Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Она проснулась в темноте She Woke to Darkness
Глава шестнадцатая

Полицейский все еще колебался. Беспокойство, сквозившее в голосе Шейна, имя лейтенанта Хогана произвели на него впечатление, но он не был полностью уверен, что не имеет дело с самозванцем.

Вмешательство Джека помогло ему принять быстрое решение. Лысый бармен подошел и преградил им дорогу.

— Я уж не знаю, какие там байки наплел вам этот тип, — сказал он угрожающим тоном, — но вы, видно, порядочный глупец, если верите хоть одному его слову. Если вы не засадите его в каталажку…

— А в самом деле! Я порядочный глупец! — воскликнул полицейский, оттолкнув его плечом. — Убирайтесь, или я вас арестую за то, что вы мешаете мне выполнять мой долг.

Он вышел вместе с Шейном, и тот с облегчением вздохнул, заметив невдалеке высокий и тонкий силуэт Эстеллы.

— Вон она, — сказал он, указав на нее жестом, и пошел уже не спеша. — Я знаю, куда она идет. Нет нужды торопиться, если только она не изменит своих намерений.

— Я попрошу ввести меня в курс дела, — сказал полицейский строгим тоном. — В конце концов, чем вы можете доказать, что не морочите мне голову? Вы что-то там говорили про лейтенанта Хогана.

— Он занимается этим делом вместе с детективом Питерсом, — объяснил Шейн. — Прошлой ночью произошло убийство Элси Мюррей. Сегодня утром я прилетел из Майами по просьбе одного друга жертвы и сейчас иду по следу, в то время как полиция Нью-Йорка, со своей стороны, работает над тем же делом. Лысый бармен, несомненно, замешан в этой истории. Что он вам рассказал? Кстати, как вас зовут? Мне хотелось бы сказать лейтенанту Хогану, что в вас я нашел способного сотрудника.

— Меня зовут Греди, — ответил тот, тронутый похвалой. — Я проходил по улице, когда лысый тип позвал меня и попросил зайти навести порядок. Один пьяница, якобы, приставал к молодой женщине.

— За ним надо приглядеть, — заявил Шейн, — вы полицейский, но у вас есть все качества хорошего детектива. Если вы вернетесь последить за Джеком, пока я слежу за Эстеллой, ваши начальники вряд ли будут вас за это бранить.

Польщенный этими комплиментами, Греди гордо выпрямился.

— Конечно нет. В случае необходимости мы должны проявлять инициативу. Это предусмотрено правилами, Я позвоню сержанту и предупрежу его. Как вы думаете, что замышляет этот тип с черепом, похожим на булыжник?

— Он собирается предупредить кого-то, что я поймал его на лжи, и тот примет меры предосторожности. Не отставайте от него ни на шаг, и если он займется чем-то подозрительным, обратитесь прямо к Хогану.

— Бегу!

Греди приложил руку к фуражке, повернулся и направился к бару. Шейн ускорил шаг, чтобы сократить расстояние, которое отделяло его от Эстеллы.

Молодая женщина быстро шла по почти пустой улице, не оглядываясь назад, — настолько она была уверена, что Шейн все еще сражается с полицейским.

Как и предполагал детектив, она дошла до отеля, где жил Лью Рекер. Шейн дал ей время пройти по вестибюлю, потом вошел сам. На этот раз за конторкой сидела женщина средних лет. Когда он проходил мимо, она только бегло взглянула на него. Лифт поднял его на пятый этаж. Он повернул налево и остановился перед комнатой Рекера, прислушался, но оттуда не доносилось ни звука. Дверь была заперта на ключ. Тогда он тихонько постучал.

Через какое-то время за дверью послышался недоверчивый голос Лью Рекера:

— Кто там?

— Вам телеграмма, — ответил Шейн, надеясь, что в этом отеле нет обычая извещать по телефону о приходе телеграмм. Он оказался прав, дверь приоткрылась.

Шейн с силой оттолкнул Рекера и вошел. Увидев его, Эстелла Стивенс побледнела.

— Это он, Лью, — пробормотала она. — Тот человек, о котором я вам говорила.

— А я его еще раньше узнал по вашему описанию, — заметил Рекер, вперив в Шейна сверкающий взгляд. — Знакомая личность, Эстелла. Это самозванец, который проник ко мне, представившись полицейским, и стал расспрашивать об Элси Мюррей. Сейчас его разыскивают, чтобы арестовать. Поэтому я советую вам убираться, пока еще есть время, — заключил он, обращаясь к Шейну.

С улыбкой на губах рыжеволосый детектив ногой захлопнул за собой дверь и прислонился к косяку.

— Спасибо за совет, но позвольте ему не последовать. Мы сейчас по-дружески побеседуем об Элси… И о другом вашем друге, убитом три месяца назад, Элберте Грине.

Услышав это имя, Эстелла вздрогнула, ее верхняя губа опять полезла вверх, обнажая зубы. Раздраженно выругавшись, Лью Рекер направился к тому месту, где у него был спрятан телефон.

— Я сейчас вызову полицию!

Не давая ему времени снять трубку, Шейн сильным толчком заставил его сесть рядом с Эстеллой.

— Вы заговорите. Сейчас же. Иначе я разобью вам физиономию. Вы оба, послушайте меня хорошенько. Мы тут не в игрушки играем. Были убиты двое людей, а может, даже трое. У меня есть сведения, не известные полиции, а вы знаете о деталях, которые мне нужны. Не разыгрывайте из себя идиота, — продолжал он с металлом в голосе, в то время как Рекер плюхнулся в кресло, вытирая лицо платком. — Если вы сегодня утром говорили с детективом Питерсом после моего ухода, то знаете, что я не солгал, хотя я всего лишь частный детектив из Флориды. Возможно, он сказал вам, что у меня нет мандата допрашивать людей в Нью-Йорке, но свои права я беру себе сам.

Он поднес кулак к носу Рекера.

— Говорите.

— Я не знаю…

Рекер запнулся и умоляюще поглядел на Эстеллу.

— Вы знаете, что хочет этот человек? — спросил он. — Вы сказали, что встретили его в каком-то баре…

— В баре, который посещала Элси Мюррей, когда жила на той же авеню, — сказал Шейн. — В том, куда она зашла в последний раз около полуночи той ночью, когда был убит Элберт Грин… Упившись на вечеринке, где вы оба присутствовали. Теперь вспомнили?

На лице Лью Рекера отражалась странная смесь чувств… Гнев, страх и искреннее удивление.

— Элберт Грин? — повторил он. — Я смутно припоминаю это имя. Это не тот ли, кого нашли мертвым в гостинице? Кажется, на следующий день полиция допросила по этому поводу Элси?

Эстелла, на которую он умоляюще смотрел, оставалась холодной и настороженной.

— Предполагаю, что именно так, Лью, — сказала она. — Инспекторы приходили и ко мне. Но я ничего не знала, если не считать того, что парочка целовалась взасос, но что ты хочешь: ведь Элси была пьяна.

— Какая связь между смертью этого человека и Элси? — возразил Рекер, обращаясь к Шейну. — Она осталась вне подозрений. Насколько я помню, у нее было алиби, которому полиция поверила.

Шейн покачал головой.

— Подстроенное алиби. Я сейчас докажу это при помощи вас обоих, а также при свидетельстве других лиц, замешанных в деле. Полиции осталась неизвестной одна мелочь: телефонный звонок Элси к Грину в ту ночь. Почему бармен только что солгал мне в баре? — обратился он к Эстелле.

— Не имею ни малейшего представления, — ответила та. — Вы обвинили его во лжи, но мне ничего неизвестно.

— В чем я сильно сомневаюсь. Разве вы не отправились в этот бар, узнав о смерти Элси, и не заплатили за его молчание?

— А зачем мне это делать?

— Вы отлично понимаете, что это новое убийство напомнило бы следователям о том, другом, которое произошло три месяца назад. Полицейские, возможно, зададут Джеку тот же самый вопрос, что и я. Это вы послали ее туда? — крикнул он, обращаясь к Лью Рекеру.

— Никоим образом. Я не знал, что она ходит в этот бар. Узнал об этом только что, когда она вошла ко мне, еще не оправившись от страха, и рассказала, что ее оскорбил какой-то пьяница. Эстелла, это что, неправда?

— Мне захотелось выпить коктейль перед обедом. В газетах я прочла статью об убийстве Элси, обменялась несколькими словами с двумя гарсонами кафе, которые ее знали. Вот и все. А вы пришли, подсели за мой стол, потом обвинили Джека во лжи из-за уж не знаю какого телефонного звонка. Больше мне ничего неизвестно.

Шейн задумался. Он находился в затруднительном положении, не зная, какую роль в романе Элси играли Лью Рекер и Эстелла Стивенс. Конечно, он не знал наверняка, фигурировали ли там они оба, но подозревал, что перед ним находится, по крайней мере, один из персонажей рассказа — Ральф, Барт, Дирк, Дорис, Ина. Если бы он смог отгадать, кому они соответствуют в реальной жизни, и показать, что ему известны их действия и факты, имевшие место в ночь убийства Грина, может быть, он и добился бы полного признания.

Человек, проживавший вместе с Грином, как его описала Элси, был довольно похож на Лью Рекера. Однако молодая женщина сказала Холлидею, что она изменила внешний облик всех своих героев. С другой стороны, в газетных вырезках, сохранившихся у Радина, уточнялось, что друга убитого звали Альфред Хейс.

Дирк, Ральф и Барт?

— Я полагаю, вы не женаты? — неожиданно спросил он у Рекера.

— Нет. А какое это имеет значение?

— Какой марки у вас машина?

— Сейчас «крайслер», если это поможет вам найти убийцу Элси.

Лью Рекер преодолел страх. Теперь он вновь обрел свои повадки светского человека, саркастичного и вкрадчивого.

— Может быть, — задумчиво пробормотал Шейн. — Вы в этой машине отвозили Элси домой в ту ночь, когда был убит Грин?

Вновь охваченный ужасом и отчаянием, Рекер открыл рот, его испуганные глаза забегали.

— Я… не знаю… — пробормотал он.

— Это ничего не значит, — сказал Шейн. — Этот факт упоминается в протоколах полиции. Вы сказали, что после вечеринки проводили Элси и оставили перед дверью ее дома. Затем пошли к Эстелле и несколько часов провели у нее, в то время, когда Элберта Грина убивали в отеле «Белойт»… Это было ваше алиби.

— И истинная правда! — крикнула Эстелла. — Впрочем, он не нуждался в алиби! Зачем бы Лью понадобилось кого-то убивать?

— Я ничего об этом не знаю, — признался Шейн. — Полиция так и не смогла найти мотива убийства Грина, как не сумела найти ту женщину, которая пришла с Грином в гостиницу. Я же думаю, что мне это известно.

— И кто же это был, господин гениальный детектив? — иронически спросил Рекер, справившись со своим волнением.

— Конечно, Элси. И вы это отлично знаете. И тогда вам это было известно. Вы дали ложную клятву, которая в Нью-Йорке строго карается.

— Ложную клятву? Я? Когда? Каким образом? — развязно спросил Рекер.

— Когда рассказывали полиции, что вы делали в тот вечер.

— Сожалею, что вынужден опровергнуть ваши слова, но мои показания полностью соответствуют истине, и я могу это доказать.

— Вы играете словами, но вы скрыли важные факты. Возможно, вы все рассказали до того момента, когда Элси постучала к Эстелле и прервала вашу идиллию. Об этом вы постарались не упомянуть так же, как и вы, Эстелла, когда вас допрашивала полиция.

— Мы договорились с Лью о том, чтобы умолчать о ее визите, — пробормотала она. — Мы были друзьями Элси и знали, что она не способна убить человека. Что, разве вы не поступили бы точно так же для друга, в невиновности которого были бы уверены?

— Как вы могли быть уверены в ее невиновности?

— Мы знали Элси, — возразила Эстелла, воздевая руки, словно призывая небо в свидетели. — Нам обоим было ее жалко. Если бы инспекторы узнали, что она не помнит, что делала в последние четыре часа, все подозрения пали бы на нее. Они были бы уверены, что это она пошла с Грином в отель.

— Я с вами согласен, — подтвердил Шейн. — Можете ли вы теперь утверждать, будто не знали, что под именем госпожи Пил в отеле «Белойт» была записана именно она?

— Я этому никогда не поверю! — воскликнула Эстелла. — Даже лишившись разума, Элси никогда не совершила бы подобной гнусности.

— Эта дискуссия абсолютно бесполезна, — вмешался Рекер. — Не отвечайте ему, дорогая. Он не имеет права нас допрашивать. Если полиция захочет задать нам вопросы, мы будем отвечать.

— Вы ответите мне, и сейчас же, — возразил Шейн. — Если судить по словам Эстеллы, вы ей не рассказали, что Элси в полночь звонила по телефону Грину.

— Элси звонила Грину! — раздраженно воскликнул Рекер. — Что за новости! Кто это сказал?

— Я.

— Зачем? Откуда вы взяли?

Голос Рекера становился все пронзительнее.

— Предположим, у меня есть свои источники информации. Я знаю, что она позвонила Грину из бара, одолжив пятицентовую монету у бармена Джека.

— Он отрицал, — возразила Эстелла. — Я сама это слышала.

— Он переменит пластинку и признает правду, когда его хорошенько допросят. Какова бы ни была сумма, которую вы ему дали — вы или Элси, — ему придется расколоться.

— Не знаю, о чем вы тут говорите, — упрямился Рекер.

Шейн быстро подошел и ударил его по лицу. От сильного удара романист потерял равновесие и рухнул на паркет.

Эстелла завопила и, как тигрица, кинулась на рыжего детектива. Принцесса превратилась в фурию. Целый поток ругани полился из ее уст. Шейн одной рукой ухватил ее запястья, отстранил от себя и наклонился к Рекеру.

— Я требую от вас только одно имя. Имя и адрес. Имя человека, который предоставил Элси фальшивое алиби, поклявшись, что был вместе с ней в ее квартире в тот час, когда она находилась с Грином.

— Я не знаю, что вы хотите сказать. Клянусь, что не знаю.

Шейн оттолкнул Эстеллу так сильно, что она ударилась о пишущую машинку. Он поднял вверх кулак и погрозил писателю, по-прежнему лежащему на полу.

— Вы знаете это. Женатый мужчина, с которым Элси обнималась на вечеринке, прежде чем заняться Элбертом Грином. Вы его упрекали за это, даже поссорились. Быстро его имя, иначе я так разукрашу вашу физиономию, что больше ни одна женщина вас не захочет.

В полной панике Рекер извивался на полу, как червяк.

— Нет, — простонал он. — Бога ради, нет.

— Скажи ему это имя, Лью, — рыдала Эстелла, стоя позади Шейна. — Почему бы не сказать? Он убьет вас. Он на все способен. Вы что, не видите, он обезумел от ярости? Конечно, речь идет о Дэвиде Йенсоне. Не знаю, почему это так важно, но пусть он обратит свою злость на Дэйва.

— Ладно, — с отчаянием прошептал Рекер, с трудом поднимаясь с пола. — Это всего лишь один из тех типов, с которыми Элси целовалась, когда была пьяна.

— Это также человек, который помог вам соврать в пользу алиби Элси, — сказал ему срывающимся голосом Шейн. — Дэвид Йенсон. Где он живет?

— Очень далеко отсюда, — ответил Рекер, прижимая к побитой щеке платок. — Его адрес в телефонном справочнике.

— Он — писатель?

— Если хотите. Готовит передачи на радио.

— Он — член вашей Ассоциации Авторов Детективных Романов?

— Думаю, да, но он редко ходит на собрания.

— Был он вчера на банкете?

— Я его не видел. Но была такая толпа… Скажите, что за таинственный телефонный звонок Элси? И какое отношение к этому имеет Дэйв Йенсон? Я ничего не знаю…

— Лжете, — заявил Шейн. — Телефонный звонок ничуть не таинственный, вы это хорошо знаете. Элси назначила свидание Грину. И вы это знаете так же хорошо, как и Йенсон. Вы ее провожали в ту ночь… А теперь она мертва. Ищите номер телефона Йенсона в справочнике. Вы ему позвоните и скажете буквально то, что я вам прикажу.

С притворным безразличием Лью Рекер пожал плечами, взял справочник и перелистал его.

— Что я должен сказать Дэйву, если он дома? — спросил он.

— Вы ему скажете, чтобы он немедленно ехал сюда, — приказал Шейн, подходя поближе к писателю. — Скажите, что вы оба влипли в историю из-за алиби, которое устроили Элси три месяца тому назад. Настаивайте на его немедленном приезде. Одно ваше слово предупреждения о том, что его тут ожидает, — и вы получите такую взбучку, какую ни разу не описывали в своих дрянных книжонках.

Лью Рекер облизал губы и снова наклонился над справочником. Шейн прочитал номер через его плечо и убедился, что он набирает именно тот, который нужен. Шейн стоял у телефона, и его поднятый кулак не давал усомниться в его намерениях. Услышав ответ, Рекер воскликнул:

— Это вы, Люси? А Дэйв дома? Это Лью Рекер.

Он обернулся и утвердительно кивнул Шейну, потом после минутной паузы заговорил прерывающимся голосом.

— Это Лью Рекер, Дэйв. Вы, конечно, знаете о смерти Элси Мюррей?

Он помолчал, послушал и нетерпеливо продолжал:

— Невозможно обсуждать это по телефону. Приезжайте ко мне сейчас же, Дэйв. Срочно. Нам надо принять какие-то меры. Полиция меня уже допрашивала. Старая история с Грином снова выплыла на свет божий. Вспоминаете?

Он снова послушал и покачал головой.

— Да, так и есть — между обоими делами находят связь. Мне надо с вами поговорить. Сейчас же. Я вас жду.

Он положил трубку и хмуро спросил:

— Вы этого желали?

— Точно, — ответил Шейн. — Если в вашей берлоге есть немного спиртного, давайте его сюда. А пока я тоже позвоню.

Он набрал номер телефона Ассоциации Авторов Детективных Романов. Рекер отошел, сказал несколько слов Эстелле, и они оба вышли в боковую дверь.

Шейн услышал женский голос и спросил:

— Мисс Дороти Гардинер?

— Да. Кто у телефона?

— Майкл Шейн. Мы с Эдом Радином…

— О мистер Шейн! Я с нетерпением ждала вашего звонка. Бретта Холлидея нашли. Эд только что мне об этом сообщил. Он жив, но, увы, серьезно ранен и без сознания.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий