Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Глава 1

Я скомкала очередной лист бумаги и раздраженно швырнула его через плечо. В этот раз через левое. Бумажная гора за спиной росла с ужасающей скоростью, горшки с цветами подпрыгивали, деревья за окном нервничали, а Сана хихикала.

– Лекса, перестань, – не выдержала сестренка. – Это десятое за последний час.

Я возмущенно уставилась на нее и припечатала:

– Потребуется – будет и двадцатое! Я должна написать его, и точка!

Сана неопределенно повела плечом:

– Как будто в этом есть какой-то смысл… Мало тебе ответов на твои послания?

– Ты в меня совсем не веришь! – нахмурилась я. – А я все равно добьюсь своего, вот увидишь!

Сестра благоразумно промолчала, наблюдая, как ветки бьются в стекло, а корни опутывают подоконник. Визжала Алексана только первые пару раз, а теперь уже привыкла, не реагирует. Почти.

Я вперила в нее недовольный взгляд:

– Знаю, о чем ты думаешь! Нет, в этот раз все будет идеально, и я получу то, что хочу!

Сана улыбнулась:

– Очередное проявление чувства юмора от твоего мужа?

– Не называй его так! – вскинулась я.

– Но…

– Я сказала – не называй!

Он не муж, он Змей! Во всех смыслах этого слова! Изворотливый, противный и мерзкий! Ненавижу!

Все началось с того, как на следующее утро после поимки оборотня я побежала в Храм. В Академии остаться не получилось, пришлось отправиться вместе с отцом и сестрой в снятый в столице дом. Прошение о разводе писала весь остаток ночи, а утром, невыспавшаяся, зато с чувством выполненного долга, уже стояла на пороге Храма.

Мне показалось, что Главный Жрец не удивился. Но ехидно заметил, что он не состоит на службе у младшего принца и уж тем более не заменяет собой магическую почту, чтобы отправлять мое прошение мужу – для расторжения брака требуется согласие обоих супругов.

Конечно, я это знала, но так надеялась, что либо для принцев другая процедура, либо Змей уже свое прошение оставил. Что ж, нет так нет, значит, просто не успел. И я, не мудрствуя лукаво, отправила бумагу прямо во дворец и принялась ждать.

Ответа все не было, зато через день мне пришло вежливое, но весьма убедительное приглашение посетить Гильдию для слушания по делу лорда Ферта и леди Эммы. Отказываться я не собиралась и скрепя сердце отправилась в ненавистное заведение вместе с отцом и Алексаной. Отец, к слову, уже несколько дней пребывал в таком шоке, что даже пить перестал. Брак дочери с одним из принцев никак не укладывался у него в голове, правда, он иногда говорил, что это закономерно, ведь я такая красавица. На мое желание развестись барон Милн реагировал шипением, но не более. Я проявила твердость и сразу дала понять: мой дражайший родитель теперь ни на что не имеет права, и распоряжаюсь собственной жизнью отныне я сама. Что удивительно, про выкуп отец даже не заговаривал.

Гильдия меня не впечатлила: высокое, в пять этажей, невзрачное здание из серого камня, разве что на каждом из штырей ограды притулилось по магическому светильнику. Интересно, для чего, чтобы видеть ее издалека? А вот звонок меня заинтересовал – и в самом деле громкий и противный. Надо же, как Змей любит мой голос…

Слушание состоялось в огромном круглом помещении с темными стенами и окнами, занавешенными плотными портьерами. В самом центре стояли друг напротив друга два больших стола в форме подковы. Как объяснил провожавший нас маг – с одной стороны располагалось обвинение и потерпевшие, с другой – обвиняемые, обычно под контролем боевых магов. Я с уверенностью прошла вперед и уселась за столом для преступников, а на вздох отца и слабые возражения мага не обратила никакого внимания.

Буквально через несколько минут зал заполнился, правда, возникла небольшая давка на входе – каждый, увидев мой выбор стороны процесса, посчитал своим долгом споткнуться. Где-то на пятом несчастном я уже ухмылялась в открытую, отец сжимал кулаки, а Сана вздрагивала. Хотя, возможно, я и не права – не исключено, что вошедшие просто никогда не видели двух одинаковых наян.

Слушание оказалось довольно скучным: ничего нового я не узнала, разве что имена адепток, у которых бывший ректор Академии отобрал почти всю магию. Одна из них присутствовала – пугливая худенькая барышня, с трудом подбиравшая слова. Так и не закончив третий курс, она покинула Тарринскую Академию и вышла замуж. По-видимому, ей было неприятно отвечать на вопросы, и я мысленно пожалела бедняжку. Но в основном звучали отвлеченные и пафосные фразы об оборотне и его сообщнице, которые покусились не только на магическую силу адептов, но, самое ужасное, на жизнь и здоровье принцев. К слову, их высочества на слушании тоже присутствовали: Мартин выглядел отстраненным и смотрел задумчиво, а Даррен меня просто игнорировал. Мазнул пару раз взглядом – и только. Отлично! Ну и ладно, обойдусь! Гад, упырь и предатель!

Мне задали один-единственный вопрос: зачем я призвала магию земли, чтобы помочь уйти преступнице? Причем задали его настолько извиняющимся тоном, что я даже засомневалась, а ждут ли они моего ответа? Не так давно на досуге бегло проштудировала нужные книги из библиотеки графа Оттена – меня не имели права допрашивать, и я могла не отвечать. Но произнесла твердо и с достоинством:

– Я не знаю, что удивляет уважаемую Гильдию и всех присутствующих, но хотелось бы напомнить, что леди Эмма в последний момент пыталась остановить лорда Ферта, несмотря на свое отношение к нему. Мы получили несколько минут, которые спасли нам жизнь. Повторюсь, она моя родная бабушка, и я не могла позволить боевым магам убить ее. Сила земли у меня неконтролируемая, как она проявилась – понятия не имею. Но не жалею, уверяю вас, я и сейчас поступила бы точно так же. Если вам этого не понять, то примите мои соболезнования.

Ответом мне была полная тишина. Все представители «обвинения» застыли: похоже, явно не рассчитывали на столь воинственный ответ. Неужели ждали моего раскаяния? Зря. Правда, в этот момент в душе, где-то ну очень глубоко, шевельнулась благодарность Змею – если бы не титул, меня тут же скрутили бы, впрочем, еще из логова оборотня сразу бы в тюрьму отправили. Но при виде хмурого и очень недовольного мужа, на чьих скулах играли желваки, благодарность поблекла, а затем и вовсе испарилась.

Поджав губы, я нетерпеливо спросила:

– Надеюсь, это все и я могу идти?

– Конечно, ваше высочество. – Один из магов, сидевших за столом напротив и исполнявших роль следователей, подскочил и поклонился мне. – Благодарю, что уделили нам время.

Я на мгновение встретилась взглядом с мужем, но определить выражение его глаз не смогла. Однако вряд ли в них отразилось понимание.

Отец хотел было возразить, но всего лишь схватил за руку Сану, и она не рискнула последовать за мной. Это было и к лучшему: желание побыть одной просто зашкаливало.

Из Гильдии я вылетела на большой скорости – меня уже начинало трясти, и я боялась, что сейчас отовсюду корни полезут. Хотя это вряд ли – все-таки здание Гильдии настолько пропитано магией, что моя наверняка всего лишь песчинка в море. Однако рисковать не хотелось. Встреченные на пути маги испуганно расступались, и я беспрепятственно покинула негостеприимное здание. И чего все рвутся сюда работать? Я вот совсем не хочу.

Забравшись в карету, которая доставила нас в Гильдию, я попросила отвезти меня на окраину столицы. Если кучер и удивился, то даже взглядом этого не показал. Со мной вообще никто не спорил, любое желание выполнялось, все выказывали преувеличенное почтение, аж противно. А что изменилось-то? Да ничего, кроме приставки к моему имени «ваше высочество». Но никакого счастья от того, что я теперь принадлежу к королевской семье, у меня не было. И я твердо решила избавиться от ненавистного титула и не менее ненавистного мужа. Вот же Змей…

Карета остановилась у самой кромки леса. Я поблагодарила кучера и отправила его обратно в Гильдию, чтобы он забрал отца и сестру, когда они освободятся. Кучер обеспокоенно спросил, уверена ли я, что хочу остаться здесь одна. Кивнула: чего мне бояться? Я же к другу приехала.

Ящер вслед за мной покинул Академию и переместился поближе к столице. Правда, иногда летал к друзьям, чтобы узнать новости. Магическая почта с Академией не работала – теперь все было не так, как раньше…

– Берт! – крикнула по привычке громко, и машущий крыльями ящер тут же опустился на дорогу. Мы с другом пока не рисковали встречаться в доме Оттена, несмотря на браслет, – мне хотелось дождаться слушания в Гильдии. Ну что ж, дождалась…

– Лекса. – Берт по привычке ткнулся мордой в плечо. – Как все прошло?

Что я могла ответить? Вкратце пересказала, что было на слушании, и Берт внимательно посмотрел на меня своими огромными желтыми глазами.

– Не собираешься с ним мириться?

Я замотала головой:

– Нет. И он не собирается, судя по всему. Не спрашивай меня о нем больше.

– Хорошо, как скажешь. Полетаем?

Я улыбнулась и полезла на спину друга. Как всегда, душевное равновесие мне восстанавливал ящер.

Правда, новостей из Академии на этот раз не было: Берт не видел ни Сильвию, ни Джордана, которые, как ни странно, не появлялись в своих комнатах. Интересно, где же пропадают мои друзья?

В столицу вернулась поздно вечером – как могла, оттягивала неприятный разговор с отцом. Пусть он больше не имел на меня никакого влияния, но то, что при нашей встрече будет скандал, я ощущала даже кожей. И в который раз убедилась, что дара предсказания лишена напрочь.

Представшая передо мной картина поразила до глубины души. Из снятого Оттеном особняка выносили объемные узлы с вещами и укладывали их в две кареты, ожидавшие у ограды. Символ Гильдии на дверцах заставил мои брови поползти вверх. Не поняла… Моих родных арестовывают?! Но с какой стати?! И почему с вещами?

С языка едва не слетело множество вопросов, даже ладони зачесались. В случае чего я была готова призвать магию, не привыкать. И будь что будет, но родных в обиду я не дам! Но, слава богине, я увидела отца, руководившего резво снующими вокруг слугами. Он выглядел таким довольным, что мысль о пленении я тут же отбросила.

На меня обрушился шквал новостей, безусловно, очень приятных для отца и не слишком радостных для меня. О, его высочество принц Даррен оказался щедрым зятем! Барону Милну подарили дом в столице и дали положенный выкуп за наяну. Как я поняла по мечтательному взгляду родителя – более чем приличный. Второй дом предоставили в мое полное распоряжение, но самое удивительное – отец получил титул герцога. Я хлопала ресницами и не могла поверить – зачем?! А потом сопоставила, и до меня дошло… Ну что же, Змей, отличная попытка обойти закон! Теперь список потенциальных будущих жен расширяется, подходящих девушек статусом ниже дочери барона все-таки немного, а вот ниже дочери герцога – предостаточно. Жениться не хочу, мне это не нужно, ага, как же! Аппетит приходит во время еды!

Мы поселились в новом доме герцога Милна – шикарном трехэтажном особняке недалеко от дворца, со штатом прислуги и полным обеспечением из королевской казны. Отец был счастлив, а я негодовала. В доме, подаренном мне лично, я ни разу не была и не собиралась его посещать, и с удвоенным рвением принялась добиваться развода. К слову, на следующий день мне, наконец-то, пришел ответ на мое прошение. Когда увидела написанное рукой Змея слово «Согласен», разум воскликнул: «Наконец-то!», сердце облилось кровью, а ноги сами понесли в Храм, даже не стала ждать, когда мне карету запрягут. Кучер что-то кричал вдогонку, но я не слышала. Еще четверть часа, и стану полностью свободной!

Влетела по ступеням в Храм и едва не забарабанила по каменной двери. Служитель даже вопросов задавать не стал, сразу проводил меня к Главному Жрецу. Тот забрал мое прошение за подписью принца и не смог сдержать усмешки:

– Ну что же, ваше высочество, предъявляйте.

– Что? – не поняла я.

– Не что, а кого. Наследника.

– Какого еще наследника?!

Не сдержавшись, Главный Жрец рассмеялся и вернул мне бумагу. Под словом «Согласен» была приписка мелкими буквами: «Только после рождения наследника». Я заскрежетала зубами – он что, издевается?!

– Думаю, вы с этим как-нибудь сами разберетесь. – Главный Жрец забрал у меня бумагу и со смехом добавил: – Оставлю себе на память.

Домой я вернулась в состоянии сильнейшего раздражения. Обойдешься, ваше высочество, без наследника, по крайней мере, от меня! Да он специально это сделал, знал, что… точно знал!

Следующее прошение я написала за несколько минут и приложила небольшую записку для Змея в виде лаконичного «Не дождешься!». Ответ получила буквально на следующий день, и под прошением было всего одно слово «Согласен» и подпись принца. Я даже на свет бумагу рассмотрела, но ничего больше не увидела и радостно поскакала в Храм. Главный Жрец начал смеяться, едва взял прошение в руки. Я недоумевала, что на этот раз, а он, вытирая слезы, заметил:

– Никак не могу удовлетворить вашу просьбу, леди Алексия. Потому что понятия не имею, кто такой Змей и почему вы хотите расторгнуть с ним брак.

Что?! Невежливо вырвала бумагу из его рук и едва не застонала. Вместо имени принца я действительно написала «Змей». Вот что значит эмоции!

– Ваше высочество, успокойтесь, – заявил Главный Жрец, хотя, судя по прорывавшимся у него смешкам, это требовалось в первую очередь ему. – Придите в себя, спокойно напишите, вдруг у вас даже получится.

Я подозрительно уставилась на него:

– Почему мне кажется, что вы уже знаете ответ?

– Вам правильно кажется, – улыбнулся Светлейший, – но любой из нас способен изменить свою судьбу. Все в ваших руках.

Я была уверена: он сказал это в качестве успокоения и чтобы в очередной раз повеселиться. Но я все равно добьюсь своего!

Вот я и добивалась, сидя в своей гостиной за столом и уничтожая бумагу. Никак не могла взять себя в руки, ошибалась, переписывала, снова ошибалась… Но меня было не остановить!

– Лекса, ну перестань, – просительно сказала Сана. – В этом нет никакого смысла. Он не подпишет.

– Да с чего ты это взяла?! Отец титул герцога получил не просто так!

Сана неопределенно пожала плечами:

– Ты же не думаешь, что он вот так сразу решит жениться на ком-то другом?

– Нет, конечно, – прошипела я, – но задел на будущее он себе уже подготовил! А тут и повод есть – иметь в женах дочь герцога все-таки престижнее.

Сестренка нахмурилась:

– Ты правда думаешь, что для него это важно?

Я запнулась. Важно – не важно, но других причин в упор не вижу.

Мы услышали внизу звон колокольчика, сообщающего об очередных посетителях: отец со своей неуемной энергией решил перестроить левое крыло в доме, и нужные работники приходили по несколько раз на дню.

– Лекса, вам просто надо успокоиться и хотя бы поговорить. И даже место для этого есть – папа с утра сказал, что получил приглашение на бал. Зовут нас всех. Отец просил меня передать, по-моему, он уже боится к тебе подходить.

– И это правильно, – кивнула я, – потому что ни на какой бал я не поеду!

– Лекса…

– Сана, хватит! Я не хочу больше ничего слышать ни о своем титуле, ни о неожиданном муже! И видеть никого не хочу!

– А нас?

На пороге появилась Сильвия, а за ее спиной маячил Джордан. Я вскочила со стула и с радостным криком бросилась навстречу подруге. С памятной ночи в логове оборотня нам так и не удалось поговорить. Джордану тоже досталась своя порция объятий, и когда все успокоились и расселись по диванам и креслам, я спросила:

– Что вы делаете в столице? Разве у вас сегодня нет занятий?

Сильвия вздохнула:

– Есть, но нас в срочном порядке вызывали в Гильдию.

– Зачем? – удивилась я. – Вы же не участвовали в том, что происходило в логове, а свидетелей и среди боевых магов предостаточно.

– Мы давали Вечную клятву, – ответил за невесту Джордан.

Я недоуменно посмотрела на него:

– Что?

Подруга снова вздохнула и принялась рассказывать, а я дивилась тому, насколько сильно Даррен не хочет огласки. В том, что произошло с друзьями, была и моя вина – ведь я призналась ему, кто знает о его расе. Сильвия поведала, что утром в Академии появились представители Гильдии и забрали их, тайно, через портал для преподавателей, и вместе с ними – профессоров Теллера и Адмира. Всех, кто знал, что с начала семестра под личиной Эриана Олберта скрывался принц Даррен. Впрочем, только они и знали, что Алексана Рэйн – это Алексия Милн, поэтому с них заодно взяли клятву о неразглашении и этого обстоятельства. Я задумалась.

– Так они охватили не всех, – заметила я. – Берт остался.

Неожиданно мы услышали хлопанье крыльев, и ящер приземлился на подоконник. Правда, окно в моей гостиной не было таким широким, как в Академии, и Берт недовольно заворчал.

– С меня тоже взяли, – заявил он. – Только что оттуда. Познакомился с Главой Департамента контроля над магическими существами, он как-то нервно на меня поглядывал, думаю, Лекса, в прошлый раз твой… в общем, младший принц его сильно напугал.

– И с меня, и с отца, – вдруг призналась Алексана.

Я с удивлением воззрилась на сестру.

– Когда?!

– Сразу после слушания в Гильдии. Я пыталась тебе рассказать, но ты не хотела ничего знать о том, что произошло после твоего ухода.

Да, признаю, погорячилась. Но Сана начала с того, что «твой муж погрустнел, когда ты скрылась за дверью», и я решила, что субъективное мнение сестры о том, как выглядел Змей, меня не интересует. Ничего себе… но ведь это замечательно!

Я воодушевилась.

– То есть никто не знает, что адептка Рэйн – новая принцесса Таррина?

– Никто, – отозвался Джордан, – а те, кто знают, поклялись молчать.

– Очень хорошо! – Я радостно потирала руки. – Возвращаюсь обратно в Академию!

Друзья и сестра вытаращились на меня.

– Лекса, – осторожно сказала Сана, – ты уверена?

– А что мне здесь делать? Жизнь принцессы меня не интересует, мужа как такового нет, развода он не дает, – я оглянулась на кучку скомканной бумаги, – и, судя по словам Главного Жреца, писать принцу бесполезно. Что ж, как сказал Светлейший, я могу изменить свою судьбу, поэтому вернусь в Академию. Буду действовать оттуда и, может, там научусь, наконец-то, контролировать свою магию. Запишусь на медитации к Теллеру и на занятия к Адмиру. Надеюсь, они не откажут принцессе? – лукаво улыбнулась я.

Сильвия покачала головой:

– Лекса, с этим могут быть определенные сложности…

– Какие же? – удивилась я.

Неожиданно в дверь постучали, и на пороге мы увидели служанку с конвертом. На нем стояло имя Алексаны, а отправителем была наша Академия. Сестренка подскочила ко мне, видимо, почувствовав, что письмо касается ее, значит, дар прорицания только прогрессирует. Отлично! Я разорвала конверт, достала сложенный лист бумаги и вслух прочитала следующее: «Уважаемая леди Алексана Милн. Мы вынуждены отказать вам в поступлении в Академию магических секретов, на данный момент это невозможно. С наилучшими пожеланиями, Ванесса Тинар, секретарь лорда Итона, ректора Академии магических секретов».

Я не могла поверить своим глазам!

– Что еще за лорд Итон?!

– Я пыталась тебе сказать, – ответила Сильвия. – Позавчера из Гильдии прислали нового ректора. Он собрал всех адептов в Главном зале, и мы выслушали о себе такое… Бездарности – это самый ласковый эпитет, которым он нас одарил. Пообещал увеличение нагрузки и заявил, что деяния лорда Ферта не станут поблажкой, он сделает из нас настоящих магов. А те, кто не справится, вылетят из Академии, и быстро. Нас ждут внеочередные экзамены и прочие испытания. Я теперь сама не знаю, как там учиться.

– Увы, – вторил ей Джордан, – я поговорил с дедом, он тоже обеспокоен. С лордом Итоном он знаком, хотя и шапочно, поверь, по сравнению с ним профессор Локфест – милое и очаровательное создание. К слову, леди Стерву оставили в Академии, но ходят слухи, что если не справится, а ее ученики не покажут результатов по предмету, – отзовут. Гильдия решилась взяться за адептов и Академию всерьез, такое ощущение, что это мы виноваты в том, что творил Ферт. Хотя мы, по сути, как раз жертвы. Не понимаю Гильдию, если честно. Академию ждут большие перемены, Лекса, не знаю, хороша ли твоя идея вернуться…

– А еще профессоров и деканов начали трясти, – продолжила Сильвия. – Они ходят нервные и злые, Гильдия всех и каждого подозревает в помощи лорду Ферту. Адмиру достается больше остальных – он все-таки его другом был. Также декан артефактников попал под подозрение – говорят, снабжал чем-то бывшего ректора. Профессора Бруни пока не трогают, но, думаю, репрессии коснутся всех.

Я сжала кулаки, и цветочные горшки снова подпрыгнули.

– Что за напасть!

– Гильдия чудит, – вздохнул Джордан. – Конечно, мы надеемся, что все будет хорошо, но сама понимаешь…

Я кивнула. Ситуация вырисовывалась нерадостная, но когда меня это останавливало?

– А что с Фертом? – вдруг спросила Сильвия. – Мы ведь ничего о нем не знаем…

Я нахмурилась:

– Пока жив, его тщательно охраняют, а целители как-то поддерживают. Ждет окончания процесса и приговора.

– А леди… – начал было Джордан, но прикусил язык. Зря, я прекрасно поняла, о чем он. Вернее, о ком.

– Нет, о ней ни слуху ни духу.

Это была правда, про Эмму с той памятной ночи я ничего не слышала. Конечно, надеялась, что бабуля даст о себе знать, но понимала, что сейчас это слишком опасно.

– То есть ты все-таки собираешься вернуться? – спросила подруга. – А как же Змей?

Я снова сжала кулаки, горшки зашевелились, а ветки деревьев легли на спину Берту, который вздрогнул и едва не ввалился в комнату.

– Лекса! – возмущенно зашипел он.

– Прости. – Подбежала к другу и виновато обняла его за шею. – Сейчас они вернутся на место.

И правда, я взяла себя в руки, и ветки отступили, а цветочные горшки успокоились. События в логове совсем выбили меня из колеи, давно пора научиться владеть собственной магией. Ну и как мне в этом случае отказаться от учебы в Академии?

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий