Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Анна Австрийская, или Три мушкетера королевы
XII. НАРЦИСС

Три мушкетера королевы знали, что Нарцисс, прежде чем поступить на военную службу, путешествовал по Франции, отыскивая укротителя зверей, который мог сказать ему, где и кто его мать.

Нарцисс рассказал им о своем первом путешествии в Бове, и после его откровенного рассказа мушкетеры больше не могли сердиться на него за то, что он ушел потихоньку от них.

Они, напротив, позволили ему через некоторое время еще пойти по найденным следам, так как видели, что найти мать — было единственной целью мальчика, от которой зависело счастье его последующей жизни.

Если они и сомневались в успехе, то все-таки видели в этом путешествии чисто образовательную пользу для Нарцисса в будущем: обойдя таким образом Францию, он будет хорошо знать ее, а это представлялось как большое преимущество для будущего мушкетера.

Нарцисс нежно простился с ними. Они снабдили его некоторыми необходимыми средствами для путешествия.

Нарцисс сказал им, что не вернется до тех пор, пока не отыщет укротителя зверей. Мушкетеры были очень удивлены тому, что мальчик до сих пор не возвращался.

Последнее известие о нем было в уединенном Пиньерольском замке, где они напали на его след. Но куда он пошел оттуда, оставалось неизвестным. Это был, впрочем, сильный, смелый юноша, за которого не приходилось бояться.

Таким образом, после Пиньероля мушкетеры не получали о нем никаких известий. Но тем не менее, он не выходил у них из головы, так как они принимали в его судьбе самое искреннее участие.

Из Пиньероля Нарцисс пошел на юг и побывал в Монполье, Нарбонне, Перпиньяне, везде расспрашивая об укротителе зверей, но нигде не находил его следов.

Можно только поразиться настойчивости юноши, когда мы скажем; что он все время шел пешком, но именно поэтому никто не удивится, что он так долго не возвращался и не давал о себе никаких известий.

Нарцисс дошел до испанской границы и собирался справиться в пограничных городах, не приезжал ли сюда когда-нибудь раньше или недавно укротитель зверей с медведем, львом и маленькой исландской лошадкой.

Нарцисс искал свою мать. Тяжелым делом занялся он. О матери он узнал только то, что она была нищей.

Для сыновнего сердца было все равно, кто она — принцесса или нищая — она была его матерью! Он хотел увидеть ее, узнать, как ее зовут, кто его отец, примет ли она его после многих лет разлуки с распростертыми объятиями! Он хотел во что бы то ни стало найти свою мать, избавить ее от бедственного положения, взять с собой в Париж, заботиться о ней всю жизнь.

Эти мысли постоянно придавали ему новые силы и бодрость духа, что очень радовало его. Он молился, чтобы Бог исполнил самое задушевное его желание, и не боялся никаких трудностей и препятствий на своем пути.

Все остальные планы и желания отодвинулись на второе место. Какая это будет для него победа, когда он, наконец, отыщет мать, избавит ее от нужды и горя! И мог ли он оставаться спокойным, не зная, где и кто его мать, в страданиях давшая ему жизнь и потерявшая его?

Как-то, в одном городе, он узнал от сторожа у заставы, что в городе был какой-то укротитель зверей, а потом уехал в Испанию.

Нарцисс напал, наконец, на первый след, но не знал все-таки, тот ли это был укротитель, которого он искал. Получив эти сведения, Нарцисс поспешил уехать дальше и, спустя некоторое время, прибыл в По, где и разговорился с одним матросом в гостинице города Байонны.

— Я приехал сюда к родным, — сказал матрос, — вчера только из Байонны. Там действительно какой-то укротитель показывает разные штуки со зверями. На его представлении бывает много народу.

— Вы тоже ходили смотреть?

— Еще бы! Очень интересно посмотреть, как он играет со своими зверями, они у него хорошо выдрессированы.

— А какие у него звери?

— Чудесный лев. К нему в клетку укротитель не смеет входить. Как он зарычит, так все стены дрожат. У него еще есть старый медведь, смирный, как собака. С ним укротитель выделывает разные штуки. Есть волк, рысь из Африки. Укротитель, кажется, побаивается ее.

Нарцисс внимательно вслушивался.

Это, должно быть, тот самый укротитель, которого я ищу! — сказал он.

— Его зовут Джеймс Каттэрет. А вам что до него?

— Он может сказать мне, кто мои отец и мать. Скажите, пожалуйста, вы не видали у него маленькой лошадки?

— Исландской… Как же… да! — ответил матрос. — Это дрессированная лошадка и такие удивительные штуки выделывает, каких я в жизни своей не видывал.

— Ну, это он! — воскликнул Нарцисс, — так я сейчас иду в Байонну, чтобы застать его там. Очень вам благодарен за известие!

Нарцисс расплатился и ушел.

Он шел всю ночь, не останавливаясь, чтобы поскорее добраться до далекого приморского города. На другой день он был вынужден, наконец, отдохнуть в местечке Советер, чтобы затем бодро идти дальше, на встречу с укротителем.

Наконец-то он отыскал укротителя зверей. Мысль о том, что он скоро узнает о своей матери, придавала ему силы.

Дойдя до Байонны, Нарцисс уже еле держался на ногах от усталости. Но несмотря на это, он не хотел делать передышку, не расспросив сначала об укротителе. Таким образом, он уже успел узнать, что Джеймс Каттэрет был здесь всего несколько дней назад и уже уехал.

Юноша никак не ожидал этого. Достижение его цели снова отодвигалось на неопределенное время.

Забыв об усталости, он, прежде всего, постарался разузнать, куда отправился укротитель.

После долгих поисков и расспросов он, наконец, узнал, что укротитель переехал испанскую границу и отправился в город Сан-Себастьян. Туда от Байонны было два дня пути.

Нарцисс надеялся, что там он непременно найдет его. Но он так утомился за время своих странствий, а усталость буквально валила его с ног, что он вынужден был все же переночевать в Байонне и отправился дальше только на другое утро.

Накануне он слышал разговоры о том, что между Испанией и Францией ведутся переговоры, так как еще не заключен мирный договор. Но Нарцисс, не предполагая и не понимая последствий такого положения дел, не придавал этим толкам никакого значения.

Утром он вышел из Байонны. Чтобы не уклоняться от кратчайшей дороги на Сан-Себастьян, он все время держался морского берега, на котором находились оба города — французский и испанский.

С огромным упорством, ничего не подозревая, шел он, не останавливаясь, до позднего вечера. Не встретив по дороге никаких селений, Нарцисс решил не останавливаться и идти до самой ночи.

Сам того не подозревая, он перешел испанскую границу и оказался в другом государстве.

Местность была гористая. Ему приходилось карабкаться по крутым склонам гор, по отвесным скалам, выступавшим прямо в море.

Сосны и папоротник, покрывавшие их, сильно затрудняли ему путь. Наконец он выбрался на прямую дорогу, пробитую в горах, и пошел по ней, так как другой не было, хотя и не знал, куда она приведет его. По обе ее стороны росли огромные деревья. Местами, между ними, к самой дороге выдвигались скалы.

Мрачно, хмуро глядела ночь, но Нарцисс не чувствовал никакого страха. Во время путешествия он ни разу не встретился с разбойниками, бродягами. Он быстро шел, напевая песни.

Вдруг Нарцисс услышал стук лошадиных копыт, повернулся и увидел скакавших к нему всадников, которые что-то ему кричали на непонятном языке. Через минуту они окружили его.

Всадников было человек восемь. Один из них прицелился в Нарцисса из мушкета и опять крикнул что-то на непонятном языке.

Нарцисс догадался, что это пограничная стража, и знаками пытался объяснить им, что он простой путешественник, не имеющий при себе ничего запрещенного.

Солдаты, по-видимому, не понимали его. Начальник их кричал что-то о французах, остальные тоже кричали, перебивая друг друга. Кончилось тем, что Нарцисса привязали к лошади начальника и таким образом заставили бежать за собой.

Напрасно старался он просьбами и знаками растолковать им, что он не шпион и не бродяга… Солдаты ничего не хотели слушать и тащили его за собой.

Нарциссу пришлось бежать следом за лошадью, и тут он почувствовал, как сильно устал.

Куда его ведут испанцы, что хотят с ним сделать?

В первую минуту он очень испугался, но потом стал говорить себе, что опасности для него никакой не может быть, так как он перешел границу без всякого дурного намерения, его, разумеется, допросят и отпустят.

Только под утро показалось селение. Путники подъезжали к пограничной деревне.

Всадники переговорили между собой, рассуждая, по-видимому, о том, что им делать со своим пленником. Доехав до деревни, начальник караула сказал что-то остальным и указал на довольно неприглядную хижину, стоявшую поодаль от других.

Нарцисс понял, что он в плену.

Он испугался и еще раз попробовал объясниться, но все было напрасно. Солдаты тащили его к хижине.

Начальник караула отворил дверь своим ключом. Нарцисса втолкнули в полутемную комнату, заперли, а одного из солдат поставили у дверей стеречь этого подозрительного нарушителя границы.

Только здесь, очутившись в грязной, гадкой каморке, Нарцисс понял всю опасность своего положения.

Отчаяние овладело им. Неожиданно рушились его планы. Тут только он вспомнил разговоры в Байонне, на которые тогда не обращал внимания. Это были разговоры о том, что Франция далеко не в дружественных отношениях с Испанией.

Что же его ждет?

Стало светать. В отверстие, проделанное в стене, ворвался дневной свет. Нарцисс мог рассмотреть свою тюрьму. Он был один. Груда полусгнившей соломы показывала, что тут часто томились заключенные. Единственную мебель составлял стол, привинченный к стене, и табурет. Пол был глиняный, сырой. Узенькая дверь была очень крепка, замок надежен, а с улицы, кроме того, ее охранял солдат, который мог видеть хижину со всех сторон.

Час проходил за часом. Нарцисс не мог дольше бороться с усталостью, лег и крепко заснул.

Его разбудили сильные толчки. Он открыл глаза и с удивлением оглянулся вокруг. Перед ним стояли два солдата, знаками показывавшие ему, чтобы он следовал за ними.

Нарцисс вскочил в надежде, что наступила пора его освобождения, но он ошибся. Солдаты взяли его и повели к стоявшему неподалеку большому зданию, где жил их офицер.

Пленника привели к нему на допрос.

Офицер сидел на диване в довольно комфортабельно убранной комнате, прихлебывая какое-то вкусное питье и поглаживая красивые усы.

Он молча окинул взглядом пленника. За столом возле него сидел начальник караула и держал перо наготове.

Введя Нарцисса в комнату, солдаты развязали его, а сами ушли. Испанский офицер перекинулся несколькими словами с начальником караула. Нарцисс не понял их.

— Как вас зовут? — обратился он к нему по-французски.

— Нарцисс, сударь.

— Это ваше имя, а фамилия?

— У меня ее нет.

Офицер обратился к секретарю и скороговоркой продиктовал ему несколько слов.

— Откуда вы идете? — продолжал свой допрос офицер.

— Из Байонны.

— Куда?

— В Сан-Себастьян.

— Разве вы не знаете, что нельзя переходить границу, не имея разрешения?

— Нет, я этого не знал.

— Почему вы переходили границу ночью?

— Мне необходимо было быть в городе, поэтому я поспешил к границе и совершенно не заметил, что уже перешел ее.

— Так, так, — недоверчиво сказал офицер, — ну, да это мы потом все узнаем, а прежде всего вы скажите нам, что вам нужно было в Сан-Себастьяне и почему вы пришли сюда без пропуска?

— Я уже давно путешествую, господин офицер. Мне нужно найти одного укротителя зверей, который уехал в Сан-Себастьян.

— Укротителя зверей… гм! Вы его, конечно, видели в Байонне, а?

— Нет, я опоздал, не застал его уже там.

— Что же вам от него было нужно?

Нарцисс помолчал немного. Ему был тяжел этот допрос, а тут еще надо было рассказать, что он ищет свою мать, это может сделать его показания неправдоподобными.

Он и так уже чувствовал, что навлек на себя подозрения, не имея при себе пропуска, не зная своей фамилии и перейдя границу ночью.

— Ну, будете вы говорить или нет? — спросил испанский офицер. — Что вам нужно от укротителя зверей?

— Я хотел узнать у него, где мне искать свою мать, — сказал Нарцисс.

— Вашу мать? Ну, час от часу не легче! Да он что, разве отец ваш?

— Нет, господин офицер. Много лет назад он увел меня от нее.

— О, так вам хочется запутать нас! Не трудитесь, любезный друг, подобными ответами мы не удовлетворимся. Вы или шпион, или бродяга, посланный своими на разведку.

— Клянусь, господин офицер, вы ошибаетесь! — воскликнул Нарцисс, — уверяю вас, я говорю правду.

— Вот и увидим, — очень спокойно ответил офицер, — нам уже не первого такого, как вы, приходится видеть здесь. Три недели просидите на хлебе и воде, станете сговорчивей, а через четыре — начнете признаваться!

— Господи, так вы в самом деле хотите арестовать меня?

— Вы уже арестованы! Я вас еще раз спрашиваю, будете говорить правду?

— Клянусь, я вам ничего не солгал.

Офицер опять сказал что-то по-испански секретарю, потом позвал двух солдат и отдал им какой-то приказ на испанском языке.

Нарцисс подошел к офицеру.

— Будьте добры, отпустите меня! — сказал он умоляющим голосом, — я не шпион и не бродяга!

— Ага! Однако ожидание уже делает вас сговорчивее, ну, значит, вы очень скоро ответите на все наши вопросы, — сказал офицер, указывая ему на двери.

Солдаты отвели Нарцисса снова в тюрьму. Неизвестно, сколько ему придется здесь просидеть.

Очутившись взаперти, юноша стал в отчаянии ломать руки… Потом им овладела неукротимая ненависть к этим людям, которые без всякой причины взяли его под арест.

Но кто может ему помочь? Он попал в руки сильнейших, а на чьей стороне сила, на той и право, тем более, что Нарцисс не имел сильных покровителей.

Через несколько часов ему принесли воды и маисовый хлеб.

Проголодавшись, Нарцисс с радостью набросился на принесенную еду, потом принялся внимательно осматривать свою тюрьму. Отверстие, заменявшее окно, было довольно просторным, так что через него можно было бы пролезть, но оно находилось на одной стороне с дверью, перед которой туда и обратно ходил караульный с заряженным мушкетом.

Внимательно оглядев каждый уголок и перебрав в голове разные планы бегства, Нарцисс прилег, так как уже наступила ночь.

Ему приснился странный сон, который был для него как бы указанием свыше, что на другой день заставило его о многом поразмышлять.

Юноша видел во сне, что прорыл пол в тюрьме и нашел выход.

Когда он проснулся, был уже день. Караульный принес ему его скудный завтрак. Нарцисс вспомнил свой сон, и ему пришло в голову, что в самом деле можно попробовать уйти, разрыв ночью пол у задней стены.

Эта мысль затем не оставляла его. Надо было попытаться это сделать, иначе ему придется месяцы, а может быть и годы сидеть в этой тюрьме, заживо похороненным.

Надо было работать, разумеется, осторожно и живо, в одну ночь прорыть пол, уйти и так далеко оставить за собой преследователей, чтобы они не могли угнаться за ним.

Побег, конечно, учитывая силу и решительность Нарцисса, не мог представлять для него трудностей.

Часовой не отходил от его двери. Его сторожили очень тщательно.

Офицер больше не показывался, не считая нужным делать второй допрос и решать судьбу заключенного. Он, по-видимому, просто забыл о пленнике.

Нарцисс решил ему напомнить о себе бегством. Когда ночи стали длиннее и темнее, Нарцисс принялся за работу. Он был так убежден в успехе, что не задумывался о последствиях. Однажды, когда стемнело и ему принесли хлеб и воду, Нарцисс, посмотрев что делает караульный, принялся за работу. Солнце уже спряталось, на улице стало темнеть. Нарцисс стал рыть глиняный пол у задней стены. Работа оказалась тяжелой. Глина была твердой. Временами ему приходилось точить тупившуюся ножку скамейки, которую он заострил для рытья, но при этом надо было не шуметь, чтобы не вызвать подозрений у караульного.

Время шло. Надвигалась уже полночь, а вырытая яма все еще была не так велика, чтобы он мог пролезть в нее.

Вдруг ему послышался тихий голос. К часовому подошел другой солдат и тихонько стал с ним говорить, боясь, видимо, чтобы пленник не проснулся и не услышал разговора.

Нарцисс не понимал, о чем они говорят, но догадывался, что солдат зовет товарища куда-то пойти. Надеясь, что заключенный спит, они ушли. Видно, что-то важное должно было произойти, раз уж солдаты оставили хижину без надзора.

Нарцисс чуть не вскрикнул от радости, увидев, как они отошли от двери и скрылись в темноте.

Солдаты и не подозревали, что мальчик не спит. Теперь ему не надо было продолжать свою трудную работу. Подставив табуретку, он мог свободно выскочить из окна.

Огромная радость овладела им, когда он увидел, что солдаты ушли совсем. Подождав с четверть часа, Нарцисс поставил табуретку к окошку, взобрался на нее, а затем, подтянувшись, выпрыгнул из окна. Тихонько соскочить на улицу для него ничего не значило.

Он был свободен!

Свежий ночной ветер дул ему в лицо. Нарцисс торопливо пошел к полю, в сторону от хижины, вокруг царила полная тишина.

Теперь нужно было выбраться на дорогу и спрятаться от солдат.

После этого урока молодой человек сделался опытнее и осторожнее. Ему не хотелось второй раз сидеть в заключении. Вскоре он вышел на дорогу и пошел под сенью деревьев, за которыми он беспрестанно прятался при малейшем шорохе.

Но солдаты, казалось, пошли другой дорогой.

Он был уверен в том, что солдаты его не найдут, однако утром они непременно могут догнать его.

Надо было скорей бежать дальше.

Под утро Нарцисс подошел к какому-то маленькому городку, но побоялся войти в него, думая о том, что лучше сделать круг, чем подвергнуться новой опасности.

Вскоре он очутился на дороге, которая, как ему сказал встретившийся старик, вела в Сан-Себастьян.

Нарцисс торжествовал. Теперь он шел, не чувствуя усталости, и к полудню увидел перед собой город, в котором надеялся найти укротителя зверей.

Ему и в голову не приходило, что там могут уже знать о его бегстве и караулить его. Он совершенно спокойно подошел к городским воротам, вошел вместе с другими путешественниками и отправился разыскивать укротителя зверей.

Спрашивать он не смел, боясь выдать, что он француз, — да его и не поняли бы.

Через некоторое время, подходя к гавани, Нарцисс увидел вдали большую толпу народа.

Он поспешил туда.

Это был балаган укротителя зверей, на всевозможных языках зазывавшего любопытных посмотреть на его представление.

Борода Джеймса Каттэрета очень поседела, а дела его, по всему было видно, шли гораздо лучше, чем прежде.

У него был большой балаган, повозка, стоявшая в глубине его, была гораздо больше и прочнее прежней.

Смешавшись с толпой, Нарцисс, за небольшую плату, вошел в зверинец. В одной клетке расхаживал славный лев, в другой — медведь, рядом был черный волк, и, наконец, рысь с белыми пятнами над глазами, налитыми кровью, грозно смотревшими на публику, теснившуюся у самых решеток клеток.

Нарцисс сел в первом ряду. Представление началось. Нарцисс с большим удовольствием рассматривал Джеймса Каттэрета и решил поговорить с ним после представления.

Но ему казалось, однако же, судя по наружности Джеймса Каттэрета, что его не так легко будет вовлечь в разговор. Впрочем, просьбами или угрозами, решил Нарцисс, он все-таки добьется того, что ему нужно.

Когда балаган заполнился людьми, Джеймс Каттэрет вышел с железным прутом и начал представление с львом. Зверь страшно рычал, когда укротитель щекотал его прутом, а медведь становился на задние лапы и так тряс решетку, что вся клетка дрожала.

Затем он подошел к волку и рыси, рассказывая публике, что рысь привезена из Африки, что она может напасть на людей. В Европе еще не было примера, чтобы рысь дрессировали, но укротитель сказал, что покажет, какой рысь может быть смирной, похожей на домашнюю кошку.

Все с большим интересом слушали его объяснения.

Обойдя клетки и отперев двери клетки с медведем, Джеймс вошел туда. Зверь встретил своего господина радостным ворчанием и получил от него кусок хлеба с медом. Укротитель заставил медведя танцевать, делать разные прыжки, показывать всевозможные фокусы.

Из клетки медведя он перешел к волку, робко поджавшему хвост, когда укротитель взмахнул над ним своим железным прутом.

Джеймс Каттэрет открыл маленькую дверцу в соседнюю клетку рыси. Животное видно не хотело оставить свой угол, в котором лежало, но как только в воздухе свистнул знакомый ему прут укротителя, решилось встать и, крадучись, с опущенной головой, перешло в клетку волка.

Оба зверя рычали, скалили друг на друга зубы. Но призыв укротителя заставил их притихнуть и разойтись по углам. Публика, затаив дыхание, наблюдала за зрелищем.

Все понимали, какой опасности подвергался укротитель, когда он ударял зверей прутом, гоняя их по клетке. Волк казался податливее. По приказанию хозяина он прикидывался мертвым и не шевелился даже тогда, когда рысь бросалась на него и таскала по клетке, потом послушно, как собака, прыгал через прут, а Джеймс вкладывал ему в пасть лакомства и благодарил.

Наступила очередь рыси. Укротитель сказал, что ее шерсть может служить отличной подушкой, и приказал животному лечь. Потом сам лег и хотел положить на нее голову, но в эту самую минуту рысь вдруг вскочила и бросилась ему на грудь. Волк, увидя это, тоже начал скалить зубы, видимо, собираясь кинуться на беспомощного хозяина.

Безмолвный ужас овладел всеми. Рассвирепевшее животное держало Каттэрета лапами за грудь, готовясь растерзать его при малейшем движении.

Публика громко вскрикнула.

— Он погиб, она перегрызет ему горло, — раздавалось в толпе.

Нарцисс видел страшную опасность. Никто не бросился на помощь, ужас парализовал всех. Нарцисс заметил лежавший у самой решетки прут, просунул руку в клетку, схватил и ударил рысь. Рысь в бешенстве схватила прут зубами. При втором ударе она вскочила и с невыразимой яростью кинулась на решетку клетки.

Между тем, Джеймс Каттэрет вскочил и тоже из всех сил ударил рысь прутом, который держал в руках. Животное упало, завыв от боли и страха, но сразу же, вскочив, кинулось в клетку. Укротитель еще раз ударил разъяренное животное, когда оно шмыгнуло в отворенную маленькую дверцу, и запер клетку. Волк отполз в угол.

Все громко приветствовали юношу, спасшего укротителя от смерти. И сам Джеймс Каттэрет поклоном поблагодарил Нарцисса.

Представление было окончено.

Толпа вышла из балагана, громко рассуждая о случившемся, но Нарцисс остался, чтобы переговорить с Джеймсом. Судьба предоставила случай оказать услугу этому человеку.

Когда публика разошлась, Джеймс Каттэрет вошел к себе в балаган покормить зверей. Увидев молодого человека, он подошел к нему.

— Благодарю вас, — сказал он по-французски, — вы мне отлично помогли, без вас я бы пропал. Я еще разделаюсь с коварной бестией!

— Хотите отплатить мне услугой за услугу? — спросил Нарцисс.

— Разумеется, с удовольствием! Вы француз, я вижу, требуйте чего угодно! Хотите денег?

— Нет, мне нужно узнать некоторые обстоятельства.

— Говорите, я готов служить вам!

— Вы, верно, помните пожар, случившийся много лет тому назад во французском городке Бове, в гостинице, где вы тогда были.

Джеймс Каттэрет вопросительно посмотрел на юношу.

— Как же, отлично помню! Мне тогда удалось выскочить со своими зверями.

— Разумеется, вы должны помнить и еще одно обстоятельство: вы возили с собой в то время мальчика.

— И это помню. Бедный ребенок, вероятно, сгорел. Я не мог ему помочь в общей суматохе.

— Вы не знаете, кто были его отец и мать?

— Да скажите, наконец, зачем вам это надо знать?

— Вы обещали быть готовым на любую услугу для меня. Исполните же это, скажите, кто мои отец и мать, от которых вы меня тогда увели?

Джеймс Каттэрет побледнел.

— Как… так это вы… тот мальчик? — растерянно спросил он.

— Не бойтесь, я не привлеку вас к ответственности, вы должны только помочь мне отыскать мою семью и, надеюсь, сделаете это.

— Вы тот мальчик… Так вас тогда спасли?

— Никто не знает, откуда я и кто я! Мне удалось только узнать, что моя мать была нищей, и что вы увезли меня от нее. Судьба ко мне благоволила и не дала погибнуть в пламени. Я был спасен одним мушкетером, который вытащил меня ночью из огня и не дал погибнуть. Я чуть не умер от ожогов, болел несколько лет, но с тех пор ничего не могу вспомнить. Несколько лет я хожу по Франции, разыскивая вас, чтобы расспросить, кто же были мои отец и мать, и, наконец, нашел вас.

— Я не могу ничего вам сказать. Я охотно готов помочь вам напасть на след вашей матери. В то время я жил в Париже, на Ночлежном дворе, близ Сены. Там я и увидел вас с матерью, но не знал, как ее зовут, кто был вашим отцом я не знаю. Вы любили играть с моей маленькой лошадкой. Увидев, что ваша бедная мать не сможет прокормить вас, а мне вы можете принести большую выгоду, я украл вас и тайком взял с собой в Бове. Больше я ничего не знаю.

— На Ночлежном острове! Может быть, мне удастся узнать там что-нибудь, — сказал Нарцисс.

На улице перед балаганом послышался шум и голоса.

— Я жил у хозяина гостиницы «Белая Голубка», — продолжал Джеймс Каттэрет, подходя к занавеске, отделявшей переднюю часть балагана, чтобы узнать, в чем там дело. — Ваша мать была знакома с дочерью хозяина. Но что это такое, зачем сюда идут солдаты пограничной стражи?

Нарцисс очень испугался. Он сразу же понял, что они ищут его.

— Ах, боже мой! — сказал он. — Я пропал, если солдаты найдут меня здесь. Они считают, что я шпион или бродяга, а между тем я хотел только найти вас и расспросить обо всем, что меня интересует. Помогите мне, а то они меня арестуют.

— Не беспокойтесь, — ответил Джеймс Каттэрет, — пойдемте скорее.

Он подошел к клеткам и поднял половину, под ней было пустое пространство, половину закрывали колеса повозки. Он пролез туда, согнувшись. Нарцисс за ним.

— Отсюда вы свободно уйдете, пока солдаты будут искать вас в балагане, — сказал Джеймс Каттэрет.

— Благодарю вас, — сказал Нарцисс.

Укротитель торопливо вернулся в балаган, вслед за тем молодой человек услышал голоса своих преследователей.

Пробираясь таким образом, он, наконец, достиг выхода и, убедившись в отсутствии своих врагов, отправился в путь. Вскоре он благополучно достиг гавани. При виде кораблей Нарцисс решил, что попросит какого-нибудь капитана взять его на свое судно в качестве матроса, чтобы бежать из гавани.

Нарцисс живо привел свой план в исполнение и вскоре получил место на корабле, уходившем в Лондон.

Однако, он понимал, что опасность еще не миновала, так как солдаты могут начать обыскивать и гавань.

Если они найдут его, — он пропал!

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий