посмотрел на Шейна, прищурившись.

— Вы случайно не Майкл Шейн?

— Да, я — Майкл Шейн, — подтвердил рыжий детектив, подталкивая полицейского к двери. — Попозже вы сможете проверить в конторе лейтенанта Хогана из бригады по уголовным делам, что у меня все в порядке. А сейчас не надо терять время.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий