Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Расколотое небо Breaking Sky
2. Беспилотник: Безликий враг

Пиппину ужасно хотелось, чтобы это был самолет Сильф. Он никак не желал успокаиваться.

– «Звезда» могла испытывать какую-то новую партию или блок. Может, они забили мне сигнал радара, чтобы проверить, насколько близко Сильф сможет подобраться.

– У Сильф кишка тонка летать настолько быстро, – возразила Чейз. «Дракон» был уже далеко на западе, над Сиэтлом, и летел на север. Облака испарились, открывая изрезанную береговую линию. – Пип, я видела красный.

– Ах, да брось ты! – Он сдержал свой сарказм, шумно вздохнув. – Ты же озверела. Ты бы полетела по этому инверсионному следу даже через демаркационную линию, если бы он шел туда.

– Красный шлем.

Она прикоснулась к своему черному стандартному шлему. Официально Чейз еще не принадлежала к военно-воздушным силам, но как кадет-отличник она завоевала право пилотировать один из двух прототипов нового самолета, «Стрикер».

Один из трех

– Ты ведешь проверку на беспилотники?

У Чейз дрогнул голос, выдавая нехарактерное для нее волнение.

Пиппин утвердительно замычал. Они были всего в нескольких сотнях миль от демаркационной линии – невидимой границы, которая разделяла Тихий океан и делала Вторую холодную войну такой зябкой.

Она стянула с лица маску, но тут же вернула ее на место. Минимум топлива – значит автопилот, а автопилот – это значит, что «Дракон» летит со скоростью трехколесного велосипеда. Тем временем Чейз муштровала свои эмоции, выстраивала все свои тревоги, словно игрушечных солдатиков. Откуда взялась эта птичка? Кому про нее известно? И, что еще важнее, кому про нее неизвестно?

– Ты видел его название, Пиппин? На том самолете было написано «Феникс».

– «Феникс» выглядит похоже на «Пегас» Сильф. Букв почти столько же, и в конце «с».

– Вот только это совершенно разные слова.

– И совершенно разные мифологические существа.

– Это была не Сильф, Генри! – Ей хотелось надеяться, что, обращаясь к нему по его настоящему имени, она подчеркнет свою мысль. – Почему у меня такое чувство, будто ты пытаешься уговорить меня оставить это дело?

– Потому что я умнее тебя, Чейз.

– Ты умнее всех.

– Таков мой крест.

Раздражение не позволило Чейз ухмыльнуться. Она забарабанила пальцами по фонарю. Как правило, фонарь изготавливали из толстого пластика, но в «Драконе» он был из закаленного стекла – самого прочного в мире.

– У этого «Феникса» был такой же стеклянный фонарь. И такая же серебристо-голубая обшивка.

По мнению Чейз, «Стрикеры» занимали в небе и в истории авиации особое место. Легкие, изящные, с двумя мощными двигателями. Они соединили в себе прежние пилотируемые реактивные аппараты с HOTAS – объединенной ручкой управления самолетом и двигателем – и популярные аэродинамические беспилотники начала двадцать первого века.

– Ты его видел! – сказала она чуть жестче.

– Может, это запасная машина, – сделал новую попытку Пиппин. – Грязный секретик ВВС. Или… эй, может, у академии ВМФ есть свой «Стрикер», о котором мы не знаем.

– Прикуси язык, – рыкнула Чейз. – «Стрикеры» – это дитя ВВС. Кейл мне в этом клялся.

– О, забыл! Ты же считаешь бригадного генерала вторым после Господа Бога.

– Эй, слушай, – возмутилась она, – тебе положено предупреждать, если собрался укусить так больно!

Он захохотал – и уже ради этого стоило с ним пособачиться. В последнее время Пиппину смех стал так же необходим, как двухлетнему малышу – тихий час. Конечно, тяжело приходилось не только Пиппину. Чейз, другим кадетам, летчикам «Звезды» – всем нужна была возможность ненадолго забыть о душащей напряженности Второй холодной войны. Глядя, как береговая полоса белым шрамом уходит к горизонту, Чейз почувствовала, как у нее падает настроение. Она не могла не рисовать в своем воображении картины Третьей мировой войны. Военные корабли, наседающие на западное побережье. Сыплющиеся черным дождем управляемые снаряды.

Америка в огне.

Пожар, который она себе представляла, был алой мозаикой. Красные беспилотники. Кровоточащий флаг Жи Сюнди. И тот пилот в коричневато-красном шлеме. Мог ли «Феникс» прилететь из Нового восточного блока? Вдруг азиаты смогли выкрасть чертежи? Построить свой собственный «Стрикер»?

Нет. Это было бы невозможно. Катастрофично .

– Как ты думаешь, Кейл уже бесится в диспетчерской? – спросила Чейз. – Они ведь наверняка поймали это опасное сближение со спутников.

– За счет своей конструкции «Дракон» отражается на их радаре всего лишь быстрым пятнышком. Не будь это так, плохиши уже два года назад пересекли бы линию и нас завалили.

– Не говори «плохиши», – потребовала Чейз. – Так они кажутся шуткой.

– Мне нравится, когда они кажутся шуткой. – Он добавил еле слышно: – И тебе тоже.

Пиппин все на свете приправлял цинизмом.

– Мы могли бы связаться с ними по радио, – предложила она. – Сообщить Кейлу о том призрачном «Стрикере».

– Никс, та машина не была вооружена. Непосредственной угрозы нет. Кейл не обрадуется, если ты позволишь обнаружить наш сигнал кому-то, кто захочет нас сбить.

Пиппин сказал «кому-то», но имел в виду Жи Сюнди. Их ублюдочные шпионы постоянно вели прослушку, постоянно рассылали закодированные вирусы, которые сбивали курс, меняли траекторию ракет или, что хуже всего, заставляли реактивные самолеты превращаться в камикадзе и рушиться на гражданские районы. Бум!

Вот почему «Стрикеры» летали тайно, а для этого требовался экипаж из двух человек и радиомолчание. Однако кибернетическое превосходство Жи Сюнди затрагивало не только воздушные силы. Если противникам приходило в голову захватить телеканал или спутник, они это делали. В прошлом они взламывали даже военную сеть США.

Угроза была повсюду.

Чейз подалась к стеклу фонаря. Они пересекли канадскую границу, задев краем бесконечные заснеженные леса. По слухам, в Канаде сейчас царила такая же депрессия, как в Америке. Точно никто ничего сказать не мог: граница была закрыта с 2022 года, а всякая связь между Америкой и другими странами была запрещена.

США пребывали в одиночестве уже двадцать шесть лет, а это означало постоянную бдительность и выживание в суровых условиях. Чейз ощущала свою ответственность: руками, перчатками, рычагами управления. Даже титановыми костями прекрасной птицы, которую она называла «Драконом».

– Пип, Кейлу надо дать знать про этот «Стрикер». Я намерена отключить автопилот.

– У нас топлива хватит только на такую скорость. И потом, мы уже почти на месте.

Он подразумевал, что им надо выжидать. Ведь холодная война заключалась именно в этом: в бесконечном выжидании.

На политзанятиях Чейз узнала, что Жи Сюнди начал распространяться по Азии после 2010 года наподобие скрытого рака. Континент объединился под правлением антидемократических политических сил, и новая сверхдержава заявила о своей решимости разрушить старую. Они ограничили международную торговлю Америки и отпугнули ее естественных союзников – таких, как Канада, – армадами красных беспилотников.

Чейз не могла не гордиться тем, что произошло после этого: ведь именно благодаря этому она в столь юном возрасте управляет многомиллиардным реактивным самолетом. Конгресс принял Хартию о Молодежных силах, учредив военные академии для юношества, чтобы спасти самых способных подростков страны от беспросветной нищеты. Одновременно в ВВС начались работы по созданию пилотируемых реактивных истребителей, которым предстояло превзойти красные беспилотники. Самым перспективным тайным новшеством стали «Стрикеры» – настолько быстрые самолеты, что ими могли управлять только лучшие юные пилоты в идеальной физической форме и с молниеносной реакцией.

Небо потемнело, но они уже увидели остров Банкс. С высоты покрытый льдом архипелаг был похож на смятую футболку: реки казались складками, а звездообразное строение находилось на месте нагрудного кармашка.

Объединенная Звездная Академия.

Она искрилась жизнью: это одновременно была и действующая база ВВС, и подростковая военная академия. Чейз скользнула взглядом по шести треугольным зданиям, отходящим от шестиугольного центра, а взлетно-посадочная полоса радостно приветствовала ее синими огнями, походя на елочную гирлянду. «Звезда» всегда встречала ее теплом, и это никогда не казалось Чейз мелочью после дымящихся развалин ее детства.

Чейз отняла управление у автопилота и покатилась по полосе, визжа шинами и двигателями. Стрелка топливного расходомера повисла, словно сломанная рука. Она не трогала тормоз, катя по аэродрому к ангару.

– Скинуть скорость не хочешь? – спросил Пиппин. – Нас сейчас остановят, а ты, кажется, выпила.

– Хоть секунду побудь серьезным, Пиппин.

– Ладно. Серьезно скинь скорость.

– Не получится. Могу заглохнуть.

Пиппин достал ее – как всегда, когда знал, о чем она думает.

– Кейл не будет реагировать на твой рассказ о мистере Красном Шлеме. По крайней мере так, как тебе хотелось бы.

Упорство, с которым ее ОРП продолжал отмахиваться от призрачного «Стрикера», наконец вывело ее из себя. Она отстегнула страховку и развернулась в кресле, чтобы оказаться лицом к нему. «Дракон» резко вильнул – и они поехали на стену ангара, по-прежнему слишком быстро.

– Ты считаешь, что от такого можно отмахнуться?

Пиппин расстегнул ремень шлема и поднял визор.

– Помнишь, как Кроули увидел над Флоридой беспилотники? Не успел он подать рапорт, как его занесли в черный список. К тому же, – напомнил он ей, – здесь стена.

– Тебе и правда неинтересно?

– Мне и правда не хочется беспокоиться. «Стрикеров» могло оказаться не два, а три. Стена. Вооруженные силы – это лабиринт лжи. Стена.

– Интересную карьеру ты выбрал.

– Стена, Чейз. СТЕНА!!!

– Да ладно!

Она села прямо и слишком быстро повернула. «Дракон» влетел в двери ангара, распугав наземную команду, словно стаю голубей, а потом четко остановился рядом со вторым «Стрикером», «Пегасом», чуть задев крылом о крыло.

Чейз сняла свой шлем.

– Я хочу, чтобы ты оставался в моей команде, Пиппин.

– А мне дадут футболку команды Никс?

– Я серьезно.

– Серьезнее только коррида.

Пиппин отстегнул ремни безопасности и поднял визор шлема. Они обменялись взглядом – как всегда после долгого полета. В их глазах были облегчение, усталость и то, что служило обратной стороной доверия. Чейз казалось, что это похоже на сожаления, однако чем бы это чувство ни было, оно пронизывало их дружбу. Все, что они делали, они делали вместе. Без колебаний.

– Я знаю, что серьезно, – отозвался Пиппин, в кои-то веки не использовав никакой иронии. – Я тебя поддержу.

Она дружески хлопнула его по шлему и открыла фонарь. Кабину затопил вязкий холод, однако она глубоко вздохнула, обретая равновесие. Она дома.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть