Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги 50 и один шаг назад
Сорок третий шаг

– Прости меня, Мишель. Прости, – шепчет он, сильнее стискивая меня в своих руках.

– За что? – Спрашиваю я.

– Просто прости без каких-либо причин, – он отодвигает меня, продолжая удерживать за плечи.

Поднимаю голову и всматриваюсь в его живые глаза, которые сейчас блестят от… я не знаю отчего в них такой лихорадочный блеск. Он пугает меня. Словно что-то нагрянет непременно и разрушит нас. Придавит своей тяжестью и сломает.

Ник на секунду закрывает глаза и открывает их, уже не выражающие никаких эмоций.

– Не делай этого, – прошу я, зная, что он поймёт меня.

– А сейчас прокатимся быстрее? – Он игнорирует мои слова, отпуская меня, подходит к ожидающей лошади, щиплющей траву.

Я только могу вздохнуть и принять его правила, по которым теперь живу.

– Давай, – отвечаю я.

Ник подсаживает меня, а сам теперь садится спереди.

– Обними меня. Держи меня крепко, крошка. Не отпускай, – говоря, он берёт в руки поводья. Но я слышу совершенно иной смысл слов и обхватываю его талию руками, прижимаясь к спине щекой.

– Не отпущу, – тихо произношу, и он ударяет ногами по лошади.

Мы резко стартуем, что я ещё крепче обнимаю Ника и чувствую новый всплеск адреналина в крови. Ветер треплет волосы под шлемом, но я только плыву в своих эмоциях.

Он и я. Закончится ли наша история хорошо? Ведь хорошо можно интерпретировать по-разному. Я люблю его, не могу бросить и уйти, что бы он ни скрывал. Буду пытаться понять все его мотивы, ведь и ему сложно впускать меня в свой мир. Но… вот так дышать его ароматом и терять сознание от новых и невозможно извращённых чувств. Любить и проверять свои чувства на твёрдость.

Ник сбавляет скорость, и мы теперь легко скачем, а вокруг нас зелень и лес. Его рука ложится на мои, и он сжимает захват его талии. Безмолвные жесты. Без слов. Но я понимаю их и улыбаюсь, целуя его в спину, возвращаясь щекой к горячей коже под тонкой тканью.

– Сейчас я остановлюсь, Мишель, и ты сделаешь то, что я попрошу. Без вопросов. Поняла? – Спрашивает Ник, натягивая поводья, чтобы лошадь прекратила движение. А я освобождаю его от своих рук.

– Да.

Он спрыгивает с лошади, поворачиваясь ко мне. Я непонимающе смотрю на его серьёзное и сосредоточенное лицо.

– Перекинь ногу ко мне, – требовательно произносит он, и я, сглотнув от неведомого страха, выполняю.

– Теперь повернись спиной и перекинь левую ногу обратно, – он пальцами показывает мне действия.

Сейчас я сижу неправильно, спиной к ходу движения. Ник снова забирается на лошадь, что она двигается от таких танцев на ней, а мне приходится ухватиться за седло.

Ник быстрым движением перебрасывает мои ноги на свои и притягивает меня за талию, что теперь мы сидим лицом друг к другу, и я практически расположилась на нём.

Наши глаза встречаются, и я замираю от решимости в потемневшем взгляде. Что-то неведомое происходит с ним, и я замираю.

– Вот так, – шепчет он, проводя внешней стороной пальцев по моей щеке.

– Так ты ближе ко мне. Сейчас мне это требуется. Я хочу, чтобы ты обняла меня настолько крепко, насколько сможешь, крошка, – он сам кладёт мои руки на его шею, и я киваю, улыбаясь ему.

– Готова? – Спрашивает он.

– Да, – отвечаю я, ещё теснее прижимаясь к нему, выполняя указания.

Ник делает движение ногами, и лошадь от неожиданности встаёт на дыбы, что я испуганно жмурюсь и, дрожа всем телом, всхлипываю, утыкаясь носом в его шею.

Он словно не замечает моего состояния, а животное срывается с места, распыляя мою душу на потоках ветра. Мы скачем ещё быстрее, как будто Ник пытается убежать от кого-то. Я стараюсь дышать, но это с трудом получается, я просто мёртвой хваткой цепляюсь за него, пока Ник выпускает пар. Поняла, что ему что-то не нравится в его состоянии, поэтому он так себя повёл.

В груди зарождается надежда, что он умеет чувствовать, умеет испытывать те же ощущения, что и я. И это причина его поведения. Мне остаётся только терпеть, пока мы скачем непонятно куда и зачем. Я не знаю, как долго продолжается этот бешеный ритм, потому что я уже обессилена от силы, с которой сжимаю его шею.

– Ник, – шепчу я, целуя его в шею, и закрывая глаза.

Слышу его быстрое дыхание. Его стук сердца наравне с моим. Шум в ушах и цветные точки перед закрытыми веками.

– Я полностью доверяю тебе, крошка, – сквозь гул и ветер до меня доносятся его слова, и он снова ударяет по лошади, несясь ещё быстрее.

– Не предай меня, – новая фраза заставляет меня покачать головой на его плече и снова поцеловать в шею, ощутив под губами его сильную и пульсирующую вену.

– Никогда, – отвечаю я, но вряд ли он меня слышит.

Ник сосредоточен на скачке. Минуты пролетают мимо нас. Я не хочу никуда уходить от него, даже оторваться не в силах. Через некоторое время он сбавляет ход, и мы уже медленней идём. Я расслабляюсь, открывая глаза и замечая, что вокруг нас сгущаются сумерки, а мы подъезжаем к конюшне.

Нас встречает Иман, я отодвигаюсь от Ника, чтобы он спешился. Он не смотрит на меня, буквально затерявшись в своих раздумьях. Я так и сижу на лошади, боясь двинуться, всё ещё не отойдя от произошедшего.

– Мисс, я вам помогу, – говорит Иман, и Ник отмирает, зло отталкивая мужчину от животного и меня.

– Иди ко мне, – говорит он, протягивая руки ко мне. Я опираюсь на его плечи, и он снимает меня с лошади.

Мои ноги дрожат, что я невольно издаю стон и цепляюсь за его шею.

– Сейчас пройдёт, – ласково шепчет он, удерживая меня за талию и гладя по волосам.

И правда, через некоторое время я лучше ощущаю своё тело, но теперь понимаю, как всё у меня болит между ног.

– Поужинаем? – Спрашивает Ник, и я киваю.

– Можешь идти или тебя понести?

– Могу, только буду держаться за тебя. Для меня это было непривычно, – отвечаю я.

Он продолжает обнимать меня крепко за талию, пока я еле двигаю ногами от усталости. Но этого ему не следует знать. Буду для него только сильной, какая нужна ему.

Мы входим обратно в поместье и молча, поднимаемся на третий этаж. Я даже не обращаю внимания на роскошную обстановку вокруг. Поистине, королевскую. Жажду только сесть и протянуть ноги. Мы достигаем столика, и Ник помогает мне расположиться в кресле, а сам садится напротив.

– Мистер Холд, добрый вечер, – перед нами появляется официант и услужливо кладёт меню перед нами.

– Не надо. Принеси воду без газа, девушке с лимоном. Лобстера и тартар из тунца обоим, – произносит Ник в своей повелительной манере, и я не могу сдержать улыбки, понимая, что у меня так никогда не получится.

Официант кивает и оставляет нас. Только сейчас я отмечаю, что мы тут одни.

– А почему никого нет? Ты снова выкупил всё? – Интересуюсь я.

– Нет. И мне нет нужды выкупать, по моему требованию они всех выведут, – усмехается он, откидываясь в кресле. – Сегодня понедельник. В будни здесь мало людей, не считая летнего сезона. И все в основном заказывают в комнату отдыха.

– Мишель, я бы хотел поговорить о том, что произошло, – он сжимает губы в тонкую линию, а я отрицательно мотаю головой.

– Не надо. Ты сам предупредил: без вопросов. Если тебе стало легче, то я переживу, – с мягкой улыбкой отвечаю.

– Мать спрашивала о тебе, – неожиданные новости заставляют меня напрячься.

– И?

– Покорена тобой и хочет ещё пригласить нас. Но теперь с меня хватит этих шоу, после которых я могу покалечить тебя. Поэтому сказал, что мы расстались. Поругались, я высказал тебе, что это всё было лишним, – продолжает он.

– Хорошо. Раз ты так решил, я не против, – пожимаю плечами, официант приносит нам воду, и я с жадностью выпиваю половину.

– Знаешь, мне понравилось в игровых. Они все такие? – Спрашиваю я.

– Нет. Там пятнадцать комнат такого типа, только я отвёл тебя к новичкам. В других есть препятствия, канатные мосты. Пять комнат это тир с разными видами оружия. Две для любителей стрельбы из лука, – поясняет он.

– Здорово. Я в который раз восхищаюсь тем, что ты это смог придумать, – говорю я.

– Прекрати. Нечем восхищаться. Ты знаешь правду, поэтому не хочу этого слышать…

– Это ты прекрати, – твёрдо перебиваю его. – Да, знаю для чего это всё. Но, помимо этого, ты создал прекрасное место, где можно провести время настолько незабываемое, что это будет сниться, и даже не в кошмарах.

Он хмурится, отворачиваясь от меня, смотря куда-то вдаль.

– Ник, пожалуйста, не надо. Мне понравилось, даже эти скачки. Я доверяю тебе, поэтому знаю, что ты не причинишь мне вреда, – напряжённо произношу я, и он резко поворачивается в мою сторону.

Его глаза горят от огня, живущего в нём, но я не отвожу взгляда. Привыкла.

– И ты снова не поняла ничего. Я показал тебе, что могу с лёгкостью покалечить тебя…

– Зачем? Зачем ты мне это показываешь? Я даже не спорю, ты сильнее меня. Да и это глупо как-то. Одной левой придушишь. Так зачем ты сейчас мне врёшь? Ты обещал быть честным, сам признайся, что никогда бы не позволил мне упасть. И я слышала тебя. Я с тобой, поэтому заткнись и не порть мне день, – зло говорю, складывая руки на груди.

– Заткнулся, – теперь он улыбается, поднимая ладони вверх, а я фыркаю от смены его настроения.

Наконец-то, нам приносят ужин, и мы, молча, начинаем трапезу. Только сейчас я понимаю насколько была голодна, даже не различая прекрасного вкуса пищи. Не могу смаковать, а только заглатываю, жалея, что так мало.

– Какой у вас аппетит, мисс Пейн. Мне даже страшно, – поддевает меня Ник, а я кривлю рожицу ему, запивая водой съеденное.

– Это вы во всём виноваты, мистер Холд. Хотя думаю, все калории вы из меня вытащите, когда я всё же начну познавать каннибализм, – отвечаю я, а он смеётся, откладывая приборы.

– С удовольствием, – кивает он, когда нам меняют блюдо.

Теперь утолив первую волну голода, я уже неторопливо пробую лобстера со сливочным соусом и отдаюсь полностью гастрономическому оргазму.

– Я наелась, – довольно говорю, откидываясь на спинку кресла.

– Это хорошо, крошка. Очень хорошо, – улыбается он, продолжая неторопливо ужинать.

Я, как заворожённая, смотрю на него. Бывает, что человек делает всё настолько красиво, что сердце щемит от этих движений? Никогда бы не подумала, что меня будет заводить кушающий мужчина. Скорее всего, просто все были не теми самыми.

– Который час? – Зевая, спрашиваю я.

– Половина девятого, – отвечает Ник, бросая взгляд на наручные часы.

– Блять! – Восклицаю я, вспоминая об обстоятельствах этого дня.

– Мишель, – с укором говорит Ник на мои ругательства, обмакивая губы салфеткой. Я подскакиваю на ноги, даже не обращая внимания на тянущую боль в ногах.

– Мне срочно надо домой. Отец сказал быть к семи, а я забыла совсем, – быстро проговариваю я.

– Ох, крошка. Почему же ты мне этого не сказала? – С возмущением спрашивает он, вставая с кресла и хватая меня за руку.

– Забыла, говорю же, – мямлю я, пока мы практически бежим к выходу.

– Никакой ответственности, Мишель. Нельзя так, – отчитывает он меня, когда мы подходим к девушкам, тут же встрепенувшимся.

– Наша одежда. Быстро, – бросает им Ник, и одна из них, подходит к зеркальному гардеробу, которого я не заметила и достаёт вешалки с одеждой.

Ник выхватывает их у неё, помогая мне одеться, и сам набрасывает на себя пальто, бросая вешалки на стойку.

В спешке мы забираемся в машину, и Ник стартует.

– И всё же подумай, чтобы я поговорил с твоим отцом, – произносит он, когда мы выезжаем за пределы вторых ворот.

– Подумала и ответила тебе, – отвечаю я.

– Мишель, чёрт возьми, и я теперь должен волноваться за тебя?! – Повышает он голос, а я улыбаюсь от его слов.

– Не волнуйся, я разберусь. К тому же говорила сегодня с Сарой, и она сказала отцу, что я была у неё. Совру, что занимались и забыли о времени, – спокойно произношу я.

Он только выпускает воздух сквозь стиснутые зубы и сильнее надавливает на газ, несясь по дороге.

Да, мне придётся получить великий нагоняй от отца. Но всё это стоит того. Я ни о чём не жалею и даже не раскаиваюсь. Совершенно нет страха внутри, только одна решимость отстоять своё.

Ник паркуется рядом с домом, и помогает мне выйти.

– Чёрт, моя… то есть твоя сумка осталась в квартире, а там конспекты. Кстати, и телефон, с моими документами, – вспоминаю я о вещах, и Ник закатывает глаза.

– Во сколько пары?

– В десять завтра.

– Майкл привезёт утром к университету, будет ждать при входе в главный корпус. А теперь иди, – он подталкивает меня к дому.

– Спасибо, – киваю я. – За всё спасибо, Ник. Мне всё очень понравилось, надеюсь, это не в последний раз. А особенно утро.

– Уходи, а то я верну тебя в свою крепость и не выпущу, – с улыбкой говорит он.

– Когда-нибудь так и будет, – заверяю я его или же себя и, разворачиваясь, быстрым шагом иду к дому.

Не могу переживать, сохраняя глупую улыбку на губах, пока еду в лифте. Глубоко вздохнув, ощутив всю силу, обретённую благодаря одному садисту, я открываю квартиру. До моего слуха тут же доносится смех, и я снова хочу ударить себя по лбу из-за своей забывчивости. Ллойды.

– Мишель, – Лидия появляется у входа, с немым укором смотря на меня, а я только жму плечами, мол, разве я виновата, что мне с Ником намного лучше, чем дома.

– Все в гостиной, – говорит она, когда я передаю ей пальто.

Я вхожу в комнату, и первым меня видит Марк, сидящий на диване рядом с Амалией. Он складывает руки на груди, пытаясь о чем-то сказать мне взглядом, но не успевает.

– Вот и она, – тянет Тейра, и я хочу показать ей средний палец, потому что раздражает она меня.

– Добрый вечер, прошу прощения, – я киваю гостям, а отец встаёт с кресла, резко меняясь в лице.

– Милая, ты задержалась.

– Мишель, наконец-то!

В один голос говорят мама и Амалия, а я только могу извиняюще улыбнуться.

– Мишель, быстро за мной, – командует отец, и я покорно следую за ним на кухню, где он хватает меня за локоть и разворачивает к себе.

– Почему ты не предупредила, что не будешь ночевать дома? Совсем отбилась от рук. Что ты творишь? Подставляешь меня. Вчера. Сегодня. Сколько времени, Мишель?! Попробуй ещё раз сбросить мой вызов, отключить телефон, и я не знаю, что сделаю. Но придумаю жестокое наказание для тебя. Ты наказана, теперь ты, вообще, отсюда не выйдешь, – зло шипит он.

– Выйду. И я уже взрослая, чтобы самой принимать решения, где мне быть и с кем быть. Хватит. Наказания? Накажи себя в первую очередь, а потом уже тех, кто просто пытается выпутаться из этого всего. Ненавижу эти улыбки, это для тебя, но не для меня, – уверенно отвечаю я, снимая его руку с себя, а папа начинает ещё сильнее закипать.

– Что ты сказала? Да как ты, вообще, смеешь так со мной говорить?! Снова мне разгребать потом твои проблемы! С кем ты была, Мишель?! – Он уже срывается на крик.

– С Сарой, она же сказала тебе, – пожимаю равнодушно плечами.

– Хватит, Мишель, хватит врать, – раздаётся голос от двери, и я оборачиваюсь на него, встречаясь с глазами Марка.

– Что? – Переспрашиваю я, а сердце просыпается, ускоряясь в своём отчаянии.

– Да, думаю, пора закончить эти тайные встречи. Не думаешь? – Продолжает он, медленно подходя к нам, а я сглатываю от страха.

Откуда? Откуда он может знать? Следил за мной?

– Марк, а ну-ка рассказывай. Какие встречи? С кем она проводит время? Ну, держись, Мишель, теперь ты крупно попала, – цедит каждое слово отец, а я опускаю голову, не веря, что этот парень оказался куском говна, как и все.

– С удовольствием, мистер Пейн. Потому что и мне это уже надоело. Ненавижу врать, – ухмыляется Марк.

Ублюдок.

– Дорогая, не обижайся, но я так больше не могу. Дело в том, что Мишель была со мной. Между нами… мы встречаемся, – улыбается парень, а я удивлённо приоткрываю рот, но тут же беру себя в руки и натягиваю улыбку.

– Правда? – Переспрашивает отец.

– Да. Простите, мистер Пейн, мы не хотели, чтобы кто-то знал. Ведь вы и мой отец так жаждали видеть нас вместе, а у нас характеры не из лёгких. Это нас раздражало… сильно раздражает до сих пор, словно мы глупые дети. Но сейчас я не могу слушать, как вы отчитываете Мишель из-за меня. Я попросил её вчера остаться рядом со мной, – продолжает Марк и подходит ко мне, обнимая за талию.

– Понимаю, я тоже был таким. Ну что ж, дети, я очень рад. Надеюсь, у вас всё сложится. Обрадую всех, – довольно произносит отец и оставляет нас одних.

– С ума сошёл? – Шепчу я, поворачиваясь к Марку.

– Молчи, Мишель. Потом поговорим, а сейчас играй роль, – обрывает он мои возмущения и подталкивает к гостиной.

Как только мы входим, тут же слышим восклицающие реплики отцов, смех матерей, и обиженные Амалии.

– Так поэтому ты, Марк, решил снять отдельное жилье? – Спрашивает Адам.

– Да, нам необходимо своё место, – спокойно отвечает Марк.

– Тогда я совершенно не против. Может быть, я лучше куплю вам квартиру, чтобы вы жили вместе? – Предлагает Адам.

– Они же не женаты, – возмущается мама.

– Ой, Сессиль, да брось, сейчас такая молодёжь пошла своенравная, что отрицают узы брака, предпочитая сожительство. И им нужно узнать друг друга в быту, а там и свадьба, – смеётся Кейтлин.

– Что? – Восклицаю я.

– Мы ещё не загадывали так далеко, поэтому не торопите нас. Нам и признание далось очень сложно, – Марк крепче стискивает мою талию, и я поджимаю губу.

Какая на хрен свадьба?! Какое сожительство?!

– Простите нас, мы отойдём. Я так по нему соскучилась, вы ведь понимаете, – говорю, хватая Марка за руку и таща к себе.

Я даже не получаю на это разрешения, потому что слишком зла на такой поворот событий. Я влетаю вместе с парнем в спальню, закрывая дверь, и оборачиваюсь к нему.

– Совсем охренел? – Зло цежу я.

– Это ты идиотка, твой отец бы разорвал тебя, Мишель. Что мне оставалось делать? – Разводит он руками.

– Я бы справилась, – заявляя, складываю руки на груди и воинственно смотрю в карие глаза.

– Ага, я видел. Ещё чуть-чуть и тебя, вообще, в клетку посадили. А так, я помог тебе.

– Смысл? Тебе-то что от этого? – Подозрительно прищуриваюсь я.

– От меня тоже отвалят. Отец задолбал своими нравоучениями, и мне нужно место, где я могу жить один. Я не хочу снимать отели, а эта ситуация выгодна нам обоим.

– Мда, – цокаю я.

– Брось, Мишель. Ты будешь со своим, а я буду развлекаться, как хочу. Только надо будет обговаривать время и место, где мы были. Для правдоподобности, – он так легко говорит об этом, что мне становится уж слишком не по себе от такой удачи. Ведь в жизни не может быть всё настолько просто.

– У меня нет своего. Я была у Сары, а сегодня мы занимались, – лгу я, а он недоверчиво изгибает бровь.

– Мне плевать, с ним или с ней. И вряд ли с ней, я уже понял тебя и твоё отношение к твоей бывшей подруге, – насмешливо говорит он.

– И как долго продержимся?

– Если будем друг друга предупреждать, то нам хватит времени для наших развлечений.

– Ладно. Только без поцелуев и тому подобного. Понял? – Воинственно выставляю палец впереди себя, а Марк закатывает глаза.

– И не собирался. Так всё же решила попробовать попкорн? Какой вкус выбрала? – Интересуется он, а я улыбаюсь его памяти о моём сравнении.

– Да, меняю наполнители в зависимости от ситуации, – отвечаю я, сбрасывая с себя все маски, и меня накрывает от усталости.

– Хорошо, только будь осторожна.

– Как и ты, – киваю я.

– Ну что, пошли развлекать публику, мы сегодня приглашённые звёзды, – он протягивает мне руку, улыбаясь ободряющей улыбкой.

Вкладываю в неё свою и позволяю этой нелепице течь по течению. Возможно, это и правильно, так у меня будут развязаны руки для встреч с Ником. Никаких преград, и я смогу хоть каждый день быть с ним по ночам. От такой перспективы я ещё шире улыбаюсь, когда мы входим обратно в гостиную.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий