Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Битва полчищ
Глава 8

Ванесса проснулась с первыми лучами солнца и сладко потянулась. Она чувствовала себя просто замечательно. Ей действительно была необходима эта поездка на Землю – только после нее она поняла, как ужасно выматывает работа в правительстве.

Даже жаль, что отпуск закончился. Но ничего не поделаешь, жизнь не может состоять только из праздников.

На постель тяжело запрыгнул Флаффи. За последнюю пару лет этот сиамский кошак необычайно раздался вширь. Ванесса с некоторой завистью подумала, до чего же хорошо быть кошкой. Если бы она набрала десять лишних фунтов, то уже металась бы в панике. А вот Флаффи глубоко наплевать, что он стал похож на пушистого Джаббу. Кажется, от этого он только получил бонус к умилительности – теперь каждый встречный норовит его потискать.

Кроме Ванессы и трех кошек в пентхаусе Алмазной башни никого не было. Креол уже проснулся и куда-то убежал. Не исключено, что он и вовсе не ложился, – в последние дни ее дорогой супруг только что не подпрыгивал, желая как можно быстрее вернуться на Серую Землю, вновь взяться за работу. Трудоголизм неизлечим, ничего не поделаешь.

Надо и ей засучивать рукава. Она целый месяц веселилась на Земле – страшно представить, сколько дел за это время накопилось.

Умывшись и приведя себя в порядок, Ванесса уселась за стол и обвела комнату любовным взглядом. Она сама ее декорировала и обставляла. Облицованный бежевым и коричневым мрамором камин, хрустальная люстра, обитые золотистой тканью диваны и кресла, многочисленные пейзажи и портреты. С присланных из Ларии портретов смотрят лица друзей – король Обелезнэ, королева Гвениола, его свежеиспеченное величество Логмир, вождь дэвкаци Индрак…

Фотоальбом был бы удобнее, но где же его здесь взять?

На рабочем столе Ванессы все уже было приготовлено. Бумага для писем с колдовскими водяными знаками, чернильница с красными и черными чернилами, перья, карандаши, красный и черный сургуч для запечатывания писем, огневой артефакт, чтобы растапливать сургуч, влажная губка, ножницы, нож для вскрытия писем, нож для разрезания бумаги, пресс-папье с серебряной гравировкой, настольный календарь, пепельница, клей и корзина для бумаг. Ничего лишнего – только то, что постоянно используется в работе.

Вот разве что в углу лежит толстенная книга в кожаном переплете – «Мангуст» Хулудены Витиеватой. Классическая литература Серой Земли. Ванесса читала ее последние два месяца, но не добралась еще и до середины. Уж очень тяжелый язык у местной Маргарет Митчелл – через каждый абзац приходится прорываться с боем.

Кстати, до абзацев как таковых серые вообще не додумались – текст идет сплошным потоком, прерываясь только на главы. Ужасно неудобно.

Вон давно бы бросила эту мозгодробилку, но сюжет ее неожиданно затянул. Хочется все-таки узнать, с кем в конце останется Захарака Искорка – с Бедером или Зурамоном. И кто этот тип в маске, который ее преследует? И куда исчезло завещание главы Совета? Хоть сейчас садись и дочитывай.

Но на развлечения нет времени. Одних только писем за минувший месяц накопился целый Эверест. По меньшей мере триста штук – а ведь это только те, что адресованы ей лично. Письма, адресованные Совету Двенадцати в целом, поступают в распоряжение секретаря Креола, Гвена Зануды, а уже он классифицирует их и распределяет. Однако многие пишут кому-то из серых плащей конкретно, причем Ванессе Ли – особенно часто. У нее сложилась репутация этакой народной заступницы, поэтому добрая треть писем идет именно ей.

Большая часть корреспонденции – разнообразные ходатайства, прошения, жалобы и приглашения. Отдельно лежат десять писем, помеченных особым вензелем, – это послания от друзей, крупных заморских вельмож и высокопоставленных колдунов, которые секретарша Ванессы (голубой плащ) не имеет права вскрывать. Их Вон прочитала в первую очередь и лично написала обстоятельные ответы.

«Дорогая принцесса Гвениола, во первых строках сообщаю, что твой подарок на день рождения я получила и очень за него благодарна. Совсем не стоило так беспокоиться», написала Ванесса и обмакнула перо в чернильницу. За минувшие годы она привыкла к этому допотопному приспособлению, хотя поначалу не признавала ничего, кроме авторучек. Сколько клякс Вон наставила, пока тренировалась, сколько бумаги перепортила…

Конечно, она бы вовсе не стала заниматься подобной чепухой, но рарийские короли и султаны – люди во многом косные, консервативные. Многие из них относятся к магии с подозрением. В шестой раз получив просьбу писать не колдовскими инструментами, а обычными чернилами, Ванесса сдалась и принялась осваивать перо. Дипломатия, чтоб ее, политика… Поневоле пришлось запомнить много всякой бессмысленной ерунды.

Та же Гвениола Четвертая, ее величество королева Ларийская, предпочитает, чтобы ее по-прежнему называли принцессой. Звучит-де приятнее. И то сказать – королевами в столь юном возрасте становятся нечасто.

Ванесса считала подобные капризы глупостью и инфантилизмом, но вслух об этом не говорила – зачем портить отношения из-за пустяков?

Менее важную почту Вон лишь бегло просматривала и черкала в углу пару слов, чтобы секретарша знала, как именно нужно ответить. Писать все ответы сама Вон просто не могла. Где взять столько времени, чтобы написать триста писем?

Пятьдесят шесть из них – просьбы о помощи, о заступничестве. Несправедливо обвиненные, обиженные, оскорбленные, попавшие в отчаянное положение слали Ванессе свои мольбы. На сорока пяти письмах она черкнула «разобраться и помочь», на одиннадцати – «отказать». Не все из этих людей действительно находятся в беде. Одно письмо, например, поступило от колдуна, обиженного, что его оштрафовали за то, что он превратил крестьянина в тритона. Другой жалуется, что говядина на рынке слишком дорого стоит, он не может себе ее позволить, а потому вынужден красть. Третий утверждает, что его дочь изнасиловали паладины – Ванесса чуть не поперхнулась, прочитав такую ахинею.

Хотя в этом случае разобраться все же не мешает. Паладины тут, безусловно, ни при чем, но вполне возможно, что кто-то выдавал себя за них. Это непросто – нужно ведь где-то раздобыть похожие доспехи, – но в прошлом году пара таких случаев была. Ванесса зачеркнула «отказать» и написала «разобраться и доложить».

Еще полторы сотни писем – всякие глупости. Много посланий от детей с вопросами типа: «Едят ли серые плащи за завтраком гречневую кашу, и если нет – что они едят?» Около десятка просьб об «усыновлении» кого-нибудь из дворцовых кошек – их ужасно много расплодилось за последние годы. Кроме того, предложения изобретений, описания «гениальных» заклинаний, петиции, послания от сумасшедших и просто пустая болтовня от людей, ищущих любой повод, чтобы получить ответ на гербовой бумаге Промонцери Царука.

Прожекты изобретений, даже самых идиотских, Ванесса передавала Руорку или профессору Лакласторосу. Заклинания – Креолу или Шамшуддину. Конечно, ничего ценного таким путем не поступало – в основном бред и дичь типа вечного двигателя и универсального заклинания.

Асанте Шторм как-то поделился, что так называемое «универсальное заклинание» Совету Двенадцати представляли уже раз пятьдесят. Этакая заветная мечта колдунов – заклинание, исполняющее любое желание. Выучил его – и сразу стал круче всех серых плащей, вместе взятых.

Оставшиеся письма также не содержали ничего важного. Четыре признания в любви (не показывать Креолу!), шесть приглашений в гости (вежливо отказать) и, конечно, просьбы, просьбы, просьбы. Ванессу просили принять участие в церемониях открытия школ, госпиталей, храмов, заводов. Приглашали почтить своим присутствием праздник, торжественный обед, концерт, спектакль, банкет, выставку, фестиваль. Просили о должности в Промонцери Царука, о стипендии для учебы в университете или гимнасии. Жалобы, кляузы, доносы…

Разбор корреспонденции занял у Ванессы шесть с половиной часов. Встав из-за стола, молодая женщина с хрустом потянулась и сделала несколько гимнастических упражнений. В обычные дни она управлялась минут за двадцать, после чего неторопливо спускалась к завтраку, но сегодня пришлось разгребать завалы за целый месяц, так что завтрак она пропустила. Придется обойтись более плотным обедом.

К обеду Ванесса тоже опоздала. Когда она спустилась в столовую, все уже разошлись. Стоявшие на столе кушанья были накрыты стеклянными колпаками – их всегда оставляли для серых плащей, которым вдруг захочется перекусить в неурочный час.

На этот же случай в столовой постоянно дежурил тафельдекарь. Стоило Ванессе усесться, как он бесшумно появился у левого плеча, в долю секунды сервируя стол. После этого он выжидательно замер в полупоклоне, готовый немедленно поднести и нарезать все, на что упадет взор повелительницы.

– Кто сегодня был на обеде? – полюбопытствовала Ванесса, беря вилку.

– Владыка Креол и повелители Гвэйдеон и Клевентин, – чопорно ответил тафельдекарь. – Владыка Креол изволил вкусить жареного лосося с рисовым пудингом…

– Эй, я не спрашивала, что они ели, – перебила Ванесса.

– Владыка Креол и не ел жареного лосося с рисовым пудингом, – возразил тафельдекарь. – Он лишь вкусил малую порцию, после чего сказал, что – цитирую – «такое дерьмо жрите сами» и запустил тарелкой в стену.

– Повезло, что хотя бы не в тебя, – философски заметила Ванесса, пожимая плечами.

– На самом деле он целился как раз в меня, но я имел дерзость отклонить голову. Прошу прощения.

Ванесса снова пожала плечами. Должно быть, Креол до одури счастлив, что вернулся на Серую Землю. Во время отпуска он тоже неоднократно буянил и самодурствовал, но там это приводило к неприятным последствиям. Шум, скандалы, появлялась охрана, пару раз вызывали полицию…

Креол развлекался, а в его мире «развлечение» и «вандализм» – синонимы.

Ванессе иногда хотелось купить билет в мир Креола. Занятное, должно быть, местечко.

Попивая кофе, она читала сегодняшние газеты. «Истина», как всегда, вылизывает анус ее дорогому супругу, бурно восторгаясь каждым словом и поступком Креола Разрушителя – даже явно идиотскими. «Голос Богини» в очередной раз напечатал невразумительную статью на тему морали, благонравия и распущенности в современном обществе. «Колдовская правда» взяла пространное интервью у Асанте Шторма и Делиль Ураган – в основном о их семейной жизни.

С особенным удовольствием Ванесса прочла номер «Юного колдуна». Последние два года она патронировала эту молодежную организацию, мягко и ненавязчиво переводя ее на новые рельсы. Теперь юные колдуны, которых все чаще называют креоловцами, уже не расхаживают строем по улице, тупо выкрикивая «Йа, йа, Ктулху фхтагн!», а занимаются полезными делами. Все чаще случается так, что какая-нибудь одинокая старушка или отставной солдат-бобыль, выходя утром во двор, обнаруживает, что ночью кто-то натаскал воды, наколол дров и вымыл окна, а на двери красуется багровая пентаграмма – символ колдовской защиты.

Потом внимание Ванессы привлек заголовок «Слова Серой Земли» – газеты, считающей своим долгом открывать людям глаза на козни властей. Эти посвятили целый разворот новому проекту Руорка Машиниста – газовому освещению улиц. Идею ему подкинула Ванесса, но Руорк моментально за нее уцепился и уже поставил несколько пробных фонарей на главных площадях. Однако «Слову» новшество почему-то ужасно не понравилось.

«Какие-то сумасшедшие предлагают осветить город – чем бы вы думали? Представьте себе – дымом!» – читала Ванесса и не знала, смеяться или плакать. Вся статья была выдержана в таком духе. Ее краткое содержание сводилось к тому, что освещение улиц газом нарушает законы природы, согласно которым ночью должно быть темно. Кроме этого оно приведет к усилению пьянства и развращенности населения. При новом освещении будут пугаться дети и обнаглеют воры.

Дочитав, Ванесса задумалась. «Слово» уже не в первый раз принимает ее реформы в штыки. Вспомнить хоть прошлогоднюю историю с велосипедами. Этим своим внедрением Ванесса особенно гордилась – велосипед ведь устроен совсем несложно. Даже при техническом уровне Серой Земли смастерить его – раз плюнуть. А если в вашем распоряжении имеются технологии Плонета и целая куча техномагов…

Ванессе даже не пришлось гонять Креола на Землю за действующим образцом. Она просто включила Руорку Машинисту фильм, показала, как велосипеды выглядят… все остальное он сделал сам. Уже через два месяца на окраине Иххария вырос новый завод, а еще через месяц в продажу поступил первый велосипед. И серые, не имеющие конного транспорта, с восторгом ухватились за новинку. Сейчас по улицам столицы уже вовсю носятся двухколесные машины, а бесчисленные рикши переквалифицировались в велорикш. Люди получили хорошее средство передвижения, а казна – новый источник дохода. Всем хорошо.

Но как же из-за этого взбеленилось «Слово Серой Земли»! Целую восьмицу газета изливала яд и желчь на Ванессу, Руорка и новомодных «колесунов». И дороги, мол, от этого портятся, и люди гибнут… ну хорошо, пока что никто не погиб, но синяков набили уже целую кучу! И переломы есть… целых два!

А ведь каких-то три года назад эта газета печатала лишь бравурные передовицы во славу Древних и Совета Двенадцати. Похоже, свобода слова ударила им в голову.

Причем Ванесса Ли – чуть ли не единственная, кто защищает этих щелкоперов. Мурок Вивисектор, например, когда они написали что-то язвительное о его драгоценных клопах гертоке, прямо предложил газету прикрыть, а редактора отдать в поликлинику для опытов. Ванессе тогда пришлось битый час доказывать, что цензура – это неправильный метод, что каждый имеет право высказать свое мнение.

В конце концов ее послушались, но с большой неохотой. Креол так вообще заявил, что если каждый имеет право высказать мнение, то уж он свое обязательно выскажет! Прямо сейчас! После чего начал читать заклинание призыва Сорокопута – страшного демона-убийцы, пронзающего жертв острыми шипами.

Надо было видеть, как все всполошились! Сорокопут известен крайней непредсказуемостью – он может выполнить работу задаром, может потребовать немыслимую плату, а может просто убить всех в пределах досягаемости. Зависит от того, с какой ноги он сегодня встал.

Конечно, Креол в тот раз никого не вызвал. Он просто хотел продемонстрировать, как выглядит мнение разгневанного архимага. Если бы на том заседании присутствовала пресса… но она никогда там не присутствует. Совет Двенадцати заседает за закрытыми дверями. Эту традицию Ванессе пока что поломать не удалось, да она особо и не стремилась. Чем меньше официоза, тем лучше.

Закончив с трапезой, Ванесса отправилась на конную прогулку. Конечно, ее лошадка покрыта чешуей, летает и питается мясом, но в остальном разницы нет.

К тому же «вемпирная прогулка» звучит как-то странно.

Бриллиант поприветствовал хозяйку легким укусом за руку. Он часто так игрался – брал в пасть предплечье Ванессы и лукаво щурился, делая вид, что сейчас стиснет зубы. Даже теперь у Вон еще иногда екало сердце, когда она на это смотрела. Все-таки ее покусывает не щеночек, а здоровенный клыкастый монстр. Если не рассчитает усилий, пластырем не отделаешься.

Иххарий с высоты птичьего полета выглядел таким же серым и унылым, как два года назад. Однако некоторая разница все же ощущалась. На улицах стало гораздо больше прохожих, появилось немало велосипедистов.

Да и общая атмосфера… в воздухе уже не чувствуется былой напряженности. Ванесса вспомнила тот холодок, что раньше струился по улицам, вспомнила затравленные глаза горожан – всего этого заметно убавилось. Из взглядов исчез страх. Не весь еще, правда, но все же, все же…

Конечно, это не значит, что Ванесса отказалась от телохранителей. Прямо сейчас ее сопровождают два верховых паладина, а над головой парит легкий плонетский истребитель. В этом году на Ванессу покушались четырежды, а в прошлом – целых шесть раз. Причем не только обиженные колдуны и фанатики-ктулхуисты – этими хотя бы понятно что движет, – но и самые обычные люди.

Например, так называемое общество «Равноправие» поначалу всецело поддерживало Ванессу Ли и ее реформы, но потом их чувства сменились диаметрально противоположными. «Равноправие» жаждало полного равенства между гражданами Серой Земли – вполне справедливое желание, американские отцы-основатели их бы поддержали. Но вот беда – никогда колдун не будет равен обычному человеку на все сто процентов. Хотя бы потому, что у колдуна есть особые способности, дающие ему особые возможности. И на этом основании «Равноправие» требовало запретить колдовство, закрыть гимнасии и отнять у колдунов радужные плащи. А поскольку Ванесса ничего подобного делать не собиралась, ее посчитали предательницей, а ее реформы – жалкой полумерой.

После их покушения Вон особенно расстроилась. Она битый час рыдала на плече у Креола, жалуясь, что она ведь ради них из кожи вон лезет, а они… они… сволочи неблагодарные!.. И вообще, какого черта они выбрали мишенью ее?! Если им так неугодны колдуны – пусть на колдунов и покушаются! На того же Креола хотя бы! Но не-эт, связываться с архимагом у них кишка тонка, а вот бросить бомбу в его почти беззащитную жену – это всегда пожалуйста!

Впрочем, Креола тоже пытались убить. Один раз в этом году и целых пять – в прошлом. Двоих Креол без разговоров превратил в пепел, троих посадил в посох, а последнему отрезал руки-ноги и отпустил на все четыре стороны.

Почему-то после этого покушения прекратились.

Еще в этом году был один митинг. Две-три сотни студентов – будущие медики, юристы, учителя – пришли к стенам Промонцери Царука с протестом. Все то же общество «Равноправие». Протест был мирный и довольно робкий – так, ходили взад-вперед с плакатами, скандировали свои лозунги. Вполголоса. Ванесса даже не обратила внимания. Креол тоже поначалу не обратил, но потом все-таки вышел на балкон и спросил, что тут происходит.

К сожалению, у какого-то юнца достало ума выкрикнуть: «Долой тирана!» Лицо шумерского мага мгновенно почернело, он засучил рукава и шарахнул по толпе Цепной Молнией. Одиннадцать человек погибли на месте, еще три дюжины получили сильные ожоги. Неудобно получилось, в общем.

Где-нибудь в Штатах такой инцидент наверняка привел бы к импичменту. Или массовым бунтам. Но серые отреагировали на удивление спокойно, даже с каким-то одобрением. Митинг моментально закончился, раненых и убитых растащили по госпиталям, и все стихло. Никаких последствий.

Хотя чего еще ждать от тех, кто тысячу лет жил под кнутами колдунов? Серые привыкли, что повелители в радужных плащах могут сделать с ними что угодно – без исключений. И жаловаться некому. Во времена того же Бестельглосуда Хаоса никаких митингов вообще не бывало.

Это теперь, когда ошейники ослабли, некоторые стали проверять длину поводка…

Ванесса направила Бриллианта вниз – к угрюмому серому зданию-кирпичу, притулившемуся в конце Девятой улицы. Иххарийский финансовый центр. Средоточие денег и ценных бумаг, настоящий пульс экономики Серой Земли. Здесь безраздельно царит двенадцатый в Совете Двенадцати.

После смерти Тивилдорма Призрака двенадцатое место оставалось вакантным почти четыре месяца. Скончался самый рьяный блюститель традиций – остальным серым плащам было безразлично, двенадцать человек в Совете или одиннадцать.

Но в конце концов Креол все-таки решил заполнить пустоту. Вопрос поставили на повестку дня, было обсуждено несколько кандидатур, но к общему решению не пришли. Ванесса даже предложила провести демократические выборы.

Предложила-то она в шутку, но Креол неожиданно воодушевился. Ему уже давно хотелось своими глазами увидеть хваленую американскую демократию. Он настолько загорелся этой идеей, что выкроил в своем графике один день и самолично все организовал.

Правда, выборы ограничились только столицей – делать это по всей Серой Земле Креолу показалось напряжным. Маг распорядился напечатать полтора миллиона бюллетеней с именами всех красных плащей и раздать их взрослому населению Иххария. После этого народу было приказано отметить крестиком самого достойного колдуна и бросить бюллетень в урну.

Серые не очень поняли, зачем это нужно, но, будучи людьми законопослушными, выполнили все в точности. Отметили и бросили. Благо урн в Иххарии полным-полно – на каждом углу стоят.

Когда выборы закончились, Креол напряженно задумался. Он смутно догадывался, что провел их как-то неправильно, но признаться ему не позволяла гордость. Очень уж его бесила приподнятая бровь и подчеркнутое молчание Ванессы.

Креол думал очень долго, но потом вдруг просиял и объявил, что народ сделал свой выбор и он этот выбор полностью поддерживает.

Так в состав Совета и вошел Кайкедрал Мусор.

Впрочем, выбор оказался чрезвычайно удачным. Невзрачный, непримечательный человечек с тонкими губами и вечно слезящимися глазами, Кайкедрал не отличался выдающимися колдовскими способностями, зато в финансовом плане был настоящим гением. Поговаривали даже, что и красный плащ он получил исключительно благодаря деньгам – подкупил самого Бестельглосуда Хаоса. А это уже говорит о многом – страшно представить, какого размера должна быть взятка, чтобы соблазнился глава Совета Двенадцати.

Сегодня Кайкедрал встретил Ванессу не слишком приветливо. Он любил приговаривать, что потраченное впустую время – это потраченные впустую деньги. У него совершенно не было друзей, он крайне редко покидал свой кабинет, и Ванесса втайне подозревала, что единственное его развлечение – купание в деньгах по методу Скруджа МакДака.

Впрочем, какая разница? После того как Кайкедрал Мусор возглавил казначейство, в деньгах действительно стало можно купаться.

– Рад вас видеть, повелительница, – произнес Кайкедрал, не поднимая глаз от бумаг. – Чем обязан визиту?

– Ничем особенным, – пожала плечами Вон, усаживаясь напротив. – Просто решила заглянуть на огонек, узнать последние новости… Случилось что-нибудь интересное, пока нас не было?

– А вы что, куда-то отлучались? – не понял Кайкедрал.

– Мы с мужем были в отпуске, – удивленно ответила Ванесса. – Целый месяц.

– Надеюсь, отдых был приятным, – безразлично произнес Кайкедрал, макая перо в чернильницу. – Так чем обязан визиту?

Ванесса обвела взглядом кабинет. Великий финансист обитал в спартанской обстановке – голые стены, простая деревянная мебель, письменный стол, два книжных шкафа и пузатый секретер, набитый бумагами. Ничего лишнего, ничего ненужного. Даже стулья жесткие, неудобные, будто говорящие – ты пришел к занятому человеку, так что не рассиживайся. Излагай свое дело как можно короче и уходи.

Лишь один предмет обстановки выглядел довольно дорогим. Часы. Огромные бронзовые часы даже не с тремя, а с четырьмя стрелками. Часовая и минутная казались неподвижными, секундная оглушительно отсчитывала свои тик-так, а четвертая, совсем тонкая, бесшумно ползла в обратном направлении. У многих колдунов в домах были такие часы, и Ванесса все время забывала спросить, что показывает четвертая стрелка.

– Что показывает… – начала она, но тут нижняя дверца секретера неожиданно растворилась и оттуда вышел длик.

Кайкедрал Мусор при виде него вздрогнул. Стальное перо на миг запнулось, оставив небольшую кляксу. Длик же совершенно невозмутимо пересек комнату и одним легким прыжком запрыгнул на стол.

– Что ты делал в моем секретере? – недовольно спросил Кайкедрал.

– Спал, – спокойно ответил длик.

Всем своим видом он демонстрировал, что не видит в этом ничего особенного. Если один маленький кииг оказался застигнут ночной порой вдали от дома – почему бы ему не переночевать у знакомого?

В Промонцери Царука длик вел себя точно так же – ложился спать там, где чувствовал дремоту, заботясь лишь о том, чтобы было не слишком жестко. Ванесса дважды находила его в своем комоде, трижды – на подушке и один раз – в кошачьей корзинке, в обнимку с Флаффи. Старый толстый кот явно остался недоволен, что приходится делить ложе с каким-то странным созданием, но шума поднимать не стал и даже соизволил лизнуть длика в голову.

Честно говоря, Креол уже сотню раз пожалел, что в веселую минуту ввел в Совет Двенадцати этого киига-альбиноса. Единственный из серых плащей, он вообще не делал ничего полезного. Он только совал во все нос, сочинял софизмы и бесил Креола.

Это последнее у него получалось особенно хорошо. Даже Хубаксис теперь не вызывал у шумерского мага такого раздражения. Джинн, по крайней мере, боялся своего хозяина – длик же смотрел на Креола, как… как… как на самого обыкновенного человека! Ни малейшего пиетета! Мага это возмущало до глубины души.

– А у вас какие новости, мистер длик? – поинтересовалась Ванесса.

– Сегодня я наблюдал за дракой бомжей, – задумчиво произнес кииг. – Это было весьма познавательное зрелище. Я узнал много нового.

– Даже не сомневаюсь.

Однажды Ванесса попросила длика рассказать про философию его народа. А тот ответил, что так называемая «философия» не имеет смысла, ибо мир таков, каков есть, и не зависит от того, как его воспринимают другие. Не имеют смысла никакие правила или законы, потому что надо просто поступать так, как подсказывает логика. Если логика подсказывает съесть свой носок – не ищи в этом смысла, а просто съешь. Но не забудь смазать горчицей, потому что с горчицей вкуснее, а если есть выбор между вкусным и невкусным, выбирать надо вкусное, потому что вкусное приятнее невкусного.

После этого длик спросил, есть ли у Ванессы горчица, и пристально уставился на ее ноги.

Кайкедрал Мусор кашлянул, намекая, что не возражает, если его оставят в одиночестве. К сожалению, невоспитанные гости не поняли намека. Кайкедрал переставил с места на место чернильницу, но и это осталось незамеченным.

– Могу ли я еще чем-нибудь вам помочь, повелительница? – настойчиво спросил Кайкедрал.

– Очень мило, что вы предложили, – лучезарно улыбнулась Ванесса. – Я бы не отказалась от чашечки кофе. Вы будете, мистер длик?

– Это тот черный горький напиток, который всегда пьет черный человек без волос? – осведомился кииг. – Не хочу.

– Его можно подсластить, – пожала плечами Ванесса.

– Все равно не хочу. Сладкое портит фигуру.

– А я вот выпью с удовольствием.

Поняв, что гости попались крайне невоспитанные, Кайкедрал Мусор неохотно провел рукой над столешницей, и там появилась пустая чашка, кофейник, сахарница, вазочка с шоколадными конфетами… Этот колдун окончил Червелинский гимнасий, факультет Кулинарного Колдовства, и немало поднаторел в искусстве материализации. Его умения не ограничивались напитками и сладостями – он с легкостью создавал одежду, мебель, оружие…

Но сладости у Кайкедрала получались особенно хорошо. Ванесса откусила половинку конфеты и аж зажмурилась от удовольствия.

– Как… мням… как дела с бюджетом, мистер Кайкедрал? – поинтересовалась она, не прекращая жевать. – Порадуете нас чем-нибудь?

– Не имею такой возможности, – сухо ответил колдун-финансист. – С бюджетом все как обычно – почти весь уходит на нужды оборонной промышленности. Мне снова пришлось повысить торговые пошлины и взять большой заем в Альберийском банке. Они долго кочевряжились, должен заметить.

– Но ведь Креол же совсем недавно притащил вам из Кафа целую гору алмазов! – возмутилась Ванесса. – Их нелегко было достать, знаете ли!

– Да, алмазов у нас теперь столько, что хоть пуговицы из них делай, – согласился Кайкедрал. – И в результате их рыночная стоимость заметно упала. Вот если бы вы позволили придержать их в секрете и распродавать постепенно, в течение нескольких лет…

– У нас нет столько времени.

– В том-то и проблема. Да и найти покупателей становится все труднее и труднее. Особенно на тот голубоватый, который размером с арбуз. Во всем мире есть всего пять или шесть человек, способных его приобрести, причем все они короли и султаны.

– Но нам и нужен-то всего один, – насупилась Ванесса.

– Увы, пока ни один из них не выражает желания опустошить казну, чтобы заполучить драгоценный камень сомнительного происхождения. Должен заметить, все они подозревают, что это просто колдовской страз. В прошлом Серая Земля неоднократно была замарана в таких… нечистых делах.

– А что, если мы просто притащим серебра?

– Я найду ему применение, но спасением это не станет. Рост инфляции и так ускоряется с каждым годом. Казначейство уже подумывает о том, чтобы прекратить печатать одношелаховые банкноты. На них уже просто ничего нельзя купить, повелительница.

Ванесса мрачно съела еще одну конфету. Со всех сторон засада. Хорошо хоть паладины жалованья не требуют, плонетцы работают фактически за еду, колдуны находятся на самообеспечении, а ифриты вообще у Креола в рабстве. Но ресурсы, энергия… армия усиливается со скоростью сверхновой, но денег жрет, как черная дыра…

– Вы уж потерпите еще немного, мистер Кайкедрал, – заискивающе попросила Вон. – Недолго уже осталось…

– Я и так терплю, – сухо ответил колдун.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий