Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Безумнее всяких фанфиков Stranger Than Fanfiction
Глава 2. Памятное лето

Веселье «ЧудоКона» разлетелось далеко за пределы конвент-центра в Санта-Кларе. Во всех уголках мира фанаты дотошно обыскивали Интернет в поисках панелей, выставок и самодельных костюмов с конвенции. Коллективным успехам чудиков могли бы позавидовать ФБР и ЦРУ.

В Даунерс-Гроув, пригороде Чикаго, недавний выпускник школы Тофер Коллинз приклеился к ноутбуку, как к аппарату гемодиализа. Он раскапывал недра социальных сетей и, как киберманьяк, с вожделением разглядывал фотографии незнакомцев. В каждом браузере он наоткрывал вкладок с фанатскими блогами и обновлял страницы каждые двадцать секунд, ожидая последних новостей. Google-оповещения постоянно уведомляли его о событиях на конвенции, и почтовый ящик без конца звякал, как погремушка в руках младенца.

Тофер был очень высокий, и за столом ему пришлось сгорбиться, как взрослому человеку за детским столиком. Он мог бы играть в баскетбол, если бы не был таким неуклюжим (новорожденные жирафы и то получше дружили с координацией). К счастью, ум Тоферу достался недюжинный, и медаль за успехи в учебе гордо красовалась в его спальне рядом с самым ценным приобретением – постером шестого сезона «Чудо-ребят» с автографами актеров.

Тофер обновил страницу с блогом «Клады фаната» и как зачарованный уставился на очередное фото с конвенции. Роскошная блондинка была одета Королевой нордических пришельцев из пятого сезона. Ее комбинезон, до неприличия обтягивающий, состоял из вручную приклеенных к коже блесток. Обнажено было почти все, что только можно, и гормоны Тофера тянулись к блондинке, как скрепочка к магниту. Он так близко наклонился к ноутбуку, что видел пикселы на экране.

Внезапно перед Тофером вспыхнуло уведомление о видеозвонке, и он чуть не заработал сердечный приступ. Джоуи Дэвис, приятель Тофера, звонил ему из собственной спальни, что находилась всего в паре кварталов.

– Здорóво, – сказал Джоуи. – Я тебя напугал, что ли?

Джоуи был темнокожим, невероятно красивым, и, в отличие от Тофера, с координацией у него все было в порядке. Он был капитаном команды по хип-хопу с девятого класса, играл главные роли во всех школьных пьесах и мюзиклах, а недавно его даже избрали королем выпускного. Джоуи любили просто все без исключения, и каждый при встрече с ним не мог удержаться от улыбки. Насколько Тоферу было известно, только преданную любовь к «Чудо-ребятам» и можно было худо-бедно назвать единственным изъяном Джоуи.

– Чувак, ты видел ту тетку с конвенции, которая в костюме Нордической Королевы? – спросил его Тофер. – Просто секс! Сейчас ссылку кину.

Джоуи взглянул на фотографию и громко фыркнул.

– Бро, ты прежде чем шишку точить, сначала хотя бы описания читай. – Он расхохотался.

Тофер быстро прочел подпись под фотографией.

– «Тимоти»?! – изумился он. – Это что, мужик? Кошмар, да я уже мысленно сцены независимого французского кино с его участием прокручивал!

– Наверняка Тим был бы польщен, он явно много труда вложил в этот образ. – Джоуи пролистал блог до конца. – Нет, ну вот ты мне скажи, где все эти люди работают? Откуда у них деньги на такие костюмы? У фанатов бюджет лучше, чем у сериала, точно.

– Это да, – согласился Тофер. – Я видел парня, одетого киборгом, – так у него к телу были настоящие плазменные экраны приделаны.

– Рядом с таким наши костюмы андроидов с «ЧудоКона» 2015-го – просто дно, – сказал Джоуи. – А мы ведь часами их собирали. У меня до сих пор шрамы от клеевого пистолета.

На экранах обоих возник еще один видеозвонок. Это была Сэм Гибсон, и звонила она с другого конца города. Сэм была маленькой и изящной, красивой безо всякой косметики и с очень короткими темными волосами. На ней до сих пор была желтая униформа и кепка – Сэм подрабатывала в «Замороженном йогурте “Yolo”».

– Я с самой работы до дома бегом неслась! – выдохнула Сэм. – Пыталась на перерыве смотреть блоги, но сигнал не ловил. Что я пропустила? Спойлеры по десятому сезону есть?

– Пока ничего крышесносного, пара фоток реквизита и костюмов, – ответил Тофер. – Кайли Триг даже до сих пор рекап панели не запостила.

– Да она как набрала десять миллионов подписчиков, так и не запаривается, – пробурчала Сэм. – А во сколько собирается?

– Твитнула, что примерно в пять по калифорнийскому времени. У нас уже десять минут восьмого, так что вот-вот должна, – сказал Джоуи.

– И даже видео с панели до сих пор никто не слил? К этому времени уже бывает много, – спросила Сэм, торопливо раскапывая Интернет в поисках новостей.

– Парочка, но там все так орут и трясутся, что ничего не слышно и не видно, – ответил Тофер. – Похоже то ли на концерт Бибера, то ли на стихийное бедствие.

– Что, в общем-то, одно и то же, – съехидничал Джоуи.

Сэм принялась дергаться в кресле и махать руками, будто у нее случилось собственное локальное землетрясение.

– Ну когда же, ну когда? – воскликнула она. – Пусть только попробуют не дать нам хоть немножко подсказок о том, что будет дальше. Я с финала сезона спать не могу! Обязательно было в самом конце оставлять доктора Конфузера в гнезде рептилоидов на Кеплер-186, а Перси́ко – на суде над салемскими ведьмами? Голливудская жесть какая-то!

Третий видеозвонок появился на экранах. Морико Исикава (или Мо, как друзья звали ее с начальной школы) сердито смотрела на них, скрестив руки на груди. Обычно Мо так и излучала энергию, но сейчас окаменела в холодном негодовании.

– Вы, конечно, извините, но я уже три дня как выложила четвертую главу фанфика по «Чудо-ребятам», и никто из вас, придурков, даже не почесался оставить комментарий! – сказала она.

Тофер, Джоуи и Сэм виновато уставились в камеру. Мо напоминала им об этом по два раза за час, а они все равно ухитрились забыть.

– Прости, Мо, я всю неделю подавала богатеям холодное сладкое забродившее молоко, – сказала Сэм. – Сегодня перед сном прочту, обещаю.

– А я с Билли возился, – сказал Тофер, имея в виду своего младшего брата. – Гляну потом.

– А я к этим вашим фанфикам ни за что больше близко не подойду, – заявил Джоуи непреклонно. – Фанфики – страшная вещь, особенно твои. Последний твой рассказ меня на всю жизнь травмировал. Я даже не знал, что на свете есть столько эпитетов, которыми можно описать лобок Тоби Реймоса.

– Да не заставляю я вас их читать! – возразила Мо. – Просто зайдите и напишите что-нибудь в комментарии. Чем больше будет комментов, тем больше читателей. Я подписчиков себе набираю, проявите уважение, что ли!

– Ладно, ладно, – расхохотался Джоуи. – Угомонись, вот прямо сейчас придумаю что-нибудь. О чем там твой фанфик-то?

Мо заправила волосы за уши и выпрямилась, будто пришла на ток-шоу рассказать о своей работе.

– Это история, написанная в стиле Николаса Спаркса, повествует о развитии сексуальных отношений Персикона, – объявила она. – Все начинается с того, что доктор Конфузер и доктор Перси́ко путешествуют по галактике Андромеда и случайно терпят крушение на планете, где запрещены любые телесные контакты. Поначалу они безропотно подчиняются законам инопланетного мира, но со временем взаимное и неумолимое влечение между ними ощущается все сильнее. Напряжение растет с каждым часом. Их поглощает животное желание! Вскоре соблазн становится слишком велик! Они просто вынуждены признаться друг другу в бессмертной любви языком, говорить на котором способны лишь их тела!

– Господи боже, Мо! – рассмеялся Тофер. – Прими холодный душ!

– Все в точности как в твоем предыдущем фанфике, – заметила Сэм. – Ты кроме Персикона вообще хоть о чем-нибудь думаешь? Ты же в курсе, что этот пейринг на подсознательном уровне принижает женщин?

Писательница мотнула головой и картинно закатила глаза. Она триста раз объясняла друзьям смысл своих трудов, но они все равно не понимали.

– Да не про Персикон я на самом деле пишу, я просто использую их, чтобы набрать читателей, – сказала она. – А как получу договор на книгу, поменяю имена и локации, чтобы не засудили, и привет – собственная франшиза! Смейтесь сколько хотите. Над Э.Л. Джеймс тоже наверняка смеялись, и посмотрите, кто она теперь благодаря фанфикам!

– Так, я написал комментарий к четвертой главе, – сказал Джоуи.

– Супер! Джоуи, ты лучший! – Мо радостно проверила список комментариев и тут же выразительно нахмурилась. – Ты написал только «Красивые эпитеты». Серьезно? И все?

– Ты у нас тут писатель, – возразил Джоуи. – Может, сама будешь сочинять себе отзывы, а мы просто будем их постить?

Сначала Мо только отмахнулась, но потом задумалась.

– Между прочим, это гениально, – сказала она. – В иное время я бы отказалась от такого жульничества, но фанфики – это как гребаные Голодные игры: выживают хитрейшие. Проверьте сегодня почту, ребят, я вам вышлю комментарии.

Всем было любопытно и страшно узнать, что же такого Мо заставит их написать, но поддержать друг друга они всегда были рады – даже в жестоком мире фанфиков.

Тофер, Джоуи, Сэм и Мо были очень и очень разными, но оставались лучшими друзьями с самого пятого класса. Все началось в 2010 году на игровой площадке школы Шистер, когда все они оделись на Хэллоуин в костюмы доктора Конфузера. Для пятиклашек этот момент стал поистине волшебным – примерно как в «Вестсайдской истории», когда Тони видит Марию через весь танцпол. До тех пор умением заводить друзей и вписываться в коллектив они похвастаться не могли, поэтому обнаружить других фанатов того же сериала были очень рады. Это и связало их неразрывными узами и подарило много лет веселья.

Последние семь лет каждую среду в восемь часов неожиданный квартет собирался в заранее оговоренном месте и смотрел новую серию «Чудо-ребят». Всю оставшуюся неделю они бурно обсуждали сюжет, разбирали его на кусочки, гадали, что будет в следующей серии. Традиция повторялась неделя за неделей, месяц за месяцем, пока финал сезона не спасал их от мук. (Если только, конечно, сезон не заканчивался жесточайшим клиффхэнгером, тогда им предстояло страдать до самого нового сезона.)

Их страсть к такой необычной телепрограмме вызывала вопросы и смешки у всех знакомых, но для них самих «Чудо-ребята» были далеко не простым сериалом. Он стал их первым воспоминанием о настоящем восторге, он подарил смысл их детству. Он увлек их за собой в инопланетные и познавательные приключения, показал им целый мир за пределами серых улиц Даунерс-Гроув. И, что важнее всего, именно он подарил им дух товарищества и ощущение нужности, которое раньше им было неведомо. Сериал стал краеугольным камнем и движущей силой их дружбы, и ребята надеялись, что он будет продолжаться еще много лет.

«Чудо-ребята» познакомили Тофера, Джоуи, Сэм и Мо не только друг с другом, но еще и со множеством ярых чудиков со всего света.

На экранах появился еще один видеозвонок от их друга по переписке Дави – тринадцатилетнего мальчика из Макапы, Бразилия. Он был худой, со светло-коричневой кожей и большими, как у лани, глазами. За его спиной они видели волны у бразильского побережья, сверкающие в лунном свете.

– Привет, Дави! – сказали все хором.

– Olá, мраскуды, – поприветствовал их Дави – он еще не освоил американские ругательства в совершенстве. – Поздравляю с «ЧудоКоном»! Извините, что только сейчас к вам присоединился. В интернет-кафе такая толпа, что хоть умри.

– А какую серию сейчас показывают в Бразилии? – полюбопытствовала Сэм. – Доктор Конфузер уже добрался до Кеплер-186?

– Нет, они с профессором Везуччи до сих пор вместе с генералом Паттоном воюют с нацистами, – отозвался Дави. – Скоро будет космос, да? Хорошо, а то эту американскую историю не разберешь.

– Ты только погоди, – поддразнила его Сэм. – Клиффхэнгер девятого сезона тебе мозг вынесет!

Почта Тофера звякнула уведомлением с YouTube.

– Ребят, Кайли Триг запостила рекап! – объявил он. – Давайте вместе смотреть. На счет три жмем «Воспроизвести».

– Нет, погодите, нужно Худу подождать, – перебила Мо. – Она очень расстроится, если мы посмотрим без нее.

– У них там три утра сейчас, – ответил Джоуи. – Она наверняка спит.

В это мгновение Худа, будто бы все это время ждала приглашения, появилась на экране пятой. Это была пятнадцатилетняя девочка-мусульманка из Саудовской Аравии. У нее было круглое лицо и большие щеки с очаровательными ямочками. Худа жила на другом краю света, но ее знания американской поп-культуры и голливудских сплетен всегда поражали. Худа знала все последние новости.

– Только не говорите, что посмотрели рекап Кайли без меня! – воскликнула она, придвинувшись к камере почти вплотную.

– Привет, Худа, – сказал Тофер. – Ты очень вовремя. Мы как раз собирались пойти на YouTube и посмотреть вместе.

– Стойте! – возразила Худа. – Тут всё цензурят, у меня YouTube нет. А можешь включить рекап у себя на айпаде и держать у камеры, чтобы мы все смотрели? Пожалуйста-пожалуйста?

– Пойдет, – сказал Тофер и запустил видео на айпаде.

– Худа, если кругом такая цензура, откуда ты вообще знаешь про видео? – спросил Джоуи.

Худа опасливо огляделась, проверяя, не подслушивает ли кто.

– Антицензурная сеть чудиков, – прошептала она. – Как только в фандоме «Чудо-ребят» происходит что-нибудь важное, чудики из Мексики пишут чудикам из Пуэрто-Рико, а они – чудикам на Кубе, а они – чудикам в Японии, а они – чудикам в Китае, а они – чудикам в России, а они – чудикам в Турции, ну а они – чудикам в странах Среднего Востока, в том числе мне в Саудовской Аравии. Система очень сложная и потребовались годы, чтобы ее наладить, но файрволы мы теперь сносим, как башенки в дженге.

Остальные восхитились такой секретной и хитрой системой сообщества чудиков, но вовсе не удивились. Это просто лишний раз доказывало официальный слоган аудитории «Чудо-ребят» – «Где есть чудик, там есть выход».

– С ума сойти, Худа, – сказала Мо. – Если бы в дипломатии все было устроено так же хорошо, как в фандоме, никаких войн больше бы не было никогда.

– Видео Кайли прогрузилось! – объявил Тофер. – Включать?

– Да! – закричали все и приникли к экранам.

Тофер нажал на кнопку воспроизведения и поднес айпад к вебкамере. За три минуты видео уже успело набрать четыре миллиона просмотров. Ребята мучительно ждали, когда закончится пятнадцатисекундная реклама энергетического напитка «Вишневый инсулин» и стандартное тридцатисекундное вступление к видео Кайли (в котором она напевала отвратительную музыкальную тему и подыгрывала себе бубном).

Наконец началась свежая запись с Кайли, вальяжно развалившейся в шезлонге в президентском люксе отеля Санта-Клары.

– Че-е-е-е как, чудо-шлюшки? – воскликнула Кайли. – Новая серия «Триговоров» в эфире! Как у меня дела? Да нескучно, скажу я вам. Только вернулась с панели актеров и создателей «ЧудоКона» 2017… Мелочи жизни… Вкусных блюд у нас впереди больше, чем на королевском приеме, но прежде позвольте ответить на главный вопрос моих подписчиков: Кэш Картер подтвердил, что в следующем сезоне «Чудо-ребят»… Персикон жив, сученьки!

Кайли затрясла маракасом и принялась болтать ногой у себя над головой, как человек-вертолет. Мо и Худа пискнули так громко, что чуть не вынесли Тоферу динамики.

– А вот и остальные подробности панели, которые вам нужно знать, – продолжила Кайли. – Сначала про актеров. Тоби Реймос будто насосом накачался, ух, как бы я шлепнула его по заднице, если бы не боялась, что он меня раздавит. Заметочка для Эми Эванс: когда делаешь селфи на сцене, уж постарайся, чтобы зрители могли себя на ней отметить – это называется «хорошие манеры». Кэш Картер нынче изображает похмельный пофигизм в стиле Роберта Паттинсона, но, признаться, получается так себе. К слову, когда я спросила про Персикон, он со мной заигрывал только так – хотя что тут удивительного, каждый год одно и то же.

– Давай уже про десятый сезон, маньячка ты переоцененная! – завопила Сэм от имени всего фандома.

– Неохота хвастаться, но только я одна вела панель по-человечески, – продолжала Кайли. – Меня поставили с нудным стариканом из «Hollywood Reporter» и Дженнифер Как-ее-там из «Entertainment Weekly». Ей хватило наглости припомнить Кэшу его последние выходки. Да, мы все об этом волнуемся – я сама в прошлом видео проводила скорбное бдение со свечами на эту тему – но есть вещи, которые на «ЧудоКоне» не обсуждаются! В общем, обстановка изрядно напряглась, но, к счастью, Циммер все разрулил. А теперь о том, что мы узнали про десятый сезон…

– Наконец-то! – выдохнул Джоуи.

– Актеры подтвердили, что сериал будет продолжаться столько, сколько мы будем его смотреть, так что можно расслабить булки – да, я это тебе говорю, Чудо-Джейн-97, – сказала Кайли. – Профессора Везуччи, однако, осенью в трех сериях не будет, потому что Тоби Реймос подписался на пересъемки «Мотылька» – видимо, «Уорнер-Бразерс» уже сейчас знают, что придется что-то переснимать. Кстати, если вы не в восторге от сюжетной линии на Кеплер-186, мои соболезнования – рептилоиды останутся в сериале до середины сезона.

– Рептилоиды вернулись? Да как так?! – Дави обхватил голову руками.

– Это как раз тот твист финала сезона, про который я говорила, – сказала Сэм.

– Не говорите про финал! – взмолилась Худа. – Чудики из Турции мне его до сих пор не прислали!

– Циммер сказал, что в сезоне будут три неожиданные приглашенные звезды, – сказала Кайли. – Он не уточнил кто, но намекнул вот так: у одного есть Оскар, у другого Грэмми, а у третьего – секс-видео. Еще он обещал фанатам, что не будет больше вписывать в сюжет роль для самого себя или устраивать очередное воссоединение каста «Кто в доме родитель». Седьмая серия была для него таким же кошмаром, как и для нас – хотя он, конечно, выразился иначе. Что ж, на сегодня это все, чудо-шлюшки. Подключайтесь завтра на рекап «Постпроизводственной панели «Чудо-ребят». И если вы до сих пор не подписались на мой канал – убейтесь об стену. Всем мир!

Видео Кайли закончилось все той же кошмарной песней, но, к счастью, Тофер успел быстро ее выключить. Все его собеседники притихли и замерли, переваривая слова Кайли. А переварив, тут же принялись радостно шуметь, заражая друг друга восторгом, как дешевые фейерверки, поджигающие один другой.

– Обалденно! – воскликнул Джоуи. – Интересно, как они выпишут профессора Везуччи из сюжета на три серии!

– Или кто будут эти приглашенные звезды! – добавила Сэм.

– Поверить не могу, что до сезона еще восемьдесят один день! – сказала Мо. – Это же чуть ли не беременность!

– Я тебя умоляю, – возразила Худа. – Это мелочь, если сравнить с тем, сколько ждать придется мне. Я спасибо если девятый сезон к тому времени досмотрю.

– Но рептилоиды?! – простонал Дави. – Они надо мной раскалываются, что ли? Ненавижу рептилоидов!

Тофер был с ними во всем согласен, вот только его друзья упустили самую лучшую новость «ЧудоКона».

– Я просто рад, что сериал продолжится, – сказал Тофер. – Это очень кстати.

За углом поджидал выпускной, и очень скоро Тоферу, Джоуи, Сэм и Мо предстояло расстаться и разъехаться по разным колледжам. Тофер оставался в Даунерс-Гроув и поступал в техникум, Джоуи – в Баптистский университет Оклахомы на факультет сценического искусства, Сэм уезжала поступать в Род-Айлендскую школу дизайна, а Мо – в Стэнфорд, учить экономику.

Несмотря на разные города, они все равно были твердо намерены сохранить традицию просмотра «Чудо-ребят» по средам – просто через интернет. И теперь, зная, что сериал еще будет продолжаться, прощаться было легче. А поскольку времени до разлуки оставалось мало, Тофер, Джоуи, Сэм и Мо собирались провести его с толком.

– Ну как вы, ребят, радуетесь поездке? – спросила Худа. – Уже завтра отбываете?

– Что за поездка? Вы ничего не говорили! – возмутился Дави.

– Хвастаться не хотели. Но будет очень круто, – сказал Джоуи. – Родители с деньгами помогли, в подарок на окончание школы.

– Говори за себя, – поправила Сэм. – Мне пришлось летом работать, чтобы оплатить свою часть.

– Это Тофер все спланировал! – добавила Мо. – Его мама даже одолжила нам свой микроавтобус.

– И куда вы едете? Надолго? Подробностей жажду! – потребовал Дави.

Тофер, рассказывая интернет-друзьям о грядущем маршруте, потирал руки. Как преступный гений, планирующий захват мира.

– На две недели, – начал он. – От Иллинойса до Калифорнии. Первые пять дней будем смотреть придорожные достопримечательности, исторические памятники, национальные парки. Увидим самый большой в мире резиновый клубок, Ворота Запада, музей Льюиса и Кларка, Национальный лес имени Марка Твена, тюрьму Банди и Клэр, Наблюдательную башню НЛО, Диномир, Окаменелый лес, Аризонский кратер, Гранд-Каньон и пирс Санта-Моники. В Санта-Монике пробудем четыре дня, посмотрим Лос-Анджелес, потусуем в Голливуде и отправимся в эксклюзивный тур по локациям «Чудо-ребят» на студии Саншайн!

– Да вы задеваетесь! – воскликнул Дави.

– Зависть! – добавила Худа.

– Вот бы и вы с нами поехали, – сказала Сэм.

Мо вдруг пискнула, да так, что все подпрыгнули. Слова Тофера напомнили ей кое о чем важном, что она должна была сделать до отъезда.

– Мо, ты чего? – спросил Джоуи. – Кто-то написал гадость про твой фанфик?

– Нет, я только сейчас поняла, что даже не собрала вещи! – сказала Мо.

– Блин, а я ведь тоже, – охнул Джоуи. – Пора идти, постирать кой-чего. Во сколько встречаемся утром?

– В десять утра ровно, – сказал Тофер. – И не тормозить, а то все расписание сорвется.

– Так точно, капитан. – Джоуи отсалютовал ему. – До утра, ребят!

– Пока, Худа, пока, Дави! – Мо послала им воздушный поцелуй.

Мо и Джоуи исчезли с экранов. Временные пояса Дави и Худы уже потихоньку брали свое, и те начали зевать, как новорожденные щеночки.

– Мне тоже пора, – сказал Дави. – Здесь гадски поздно, и кафе вот-вот закроется.

– А я перед завтраком еще посплю, – сказала Худа. – Удачной вам поездки! Постите побольше фоток – мой контакт в Турции будет мне их присылать!

Зарубежные чудики отключились, и в чате остались только Тофер и Сэм. Обычно так всегда и бывало, и иногда они продолжали болтать почти до рассвета. Против Джоуи и Мо Тофер ничего не имел, но этих часов наедине с Сэм всегда ждал с нетерпением.

– Ну и ночка, – сказала она. – Я так разнервничалась, что вряд ли смогу поспать как следует.

– Ничего, я завтра первый поведу, – сказал Тофер. – Поспишь в машине, если что.

Тофер никогда бы в этом не сознался, но в Сэм он влюбился еще в восьмом классе. Пять лет он упрямо это отрицал и беспрестанно боролся со своими чувствами, как с симптомами простуды – но ничто не способно было излечить его от Сэм . Было в ней что-то такое, чего Тофер больше ни в одной девчонке не видел – нечто очень близкое, отчего разговаривать с ней было легко, а рядом находиться – весело. Он был уверен, что таких, как Сэм, на свете больше нет.

Тофер не раз подозревал, что Сэм отвечает ему взаимностью, но из нее сложно было что-нибудь вытрясти. Они были очень близки, но Сэм не любила раскрывать свои чувства. Возможно, именно это Тоферу и нравилось в ней больше всего – Сэм была загадкой, которую нужно было разгадать.

– Скорей бы поездка, – сказала она. – Но все же и грустно немного, правда? Через пару месяцев мы будем очень далеко друг от друга. Каждый раз я расстраиваюсь, когда об этом думаю.

– Я понимаю, – согласился Тофер. – Но представь себе все это вот как – наша банда не распадается, у нас просто творческий отпуск перед неминуемым возвращением.

Сэм мягко ему улыбнулась, и Тофер растаял.

– Да, неплохо, – сказала она. – А поездка – не прощальный тур, а просто подготовка к новым приключениям. И спасибо еще раз, что все продумал. Это очень много значит для нас всех.

– Да ерунда, – ответил Тофер. – Это будет памятное лето.

– Вот уж точно, – сказала Сэм. – Ладно, пойду и я попробую поспать. Спокойной ночи, увидимся утром!

– Спокойной ночи, Сэм.

Она отключилась, и на экране Тофера осталось лишь его собственное отражение. Только теперь он ощутил, как его начинает затягивать пучина одиночества. В Даунерс-Гроув оставался он один, и грядущее прощание было для него тяжелее всего. Остальные двигались вперед так, как он не мог – Тофер будто был птенцом, который так и остался в гнезде.

Изначально оставаться в Даунерс-Гроув Тофер не собирался. Он подал документы, поступил в Массачусетский технологический институт и очень ждал, когда же сможет отправиться туда осенью. Кроме того, Массачусетс был недалеко от Род-Айленда, где собиралась учиться Сэм, и это было очень кстати. Но у жизни, к сожалению, были другие планы.

В дверь Тофера робко постучали.

– Открыто, – сказал он.

Мама Тофера, Шелли Коллинз, вошла в комнату. Она уже надела форму, готовясь к ночной смене в отеле.

– Привет, – сказала она. – Надеюсь, я не помешала вашему «ЧудоФесту».

– Мам, в сотый раз повторяю, он называется «ЧудоКон», – вздохнул Тофер. – И нет, мы только что закончили.

– Точно, «ЧудоКон», прости, – сказала Шелли. – В общем, я на работу. Билли уже спит наверху, так что укладывать его не надо.

У двенадцатилетнего брата Тофера был церебральный паралич, и большую часть своей жизни он был прикован к инвалидному креслу. И хотя Билли с трудом мог говорить и не мог самостоятельно есть, мыться, одеваться и ходить в туалет, инвалидом и калекой Тофер бы ни за что его не назвал. Билли был самым счастливым и любящим ребенком из всех, кого Тофер видел в жизни. Он при каждом случае смеялся и улыбался, даже когда причин для улыбок и смеха не было вовсе. Словно Билли знал некую тайну, не известную больше никому на свете.

– Ладно, зайду к нему перед сном, – сказал Тофер.

– Спасибо, милый, – ответила Шелли, но задержалась на пороге.

– Ты еще что-то хотела сказать? – спросил он.

Явно хотела – по взгляду мамы Тофер понял, что ей нужно поделиться с ним чем-то важным. Шелли села на кровать.

– Мне очень стыдно, что я так и не поговорила с тобой, – сказала Шелли. – Ты столько делаешь для брата… для всей нашей семьи… Никто и никогда не должен был требовать от тебя такого.

– Мам, перестань, – возразил Тофер. – Если бы я уехал в колледж, тебе одной пришлось бы очень трудно с Билли. Папе в Сиэтле еще два года преподавать – я запросто успею получить расширенное образование здесь и уехать в университет посолиднее, когда папа вернется. А в перспективе даже и намного дешевле получится.

– Логично еще не значит правильно, – Шелли посмотрела на его медаль за отличие. – Ты в школе так трудился, чтобы поступить в хороший колледж. Я не хотела, чтобы брат как-то тебя задерживал и из-за этого ты потом злился на него.

Тоферу приходилось заботиться о Билли, но он никогда не злился на брата. Да, жить с человеком с особыми потребностями было тяжело и утомительно, и другим людям было просто не понять, каково это. Но злился Тофер только на людей, которые притворялись, что понимают, – или, хуже того, даже не пытались.

В каком-то смысле Тофер даже был благодарен брату. Жизнь с человеком, которому действительно приходилось очень трудно и который в самом деле был ограничен в действиях, научила Тофера по-особому воспринимать жизнь собственную. Да, Тофер был трудягой и перфекционистом – потому что считал, что нет на свете ничего, что могло бы помешать ему в этом. Все его обыденные проблемы казались мелочью в сравнении с тем, каково жилось его брату. И, зная, что однажды забота о брате ляжет на его плечи полностью, когда родителей не станет, Тофер никогда не позволял себе неудач.

Билли не просто не мешал успеху Тофера – именно он был ключом к этому успеху.

– Мам, я бы в жизни не стал винить Билли за это, – сказал Тофер. – Так решил я сам. И это даже не задержка, а просто другой маршрут. Массачусетский институт никуда не денется.

Шелли улыбнулась, но в глазах ее до сих пор читалось чувство вины.

– Не знаю, чем я заслужила такого сына, как ты, – сказала она. – Ладно, к слову о маршрутах – ты все собрал на завтра?

– Кажется, да, – ответил Тофер. – И спасибо еще раз, что позволила взять твою машину и отпросилась с работы, пока меня нет.

– Это меньшее, что я могу, – сказала Шелли и проверила часы. – Мне уже пора, а то опоздаю – пьянчуги с наркоманами сами себя не зарегистрируют. По пути домой заеду на заправку, чтобы завтра у тебя был полный бак.

Она поцеловала сына в лоб и уехала.

Тофер бы солгал самому себе, если бы сказал, что рад остаться дома и отказаться от колледжа. Впрочем, он понимал, что верное решение – не всегда самое простое. Этому научил его доктор Конфузер в одной из первых серий «Чудо-ребят».

Тоферу было немного стыдно за это, но даже в восемнадцать лет он все еще считал вымышленного доктора авторитетом, как и в детстве. Персонаж Кэша Картера всегда дарил ему силы и вдохновение. В трудную минуту Тофер спрашивал себя, что бы на его месте сделал доктор Конфузер, и всегда находил ответ.

И пусть персонажа не существовало на самом деле, Тоферу частенько хотелось выразить благодарность, и тогда он заходил на сайт CashCarter.com и писал актеру благодарственное письмо. Или так, или с его плакатом в спальне разговаривать.

Дорогой мистер Картер,

Это снова Тофер Коллинз из города Даунерс-Гроув, Иллинойс. Знаю, я тысячу раз писал вам об этом, но все же снова хочу поблагодарить вас за работу над сериалом. Я понимаю, что вы актер и потому не влияете на поступки своего персонажа. Но все же вы много лет замечательно исполняли его роль, и это очень повлияло на меня и моих друзей. Доктор Конфузер – наш герой, и за это мы благодарны вам.

«Чудо-ребята» объединили нас и они же помогут нам не разойтись. Недавно мы закончили школу и скоро разъезжаемся по разным колледжам. Не знаю, как бы мы сохранили нашу связь, если бы не встречи по средам, когда мы смотрим «Чудо-ребят». Уверен, быть знаменитым и работать над одним сериалом так долго нелегко, но прошу, знайте, что у вас есть поклонники, которые невероятно благодарны вам за все, что вы делаете.

Не хочу больше вас отвлекать, но просто на случай, если я буду слишком занят с учебой и не смогу вам больше писать – видеть вас на экране очень приятно, а взрослеть вместе с вами – большая честь.

Искренне ваш,

Тофер Коллинз
Даунерс-Гроув, Иллинойс
P.S. Мы завтра уезжаем в тур по стране. Если вы свободны, присоединяйтесь к нам! LOL.

Тофер решил, что на одно письмо нюней хватит, и отправил его. Он был уверен, что это письмо, как и множество тех, что он уже успел отправить Кэшу Картеру за последние годы, просто затеряется среди тысяч других. И все же приятно было благодарить его.

Тофер спустился проверить брата и обнаружил, что Билли заснул в своей любимой пижаме с капитаном Америкой. Он спал так сладко, что при одном его виде у Тофера начали слипаться глаза. Впереди ждал важный день. Тофер взял с кухни стакан воды и направился обратно к себе, собираясь ко сну.

Когда Тофер вернулся в спальню, первым, что он заметил, было уведомление на экране. Такого прежде не бывало – это было оповещение с сайта CashCarter.com о том, что его письмо доставлено… И актер ответил!

Сердце Тофера забилось как сумасшедшее и чуть не провалилось в желудок. Неужели это реальность? Он снова и снова перечитывал оповещение, но оно не исчезало. С ума сойти, и правда реальность! Тофер молнией кинулся к компьютеру, споткнулся о стул и на коленях дополз до стола. Кликнул на ссылку уведомления и прочел ответ актера. Два слова изменили жизнь Тофера Коллинза навсегда:

Во сколько?

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий