Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Беглец
Глава 4

Кинотеатр «Гранд» находился на Сто двадцать пятой улице, как раз между Лексингтон и Третьей авеню. Именно сюда и направился Джонни, купил билет на последний ряд и уселся, постаравшись поудобнее устроить нестерпимо нывшую правую руку. Откинувшись влево, он наконец исхитрился кое-как пристроить обмотанное бинтами запястье на колени. Прийти сюда его заставили две причины.

Во-первых, «Гранд» находился в верхней части Гарлема, а Джонни почти не сомневался, что копам даже не придет в голову искать его здесь. Может быть, конечно, стоило бы укрыться в Нижнем Гарлеме, к примеру где-нибудь в районе Таймс-сквер. Но ему не хотелось слишком уж удаляться от знакомых ему мест на тот случай, если из-за раненой руки ему станет совсем плохо.

А во-вторых, он пришел сюда, потому что хотел наконец посидеть где-то и немного подумать. Рука ныла все сильнее и сильнее, не давая забыть о себе ни на минуту. К ночи сильно похолодало, и ему стало совсем плохо. Об этой боли никак не удавалось забыть, и Джонни в который раз шепотом проклял этого ублюдка Френки, из-за трусости которого ему пришлось бежать. К тому же по его милости он остался без пальто.

Он сидел в последнем ряду, бинокль, который ему дали, ненужный, лежал у него на коленях, рядом с забинтованной рукой. Экран был так далеко, что без бинокля Джонни видел лишь какое-то расплывчатое мутное пятно, но ему было все равно. В конце концов, он пришел сюда не для того, чтобы насладиться очередным голливудским шедевром. Он пришел, чтобы хоть немного перевести дух, собраться с мыслями и решить, что делать дальше и как выбраться из этой заварушки, прежде чем станет слишком поздно.

Суетливая мельтешня на экране мешала ему сосредоточиться. Словно в каком-то чудовищном ночном кошмаре, населенном демонами, чьи-то тени мелькали перед его глазами. Звуки и краски сливались в его мозгу в один бесконечный калейдоскоп, фантазия сплеталась с реальностью, и Джонни чувствовал, что вновь и вновь переживает ту страшную минуту, когда острый осколок шприца в руках полубезумного наркомана полоснул его по руке. И в то же время он ловил себя на том, что продолжает лихорадочно гадать, кто же мог прикончить Мексикашку Луиса. Впрочем, он скоро понял, что список тех, кто мог желать ему смерти, получается длиной с милю, а то и побольше. Если уж у Луиса и был какой-то талант, так это умение наживать себе врагов.

Впрочем, и копы тоже это знали. Но решили пойти по пути наименьшего сопротивления — взять за жабры не первого попавшегося, а наиболее удобного — того, с кем Луис повздорил совсем недавно, и у кого, по всей видимости, обида была еще совсем свежа. Но если бы они дали себе труд копнуть хоть чуть-чуть поглубже, то быстро бы выяснилось, что Луис, кроме всего прочего, был, во-первых, самым обыкновенным пушером, во-вторых, держал подпольный тотализатор, в-третьих, время от времени не брезговал сводничеством, а в-четвертых, порой занимался еще и скупкой краденого. Случалось, что он воображал себя великим музыкантом. А уж подлецом он был всегда.

Список получился на редкость внушительный, особенно если учесть, что речь шла всего-навсего о молодом человеке, не перешагнувшем еще и тридцатилетний рубеж. А надо сказать, что в городе было полным-полно наркоманов и толкачей, любителей делать ставки и проституток, оскорбленных девственниц и просто добропорядочных горожан, которые ни о чем так не мечтали, как только взять Луиса за глотку и сжимать, сжимать, пока у него глаза не полезут на лоб и не вывалится наружу его мерзкий язык. Чего там, думал Джонни, да если собрать всех тех, кто был бы счастлив всадить в него пулю, так, пожалуй, и огромный зал кинотеатра окажется маловат... как сейчас, вот в такой дождливый воскресный вечер. Поэтому копы решили облегчить себе работу — взять за жабры первого попавшегося, у кого был мотив, и им на свою беду оказался он, Джонни Лейн.

Наверняка они вышли на него благодаря старику Лефковичу. А жаль. Будь у него хотя бы полчаса, все могло бы сложиться куда лучше. Всего полчаса, и он был бы в состоянии думать. А уж потом начать поиски того самого подонка с самодельной пушкой, который прикончил Луиса. А найти его нужно во что бы то ни стало, и Джонни это понимал. Это была единственная возможность снять с себя обвинение — отыскать стрелявшего и самому сдать его полиции.

Конечно, если сама пушка к этому времени еще не оказалась на дне реки Гарлем.

А парень, который стрелял из нее, на Аляске. Или где-нибудь на Южном полюсе.

— Вы даже не смотрите на экран, — с упреком произнес совсем рядом девичий голос.

Он испуганно вздрогнул и резко обернулся на голос, уже готовый бежать. С первого взгляда ему показалось, что девушка белая, и, только убедившись, что это не так, Джонни немного успокоился. На вид ей было не больше двадцати. На ней был белый свитер, так туго обтягивавший грудь, что едва не лопался по швам. Джонни мог разглядеть это даже в темноте. Она показалась ему довольно хорошенькой, хоть и немного нагловатой, с высокими скулами и пухлыми, чувственными губами, заметными даже в сумраке, который царил в зрительном зале. Губы, подведенные помадой, казались влажными, а белки глаз, когда на них падали отблески света, загадочно блестели.

— Да, — неохотно согласился он.

До этого момента Джонни даже не замечал, что кто-то сидит рядом, и теперь гадал, когда же она вошла. От нее исходил одуряющий аромат дешевых духов, но в этом запахе, навязчиво бившем в нос, и в ее близости было что-то странно волнующее. Джонни тщетно пытался не думать о том, почему ее присутствие настолько волнует его, в конце концов, ему и без того было о чем подумать. Да и пришел он сюда вовсе не для того, чтобы подцепить какую-то нахальную девицу.

— Хорошая у них здесь оптика, — продолжала она, потянувшись за биноклем, по-прежнему лежавшим у него на коленях. При этом рука ее бесцеремонно скользнула у него по бедру. — Можно вообразить, что эта голливудская красотка у тебя прямо под самым носом. А тебе хотелось бы пощупать такую, а?

— Я... Послушайте, я немного занят, — пробормотал он.

— Настолько занят, что неохота смотреть кино?

Он вдруг чуть было не ударился в панику. Может, она уже слышала о нем? Может, ей известно, кто он такой и что копы разыскивают его по всему городу? Во всяком случае, какого дьявола она делает здесь, в Верхнем Гарлеме?!

— Да, — неохотно пробурчал он, — именно так.

— Слишком занят... вот как! Интересно, а для другого ты тоже занят?

Что-то вдруг сверкнуло у него в мозгу. Мгновенная догадка... Он вспомнил и этот навязчивый запах духов... Он впервые почувствовал его на Маркет-Плейс — аромат дешевой косметики. Где-то в самой глубине сознания вдруг закопошилась смутная идея.

— Для другого... а для чего именно?

Девушка глубоко вздохнула, и белый свитер у нее на груди угрожающе натянулся — вот-вот треснет. Джонни затаил дыхание.

— Ну, что-нибудь этакое... поразвлечься немного, убить время! Во всяком случае, приискать что-нибудь более интересное, чем пялиться на экран в такой паршивый вечер!

— А именно? — повторил он.

— Ну... есть тут комнатушка на Лексе. Не «Уолдорф», конечно, но чистые простыни я тебе гарантирую. И бутылочку крепкого, если ты, конечно, в состоянии позволить себе такую роскошь. И пару затяжек. Впрочем, отраву сам можешь выбирать. И цена божеская, без запросов.

— Сколько? — Мысли его неслись галопом. Комната на Лексе, вдалеке от вездесущих копов, от переполненного ниггерами Гарлема, и время... время спокойно подумать, время решить, как выбраться из ловушки, что уже была готова захлопнуться за ним.

— Пятерка, если просто перепихнуться по-быстрому, — ответила она, пожав плечами. — А если на всю ночь, так семь — восемь. Плюс бутылка. Ну что, такая сумма у тебя есть?

— Есть, — кивнул он.

— Вот и славно. Не отказывайся от такого предложения, парень. Это и впрямь недорого. Я девушка щедрая.

— Считай, мы договорились, — ответил он, окончательно решившись.

По ее губам скользнула широкая усмешка.

— Знаю, — насмешливо протянула она. — Ты парень неглупый, сразу заметно! Ну, пошли?

Оба, как по команде, встали и двинулись по проходу между креслами к выходу в задней части кинотеатра.

— Туда! — Джонни махнул рукой. — Постараемся выйти незаметно.

— Стесняешься, что ли? — прищурилась она, вызывающе подбоченившись. — Или как?

Джонни решил сразу расставить все по своим местам.

— Видишь ли, — признался он, — мы тут с приятелем немного повздорили. То да се... дошло до драки. В общем, руку он мне порезал. А кровь идет. Ну и мне вроде как не хотелось бы привлекать к себе внимание.

Девица пару минут испытующе разглядывала его, потом слегка пожала плечами.

— Идет у тебя кровь или нет, мне-то что? — равнодушно бросила она. — Мое дело сторона! Гони монету или будь здоров!

Джонни кивнул. Они вышли из кинотеатра, и он отсчитал ей денег на выпивку, а потом довольно долго ждал в темноте в стороне от дороги, пока она покупала бутылку в залитом светом магазинчике. Выйдя оттуда, девушка зашагала рядом с ним, держась с той стороны, где раненая рука, предусмотрительно закрывая окровавленные бинты от слишком любопытных взглядов.

— Что ты делаешь в этом районе? — поинтересовался он.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну... — замялся он. — Тут ведь одна белая шваль!

Девушка равнодушно передернула плечами.

— Белая шваль обожает черное мясцо! Да и какие они к черту белые?! Так, мексикашки... свиньи немытые!

— А тебе больше по вкусу белые? — подозрительно спросил он.

— Бизнес есть бизнес. — Она опять передернула плечами.

— А в Гарлеме ты работаешь? Я хочу сказать, в нашем Гарлеме?

— Нет.

— Почему?

— У меня свои причины. Послушай, чего прицепился как репей? Ты кто, коп? Ты хочешь перепихнуться, в конце концов, или нет?

— Хочу, — нетерпеливо буркнул он, а про себя подумал: «Комната мне твоя нужна, малышка, вот что! А остальное — на фиг! В том числе и ты сама!»

Дальше они шли в молчании, пока не добрались до унылого коричневого дома рядом с закусочной. Она провела его по лестнице и впустила в квартиру. Комнатушка оказалась крохотной, с потолка сиротливо свешивалась на шнуре одинокая пропыленная лампочка, в углу притулился платяной шкаф. Большую часть комнаты занимала кровать. Рядом с ней, на колченогом столике, красовался фаянсовый кувшин.

— Точь-в-точь как я и обещала, — хмыкнула она, — не «Уолдорф», но сойдет!

В сумраке зрительного зала она показалась ему крупной, но сейчас Джонни убедился, что ошибся. На самом деле девушка была довольно миниатюрна. Крупными у нее оказались только груди, горделиво выпиравшие из-под шерстяного свитера. Вдруг он понял, что бессознательно сравнивает ее с Синди. Он не мог оторвать от нее голодного взгляда. Заметив, как глаза Джонни жадно скользнули по ее телу, девушка насмешливо скривила губы.

— Ну как, все на месте?

— Просто великолепно, — кивнул он. Но, как ни старался улыбнуться, так и не смог.

— Ну, с чего начнем? Пропустим по глотку или для начала займемся твоей рукой? А может, чем-нибудь еще?

— Выпей, если хочешь, — кивнул он, — я могу и подождать.

— Ты-то можешь. Я не могу. К тому же ты, того гляди, замажешь кровищей мой персидский ковер. — Подмигнув ему и широко улыбнувшись, девушка покопалась в шкафу и вытащила оттуда бинт и бутылочку перекиси водорода.

— Меня уже этим поливали, — с невольной горечью сказал Джонни, кивнув на бутылку.

— Ну что ж, еще немного тебе не повредит. — Подставив под руку тазик, девушка ловко стащила с него китель и проворно завернула рукав рубашки. — А потом, — продолжала она, — стоит ли отказываться? Считай, что это, так сказать, услуга-экстра, тем более что на Маркет ты такого не получишь.

— А то я не знаю, — кивнул он.

Девушка внимательно разглядывала порез.

— Да ты, никак, на циркулярную пилу налетел, — хмыкнула она.

— Нет. — Джонни помотал головой. — Всего лишь на обкурившегося ублюдка.

— Один черт, — пробормотала она, щедро полив рану перекисью.

Джонни зашипел от боли, едва сдержавшись, чтобы не заорать благим матом, и закусил губу.

— У тебя здесь осколок.

— Вытащи его, будь добра.

Девушка с любопытством посмотрела на него.

— Как скажешь, — кивнула она.

Окунув кончик зубочистки в бутылку с перекисью, она принялась шарить в ране, высматривая микроскопические осколки стекла. Дело шло туго. Стоило ей наткнуться на очередной, как Джонни скрипел зубами от боли, стискивая зубы, чтобы не закричать. Наконец все было кончено. Девушка снова промыла рану перекисью, а потом так туго перебинтовала, что Джонни почувствовал, как под тонким слоем бинта у него в венах пульсирует кровь.

— Уф, вот и все! — вздохнула она. — Даже в горле пересохло! — Раскупорив бутылку, она щедро плеснула виски им обоим и протянула Джонни стакан. — Давай, за здоровье твоего наркомана! — усмехнулась она.

— Чтоб он сдох! — буркнул Джонни и одним махом опрокинул в себя спиртное. Желудок будто кипятком обожгло, и он вдруг вспомнил, что Бог знает сколько времени уже не ел.

Девушка глотнула еще, а потом аккуратно поставила бутылку и стаканы на комод.

— Ну как, получше? — улыбнулась она. — Может, посмотрим, удастся ли мне заставить тебя выкинуть из головы эту царапину?

Она игриво прижалась к нему, а Джонни в эту минуту думал о Синди и о том, для чего он на самом деле пришел сюда.

— Послушай-ка... — неуверенно начал он.

Ее обтянутая белым свитером грудь была уже совсем близко, упругая, теплая и мягкая плоть, под которой чуть слышно билось сердце. На Джонни повеяло запахом шерсти и ароматом горячего женского тела. Он попытался было отодвинуться, но девушка оказалась проворнее. Обхватив его затылок, она мягко притянула его к себе так, что он ткнулся носом ей в плечо. Джонни присел на край постели. Она стояла перед ним, обнимая его, прижимая к себе. Синди, Синди... Я устал, Боже мой, как же я устал, пронеслось у него в голове. И вдруг все это — и Синди, и страх, и усталость показались ему таким далеким. К черту, подумал он. К черту Синди, к черту копов, к черту подлеца Луиса, всех, всех к черту! Его руки обвились вокруг нее. Он почувствовал тонкую шелковую ткань юбки и яростно прижал девушку к себе.

— Тихо, тихо, малыш, — засмеялась она, польщенная. — Не так сильно! Чуть помедленнее, идет?

Девушка откинулась, с улыбкой кивнула и легко вскинула руки. Белый свитер скользнул вверх, приоткрыв шоколадную полоску кожи. Она стянула его через голову и легко отбросила в сторону, потом повела плечами, явно довольная тем, что открылось его взгляду. Наблюдая, как он шумно втянул в себя воздух сквозь стиснутые зубы и провел языком по внезапно пересохшим губам, с полным правом гордилась собой — ведь это была ее работа, и, судя по всему, она знала толк в этом деле. И снова прижавшись к нему, с печальной, всезнающей, и счастливой, и грустной усмешкой на полных губах шепнула:

— Ты только не сломай меня, хорошо? Будь поласковее, милый, ладно?

Ее ладонь снова легла ему на затылок, пальцы запутались в волосах, игриво и ласково перебирая их. Потом она шутливо поцеловала его в нос, в уши, коснулась поцелуем губ. Когда руки Джонни тесно сомкнулись вокруг нее, она схватила его за запястья и слегка отодвинулась в сторону.

— Помни, ты обещал, — промурлыкала она, наслаждаясь его нетерпением. — А потом, не забывай о своей руке.

И вдруг страстно поцеловала его сама. Тело ее прильнуло к нему, руки Джонни страстно скользнули по ее горячей коже. И в этот миг раздался громкий стук в дверь.

Девушка резко отпрянула в сторону. Джонни вздрогнул и вскочил на ноги.

— Кто... — просипел он.

— Ш-ш-ш... тихо! Забирайся в кладовку. Только быстро!

Джонни сделал, как она сказала, чувствуя себя дьявольски глупо, словно был комедийным персонажем в старом-престаром фарсе с переодеванием. Дверь кладовки бесшумно захлопнулась за ним. Он остался в полной темноте, складки какой-то шелковой одежды прилипли к его разом взмокшему лицу, под ногой треснула и сломалась высокая шпилька женской туфельки. Джонни вполголоса выругался. Аромат дешевых духов окутал его с головой. Он задыхался, чувствуя себя полным идиотом, когда вдруг услышал, как открылась входная дверь и мужской голос недовольно проворчал:

— Что так долго, Ада?

— О, привет, Тони! Я... я немного вздремнула.

Господи, что она несет?! Почему бы просто не сказать: «У меня гости, Тони. Я сейчас занята, приходи позже. Приходи утром». Что она затеяла? Джонни терялся в догадках.

— Вздремнула, вот как? — повторил мужчина хриплым низким голосом.

Судя по всему, обладатель его должен был быть настоящим великаном. К тому же достаточно подозрительным. Джонни почувствовал себя неуютно. Ко всему прочему, обладатель этого голоса явно уже был внутри комнаты. Дверь за ним захлопнулась.

— А это что такое? — спросил он.

— Где? Ты о чем, Тони?

— Вот это! Ты что, теперь носишь армейские кители, Ада? Интересно...

— Тони...

— Заткнись! Заткнись, слышишь?! Где он?

— Кто? Тони, послушай, я просто задремала. А китель... ну, он, наверное, того парня, который приходил чинить кран. Водопроводчика. Должно быть, он снял его и забыл. Знаешь, кран потек и...

— Ага, потек! Это кровью, что ли? У тебя, значит, в трубах течет кровь, так, что ли? Где он, это сукин сын, говори! Я ему сейчас шею сверну!

— Говорю тебе, Тони, тут никого нет. Послушай, Тони...

— Нет, это ты послушай! Я тебя предупреждал, что будет, если ты вновь примешься за свои штучки! Где он?! Убью гада!

Послышался шум. Кто-то тяжело расхаживал по комнате. Джонни почти не сомневался, что этот тип первым делом заглянет в кладовку, а тогда ему конец. Судя по голосу, его обладатель не тот человек, с которым можно будет договориться. И хотя Джонни искренне не понимал, с чего вдруг поднимать такой шум из-за какой-то дешевой шлюхи, но сейчас речь явно шла о сохранности его собственной шкуры. Быстро опустившись на колени, он пошарил в темноте вокруг себя в поисках женской туфли. Отыскав наконец одну на высокой, острой шпильке, он выпрямился и принялся ждать, крепко сжимая туфлю в руке.

— А, так ты спрятала его в кладовке? — совсем близко прорычал хриплый голос.

Дверь распахнулась, и яркий свет ударил Джонни по глазам. Он не колебался ни минуты: сжав туфлю, с размаху нанес сильный удар, метя в переносицу.

Тони оказался точь-в-точь таким, как он и представлял: огромным, словно вставший на дыбы медведь гризли, с лицом, заросшим бородой почти до самых глаз. На нем была кожаная куртка и вельветовые брюки в рубчик. Кроме шуток, он был настоящим гигантом, и его чудовищный рост сейчас сослужил ему немалую службу. Острый конец шпильки задел ему нос, и по коже, как по волшебству, мгновенно протянулась кроваво-красная борозда. Ослепнув от боли и неожиданности, он с ревом отшатнулся. Джонни выбросил вперед сжатую в кулак левую руку и ударил его под дых. А потом еще и еще раз, уже шпилькой, и гигант с грохотом распростерся на полу. Джонни услышал, как закричала девушка. Ее пронзительный вопль разрезал воздух, словно сирена пожарной машины.

— Ты ублюдок! — визжала она. — Грязный ублюдок! Это же мой брат! Брат!

Джонни кубарем скатился вниз по лестнице и выскочил на улицу, слегка сожалея о том, что проклятый Тони появился так не вовремя. К тому же в комнате осталась почти полная бутылка неплохого виски, что тоже было немаловажно.

Она обошлась ему почти в четыре доллара. Ну да ладно, вздохнул Джонни. Во всяком случае, рука у него перебинтована на совесть, а это уже неплохо.

Тогда он еще не заметил, что рана снова открылась и темные пятна крови потихоньку пропитывают снежно-белую поверхность повязки.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть