Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Шестирукий резидент
Глава 1

Когда я соглашался на эту работу, то не понимал до конца, на что именно подписываюсь. А если бы понимал, тогда… вероятно, все равно бы согласился.

Хотя кобенился бы гораздо дольше.

Я – Олег Анатольевич Бритва, яцхен. Что такое «яцхен»? Это я. Существую в единственном числе. Хотя не так давно существовал еще один точно такой же – Лаларту, мой папаша… если, конечно, его можно так назвать. Я стараюсь не думать об этом уроде с такой стороны – не для того я его убивал, чтобы морочить голову угрызениями совести.

Месяц назад моему нынешнему телу исполнился год. Ровно год с того момента, как я вывалился на пол секретной лаборатории, в которой меня создали. За этот год я пережил много чего – были и приятные моменты, и отвратительные… Особенно заполошными выдались как раз первые месяцы – я тогда понятия не имел, кто я такой, и метался, как слепая курица. Ну а потом…

Сначала мне восстановили память. Помнится, в первый момент я об этом горько пожалел – очень уж паршивыми оказались воспоминания. Однако я тут же забыл обо всем, когда в мою жизнь вошла Она…

Если меня спросят, что я испытываю по отношению к богине Инанне, я промолчу. Ибо между нами никогда ничего не будет – слишком велика пропасть, нас разделяющая. Она воплощение Красоты и Любви, я же… я трехглазый демон о шести руках. Моя кровь ядовита, спину украшают крылья и хвост, а когти режут металл, как пластилин. Я могу только смотреть на Нее снизу вверх, и восхищаться, как Квазимодо восхищался Эсмеральдой.

Слишком велика пропасть, слишком велика…

Однако месяцы, проведенные в Хрустальных Чертогах стали, пожалуй, лучшими в моей жизни. Скучновато там было, конечно, но для меня скука – как каникулы. Мое тело – адреналиновая машина, я создан для диверсий и убийств, но кому может нравиться такая жизнь? Я ее терплю, потому что другую взять негде. Если ты яцхен, ты яцхен навсегда. Это не профессия, которую при желании можно сменить – это видовая принадлежность. Это и есть я. Отними то, что делает меня таким устрашающим, и что останется в итоге?

Час назад я вернулся с Рари. Это такой мир совсем рядом с Лэнгом – самый обычный мир, не лучше и не хуже остальных. Первоначально я собирался заскочить на денек, передать послание от миледи и сразу обратно. Но совершенно неожиданно задержался на целых три дня. Мистер Креол, оказывается, невидим для Направления… и все, кто под его патронажем – тоже. Нет, я его, конечно, понимаю – враги засечь не могут. Но ведь и я тоже не могу! Устал, как собака, вымотался, настроение ни к черту… рыцарь тот полоумный меня чуть не подстрелил…

Хотя я эту ожившую мумию постепенно начинаю уважать – работает человек эффективно, не халтурит. Пашет как вол, без выходных, без перерывов. Честно признаюсь – я всем этим демонам не завидую. Вот пройдет еще лет пять, откроется возле Кадафа портал, повалят из него войска… тут-то всем этим уродам и каюк. Эти каабарские паладины ребята крепкие, демонов мочить умеют.

А ведь этот магический военкомат еще только начинает раскачиваться!

– Игорь, новости есть? Меня кто-нибудь спрашивал?

Это мой личный слуга – Игорь. Вообще-то, на самом деле его зовут совсем не так… по-моему, у него раньше имени и не было. Мелкий прислужник, нечто среднее между Надзирателем и низшим демоном из Господ. Такие, как он, живут на границе Ледяных Полей и Ледяного Царства.

А окрестил я его сам – по аналогии. Он горбатый, нескладный, уродливый, но зато услужливый и расторопный.

Похож, в общем.

– Добро пожаловать домой, хозяин! – провизжал уродец, входя в комнату. – Новостей нет! Вас никто не спрашивал! Завтрак подавать?

Меня никогда никто не спрашивает. Здесь, в Лэнге, на Лаларту всем наплевать. Что он есть, что его нет. Примерно как ослик Иа-Иа – помните, как у него оторвался хвост, а заметили это только через неделю? Вот и у меня так же – три дня отсутствовал, а никто и не заметил. Я уже смело отлучаюсь в другие миры – знаю, что не хватятся.

Вообще, очень удачно, что я подменил именно Лаларту. Обязанностей у меня никаких, ибо моему предшественнику банально не поручали ничего серьезного. Что можно поручить круглому идиоту? Если другие демоны говорят о чем-то важном в моем присутствии, то даже голоса не понижают – мол, дурак все равно не поймет, чего беспокоиться?

– Подавай… – вяло махнул рукой я.

Игорь умчался. Бегает этот мелкий демон как-то боком, ковыляя и приплясывая одновременно. Как у него это получается, я не знаю.

– Что, патрон, плохо тебе? – послышался заботливый голос Рабана.

– Отстань, шизофрения, не до тебя… – простонал я, откидываясь в кресле.

Рабан – это мозговой полип керанке. Как я его заполучил… сам до сих пор удивляюсь. Несмотря на то, что мне по-прежнему не нравится таскать в голове непрошеного жильца, избавиться я от него не пытаюсь. Рабан очень полезен – только благодаря ему мое кое-как слепленное тело до сих пор не развалилось на кусочки.

Правда, с некоторых пор это уже не имеет такого значения – спасибо мистеру Креолу. Часть демонической души, которую он перелил в меня из убитого «папочки», изрядно облегчила жизнь. Я далеко не сразу заметил перемены, но со временем обнаружил, что могу поднимать бо́льшие тяжести, быстрее летаю и бегаю, когти и зубы режут все подряд еще эффективнее, чем раньше, а болевой порог упал почти до нуля.

В общем, теперь я самый настоящий архидемон, хотя по-прежнему в подметки не гожусь таким монстрам, как Шаб-Ниггурат или Хастур. О Йог-Сотхотхе или Азаг-Тоте даже не говорю. Ну а когда проснется Ктулху… по-моему, все здешние скорее боятся этого события, чем радуются ему. Ну все равно как если бы при Брежневе вдруг проснулся Ленин – радость, конечно, но изрядно приправленная страхом.

Мало ли что он учудит спросонья?

Но у Рабана есть и другие полезные функции. Например, он защищает мой разум от сканирования. Тут встречаются твари, способные при случае покопаться в чужих мозгах. А поскольку я сейчас вроде Штирлица в Гестапо, меня такая перспектива никак не может радовать.

Еще именно он перебрасывает меня из мира в мир – раньше Рабан принадлежал одному энгаху, и унаследовал кое-что из его умений.

Кто такие энгахи? Путешественники между мирами. У каждого энгаха есть своя фирменная фраза, переносящая его в соседнее измерение. Моя длинная и труднопроизносимая, но очень полезная. За меня ее произносит Рабан – сам-то я ее до сих пор не выучил.

И, конечно, Рабан просто очень много знает. У керанке абсолютная память. И это пригождалось мне не раз и не два – такой вот встроенный диктофон в голове. Все-таки я тружусь на нелегкой ниве шпионажа, информация – это мой хлеб.

– Завтрак… – втиснулся в дверь огромный поднос, – …подан.

Я махнул двумя правыми руками, указывая, куда его поставить.

За Игорем в дверь вошли две дьяволицы, несущие остальные подносы. Вообще-то, в официальной табели рангов этого мира дьяволицы стоят повыше Игоря, но кроме официальной существует еще и неофициальная. А в неофициальной их место – у двери, на коврике. Потому что дьяволицы занимают в Лэнге экологическую нишу гетер. Или путан – подберите слово сами.

В общем, на них смотрят свысока даже такие таракашки, как мой Игорь.

Раньше я считал, что дьяволица – это женщина-дьявол. Оказывается, ничего подобного – совершенно разные существа. Дьявол, черт, бес – это отнюдь не синонимы, а разные биологические виды.

А вот демон – собирательное название, прилагаемое к большинству жителей Темных миров. У Светлых такого собирательного термина почему-то нет… впрочем, им далеко до такого видового многообразия, как Темным. У Тьмы больше оттенков, чем у Света.

Хотя обычно Светлых существ именуют небожителями. Это не такое официальное слово, как «демон», но просто надо же и их тоже как-то обозначать? Ничего более подходящего в русском языке нет.

Но вернемся к нашим баранам. У дьяволов есть свои женщины… не знаю, как они называются. Дьяволихи, может?.. А у дьяволиц есть свои мужчины – диаволы. Названия отличаются всего одной буквой, а вот сами существа – не меньше, чем осел и орел.

Только вот в Лэнге этих диаволов не осталось. Ходят слухи, что где-то еще прячутся одна-две особи, но мне что-то сомнительно.

Куда они исчезли – рассказывать не буду. История на редкость анекдотична и весьма тошнотворна.

Я не знаю, для чего этих дамочек использовал Лаларту. Лично я использую только для одного – подай-принеси. Их основная функция мне, увы, до сих пор недоступна. Миледи Инанна обещала, что к этому времени я уже достигну полового созревания, но, похоже, она что-то напутала. Я каждое утро проверяю – пока все по-прежнему.

А жаль. Эти стервочки чертовски хороши. Бледные, правда, как привидения – кожа белая, как у фарфоровых статуй. Загар к ним вообще не пристает (да и откуда взяться загару в мире без солнца?). Одеваются в черную кожу, стиль садо-мазо. Ну так что же вы хотите – дьяволицы! Каких еще красавиц можно встретить в Темном мире? И когти у них длиннющие… даже длинней моих.

– Что-нибудь еще, господин? – спросила ближайшая, льстиво виляя задом.

– А ну, пошли вон, кошки безмозглые! – взъярился Игорь. – Хозяин устал, ему не до вас! Брысь!

Дьяволицы одарили его злобными взглядами, но все-таки удалились. Игорь робко ухмыльнулся, не совсем уверенный, правильно ли понял мое желание. Я вяло махнул левыми руками, и мой дворецкий удалился, предусмотрительно не поворачиваясь спиной. Лаларту это ненавидел – увидев перед собой спину какого-нибудь слуги, этот психопат сразу прыгал и вырывал хребет.

По-моему, Игорь что-то подозревает – уж очень многозначительно он порой на меня посматривает. Неудивительно – кому и заметить разницу, если не самому приближенному слуге? Но доказательств у него нет. Да если бы и были… не думаю, что он меня выдаст. По-моему, он очень рад такой перемене – раньше-то Лаларту менял своих дворецких чуть ли не каждые полгода.

Любил под настроение перекусить мелким демоном…

Впрочем, это характерно для большинства здешних обитателей. Крайне неразборчивы в еде.

Хотя нет – очень даже разборчивы. Вегетарианские блюда не станут употреблять даже под страхом смерти – мясо, мясо и еще раз мясо. А вот тут уже неразборчивы – чье именно мясо, их не волнует.

Помню, каких трудов мне стоило отмазаться от общественных обедов в Кадафе… Несмотря на произошедшие со мной перемены, где-то глубоко внутри я по-прежнему человек. И каннибалом становиться не собираюсь. Но даже если допустить, что человеческий род ко мне больше не относится, пожирать разумных существ нельзя. Нельзя! Это неправильно. Бог не простит…

Вообще, за последние полгода я много размышлял о Боге. Ну вот так получилось. У меня из головы не выходили слова кардинала дю Шевуа – о том, что Господь не закрывает райских врат даже перед демонами. Не знаю, насколько он прав… но мне очень хочется на это надеяться. Потому что я живу в Темном мире, я сын демона, и если я попытаюсь явиться на исповедь к какому-нибудь священнику Земли, он наверняка начнет вопить что-нибудь вроде «Изыди!».

Ненавижу это слово.

Еще будучи в Дотембрии, я крестился – непосредственно перед свадьбой принца Сигизмунда и королевны Лорены. Дело в том, что принц попросил меня быть шафером. В той, прошлой жизни, я рос при советском строе, родители были убежденными атеистами и так же воспитывали меня.

Зато теперь я католик. Хотя креста, конечно же, не ношу – это был бы автоматический провал. Демон с крестом выглядит так же странно, как штандартенфюрер СС с красной звездой на груди. Да и какая разница, собственно говоря? Не думаю, что все эти мелкие детали так уж важны.

Главное же – верить, правильно?

А я верю. Теперь верю. Потому что видел Ад. И видел Рай. Эти миры существуют. Так же, как существуют Лэнг и Девять Небес. Я думаю, если как следует поискать, выяснится, что существует практически все, что в моем родном мире считается мифом. Не в точности таком виде, как описано, с определенными поправками, но существует.

Кое-что даже в нескольких экземплярах.

Мой новый дом находится в сумрачной долине Пнот, к северо-востоку от замка Кадаф и к северо-западу от города Ирем, совсем рядом с границей Ледяного Царства. Мои соседи – бесконечные ряды склепов Зин, где обитают Бледные Призраки.

Это еще одна разновидность надзирателей Лэнга. Скрытные, недружелюбные, участия в общественной жизни почти не принимают. Я с ними еще ни разу не общался, хотя живу по соседству.

Впрочем, они мне и не интересны.

Лэнг устроен совсем не так, как наша Земля. Это не планета, а скорее… спираль. Хотя нет, не спираль. Пожалуй, больше всего Лэнг похож на огромное кольцо Мебиуса – если очень долго идти в одном направлении, придешь с другой стороны. Он сравнительно невелик – общая площадь примерно соответствует Африке. И называется этот мир Бездной.

Хотя чаще его называют все-таки просто Лэнгом.

Государство здесь только одно, но оно разделено на метрополию и колонии. Метрополия – это, собственно, сам Лэнг. Формально здесь царствует Азаг-Тот, но реальная власть сосредоточена в склизких когтях Йог-Сотхотха. Ну а С’ньяк исполняет обязанности верховного божества… это на редкость могущественное существо. Единственное, что способно его уничтожить, находится сейчас в руках Креола Урского – Крест Стихий. Точнее, пока еще только его составляющие.

С трех концов к Лэнгу примыкают полуавтономные Царства – Глубинное, Ледяное и Мертвое. Город Ирем стоит на крайнем востоке метрополии, неподалеку от нижней границы Ледяного Царства. Город Р’льиех лежит на дне Глубинного. Там же спит Ктулху.

Ну а Мертвое… это, пожалуй, самый безобидный регион Лэнга, несмотря на неприятное название. Когда-то это место исполняло обязанности ада – туда отправляли души самых страшных грешников, для которых даже Кур слишком хорош. Но за тысячи лет почти все старые души оттуда испарились, новых не поступало уже очень давно, так что теперь это своего рода свалка. Там находится древний город Трок – фактически просто куча развалин.

Глубинным Царством управляет Дагон. Мертвым – Нергал. Ледяным – Старцы. Старцы – очень опасные твари. Они значительно уступают в мощи архидемонам, но зато их гораздо больше. Именно они некогда создали шогготов.

К моему удивлению, оказалось, что в Лэнге случались бунты – и почти всегда именно со стороны Ледяного Царства. В отличие от него, Глубинное – верный вассал Лэнга и всегда его поддерживает. А в Мертвом все тихо и спокойно – Нергал самый приличный из здешних богов.

Когда-то, очень давно, Нергал был Светлым богом. Насколько я знаю, он сын Энлиля и Нинлиль и муж Эрешкигаль. И в былые времена он жил с остальными на Девяти Небесах, руководил чем-то… чем-то другим. Кажется, солнцем – Шамаша в те времена еще не было.

Почему он стал Темным и засел здесь, в преисподней? Печальная история – из-за любви. Боги тоже ей подвержены. Эрешкигаль – Темная богиня, бывшая владычица Кура, и именно в нее-то Нергал и влюбился. Неудивительно, кстати – она сестра-близнец Инанны. Тут любой бы влюбился. И постепенно акценты слегка сместились – со временем Нергал стал еще более страшным чудовищем, чем супруга.

Кстати, о ней что-то очень давно ничего не слышно – миледи Инанна подозревает, что сестренка тихо скончалась. Не всем же достает удачи заполучить такой мир, как Каабар – без постоянного притока ба-хионь боги умирают или превращаются в зверобогов.

Интересный факт – боги не бывают нейтральными. Они всегда или Темные или Светлые. Это мы, люди, чаще всего балансируем где-то посередине – а у богов совсем не так. Хотя зачастую разница минимальна – как я уже говорил, Нергал очень близок к Светлому. А вот Анансэ, бог-паук – к Темному. Эти двое отличаются друг от друга совсем чуть-чуть, но этого «чуть-чуть» хватает, чтобы первый сидел здесь, в беспросветном мраке Лэнга, а второй прохлаждался на Девятом Небе.

Почему так? А все из-за потока божественной энергии – ба-хионь. Той самой фигни, которая делает богов богами. У них это как кровоток – кружится по телу, дает жизнь. Если течет в одну сторону, то бог Светлый; в другую – Темный.

А если никуда не течет, бог нейтральный… но мертвый.

– Игорь! – прохрипел я от скуки. – Игорь, принеси гитару!

По полу простучали каблуки мелкого демона, спешно тащащего мне музыкальный инструмент. Думаю, прислуга считает, что за последние месяцы их хозяин окончательно рехнулся – я натаскал в свою берлогу кучу полезных мелочей из пары-тройки соседних миров.

Прежде всего, конечно, из моего родного.

Вот, во всю стену стоят огромные колонки – их пришлось переносить по частям и собирать уже на месте. Чертовски трудное занятие, скажу я вам – лучше бы я еще разок сразился с Лаларту. Я заказал их по Интернету (я все заказываю по Интернету, через посредничество одного знакомого), а потом перетащил сюда, в Лэнг. Пришлось сделать шесть ходок – дюже здоровые дурищи. А потом еще двое суток корячился, собирая их по на редкость бестолковой инструкции. В технике я дуб дубом.

А если бы вы знали, как трудно было обеспечить в этом проклятом мире электричество! Вся эта возня с генераторами, проводами… до сих пор не совсем понимаю, как я умудрился заставить эти фиговы агрегаты заработать?

Но результат мне очень нравится – когда я лабаю тяжелый рок, стены трясутся, а окрестные демоны прячутся по норам и дрожат от страха. Все знают – Лаларту опять запустил Машину Смерти. Так они называют этот великолепный звуковой агрегат. И точно так же называется мой любимый хит – нравится мне «Ария»… И Кипелов нравится. Можно сказать, фанат.

Хотя вместе им было лучше. Зря разошлись.

Играть на гитаре я научился на Девяти Небесах – там было так скучно, что хоть вой. Вот я и выл. Мое жуткое хрипение если для чего и подходит, так только для тяжелого рока, поэтому пришлось работать с тем, что есть. Но теперь получается вполне недурственно – постепенно я приспособился играть на трех гитарах одновременно. Шесть рук – замечательное преимущество. А хвостом я отбиваю ритм на барабанах, так что получился такой себе оркестр из одного человека. Не фонтан, конечно, но все-таки терпимо, мне нравится.

Правда, только мне.

– Ну-ка, попробуем… – проворчал я, подключая гитары и беря пару аккордов. – Раз, два… раз, два, три, четыре!..

Я откашлялся и захрипел последний выученный хит. Это, правда, не «Ария», но поется на их мелодию. К тому же песня очень забавная. Подслушал у моей любимой КВНовской команды – РУДН. Надеюсь, они не обидятся.

Медведь с поросенком за медом идут,

О жизни и смерти беседу ведут…

Раскатами грома по лесу летит

Тяжелая поступь свинячьих копыт,

Любимый цвет, любимый размер,

Снаружи свинья, а внутри – Люцифер!

Коварные речи, а в лапах ружье,

Вселенское Зло забирает свое!

С рассветом мишутка отправится в бой,

За мед он заплатит бессмертной душой!

Шары над медведем – два дивных крыла,

Но смерть улыбнулась ему из дупла,

И понял герой, что попал на крючок,

С небес прогремело – «Стреляй, Пятачок!»

Над косолапым навис грозный рок –

Исчадие Ада спустило курок!

Таких поражений не знала земля –

Во всем виновата косая свинья!

Закончив хрипеть, я аккуратно положил все гитары и раскланялся в пустоту. Наклоняться мне сложно – шеи нет, головогрудь в верхней части не сгибается. Поэтому поклоны я отвешиваю всем туловищем.

– Патрон, к нам пришли, – тихо сообщил Рабан.

– Ну кто там опять?.. Игорь, кто там?!

– Я, если позволишь… – прошелестел вкрадчивый голос.

Знакомые интонации. Это Носящий Желтую Маску – верховный жрец Лэнга. Если сравнить Йог-Сотхотха со Сталиным, то Шаб-Ниггурат при нем будет Жуковым, а Нъярлатхотеп – Молотовым. Ну а Носящий Желтую Маску – Берией…

Думаю, не нужно объяснять, почему я не слишком рад его появлению?

Рядом с остальными архидемонами Носящий Желтую Маску смотрится еще более или менее пристойно – может даже пройтись по улицам земного города, не вызывая воплей ужаса. Он с ног до головы закутан в бесцветный балахон, из которого торчат хрупкие бледные кисти. Почти человеческие – только суставов на пальцах не три, а четыре. А лицо… его я никогда не видел. Он всегда прикрывает харю желтой маской, похожей на хоккейную вратарскую.

Почему харю? Потому что мне не верится, что под этой штукой может скрываться что-нибудь миловидное.

Носящий Желтую Маску очень опасен. Он на редкость умен – намного умнее остальных уродов Лэнга. Они тут по большей части деграданты – очень уж навредили им тысячи лет варки в собственном соку. Среднестатистический демон Лэнга – либо психопат, либо дегенерат. Хотя исключения встречаются, конечно.

Одно из таких исключений – вот он, Верховный Жрец Древних. Добрая половина всех планов Возрождения Величия рождены именно этой почти человеческой фигурой. Однако план «Полудемоны», которому я обязан появлением на свет, придумал не он.

И в этом его счастье.

– Ты слушаешь меня, Лаларту?! – гневно воскликнул Носящий Желтую Маску.

До меня только сейчас дошло, что все это время он что-то взволнованно говорил. Я постарался сделать умное лицо (получилось плохо) и уставился на него, как удав на кролика.

– Ты слышал, что я сказал? – подчеркнуто вежливо переспросил он.

– Угу. То есть нет. Еще раз, погромче и с самого начала.

По-моему, под маской верховный жрец побелел от ярости. Не знаю, но костяшки пальцев у него вроде бы стали еще белее, чем обычно.

Хотя, может, показалось…

– Я говорю, что мы засекли несанкционированный переход! – рявкнул он. – Где-то здесь, поблизости, в районе твоего замка! Кто-то без спросу проник в Лэнг… кто-то незнакомый…

Я сделал каменное лицо. Конечно, их системы безопасности засекли не меня – энгахи скользят меж мирами плавно и бесшумно, я могу прыгать туда-сюда хоть по сто раз на дню. Порой я так и делаю, и никто никогда ничего не замечал. Печати Мардука мне не преграда – для энгахов практически нет недоступных миров.

Так что это кто-то другой. Но вот вопрос – друг или враг?

Самое интересное, что если это друг для меня, он автоматически окажется врагом для Лэнга. И наоборот.

– Ладно, я пошлю своих людей… – проворчал Носящий Желтую Маску, поняв, что я ни сном ни духом.

Людей… Да уж, людей…

Твари, служащие Носящему Желтую Маску, вызывают у меня настоящее омерзение. Это будхи – одни из самых жутких чудищ Лэнга. Они принадлежат к высшим Надзирателям, и обладают одной чрезвычайно неприятной особенностью – их почти невозможно убить. Конечно, любого демона убить трудно, но будхи все-таки поставили рекорд – их можно разрезать на самые мелкие кусочки, но они все равно соберутся воедино. Даже из пепла. Они боятся только кислот… и еще некоторых специфических видов оружия, вроде магической цепи Креола.

Эх, как же я жалею, что не выпросил у него эту цепь – вот бы мне тут такую штуковину! Надо, надо было задержаться на Рари еще на денек – пусть бы сварганил мне такую же! Этот шумерский демонолог производит всякие волшебные штучки с завидной легкостью, а мне что-нибудь подобное во как пригодилось бы!

– Давно я к тебе не заглядывал… – прошелестел Носящий Желтую Маску, легонько касаясь колонок. – Откуда здесь все это?

– Контрабанда.

– А-а-а, ну-ну… Не знал, что ты увлекаешься человеческой музыкой…

По крайней мере, он не удивился слову «контрабанда». В Лэнге действует маленький обходной ручеек, по которому демоны иногда получают вещички из других миров.

Догадаетесь, кто их перевозит? Правильно – энгахи. Мои коллеги отнюдь не гнушаются торговать с демонами… собственно, они на этом преотлично зарабатывают. Потихоньку, полегоньку, по чуть-чуть и только в один конец – их кодекс запрещает помогать Темным мирам в более серьезных вещах.

Впрочем, Светлым тоже – энгахи держатся в стороне от войн богов.

– Спеть тебе что-нибудь? – любезно предложил я. – Я недавно выучил классную песенку…

– Не стоит… – с некоторым подозрением отказался Носящий Желтую Маску. – Ты как-то изменился за последнее время, Лаларту… Не знаю точно, но что-то в тебе изменилось… что-то такое… неуловимое…

– Угу. Гребень лаком покрыл.

– Зачем?.. а, впрочем, это твое дело. Хотя я бы на твоем месте… впрочем, это тоже твое дело. У меня-то гребня нет…

– Угу. Вот когда заведешь, тогда и будешь советовать.

По-моему, Носящий Желтую Маску прищурился. Хотя черт его знает, что он там делает под этой маской – может, вообще рожи все время корчит! Бэтмен хренов!

– Ты и в самом деле как-то изменился… – задумчиво повертел пальцами в воздухе он. – Надо бы нам как-нибудь встретиться, побеседовать…

– О чем?

– Обо всем. О жизни, о смерти…

– Это вроде как Винни-Пух с Пятачком? – удивился я, вспомнив только что спетую мною же песню.

– Кто-кто? – пришло время удивляться Носящему Желтую Маску. – Не помню таких… Они из Надзирателей или из Младших?

– Я пошутил.

– Опять? Дошутишься ты когда-нибудь… – криво усмехнулся Верховный Жрец.

– А ты знаешь, что такое желтое с синим? – хитро спросил в ответ я.

Носящий Желтую Маску что-то невнятно пробурчал и заскользил к дверям. В замке Кадаф он старается со мной не сталкиваться – достал я его уже своими хохмами.

На этот раз я его пожалел и не стал кричать вслед, что желтое с синим – это хохол, обмотанный изолентой. Не понимают тут таких шуток.

Только Нъярлатхотеп иногда понимает – он все время по заграницам шастает, в курсе большинства земных новостей. Даже телевизор иногда смотрит.

Вкус у него ужасный, правда.

Среди архидемонов я в основном только с этими двумя и общаюсь – Носящим Желтую Маску и Нъярлатхотепом. Они несколько адекватнее общей массы. Остальные… я уже говорил, но скажу еще раз: остальные либо психопаты, либо дегенераты. И точно таким же они все считают меня, так что я стараюсь не выбиваться из образа.

Меня особенно Лалассу прикалывает – это мой брат… то есть, не мой, а Лаларту. Я сначала боялся, что он меня сразу раскусит – но нет, даже не заметил разницы. Они с Лаларту не близнецы, но внешне очень похожи. Только у него гребня на голове нет – это потому что я старший.

Я прислушался к Направлению – Носящий Желтую Маску благополучно вернулся в Кадаф. Завидую я ему – по Лэнгу он перемещается почти мгновенно. Правда, в другие миры – никак. Подглядывать может, сообщения посылать – за милую душу, а вот лично наведаться, во плоти – черта с два.

А вот что это он про несанкционированный переход говорил? Надо все-таки выяснить, кто это к нам сюда приперся… А то вдруг еще один резидент? Вряд ли, конечно, я у нас единственный «русский в Рейхе». И сеанс связи с Хрустальными Чертогами был не так давно. Но проверить все равно надо.

– Рабан, как дела? – спросил я.

– Ведем поиск… – скучающе откликнулся мозговой паразит.

Рабан, как всегда, понял мою мысль раньше меня самого, и запустил Направление на розыск всего неположенного. Пространство невелико – Носящий Желтую Маску сказал, что это где-то рядом с моим замком. А местность тут пустынная – Лэнг вообще слабо населен. Замок Кадаф кишит жизнью, да в городе Ирем довольно много народу, вот и все центры цивилизации.

Как они до сих пор не вымерли, ума не приложу…

– Что-то нашел, патрон… – с сомнением доложил Рабан. – Странный какой-то сигнал – двойной… Как будто два существа в одном теле…

– А что тут странного-то? Мы с тобой тоже… два существа в одном теле.

– Нет, там по-другому как-то…

– Угу. А в какую сторону лететь?

– В ледяную. К Полюсу.

Я не привык подолгу обдумывать план действий. Направление известно – полетели. Окно перед глазами, пролезть недолго. Распахиваем крылья… и вверх!

Пейзажи Лэнга не отличаются привлекательностью. Скоро полгода, как я тут живу, но все равно – жуть кромешная. На землю вообще стараюсь не опускаться – это же кошмар, что они с почвой сделали! Я все думаю – сколько же веков надо было морить народ, чтобы покрыть весь Лэнг таким вот аккуратным слоем костей? В Ледяном или Глубинном Царствах этого добра, конечно, нет, но зато в Мертвом – двойная порция. Мрак.

А эти их луны на небе… До сих пор не выяснил, что это такое и для чего нужно – висит все время на одном и том же месте, светится… На глаза похоже. Как будто сидит там такой огроменный филин и пялится красными глазищами.

Правда, одно применение у этих лун все-таки есть – время отсчитывать. У них тоже есть свои фазы – причем несовпадающие. Наступает двойное полнолуние – значит, начинаются большие празднества. Если использовать наши единицы времени, то это бывает раз в три года и продолжается трое суток. На эти празднества приглашают «послов» из всех соседних миров, и еще кое-кого из заинтересованных лиц.

А когда наступает двойное новолуние… это тоже праздник, но о нем мне даже думать не хочется. К счастью, до него еще почти год. Надеюсь, я к тому времени отсюда уже свалю.

– Глянь, патрон, опять куда-то перегоняют! – хмыкнул Рабан.

Подо мной медленно тащилась вереница изможденных рабов, а по бокам важно ехали два Погонщика Рабов на шилопауках. Время от времени то один, то другой слегка подгонял скот кнутом. Заметив меня, они низко поклонились, одновременно нахлестывая невольников, чтобы те тоже опустились на колени перед господином Лаларту.

Для меня эти процессии давно перестали быть чем-то необычным – поблизости от моего замка проходит караванная тропа, по ней постоянно гонят пополнение. На одном из ближайших Полюсов (кстати, в данном случае Полюс – это не полюс, а просто длиннющий шпиль из чистого льда) в прошлом году открыли маленький односторонний каналец, ведущий в Рари, на Серую Землю, и серые время от времени сплавляют сюда излишки человеческих ресурсов. Дань платят. В основном, конечно, чужеземцами, но иногда и своих переправляют – у них там тоже хватает… ненужного населения.

Демоны очень хотели бы пользоваться этим канальцем в обе стороны – это ведь их основная мечта, покинуть Лэнг и расползтись по окружающим измерениям. К счастью, Мардук Двуглавый Топор запечатал их капитально – никто из местных жителей не может покинуть этот мир по своей воле. Только если кто-то из внешних магов призывает одного из них к себе, и то лишь на срок, достаточный, чтобы исполнить приказ. По окончании службы Лэнг втягивает временно отпущенного гражданина, как огромный пылесос.

Исключений лишь два – Йог-Сотхотх и Нъярлатхотеп, все остальные обречены прозябать здесь до пробуждения Ктулху. Вот и гонят для себя караваны рабов – хреновое, но все же утешение.

Первоначально я, конечно, возмущался. Потом понял, что плетью обуха не перешибешь: помочь я им все равно ничем не могу, а вот легенду себе испортить – запросто. Ну не революцию же мне устраивать! Какая уж тут революция – местный рабочий класс такой зашуганный, что даже кашлянуть без разрешения боится. Очень уж их давят.

Скажете – как раз пора возмущению народных масс прорваться? Ан нет. Как писал кто-то из классиков, тираны спокойно правят до самой смерти, а троны трещат под их наследниками. Вот если Йог-Сотхотх ослабит нажим, тогда, может, что-то и получится.

Только он не ослабит. Ему одних только восстаний шогготов хватит по гроб жизни.

Ну ничего, ничего, если клетку нельзя сломать изнутри, сломаем ее снаружи. Клубятся тучи над Лэнгом, миледи Инанна и та шумерская мумия собирают войска… Скоро, скоро грянет буря! Вот он я, шестирукий буревестник, витаю над умирающим миром!.. тьфу, что за херня лезет в голову…

Да и буревестник из меня так себе. К Глубинному Царству я вообще стараюсь не приближаться – страшновато. Бурлят воды холодного океана, волнуются, шевелится на дне ужасный Ктулху…

Трудновато ему, конечно, проснуться – труднее, чем первого января с тяжелого похмелья. Но он не сдается. А уж когда все-таки пробудится богатырь земли Лэнговской… в общем, желательно придушить его еще сонного.

Смесь пепла, снега и костей постепенно сменилась чистым снегом – я влетел в Ледяное Царство. Здесь нет вулканов, столь обычных для метрополии – их заменяют сотни ледяных игл, называемых Полюсами. Говорят, тут очень холодно – человек, оказавшись здесь, замерзнет почти мгновенно. Средняя температура – шестьдесят пять градусов ниже нуля. По Цельсию, само собой.

Хорошо, что я этого не чувствую… хотя штаны уже затвердели.

Да, я ношу штаны. Тоненькое спортивное трико – не для какой-то реальной надобности, а просто чтобы не забыть, что я не просто чудовище, но еще и человек.

Думаете, одежда нужна исключительно ради тепла? Хрена, товарищи – большинство разумных существ носит либо одежду, либо какой-то заменитель. Ну, доспехи, ювелирные украшения, татуировки, косметику всякую… Встречаются, конечно, и народы-нудисты, но это скорее исключение, чем правило.

Как известно, у одежды есть шесть основных применений – тепло, защита кожного покрова, чистота, обозначение общественного статуса, украшение и приличия. Для тепла ее носят только теплокровные, защитой пренебрегают такие, как я – те, у кого сама кожа лучше любой брони, а вот остальные четыре применения… Это всякому сгодится.

Хотя есть виды, которые просто не могут ничего носить. Ну какая одежда подойдет, например, тому же Нъярлатхотепу? Не представляю подобного фасона. Да и Йог-Сотхотх… хотя нет, у него есть татуировка на груди. В общем, разум обычно все-таки старается как-то себя обозначить – голый человек мало отличается от обезьяны.

– Нам за тот бархан, патрон, – вмешался в мои мудрые мысли Рабан. – И побыстрее – там, похоже, шогготы.

Шогготы… Да, там действительно оказались шогготы. Всего четверо, но этого вполне достаточно.

В замке Кадаф обитают Твари – это своего рода шогготская элита. Самые разумные из них. Но их сравнительно мало – рядовой шоггот похож на Тварь, но на порядок тупее. Они бесформенные, уродливые, безмозглые и дико злобные. В Ледяном Царстве их очень много – когда-то Старцы забавлялись с биомагией, и в результате налепили таких вот монстров.

Рецепт создания шоггота очень прост – берется три-четыре живых существа (любых, но приблизительно одинакового размера) и плюхается в… не знаю, как они называют эти машины – Старцы говорят на своем языке, на редкость сложном. Если использовать смысловой перевод – Смеситель.

То, что потом появляется из Смесителя – это и есть шоггот. Если для производства использовались представители одной расы, то он выглядит еще более-менее пристойно, но если разных… Особенно жуткие твари получаются, когда Старцы отправляют в Смеситель кого-то из демонов.

Хотя новых шогготов не появлялось уже довольно давно – Смесители законсервированы и опечатаны. Это слишком дикие и необузданные создания, они частенько бунтуют против своих же прародителей. Даже сами Старцы, хоть и неохотно, согласились с этим решением Йог-Сотхотха после того, как не в меру расплодившиеся твари истребили добрую треть хозяев. Архидемоны-то эти клубки плоти быстро прижучили, но вот Старцы реально пострадали.

С тех пор прошло больше трех веков, но Старцев до сих пор намного меньше, чем было до того восстания. Как и прочие высшие обитатели Лэнга, они практически не размножаются. Редко-редко появляется кто-нибудь новый.

– Брысь отсюда! – прохрипел я, приземляясь рядом с многоголовыми чудовищами.

Шогготы злобно обернулись в мою сторону. В десятках уродливых глаз едва просматривался разум – эти существа даже разговаривают с большим трудом. По статусу они стоят где-то посередине между рабами и Надзирателями – слишком тупы для Надзирателей, слишком могучи для рабов. Цепные псы.

Но напасть на меня они не осмелились – даже у шогготов хватает мозгов не связываться с архидемоном. Я сделал шаг вперед, демонстративно выпуская когти из пазух, и уроды попятились от того, что обнюхивали все это время.

Еще шаг – и вот они уже отступают. Медленно, неохотно, поминутно оборачиваясь, но отступают. Правда, далеко не ушли – засели за ближайшим ледяным гребнем, видимо надеясь, что я скоро уйду, оставив им добычу.

Добыча оказалась человеком. Мертвым, разумеется – разве может быть жив человек с отрубленной головой? Странное у него лицо – как бы из двух половинок. С левой все в порядке, а вот правая… кислотой ее облили, что ли? И глаза одного нет – только дырка, как будто шилом ткнули…

– И откуда же ты тут взялся, товарищ? – задумчиво потыкал его кончиком хвоста я. – Сбежал, что ли?

– Патрон, если верить Направлению, несанкционированный переход совершил именно он.

– Правда? А кто же его тогда убил?

– Шогготы? – саркастично предположил Рабан.

– Угу. Шогготы бы в клочья изодрали, а тут голова отрублена. Ты на срез посмотри – гладкий, ровный… обветрился, правда, да и подгнил здорово. Значит, уже давно умер. Шашкой его, что ли, рубанули?..

– Лаларту, это ты?! – неожиданно заорал мертвец.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий