Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Авантюристка в Академии
Глава 4

– Поздравляю вас. Фердинанд вас проводит. Следуйте за ним. – Милота секретарши приемной комиссии зашкаливала. Я девушка приличная, но очень захотелось толкнуть ее в то помещение с мышами, а еще напустить какого-нибудь газа для эффекта. Прямо руки зачесались!

– За кем? – переспросила моя напарница, когда женщина поспешила скрыться.

– За мной, леди. Попрошу без лишних вопросов, дел много, – занудливым голосом прогундосило… привидение. Оно висело рядом, позволяя рассматривать свой гордый прозрачный профиль. Даже мантия сопровождающего колыхалась с осуждением: мне, мол, некогда, а вы тут застряли.

– После пережитого можешь звать меня просто Сель, – задумчиво произнесла девушка, протягивая мне руку и в то же время пялясь на Фердинанда.

От дружбы я отказываться не стала, приняла рукопожатие:

– Амели.

– Ты их никогда не видела? – Девушка ткнула пальцем в полетевшего вперед Фердинанда. Мы, подхватив свои вещи, не сговариваясь, двинулись вслед.

– Видела пару раз. А ты?

– Нет. – Похоже, моя знакомая не только смелая, но еще и осторожная. Я заметила, как раздуваются ее ноздри в попытке принюхаться.

Территория академии оказалась именно такой, какой я ее себе представляла: замковое здание со множеством башен и переходов, тенистые аллейки цветущих деревьев, фонтанчики и огромное количество цветов. Последних было так много, что, не знай я, куда поступила, решила бы, что это место обитания эльфов.

Призрак довел нас до кабинета завхоза, около которого столпились счастливчики вроде нас. По радостным лицам почти что адептов (натерпелись, бедолаги!) сразу стало понятно, что народ еще не осознает, куда попал и как вляпался. Я же на все смотрела с нотой интереса и сочувствия. У меня была несколько иная цель пребывания в стенах академии.

– Все в сборе? – прогрохотал старый орк, он же, судя по табличке на двери, завхоз Дарраг.

Мы дружно покивали, хотя я вот представления не имела, все или нет.

– Не все. Там еще двое подошли, – проворчал Фердинанд.

– Может, и не поступят, – равнодушно протянул орк. – Так, молодежь! Объясняю один раз, а кто будет переспрашивать, тот первый моет полы в коридоре своего этажа. Я понятно говорю? Порядок и сохранность мебели в общежитии на вас, соблюдение дисциплины тоже. Все понятно?

Счастливчики дружно закивали. Я улыбнулась.

– Илларис? – нахмурился орк, заметив, что я выбиваюсь из общего строя соглашающихся. – Есть возражения? – Зеленая бровь гневно изогнулась.

– Нет, что вы, господин, – я кинула взгляд на табличку, – Дарраг. Я радуюсь, что тут порядок. С таким количеством народа непросто справиться.

Вот же внимательный какой! И карточку мою тут же среди всех выцепил, фото с оригиналом сличает. Я не трусиха, но выделяться не было желания.

– У меня не забалуешь, – скупо ухмыльнулся орк, приняв слова за похвалу себе, сурово-ненаглядному. Впрочем, так и есть. С такой-то рожей запугает любого!

В итоге, прослушав правила поведения и расписавшись, что с ними ознакомлены, мы направились в общежитие. И пока шли, Фердинанд рассказывал, как найти столовую и в какое время она работает. Сообщил и про обязательное собрание, на котором должны присутствовать адепты всех курсов. После этого слова я почувствовала себя важной. Маменька у меня активная участница женского клуба. Но то благотворительность, а у меня учеба! И миссия по спасению семьи.

* * *

Я стояла на пороге нашей с Сель комнаты, и меня разрывали противоречия. Как-то не так я представляла себе общежитие. Радовала маленькая кухонька за шторкой, но один туалет на двоих и одна душевая ввергали в уныние. А если нам обоим захочется? Куда бежать?

– Да, хорошо хоть, кровати две, – пробормотала я и потопала занимать ту, что справа от окна.

– Амели, ты что, с луны свалилась? – усмехнулась моя спутница. – Боевикам приходится иногда ночевать в лесу, на болотах. Особенно в годы учебы. Закинут так, что рад будешь еловым лапам. Я про это наслышана.

Я раскрыла рот и с удивлением посмотрела на Сель, затем на свой неразобранный саквояж. Может, ну его… дома все индивидуально… Хотя нет! Ни в коем случае. Я Илларис, а не размазня.

Мой личный счет к Алексу Моргану рос с каждой проведенной в академии минутой.

Чтобы скинуть внутреннее оцепенение, я принялась раскладывать вещи. Распахнула большой шкаф и с удивлением обнаружила жирную черту, проведенную посередине.

– Похоже, кто-то делил пространство, – заметила Сель, пристраиваясь рядом со стопочкой носочков.

– Нужное дело, – отозвалась я под согласное сопение будущей однокурсницы.

И это хорошо, что в мой саквояж умещалось гораздо больше вещей, чем могло показаться на первый взгляд.

Когда все было разложено, в дверь постучали.

– А у нас уже посетители, – усмехнулась Сель и потопала открывать.

На пороге стояла миловидная блондиночка со слегка вытянутым лицом. С таким могли родиться только чистокровные эльфы, не терпевшие смешения своей голубой крови с презренными людьми и уж тем более нелюдями.

– Привет! – неожиданно приветливо произнесло это чудо. – Вы новенькие?

Мы дружно кивнули, ожидая продолжения. Как-то выбивалась она из общеизвестных знаний об остроухих.

– А я Мариэль. Приятно познакомиться.

– Взаимно, – отозвались мы, переглянувшись, и озвучили свои имена. Похоже, жизнь налаживается.

– Как вам комната?

Возникло ощущение, что спрашивает она не просто так. И следующая фраза это подтвердила:

– Мы так рады, что тут наконец-то кто-то поселился. А то эта грустная история все из головы не идет.

– Какая история? – Сель словно нечаянно заступила выход. По мне, так эльфийка и сама не хотела покидать нас.

– В прошлом году здесь жили две адептки, а потом они пропали. Никто не хотел сюда заселяться. Хорошо, хоть вы согласились. А то скучно без соседок за стеной. Все же живые.

Вот так номер!

– А куда они делись? Сбежали домой? – Я покосилась в сторону туалетной комнаты. Понять адепток можно.

– Неизвестно. Поговаривают, что вышли замуж. Но не все в это верят. А ректор и преподаватели молчат.

Информация была, что называется, к размышлению. И мы старательно обошли ее стороной. А когда Мариэль покидала нашу гостеприимную комнату, я вдруг вспомнила:

– Не знаешь, а что бывает на собраниях? Что обсуждают?

– Все как обычно, – усмехнулась она. – Факультеты собираются по профилю в большом зале. Сначала, к примеру, целители. Потом боевики. Следом техномаги…

Из всего этого разум выделил основное. Я знала, с кем мне предстоит встретиться. И надеялась, что Дальберг не будет при всех устраивать разборки. Эх, почему мы ехали в одном вагоне, когда в соседнем наверняка было много свободных мест?!

– Девочки, а вы на кого будете учиться? Я травница.

– Боевики. – Сель попыталась скрыть свою радость, но я почувствовала спрятанные эмоции: она явно давно об этом мечтала. Мне же оставалось только скрыть свое разочарование.

Улыбка покинула милое личико эльфийки.

– Как? Там же почти нет девчонок! Бедные… Хотя… будет много парней, а это большой плюс.

Из ее слов я сделала однозначный вывод: девчонок почему-то в академию брали неохотно. Каким образом мы прорвались, непонятно.

* * *

Мариэль ловко сновала между студентами и раздаточными столами. Она планировала познакомить нас со своей подругой Лорэль, и мы решили не отказываться. Нужные знакомства еще никому не вредили. Хотя бы на первом этапе пребывания в академии.

– В столовой все просто. Берешь поднос и накладываешь то, что любишь. Ограничений нет, но помните, что переедание мешает так же, как и голод. Вот здесь у нас зелень, морковка, свекла. Очень вкусен шпинат в соевом соусе со сливочной нотой и каплей васаби…

Я с тоской посмотрела на все, что называла блондиночка, и закатила глаза. Мой живот в знак протеста против такой еды тихо проурчал, шантажируя: мол, еще слово из мира трав, и возмущение будет усилено. Я решительно двинулась в ту сторону, где высились горки рыбных и мясных блюд. Сель развернулась и двинулась за мной.

– Амелия, Сельма, куда вы? – пискнула эльфийка, стоило нам сделать шаг в противоположную сторону. Глаза у нее на затылке, что ли?

– Я наполовину оборотень, – без тени кокетства и смущения напомнила моя соседка. Она решительно ринулась в сторону шницелей и котлет, запеченных с картофелем и политым каким-то соусом.

– Люди иногда такие прожорливые. – Весь ассортимент я точно не рассмотрела, поэтому устремилась вслед за Сель. После изматывающей экзаменации есть хотелось неимоверно.

На поднос я поставила салатик с мясом и яйцом, картофель с пышным шницелем и ароматное какао. Сельма была более активна в этом вопросе и уже топала в сторону Мариэль. Решив, что мне достаточно и для счастья не хватает только булочки с повидлом, я потянулась за ней. Подхватила ароматную сдобу и отправилась следом за новой подругой…

Знакомый мужской голос отвлек от попытки донести ужин до стола. Я остановилась, пытаясь среди шума вычислить голос старшего брата Оливера или того, кто говорит в точности как он. Завертела головой… И в ту же секунду чья-то наглая конечность коснулась моей талии, не дав дернуться и отскочить.

– Э… а!.. – вырвалось протяжное, потому как у меня не было привычки ронять поднос. Я вообще раньше не прислуживала, если честно.

– Не меня ли ищешь, крошка? – раздалось над ухом. Даже не видя лица островитянина, я чувствовала его надменную улыбку и то превосходство, что буквально лезло изо всех щелей боевика. Он посчитал, что застал меня врасплох. Можно подумать, я не найду способа ответить.

Жаль, что руки заняты и удар не удастся. Но это ведь не повод грустить и отчаиваться.

– Дальберг, – прошипела я и обернулась. Маг позволил это сделать и с видимой издевкой уставился в мои глаза. В очередной раз убедилась, что такой нахальной рожи еще поискать надо.

– Поговорим?

Он стоял близко, почти вплотную. Это не просто раздражало, но и странным образом тревожило. Только в глазах не было и доли той любезности, с которой прежде на меня смотрели пытающиеся ухаживать поклонники. Нет, у Кристена я видела сплошной расчет и попытку продолжить наше противостояние. Это было сродни взгляду на чужую болонку, которую и пнуть жалко, но и гладить не хочется. А кто сказал, что после моего удара Дальберг не перейдет рукоприкладную черту?

– Не о чем. И убери свою руку! – фыркнула я.

И попыталась обойти приставучего адепта. На нас уже стали засматриваться. Интересное шоу? Я умею его устраивать. Дома на праздники мы ставили спектакли, и роли в них мне всегда удавались.

– Горячая штучка, – ухмыльнулся этот субъект, сверкнув ледяными глазами.

– Очень, – согласилась я, вспомнив, что с придурками лучше не спорить. И пока наглец с ядовитой улыбочкой пытался меня задеть, я, словно случайно, сдвинула мизинцем чашку. Какао точно было жалко, но что поделать, себя я ценю гораздо больше.

Боевик отскочил и неприлично выругался, уставившись на залитые напитком брюки и туфли. Посуда явно была заговоренной и не разбилась. Вот и ладно.

– Ой, я не хотела! – воскликнула, сделав испуганное лицо. Рванула с подносом к раздаточному столу (откуда только опыт набрался), взяла еще одну чашку и, огибая злющего Дальберга, поспешила к нашему столику неподалеку.

Девушки уже сидели за столом, и устроенное мной представление не прошло мимо их внимания.

– Я Лорэль, – пискнула еще одна остролицая блондиночка. Кажется, я ее сегодня видела на нашем этаже.

– Амелия, – представилась в ответ.

– Твой знакомый? – поинтересовалась Сель.

– Случайный попутчик. Мы ехали вместе в поезде, – не соврала я, с воодушевлением втыкая в шницель вилку. В этот момент мне виделся не пласт хорошо прожаренного мяса, а искаженное лицо Кристена. Вот привязался! Даже на тарелку умудрился пробраться. Ткнула еще раз, для убедительности.

– Не переживай, Амели, – с усмешкой произнесла Мариэль, по-своему истолковав мое молчание. – Этот дракон островитянин, а там все темпераментные. У нас по нему половина академии сохнет. Посмотри, проблема решена.

Я с удивлением оторвалась от еды и повернула голову в поисках Дальберга. Он не унывал и даже не скучал. Интересного вида девушка стояла рядом. Она прищелкнула пальцами, а островитянин широко улыбнулся ей. Посмотрел вниз.

– Он и сам все может сделать, но зачем, если есть желающие помочь, – съязвила Лорэль.

– Это ведьмочка Дафна, – пояснила для нас Мариэль. – У них с Кристеном роман.

– Был, – криво ухмыльнулась Лорэль.

– Но она-то об этом, видимо, пока не знает, – уколола в ответ Мариэль.

Глядя на довольного мага, обнявшего расторопную ведьму и вместе с ней направившегося куда-то подальше от нас, стало неприятно. Может, стоило пролить растительное масло, перемешанное с красным молотым перцем? Или черничный сок для особой миссии подойдет гораздо лучше? Глядишь, собрался бы женский консилиум по решению важного вопроса – чистка штанов самого Дальберга.

* * *

Могу с чистой совестью признать, что случай в столовой даже не выбил меня из колеи. Но когда мы с Сельмой шагали на собрание, я думала о том, что боевик еще не сказал свое слово. Сдаваться я не собиралась. Его мои проблемы с Морганами не касаются, вот пусть и катит куда подальше на свои острова.

Когда я увидела ряды рассевшихся парней, как-то вдруг стало не по себе. Одно дело – братья, пытающиеся ограничить твою свободу на вечеринках и балах. Другое – незнакомцы, чьи намерения написаны на лицах. Ну да ладно, я не по темной улице иду.

Решили сесть подальше, тем более что свободных мест еще было много.

– А девчонки ничего, – произнес парень на первом ряду, когда мы проходили мимо. Он не скрывал своего интереса, как и все остальные, повернувшие головы вслед за нами. Даже как-то неудобно смотреть, сколько тут девушек. Пока не заметила ни одной. С такими-то зверскими экзаменами неудивительно.

– Ничего – это ноль в кармане, – спокойно ответила я, не удостоив остряка взглядом. Мои щеки грозили вот-вот запылать, поэтому пришлось сделать вид, что крайне занята выбором места. А впрочем, не упасть, скача по ярусам, тоже надо умудриться.

– Привет! – Чья-то рука преградила дорогу моей подруге, шагающей первой.

– Привет, – сквозь зубы произнесла Сельма, подцепив пальцами чужой рукав и отодвинув его в сторону.

Я же остановилась. Сейчас главным развлечением оболтусов было наблюдение за нами, а разговоры – это так, сопутствующее общение.

– А я тебя знаю, – почти радостно заявил не кто иной, как Алекс Морган. Блондин цветущей наружности, осознающий свое превосходство над новичками.

Моя цель и мечта. Пупсик найден!

– Неужели академия не отбивает боевикам память? – нарочито удивленно поинтересовалась я. В последний раз мы виделись года два назад, и с тех пор я не сильно изменилась, да и он тоже.

– Познакомь с этой колючкой. – Маг, что сидел на одной скамье с Алексом, сдвинулся ближе к нам. Парень, в общем-то, казался нестрашным и, я бы сказала, милым. Но у него имелся один существенный недостаток. Он не был Морганом, ради которого мне пришлось поступить в академию.

– Ты даже не представляешь, как давно я ее не видел. – По лицу сына прокурора скользнула довольная улыбка. Он сам готов насадиться на крючок, тем лучше. – И тебе тут точно ничего не светит. Очень известный род в Тасване.

Ага, особенно если нужную информацию собирать. А что это Морган не назвал мое имя? Забыл или не хочет запятнать репутацию? Пожалуй, я не буду комментировать этот момент, не имея веских объяснений.

Я задрала нос и заторопилась за уходящей Сельмой, успев заметить, как подмигнул Алекс. Ура, все идет по плану!

На Дальберга я даже и глядеть не стала, с интересом рассматривая редких девушек, которые в этом рассаднике мужского пола все-таки присутствовали. И надо сказать, выглядели они отлично: самоуверенные, почти все с короткими стрижками, в обтягивающих штанах и легких туниках, скрывающих стройные тела. Собственное платье и ажурные перчатки показались мне неуместными. Я настолько засмотрелась на этих смелых на вид боевых магинь, что противоположный пол меня совершенно не заинтересовал. Боевиков было много, и от приятных и любопытных лиц уже в глазах рябило.

– Начинаем, – по аудитории прошелестел незнакомый голос, и я с удивлением обнаружила, что на преподавательском месте сидит тот самый мужчина, что принимал у нас экзамен и больше молчал, сдерживая смех. Попыталась припомнить, как его имя, но безрезультатно. – Представлюсь новичкам и тем, кто за месяц отдыха позабыл имя. Меня зовут Оскар Возняк. Но не советую по этому поводу острить, не прощу. Я понятно объясняю?

Оскал на лице пятидесятилетнего мужчины выглядел особенно хищно. Возняк… Пришлось закусить губу, чтобы не улыбнуться, ведь в серьезности наказания я даже не сомневалась.

– Это декан нашего факультета, – прошептала Сельма. Я ее расслышала, потому что мы как-то быстро привыкли реагировать на голос друг друга.

Декан Возняк… Ха!

Он принялся зачитывать какие-то постановления, приказы. Для меня многое было впервые, поэтому я старалась не отвлекаться. Напротив, неожиданно прониклась тяжелым бременем педагогов – обучать такую толпу. То ли дело учителя и репетиторы на дому.

– …А заодно напоминаю, – тяжелым взглядом декан обвел ряды и неожиданно остановился на нас с Сель, – что лично поотрубаю каждому руки и прочие органы, если те будут тянуться к новеньким адепткам. То же самое касается старшекурсниц. Потому как сегодня сам ректор интересовался, насколько реально доучить магинь до конца выпуска. Сейчас девушек семь, и я хочу, чтобы к концу учебного года количество не сократилось. Чтобы никаких замужеств и сердечных трагедий! Сначала всем нужно получить диплом, а после делайте что хотите.

Ничего себе вальсирует декан! Я открыла рот от удивления, но, уловив насмешку в глазах Возняка, прикрыла его. О таком обращении с адептами мне никто и никогда не рассказывал.

– Опять эксперименты будут ставить, – пробухтела Сель, едва декан принялся зачитывать списки должников, которым вот-вот грозит отчисление.

– Думаешь?

С одной стороны, подруга была права, ведь если не преподаватели, то сами адепты могут нас нарочно провоцировать на проступки. С другой – а почему бы и нет. Раз декан предупредил, и еще в такой грубой форме, значит, девчонки еще ни разу не доходили до заветной черты. Похоже, некоторые стремились сюда из-за выгодной партии. Или их не так давно начали принимать в боевики? Махровый шовинизм то и дело проглядывал во всех государствах.

Я еще раз внимательно посмотрела на присутствующих девушек. Поворачиваться назад не стала, боясь заметить Дальберга. Его вниманию я точно не рада. И без того в затылке словно свербело. Не иначе боевики рассматривали новеньких в платьях и скалились во весь рот.

– Сель, что ты думаешь насчет внешнего вида этих магинь?

– Ты имеешь в виду штаны? – сразу поняла она.

– Именно.

– Это верх неприличия, Амели! У нас оборотницы ходят в брюках, но там штанины широкие. А здесь? Словно выпотрошенных змей на ноги натянули.

Я взглянула на ничуть не возмущенную спутницу и сделала вывод:

– Значит, мне срочно нужны именно такие.

Нет, мне не хотелось поражать своей фигурой мужчин. Тут дела обстояли не столь радостно. Раньше я никогда не задумывалась об собственных выпуклостях, считая их идеальными. А вот сейчас, глядя на поджарых девчонок, засомневалась. Неожиданно показалась себе толстой, и это расстроило. Придумала! Тунику закажу подлиннее и непременно с поясом, чтобы каждый понял, где у меня талия.

– Ами, скажи, а в твоем роду точно нет темных магов? – Голос Сельмы звучал как-то подозрительно.

– С чего ты взяла?

– Люди по большей части осторожные, а ты кидаешься во все приключения с каким-то нездоровым авантюризмом. Ты ничего не подумай, мне так кажется. Я права?

– Вроде не было таких. – Я как можно беззаботнее пожала плечами. На самом деле кто-то в предках затесался, и родные этим втайне гордились. Но упоминать было не принято и вообще всячески скрывалось. Может, действительно генетика повлияла?

Собрание подходило к концу, когда зуд затылка и спины стал просто нестерпим. Я осторожно провела ладонью по платью, нащупав амулет на груди. На месте. Тогда в чем дело? Кто пытается так настойчиво прокрутить во мне дырку? Повернулась, желая посмотреть причину беспокойства. И наткнулась на нахальный взгляд Дальберга. Он сидел в окружении боевиков, очень похожих на самого островитянина. Не иначе друзья-товарищи, такие же безбашенные и неприятные.

– На этом наше собрание заканчиваем, – донесся голос Возняка. Наконец-то!

Я покрутила пятками на каблуках, пытаясь немного разогнать кровь. Завтра день подготовки, а потом начало учебного года. И не хотелось услышать замечание об отсутствии какого-нибудь карандаша и тетради. А еще хорошо бы перекинуться парой ничего не значащих фраз с Морганом, но без толпы любопытствующих. Однако стоило Оскару Возняку (язык сломаешь, пока выговоришь!) покинуть аудиторию, как мой земляк поспешил к выходу. Плохо! Месть дело тонкое, я подожду.

– Амелия, ты улыбаешься или скалишься? – поинтересовалась Сель.

– Я думаю, нам с тобой тоже пора отсюда уходить.

Мы направились к выходу. Это было что-то! Казалось, мужская масса замерла, пропуская двух новеньких девчонок, которых многие рассматривали чуть ли не с микроскопом. И если бы у меня была склонность краснеть, то щеки могли пылать до бесконечности.

– Как тебе собрание? – поинтересовалась я у Сель, стоило нам покинуть аудиторию.

– Нормально. Пока все подозрительно мирно, если не считать попыток познакомиться. А кто тот парень, что с тобой общался?

– Земляк. – А что, я ни капельки не соврала.

– Я так и подумала, – усмехнулась Сельма. – Там, дома, ты с ним целовалась?

– Вот еще! – Нет, миссия миссией, но о подобном раскладе пока я даже не думала.

– Суровая. – Подруга ткнула острым локтем мне в бок. Получилось болезненно, за что я тут же шутя наступила ей на ногу.

Мы решили пройтись по аллее, минуя фонтаны, чтобы потом вернуться в общежитие. День был крайне насыщенным, а прогулка – это то самое успокоительное, которого мне не хватало.

Вечер уже начинал вступать в свои права. И стоило дойти до каменной дорожки, как магические фонари вспыхнули, освещая небольшой парк и все вокруг. Приятное совпадение придало очарование этому волшебному месту. Даже присутствие адептов не мешало, хватало места всем.

– Амели, смотри. Вон тот, что цеплялся к тебе в столовой.

Действительно, у фонтана, выполненного в виде резвящихся нимф, нетрудно было разглядеть двух похожих девушек и нескольких адептов. И все они с факультета боевиков. Девицы хохотали, повиснув на островитянине. Он кружил их, обняв за талии, тем самым вызывая новые приступы всеобщего веселья.

– Сильный, – заметила подруга. В ее голосе послышалось уважение.

– Дракон, если ты не заметила.

Несмотря на всю свою исключительную занятость, Дальберг увидел нас и надменно искривил свой рот. Ха! Подумаешь. Может, у него зубы так сводит. Не считая, что делаю что-то зазорное, я показала хаму язык и отвернулась.

– Крис, ты чего? – раздался женский голосок со стороны шумной компании.

А дальше я уже не слушала, потому что Сельма предложила вернуться. Отказываться не видела смысла.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть