Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Велесова Книга
Веда 6. По чести жившие Славяне о своих трудностях.

4.а-II

По чести жив, о трудностях.

То был в степи болярин Скотень, тот либо не подлегши до хазар, был иронцем, от Ирони помощи просил. Тому конница послана была.

Иранцы о том решили иначе:

— Боятся русы, боятся русы остаться под хазарами. Кий либо долез до града Киевского, там уселись ежели русичи, которые не валялись под хъариями, идут до Скотеня. Так Русь стерло, ваша коли иронцы не хотели, с веков наша, одерень не брали. Так оставим русам жизнь русско-хазарскую и берем эти дары свои.

Дерень. Дети. Женам великое зло было. Творилось зло, оттого горя годь налезла на Русь и колу Скотеня. Тот измечился. Порассуждав, наши потянулись на них, тогда конница иронцев утратилась. Разбили годь, расколоты были годи. Бежали с поля окровавленные, это лилово-черная земля была ерунами, росла Русь землею годьскою. Мечами зницы всякой и земля их не вмещала.

До своих арии, а тут хазары поят нас, вече утратили нам. Налезли на него, тут русы завраждовали до брани:

— Какая левая рука, пропадем, как же Перун до нас, не два, то имя помогает. Годь была у рождения. Хазары первые, так как «уси» праху. Были первые и разделены. То Русь затихла до их Арии и толи еще будет.

Хазары, либо отойдя, добрались к Дону. Донцу там срам имели. То у себя воины их, опускали на землю мечи свои. Ходили около нас, разглядывая, тот раз годь сместилась. Отошли до полуночи. Там из Гмизе, идя далее, Русь либо устроилась в этой земле, взяты и как о русе, кроми рек своих пойдут говорить.

Разговор придет о милостыни божественной, хвалим Дажьбо нашего. Перуна, который был с нами. Так первые спели Славу Богам на земле чужой, называя Русь колунь, та и земля. Там это потчевали велико. Быстро утверждались земли наши там, хазары были до земли, потели и на Колке, и Волге, Русколунь боялись, утверждали годи,

4.б-II

многие мечутся, идя с нами, также потрудятся. Оттого были они вольны. Зуровяне в пращурах, пока Велес обучил тех землю пахать. Зерно сеять, так в расход того и пращуры огнищанами стали. Были земледельцами, говорим, либо как это говорят, в наших землях. Но не как греки, жаждущие в русской земле корыстно.

Булгары починят, нужны свои скирды кормовые в полях злачных. Выборы имели от своих старейшин, от рода до рода, так эти права за десять веков забыли, новые свои. Так роды живут обособленными племенами, называются те поляне, как северяне. Древляне то ведь ваши русы, от Русколуни имеют то деление, как сумь, веси. Оттуда придет на Русь усобица.

Другое тысячелетие подверглись разделению. Убудет это само, тоньше. Стали одерень чужим делать, та сначала годи, которая крепче, и удерживается. А на других хазарином, так как того испугались каганата. То не родственники наши им, так как-то не рады наши им. Попервому стояли гостями на Руси, поначалу были велеречивые. Потом стали злиться. Русов отлучать стали, вроде стали теми:

— «Конем» грядем, от этого коня вот вольно берем. Сами в лице с Иры. Река божеская от нас поворачивает, так как на двадцати тысячах лет не могли сотвориться до русов.

Там пришел варяг. Берет таясь. Она с иного великая Русь, либо творится от полуночи, за это же не имеем может мысов лысых ильмерских творить. Там есть дом Киев, которому дана часть малая, там уселись. Варяги, которые ведь хищники, повесившие Свентояр живых, да увидит зрячий тело того тут боляра, Гордину нашего, который поразил годь со Скотицем. Была тайна славная деяний от прихода Славянских людей на Руси десять сто третьего года, либо нагло, грабя, налезли на нас (они).

Было то тогда Свенторебя, единое то княжество, которое собрали борусичи, там наши Русколуни. Так-то его взяли Русколуни ……… Боруси …, и собрав мечи, пошел на годь от Воронженца. М…… били там десятью тысячами отборных боянов-конников, никаких пеших. Так это ворожится на них. Та мощь была зла. Крепкая. Тайна эта у Зур жила до недавнего. Поражала годь этим.

4.в-II

Русь либо поссорилась на земле той до этого, в том времени шли к Киеву варяги с гостями. Былые хазары хазарами и обращаются до скотиней. Нам помочь помолились, отвергнув тайно скотеней. Сказали:

— У Боси, поможете сами своим, такое вече Русколунье имелось.

Раздаете колы свои, от этого ворожится сила, идет до земли Воронженца, так как Воронженец был древний, за многие века устроен. И окремлен от налезания по кругу рекой. Та Воряжина идет до Воронженца, поя той, и так усиливалась Русь, огражденная от запада солнца. Шли иные до Сури на полдне, Сурожь — град утверждался, кола у моря, который греки имели там, крепость — град Суражь белояр.

Криворог был тем временем князем русским. Белого голубя пускает коню, куда тот летит, туда идти. Тот летит на греков, Криворог налез на них. Разогнали. Тут греки как лисы очами вертят, дают Криворогу золотое руно. Коней стребных. Тем Криворога удержали на Сурожи, они же, греки, были на колунях, Криворог догадался. Была Русь отворена там.

— Также греки, наверное, на ней, воинов в железной броне побывало, Великая Воряжена есть краев русских донизу.

Несется стена, бьет русицом и лир мощи, кричат же вместе, глупцы.

— Сами притечем до вас помогать …

Почтем на память их, так как свою землю русскую удобрили. Есть свои, нашей старости свояки, либо истратили силы, Русь на тех запасищах с врагами нашими кровью их удобрила земли наши. Несутся либо Богу безымянные, с Перуном делают на наковальне мечи свои до врагов иных. Мы же им помолимся нам за помощь…

4.г-II

Сурожу святому быть над нами там. Мы идем Конем, видим земли гористые, отраженные лучи моря. И то всякий день к Богам смотрим, которые есть свет его же, произносим Перун, Дажьбо, Хор. Яр и иные имена, с которыми спеваем Славу Богам. Живем милостью божеской до нужды живота, сегодняшнего Сурожа были враги наши, которые ведь те змеями ползучими. Грозящие ведь нам болью. Маем Марою. Концом жизни всяческой явится Богу сильному. Были теми, мечем молниями. Та издохнет, сурья светит на нас. До нас. Видима всяческая первая. Первая либо Слава сурьи устилала Дидову тень, которая днем злая нам затея, тем исходит зло племени Дасуво. То зло племенное на пращуров наших не течет и … . налезет, множество учинит. Заморозит.

То и Орий, старый отец, говорит:

— Идем от земли той, где же уние наших братьев забирают.

То, либо то, старый отец сказал:

— Забирают, то от того кровавы, частично звери, скот наш крадут. Детей забирают.

То либо то старый отец говорил. Течем до иной земли, в которой течет мед и молоко. И есть та земля такая, ищут все сыны, трое от Ория, были те Кий, Пащек, Горовато, откуда три славных племени истекает, как есть, сыновья были храбрые, водили дружинами, так это сели на коней. Текут дни. За ними едут дружины молодые, скотина, коровы, повозы бычиные. Овцы, еда, дети, старики, матери, жены, также мареные люди. Текли так, идя до полудня, до моря, мечом разя врагов, дошли до горы великой, до пути травного, где вечно злаков множество, там это уселся Кий, который был строителем Киева, то был стол русский. Крови стоил тот исход. Анты не береглись злом. Протекал Конь Ория, рекой кровь есть ваша. Крывь наша просто режет же самого, есть мы русичи, не слушайтесь врагов, которые врут:

— Несете добела.

От отца Орея идем. То

5.а — II

в подробности, это защита нам той, около сказанного так; ждем годы до Дира, за тысяча пятьсот шли парады наши до горы Карпатской. Там осели. Живя укладно, то либо роды все правились от отцов родичей. Старейшиной рода был Щеко до ирян, того обучал Паркун, либо нас всех благословлял на то учение. Так все было, жили пятьсот лет. Там отчизна всем, до восходящего солнца.

Идем до Днепра, та либо река есть, до моря течет, то полуночь сидела на ней. Всех именовали непрами-припятцами, так как вожди все были там оседлыми. Пятьсот лет вече все правились всеми. Так Богами хранились от многого. Говорили с язенцами, ильмеров было много там оседлыми огнищанами. Так либо скотя все — венденцы в степях. И там мы так Богами все хранить можем, так сказав, выдохните. Пенж ищите, много золота. Богато живется.

5.б-II

Сели это язенцы вернувшиеся до полудня. Само нехай нас. Так шли на ведение скотя. Говядина своя, и веча ту птицу ссорят, множество течет до нее. Тит, галки и вороны от еды летали. Было еды много в степях тех, то и племена костобокие налезали. Сидели отвердевшие раны многие. Крови лишая, ту внезапно голову скашивали врагам своим. Той ведь вороны питались. Так паршиво свистят в степях. Борются, гундося до полуночи, не беспокоя нас, была тут сеча великая ензицев.

Костобокие это разили со злым утешением. Воровали коров наших. Так велась борьба тайная. Двести лет. Наши родичи тогда шли до ляхов, обеднели ведь. Там осела за сотни лет годь Иерменреха. Эти злобились на нас. Тут была разборка великая. Годь была потеснена. Оттеснена до Донца. Дона.

Иерменрех пил вина любимые и братался, позевывая:

— Венды наши.

Так это утверждена была жизнь новая.

27

Друг наш так пил кровавые вина. Подло, тайно, за одно лето, шел макочем на нас. То крал болорев же, которые ожидали не такую годь. Так поступив, от речей не стоящих времени, тот урок доброты станет главным своим, которым на том станет борьба до жизней наших, железа отцов наших, таково коло. Кони есть — сила наша. То либо даем стать и нету, таково станем голодны сами.

6.а-II

От Орея — то это общие наши отцы с борусами, от Рай-реки до Днепра нашего. По родине той правили от родичей. Веча всякий род называл своего родича, которые ведь правили пока шли до горы так. Там есть княжество воевод, эти люди да оборонявшие, до своих врагов — во Славу Перуни! Сидела Дажьбова помощь, вернувшаяся нам, так была земля та русская от Русы. Борусицы тут от Борея, великая непрестанно бывает всякое время. Много времени убудет. Либо то, врагами начиненная, начала сокрушаться до конца.

Также тут либо Иерменрех идет до нее. Налез на нее, так потолчены сами будем, есть и наша от годи, между двух огней тлели. Это палит. Тут была великая беда. Жнива наши палены, опустошила селения она, не ниже дыма и пепелище, тут либо прилетела до нас птица божеская. Говорит:

— Отойдите до полуночи. Не нападайте на них, если они идут в села наши. Пастбища те.

Так поступив, отошли до полуночи. Натащили мосен на них. Распря тайная победная на них. Так шли те до них. Становились станами по реке, ромеи для нас — это враги те же. Пугали, много тут борзых учений было опростоволосить нас. Так сами опростоволосились ими. То тьма была воинов опростоволошенных великими снежными холодами, голодом мучили наши люди, заставляя и тереться. Лишившись, без всего, они тот раз волками настрадались, либо незаглатываемую имели ту тварь и (ели).

6.б-II

Это либо упустили двадцать лет брани, годь на Ираме, сзади егуны. А до полуночи, между Ра и река Дивуна, там тем днем Иерманрех. Гуларех ведал на новой земле, это либо егуны с берендеями говядину свою есть стали на том крае, там было много коней. Говядине трава злачная, вода живая, тут Гуларех привел новые силы свои. Отразил егунов, за управлением многие текут на нас, тут родичи собрались на конях. На ней с Ура сеча была там тридцать дней. Русы пустили годь до земель своих. Оттого обетованной быть, знойно текут времена наставшие, налезли на нее ромеи н…ае…р… на полдне. Годь на полуночи. На полудне та, либо то великое зло есть ляхи. Ромеи будут, (т)а(м) пора та, то бора будет там великая, трава поникнет же угодная Богам.


Людям.

Это либо то, не имеем иного прибежища, как выбирать князя от вождей, тот будет от овсен до весене, которому же платим дань полюдно. В страшное время водим стада свои, обрабатываем землю, жизнь наша такой была сто десять лет, творилась порою, всякий день иегуны а… о… оде.

Ничего берендеи, те либо стали иметь князя Саху. Тот премудр. (В) ладах от Руси. Был наш друг такой же.

6.в-II

Это за Явью отмечено, стали города городить, Хорсуна иначе возделывалась. Русколунь разодрана смутами. Стала твориться на полудне, боруси на полуночи было много на тропах. Поэтому породниться не хотели, хотя русские роды.


Соединение.

Русколунью правило тоже два рода, и раньше Суренж — всеми. Звали Суренжу Руса, борусами правила Борея, так была та Гипербореей. Долго вражда между родами раздирала борусов, не сидели парами наши. Стали «Медведем» на мече, так у Ботева стерли имя, решив изготовить железвена. Брали коней, так как воля течет от Богов до нас, так была Русколунь сильна. Тверда, то либо от Перуни. Одержал нас, многократно извлекая мечи. Отражали на врагов от речей. Свои требования вождей за Орея роды. Сильны, такова же о сури былая старина, то же время не имели единства, оттого былое стало как овощ без Велеса. Тогда рассказывали о нас, как именно ходить прямо и никуда криво. Того не слушаемся. Теперь убрали великое время Русы, Набсуру починя, не стережется либо тайна от врагов.

Налезли на новых, до мору зовут идти клонить головы свои под вражеские ебища, та-то сильна в решете, натечет на внутрие. Те-то ходят с «говядиной» до захода солнца. Там это смывают, наши же люди дали до подола набсур с Ар. Затем те дали. Суре огненное долго было те годы, одеренью терлись. Так пришли дни, русы текут от Набусара и парой, либо

6.г-II

не текли за ними. Так идя и до краев наших. Там сложены песни наши до Интру. Волы на этом былом столе, вера былым стала с Богами. До своих Богов не нуждаясь, наши отцы единились смело, мыто носящее имеем. Никогда сами не ожидали в …ое… если дерень терпели.

Князем был тут Набсур, Кий либо ихний, под себя брали. Те своих юных давали до воинов. Та схожесть до черт и внешности на Лани, та утерпение имела, тот был Кием, то терпя, не мог гостем так. Не можем. Говорим им же:

— Стали ими мы до сердца нашего, так как тот день кругом будет большое трясево. Землевертень. Вверглись оба свои до Сварги там кони. Волы метались.

Ворча, заберем свои стада. Вернемся до полуночи. Спасем души наши. Так Богами сохраненные будем, нежели споцемо тратим сынов своих, дочерей.

Такое же нам:

— Будем просто свои уже и свои с теми. Не будем сметены, ежели шли во главе рати. Побережемся, это до того были свои. Ходим, посеяв потомство сами. Гордыми сами быть можем. Не бережем естества.


То Магура спевал песни свои до сечи.

Тайна птиц.

От Ини Тора идет, либо не Торо была. Прибудет до веков иная Тора самостоятельно, которая да пору, не все бранит. Были теми, да гадает Иуда, приведя яров наших до Лунче, лепили мы мосен с Гмизе, те Николи либо своими были одеренью. Жертвуете Богам ихним.

6.д-II

То либо жрецы о Веде, всем растрепавшись, говорят. Ту украли у нас. Не имеем нынче кол, не имеем берендеев, наша «Бояни» так была вместе до конца, пока сами. То боляр гордыня, которые были, и годы Триедорея десять ста третьего от Карпатского исхода. Тень так как Триедора идет без страха на нее. Боляр Сегеня, который убил сына Иерменреха. Отречет Гулареха от Вороненца, там были, осталась Русью, либо русская. Русколунь так еще имела стен десять от врагов наших, слово «коло» и тайну имели мы везде. Не можем, если верить десяти огульно, всякое слово сказано до нас.

А то заря светит до них. Утро идет до них. Так имеем вестника скачущего Сваргой. Речем хвалу. Славу Богам. Та либо Суренж огречена, его. Не будет до своего, русская. Там Боги грецкие ступали. Наши блага достанем о Дона твердости. Крепости, чтобы враги сами отведали как истину. Гуларех ведает на новой земле,

6.е-II

время ведь велением прочитано, Ботен день же сам такой ясный. Сушь была на нас суровая, такая жатва — это не урожай.

Порой тоже идем на землю иную. Там сами удержим, потолчена была Русь греками. Ремеи той шли по берегам морским до Суренжа. Там сотворили Суренжский край, Ботен есть Сурен, да те Киеву — это утвора неудобная. Зеле либо испорчено было, так тут первые ворензенцы пришли до Руси, Аскольд силою погрозил князю нашему. Потолок его Аскольд. Позже Дир уселся на ней как непрошеный князь. Те-то княжить пошли над нами, до Истра будут вождями. Семего, костры хранящего Огнебога.

Дому тому доверили лик свой от них, так как были они князьями от грецких корней. Аскольд есть темный воин. Текло донесение от греков освещенных же:

— Никаких русов, не вместе. Всем те варвары.

Тому можем смеяться, так как были кимры, также отцов наших. Те то Ромы трясли. Греков разметали как поросят устрашенно,

6.э-II

тот вождь определяет каждому по потребности. Тут была Инь ведь. Инда тварга. То и Аскольд пожертвует Богом чужим, не Богом нашим, так будет отец новым нашим.

— Не смеет быть иначе.

Греки хотели нас. Скрежетали, чтобы сами забыли Богов наших. Так все обратимся до них, как вместе одерень будет, поостережемся того, так как пастыри уже пристрастились в Скуфи. Свои.

Не дайте волкам хищничать среди ягнят, которые ведь дети. От сури уму трава зеленая есть знак божеский. Имеем ту, берите до кувшинов, усуряйте ее на сны наши, дабы пьете в Богах во Сварге модеря. Отца нашего Дажьбо жертву творите. То либо на Ирии так уже священная есть в той множественности.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий