Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги 50 и один шаг назад
Сорок пятый шаг

Выхожу из здания, и меня встречает улыбающийся Майкл.

– Доброе утро, мисс Пейн, – кивает мне.

– Доброе. Вы можете отвезти меня домой? – Спрашивая, иду рядом с ним к машине.

– Но мне даны указания…

– Мы уже это обсудили с Ником. Вы оставите меня дома, а там я возьму свою машину, – пожимаю плечами.

– Хорошо, как прикажете, – произносит он и открывает передо мной дверцу.

Забираюсь внутрь, и сейчас мой разум постепенно возвращается, остывая и вспоминая о том, что вчера я сбросила вызов отца, и отключила телефон. И теперь он будет рвать и метать.

Страшно? Ну, немного, да. Но разве не справлюсь? Совру. Хотя, скорее всего, он уже на работе, мама, как обычно, где-нибудь с подругами.

Такие мысли крутятся в моей голове, пока Майкл везёт меня домой. Не желаю возвращаться, жадно хочу поглощать Ника каждую минуту… секунду, чтобы не упустить тот момент, когда придётся уйти первой.

– Ваши вещи, – машина останавливается перед моим домом, и Майкл передаёт мне две сумки.

– Спасибо, – распределяю в руках вещи.

– Может быть, помочь вам?

– Нет, всё хорошо. Пока, – разворачиваюсь и быстрым шагом иду в сторону центрального входа.

Так ничего и не придумала в случае встречи с отцом, да и телефон не включала, а надо бы. Ведь Ник должен мне написать. Ради него… я ловлю себя на мысли, что теперь даже дышу ради него.

Глубоко вздохнув, достаю ключи и пытаюсь тихо щёлкать замком, пока дверь не открывается. Просовываю голову и прислушиваюсь. Тихо. Это хорошо. Уже свободней вхожу домой и только закрываю дверь, как слышу шаги и кривлюсь, ожидая крика отца или же матери.

– Мишель! Где ты была? Твой отец просто с ума сошёл вчера. Они ходили к Ллойдам, – раздаётся обеспокоенный голос Лидии, и я оборачиваюсь.

– Ты меня не видела. Я призрак, меня тут не было и притворись слепой, да ещё и глухой, – приказывая, проношусь мимо остолбеневшей домработницы.

Перепрыгивая через ступеньки, поднимаюсь к себе. Влетев в спальню, бросаю сумки и начинаю второпях собирать конспекты и всё необходимое для учебного дня. Затем подхватываю ключи от машины и документы и уже лечу вниз.

– Не видела, – кричу всё там же стоящей Лидии, захлопывая за собой дверь.

Мне смешно сейчас, позволяю себе расхохотаться в лифте, словно нашкодивший ребёнок. Давно не ощущала этого. Запретное чувство, как и всё, что испытываю сейчас. Так почему нет? Раз уже нарушила все правила свои и родительские, зачем разворачиваться и возвращаться к амебной жизни? Ни за что. У меня есть Ник, если я попрошу, он поможет мне. Ведь вчера предлагал. Да, всё так и есть.

Забираюсь в машину и резко срываюсь с места, ведь уже опаздываю. Да важно ли это? Нет. Ничего не важно, когда сердце поёт и на губах играет глупая улыбка, а мысли возвращаются к одному-единственному мужчине, который ради меня пытается не быть монстром. Бросаю «Ауди» на стоянке и бегу к университету. Пары уже идут, и я тихо пробираюсь в аудиторию, это не остаётся не замеченным ни преподавателем, ни однокурсниками. Опустив голову, бормочу слова извинения и поднимаюсь на две ступеньки, садясь с краю.

Достав тетрадь и телефон, даже не вникаю в бизнес-планирование, а решаюсь включить «BlackBerry».

Папа: «Мишель Пейн, вечером предстоит серьёзный разговор. Только попробуй не появиться к семи часам!»

И вот оно гневное сообщение от отца, на которое цокаю. Переживу.

Следующие от Сары и Ами с вопросами, где я.

Удалить.

И новое.

Мои губы растягиваются в улыбке, и я щёлкаю на абонента.

Ник: «У тебя всё хорошо?»

«Да, сижу на скучнейшей паре», – отвечаю ему.

Мигом приходит конвертик, и готова попрыгать от радости, что всё даже с утра превосходно.

Ник: «Сиди. Знания – это сила»

– Нудный, – шепчу экрану телефона и, откладывая его, поднимаю голову на лектора.

Интересно, а чем Ник занимается в будни? Если он не ходит в офис, то он дома. Он дома. Один дома. Домашний.

Эти слова крутятся, не переставая, в голове, пока я невидящим взглядом смотрю на профессора.

А почему бы не уйти? Сегодня простые лекции, потом скачаю из интернета. А жизнь… моя любовь происходит сейчас, и не хочу терять этих минут.

Да, решаю сбежать из университета и сделать сюрприз. Надеюсь, что всё же приятный, иначе я, мало того, что прогуляю, так ещё и Ник снова разозлится.

Сложно действовать и планировать что-то, когда не знаешь ответной реакции. Ты можешь лишь предположить, но не с Ником. Он странный. Извращено красивый и непредсказуемый. Может кричать, а через несколько минут уже целовать тебя, обнимая своей нежностью.

Мне кажется, что вчерашний день стал для нас поворотным. Его признания. Мои чувства. Правда. Она причиняет одновременно боль и сладость. Боюсь вспоминать его слова, потому что не смогу сдержать потока сочувствия к нему. Хочу поцеловать каждую ранку на его губах, залечить и залатать искалеченную душу и передать ему всю себя.

Говорят, когда ты находишься в эйфории под названием влюблённость, то становишься тенью своего господина. Нет, это совершенно не так. Когда ты любишь, а не влюблена, то будешь продолжать стоять на своих убеждениях, как и раньше. Только вот компромисс найти сложнее в этой ситуации. Но мы ищем его, он и я. Я знаю, что он говорит об ограниченном времени. Но интуиция, или же это просто моя фантазия, нашёптывают мне совершенно другие слова практически схожие с моими внутренними размышлениями.

Признаваться в своих слабостях сложно. Это делает тебя уязвимой, поэтому необходим другой человек, который в случае опасности заслонит собой. Это и есть любовь. Непросто слово, используемое людьми слишком часто. Глубже. Навсегда. Я не верю, что сердце может испытывать такие чувства ещё раз. Нет. Только единожды. А остальное… остальное лишь влюблённость, которая потухнет, оставляя после себя пепел, подхваченный ветром и другим приключением. А человек, которого выбрала судьба для определения любви, станет твоим внутренним якорем и одновременно палачом. Идеалом, с которым будешь сравнивать каждого и довольствоваться малым, потому что он для тебя недосягаем.

Звонок раздаётся над головой, и я вздрагиваю, возвращаясь в аудиторию из собственной лекции. Подхватив сумку, вместе со студентами неторопливо направляюсь к выходу.

– Мишель, – зовёт меня знакомый голос, и я, оборачиваясь, улыбаюсь Амалии.

– Привет, – говорю я, когда девушка подходит ко мне.

– Привет? Ты где была? Не отвечала вчера, – обиженно произносит она.

– Прости, была занята. Очень занята.

– Хм… скажи, ты что, с моим братом была занята? Марк вчера не вернулся домой, как и ты, насколько я поняла из разговора твоего отца, даже не собиралась, а отключила телефон.

– Эм, нет. Я была не с Марком, – смеюсь я.

– Ну ладно. Твои сегодня пригласили нас. Будешь дома? – Спрашивает она.

– Ага, буду получать от папочки нагоняй, – кривлюсь я.

– О, твоя сучка идёт, тогда до встречи, – Амалия чмокает меня в щёку и уходит, проталкиваясь мимо студентов.

– Миша, блять ты с ума сошла? – В коридоре меня за руку хватает Сара, и я, закатываю глаза, поворачиваясь к ней.

– О чём ты? – Спрашиваю я.

– Твой отец вчера орал так, что я думала, мои уши лопнут! Ты могла предупредить меня о том, чтобы прикрыла тебя? Нет, блять, я ни хрена об этом не знала и пришлось сочинять на ходу, что ты дрыхнешь в восемь вечера! – Она срывается на возмущённый крик, а я недовольно цокаю.

– Ага, спасибо, – кивая, огибаю её, чтобы уйти.

– Миша, твою мать! Да что с тобой? Что, вообще, происходит? – Она вновь догоняет меня и хватает за локоть.

– Ничего не происходит, Сара.

– Детка, надеюсь, ты никуда не влипла? – Её взволнованный голос отдаётся забытым чувством в сердце, и я зажмуриваюсь.

– Нет, никуда. Просто была занята, – отвечаю я.

– Будь осторожна, пожалуйста. И…я устала извиняться, но буду делать это постоянно. А твоя Амалия мне не нравится, я была первой, и ты не можешь так просто бросить меня, переключившись на неё, – обвинительно говорит она.

– Слушай, мне сейчас не до твоей ревности к Ами, она клёвая. И… короче, мне надо идти, – сбрасываю её руку с локтя и делаю шаг от неё.

– Но у нас ещё три пары.

– У вас да, а я решила, что сейчас самое время свалить, – не могу сдержать смеха и уже быстрее ухожу от шокированной подруги.

Всё, на сегодня с меня встреч хватит. Я практически добегаю до своей машины и, забираясь внутрь, завожу мотор. Включив радио, я подпеваю песне и стараюсь не думать о плохом исходе моего появления. Поэтому радостно паркуясь возле комплекса, я выскакиваю из машины и прохожу мимо охраны, которая спокойно меня пропустила.

Пароль от лифта, кажется, уже высечен на подкорке моего головного мозга, и я снова нахожусь в этом маленьком пространстве, оглядывая себя в зеркальные двери.

Взбив руками волосы, покусав губы, и пощипав щёки, я довольно киваю себе, и двери открываются.

В квартире тихо. Очень тихо.

А вдруг его нет? Вдруг он уехал и занимается своими делами?

Сейчас я чувствую себя полной идиоткой, снимая пальто и вешая его на руку.

– Мисс Пейн? – Удивлённый голос Лесли раздаётся справа, и я поворачиваюсь к ней.

– Ник дома? – Спрашиваю, и она, кивая, хмурится и протягивает руки, чтобы взять у меня вещи.

– У вас что-то произошло? – Обеспокоенно задаёт она вопрос, и мы двигаемся к гостиной.

– Нет, просто решила вернуться, – пожимаю плечами.

– Господин работает. В эти моменты я не имею права заходить в его спальню, поэтому не смогу доложить о вас, – она искренне улыбается мне.

– Ничего. Я подожду.

Прохожу и сажусь на диван, чувствуя, что тут мне намного комфортнее, чем дома. И он рядом. Да, через стенки, но рядом. Его аромат вокруг меня, и я дома. В нём мой дом.

– Лесли, скажите, а вы видели Ника, когда он проводит сессии? – Неожиданно даже для самой себя спрашиваю я, пока домработница протирает телевизор.

– Простите, мисс Пейн, мне нельзя…

– Знаю, но помогите мне, пожалуйста, я хочу знать, против чего бороться. Не скажу ему, обещаю, – перебиваю её и сажусь ровнее.

На лице женщины пробегают различные мысли, она то открывает рот, то закусывает губу, хмурясь и мотая головой.

– Пожалуйста, – настаиваю мягко я, и она глубоко вздыхает, кивая мне. Она проходит и присаживается рядом, теребя в руках тряпочку.

– Да. Я видела, но я не была с ним. Вы спрашиваете, какой он в момент сессии? Он Господин, Мастер. Он очень опытный и хорошо читает язык тела, в наших глазах видит то, что нам принесёт наслаждение. Он жесток. Не разговаривает с нижними, только указывает жестами. Никто не смеет поднять голову, когда проводится сессия. И это заставляет трепетать и ждать от него действий, которые он непременно сделает. Его описать сложно, потому что это надо видеть. Замирает всё, когда он там. Когда он снимает все переживания с себя, и ты боишься его. Но этот страх так возбуждает, что у тебя отключаются все мысли, только желание получить от его руки наказание. Кровь или же ток, возможно, плеть или бандаж. На его лице не отзывается ни один мускул, просто смотрит за рабыней, получающей оргазм, а потом уходит. Он таинственный и опасный, а это так прекрасно для нас. И я всё отдала, чтобы тоже испытать его удары на себе, но место тут мне ещё дороже.

Сглатываю неприятную ревностную горечь внутри. С какой страстью она говорила, с каким почитанием, что мне стало неприятно. Они ведь видят всё это совершенно иначе, нежели я.

– А где это всё проходит? – Выдавливаю из себя.

– Мне надо идти, Шторма привезут в понедельник и его спальня ещё не готова, – Лесли резко подскакивает с места и быстрым шагом выходит, оставляя меня одну.

Убежала.

Страшно. Страшно оттого, что не знаю, какой образ для Ника реальнее. Садист или же он играет в это? Почему наказывает их и не спит с ними? Отвращение? Но зачем тогда он живёт так?

Ничего не понимаю. Никакой логики. Он говорил, чтобы вымещать злость и это наследственное. Возможно, после сессии и этих всех ухищрений испытывает раскаяние, и воспоминания давят на него? Не знаю, но так хочу узнать. Обещала себе, что больше не спрошу его. Если захочет, то сам всё расскажет.

Встаю и, уже не думая ни о чём, ни о каких предупреждениях иду в сторону спальни. Мне необходимо его увидеть, посмотреть в его глубокие глаза и удостовериться, что та жизнь не его. Она чужая. Она будет забыта.

Тихо распахиваю створки и слышу его голос. Стук сердца убыстряется, когда я прохожу к приоткрытой двери, ведущей в его кабинет.

– Нет, Райли, скажи им, что мы высказали свои условия. Они не хотят, то мы ничем им не поможем. Мы и так снизили ставки до восьмидесяти семи процентов, – резкий голос Ника раздаётся по всему пространству, и я улыбаюсь.

Знаю, что это может быть глупо, но я толкаю дверь и прислоняюсь плечом к косяку, замирая при входе.

Ник сидит в кресле и что-то щёлкает в ноутбуке, тут же записывая. И он в очках. Боже, какой же он красивый. Меня изнутри затапливает любовью, и я тихо насыщаюсь сильнейшими магнитными полями.

Он переводит взгляд на другой монитор, проходя глазами мимо меня, а затем замирает. Его голова медленно возвращается, а рот удивлённо приоткрывается.

– Райли, возьми перерыв на пять минут. Скажи, что для них это необходимая пауза, чтобы дать нам ответ и ни секунды более. Срочно, – говорит он в прозрачный микрофон и нажимает на кнопку блютуза в ухе.

– Мишель? Что ты здесь делаешь? – Шокировано спрашивает он, поднимаясь с кресла.

– Прогуливаю, – улыбаюсь так широко, что, кажется, губы потрескаются.

Но не могу иначе, просто люблю его. Вот такого. Восхищаюсь им.

– Я работаю, – как-то отстраненно говорит он. И вот теперь осознаю, что сделала. Ворвалась в его мир без предупреждения. Без разрешения. Дура.

– Прости, знаю. Лесли сказала, но мне захотелось увидеть тебя. Если можно, то подожду, когда ты окончишь или же могу уехать. Прости, наверное, не следовало… – замолкаю и отвожу от него взгляд.

Глупая. Ты лишняя в его мире, ты мешаешь ему.

– Прости, – шепчу, разворачиваясь, чтобы уйти.

– Крошка, иди сюда, – ласково зовёт он, и я расцветаю. Мне даже кажется, что это можно увидеть невооружённым взглядом.

– Я не хотела мешать. И первый раз вижу тебя в очках. Тебе они очень идут, ты так похож на сексуального преподавателя. Жаль, что в нашем университете таких нет. А вот…

– Мишель, не нервничай. Ничего страшного, подойди, покажу тебе, чем я занимаюсь и как, – перебивает моё бессвязное бормотание.

Он обходит стол и протягивает мне руку, в которую вкладываю свою. Нет, ему безумно идёт эта модная широкая оправа очков, он такой… такой… дыхание перехватывает от мыслей в голове.

Ник возвращается в кресло и тянет меня себе на колени, усаживая так, что я сижу полубоком и могу всё видеть.

На макбуке висит видео, словно на стоп-кадре: длинный стол и стулья, похоже на конференц-зал. И это в четырёх ракурсах. А на аймаке открыты какие-то отчёты, где множество расчётов и цифр, стол просто завален папками и бумагами.

– Итак, это мой обзорный пункт, сейчас у нас проходит встреча с представителями одной компании, которую могу спасти. Переговоры пока в тупике, но я, то есть ты своим появлением, дала им пять минут на раздумья, – говорит Ник.

– Не поняла, – мотаю я головой.

– Райли – глава компании, но он ни черта не смыслит в бизнесе. Он хорош на конференциях или же там, где надо показать товар лицом. Поэтому благодаря наушнику и видео, могу следить за каждым словом и диктую ему, что хочу получить. Любой важный разговор проходит в тех местах, где стоят камеры. Слежу за всем вот таким образом, – поясняет он, а я, моргая, осмысливаю его слова.

– Ничего себе, – шепчу восхищённо. – Здорово.

– Вот сейчас сама увидишь, – он указывает пальцем на экран, где замечаю троих мужчин, появившихся в комнате.

– О, это Райли! – Восклицаю я, от этого тот, кого узнала, вздрагивает и морщится, а Ник смеётся.

– У меня микрофон включён, Мишель. И у него в ухе «таблетка», он прекрасно тебя услышал. Тише, – кладёт руки так, что нахожусь между ними и словно маленькая девочка, начинаю ёрзать и мотать ногами.

Райли на экране поднимает голову к видеокамере и, сдержанно улыбаясь, немного кивает.

– И тебе привет, – понимаю его движение.

– Теперь приступим, – серьёзно произносит Ник. Замолкаю, ведь на моих глазах сейчас будет происходить то, о чём никто и никогда не узнает. Это таинство, в которое он позволил мне шагнуть. И я затаиваю дыхание, слыша, как Райли повторяет слова Ника.

– Спроси их, что они решили и скажи у нас мало времени, если они хотят выплыть из их говна.

Происходят невероятные переговоры, где я только успеваю следить за ходом мыслей Ника, и как он мастерски раскладывает им последствия их отказа. И в итоге он получает своё, как, думаю, и всегда. Вот, куда надо ходить на лекции. Вот, у кого надо учиться, а не просиживать штаны. Реальность намного больше даст познаний, чем нудные и старые данные, которые никому не пригодятся.

– Вот и всё, – Ник выключает видео, открывая окно со скайпом, и я улавливаю его никнейм.

«NHC000»,  – вот так просто.

Надо будет добавить его к себе.

– Я в шоке, Ник. Ты… это просто было потрясно, – восхищённо говорю.

– Спасибо, – улыбается и подносит руку к лицу, чтобы снять очки, но успеваю перехватить её.

– Оставь, мне очень нравится, – прошу я, и он кивает, откидываясь в кресло.

– Я тебе ничего не отдавила? Может быть, встану? Что ещё будет? – Сыплю вопросами, Ник глубоко вздыхает и кладёт руку мне на спину.

– Ничего не отдавила, слегка возбудила. Нет, сиди. Будет Райли, – отвечает он.

– Ну, ты тоже меня возбуждаешь вот такой. Порочный преподаватель, – хихикаю я, а он закатывает глаза.

– Выпороть бы тебя, да вот не за что, – улыбается он.

– Да, я хорошая девочка.

– С этим я бы поспорил, – усмехается он, и одновременно с его словами играет мелодия, знакомая всем, оповещающая звонок на скайпе.

– Прими вызов, пожалуйста, – просит он, и я, кивая, щёлкаю на зелёную кнопку.

Видео тут же включается, где я вижу Райли с широкой улыбкой.

– Неожиданно, Мишель. Привет, – говорит он.

– И снова привет, – отвечаю я.

– Ты почему не на занятиях?

– А она прогуливает, – за меня отвечает Ник, и Райли ближе придвигается к экрану, а затем сжимает губы и, хрюкая, начинает смеяться.

Недоуменно перевожу взгляд на Ника, спокойно ожидающего, когда его друг успокоится. Но смех Райли не прекращается, он уже вытирает глаза.

– Что ты ржёшь? – Не выдерживаю я.

– Ты ещё жива! – Продолжает он хохотать, а я уже хмурюсь.

– Довольно, Райли, – строго произносит Ник, и мужчина глотает смешки.

– Мишель, прости. Ты увидела его в очках, при этом, как я понимаю, присутствовала на заседании, да ещё и прогуливаешь, – объясняет он.

– Ну и что? Очки ему идут, – пожимаю плечами.

– Вот и я об этом.

– Как дела? – Перевожу тему.

– Нормально. Сегодня определённо хороший день. Ты знаешь, что прогуливать нехорошо?

– Иногда полезно, – улыбаюсь я.

– Знаешь, ты права, – неожиданно говорит Ник и выпрямляется.

– Райли, я сегодня тоже прогуливаю. Отмени все совещания, перенеси на завтра и пока, – он так быстро всё произносит и отключает звонок, что я не успеваю даже попрощаться.

– А вот теперь, крошка, вставай. Иначе трахну тебя на столе, – он подталкивает меня, нехотя поднимаюсь.

– Ты серьёзно про прогул? – Спрашиваю я.

– Да. Сейчас переоденусь и поедем… куда-нибудь, – кивает он, выключая компьютеры.

– Правда?

– Мишель, сейчас отлуплю, – бросает на меня косой взгляд, но при этом улыбается.

– А я тебя укушу, – снова начинаю хихикать, как больная влюблённая идиотка, на это он лишь качает головой.

– Укусишь, укусишь, только сначала я всё же тебя трахну.

– Запомню. Можно и на столе, никогда не пробовала, – хлопаю в ладоши, и он смеётся.

– Попробуешь. Со мной. И да, ты ненормальная.

– Как и ты.

– Тогда пошли, – хватает меня за руку и тащит из кабинета.

– Иди в гостиную и одевайся, я быстро, – бросает он, оставляя меня стоять и переваривать этот неожиданный виток судьбы.

Ник скрывается за дверью в ванной, и я поднимаю голову к потолку.

– Спасибо, – шепчу, резко поверив в судьбу и всевышнего. – Помоги мне ещё немного, пожалуйста. Не забирай его у меня, дай сил, чтобы жить в этом мире. В новой реальности, которую создам я для нас. Не оставляй меня.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий