Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Синтраж
006

– …таким образом, технический уровень вернулся к довоенному периоду, что позволило перейти от производства к перепроизводству, – мальчишка скривился, когда по телу пробежал очередной разряд тока, – фактически машины могли обеспечить едой всё населения Тетра-Виа, и были подготовлены платформы для снабжения оборудованием потенциальных колоний. В теории можно было выводить деньги из оборота, но человеческая натура полна эгоцентризма, что влечёт за собой желание получить нечто особенное, недоступное остальным: особый товар, особую услугу. Людям были нужны деньги как показатель статуса, как материальное превосходство над другими. Совет Веста, укрепивший свой авторитет во время последней войны, решил «привязать» ценность общей валюты к информации относительно покупательной способности, считая в данных условиях информацию самой дорогостоящей услугой и товаром. – Ученик сжался, когда напряжение повысилось. – Ведь любой рынок сбыта не был обязан покупать тот или иной товар, он мог купить чертежи машины, способной произвести необходимый им продукт, поэтому вопрос оставался за ресурсами, и ценностью информации. Получилось, что самым богатым потенциалом обладают национальные Дома с наибольшим количеством терра-космических инновационных проектов и разработок. – Жилистое тело на секунду выгнулось, и вернулось в исходное положение. – Хоть товары первой необходимости, такие как еда и одежда были невероятно дешевы, в свою очередь товары развлечения, особенно патентные, созданные независимыми предпринимателями, и, конечно, услуги и недвижимость, продавались с огромной наценкой… – Мальчишка закусывает от боли губу, сдерживая предательские слёзы. – Это и удержало расшатанную экономику, стимулируя движение капитала, и фиксируя более девяноста процентов финансов в сфере услуг. Соответственно и работают люди в основном в сфере услуг, за исключением определённых колоний, где это не считается необходимым. Ай!

– Достаточно, можешь снять корсет. – Голос учителя как никогда подло мил.

– Уффф, наконец-то! И что дальше?

– Разминайся, пару раундов с АГ не помешает, полагаю.

– А расскажете что-нибудь интересное? – ученик выполняет движения схожие с танцем, разогревая тело и дух, обрекая на вращение все суставы, и выгибая все разделы позвоночника.

– Кто знает, быть может, вспомню что-нибудь, не предвещающее кошмаров.

– А когда я уже стану достаточно сильным? – охламон, обхватив ноги, тянется макушкой к полу.

– Если будешь задавать дурацкие вопросы, то никогда. Всего год прошёл, а я с тобой уже потерял способность радоваться миру.

В стене раскрывается панель стеллажа, и оттуда выходит человекоподобное существо. Белая кукла с человеческий рост семенит в центр комнаты. Автоматизированный гомункул, анатомически приближённый к человеку, в большинстве своём запрещённый на территории Бездны, ведь опасно много с их помощью может быть выполнено работы, в том числе и опасной для чужих жизней. Конкретно эта модель была запрограммирована на проведение спаррингов, и в техническом плане это был наилучший вариант, знающий огромное количество техник и приёмов, в то же время неспособный причинить серьёзный вред спарринг партнёру.

Ученик выходит в центр комнаты, встаёт пред своим оппонентом, и гомункул начинает уменьшаться в размерах, пока его рост не становиться приближён к росту двенадцатилетнего мальчишки. Голос учителя начинает поединок:

– Начали! Не спеши! Следи за руками, осторожней, не отступай, обходи справа, не дай себя загнать! Вот, терпи, бей по ногам, не раскрывайся! Придерживайся своего ритма, активней, нет, выкручивайся! Что ты делаешь? Плохо. Ещё раунд. Начали! Следи за дыханием. Бей точнее. Двигайся. Не плохо, продолжай. Бить надо сильнее, не бабка. Уходи. Бей коленом. Нет, отжимай. Хватай ногу. Терпи. Плохо. Ещё раунд. Начали! Оставайся в движении. Не прыгай. Контролируй врага. Где твои комбинации? Неплохой бросок, теперь держи крепче, восстанавливай дыхание, почему оно вообще у тебя сбилось. Не выпускай вторую руку. Дави на локоть. Бей, потом тяни. Нет, не отдавай руку, вставай, держись, жди момента. Сейчас. Нет, медленно. Плохо. Ещё раунд. Начали…

Сколько прошло раундов, пять, десять? Мальчишка не знал, да и какая разница, когда ты, наконец, можешь передохнуть, растирая ушибы и не думать ни о чём. АГ не покинул центр комнаты, просто приплясывал на месте, будто дразнил неудачливого бойца в углу. А в углу было хорошо, прохладно и уютно, самое то для отдыха!

– Эй, наставник, Вы где?

– Да что с тобой не так, парень, знал бы на что подписываюсь…

– Эй-эй, это ещё кто из нас подписывался!

– Ладно, чего хотел?

– Историю, и чтоб интересную! И…и взаправдашнюю!

– Интересную и взаправдашнюю? Боюсь: так не бывает… но кое-что близкое к этому у меня есть.

– Ну же! Ну же!

– Знавал я одного человека, что во времена новых колонизаций, на одной из заселяющихся планет, посмел бросить вызов сизитарию. – Неспешно начинает наставник. – Сизитарий, как временная власть, контролирующая процесс заселения планеты, не имела ограничений в своих полномочиях до назначения основного трибуна, и конкретно в этой истории власть и безнаказанность обернулись жестокостью и принуждением по отношению к пилигримам. Исполнительная власть обращалась с обычными людьми как с мусором, их вмешательство затормаживало работы, хотя должно было обеспечивать поддержку. А сизитарий, состоящий из совета шести референтов, был занят грызнёй между собой за право до окончания работ урвать кусок побольше. Перепродажа материала и продуктов, которые должны были обеспечивать своевременное заселение, не только тормозила процесс, но и привела к голоду среди рабочих. На заселение отправлялись целые семьи с детьми и стариками, поэтому коррумпированность сизитария в первую очередь грозила смертями самым слабым. Но ещё до того, как люди облекли своё недовольство в действие, на территории колонии были разрешены смертные казни. Многих казнили без суда и следствия, многие убежали за пределы заселённой зоны, и погибли в объятиях дикой природы. Но был один человек, солдат, подчиняющийся безумным приказам референтов, решивший рискнуть своей жизнью, и переслать сообщение на Тетра-Виа. К несчастью, ему это не удалось: его предал собственный друг, ведь если бы информация просочилась, то весь исполнительный комитет сизитария был бы казнён, а солдаты отправлены на каторгу ручного труда. Но так как его предал друг – ему было позволено бежать до казни. Солдат бежал в дикие леса планеты, в искусственно созданную природу, не рассчитанную ни на убийство человека, ни на его содержание… Сбежавший смог выжить, научился охотиться и прятаться от хищников, добывать огонь и ставить ловушки, со временем превратившись в настоящего отшельника. Но опасность леса не давала ему покоя, на него то и дело нападали звери, не видящие в нём ничего, кроме еды. Не желая жить в вечном страхе, человек начал изучать движения животных в бою, копировал их, и практиковался, оттачивая своё мастерство. Вскоре тренировки стали смыслом его жизни. Отшельник просыпался ради тренировок и засыпал в предвкушении новых. Когда боль от нагрузок сменялась приятным напряжением мышц, человек увеличивал дневную норму. Однажды он решил проверить свои силы, и сразился с медвепардом – отшельник еле выжил, но сражения с животными с того дня стали нормой… Шли годы, человек, поглощённый процессом совершенствования, перестал думать о возвращении к нормальной жизни. Роща стала для него домом, и он стал её хозяином, хозяином леса, которого начали бояться хищники. Наверно, он бы и умер там, в блаженном одиночестве, если бы почти двадцать лет спустя в роще не появился очередной беглец. Пилигрим не сразу узнал в нашем герое человека, и не сразу смог объяснить, что произошло. А произошло следующее: сизитарий, тормозивший подготовительный этап колонизации из-за страха быть разоблачёнными, осознав, что наказания не избежать, решил перейти черту. Совет референтов заключил сделку с пиратами фракции космических отшельников и с развивающейся на то время организацией работорговцев. План заключался в том, чтобы с поддержкой другой команды и на средства от продажи пилигримов в рабство и хищения ценностей ещё слабой колонии организовать собственный пиратский флот. Солдаты, отказавшиеся присоединятся, были уничтожены после непродолжительного сопротивления, а рабочие, несмотря на численное превосходство, не смогли ничего противопоставить альянсу оставшихся сил и пиратов. Многие бежали, многие прятались, но были пойманы именно самые беззащитные. Женщин, детей и сломленных духом мужчин погружали на корабли как груз, а стариков и тех, кто не желал сдаваться, убивали на месте…

Учитель делает продолжительную паузу, будто задумавшись о чём-то:

– Выслушав рассказ беженца, отшельник впервые за долгие годы утратил самообладание. Эмоции, лишившись контроля, привели его прямиком в уже возведённый город, до краёв переполненный болью и страданием. Он шёл среди брошенных тут и там трупов, шёл, прислушиваясь к отдалённым звукам празднования победы. Победы чудовищ над людьми. Сопротивление пилигримов не смогло пробиться силой к центру управления и активировать защиту. Лесной житель, минуя пьяные патрули, диким зверем пробрался в центр управления и активировал режим подавления, блокирующий все энергогенные приборы в области города. Корабли, излучатели и стрелковое оружие перестали работать, но пираты это заметили не сразу. Заметили они это, только когда на них обрушилась кара в виде одичалого человека, убивающего всех на своём пути. Убивающего голыми руками… Отшельник перебил около двух тысяч пиратов и предателей, неспособных дать бой в полном отсутствии дисциплины и привычного для них превосходства в вооружении. Он был слишком быстр и слишком силён, чтобы армия, поддавшаяся панике, смогла его остановить. И вот, когда он уже подошёл к апартаментам сизитария, когда он беспрепятственно прошёл через двери, оставленные сбежавшими охранниками, взору его предстала следующая картина: его некогда лучший друг стоял перед ним на коленях в ожидании милости от победителя, выложив перед собой отрезанные головы алчных референтов. Каждое лицо представителя сизитария застыло гримасой ужаса и боли, но не на их лица смотрел отшельник, а на залитое слезами и раскаянием лицо солдата, некогда предавшего его и позволившего сбежать. Сбежать на верную смерть…

Очередная пауза повисла в зале, позволяя малолетнему слушателю осознать услышанное:

– Позже, освобождённые из трюма кораблей ничего не понимающие рабы наблюдали, как все оставшиеся в живых солдаты вкупе с пиратами садятся на корабли и безмолвно улетают под командованием пахнущего смертью дикаря. Никто не знал, куда они улетают, но спустя две недели разведка «Весты» доложила командованию о том, что база крупнейшего синдиката космических отшельников была уничтожена. Среди работорговцев, как и нападавших, почти никто не выжил…

– Вааау, а что было дальше с отшельником, что стало с колонией? Он убил своего друга, или нет? – мальчишка засыпал наставника вопросами.

– А дальше ты идёшь в центр комнаты… Правильно… Становишься перед Варфоломеем, не смейся! Нормальное имя для дроида… принимаешь стойку. И… Начали!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий