Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Тарзан и люди-леопарды Tarzan and the Leopard Men
III. О ЧЕМ ПОВЕДАЛИ МЕРТВЕЦЫ

Когда девушка выстрелила, Голато вскрикнул от боли, скрючился и вывалился из палатки, зажав рукой рану на правом предплечье.

Кали-бвана поспешно встала, оделась, нацепила пояс с патронташем и револьвером в кобуре. О сне не могло быть и речи – если Голато выбыл из игры, то оставались другие, которых следовало опасаться в не меньшей степени.

Девушка зажгла лампу, села в шезлонг, держа ружье на коленях, и приготовилась провести остаток ночи, не смыкая глаз. Но если ей мерещились очередные посягательства, то она была приятно разочарована. Ночь тянулась так нескончаемо долго, что утомленный организм не выдержал напряжения, и девушка наконец заснула, сидя в шезлонге.

Когда она открыла глаза, солнце уже взошло. Буря умчалась дальше, оставив после себя лишь лужи да мокрую парусину – единственные доказательства своего пребывания в лагере. Девушка подошла к пологу палатки и крикнула своему слуге, чтобы тот поторапливался с водой для умывания и с завтраком. Выглянув наружу, она увидела носильщиков, собирающих поклажу, рядом с ними Голато с наспех забинтованной рукой на самодельной перевязи, а также своего слугу. Она позвала слугу вторично, на сей раз более строгим голосом, но тот не обратил на нее никакого внимания, продолжая увязывать тюк.

Тогда она сама подошла к нему, сверкая гневно глазами.

– Ты что оглох, Имба? – недовольно спросила девушка. – Почему ты не выполняешь мою просьбу?

Слуга, угрюмый негр средних лет, насупился и отвел глаза. Голато насмешливо поглядывал на девушку. Члены сафари побросали работу, наблюдая за белой госпожой, среди них не было видно ни одного сочувствующего лица.

– Отвечай, Имба, – потребовала девушка. – Почему ты ослушался меня?

– Здесь командует Голато, – последовал грубый ответ. – Он главный. Имба подчиняется только Голато.

– Имба подчинится мне, – возмутилась девушка. – Больше Голато не главный.

Выхватив из кобуры револьвер, она направила ствол на Имбу.

– Приготовь ванну. Ночью в темноте было плохо видно, поэтому я попала Голато всего лишь в руку. Но на свету я уж не промахнусь. А ну, пошевеливайся!

Имба бросил умоляющий взгляд на Голато, но самозванец никак не отреагировал. Такой Кали-бвану он еще не видел. Сложилась новая ситуация, которую медлительному мозгу Голато еще предстояло переварить. Имба, точно покорная овечка, послушно зашагал к палатке своей госпожи. Негры принялись перешептываться между собой.

Кали-бвана добилась своего, однако опоздала. Глубоко посеянные семена недовольства и бунта уже успели прорасти, и, хотя сейчас девушка одержала легкую победу, впереди ее ожидало поражение. Тем не менее она испытывала удовлетворение при виде Имбы, готовящего ей ванну, а позже – завтрак.

Во время еды она с недоумением обнаружила, что носильщики взваливают на себя поклажу, готовясь к походу, хотя палатка ее стоит на месте и никаких распоряжений о выступлении она не давала.

– В чем дело? – спросила она, подбежав к собравшимся и обращаясь к помощнику Голато, которого собиралась назначить главным.

– Мы возвращаемся, – ответил тот.

– Вы не посмеете уйти, бросив меня одну, – возмутилась девушка.

– Можешь идти с нами, – сказал чернокожий, – но отныне прислуживать тебе никто не станет.

– Вы обязаны остаться, – повысила голос рассерженная девушка. – Я вас наняла до конца маршрута. Бросьте тюки и ждите, пока я сама не прикажу выступать.

Видя, что люди не торопятся ей подчиняться, девушка схватилась за револьвер. Но тут вмешался Голато, подошедший к ней вплотную в сопровождении нескольких воинов с ружьями наизготовку.

– Помалкивай, белая сука, – гаркнул он, – и проваливай к себе в палатку. Мы уходим домой. Будь ты поласковей с Голато, этого бы не случилось, но я тебя проучу. Станешь мешать нам, мои воины тебя прикончат. Можешь пойти с нами, но командовать не будешь. Теперь я главный!

– С вами не пойду, а если бросите меня здесь, то вам известно, что вас ждет, если я доберусь до станции и сообщу обо всем управляющему.

– Никуда ты не доберешься, – ухмыльнулся Голато.

Обернувшись к стоявшим в ожидании носильщикам, он дал знак трогаться.

С замиранием сердца глядела девушка вслед отряду, покидавшему стоянку, пока он не скрылся в лесу. Она могла бы последовать за ними, но этого не позволяла ей сделать врожденная гордость, основа ее характера. Кроме того, рассудком она понимала, что ей будет далеко не безопасно среди распоясавшегося мятежного сброда, главарь которого представляет для нее лично наибольшую угрозу.

Решимость достичь цели не угасла в душе девушки даже после того, как она осознала всю безнадежность своей затеи. Возможно, ею двигало не что иное, как простое упрямство, однако же именно оно помогало ей в осуществлении того, что она полагала своим долгом, хотя это и обрекало ее почти на верную смерть.

Она вернулась к палатке, возле которой валялся один-единственный мешок с провизией, оставленный чернокожими. Что делать? Идти дальше она не могла, возвращаться же не хотела. Был только один выход – остаться здесь, как можно надежнее обосноваться и дожидаться спасательной партии, которая, возможно, прибудет через несколько месяцев.

Девушка рассчитывала на то, что возвращение чернокожих носильщиков без нее не сможет не вызвать толков и подозрений, а когда начнется разбирательство, кто-нибудь из невежественных негров обязательно проговорится. Тогда организуют поисковую группу, если только лживый Голато не убедит их в том, что ее давно нет в живых. И все же у нее оставалась слабая надежда, за которую она будет цепляться. Если она станет так же цепляться за жизнь в течение долгого ожидания, то, возможно, в конце концов ее и спасут.

Разобрав оставленные ей продукты, девушка прикинула, что запасов должно хватить на месяц при условии строжайшей экономии. А если здесь окажется достаточно дичи и ей повезет на охоте, то провизию можно будет растянуть и подольше.

Однако не голода больше всего опасалась белая девушка, а того, что ее обнаружат враждебно настроенные туземцы. Кроме того, она очень боялась подцепить какую-нибудь смертельную тропическую болезнь, что было вполне естественно в ее положении.

Стараясь прогнать прочь подобные мысли, она решила заняться обустройством стоянки. Перенесла в палатку все свое имущество и начала строить примитивное ограждение для защиты от ночных визитеров. Работа была тяжелой, и девушке приходилось часто отдыхать. Во время коротких передышек она принималась делать записи в дневнике, умалчивая однако о терзавших ее тревогах и страхах, в которых не решалась признаться даже самой себе. Так проходили дни, между тем как судьба готовила ей удар куда более страшный, чем она могла вообразить.

Когда четверо в ритуальном облачении из леопардовых шкур сомкнулись вокруг Орандо, перед глазами сына вождя на миг встало изуродованное тело друга, и этом видении он разглядел собственную участь, но не дрогнул, ибо был воином, выполняющим свой долг. На него надвигались убийцы друга, враги его народа. Пусть он погибнет, в этом Орандо не сомневался, но прежде отомстит за Ниамвеги. Противник должен почувствовать ярость гнева воина-утенго.

Люди-леопарды неумолимо надвигались, и тогда Орандо метнул копье. Раздался вопль, и один из нападавших рухнул на землю, пронзенный насквозь. На счастье Орандо, законы людей-леопардов предписывали им пользоваться в схватке с неприятелем ритуальными стальными когтями, к обычному же оружию, такому, как копья и стрелы, они прибегали лишь в крайних случаях или когда имели дело с численно превосходящим противником. Жертве, предназначавшейся для их жестоких обрядов, полагалось погибнуть от когтей леопарда, иначе плоть ее не годилась для ритуала. Обезумевшие от фанатизма люди-леопарды рисковали жизнью, добывая желанные трофеи.

Поэтому у Орандо зародилась искорка надежды одолеть противников, хотя, скорее всего, это была лишь короткая отсрочка перед смертью.

Оставшиеся трое шагнули вперед, готовясь к смертельной атаке, подражая повадкам хищника, которого они олицетворяли.

В звонкой тишине замерли джунгли, словно сама природа затаила дыхание, ожидая развязки первобытной трагедии. Неожиданно сверху, с высившегося над поляной дерева раздался обезьяний крик. В тот же миг Орандо услышал позади себя какой-то шум и увидел, что двое противников, выставив когти, глядят поверх его головы. Тут же послышался крик, Орандо моментально оглянулся, и душу его захлестнула волна радости, какую испытывает человек, чудом избежавший смерти. В стальных объятиях его мушимо корчился, испуская дух, третий человек-леопард.

Орандо обратился лицом к своим врагам, как вдруг сзади раздалось грозное рычание, от которого у него волосы встали дыбом. Что еще за неведомая сила объявилась там?

Теряясь в догадках, Орандо не смел оглянуться. Все его внимание было приковано к наседавшим на него тварям. Их изогнутые стальные когти грозно растопырились, целясь в Орандо.

То, что здесь так долго описывается, на деле заняло всего несколько секунд. Пронзительный крик слился с рычанием, так поразившим сына вождя, люди-леопарды подступали уже вплотную, и тут из-за спины Орандо метнулась тень и со звериным рычанием накинулась на ближайшего противника. Это был мушимо. Чернокожего воина прошиб озноб, когда он сообразил, что рычит не кто иной, как его мушимо. Но если Орандо пришел в смятение, то его противник, только что наступавший на него, напугался так сильно, что повернулся и бросился наутек, оставив своего соплеменника на произвол судьбы.

Теперь Орандо никто не угрожал, и он поспешил на помощь мушимо, который боролся с молодым рослым человеком-леопардом. Однако оказалось, что мушимо не нуждается в помощи Орандо. Зажав одной рукой, словно клещами, вооруженные когтями руки противника, мушимо другой вцепился ему в горло. Человек-леопард судорожно сопротивлялся, пока постепенно не стал затихать, и наконец бессильно обмяк. Белый гигант отшвырнул мертвое тело в сторону, минуту-другую разглядывал свою жертву, затем подошел и механически, по привычке, поставил ногу на бездыханное тело.

Перевоплощение, произошедшее с ним, было мгновенным и потрясающим. С волевого лица белого гиганта моментально сошло выражение неуверенности и сомнения, сменившись выражением торжествующего животного ликования. Затем, воздев лицо к небу, мушимо издал такой жуткий крик, что Орандо едва не сел на землю.

Воин-утенго и прежде слыхал подобный крик далеко в лесной чаще, и он знал, что так кричит самец обезьяны, одержавший победу. Но почему этот звериный крик издает его мушимо? Загадка эта озадачила Орандо так же сильно, как и сам факт материализации его пра-пра-прадеда.

В том, что мушимо существуют, юноша ни на секунду не сомневался. У каждого человека есть свой мушимо, которого люди наделяют определенными чертами, свойственными им же. Но еще ни разу Орандо не доводилось слышать о том, что мушимо может рычать, словно лев, или же кричать, точно самец обезьяны. Орандо был поставлен в тупик и страшно обеспокоен.

А вдруг его мушимо является одновременно мушимо какого-нибудь мертвого льва или мертвой обезьяны? Если это правда, то не получится ли так, что под влиянием духа льва либо обезьяны, а не духа предка Орандо, мушимо вместо блага принесет несчастье?

Орандо стал настороженно наблюдать за своим спутником, отмечая всякое изменение в выражении лица – от звериного исступления и спокойному достоинству, характерному для его мушимо.

Охотник увидел, что обезьянка, которая на время схватки укрылась на дереве, заняла свое место на плече хозяина, и решил, что судя по этому, опасность миновала и с некоторой робостью подошел ближе.

– Мушимо, – несмело обратился он, – ты появился вовремя и спас жизнь Орандо. Отныне она – твоя!

Белый молчал. Казалось, он пытается что-то вспомнить. В глазах снова появилось непонятное отстраненное выражение.

– А, вспомнил, – вдруг сказал он. – Ты спас мне жизнь. Много лет тому назад.

– Это было сегодня утром, мушимо. Белый помотал головой и потер лоб.

– Сегодня утром, – задумчиво повторил он. – Верно, и мы собирались поохотиться. Я проголодался. Пора на охоту. Пошли.

– Мы упустили беглеца, – сказал Орандо. – Ведь мы собирались выследить, где живут люди-леопарды, чтобы мой отец привел туда воинов утенго.

– Сперва побеседуем с мертвецами, – отозвался мушимо. – Поглядим, что они нам скажут.

– Ты умеешь разговаривать с мертвыми? – спросил Орандо дрогнувшим голосом.

– Мертвые не могут говорить, – уточнил мушимо, – однако смогут кое-что прояснить. Давай осмотрим вот этого.

После беглого осмотра первого из свежих трупов людей-леопардов он продолжал:

– Из двух молодых этот самый высокий. Вон тот – длинный, худой, а третий, кого ты убил копьем, хромой старик. Итак, эти трое поведали нам, что сбежал молодой, что пониже ростом.

Затем он внимательно осмотрел каждый труп, изучая украшения и оружие, после чего высыпал на землю содержимое их сумок и стал изучать его еще более внимательно, особенно амулеты. В большом узле, принадлежавшем хромому старику, он обнаружил куски человеческого мяса.

– Теперь совершенно ясно, что Ниамвеги убили они, – сказал Орандо. – Эти куски вырваны из его тела.

– Я и не сомневался, – проронил мушимо. – Трупы сказали мне о другом.

– О чем же, мушимо?

– Стертые зубы поведали мне о том, что они – людоеды. Амулеты и содержимое сумок – о том, что они обосновались на берегу большой реки. Они рыболовы и больше всего на свете боятся Гимлы-крокодила. О первом сказали мне найденные среди их вещей крючки, о втором – амулеты. А по украшениям, оружию и татуировке на лбах и подбородках я определил их племя и место обитания. Нам нет нужды преследовать беглеца, его спутники рассказали мне, куда он отправился. Теперь мы можем и поохотиться, а после наведаемся в деревню людей-леопардов.

– Благодаря моей утренней молитве, ты уберег меня от гибели, – подытожил Орандо, – а если теперь ты подгонишь ко мне животных и я добуду мясо, все, о чем я просил, исполнится!

– Животные ходят, где им вздумается, – ответил мушимо. – Я не могу привести их к тебе, зато могу отвести тебя к ним, а там, возможно, и подогнать их к тебе. Пошли.

Мушимо повернулся и, убыстряя шаг, двинулся по тропе, по которой они преследовали людей-леопардов. Орандо не сводил глаз с могучих плеч мушимо, на одном из которых примостился дух Ниамвеги. Так они молча шли около получаса. Вдруг мушимо остановился.

– Внимание, только не суетись, – объявил он. – Я чую сильный запах антилопы Ваппи. Обойду ее по деревьям, она почует меня и побежит в твою сторону. Приготовься!

С этими словами мушимо скрылся среди нависавшей зелени леса. Орандо остался один, преисполненный удивления и восхищения. Еще он испытывал самодовольную гордость от сознания того, что он обзавелся таким мушимо, каким не мог похвастать никто из его знакомых.

Орандо желал скорейшего окончания охоты, чтобы побыстрее оказаться в родной деревне, где он собирался небрежно представить всем свое новое чудесное приобретение и упиваться затем всеобщим восхищением и завистью. Конечно, неплохо быть сыном вождя, еще лучше – самим вождем либо колдуном, но иметь осязаемого мушимо, с которым можно поговорить и поохотиться… о, это триумф, затмевающий все, что только может выпасть на долю человека!

Вдруг мечтательный настрой Орандо оборвал легкий шум, вернее, шорох, но для слуха охотника и этого было достаточно. Ни вы, ни я его даже не услышали бы, а если и услышали, то не смогли бы истолковать. Однако до ушей Орандо он донес весть, столь же приятную, как печатная страница для наших с вами глаз. Этот звук сказал охотнику, что в его сторону бежало копытное животное, но еще не во всю прыть.

Поворот тропы скрывал Орандо от приближавшегося животного. Сын вождя сжал в руке копье и укрылся за стволом дерева, застыв, словно черное изваяние, боясь вспугнуть животное своим запахом или нечаянным движением. Направление ветра, попутное для бегущего существа, исключало, что запах охотника достигнет ноздрей животного. Орандо знал, что если он не пошевельнется, животное будет двигаться безбоязненно, пока не приблизится настолько, чтобы почуять человека, но тогда уже охотник пустит в ход копье.

В следующее мгновение на тропе показался один из редчайших зверей Африки – окапи.

Никогда прежде Орандо не видел их, – окапи водятся много западнее земли утенго.

Туловище и передние ноги животного покрывали пятна наподобие жирафьих, но Орандо, введенный в заблуждение короткой шеей животного, продолжал считать, что это антилопа. Охотник пришел в сильнейшее возбуждение – к нему в руки шла добыча и какая! Животное превосходило размерами среднюю корову. В жилах Орандо бешено запульсировала кровь, хотя внешне он оставался невозмутимым. Теперь важно было не оплошать, тщательно рассчитать каждое движение – шагнуть на тропу и одновременно бросить копье, два движения, слитые воедино.

Окапи вдруг ускорил бег.

Орандо не шелохнулся. Ни единого подозрительного звука не долетело до его ушей, но, тем не менее, антилопу что-то вспугнуло. Орандо запаниковал. Он выскочил на тропу в тщетной надежде поразить копьем добычу и уже занес руку, как вдруг увидел такое, от чего разинул рот от изумления.

С дерева прямо на спину перепуганного животного спрыгнуло некое существо. Им оказался мушимо.

Из горла мушимо вырвалось низкое рычание. Орандо остолбенел. На его глазах окапи запнулся и зашатался под тяжестью человека-зверя. Не успел окапи опомниться, как взметнувшаяся рука мушимо схватила животное за морду и рванула на себя с такой силой, что послышался хруст шейных позвонков. В следующую секунду в ход пошел нож, из тела рухнувшего животного хлынула кровь, и Орандо в очередной раз услышал победный клич обезьяны-самца. Тотчас же где-то вдали раздался еле слышный ответ льва.

– Давай поедим, – сказал мушимо, отрезая от еще трепещущей плоти добычи здоровенные куски.

– Давай, – подхватил Орандо.

Мушимо с рычанием бросил негру кусок мяса, опустился на корточки и вонзил в свою порцию крепкие белые зубы. Следовало бы как-то приготовить мясо, но этот бог джунглей, видимо, проживал в те давние времена, когда люди еще не знали огня.

Орандо растерялся. Вообще-то он предпочитал жареное мясо, но не хотел ударить лицом в грязь перед мушимо. Поколебавшись, он решил подсесть к мушимо, чтобы не есть в одиночку. Лесной бог, рвущий мясо зубами, покосился на Орандо, и вдруг глаза мушимо вспыхнули диким огнем, а из его горла вырвалось глухое рычание-предостережение.

Орандо не раз наблюдал, как расправляются с добычей львы, и опешил от обнаруженного сходства.

Чернокожий отошел подальше и устроился на безопасном расстоянии.

Так они и завершили свою трапезу – в тишине, изредка прерываемой рычанием белого мушимо.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий