Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Она проснулась в темноте She Woke to Darkness
Глава семнадцатая

— Где Бретт? — спросил Шейн.

— Думаю, в больнице, — ответила мисс Гардинер. — Эд позвонил мне несколько минут тому назад из отеля «Беркшир». Он просил, чтобы вы ему туда позвонили.

— Спасибо, — сказал Шейн. — Если будет что-нибудь новое, звоните мне сюда.

Он дал ей номер телефона Рекера, написанный на диске аппарата, и, отыскав в справочнике номер отеля «Беркшир», позвонил туда. Ему ответил мрачный голос.

— Эд, это Майкл Шейн, — сказал он, убедившись, что на другом конце провода действительно Радин. — Я только что говорил с мисс Гардинер.

— Надеюсь, Бретт выпутается, — заявил Радин. — Он без сознания, его отвезли в больницу Ленокс Хилл, чтобы сделать рентген. Может быть, у него простое сотрясение мозга. Преступник оттащил его в комнату, соседнюю с его номером в гостинице, и оставил там с кляпом во рту, связанного по рукам и ногам полосками, нарезанными из простыни. Видимо, он пришел в себя не сразу, передвинулся на постели и сбросил на пол телефонный аппарат, стоявший на ночном столике. Телефонистка заметила, что один из аппаратов непрерывно сигналит, и отправила посыльного посмотреть. На двери висела табличка, запрещавшая входить, но парень не обратил на нее внимания и поднял тревогу.

— Оставил ли преступник какие-либо следы? — спросил Шейн, когда Радин прервался, чтобы перевести дух.

— К сожалению, почти никаких. Номер был занят сегодня в шесть тридцать утра человеком, зарегистрировавшимся под именем Элана Декстера из Уоко, штат Техас. Он объяснил администратору, что прибыл самолетом, и его багаж еще в аэропорту. Заплатил за несколько дней вперед и попросил разместить его на третьем этаже, уж не знаю, под каким предлогом. Поскольку сейчас приезжих мало, его просьба была выполнена, и он получил комнату рядом с номером Бретта.

— Его приметы?

— Да будь оно все трижды неладно! Никто не обратил на него внимания. Он был среднего роста и прилично одет. Администратор сказал, что смог бы его узнать, однако не очень уверен в этом.

— Примерно через час мы сможем это проверить, — заявил Шейн. — Я звоню вам из квартиры Лью Рекера, жду визитера, который, возможно, даст нам ключ к разгадке. Где вы будете?

— Я еду в госпиталь, чтобы справиться о здоровье Бретта. Майкл, а при чем здесь Лью?

Шейн услышал за спиной звон стаканов, обернулся и увидел хозяина квартиры, который против своей воли нес ему выпивку на подносе.

— Если Бретт не выкарабкается, — закричал детектив в трубку, — я не дам и цента за шкуру Рекера. Ральф — это он. Дорис я поймал тоже.

— Ральф и Дорис! — повторил Радин с восхищением. — Вы не теряли времени даром! Хотите, чтобы я позвонил вам из госпиталя?

— Пожалуйста, сразу, как только что-нибудь узнаете.

Шейн положил трубку и обернулся к Лью и Эстелле, которые стояли рядом в другом углу комнаты и глядела на него испуганными глазами.

— Вы меня слышали, Рекер? — спросил Шейн, приближаясь к ним. — Из-за вашей лжи в полиции погибла Элси Мюррей, а мой лучший друг может с минуты на минуту испустить последний вздох. Помните об этом, пока мы тут ждем.

Рекер поставил на низкий столик поднос с ведерком, наполненным кубиками льда, бутылку виски и стаканы. Детектив бросил три кубика в стакан, налил виски и принялся не спеша вертеть стакан в руке, в то время как Рекер встревоженным голосом спросил:

— Бретт Холлидей? Он ранен?

— Тяжело.

Шейн отпил глоток и бросил на Рекера яростный взгляд поверх стакана.

— Вы сказали, что я — Ральф, что это значит? — пробормотал Рекер.

— И добавили, что здесь находится и Дорис, — вставила Эстела. — А меня зовут Эстелла Стивенс, вы это знаете.

— Это одна из моих привычек, — ответил Шейн. — Когда я веду какое-нибудь дело, то всем подозреваемым даю клички по своему вкусу.

— Подозреваемым? — повторил Рекер иронически и вместе с тем возмущенно. — Эстелла и я?

— Прошлой ночью кто-то убил Элси Мюррей и кто-то попытался свести счеты с Бреттом Холлидеем сегодня утром, потому что тот слишком много знал, — сказал Майкл Шейн между двумя глотками. — Мое расследование начинает приносить плоды, и вы оба хорошо влипли. Угощайтесь, пожалуйста, — любезно добавил он, — а я позвоню еще в одно место.

Он сделал несколько шагов к телефону, задумался на мгновение и повернулся к Эстелле.

— Как называется тот бар, в котором я вас встретил?

— «Дарбин».

Лью Рекер с равнодушным видом наполнил два стакана. Шейн полистал телефонный справочник и набрал номер.

— Я хотел бы поговорить с полицейским Греди, — сказал он, когда ему ответили.

— Греди? — повторил голос.

— Квартальный полицейский.

— Минуточку.

Вскоре в трубке зазвучал голос Греди:

— Кто у телефона?

— Майкл Шейн. Вы следите за нашим другом, не правда ли?

— Не беспокойтесь. Пока я не заметил ничего подозрительного. Тут как раз час пик, и он очень занят.

— Он мне нужен здесь, — сказал Шейн и назвал адрес Рекера. — Можете ли вы постараться привести его сюда, или я должен попросить префектуру полиции выслать детектива?

— Можете рассчитывать на меня, — обещал Греди, потом, немного поколебавшись, добавил: — Могу я повременить минут двадцать, если это не очень срочно? Он закончит смену, и тогда будет легче.

— Это будет отлично, — согласился Шейн. — Давайте его сюда, как только он освободится.

Он положил трубку и с озабоченным видом опять взял стакан.

Пока Шейн разговаривал по телефону, Рекер и Эстелла шепотом совещались между собой. И теперь Рекер вызывающим тоном спросил:

— Когда же вы, наконец, бросите свою игру в кошки-мышки и по-честному объясните нам суть дела? Вы без приглашения проникаете в мое жилище, выдвигаете против нас невнятные обвинения без доказательств. Что, у нас уже нет никаких прав?

— Вы точно узнаете, чего вы заслуживаете, — пообещал Шейн.

Нахмурив брови, он ходил взад-вперед по комнате, время от времени останавливаясь, чтобы выпить глоток.

— Ваш друг скоро будет здесь? — спросил он.

— Дэйв Йенсон не задержится, если поедет на метро.

Шейн кивнул и огляделся.

— Я полагаю, что вам не меньше меня хочется знать, кто убил Элси?

— Естественно, — с глубоким убеждением ответил Рекер. — Но Дэйв не убийца. Он…

Шейн жестом прервал его.

— Ваше мнение о нем меня мало интересует. Я подозреваю его в совершении двух преступлений. Не забывайте об этом. Его первая реакция по прибытии сюда будет очень важной. Я хочу, чтобы он ничего не знал о моем присутствии, а также об Эстелле. Заставьте его заговорить, Рекер, это будет нетрудно. Притворитесь, что вы в панике, скажите, что полиция допрашивала вас по поводу убийства Элберта Грина. Напомните, что вы помогали ему найти алиби для Элси и…

— Но это неправда, — запротестовал Рекер, — уж не помню, сколько раз я вам повторял, что не знаю, о чем вы говорите.

— Вы лжете. И если вы мне не подчинитесь…

Шейн не закончил фразу, но его тон говорил о многом. Он открыл боковую дверь и очутился в коридорчике между кухней и спальней. Знаком он подозвал к себе Эстеллу.

— Мы спрячемся здесь, когда придет Йенсон. Дверь будет полуоткрыта, и мы все услышим. Я буду держать вас в поле зрения, Рекер. Проверьте, чтобы входная дверь не была заперта. Таким образом, вам не надо будет двигаться с места и вы ему просто крикните, чтобы он вошел. Оставайтесь там, где я вас вижу. Если сделаете хотя бы один жест, чтобы его предупредить, вам придется плохо.

— У меня нет ни малейшего желания, — заявил Рекер, — если Дэйв виновен, у меня нет никакой причины его защищать.

Он проверил, что дверь не заперта на ключ. Эстелла встала рядом с Шейном в коридоре, вся дрожа с ног до головы.

— Не могу ли я уйти? Я сказала вам все, что знаю. Не понимаю, зачем я должна оставаться здесь?

— А затем, что я еще не отделил ложь от правды, — ответил Шейн и положил ей руку на плечо, так как из вестибюля послышался звук шагов. Без сомнения, это был Йенсон. Пришла очередь Рекера вести игру.

Шейн поставил Эстеллу позади себя, а сам расположился довольно близко к двери, чтобы следить за каждым движением хозяина квартиры.

Раздался стук в дверь. Рекер, удостоверившись, что Шейна и Эстеллы не видно, крикнул:

— Войдите!

Входная дверь открылась, и вошедший приятным баритоном воскликнул:

— Лью! Что это еще за история с Элси и полицией?

Рекер не двинулся с места.

— А вы знаете, что случилось прошедшей ночью?

— Конечно. Ей свернули шею. Бедная дурочка! Вот уже годы, как она делала все возможное, чтобы это произошло. Но ни вы, ни я тут ни при чем.

— Но полиция думает иначе. Инспекторы связывают ее смерть со смертью некоего Грина, убитого три месяца назад.

Дэвид Йенсон некоторое время молчал. Шейн дорого бы дал, чтобы посмотреть на его лицо, но все же решил не покидать своего места.

— Грин? — переспросил Йенсон изменившимся голосом. — Я так и понял по нашему телефонному разговору. Но почему, Лью? Вы отлично знаете, что Элси признали невиновной.

— Мне кажется, фараоны не очень этому верят, — заявил Рекер, чувствуя себя не в своей тарелке. — Они стараются доказать, что ее алиби было фальшивым… что она убила Грина в номере отеля, в который пошла вместе с ним.

— Но ведь это невозможно! В ту ночь вы проводили ее домой. Она совершенно не соображала, что делает… черт побери, может быть, вы этого не знаете, Лью… я не думаю, чтобы полиция могла это сказать… инспекторы проявили большое благородство, все это не появилось на страницах газет, и Люси ничего не узнала. Но я твердо уверен, что Элси не убивала Грина, потому что был с ней в ее квартире в это время.

— Этого я не знал.

Шейн, наблюдавший за Рекером, был уверен, что писатель сказал правду.

— Вам надо только напомнить об этом инспекторам, — заметил Рекер. — И они поймут, что находятся на неверном пути.

— Но зачем они откопали эту старую историю? — спросил Йенсон с неподдельным изумлением. — В их протоколах имеются ваши и мои показания.

— Не спрашивайте меня о том, что делается в головах фараонов, — отпарировал Рекер. — Я знаю только одно: дело касается телефонного разговора Элси в ту ночь.

— Телефонный разговор?

Рекер кивнул головой.

— Не знаю, откуда они это взяли, но они пытаются доказать, что в ту ночь Элси пошла в бар, что недалеко от ее дома, позвонила Элберту Грину и попросила, чтобы тот приехал за ней.

— Это невозможно! Мы ни на минуту не расставались. И я не думаю, чтобы у нее хватило на это времени до моего прихода…

— Мне тоже не верится, — подтвердил Рекер раздраженным тоном. — Я только повторяю вам, что говорит полиция.

— Кто же мог подкинуть инспекторам эту мысль?

Баритон зазвучал тише, в нем послышалась угроза. Гость сделал несколько шагов по комнате.

— А мне откуда знать? — закричал Рекер. — Я был так же удивлен, как и вы.

— А вы уверены в этом, Лью? Уверены, что это не вы подкинули им эту информацию?

— Я ничего не знаю об этой истории. Идите к черту, Дэйв. Вы намекаете на то, что Элси действительно позвонила по телефону?

— Я ничего не утверждаю, — мягко возразил Йенсон. — Но что-то такое вы могли сделать, чтобы спасти свою шкуру… В конце концов, мы оба виновны в том, что дали ложную клятву, чтобы оградить Элси от неприятностей. Ни вы, ни я не знаем, что она делала после вечеринки.

Лью бросил тревожный взгляд в сторону Шейна и неуверенно сказал:

— Старина, не знаю, что делали вы, но я не давал ложной клятвы.

— Бросьте, Лью. Мы ведь можем признаться друг другу: мне известно, что Элси пришла к Эстелле в четыре часа утра и у нее был приступ амнезии. А вы не сказали об этом фараонам.

— Нет, — пробормотал Рекер. — Я не видел в том необходимости. Мне ее было жалко.

— В самом деле? — вскричал Дэвид Йенсон дрожащим от возмущения голосом. — Таким образом, она очутилась в вашей власти. Вы знали, что Элси ненавидела и презирала вас за то, что вы воспользовались случаем, когда она не смогла вас оттолкнуть. И это ранило ваше самолюбие. Тогда вы предложили сделку. Вы даете ей алиби, если она согласится пускать вас в свою постель всякий раз, как у вас возникнет такое желание.

— Нет! Это неправда!

На лбу Лью Рекера блестели капли пота. Эстелла вся дрожала. Шейн сжал ее руку. Ничто не должно прерывать разговор в соседней комнате.

К несчастью, разговор был все-таки нарушен. Зазвонил телефон. Романист бросил взгляд в сторону детектива и подошел к аппарату. Шейн услышал, как тот сказал:

— Алло? Майкл Шейн? — повторил он через минуту. — Подождите. Я не знаю…

С нетерпеливым возгласом Шейн отпустил руку Эстеллы и бросился в гостиную. Дэвид Йенсон обернулся и устремил на него удивленный взгляд. Шейн увидел перед собой белокурого мужчину крепкого сложения, с голубыми глазами навыкате на молодом лице.

Не обращая больше на него внимания, он вырвал трубку из рук Лью Рекера.

— Алло, — крикнул он и услышал голос Эда Радина.

— Майкл! Мы в больнице, Бретт вне опасности. Рентген не обнаружил ни одной трещины. Возможно, он придет в себя только через десять-двенадцать часов, но опасности больше нет.

— Какое счастье! Хотите приехать и присутствовать при развязке?

— Вы нашли убийцу? — воскликнул Радин радостно. — Лейтенант Хоган здесь вместе со мной. Он мучается в догадках, что вы там затеяли?

— Скажите ему, что я собираюсь проделать один из своих фокусов и преподнесу ему убийцу Элси на серебряном подносе, после чего он может вернуться домой и спать сном праведника.

— Это правда? Вы не шутите?

— Ни в коей мере. Присоединяйтесь ко мне у Лью Рекера. Адрес знаете?

— Мэдисон авеню? Хорошо. Через десять минут.

— Это будет превосходно.

Шейн положил трубку и медленно обернулся.

Эстелла Стивенс вошла в комнату, и Рекер обнял ее за талию. Дэвид Йенсон стоял перед ними, на его лице можно было прочесть сильный гнев. Это мужчина, которого Элси в своей рукописи называла Дирком. На нем были бежевые брюки, спортивная куртка, он походил на студента-первокурсника, который собирается принять участие в футбольном матче.

Дэвид Йенсон шагнул к Майклу Шейну.

— Что означает вся эта комедия? — крикнул он. — Кто вы такой? И по какому праву вы подслушивали наш разговор?

— Меня зовут Шейн, Майкл Шейн. Я — друг Бретта Холлидея из Майами, если вам это неизвестно.

— Это кто еще — Бретт Холлидей?

— Вы не член Ассоциации Авторов Детективных Романов?

— А! Тот Холлидей?! Я слышал его имя, но с ним самим незнаком.

— Может быть, в светском значении слова, — отпарировал Шейн. — Вы не были на банкете вчера вечером?

— Нет, — резко ответил Йенсон. — Я терпеть не могу этих церемоний и никогда на них не присутствую.

Шейн пожал плечами.

— Кто вам сказал, что Бретт Холлидей проводил Элси домой?

— Никто. Впрочем, я не придал бы этому большого значения.

— Нет? Даже если бы узнали, что она намеревалась показать ему свою незаконченную рукопись?

— Эта деталь мне также была неизвестна, — заявил Йенсон. — А почему, собственно, это могло мне не понравиться?

— Потому что, — яростно крикнул Шейн, — если бы человек, обладающий хоть крупицей ума, прочел эту рукопись, установил связь с убийством Элберта Грина и провел небольшое расследование, вы влипли бы в большие неприятности, не имея ни малейшего алиби.

— А на кой черт мне нужно было бы алиби?

— Рукопись Элси позволяет это предположить.

— Я не знаю, о чем вы говорите, и думаю, что вы мелете чушь.

— Он полный псих, Дэйв, — вмешался Лью Рекер. — Это частный детектив из Майами, который делает последнее усилие, чтобы помешать Бретту Холлидею сесть на электрический стул. А рукопись Элси — это блеф. Я не верю в ее существование.

— Вы в этом точно уверены, Лью? — вполголоса спросил Шейн.

— Абсолютно уверен. Она мне никогда о ней не говорила. Если бы ей нужен был литературный совет, она обратилась бы ко мне.

— А не к Йенсону?

Рекер искренне удивился.

— К нему? Он немного пишет, но никому в голову не пришло бы взять его в арбитры по вопросам литературы.

Он гордо выпрямился, и все его поведение показывало, что он считает себя самым великим писателем своего поколения.

— Я придерживаюсь иного мнения, — категорически заявил Шейн. — Кто-то убил Элси, чтобы помешать ей показать свою рукопись Холлидею. А когда обнаружил, что запоздал с этим, то постарался уничтожить писателя, у которого в руках был этот компрометирующий документ.

— Повторяю: я совершенно не понимаю, о чем вы говорите, — сказал блондин, удивление которого, казалось, не было наигранным.

— Действительно? Телефонный звонок явился исходной точкой драмы.

Речь Шейна прервал сильный стук в дверь.

— Вот человек, который прольет свет на эту тайну.

Детектив открыл дверь, но на площадке лестницы стоял Эд Радин с лейтенантом Хоганом, а не Греди с барменом, как он надеялся.

— О! Это вы, — сказал он, не скрывая разочарования. — Входите. Мы еще не в полном составе, но это скоро произойдет.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий