Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Аврора Aurora
ЧАСТЬ V. 1586 год

Глава 1

Октябрь 1585 года отличался сильными снегопадами, и в первые зимние месяцы Аврора не виделась с Блэклоу. В ноябре двор возвратился в Виндзор, а в декабре Констанция и Аврора вновь переехали в свой лондонский дом.

Когда наконец пришла весна, Аврора, словно вырвавшись из заточения, не могла вдоволь надышаться свежим воздухом и насладиться солнечным светом. Она любила долгие прогулки по цветникам в доме Констанции и по садам и лужайкам в Виндзоре.

Однажды весенним вечером именно в садике Констанции и нашел ее Ричард. Она сидела на мраморной скамье и читала. Ветерок доносил аромат цветов, в ветвях деревьев щебетали птицы. Пригревшись на солнце, она закрыла глаза и задремала.

Неожиданно солнце заслонила чья-то тень, Аврора сразу же открыла глаза, испуганно глядя на стоявшего перед ней человека. На мгновение ей даже показалось, что пришел Блэклоу, потом она узнала неожиданного гостя.

– Ричард!

Он улыбнулся и присел на скамью рядом с ней.

– Я здесь читала, – она указала на книгу, – и должно быть, задремала. – Он улыбнулся, но вид сохранял такой серьезный, что она спросила:

– Что-нибудь случилось, Ричард?

– Нет, Аврора... не случилось. Но я должен поговорить с вами. Я хотел дождаться возвращения в Англию вашего отца, но он, судя по всему, будет отсутствовать еще несколько месяцев.

Авроре стало не по себе. Ей не хотелось лгать ему, но выбора не было.

– Да, он еще нескоро вернется домой. К сожалению, его задержала плохая погода. Так о чем вы хотели поговорить со мной?

Он повернулся к ней и заговорил серьезным тоном:

– Аврора, я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж. Я люблю вас и предлагаю стать моей женой.

Ошеломленная, Аврора молча смотрела на него. Она никак не ожидала такого поворота событий.

– Хотя мы знакомы уже несколько месяцев, мое предложение, наверное, является для вас неожиданным. Однако прошу вас, обдумайте его. Я люблю вас, Аврора. – Он робко взял ее руку, держа ее с такой осторожностью, словно боялся сломать.

Аврора не знала, что сказать. Она не любила Ричарда, но он ей нравился, и ей не хотелось терять его как друга. Он открыл свое сердце, не могла же она нанести ему удар. Но она и думать не могла о нем как о муже...

– Ричард... я не знаю, что вам ответить...

Он пришел ей на выручку.

– Я понимаю, Аврора. Вы должны подумать. Сегодня я не буду вас больше беспокоить, но надеюсь, что вы подумаете над моими словами. – Он поднялся и склонился к руке в элегантном поклоне. – До свидания, Аврора.

– До свидания, Ричард.

Она долго смотрела ему вслед, а когда он исчез из виду, взяла книжку и прижала ее к груди.

Ричард де Сейревилл, отпрыск богатой и влиятельной семьи, только что просил ее руки. Просто не верилось. Но она любит Джайлза, которого не видела уже несколько месяцев. Она даже не уверена, любит ли он ее. Он утверждал, что любит, однако никогда не оставался с ней дольше нескольких часов. Наверняка если бы он действительно любил ее, то заявил бы о своей любви. А вдруг он ее просто использует? Как ни пыталась она избавиться от закравшегося подозрения, ничего не получалось.

Необходимо безотлагательно поговорить с кем-нибудь. Она помчалась к Констанции. Констанция сидела в гостиной и удивленно взглянула на запыхавшуюся и раскрасневшуюся Аврору.

– Боже мой, дитя, что случилось?

– Констанция, мне нужно немедленно поговорить с вами. – Аврора остановилась у окна, выходящего на Темзу, но даже не взглянула на суда, скользящие по ее поверхности. Чтобы унять охватившую ее дрожь, она сделала глубокий вдох. – Ко мне приходил Ричард де Сейревилл.

– Да, я видела его из окна. По-моему, он чем-то озабочен.

Констанция говорила таким равнодушным тоном, что Аврора не знала, стоит ли ей продолжать. Однако ей не к кому было больше обратиться.

– Он просил меня выйти за него замуж.

Констанция с облегчением улыбнулась.

– Чудесно, Аврора. Ричард производит впечатление милого молодого человека, и ты... – Она замолчала и нахмурила лоб. – Надеюсь, ты ему не отказала?

– Не отказала, но и не дала согласие. – Она умоляюще взглянула на Констанцию. – Я не знаю, что делать, Констанция, я совсем запуталась.

– Что тебя смущает?

– Я не люблю Ричарда, но он мне нравится.

– Это очень надежный фундамент для брака. Любовь может прийти потом. По крайней мере его присутствие не является для тебя невыносимым, и ты его не презираешь.

– Да, я знаю, что многие вступают в брак, вообще не зная друг друга, но я люблю... другого.

Констанция выгнула изящную бровь, но промолчала.

– Я по-прежнему люблю Джайлза. Я не смогла перестать любить его.

Констанция резко втянула в себя воздух и задумчиво взглянула на Аврору.

– Понятно. Но ведь никто не знает, что на уме у Джайлза. Ты, несомненно, догадываешься, что Джайлза любили многие женщины. Однако ни одной не удалось прибрать его к рукам. – Констанция покачала головой. – Я посоветовала бы тебе принять предложение Ричарда, Аврора. Думаю, для тебя далеко не худший вариант. Прошу тебя, Аврора, забудь Джайлза. Я говорю так не потому, что когда-то была его любовницей, а потому, что в его сердце нет места для любви. – Она встала. – Скоро ужин, а у нас с тобой еще много дел.

Когда Констанция ушла, Аврора еще некоторое время постояла в задумчивости, потом отправилась к себе и села на кровать. Люси немедленно оказалась у нее на коленях. Поговорив с Констанцией, Аврора так и не нашла ответа на вопрос: что же ей делать?

– Ах, Люси, я совсем запуталась.

Кошка подняла мордочку и потерлась о руку Авроры. И тут Аврора поняла, что ей нужно сделать. Поговорить с Джайлзом. И поскорее. Ей вдруг стало страшно.

Глава 2

Авроре не пришлось долго ждать, потому что примерно через неделю появился Блэклоу. Его удивило, что Аврора еще не спит и сидит у камина.

– Джайлз, я рада, что ты приехал, – проговорила она, положив голову ему на грудь.

Он поцеловал ее в лоб, потом в губы, но она слегка нахмурилась, когда он отвернулся, чтобы сесть на стул возле камина.

– Ты устал, любимый?

Он кивнул.

– Я проскакал верхом много миль. – Он зевнул, прикрыв рот рукой. – Боюсь, сегодня я просто засну в постели.

– Лишь бы ты находился рядом со мной – ничто другое для меня не имеет значения, Джайлз.

Ей показалось, что он чем-то встревожен. Наверное, просто устал, подумала она.

Аврора подошла к нему и, положив руки ему на плечи, принялась массировать напряженные мускулы. Что у него за дела, от которых он так устает? Дела? А может быть, женщина? – вдруг пришло ей в голову. Она попыталась прогнать неприятную мысль, но не получилось.

Она продолжала молча массировать его плечи и спину. Он тоже не нарушал молчания и, кажется, над чем-то глубоко задумался. Наконец, она не выдержала.

– Что-нибудь случилось, Джайлз? Ты сегодня такой тихий.

– Разве не может человек помолчать? Ведь мы не какие-нибудь болтливые сороки.

Она стиснула зубы. Значит, он ее сравнивает с сорокой? Она покрепче нажала на его плечо и с удовлетворением услышала, как он охнул. Ишь ты, вздумал сравнивать ее с сорокой! Может быть, она его обидела? Но чем? Она отдавала ему всю любовь. Что еще он мог от нее требовать? Может быть, он тревожился о своих... делах? «Или о другой женщине», – подсказал внутренний голос, и она вздрогнула.

Она разминала его спинные мышцы, пока он не взял ее за руки и не посадил к себе на колени. Устроившись поудобнее, она стала смотреть в огонь. Сегодня она чувствовала себя с ним не совсем уютно, утратив уверенность в себе, и не знала, что сказать.

Обычно он расспрашивал ее о жизни при дворе и о людях, которых она там видела, но сегодня его, кажется, ничего не интересовало. Она решила рассказать ему о том, что произошло с тех пор, как они виделись в последний раз.

– Мэралайн, кажется, перестала распространять слухи обо мне, – сообщила она, но Блэклоу на ее слова никак не отреагировал. – Мы с Фейт катались верхом по городу. Теперь, когда установилась хорошая погода, у меня бывает много визитеров.

– Вот как?

– В большинстве своем джентльмены. Самый частый гость – Ричард де Сейревилл.

– Не сомневаюсь.

Она могла, наверное, сказать, что солнце восходит на востоке, а садится на западе. Он бы не заметил. Похоже, он совсем не обращал внимания на ее рассказы, и она не впервой подумала, что он, возможно, приехал сюда только для того, чтобы переспать с ней.

Она помолчала несколько минут и, когда Блэклоу так и не заговорил, собралась с духом и решила высказаться.

– Кстати, Констанция тоже очень рада тому, что Ричард часто у нас бывает. А всего неделю тому назад он предложил мне выйти за него замуж. – Блэклоу не рассмеялся и не разозлился. Она встревоженно заглянула ему в лицо. – Джайлз?

Он даже не взглянул на нее.

– Джайлз, ты слышал, что я сказала?

– Да. И я думаю, Аврора, что тебе следует принять его предложение.

– Что-о? – Аврора вскочила и, круто повернувшись, встала перед ним, уперев руки в бока. – Как тебя понимать?

– Понимай буквально, Аврора: тебе следует принять его предложение. – Он старался не встречаться с ней взглядом и еще сильнее нахмурил лоб. Он и впрямь выглядел очень усталым, но никакого сочувствия к нему у нее не осталось.

– Но если я выйду замуж, мы не сможем с тобой встречаться.

– Да. – Он встал и отошел от нее на несколько шагов. – Я думаю, что так будет лучше.

– Лучше, если мы не будем видеться? – Она не могла поверить, что не ослышалась. Она любила Джайлза... и думала, что он ее любит. Зачем он гонит ее от себя? – Что я такого сделала, Джайлз?

– Ты ничего не сделала. Совсем ничего.

– Ничего? Но почему ты тогда наказываешь меня? – спросила она, чувствуя, что повышает голос. Но ей уже было все равно, она хотела одного: внятного и разумного объяснения.

Он пожал плечами.

– Ну, если ты хочешь воспринимать мои слова таким образом, Аврора...

– А как еще я должна их воспринимать? Я любила тебя и думала, что ты меня любишь. А теперь ты советуешь мне выйти замуж за другого мужчину. Я не понимаю тебя. – Она говорила, как обиженный ребенок.

– Все очень просто. Со мной у тебя нет будущего. Ты знаешь. Я от тебя ничего не скрывал. Если хочешь жить счастливо, выходи замуж за Ричарда де Сейревилла. Не сомневаюсь, что он тебя любит и позаботится о тебе так, как ты того заслуживаешь.

– Я не хочу «жить счастливо» с ним. Я не люблю его. Как же я смогу быть счастливой?

Впервые за весь вечер его губы дрогнули в улыбке.

– Чтобы быть счастливой, не обязательно любить своего мужа.

– Для меня обязательно.

– Ты еще очень молода и наивна. Со временем научишься.

Ее глаза наполнились слезами.

– Нет, Джайлз. Я не хочу выходить за него замуж. Я люблю тебя. Я хочу замуж за тебя. – Она подошла к нему и обвила руками его шею. Он решительно разомкнул объятия, потрепав ее по руке, словно ребенка. Она отпрянула от него, как будто обожглась.

– Я должен идти, я не могу оставаться дольше, Аврора, – произнес он, стараясь не встречаться с ней взглядом.

– Как пожелаете, милорд, – ответила Аврора, вытирая слезы, но плакать все равно хотелось. Больше всего на свете ей хотелось бы сейчас броситься к нему в объятия. «Но ведь он оттолкнет меня», – с горечью подумала она.

Он нерешительно направился к двери и остановился.

– Мы скоро увидимся с тобой, – заявил он. Она промолчала.

Дверь тихо открылась, и он выскользнул из комнаты.

– Пропади ты пропадом! – крикнула она, обращаясь к закрывшейся двери и, опустившись на пол, разрыдалась. Слезы ручьями текли по ее щекам, и она прижала кулак ко рту, чтобы заглушить рыдания.

Он ушел от нее почти так же быстро, как появился в ее жизни. Ушел. И унес свою любовь и ее любовь. Исчез навсегда. Она разрыдалась с новой силой. Люси подошла к ней, лизнула руку и улеглась на коврике перед камином, одним глазом зорко наблюдая за хозяйкой. Мало-помалу рыдания Авроры утихли. Судорожно вздохнув, она с трудом поднялась на ноги.

У нее на мгновение закружилась голова, и она ухватилась за каминную полку, чтобы не упасть. Медленно, пошатываясь, словно выпила лишнего, она добралась до кровати. Бросившись на нее, она приказала себе заснуть, хотя знала, что сегодня ей заснуть не удастся.

Глава 3

Два дня спустя к ней зашел Ричард. Наутро после посещения Блэклоу Аврора уже овладела собой.

– Я принес маленький подарок. – Молодой человек протянул ей букетик красных, розовых и белых цветов, короткие стебельки которых были тщательно обернуты тонким белым кружевом.

Она взяла букет, громко выразив свое восхищение:

– Какая красота, Ричард. Цветы, наверное, из сада твоей матушки? – Он кивнул. Она осторожно прикоснулась к тонким лепесткам, стараясь не помять их. Цветы испускали пряный аромат, и она с удовольствием вдохнула его. – Спасибо, – промолвила она и, потянувшись, поцеловала его в щеку. Слегка покраснев, она тут же отвернулась. – Надо немедленно поставить их в воду.

Он кивнул и остался ждать ее возвращения. Когда Аврора возвратилась с букетом, который поставила в стеклянную вазу, она застала его в том же положении. Он улыбнулся ей, она улыбнулась в ответ. В течение нескольких минут они болтали о всяких посторонних вещах. Внезапно Ричард откашлялся и обратился к ней:

– Аврора, вы обдумали то, что я предложил вам в прошлый раз?

Она вспомнила безразличие на лице Блэклоу и свою обиду, которая еще не прошла, и, собравшись с духом, ответила:

– Да, Ричард. Я с радостью стану вашей женой.

Его лицо моментально преобразилось. Он взял ее руку и медленно поднес к своим губам.

– Я сделаю все от меня зависящее, чтобы ты была счастлива, любовь моя.

Она улыбнулась ему, пытаясь изобразить самую счастливую женщину на свете, хотя самой хотелось плакать.

– Вы не видели Люси? – спросила Аврора Констанцию.

– Нет, дорогая. Нет ли ее в твоей комнате? Обычно она целыми днями бывает там.

– Я уже заглядывала туда, – заверила Аврора, – и звала ее.

– Должно быть, она по ошибке выбежала в сад и скоро вернется.

– Надеюсь, – согласилась Аврора, которой вдруг почему-то стало не по себе. Люси никогда не выходила за пределы дома, да и на ее голос она не откликнулась.

– Я хотела бы поговорить с тобой о твоем решении, – вымолвила Констанция, откладывая рукоделие. Аврора замерла в ожидании.

– Думаю, что ты сделала хороший выбор, дорогая. Пусть даже сейчас твое сердце не принадлежит Ричарду, ты постепенно его полюбишь. Он будет хорошим, добрым мужем. Поверь мне, это не так уж мало.

Нет, подумала Аврора, ей нужно для счастья гораздо больше, чем брак с Ричардом. Но теперь обо всех мечтах надо забыть. Теперь она знала, что Джайлз Блэклоу никогда не будет принадлежать ей, что он ее не хочет и никогда не хотел. Она судорожно вздохнула и, должно быть, всхлипнула, потому что Констанция встревоженно взглянула на нее.

– С тобой все в порядке, дитя?

– Да, не беспокойтесь. Наверное, я просто переволновалась.

– Оно и понятно, дорогая. А тут еще и Люси куда-то пропала. Уверена, что и часа не пройдет, как она вернется. Да еще, возможно, некоторое время спустя подарит тебе целый выводок котят. Тебе надо отдохнуть. Нам многое предстоит сделать, а времени так мало.

Перечисляя дела, которые нужно сделать к предстоящей свадьбе, Констанция повела Аврору в ее спальню и помогла раздеться. Уложив ее в постель, она села рядом, успокаивая ее. Засыпая, Аврора видела перед собой озабоченное лицо Констанции.

Глава 4

Ричард сразу же рассказал родителям о своих планах. Мать искренне обрадовалась, а лорд де Сейревилл снисходительно усмехнулся и похлопал сына по спине. Вскоре о предстоящем бракосочетании объявили при дворе. Церемонию назначили на октябрь.

Семья Ричарда устраивала для молодой четы бесконечные увеселения при дворе; в них принимали участие друзья его семьи и те, кто желал снискать расположение де Сейревиллов. Констанция устроила великолепный праздник в честь своей юной подопечной, пригласив на него друзей, которых Аврора успела заиметь при дворе. Праздник, судя по всему, очень удался, по крайней мере Констанция была довольна. Однако Аврора среди праздничной кутерьмы совсем не чувствовала себя счастливой. Она жила словно под гипнозом, почти не сознавая происходящего вокруг.

В июле, во время одного из таких празднеств, Аврору пожелала видеть королева. Аврора сначала занервничала, но заставила себя успокоиться. Она не должна вести себя так, словно впервые оказалась при дворе или сделала что-то противозаконное.

– Ваше величество, – произнесла она, приседая в глубоком реверансе.

– Поднимись, леди Аврора, – приказала королева, чуть повернув к ней сильно накрашенное лицо. – Как я понимаю, ты намерена выйти замуж за молодого Ричарда де Сейревилла. – Она пристально взглянула на девушку. – Это правда?

– Да, ваше величество. Но только с вашего милостивого позволения, разумеется.

На губах королевы появилась чуть заметная улыбка.

– Учтивая девочка. Разумеется, я одобряю ваш брак. Ты будешь Ричарду хорошей женой, а он для тебя станет хорошим мужем. Он довольно хорош собой, не так ли?

– Да, ваше величество.

– При дворе много мерзости, которая скрывается за красивой внешностью. Тебе следует всегда остерегаться мужчин, у которых нет иной цели в жизни, кроме как обманывать женщин.

Аврора кивнула, подумав о Блэклоу.

– Ричард не такой, дорогая, и я думаю, что ты сделала правильный выбор.

– Спасибо, ваше величество.

Они поговорили несколько минут, потом к ним присоединились другие. Встретившись в тот вечер с Фейт, Аврора вкратце рассказала ей, о чем беседовала с королевой.

– Хорошо, что она одобрила брак, – произнесла Фейт. Окинув подругу пытливым взглядом, она спросила: – Что с тобой, Аврора? С тех пор как объявили о предстоящей свадьбе, ты не выглядишь счастливой.

– Пустяки, – с деланным равнодушием бросила Аврора. – А вот ты должна кое о чем рассказать мне. В кого ты безнадежно влюблена?

– Нет у меня никакой безнадежной любви. Я вообще в него не влюблена, – покраснев, принялась оправдываться Фейт.

– Я тебе не верю. Кто он такой, Фейт? Мне ты можешь довериться, ведь я твой друг.

– Ладно, – сдалась Фейт. Она сложила руки на коленях и не отрывала от них взгляда, но лицо ее озарилось такой счастливой улыбкой, какой Аврора еще никогда у нее не видала. – Его зовут Джон.

– Начало многообещающее: такое редкое имя! – поддразнила подругу Аврора.

– Я его встретила недавно.

– При дворе?

– Нет. В городе, на базаре. Мы с ним столкнулись в толпе, у меня из рук выпала корзинка. Он ее поднял и отдал мне.

– А дальше?

– С тех пор мы встречались с ним несколько раз, – продолжала Фейт, так и не поднимая глаз.

– Но он при дворе не бывает?

– Нет.

– Почему? – Видя, что Фейт медлит с ответом, Аврора положила руку ей на плечо. – Мне ты можешь сказать. Ты ведь знаешь, что я никому не скажу и никогда не выдам твою тайну. Фейт кивнула.

– Он студент.

– Очень хорошо.

– Да, но он бедный. К тому же он католик! – собравшись с духом, выпалила она.

– Вот как? – Аврора вдруг встрепенулась. – Постой-ка. Ты говоришь, что его зовут Джон? А фамилия его, случайно, не Максуэлл?

Фейт удивленно взглянула на нее.

– Да. Но откуда ты знаешь?

Аврора рассмеялась.

– Ты не поверишь, Фейт, но Джон был одним из моих учителей, до того как я приехала в Лондон.

– Не может быть!

– Может! Констанция его знала и очень хвалила, поэтому он стал помогать мне учиться... – Аврора замолчала, не договорив фразу.

Но Фейт ничего не заметила.

– Значит, он тебе нравится?

– Я считаю его красивым и добрым. И очень счастлива за тебя. – Аврора с улыбкой обняла подругу.

– И тебя не тревожит... что он католик?

– Нет.

– Меня тоже, – призналась Фейт. – Не знаю только, как посмотрит отец:

– Значит, ты пока ничего не сказала ему о Джоне? Может быть, нам попросить Констанцию поговорить с твоим отцом? Возможно, ей удалось бы убедить его взглянуть на ситуацию разумно.

– Думаешь, она могла бы? – с надеждой в голосе спросила Фейт.

– Думаю, что смогла бы. Ведь Констанция тоже любит Джона.

– Спасибо тебе, Аврора. Ты настоящий друг, – обняла Фейт девушку. – А когда у вас с Ричардом родится ребенок, обещай мне, что я стану его крестной матерью.

Аврора кивнула. Ребенок Ричарда, а не Джайлза, с горечью подумала она.

– Какая я эгоистка, только и говорю о себе, – проговорила Фейт. – Я уверена, что у тебя все сложится хорошо. Если даже ты не любишь Ричарда сейчас, то полюбишь потом, потому что он хороший и добрый человек. Может быть, так оно и лучше.

– Может быть, – медленно повторила Аврора, – ты права, Фейт. Я даже уверена, что ты права.

Но в глубине души Аврора понимала, что совершает ошибку. Однако у нее не оставалось выбора. Джайлз Блэклоу недвусмысленно отказал ей в будущем с ним.

Глава 5

– Как тебе удалось выманить кошку из дома? – спросила Роксана, наблюдавшая, как Мэралайн расчесывает щеткой волосы. Элис и Мэри, сидевшие рядом, ничего не сказали. Мэри сегодня показалась Мэралайн почему-то особенно тихой, но она напомнила себе, что глупенькая девчонка и всегда не очень-то разговорчива.

– Ну, очень просто.

Мэралайн взглянула на черную кошку, сидевшую в металлической клетке. С тех пор как ее сюда принесли, кошка не переставая мяукала или металась по тесной клетке. Иногда она останавливалась и принималась грызть железные прутья – увы, безуспешно! Мэралайн будет рада, когда мерзкое создание исчезнет из ее комнаты. От кошки слишком много шума, а ее шерстинки приставали к одежде.

– Я всего лишь приказала одному из своих слуг подружиться с одним из ее слуг, и однажды, когда Авроры не было дома, он стащил кошку.

– Блестящее решение! – восхищенно воскликнула Элис.

Роксана просунула руку в клетку и тут же отдернула ее.

– Посмотрите, что наделала эта зверюга! – Она протянула руку, на которой были видны четыре длинные красные царапины. Элис озабоченно поцокала языком и протянула подруге полотняный платок.

– Кошка такая дикая, – отметила Мэралайн. – Аврора, вероятно, ее заколдовывает, чтобы держать в повиновении в своем присутствии.

– Как ты думаешь, – спросила у Мэралайн Роксана, прикладывая к царапинам платок, – они с кошкой... ну, ты понимаешь... – Роксана с Элис обменялись взглядами.

– О чем ты, Роксана? Растолкуй нам, пожалуйста.

– Ты не думаешь, что они с кошкой любовники? Я слышала, что ведьмы спят с прирученными животными... а также с дьяволом!

Мэралайн насмешливо скривила губы.

– Уверена, что она с кошкой проделывает самые грязные штучки.

Роксана тихо охнула.

– Какой ужас, – пробормотала Элис, хотя мысль о такой бесстыдной содомии явно возбудила ее.

– Что ты будешь делать с кошкой? – впервые подала голос Мэри.

– Сначала я покажу кое-кому грязное животное, а потом, боюсь, этой твари придется расстаться с одной из девяти жизней.

– Ты убьешь ее? – спросила Элис.

– Не я сама, глупенькая.

– А что, если она заколдует тебя или сделает еще что-нибудь?

«Не удивительно ли, что Элис и Роксана такие суеверные? – подумала Мэралайн. – Ведь они говорят абсолютную чепуху! Нет, они никогда не продвинутся при дворе. У них нет ни капли воображения».

– Кто-нибудь другой отделается от нее, чтобы она не причинила вреда ни мне... ни вам. – Мэралайн с удовлетворением заметила, как вздрогнули девушки. – А потом мы разоблачим ее как колдунью.

– Ах, какая ты умная, – восхитилась Элис.

– Потому она у нас и главная, – подтвердила Роксана.

Мэралайн улыбнулась. Мэри промолчала.

Время шло, а Аврора так и не смогла пока отыскать Люси. Она еще раз обыскала всю территорию вокруг дома, опасаясь, что кошка заболела или погибла. Она заходила в ближайшие дома и спрашивала, не видел ли кто-нибудь Люси. Но никто ее не видел. Когда они с Констанцией перебрались во дворец, Аврора и там расспрашивала о кошке. Но все безрезультатно.

Время от времени она отправляла слугу в их лондонский дом, чтобы узнать, не вернулась ли Люси. Констанция, зная, как расстроена Аврора, предположила, что кошка, возможно, прижилась у кого-нибудь и вернется через месяц-другой.

Аврора покачала головой. Она уверена, что ее кошечка никогда не смогла бы остаться в другом месте. Нет, с ней наверняка произошло что-нибудь страшное. Разве могла Аврора чувствовать себя счастливой, когда исчезла Люси и когда неумолимо приближался день бракосочетания?

Глава 6

Ричард де Сейревилл теперь стал постоянным спутником Авроры, бывал везде, где бывала она, и ежедневно навещал ее, задерживаясь до позднего вечера. Когда у нее случалось плохое настроение, Аврора предпочитала находиться в одиночестве, чем с будущим мужем. Она страдала от его любви и внимания, испытывая чувство вины. Ричард ее любил, и она должна ценить его чувство. Всякий раз, когда Ричард целовал ее или гладил по голове, она не могла не вспоминать о Джайлзе Блэклоу. Как бы она ни была сердита на него, она не могла его ненавидеть, лишь гнев и отчаяние остались у нее в душе. Но время шло, и день бракосочетания приближался.

Люси не находилась. Аврора боялась, что кошка погибла, и каждую ночь плакала, лежа одна в постели. Ей не хватало тихого мурлыканья своей любимицы, ее успокаивающего тепла, и она без конца думала о том, что могло произойти с кошкой.

Чтобы отвлечься от своих страданий, Аврора решила сделать все от нее зависящее, чтобы хотя бы Фейт была счастлива. Она рассказала Констанции о том, как Фейт познакомилась с Джоном Максуэллом и влюбилась в него. Констанцию неожиданная новость обрадовала, она с готовностью согласилась поговорить с отцом Фейт. По ее мнению, он всегда отличался терпимостью в вопросах религии, и она надеялась, что долго убеждать его не придется.

Аврора была рада за подругу.

В середине июля королева начала свои поездки по стране. Чтобы укрыться от лондонской жары, Аврора и Констанция вернулись в Грейвуд. Здесь все и началось, думала Аврора, бродя по коридорам. Несколько лет назад она встретила Джайлза Блэклоу и полюбила его так же безоглядно, как Фейт полюбила Джона. Вздохнув, она вернулась в свою комнату и легла на кровать. Она лежала, уставясь в потолок, ничего не видя, ни о чем не думая, и ждала, когда ее позовет Констанция.

В августе, когда королева путешествовала по северной части страны, атмосферу благоденствия при дворе омрачил скандал, связанный с арестом Энтони Бабингтона, которого подозревали в заговоре с целью убийства королевы. Двор пребывал в шоке.

Побывав на дыбе и отведав других орудий убеждения, Бабингтон сознался в участии в заговоре и утверждал, что к нему причастна также кузина королевы – католичка Мария.

При дворе никому не пришло в голову усомниться в услышанном – все знали о нелюбви Марии к Елизавете. Правда, Елизавета платила ей той же монетой. Елизавета сразу же вернулась в Лондон, и все вокруг только и говорили о нераскрытом предательстве. Даже Аврора на какое-то время забыла о своих проблемах.

Были арестованы соучастники Бабингтона по заговору, и несколько недель спустя объявили, что они будут повешены в Тайберне[7]Место публичной казни в Лондоне, которое существовало в течение 600 лет, до 1783 года.. Большинство придворных намеревались присутствовать при казни, но Аврора отказалась. Она не любила подобные зрелища.

Бабингтона и других заговорщиков казнили, Марию Стюарт арестовали, оставалось разыскать остальных участников заговора Бабингтона. Сразу же все оказались под подозрением.

Констанция предупредила Аврору, что разговор с отцом Фейт она отложит до тех пор, пока не уляжется антикатолический ажиотаж при дворе. Фейт опасалась, что Джон может попасть под подозрение просто на основе его религиозных убеждений, и Аврора посоветовала подруге уговорить Джона уехать из Лондона, пока не улягутся страсти.

На мгновение Авроре безумно захотелось признаться во всем своей подруге. Ей захотелось поведать Фейт о заточении в Брайдуэлл, о своем освобождении и новой жизни, о любви к Джайлзу Блэклоу. Но она не решилась. Слова не шли с языка. Возможно, когда-нибудь в другой раз...

Томас де Сейревилл, сыгравший важную роль в разоблачении предательства Бабингтона, был щедро вознагражден королевой за проявленную бдительность. Он хвастался своими успехами. Леди де Сейревилл его хвастовство внушало отвращение, ведь она знала, что по его вине казнили немало ни в чем не повинных людей.

Узнав, что к раскрытию заговора приложил руку Томас де Сейревилл, Аврора стала сомневаться в виновности Бабингтона. Может, он просто наивный простак, которого использовал в своих интересах кто-то более хитрый и коварный, чем он? Однако она не могла забыть, что Блэклоу просил ее замечать все, что происходит при дворе. Зачем? Если только он...

Нет, она не позволит себе подумать такое ни о ком, даже о Джайлзе Блэклоу. Она презирала его и презирала его таинственные «дела». Но участвовать в подобном он не мог.

Тем не менее мысль об этом занозой засела в голове Авроры.

Глава 7

– Ну, как тебе нравится мой план? – спросила Мэралайн своего любовника. Томас де Сейревилл ничего не ответил, продолжая смотреть в окно. – Ну, Том?

– Ничего не выйдет, – наконец произнес он.

– Что за чушь, дорогой? Разумеется, все получится, ведь я продумала все до мелочей. Ты убьешь кошку так, чтобы все поверили, будто Аврора занималась черной магией и совершила ритуальное жертвоприношение. Потом кто-нибудь из тех, кому мы доверяем, обнаружит труп животного, и во всем обвинят Аврору.

– Нет. – Он покачал головой.

– Почему?

– Не забудь, что она скоро станет членом моей семьи.

– Все еще можно остановить.

– Мэралайн, – строго проговорил он, – я не желаю, чтобы мое имя было запятнано связью с ведьмами и черной магией.

Она пожала плечами.

– Все равно ты не можешь допустить, чтобы она вошла в твою семью.

– Понимаю, но есть и другие способы не допустить бракосочетания.

Она скептически вздернула выщипанную бровь.

– Например?

Он запустил руку за лиф ее платья и грубо помассировал ей грудь. Она застонала и вскрикнула от желания.

– В свое время ты обо всем узнаешь.

– То-ом!

– И не пытайся умаслить меня, дорогая, я все равно пока ничего не скажу.

– Ну, Том...

Она поцеловала его и провела по губам кончиком языка.

– Нет.

– Ты плохо относишься ко мне, ты меня не любишь.

– Марш в постель, распутница, и я покажу, как мало тебя люблю.

Она усмехнулась и принялась раздеваться.

– Ну, что тебе надо? – спросил де Сейревилл у возникшего перед ним человека.

Он ушел от Мэралайн около часа назад и очень устал. Сегодня он «обслужил» эту сучку по полной программе и теперь хотел спать. А тут приходится еще терять время...

– У меня есть информация, которая, возможно, вас заинтересует.

Де Сейревилл что-то неопределенно хмыкнул. С тех пор как арестовали и казнили Бабингтона, он сократил до минимума свою собственную специальную деятельность. Он решил подождать, пока не утихнет шумиха, и лишь потом возобновить ее снова. Так что информация, которую предлагает его агент, едва ли сможет его заинтересовать. По крайней мере так ему казалось.

– Речь идет о мужчине, который посещал молодую леди, милорд, – с заискивающей улыбкой проговорил человек.

– Ну и?.. – нетерпеливо поторопил его де Сейревилл. Его будущая невестка не встречалась со своим ночным гостем уже довольно давно, и де Сейревилл успел потерять к этому интерес. Судя по всему, ниточка их связи никуда не приведет. – Ты узнал его имя? – спросил он. По крайней мере оно могло пригодиться.

Его агент улыбнулся еще шире, открыв почерневшие остатки гнилых зубов.

– Конечно, милорд. Но все имеет свою цену.

– Понимаю. Как же я мог забыть? – Сунув руку в карман, он извлек несколько монет и бросил их соглядатаю. Серебро сверкнуло в свете свечи.

Филёр наклонился к нему, и де Сейревилл сморщил нос от отвращения, почувствовав вонь от гнилых зубов.

– Имя мужчины, который навещает Аврору ле Грей... Джайлз Блэклоу.

Де Сейревилл стал белым как мел.

– Блэклоу, – хрипло прошептал он. Откинувшись на спинку кресла, он пристально взглянул на филёра и добавил: – Ты, должно быть, ошибся.

– Никак нет, сэр. Однажды он сам назвал свое имя. Не сомневайтесь, сэр. – Наблюдатель с удовлетворением кивнул головой. Наконец-то его терпение было вознаграждено.

Де Сейревилл, снова покопавшись в кожаном кошельке, выудил золотой соверен и протянул удивленному шпиону.

– Держи. И забудь, что ты когда-либо слышал это имя.

Не ожидавший такой щедрой подачки, тот радостно усмехнулся и кивнул.

– А теперь иди. Я получил то, что хотел, и ты, несомненно, получил, что хотел.

Шпион поклонился.

– В любое время я к вашим услугам, сэр, – пробормотал он и тихо закрыл за собой дверь. А де Сейревилл глубоко задумался, глядя в огонь.

Джайлз Блэклоу... он уже много лет не слышал его имени. Он думал, что его уже нет в живых или что он находится в изгнании и никогда не вернется в Англию. А он, оказывается, здесь... и уже некоторое время посещает Аврору, ту самую девушку, на которой через несколько дней собирается жениться его сын.

Де Сейревилл резко поднялся на ноги. Забыв об усталости, он заложил руки за спину и принялся прохаживаться перед камином. Его пальцы то сжимались в кулаки, то разжимались. Девушка, на которой собирался жениться его сын. Может, женитьба его сына на ней не случайное совпадение? Может, их брак каким-то образом организовал Джайлз Блэклоу? Нет, невозможно. А может, возможно? Блэклоу ненавидит его и пойдет на что угодно, чтобы уничтожить де Сейревилла. А девушку никто и не знал, до тех пор пока Констанция Уэсткотт не представила ее при дворе. Говорили, что отец девушки путешествует за границей, но о нем никто никогда не слышал и его никто никогда не видел. Весьма любопытно, не так ли?

Так что Блэклоу, возможно, нашел способ причинить ему зло. Он представил девушку при дворе, потом она встретила Ричарда, а дальше все пошло как по маслу. Ричард, болван этакий, решил, что он влюблен, и сделал ей предложение. Но каким образом тот факт, что девушка станет членом его семьи, мог бы повредить ему?

Надо что-то делать, а времени остается так мало. Ему желательно отделаться от Джайлза Блэклоу раз и навсегда. Де Сейревилл усмехнулся, и в желтом свете свечи его лицо приобрело какое-то зловещее выражение.

Глава 8

Накануне дня бракосочетания Аврора пыталась убедить себя, что рада предстоящему событию. Но радости она не испытывала. Сославшись на усталость, она рано ушла к себе, Констанция лишь кивнула головой и улыбнулась, зная, что завтра будет очень утомительный день.

Оставшись наконец одна, Аврора села у камина и, сложив на коленях руки, смотрела в огонь. Завтра все будет кончено. Она выйдет замуж за Ричарда де Сейревилла и станет его молодой женой. На всем остальном можно будет поставить точку. Но не о таком счастливом конце она некогда мечтала.

Все ее мысли сосредоточивались на Блэклоу, хотя она страшно сердилась на него. Она потеряла сон и по ночам думала о том, как было бы хорошо, если бы она выходила замуж за Джайлза, а не за Ричарда. Она закрыла глаза, мечтая увидеть Джайлза в последний раз... один-единственный разок – больше ей ничего не надо.

Она почувствовала прикосновение к своему плечу и, открыв глаза, увидела стоявшего перед ней Блэклоу. Наверное, ей видится сон. Она протерла глаза, но он не исчез. Нет, не сон.

Джайлз пришел к ней, как будто знал, о чем она думает в свою последнюю ночь. Возможно, и он испытывал такое же чувство. Нет, сказала она себе, поднимаясь с кресла, ведь он ее не любит. Неужели она до сих пор не поняла этого?

Он отошел от нее на несколько шагов, и выражение его лица стало непроницаемым. Она ждала, когда он заговорит, и, не дождавшись, взглянула на него.

– Что привело вас сюда, милорд? – спросила она, радуясь, что голос у нее не дрожит.

Он ответил, и его голос тоже не дрожал.

– Я хотел увидеться с тобой последний раз, Аврора.

– Вот как? Я удивлена, – приподняла она бровь, надеясь выглядеть пренебрежительно и понимая, что он даже не заметит ее ужасного состояния.

Он молчал.

– У меня еще много дел сегодня, так что на разговоры нет времени.

– В таком случае я не буду тебя задерживать. Мне следует тебя поздравить?

У нее задрожала нижняя губа.

– Если пожелаете, милорд.

– Что ты хочешь, чтобы я сделал?

– Мне от вас ничего не нужно.

– Понятно.

Она судорожно сглотнула.

– А теперь вам следует уйти, милорд. – Она отошла к окну, все время ощущая его присутствие. На некотором расстоянии, но все же очень близко.

– Аврора?

Она круто повернулась. Он стоял у двери, уже взявшись за дверную ручку. Возможно, она видит его в последний раз в жизни, подумала, она и не выдержала.

– Джайлз! – Она промчалась через всю комнату и прильнула к нему. Он поднял руки и заключил ее в объятия, наклонился и поцеловал в губы.

Как ей не хватало его поцелуев, его объятий! Она чуть не заплакала от счастья, крепко обнимая его и возвращая ему его поцелуи с такой же, как у него, страстью. Его теплое дыхание касалось ее щеки, их поцелуи становились все горячее, и, наконец, не говоря ни слова, он подхватил ее на руки и отнес на кровать. Они разделись в полутьме и долго любили друг друга – не спеша, смакуя каждое мгновение.

Они наперебой говорили слова любви и нежно гладили друг друга, а когда страсть достигла наивысшего накала, они в изнеможении вернулись на землю. Спали они недолго, не разжимая объятий, а когда проснулись, комнату заливал серебряный свет луны. Аврора прижалась к телу Блэклоу и потянулась к нему губами. Он поискал и нашел ее губы, и они снова занялись любовью. После второго раза он медленно гладил рукой ее волосы, потом обмотал прядь волос вокруг пальца. Они не говорили ни слова, хотя оба знали, что ему пора уходить. Мысль о его уходе была невыносима. Скоро утро, и она понимала, что надо немного поспать, но заснуть не могла. Ведь она в последний раз была с Джайлзом, со своим возлюбленным.

Он еще раз нежно поцеловал ее и, соскользнув с кровати, стал одеваться. Она тоже встала и теперь наблюдала за ним, освещенная светом луны, льющимся из окна. Он подошел к ней, взял ее руки в свои и еще раз поцеловал в губы. Потом повернулся и ушел.

Аврора долго стояла, глядя на закрытую дверь, потом, впервые почувствовав холодный воздух октябрьской ночи, вздрогнула всем телом и вернулась в постель, все еще сохранявшую тепло их тел. Забравшись под одеяло, она дала волю слезам.

Глава 9

На следующее утро Констанция рано разбудила Аврору, заснувшую только с первым светом зари, то есть проспала не более часа. Аврора с большой неохотой встала и вымыла лицо и руки холодной водой.

Констанция вернулась через несколько минут.

– Для тебя приготовлена горячая ванна. Не будем терять времени, нам еще многое предстоит сделать.

Аврора зевнула и, кивнув головой, последовала за Констанцией. В ванне она не задержалась, быстро вымыв тело и волосы. Потом, усевшись у огня, она принялась расчесывать волосы, зевнула и закрыла глаза. Она очень устала. Больше всего ей хотелось сейчас вернуться в постель и проспать весь день. Однако через несколько часов...

Аврора вернулась в спальню и едва успела натянуть на себя рубашку и чулки, как Констанция принесла подвенечное платье.

– Все под контролем, дорогая. Если хочешь, я помогу тебе одеться, а как только сама буду готова, мы отправимся в церковь, где нас встретят де Сейревиллы. Ричард предложил заехать за нами, но я решила, что нам лучше подождать. Считается плохой приметой, если невеста видится с женихом перед церемонией бракосочетания.

Плохая примета... Аврора чуть не рассмеялась вслух. Что может случиться? Может, отменят свадьбу? Констанция попыталась отвлечь Аврору рассказами о дне своей свадьбы. Девушка слушала, но не слышала ни слова. Заметив, что Аврора, сама того не замечая, рвет щеткой спутавшиеся волосы, Констанция взяла из ее рук щетку и несколькими решительными плавными взмахами привела волосы в порядок.

Потом Аврора начала одеваться. Констанция помогла ей застегнуть крючки. Достав из украшенной эмалью шкатулки нитку жемчуга, недавно подаренную ей Ричардом, она надела ее на шею и посмотрелась в ручное зеркальце, которое поднесла ей Констанция.

Бледна как смерть, подумала Аврора и пощипала щеки, чтобы они порозовели. Глаза на белом, без кровинки, лице покраснели, оттого что она плакала, но тут уже ничего не сделаешь. Сойдет. Все равно, заметив ее покрасневшие глаза, все решат, что во всем виноват предсвадебный невроз.

Она опустила зеркало и разгладила складку на юбке. Жесткий высокий воротник, едва позволявший ей повернуть голову, и длинные, широкие рукава сплошь покрывали мелкие жемчужинки. Лиф платья, изготовленный из золотой парчи, и белая парчовая юбка, причудливо расшитая серебряной и золотой нитями, сидели на ее фигуре великолепно. На ноги Аврора надела золотые туфельки без задников.

Наверное, она выглядела неплохо, но ей было все равно.

– Как я выгляжу, Констанция? – машинально спросила она.

Констанция окинула ее взглядом и заставила себя улыбнуться.

– Ты выглядишь замечательно, дорогая. Как и положено очаровательной невесте. Ты готова?

Аврора сделала глубокий вдох, восстанавливая ритм дыхания.

– Наверное, готова.

– Вот и хорошо. Пойду проверю, подали ли экипаж. Жди меня здесь.

Аврора кивнула. Она не чувствовала ничего. Только боль и страдание.

Глава 10

До церкви было рукой подать, и они доехали очень быстро. Слишком быстро, подумала Аврора, направляясь вместе с Констанцией к церковным воротам. Констанция направляла каждый ее шаг, как будто боялась, что если она оставит Аврору без внимания, то та сбежит. Возможно, она была права. Рассеянно оглядевшись, Аврора заметила, что в церкви много народа. Слезы застилали ей глаза, и она лишь слышала приглушенное жужжание голосов, но не видела ничего, кроме расплывающегося света свечей да неотчетливо вырисовывающихся бледных лиц.

Аврора знала, что сегодня здесь собрались многие важные люди. Даже сама королева обещала почтить церемонию своим присутствием. Всю последнюю неделю Констанция рассказывала ей, что церковь будет освещена сотнями свечей и украшена гирляндами осенних цветов, которыми обовьют колонны. Однако Аврора ничего не видела.

Она чувствовала себя глубоко несчастной и едва сдерживала слезы. Как ни парадоксально, думала она, те, кто заметит слезы на ее глазах, решат, что она плачет от счастья.

Констанция проводила ее к алтарю, украшенному массой золотистых и красновато-коричневых цветов, придававших ему праздничный вид, и оставила ее там одну. Мгновение спустя она почувствовала прикосновение к своей руке и, подняв глаза, увидела улыбающегося Ричарда в красивом костюме золотых и синих тонов. Сама не сознавая, она ухватилась за его теплую мягкую руку.

Англиканский священник, толстый, приземистый, с круглой физиономией, облаченный в черную сутану, широко улыбнулся им обоим и открыл молитвенник, приступив к церемонии. Неожиданно голос его дрогнул, и монотонное чтение молитвы остановилось. Аврора услышала какие-то крики и шум, взглянула на Ричарда, потом медленно повернулась, с удивлением глядя на Джайлза Блэклоу, направлявшегося к алтарю. Она беспомощно заморгала, не веря своим глазам.

Глава 11

Что здесь делает Джайлз? Ошеломленная, она смотрела на него, отчаянно надеясь, что он пришел, чтобы остановить церемонию бракосочетания. Но вдруг она осознала, какой опасности он подвергается. Какое с его стороны безрассудство появляться здесь!

Оглянувшись, она увидела ужас на лице леди де Сейревилл. Похоже, она готова упасть в обморок. Ее удерживала на ногах только стоявшая рядом не менее удивленная Констанция. Ошеломленный Ричард взглянул на Аврору.

Физиономия лорда де Сейревилла выражала глубокую ненависть. Не теряя времени, он выскочил вперед и заорал, указывая на приближающегося Блэклоу:

– Стража! Стража! Остановите его! Арестуйте этого человека!

Аврора машинально сделала шаг навстречу Блэклоу, смутно заметив изумленный взгляд Ричарда. Блэклоу приближался к ней, без труда пресекая попытки остановить его, а де Сейревилл продолжал настойчиво требовать, чтобы гвардейцы его арестовали.

Но Блэклоу пока ничего противозаконного не совершил, и сбитые с толку королевские гвардейцы уставились на королеву в ожидании ее указаний. Елизавета, выгнув тонкую бровь и чуть приподняв руку, жестом приказала им ждать. Авроре показалось, что королева и сама сбита с толку. Ричард во все глаза смотрел на отца, как будто никогда его раньше не видел. Филиппа де Сейревилл глядела в сторону.

Все молчали, только де Сейревилл продолжал орать. Никто не бросился его успокаивать, и он стоял один, так крепко сжав в кулаки руки, что побелели костяшки пальцев.

– Ваше величество, – с поклоном произнес Блэклоу. – Дамы и господа! Сожалею, что прервал торжественную церемонию, но я должен сообщить нечто очень важное и не терпящее отлагательства. Не более часа тому назад я нашел доказательства того, что должно быть немедленно доведено до сведения вашего величества.

– Выведите его отсюда! – взвизгнул де Сейревилл и бросился на Блэклоу, который даже не шевельнулся.

Несколько приятелей де Сейревилла схватили его за руки, безуспешно пытаясь заставить замолчать.

– Уберите отсюда этого человека! – продолжал кричать де Сейревилл. – Не слушайте того, что он говорит! Он предал корону!

– Я желаю выслушать этого человека, – повелела Елизавета. – Продолжайте, лорд Блэклоу.

Глядя в лицо королеве, он начал говорить глубоким, отчетливо звучащим голосом:

– Будучи верноподданным королевы, я должен предупредить ваше величество о том, что замышляется неслыханное предательство.

Шум голосов собравшихся гостей смолк. Только голос де Сейревилла упорно приказывал гвардейцам схватить Блэклоу. Блэклоу продолжал, как будто и не слышал его выкриков.

– Прошу прощения за неприятную новость, но я должен сообщить, что Томас де Сейревилл организовал заговор против вас, ваше величество.

Елизавета повернула голову и одарила де Сейревилла холодным взглядом.

– Это ложь! – с жаром запротестовал побагровевший де Сейревилл. – Неужели вы поверите словам какого-то католика, земли которого конфискованы короной, а сам он лишен титула? Нет! – Он изо всех сил старался говорить нормальным тоном. – Ваше величество, умоляю вас не слушать предателя.

– Ваше величество, лорд де Сейревилл возглавляет небольшую группу титулованных дворян, считающих, что в прошлом вы были слишком снисходительны к католикам и другим религиозным отступникам. – В голосе Блэклоу ощущалась ирония, но он тем не менее продолжал, глядя прямо в глаза королевы. – Они давно вынашивали злодейские планы и, наконец, решились на то, чтобы убить вас сегодня, ваше величество.

В глубине церкви кто-то громко вскрикнул.

– После вашей смерти, ваше величество, де Сейревилл намеревается провозгласить себя лордом-протектором, то есть занять весьма высокое положение. Затем он планирует добиться казни Марии, королевы шотландской, якобы за ее измену, а в действительности потому что она является следующим претендентом на трон. И тогда на английский престол будет возведен ее юный сын, которым де Сейревилл и его приятели смогли бы манипулировать, как пожелают.

– Он говорит ложь, ужасную ложь, – произнес де Сейревилл почти нормальным голосом. – Ваше величество, – улыбнулся он королеве, хотя Аврора увидела, что на его лице выступили крупные капли пота, – зачем бы мне делать то, в чем меня обвиняет этот человек?

– У меня есть доказательство, – заявил Блэклоу, не взглянув на де Сейревилла, и, сделав шаг в сторону Елизаветы, передал ей документ. Она развернула пергамент и, нахмурив брови, медленно прочла его, потом перечитала еще раз. Закончив, она свернула документ и пристально взглянула на Блэклоу.

– Далее, – продолжал Блэклоу и в первый раз взглянул на Аврору, – я могу доказать, что много лет тому назад Томас де Сейревилл причинил много вреда своему доброму другу Джайлзу Блэклоу и обманным путем увел у него женщину, на которой тот собирался жениться, а также лишил его семейных земельных владений, которые он впоследствии получил от короны.

Аврора внимательно глядела на Блэклоу, потом перевела взгляд на королеву, а Ричард смотрел на свою мать, которая не поднимала глаз.

Де Сейревилл подошел ближе к королеве.

– Этот человек – католик и предатель, – провозгласил он, указывая на Блэклоу дрожащим пальцем. – Он никогда не придерживался интересов короны, ваше величество, не то что я, ваш покорный слуга.

Де Сейревилл еще на шаг приблизился к королеве.

– Даже когда мы были мальчишками, он обманывал меня, ваше величество, и продолжал обманывать, когда мы стали взрослыми. Такой уж он есть. Он лжец. Поэтому никому не следует его слушать.

Словно почувствовав неладное, Ричард окликнул отца, но де Сейревилл не обратил на него внимания и сунул руку в карман. Не успели окружающие опомниться, как он вытащил пистолет и прицелился прямо в королеву.

Аврора, не раздумывая, бросилась на него и ударила по руке. Он схватил ее, и они принялись бороться, тогда как все остальные в изумлении застыли на месте. Потом раздался выстрел, эхом отразившийся от стен церкви, и Аврора упала на каменный пол.

Елизавета вскочила на ноги, королевские гвардейцы бросились вперед, схватили старшего де Сейревилла и отобрали у него пистолет. Блэклоу и Ричард подбежали к упавшей девушке. Констанция тоже поспешила к ним, к истекающей кровью Авроре.

Елизавета, явно раздраженная неожиданным поворотом событий, окинула присутствующих сердитым взглядом.

– Вы все арестованы, – заявила она и повернулась, чтобы уйти.

– Прошу вас, ваше величество, – обратилась к королеве Констанция. – Было бы жестоко арестовывать юную Аврору, когда она ранена. Не позволите ли вы мне подлечить ее дома?

– Хорошо, леди Уэсткотт, мы сделаем ей снисхождение, потому что девушка едва ли знала о происходящем. Однако вы, вы и вы, – костлявый пальчик ткнул в Блэклоу, де Сейревилла и двух членов его семьи, – арестованы.

Одарив всех хмурым взглядом, королева покинула церковь.

Глава 12

Констанция несколько успокоилась, узнав, что рана Авроры оказалась всего лишь поверхностной: пуля из пистолета де Сейревилла задела предплечье. Отдохнув несколько дней, она уже бродила по лондонскому дому Констанции. Больше всего на свете ей хотелось узнать, что произошло после того, как ее подстрелили.

– Где Блэклоу? – спросила Аврора у Констанции. До сих пор вдова, считая, что девушке нужен отдых, не говорила ей о том, что сказала королева Елизавета.

– Он в Тауэре.

Аврора побледнела.

– В Тауэре? Чем он заслужил такое обращение? Что произошло? Я хочу знать все.

Констанция помогла девушке сесть и ответила ей:

– После того как ты получила пулю, королева приказала заточить в Тауэр всех – де Сейревиллов и Блэклоу – до выяснения обстоятельств дела.

– Но Блэклоу не сделал ничего плохого. Он лишь предупредил ее о предательстве де Сейревилла!

– Я уверена, что пока она содержит их в достаточно комфортабельных условиях.

– А что, если она передумает? – Аврора понимала, что в Тауэр заточены и другие, кроме Блэклоу, однако ей и в голову не пришло спросить о Ричарде. Она была убеждена в его невиновности и не верила, что он что-нибудь знал о предательстве отца, как и леди де Сейревилл. Мысль о заговоре могла родиться только в голове лорда де Сейревилла.

– Что теперь будет с моим браком? – чуть помедлив, спросила Аврора.

– Королева отозвала свое разрешение на ваш брак, так что ты можешь не беспокоиться.

Единственная хорошая новость, с иронией подумала Аврора. Ей хотелось немедленно бежать к королеве и сказать о невиновности Блэклоу. Однако она не имела никаких доказательств.

– Что, если де Сейревилл каким-то образом впутает Джайлза в историю заговора? Что, если королева поверит, что он виновен в предательстве? Нам нужно каким-то образом помочь Джайлзу бежать из Тауэра!

Констанция скептически усмехнулась.

– Это невозможно, дорогая. Еще никому никогда не удавалось бежать из Тауэра.

Но Аврора не желала сдаваться.

Аврора ежедневно обращалась к королеве Елизавете с просьбой об аудиенции. Она уже потеряла всякую надежду, когда, наконец, королева согласилась встретиться с ней. Представ перед монархиней, Аврора склонилась в низком реверансе.

– Поднимись, – дружески разрешила Елизавета. – Надеюсь, твоя рана заживает?

Аврора бросила взгляд на свою руку с повязкой. Хотя рана теперь напоминала всего лишь глубокую царапину, Констанция все еще не позволяла снять ее.

– Да, ваше величество, благодарю вас. Рана совсем не болит.

– Мы рады, госпожа ле Грей, потому что вы получили тяжелую рану, спасая нашу жизнь. – Глаза с тяжелыми веками взглянули на Аврору. Аврора вдруг поняла, почему ей разрешили аудиенцию. – Именно поэтому, – продолжала королева, – я решила выслушать тебя сегодня. Прежде чем мы продолжим беседу, я должна поблагодарить тебя за службу.

Аврора чуть покраснела и снова присела в реверансе, потом с надеждой взглянула на монархиню. Королева пристально поглядела на нее.

– Теперь перейдем к цели твоего визита, потому что, если я не ошибаюсь, ты добивалась аудиенции с единственной целью.

– Да, ваше величество, так оно и есть, – ответила Аврора.

Прежде чем прийти к королеве, она не менее десяти раз повторила все, что предполагала высказать, но произнести сейчас приготовленные слова она все-таки затруднялась.

– Я хочу сказать несколько слов в защиту Джайлза Блэклоу, ваше величество.

– Понятно.

Уголки накрашенных губ королевы чуть тронула улыбка, но может быть, Авроре только показалось? Возможно, просто игра света смягчила суровое выражение лица королевы?

– Ваше величество, я не знаю, что он сделал в прошлом, потому что он мне не рассказывал, но в одном я уверена: он не мог участвовать в предательстве по отношению к короне.

– Вот как?

– Да, ваше величество. Обратите внимание на то, как он стремился остановить де Сейревилла, и вам станет ясно, что Джайлз Блэклоу невиновен.

– А как быть с сыном? Думаешь, он причастен к заговору отца?

Аврора решительно покачала головой.

– Нет, ваше величество. Я думаю, что лорд де Сейревилл является единственным злодеем в семействе. Леди де Сейревилл и ее сын невиновны и ничего не знали о заговорщической деятельности лорда де Сейревилла.

Кажется, улыбка на лице королевы расплылась шире.

– Ты бросилась на защиту Блэклоу, хотя должна была выйти замуж за молодого Ричарда?

– Да, ваше величество. – Аврора опустила глаза.

– Понятно.

Вне всякого сомнения, королеве стала понятна вся ситуация в целом, подумала Аврора. Кажется, Елизавета действительно обладала большой проницательностью. Немного покраснев, Аврора стала ждать, когда королева продолжит разговор.

– Как ты познакомилась с Блэклоу? Насколько мне известно, он уже несколько лет не появляется в обществе открыто.

– Несколько лет назад, ваше величество, лорд Блэклоу приехал в Брайдуэлл и выкупил меня из того ужасного места.

Девушка кратко поведала королеве, как она попала в тюрьму и как снова оказалась на свободе, и Блэклоу обучал и воспитывал ее как благородную леди.

– Какая удивительная история, – пробормотала Елизавета. – А известно ли тебе, с какой целью он тебя освободил?

– Нет, ваше величество, неизвестно.

– Понятно. – Елизавета побарабанила пальцами по подлокотникам трона. – Ну что ж, госпожа ле Грей, вам не следует больше о них беспокоиться. Но вы не должны и ожидать их немедленного освобождения. Если их освободят, то не сразу. Дело более сложное, чем вам представляется, и еще многое предстоит расследовать. Вот и все, что я могу сказать пока.

– Понимаю, ваше величество. Спасибо, что позволили поговорить с вами.

Аврора вернулась домой, практически не добившись никаких результатов. Поднявшись в спальню, она обдумала все, что говорила во время аудиенции. Она добилась меньших успехов, чем надеялась. Дело более сложное, чем думала Аврора, по крайней мере так сказала королева. Может, Елизавете известно, что Блэклоу выступал в роли разбойника. Теперь она знала, что его земли и титул присвоил лорд де Сейревилл – отец человека, за которого она чуть не вышла замуж.

Если Блэклоу обвинят в разбое, его казнят. Если его сочтут виновным в измене короне, его казнят. У нее не оставалось выбора. Придется ей помочь ему бежать. Каковы бы ни были последствия.

Глава 13

– Я получила весьма удивительную записку, – поведала Констанция Авроре несколько дней спустя; Аврора взглянула на нее, оторвавшись от книги. По правде говоря, она не читала, а обдумывала способ вызволить Блэклоу из Тауэра.

– Что за записка?

– Она от какой-то Мэри Прентис. Ты знаешь такую?

Аврора задумалась.

– Пожалуй, знаю, о ком идет речь. Но кажется, она близкая подруга Мэралайн.

– Странно. Видишь ли, она хочет как можно скорее встретиться с нами обеими. Как мне поступить, Аврора? – спросила Констанция.

– Пусть приходит. После всего, что с нами случилось, нам хуже не будет.

– Что правда, то правда. Значит, я сейчас же отправлю ей ответ. – Констанция взяла бумагу, обмакнула перо в чернильницу и начала писать ответ.

Мэри Прентис оказалась той самой девочкой, о которой подумала Аврора и которую считала слишком хорошей, для того чтобы быть подругой Мэралайн.

– Я не хотела бы показаться навязчивой, – начала Мэри, теребя в руках носовой платочек.

– Все в порядке, – ободрила ее Констанция, улыбнувшись. – Что мы можем для вас сделать?

– Они поступили плохо, поэтому я и пришла к вам, – заявила Мэри.

– Простите, не поняла, – остановила ее ошеломленная Констанция. – Кто «они» и что плохого они сделали?

– «Они» – это Мэралайн и другие. Они украли вашу кошку.

– Что? Люси? Как им удалось? Где она сейчас? С ней все в порядке?

– Мэралайн подкупила слугу, и он стащил кошку. Она хотела, чтобы ее убили, и чтобы все выглядело так, будто вы умертвили ее, совершая обряд черной магии.

– Совершая что? – Аврора озадаченно взглянула на Констанцию, а потом на девушку.

– Мэралайн имела намерение обвинить вас в колдовстве.

Аврора и Констанция удивленно взглянули друг на друга и перевели взгляд на девушку, ожидая дальнейших разъяснений.

– Боюсь, что во всем виновата я, по крайней мере все началось с меня. Я упомянула, что слышала, будто у вас есть кошка, с которой вы разговариваете, как с человеком. Мэралайн и другие начали распространять слухи, а Роксана пошла к своему отцу и сказала, что вы ведьма. Потом Мэралайн заполучила кошку и держала ее в клетке, намереваясь через некоторое время убить ее и обвинить вас в колдовстве.

– Понятно, Мэри. – Аврора пыталась говорить как можно спокойнее. – А где находится кошка сейчас?

– Я ее спрятала от Мэралайн. После того как лорда де Сейревилла посадили в тюрьму, Мэралайн совсем обезумела: постоянно швыряет все вокруг, рвет и ломает вещи. Я боялась, что она что-нибудь сделает с кошкой. Она не любила кошку, но и кошка ее не любила. Но я не хотела, чтобы ей или вам, леди ле Грей, причинили зло. Правда, не хотела.

– Я вам верю, – успокоила ее Аврора. – А теперь, не могли бы вы сказать мне или показать, где находится кошка?

– Когда вам будет угодно.

Аврора взглянула на Констанцию. Та кивнула.

– Я поеду с вами сейчас же.

– Возьми экипаж, Аврора, – посоветовала Констанция.

Вскоре экипаж доставил их в Уайтхолл, и Мэри провела Аврору туда, где располагались личные апартаменты королевских фрейлин.

– Осторожнее, – предупредила Мэри, – никто не должен нас заметить.

Они крадучись прошли по пыльному коридору, которым давно никто не пользовался, и Мэри открыла какую-то дверь. В помещении, куда они попали, находилась отслужившая свое мебель и было еще больше пыли, чем в коридоре. Слабый свет проникал сквозь единственное грязное оконце.

– Кошка там, – указала Мэри в темный дальний угол. Аврора осторожно шагнула вперед, почувствовав, как по спине пробежал холодок. Вдруг на нее кто-то набросился. В слабом свете сверкнул нож. Аврора увернулась от удара, и нож лишь распорол ей юбку. Круто повернувшись, она увидела Мэралайн в платье, покрытом пятнами, с взлохмаченными длинными светлыми волосами. Глаза у нее блестели лихорадочным блеском.

Аврора взглянула на Мэри, которая в ужасе смотрела на Мэралайн.

– Ты хотела заманить меня в ловушку, не так ли? – медленно спросила Аврора.

– Нет, – покачала головой Мэри. – Я не знала, что она придет сюда. Правда, не знала.

– Она говорит правду, – хихикнула Мэралайн. – Она не знала, что я следила за ней и видела все, что она делала. Я знала, куда она спрятала проклятое животное, и поняла, что она пойдет к тебе. И я стала ждать. Я ждала тебя, Аврора, потому что в тебе причина всех моих бед.

– Я ничего не сделала.

– Из-за тебя Томас попал в тюрьму, а теперь и меня могут обвинить в соучастии. И все из-за тебя.

– Нет, – ответила Аврора, – во всем виноваты твоя жадность и собственная глупость.

Мэралайн бросилась на нее, занеся над ней нож, но Аврора успела уклониться. В комнате, переполненной старой мебелью, негде было повернуться, и Аврора толкнула под ноги Мэралайн какое-то кресло. Та споткнулась, и нож выпал из ее руки. Аврора сразу же подняла его и, направив острие в сторону Мэралайн, проговорила:

– Вот мы и поменялись ролями, Мэралайн. Стой, где стоишь, если не хочешь, чтобы я тебя ударила. – Она обратилась к Мэри: – Где моя кошка? Ты сказала, что она здесь?

– Д-да. Она вон там.

Не спуская глаз с Мэралайн, Аврора стала медленно продвигаться в угол, указанный Мэри. На полу она увидела маленькую металлическую клетку, которую она тут же открыла, и Люси с тихим мяуканьем бросилась к ней.

Аврора со слезами прижала к себе кошку. Бедняжка страшно отощала. Похоже, Мэралайн совсем ее не кормила. Люси от радости лизала свою хозяйку в подбородок. Аврора сердито взглянула на Мэралайн, которая под шумок тихо приближалась к ней.

– Держись от меня подальше, Мэралайн. Я не хочу причинять тебе боль, но если потребуется, я за себя постою. Я возвратила то, что принадлежит мне. А теперь позволь мне пройти.

– Нет.

– Да! – послышался голос Мэри. – Пропусти ее, Мэралайн. Ты уже причинила ей много зла. Теперь отпусти ее домой.

– Мерзавка, – прошипела Мэралайн. – Оставь меня сию же минуту.

Воспользовавшись тем, что Мэралайн переключила свое внимание на Мэри, Аврора потихоньку проскользнула мимо них. Выйдя из комнаты, она пустилась бежать, не останавливаясь и не оглядываясь, к экипажу. Сев в экипаж, она приказала кучеру ехать домой; прижав к груди Люси, она разрыдалась.

Глава 14

– Я помогу тебе, – пообещал Джон Максуэлл. – Джайлз не раз помогал мне.

– Спасибо, Джон. – Аврора улыбнулась, благодарная за поддержку.

Рядом с ней, свернувшись клубочком, спала Люси. После того как Аврора привезла ее домой, она немного набрала вес. И неудивительно, ведь Аврора и Констанция угощали ее самыми отборными кусочками мяса с собственных тарелок, не считая молока. Аврора улыбнулась и погладила кошку. Люси замурлыкала в ответ и лениво открыла один глаз.

– Что от меня требуется? – спросил Джон.

– Пойди в Тауэр и изучи его расположение. Если сможешь, сделай зарисовки. Попытайся поговорить с кем-нибудь, кто бывал внутри, со стражником, например, или даже с освобожденным заключенным. Мне необходимо знать о крепости все, что только возможно.

– Сложная задача, Аврора.

– Понимаю. Но знаю, что ты не подведешь ни меня, ни Джайлза. Ты нужен нам обоим.

Он усмехнулся.

– В таком случае я уже ушел.

Аврора мысленно составила перечень тех, на чью помощь могла рассчитывать, и самое главное место в нем занимали Джон и Фейт. Она уже объяснила ситуацию Фейт и только хотела попросить ее помощи, как Фейт сама предложила ее. Аврора со слезами на глазах поблагодарила подругу и попросила ее узнать все, что можно, о смене караула в Тауэре.

Аврора считала, что Констанция тоже могла бы помочь, но пока за помощью к ней не обращалась. Прервав поток ее мыслей, вдова вошла в комнату.

– У меня есть для тебя новости, Аврора.

У Авроры екнуло сердце.

– Что-нибудь сочилось с Джайлзом?

– Нет, ничего подобного, дорогая. Но я думаю, тебе будет интересно узнать, что леди де Сейревилл и ее сына освободили. Правда, пока идет дознание о деятельности лорда де Сейревилла, они находятся под домашним арестом. При дворе говорят, что тебе во время аудиенции удалось убедить королеву в их невиновности.

– Слава Богу, – пробормотала Аврора. – Я рада слышать, что они свободны. Мне, наверное, следует повидаться с Ричардом?

– Думаю, ты поступила бы правильно.

– Только не сейчас. Наверное, когда он будет готов, он сам зайдет ко мне.

– Но еще не все новости. Мэралайн Чемблет арестована и заключена в тюрьму.

– За что? – спросила Аврора.

Когда Аврора вернулась домой с Люси, она рассказала Констанции о своей стычке с Мэралайн, но больше никому о ней не говорила.

– За соучастие в заговоре де Сейревилла, – ответила Констанция. – Она была его любовницей и, являясь, фрейлиной, шпионила за королевой.

– Ужасно неприятно и королеве, и ее друзьям. Как держится Мэралайн?

– Всех, кто пожелает ее слушать, она заверяет в своей невиновности и утверждает, что ты главная зачинщица. Правда, королева уже поняла, что в ее лице пригрела змею. Вот так-то! А теперь мне пора идти, у меня еще много дел.

– Вы знаете, что я хочу каким-нибудь образом освободить Джайлза?

– Знаю.

– Я уже заручилась поддержкой Джона и Фейт. А вы нам поможете?

Констанция некоторое время смотрела на нее, потом кивнула.

– Да. Ради тебя и ради Джайлза я сделаю все, что ты скажешь, Аврора.

– Спасибо.

Снова оставшись одна, Аврора взглянула в окно, за которым начал падать снег, и подумала, удастся ли ей помочь Блэклоу. Может быть, она слишком глупа, если вообразила, что действительно сумеет вызволить его из Тауэра? Пусть даже с помощью троих своих друзей? Она улыбнулась.

Она уверена, что добьется своего. А как же иначе? Ведь она его любит. Она вспомнила ночь любви накануне ее бракосочетания и его страстные поцелуи и ласки. Разве может она позволить ему умереть?

Глава 15

В середине ноября Ричард де Сейревилл посетил наконец Аврору. Чувствовал он себя неловко, и Авроре хотелось приободрить его, хотя ей самой тоже было не по себе.

– Я хотел заехать к вам раньше... но не заехал.

– Понимаю.

– Я восхищен тем, с какой храбростью бросились вы на защиту жизни королевы. Никто, кроме вас, и пальцем не шевельнул. Вы очень отважны, Аврора.

– В тот момент я даже не сознавала, что делаю, по крайней мере до тех пор, пока в меня не выстрелили.

– И все же вы храбро поступили. Надеюсь, ваша рана заживает.

Она кивнула.

– Не знаю, как сказать, и не уверен, что вы захотите меня слушать, но я по-прежнему люблю вас, Аврора, – проговорил он, глядя ей прямо в глаза.

– Я знаю, Ричард. Ты мне тоже дорог и будешь дорог всегда. Но мне нужно сказать тебе кое-что такое, о чем тебе, наверное, не хотелось бы слышать. Кажется, я люблю тебя недостаточно, для того чтобы выйти за тебя замуж.

Ричард явно опечалился, и ей стало жаль его... и жаль себя.

– Мне кажется, что я всегда подозревал это, Аврора. Ты относилась ко мне хорошо, и я обманывал себя, надеясь, что, когда мы поженимся, ты со временем полюбишь меня. Но я тогда не понимал, что ты любишь другого мужчину. – Заметив, что она удивлена, он улыбнулся. – Мы говорили с Фейт, и она мне все рассказала. Я рад, что она доверила мне твою тайну. Мне стало легче прийти сюда сегодня.

– Извини меня, Ричард.

Он слегка пожал плечами.

– Возможно, все к лучшему. После того как нас освободили из-под домашнего ареста, мы с моей матушкой очень долго беседовали. Разговор со мной она слишком долго откладывала, но наконец рассказала мне о человеке, которого любила в юности. Его звали Джайлз Блэклоу. Она рассказала, как отец обманул ее и своего лучшего друга. Она поведала мне тайну, которую хранила долгие годы. Томас де Сейревилл не является моим отцом. Мой настоящий отец – Джайлз Блэклоу. Она и Блэклоу хотели пожениться, но лорд де Сейревилл предал своего лучшего друга и женился на моей матери, не зная о том, что она ждет ребенка. Когда на несколько недель раньше положенного срока родился его наследник, де Сейревилл ничего не заподозрил. Я все время считал его своим отцом, хотя и ненавидел. – Ричард глубоко вздохнул и взъерошил рукой волосы. За последние несколько недель он очень возмужал и теперь выглядел старше своих двадцати лет.

– Сожалею, Ричард, – тронула его за руку Аврора. На мгновение его лицо озарилось мальчишеской улыбкой, напомнившей прежнего Ричарда.

– А я ничуть не сожалею, Аврора. Предпочитаю быть сыном Джайлза Блэклоу, чем сыном Томаса де Сейревилла. Блэклоу – честный человек, а де Сейревилл строил свою жизнь на обмане и предательстве. Разве можно гордиться таким отцом?

Значит, подумала Аврора, Филиппа де Сейревилл и есть та женщина, которую когда-то любил Джайлз. «Единственная женщина, которая навсегда осталась в его сердце», как однажды сказала Констанция.

– Твоя мать виделась с Блэклоу? – спросила Аврора.

– Нет и, думаю, не увидится, ведь то, что они испытывали друг к другу, давно прошло. Слишком много событий произошло за двадцать лет. Возможно, все тоже к лучшему. – Он помедлил и улыбнулся. – Я пришел к тебе и еще по одной причине, Аврора. Сама понимаешь, я чувствую себя нечестным человеком, выступая в роли наследника де Сейревилла, поэтому я решил уехать из Англии. Я уеду на континент и сам сколочу себе состояние, создам имя, а возможно, и титул получу. Следом за мной туда приедет и мать. Она тоже не желает оставаться здесь. А что касается лорда де Сейревилла, то я думаю, что дни его сочтены.

– Поверь, мне будет не хватать тебя, Ричард.

– А мне тебя. Человеку, которого ты любишь, очень повезло, Аврора. Жаль, конечно, что я не оказался на его месте.

– Я хотела бы, чтобы мы остались друзьями, Ричард.

– Я всегда буду дорожить твоей дружбой. Спасибо, Аврора. Не буду больше занимать твое время, мне пора. – Он поцеловал ей руку и ушел.

По щекам Авроры катились слезы. Расставаться с друзьями всегда очень грустно.


– Я изучил Тауэр, – доложил Джон Максуэлл, когда он, Фейт, Аврора и Констанция собрались вместе, – и пришел к следующим выводам. – Он разложил перед ними сделанные им наброски. – Нам придется перейти через внешний крепостной ров по гребню каменной дамбы – единственной сухопутной дороге, – чтобы попасть к Львиной башне, где размещается королевский зверинец. – Он указал место на плане. – Здесь находятся Львиные ворота и подъемный мост. Отсюда мы двинемся к Средней башне, затем по подъемному мосту перейдем через внутренний крепостной ров к Прибрежной башне. В Прибрежной башне находится главный ход через внешнее кольцо стен, где ворота закрываются опускаемой решеткой, которая в определенное время суток бывает поднята. По обе стороны ворот находятся будки с часовыми. Миновав ворота, мы окажемся внутри самой крепости. – Он оторвался от плана и окинул взглядом присутствующих. – Есть вопросы?

– Пока нет, – ответила Аврора.

– Сразу же, справа от нас, мы увидим башню Святого Томаса, под которой расположены Ворота предателей. Если в Вестминстере лорда де Сейревилла приговорят к казни как предателя, то его провезут на лодке через Ворота предателей. Дальше находится Садовая башня, где и содержат сейчас Джайлза, – закончил свой рассказ Джон.

– Ты хорошо справился с работой, Джон, – отметила Аврора. – А что удалось тебе, Фейт, узнать о караульных?

Фейт подробно изложила все, что удалось узнать об охране. Когда она закончила, Аврора окинула взглядом троих своих друзей.

– У меня есть план, – медленно произнесла она. – Я хочу обсудить его с вами.

Все внимательно выслушали ее, Констанция задала несколько вопросов, потом обсудили каждую деталь, внося улучшения.

– Когда? – спросила Фейт.

– Мы отправимся в Тауэр в последний день уходящего года, – тихо уведомила Аврора. – Весьма подходящее завершение ужасного года, не правда ли?

Глава 16

Возница остановил телегу на каменной дорожке перед самыми воротами Львиной башни.

– По какому делу? – спросил караульный, подходя к телеге.

– Привез припасы.

Караульный попытался разглядеть сквозь мглу физиономию возницы. Целый день небо было затянуто тучами, а теперь с реки начал подниматься туман.

– Что-то я не видел тебя здесь раньше. Ты новенький?

Джон, переодетый в грубую одежду с капюшоном, закрывающим лоб, кивнул.

– Ага. Старый-то сбежал с девчонкой, которая ему во внучки годится.

Караульный расхохотался. Джон, опустив глаза на свои грязные руки с загрубевшей кожей (Аврора заставила его измазать руки грязью, чтобы они больше походили на руки ломового извозчика), ждал, когда караульный разрешит ему проехать. Нахохотавшись вдоволь, тот, наконец, махнул рукой:

– Проезжай.

Джон кивнул ему, поднял вожжи и, прищелкнув языком, послал вперед пару тягловых лошадей. Телега прогромыхала по каменной дорожке через ворота Львиной башни, миновала Среднюю башню и остановилась у Прибрежной башни, где Джону пришлось снова объяснять, зачем он здесь, и его снова пропустили дальше. Проезжая под поднятой опускаемой решеткой, он вздохнул с облегчением. Пока все шло хорошо. Оказавшись, наконец, внутри Тауэра, он не мог не оглядеться вокруг, хотя сгущающийся туман сильно снижал видимость. Джон впервые в жизни находился так близко от крепости и молил Бога, чтобы в последний раз.

Деревянные колеса телеги прогрохотали по булыжной мостовой мимо Садовой башни, в которой содержали Блэклоу. Джон улыбался стражникам, чтобы показать, что он здесь свой человек, и направлял лошадей к складскому помещению, перед которым стояли полуразгруженные телеги. Осторожно маневрируя между ними, он остановился возле стены. Поглядев в оба конца улицы и убедившись, что никто за ним не наблюдает, он тихо присвистнул. В телеге под кулями и тюками что-то зашевелилось, и оттуда выскользнули Фейт и Аврора.

Обе – в мужской одежде. Волосы они спрятали под шапки, лица измазали грязью. Джон кивнул, и Аврора безуспешно попыталась улыбнуться. Фейт принялась помогать Джону разгружать телегу, укладывая тюки сена и соломы и кули с зерном таким образом, чтобы занять как можно больше места и перекрыть доступ другим телегам.

Аврора, на которую никто не обратил внимания, направилась к Садовой башне. Взглянув на сооружение из серого камня, она порадовалась, что Блэклоу заточен здесь, а не в грозной и неприступной Белой башне.

Она заготовила целую историю на тот случай, если кто-нибудь ее остановит. Девушка поднялась по узким каменным ступеням и, оглянувшись на затянутую туманом реку, проскользнула внутрь башни. Из нескольких дверей она знала ту, за которой держали в заточении ее любимого.

Она заглянула в дверную щель камеры, где он находился. Стены ее оказались побеленными, потолок подчеркивали темные балки. Камера напоминала комнату, в которой даже стояла кое-какая мебель: низкое кресло, стул, несколько столов и узкая кровать у дальней стены. В оловянных подсвечниках горели свечи, пол устлан свежим душистым тростником. Джайлз сидел на кровати и читал, пока еще не замечая ее присутствия.

Снаружи вдруг послышались крики: «Пожар! Пожар!»

Она притаилась в коридоре, когда мимо нее промчался из караульной вниз по лестнице стражник. Она-то знала, что обнаружат внизу он и другие тюремщики: в соответствии с планом Джон поджег телегу. Услышав крики и представив себе начавшуюся суматоху, Аврора усмехнулась. Пора.

Она снова заглянула в щель и встретилась с вопросительным взглядом Джайлза.

– Добрый день, милорд, – улыбнулась ему Аврора, поняв, что он не узнает ее.

– Что? Кто это? Аврора? Ты что здесь делаешь? – удивился он.

– Отойди от двери, Джайлз, – прошептала она и достала из складок плаща пистолет. Нажав на спусковой крючок, она выстрелила. Звук выстрела эхом отразился от каменных стен, но его перекрыли шум и крики снаружи. Замок снесло выстрелом, и Аврора распахнула дверь.

Не успел Блэклоу опомниться, как она схватила его за руку, вывела из комнаты и потащила за собой вдоль стены к лестнице. Там она остановилась и дала ему плащ и шапку.

– Надвинь шапку пониже на лицо, – приказала она, и они стали спускаться по лестнице во двор.

Стражники и солдаты, не жалея сил, боролись с огнем, пытаясь потушить пожар, пока огонь не перекинулся на крыши соседних строений. Никто и не замечал, что огонь уже не представляет большой опасности. В Лондоне любой пожар считался опасным.

Какая-то пастушка, в которой Блэклоу заметил поразительное сходство с Констанцией, умудрилась загнать во двор стадо перепуганных овец. Овцы, совершенно ошалевшие от огня и криков, шарахались в стороны и отчаянно блеяли, еще более усиливая всеобщую сумятицу. Дым и туман усугубляли положение: видимость снизилась до расстояния нескольких шагов. А пастушка тем временем куда-то исчезла, и стражникам пришлось самим выталкивать со двора овец.

Аврора взглянула на Блэклоу.

– Следуй за мной.

– Слушаюсь и повинуюсь, – с легкой иронией ответил он.

Миновав снующих людей и овец и разбросанные по булыжной мостовой тюки сена, они едва выбрались из скопища визжащих поросят, которые непонятным образом вырвались из свинарника.

– Мы идем, чтобы позвать людей на подмогу! – крикнула Аврора караульному, указывая большим пальцем через плечо на то, что творилось позади.

Караульный, внимание которого отвлекли языки пламени, время от времени показывающиеся над стеной, пропустил их кивком головы. Несколько караульных бросились к месту пожара, чтобы предложить свою помощь. Аврора и Блэклоу быстро прошли вдоль старой городской стены расстояние от Тауэра до Тауэр-Хилла, остановившись только тогда, когда Тауэр исчез из виду. Им навстречу из темного угла вышли трое оборванцев.

Почувствовав, как Блэклоу напрягся, Аврора взяла его за руку и тихо рассмеялась.

– Спокойно, Джайлз. Это друзья.

Вглядевшись внимательнее, он и впрямь заметил в оборванцах некоторое сходство со своими друзьями. Если он не ошибается, на него глядели грязные улыбающиеся физиономии Джона Максуэлла, Фейт Хоупуэлл и Констанции.

– Констанция? – удивился он.

– Привет, Джайлз, – улыбнулась она и, вытерев о фартук грязную руку, протянула ее ему.

– Будет вам. У нас мало времени, – остановила их Аврора. – Не сомневаюсь, что они с минуты на минуту обнаружат, что птичка улетела из клетки.

Группа молча пробиралась по запруженным народом улицам, прислушиваясь к разговорам о пожаре в Тауэре. Когда стемнело, они наконец добрались до заброшенного домика, неподалеку от городских ворот. Войдя внутрь, Аврора зажгла свечу и улыбнулась Блэклоу. Остальные, усталые, но довольные проделанным, рухнули в кресла. Блэклоу молчал и лишь поглядывал на всех с едва заметной улыбкой.

– Ну, – заговорила Аврора, когда молчание затянулось, – разве ты не собираешься поблагодарить нас? Как-никак, а мои друзья и я задумали и осуществили план твоего спасения.

– Неужели правда? – с явным удивлением спросил он.

Она кивнула, а он, приведя ее в полное недоумение, рассмеялся. Не зная, что и подумать, она взглянула на него, а затем на друзей. Те тоже озадаченно смотрели на Джайлза.

– Извини, Аврора, – проговорил Блэклоу, сознавая, что все присутствующие смотрят на него так, словно он спятил. – Я действительно сожалею. Представляю себе, сколько сил и времени ты потратила, разрабатывая план моего побега. – Он снова с трудом удержался от смеха. – Но сначала я должен отвести тебя кое-куда, а потом все само собой объяснится.

– Куда? – спросила она. – Что ты хочешь сказать?

– Пока я не могу ничего сказать тебе.

Она пожала плечами, вдруг почувствовав страшную усталость. А он хотел, чтобы она опять куда-то шла, причем неизвестно, с какой целью.

– Ладно, Джайлз. Будь по-твоему. – Она повернулась к остальным. – Констанция, возвращайтесь домой. Увидимся позднее.

– Аврора, с тобой все будет в порядке? Может быть, одному из нас пойти с тобой? – спросил Джон. Он смотрел на Блэклоу так, словно никогда в жизни не видел его. Нахмурив испачканное лицо, рядом с Джоном стояла Фейт. Казалось, только Констанцию не слишком удивило необычное поведение Блэклоу.

– Силы небесные, Джон. Ведь я не собираюсь вести ее назад в Тауэр.

– Ну, если так, то ладно.

Они направились к двери, и Блэклоу, оглянувшись, взмолился:

– Ради Бога, умойтесь. – И, окончательно озадачив всех, снова разразился смехом.

Оставшись, наконец, наедине с ним, Аврора окинула его беспристрастным взглядом. Может быть, во время заточения в Тауэре он повредился в уме? Судя по всему, он не испытывал благодарности и вообще довольно легкомысленно отнесся ко всему, что произошло.

– Ну и куда же вы меня ведете, лорд Блэклоу? Ее официальный тон вызвал у него улыбку.

– Увидишь.

Под прикрытием темноты и сгустившегося тумана они вышли из дома, шли по каким-то переулкам и улицам, и туман заглушал их шаги. Она хотела спросить, далеко ли еще идти, но тут Блэклоу полушепотом сказал, чтобы она остановилась. Он повел ее по ступеням в подвал какого-то заброшенного дома. В дальнем углу подвала он раскидал какой-то мусор, и они оказались перед массивным шкафом.

Он прикоснулся к крышке шкафа, и, к ее удивлению, дверцы его распахнулись, и вместо задней стенки шкафа она увидела деверь. Вставив ключ в замочную скважину, Блэклоу открыл дверь. Когда они оказались в темноте за дверью, Блэклоу остановился, чтобы привести в прежнее состояние шкаф и запереть дверь.

Они опять шли в темноте, и Аврора поняла, что они находятся под улицами Лондона. Иногда она смутно слышала тарахтенье телег по мостовой и крики уличных торговцев, однако большую часть пути они продолжали в полной тишине.

Аврора не понимала, куда он ее ведет и зачем. Больше всего ей сейчас хотелось сесть и отдохнуть. Она очень устала после целого дня бурной деятельности. Почему он не поблагодарил ее за все, что она для него сделала? Она нахмурила лоб. Пора бы уж привыкнуть к тому, что благодарности от него не дождешься. Наверняка он считает, что мог бы все сделать и без их помощи. Она попыталась поддержать с ним разговор, но он лишь зашикал на нее, вызвав у нее еще большее раздражение.

Ей показалось, что прошло несколько часов, хотя, наверное, они шли не более тридцати минут, когда увидали впереди слабый свет фонаря. Они замедлили шаги, а когда дошли до источника света, Аврора увидела каменные ступеньки лестницы, поднявшись по которым они снова оказались у двери. И от нее у Блэклоу нашелся ключ, которым он ее открыл и откинул в сторону прикрывавший дверь гобелен.

Аврора окинула взглядом скромно обставленную комнату, слабо освещенную несколькими свечами, и ей показалось, что она ее узнает. Однажды она уже побывала в ней во дворце Уайтхолла. Совсем сбитая с толку, она взглянула на него.

– Я не понимаю, лорд Блэклоу.

– Вот как?

– Комната похожа... но... не может быть. Мне показалось, что мы попали в одну из комнат Уайтхолла.

– Так оно и есть, – подтвердила женщина, появляясь из-за ширмы.

Аврора, к своему ужасу, узнала королеву Елизавету. Теперь все пропало!

Глава 17

Аврора даже попятилась от страха, когда монархиня направилась к ней и Блэклоу. Она приложила столько усилий, чтобы освободить его – и на тебе! Все пошло насмарку! Заметив на ее лице выражение обреченности, Блэклоу протянул руку и ободряющим жестом потрепал ее по щечке.

– Вижу, что мне придется многое объяснить.

Губы Елизаветы дрогнули в сдерживаемой улыбке. Страх, который Аврора испытывала несколько мгновений назад, сменился вдруг гневом. Она сердито взглянула на Блэклоу.

– Да, – ядовитым тоном произнесла она в ответ, – думаю, что вам, лорд Блэклоу, давно пора честно признаться мне во всем. Ведь с самого начала вы вели со мной нечестную игру. И чем скорее вы приступите к своим объяснениям, тем лучше. – Она сложила руки на груди и отступила на шаг, чтобы он не мог прикоснуться к ней.

– Он, как видно, неисправим, – заметила королева с притворным вздохом.

Блэклоу лишь улыбнулся.

– Ты права, Аврора, я должен многое объяснить, хотя мне совсем непросто, потому что история чрезвычайно сложная и запутанная. Однако я начну прямо сейчас, – поспешил добавить Блэклоу, заметив сердитый огонек, вспыхнувший в глазах Авроры. – Любовь моя, я все время работал в интересах короны.

Совершенно ошеломленная, она уставилась на него, потом перевела взгляд на королеву. Тонкие губы королевы дрогнули в улыбке. Она кивнула.

– По правде говоря, я работал на ее величество, с тех пор как вернулся из Европы и обнаружил, что мои земельные владения конфискованы. Я был взбешен, сочтя подобный факт предательством, и немедленно отправился к королеве, чтобы заявить свой протест. Ее величество благосклонно выслушала меня и в конечном счете согласилась с тем, что я прав. Однако вследствие негибкости закона решение о конфискации моих земель – каким бы несправедливым оно ни было – отменить оказалось невозможно, и тогда королева предложила мне в качестве частичного возмещения моих убытков службу на благо моей страны, за которую обещала щедрое вознаграждение. Как ты, наверное, понимаешь, у меня не оставалось выбора, и я согласился.

– Значит, находясь в Тауэре, ты не подвергался никакой опасности?

– Правильно, – улыбнулась Елизавета сначала девушке, потом Блэклоу. – Ему действительно ничто не угрожало. По правде говоря, он находился там ради его собственной безопасности. Однако, госпожа ле Грей, я должна похвалить вас за превосходный план, позволивший вам вызволить оттуда моего самого ценного заключенного. Побег был организован поистине блестяще. Вы сами разработали его?

Аврора изумленно кивнула.

– Я так и думала. Мне нравится ваша целеустремленность. Видишь ли, дитя мое, я содержала Блэклоу в камере – заметь, в весьма комфортабельной камере, вроде номера в гостинице средней руки, – чтобы обеспечить ему безопасность, пока не будет арестован последний из участников заговора. И еще: хотя имя лорда Блэклоу давно очищено от подозрений, я по понятным причинам пока не могу публично признать такой факт. Признание поставило бы корону в затруднительное положение.

Аврора взглянула на Блэклоу, потом на Елизавету, затем снова на него. Комната кружилась у нее перед глазами. Чтобы не упасть, она ухватилась за спинку стула.

– Что же тогда делать? – едва слышно спросила она. – Что будет с нами?

Елизавета широко улыбнулась. В ее синих глазах блеснул лукавый огонек.

– Я предложила лорду Блэклоу. попробовать себя в новой для него области – стать пиратом. Воды вдоль дальних берегов Перу и Бразилии особенно привлекательны для такого промысла. Мне известно, что наш старинный недруг Испания направляет туда множество судов, чтобы вывозить богатства с недавно захваченных территорий. Естественно, деятельность лорда Блэклоу будет субсидироваться короной при условии отчисления определенного процента прибылей в королевскую казну.

– Само собой разумеется, – отвесил Блэклоу галантный поклон монархине. – Вы чрезвычайно щедры.

– Да, так оно и есть. – Елизавета взглянула на Аврору. – У тебя есть еще вопросы, дитя мое? У тебя озабоченный вид.

Аврора кивнула, все еще не оправившись от услышанного. Всего за один час весь ее мир перевернулся.

– А как насчет заговора де Сейревилла? Он настоящий или нет? – Она уже не знала, как отличить правду от лжи. Граница между ними стала едва различимой и, казалось, готова исчезнуть совсем.

– Заговор был настоящий, – подтвердил Блэклоу. – Я давно подозревал, что мой бывший друг по целому ряду причин затаил зло на ее величество, и рассказал ей о своих подозрениях. Продолжая следить за де Сейревиллом, я обнаружил, что он замышляет убить ее величество. Он планировал и тебя убить после церемонии бракосочетания.

К своему великому сожалению, я не смог собрать все доказательства до начала церемонии, поэтому я, не теряя времени, бросился в церковь, чтобы публично обвинить де Сейревилла в измене и заставить его либо признаться, либо начать действовать. Документ, который я отдал королеве, представлял собой просто лист пергамента с написанными на нем именами. И мы заставили де Сейревилла начать действовать.

– Ты чуть не потерял меня, – медленно произнесла Аврора.

Елизавета едва заметно подмигнула девушке и тихо оповестила, что ненадолго оставит их вдвоем. Как только Елизавета скрылась за ширмой, где наверняка скрывалась еще одна дверь, и они остались одни, Аврора круто повернулась к Блэклоу. Такой сердитой он еще никогда ее не видел.

– Я требую, чтобы ты сию минуту сказал мне, зачем ты взял меня из Брайдуэлла!

– Аврора, любовь моя! – Джайлз попытался обнять ее, но она его оттолкнула. Он вздохнул. – В самом начале, – признался он, – я действительно использовал тебя. Я хотел, чтобы ты вышла замуж за Ричарда де Сейревилла и, став членом его семьи, смогла, сама того не подозревая, шпионить для меня.

Я уже довольно давно подозревал Томаса де Сейревилла, но не мог найти улик, которые выдавали бы его с головой. Мне нужно было внедрить своего человека при дворе. Для такой роли и предназначалась ты, любовь моя. А шпионом в семействе де Сейревиллов стал его сын, что оказалось еще лучше. В то время я еще не знал, что Ричард мой сын. Как я уже сказал, план мой в отношении тебя задумывался в самом начале...

Но время шло, и ты из угловатого ребенка превратилась в прекрасную, утонченную юную леди. Я понимал, что не смогу использовать тебя, как предполагал, и именно поэтому несколько раз откладывал твое представление ко двору. Когда же я понял, что мои чувства к тебе захватывают меня все сильнее, я попытался настроить тебя против себя, полагая, что будет лучше, если ты забудешь меня и все, что произошло между нами. В конце концов я все еще являюсь изгнанником, скрывающимся от закона и не имеющим ни имени, ни земли. Какое будущее мог я предложить тебе? Никакого.

– Самое глупое оправдание из всех, которые мне доводилось слышать, – заявила Аврора, не сводя с него сердитого взгляда. Он с удивлением посмотрел на нее. – Я полюбила тебя всем сердцем с того самого дня, как ты взял меня из тюрьмы, и я последовала бы за тобой куда угодно, независимо от того, скрываешься ты от закона или нет. А что касается твоих земель и титула, то меня они не интересовали и не интересуют. Ты показал мне, что такое нежность и любовь, ты дал мне надежду.

Выражение ее лица на мгновение смягчилось, потом она взяла себя в руки и саркастически усмехнулась:

– Осмелюсь напомнить вам, что сегодня я и впрямь вызволила вас из тюрьмы. Было бы неплохо, если бы вы поблагодарили меня, лорд Блэклоу.

Блэклоу немедленно изобразил раскаяние, хотя она могла бы поклясться, что заметила на его губах довольную улыбку.

– Вы совершенно правы, леди Аврора, напомнив мне, что я пренебрег правилами поведения. Я должен за многое поблагодарить вас сегодня, потому что вы не только вызволили меня из Тауэра, но и спасли мне жизнь.

– Спасла вашу жизнь? Но королева сказала, что вам ничего не угрожало!

– Есть разные способы спасти человека, – уклончиво произнес он, делая шаг в ее сторону. – Я думаю, что нам следует считать себя теперь полностью расплатившимися с долгами друг перед другом.

Аврора продолжала сердито глядеть на него.

– А что вы скажете о леди де Сейревилл, великой любви всей вашей жизни? – спросила она.

– Та любовь закончилась много лет тому назад.

– Я слышала другое.

– Стало быть, тебе сказала о ней Констанция, любовь моя. – Аврора кивнула. – Констанция говорила так, потому что ревновала. Разве могла она знать, что творится в моем сердце?

Воспользовавшись моментом, Блэклоу заключил ее в объятия. Она попыталась вырваться, но не смогла, да, по правде говоря, и не хотела. Он крепко прижал ее к себе.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– Ложь, – заявила Аврора, пытаясь сердито нахмурить брови и безуспешно игнорируя сладкое замирание сердца.

– Я не лгу, – прошептал он. – Я никогда больше не буду лгать тебе, любовь моя. Я действительно люблю тебя.

Аврора взглянула на него.

– И я люблю тебя всем сердцем, Джайлз.

Они обменялись страстным поцелуем. Не выпуская ее из объятий, он принялся нежно перебирать ее распущенные волосы.

– Знаешь, любовь моя, я не могу сейчас оставаться в Англии. Скоро мне придется уехать. Захочешь ли ты разделить со мной неизвестное будущее и непредвиденные приключения, а также трудности и лишения, которые, несомненно, придется преодолевать на далеких берегах Перу, или ты предпочтешь пойти своим путем? Я подчинюсь любому твоему решению.

– Решение зависит от одного условия.

У него по спине пробежал холодок страха.

– От какого?

– Смогу ли я взять с собой Люси.

Блэклоу подумал, что ослышался, но Аврора оставалась совершенно серьезной.

– Я очень привязана к своей кошке, – объяснила она. – Она исчезла на несколько месяцев, потом нашлась, и, чтобы вернуть ее, мне пришлось сражаться с Мэралайн.

– Вот как? Разумеется, мы возьмем ее с собой.

Аврора с улыбкой взглянула на него.

– Зачем говорить о выборе, если он и так очевиден, – промолвила она. – Я отправлюсь с тобой, Джайлз, куда бы ты ни поехал.

Когда Аврора и Блэклоу обнялись, в комнату снова вошла Елизавета, которая все время самым бессовестным образом подслушивала их разговор под дверью. Они отскочили друг от друга, но Елизавета жестом приказала им продолжать и срочно послала за священником, чтобы, не теряя времени, обвенчать их.

Увидев их ошеломленные лица, она пояснила:

– Не могу же я отправить в путь без присмотра молодую незамужнюю женщину с таким повесой. Вы, надеюсь, не забыли, что скоро наступит первый день нового года? Какие подарки вы мне приготовили?

– Только нашу преданность, ваше величество, – низко поклонился Блэклоу.

– Хорошо, милорд. Ваша преданность мне и любовь друг к другу меня вполне устраивают в качестве новогоднего подарка. А свой подарок я хочу сделать сейчас ради особого случая. – Она сняла с пальца тяжелое золотое кольцо с крупным рубином и вручила его Джайлзу. – Пусть оно будет обручальным кольцом.

– Вы очень добры. – Блэклоу поцеловал руку повелительнице.

– Будь начеку со своим повесой, – предупредила девушку королева.

Вошел священник. Он появился так быстро, что Авроре показалось, будто он тоже находился где-то за дверью в ожидании своего выхода.

Открыв молитвенник, он начал церемонию бракосочетания. Слыша его слова во второй раз, Аврора взглянула на Джайлза и подумала, что теперь она сделала правильный выбор.

Вот так, в присутствии и с благословения английской королевы-девственницы, когда по всей Англии начали звонить колокола, оповещая о наступлении нового 1587 года, Джайлз Блэклоу и леди Аврора стали мужем и женой.

Читать далее

Отзывы и Комментарии