Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Если бы я был вампиром
Глава 6

Я все-таки напился. Но я не виноват! Мне все подливали и подливали. Кто же знал, что виски такая крепкая штука? И вообще, куда я собственно иду-то?

Я посмотрел по сторонам и обнаружил, что забрел в какой-то незнакомый район. Впрочем, в таком состоянии любой район покажется незнакомым. Вокруг ни души, видимо, глубокая ночь или совсем раннее утро. Что ж, совсем не плохо, я еще стою на ногах, даже не только стою, а иду… ну или ползу. Какая, собственно, разница?

Чтобы прийти в себя, я решил ополоснуться. По счастью, именно в этот момент мне на глаза попался прудик. Ну и что, что грязный? Не до роскоши.

Я снял пиджак и сполз в воду. Сколько в ней провалялся, я не знаю, как умудрился не утонуть, тоже не знаю. По прошествии энного времени я начал приходить в себя. Почувствовал холод, голод, тошноту, боль в голове, в общем, ощутил все радости русского народного праздника – похмелья. Ну а кому же сейчас легко? Хм… всем, кроме меня, наверное.

Едва поднявшись, я опять бухнулся в воду. Как же болит башка моя тупая. Ну кто просил столько пить? Все, больше не пью.

Поднявшись-таки с третьей попытки, я подобрал пиджак, надел и побрел в сторону… в сторону. Вскоре я узнал знакомый Кусковский парк. Мозг заработал. Медленно, но верно я вычислил, что лежал в Химике. Это пруд такой, возле одноименного завода. Значит, я на верном пути домой. Вот только присяду на эту скамейку и немного отдохну…

– Ну здравствуй, тринадцатый.

– А?..

Это шутки подсознания? Ну, в смысле глюки, что ли?

– Я тебя тут давно уже жду.

Ага… «Ты кто? – Я? Белая горячка».

– И я вовсе не белая горячка.

– А мысли читать некрасиво, да и невозможно, кстати, наука доказала.

– А я и не читаю, у тебя все на лице написано. Впрочем, если хочешь, то могу и мысли прочитать. Перстенек-то поди не снял?

– Снимешь его, как же.

Хорошо. Сижу на лавочке, общаюсь с глюком.

– Ай-ай-ай. Ты до сих пор не веришь в мою реальность?

Не-а.

– Ну, как вам сказать…

– Не веришь. Ну, может, оно и к лучшему. И мне проще, и тебе умирать легче.

– Что, простите?

– Пришел твой час. Пора тебе ответить за осквернение храма великого нашего повелителя, стоящего над тьмой и повелевающего ею. Ты был избран, но сам выбрал свою участь, отказавшись от великой чести быть избранным.

Э-э-э… Чего?

– Так… Не торопись. По слогам и с выражением.

– Что?!

– Это я хотел бы спросить, что?

– Умрешь ты сейчас, короче. Голос уже начал беситься.

– А? Да пожалуйста, только я пока посплю, ладно? А вы тут уж без меня…

– Ты не понял, я же тебя сейчас убью…

– Ну и фиг с ним, закончишь убивать – разбудишь.

– ?..

– Идиот. Открой глаза!

А?.. Ой!

Я открыл глаза и узрел такую картину: сижу на лавочке, а напротив меня стоит туша, поперек себя шире, да еще и с крыльями. И как же это он летает-то?

– Ты кто?

– Я – твоя смерть!

– А по отчеству?

Видимо, отчество свое он говорить не захотел, иначе не стал бы так махать крыльями и тянуть ко мне лапы.

Я бодренько отскочил за скамейку, и на том месте, где я сидел, пролегло три полосы глубиной сантиметра в два. Коготки-то помельче, чем у того красного будут. Ничё, и не таких обламывали, ну а если меня убьют, хоть голова перестанет болеть. Кого-то он мне напоминает, то ли я его в фильме видел?

Я залихватски схватил ближайшую палку (читай дрын) и с размаху врезал по морде чудища. Палка сломалась, и чудище чихнуло, да так, что я где стоял, там и сел. Сдуло меня с ног, я же в себя еще все-таки не пришел. Пить-то не умею.

Он тут же обрадовался и бросился на меня с когтями. Я едва успел перехватить его лапы перед своим лицом, хотя нос мне этот гад все-таки поцарапал.

Тут только до меня дошло, что угроза жизни весьма и весьма реальная. Меня определенно собираются убить. Причем какой-то синий (я бы даже сказал голубой), гадкий и вообще не гигиеничный товарищ, покрытый чешуей. Еще и на циклопа чем-то смахивает, глаз-то тоже присутствует на физиономии лишь в одном экземпляре. Кстати, глаз! Повторим же подвиг Одиссея!

С радостным воплем «За Итаку!» я остатком палки ткнул в глаз. Как ни странно, глаз не повредился. Глаз просто исчез, но вместе со всем чудищем.

Я ошалело лежал на земле и ни о чем не думал. В голове совершенно пусто и ни одной мысли. Через пару минут, или часов, ко мне частично вернулось чувство реальности. Я потряс головой и кое-как поднялся на ноги. Что ж еще делать-то остается, как не идти спать?

* * *

Светало, по утреннему парку брел человек. Грязный, мокрый, в порванном пиджаке, с расцарапанным носом и с полным отсутствием какой-либо мозговой деятельности на лице. Пробегающие мимо маньяки – утренние бегуны смеряли его брезгливыми взглядами и бежали дальше. «Как можно так пить?» – думали они. Вот они-то уже давно не пьют, они выбрали здоровый образ жизни, а те дураки, что так пьют, так им и надо. Старушки, бродящие по парку в поисках бутылок, оставшихся после вечерних пьянок, сочувственно косились на бедного бомжа. «А ведь так молод, и поди ж ты», – качали они головой. А «пьяница» брел по парку и смотрел только перед собой. Да и не пьяница это был вовсе, а очень даже приличный человек. И пьет он редко и то только по праздникам. И уж определенно он не бомж, потому что направляется прямиком в свою личную квартиру с протекающей трубой и разбитым компьютером. Правда, про компьютер он еще не знает, но очень скоро узнает и жутко удивится. Еще более он удивится, когда обнаружит, что забыл ключи. Причем обнаружит он это, уже находясь в квартире. А вот как он в нее попал, этот вопрос и задаст он себе… Собственно, этот человек – я.

И как же я вошел-то?! Ключей-то нет! Они были во внутреннем кармане, а его мне нагло порезал… Так, вот про это мы на время забудем. Так как же я дверь-то открыл?! Ай-ай-ай, батенька, склероз в таком юном возрасте, и ведь уже не первый раз. Замочек-то совершенно новый, ни единой царапинки, значит, я не взломщик. Хоть что-то хорошее. И что это там дымится в комнате? Матерь божья, да это же компьютер горит.

Я быстренько побежал в ванную, включил свет и схватил из-под раковины ведро. Затем так же быстренько сбегал и вылил все содержимое ведра на компьютер. Компьютер поблагодарил меня финальными искрами, ему вторила розетка, в которую он был подключен, и свет во всей квартире погас.

Ага! Так вот как я попал в квартиру-то! Она же открыта была! Значица, теперь осталось понять, как кто-то открыл мою суперсовременную дверь, не повредив и не поцарапав ее. Да, надо бы электрика вызвать. Где-то я читал, что энергообеспечение идет в квартирах моего дома попарно. Значит, если у меня замкнуло электричество, то и еще у кого-то на моем этаже замкнуло. Ой! Мама! Только бы не у Клавдии Степановны!

Я судорожно бросился к телефону.

Стоп! Сначала часы. Время у нас сейчас восемь утра, можно звонить. Дай боже, чтобы электрик приехал быстро и исправил все до того, как проснется Клава.

Я набрал номер ДЕЗа.

– Алле! Здравствуйте, вас беспокоит жилец дома номер четыре по улице Молдагуловой. У меня тут короткое замыкание в квартире произошло. Можете электрика прислать побыстрее?

– А вы знаете, что у электрика план? Всем вам побыстрее надо. Ладно, какая квартира?

– Двадцать пятая. Спасибо.

Отлично, электрика вызвал, осталось его дождаться. Главное, чтобы раньше времени не проснулась Клава.

Я поставил на плиту чайник и отправился в комнату посмотреть, что из останков компьютера еще пригодно для дальнейшего, хотя, судя по всему, и нескорого, использования. Убито оказалось все, кроме «кулера» и звуковой карты.

Не так уж и плохо, вот только вынуть их у меня не получилось, а когда я попытался выковырять ценные останки с помощью отвертки… В общем, от системного блока ничего не осталось. И кому понадобилось взрывать мой компьютер? Нормальный человек забрал бы его себе и не мучился, а тут явный акт совершенно ненужного вандализма.

Я дотащил до мусорного ведра отдельные запчасти компьютера, а монитор и оплавленный системный блок снес в мусоропровод. Вот, собственно, и все. Осталось от моего компьютера только воспоминание, подкрепленное клавиатурой, мышкой и черными пятнами на стене и столе.

Засвистел чайник, и я пошел на кухню пить чай. На кухне стоял обычный, полный и на удивление уютный бардак. Раковина была заполнена посудой, уже не просто грязной, а заплесневелой и покрытой черте чем. Обнаружив, что ни одной чистой чашки, стакана или любого другого сосуда для испития чая не осталось, я глубоко вздохнул и, сняв-таки грязную одежду, бросил ее в стиральную машину. Сходив в комнату, я надел слегка порванные джинсы и пошел мыть посуду.

Горячая вода полилась из крана неохотно и не сразу. Поначалу пришлось мыть посуду холодной, но вскоре из крана пошла теплая, а потом и вовсе горячая вода. Чашки были уже давно помыты, но во мне проснулась любовь к чистоте, к тому же мытье посуды успокаивало мои уже начинающие шалить нервы. Даже голова перестала болеть.

Столько вопросов и ни одного ответа. Кто снес мне дверь? Зачем нарисовали глаз в комнате? Что это за осколок красного перстня я нашел в подъезде, и не связан ли он с убийством, произошедшим, пока я был в Киеве? Что за тип следил за мной в парке, а главное, куда он делся, оставив мне на память плащ и шляпу? А уж куда делось то, что напало на меня на обратном пути из клуба, я вообще не представляю. Правда, почему оно напало, я, кажется, понял – оно мстило за повелителя кого-то там, которого я нечаянно убил на той неделе. Про свои новые способности, которые во мне иногда (по настроению, наверно) проявляются, я и вовсе молчу. Хотя читать мысли, летать и замедлять время не так уж и плохо, в этом есть своя прелесть и свои преимущества. Интересно узнать, что думают о тебе твои знакомые. Да и пользу можно из этого извлечь…

Посуда уже давно была помыта, а я все стоял перед раковиной и задумчиво смотрел на чистые чашки-тарелки, стоящие на полке дружными рядами. Я так и стоял бы до прихода электрика, если бы не послышались удары во входную дверь.

Удары были такими «тихими и нежными», что, если бы я не поспел вовремя, то, мне кажется, у моей новой бронированной двери были все шансы слететь с петель.

Я, как был в порванных джинсах и весь в мыле, добежал до двери. Перед тем как открывать, следовало глянуть в глазок. Это новое правило (вернее, очень хорошо забытое старое) я вывел еще тогда, когда, открывши, увидел за ней трех амбалов. За дверью стоял и улыбался во все свои… сколько-то там зубов Чиж. Что это он тут забыл в такую рань? Время-то всего девять часов.

Я заскрежетал замком и отворил дверь.

– Хай, май френд! – радостно завопил Чиж, бросаясь было ко мне обниматься, но, увидев, какой я чистый, быстро одумался. – Ты что это такой чистый и почему звонок не пашет? Я тут стучу уже полчаса, небось всех соседей перебудил.

Не дай бог.

– Да я тут уборку затеял слегка, а электричество – так это короткое замыкание.

Море удивления, написанное на лице Чижа, оплатило все побитые мной чашки и тарелки, которых было немало, ибо руки меня еще не совсем слушались.

– Ты? Проснулся раньше часа дня, да еще и затеял уборку?! Ты не заболел? – неожиданно участливым тоном спросил он.

– Да нет, и ты не прав, я не ложился. На самом деле я час назад из клуба приполз.

– Ты хотел сказать «пришел», – поправил меня Чиж.

– Да нет, именно приполз, – вздохнул я. – Я слегка перебрал.

Таким удивленным я его еще никогда не видел.

– Ты?! Выпил?! Да еще и перепил?!

Не то что перепил, а я бы сказал – упился до состояния бревна.

– Да, у кого-то там было день рождения, пришлось слегка выпить за здоровье и все такое.

– Алкаш, – уверенно заявил Чиж, – ты так и будешь держать меня на лестничной клетке?

– Не пускать же тебя в квартиру, – пропустил я Чижа.

– Та-ак. Кстати, а что это физиономия у тебя в крапинку?

– А?

– Ага. Кто поцарапал, спрашиваю?

– А, так пока через парк полз, поцарапался.

– Ну-ну, – скептически проговорил Чиж. Чиж прошел-таки мимо меня и сразу же прошествовал по коридору на кухню.

– И вправду, посуду помыл, а я думал, шутишь.

Окинув взглядом кухню, он тут же развернулся и пошел в комнату.

– Это что, следы ядерной войны в миниатюре? – спросил Чиж, увидев черные пятна, являющиеся единственным, что напоминало теперь о компьютере.

– Это следы короткого замыкания, – объяснил я.

– А не тут ли у тебя стоял такой миленький новенький компьютер?

– Ну да… стоял…

– Изверг! Не умеешь ты с техникой обращаться! Лучше бы мне отдал.

– У тебя и так три штуки дома стоит. Куда тебе еще?

Чиж заядлый компьютерщик. Все новинки рынка появляются у него едва ли не раньше, чем на самом рынке. Откуда он на это берет деньги, для меня загадка.

– А я бы тогда смог вчетвером в Квейк играть. Темный ты человек.

Геймер нашелся. Знаю я его, он бы, небось, на всех четырех машинах полигоны для испытания вирусов устроил.

Тут взгляд Чижа упал на глаз, внимательно смотрящий со стены.

– Слушай, а что это за произведение искусства такое? Вот проснешься, увидишь такое – и сердечный приступ гарантирован.

– А мне нравится. Разве тебе Лана про него не рассказывала?

Мне показалось, или он смутился?

– Ну, нам было слегка не до этого…

Тут опять послышался стук в дверь, уже деликатный.

Чиж встрепенулся.

– Это за мной. Пока. Я побежал, увидимся вечером в клубе.

Он полетел к двери, я за ним.

– Привет, Лана.

– Привет Виктор, прости, что этот чудик тебя так рано разбудил. Я его пыталась отговорить, но это невозможно, если он что-то вбил в голову, то ничем этого не выбьешь.

– Так он не спал! Он только что вернулся из «Литерхома». Он там нагло водку пьянствовал, и без меня! – тут же влез Чиж.

– Да не пил я водки! Так… виски немного…

Бутылки две.

– …стакана два.

– После двух стаканов ты бы не пошел мыть посуду. Тут даже бутылкой не обошлось. Ладно, Лана, прощайся с Руном, мы побежали, у нас дела.

– До вечера, Виктор.

– Чао.

Я захлопнул дверь.

Кстати, им хорошо вместе, я рад. А сам уж как-нибудь перебьюсь. Да и мало ли красивых девушек у нас в городе? Забудем об этом. Тем более чай я так и не попил, так что самое время наверстать упущенное.

Чайник пришлось ставить заново. Вскипятив и попив-таки чаю, я совершенно успокоился. Есть мне совершенно не хотелось, даже несмотря на то, что последний раз я ел вчера вечером в клубе. Тут я вспомнил про плеер. Хорошо, что я недавно батарейки новые купил. Схватив со стола плеер, я сел в свое любимое кресло и надел наушники.

Удачно получилось – я тут же наткнулся на новости. В новостях говорили о пропаже известного политического деятеля, причем при весьма странных обстоятельствах: вышел на обеденный перерыв погулять в парке и исчез. Его сотрудники видели, как он пошел в парк, но в парке его не видела ни одна живая душа. Фээсбэшники взломали квартиру, а там пусто. Также сообщали, что в тот же день ушел и не вернулся некий Владислав Корочкин. Обычный служащий самого обычного банка вышел на перерыв, да так и не вернулся. Что меня заинтересовало в этих, случаях, так это то, что все произошло вблизи Кусковского парка. Уж не про одного ли из них мне рассказывал вчера вечером толстяк? Нужно будет у него спросить при встрече.

Больше ничего интересного по радио не передавали, и под завывания очередной попсовой группы я задремал…

* * *

Проснулся я сам. Что в последнее время со мной бывало редко. Я открыл глаза и сразу же уставился на настенные часы, судя по ним, уже наступил вечер. Часы показывали точнехонько восемь часов. Еще, не до конца осознав, сколько я проспал, я потянулся к выключателю. Скорее по привычке, нежели по необходимости, ведь видел я и без света. Свет, естественно, не работал.

– Черт…

А ведь электрик так и не пришел, я бы от стука в дверь наверняка проснулся. Да и Клава что-то не пришла. Может быть, электричество отрубило только у меня, или ей и без света хорошо? Хорошо, что сейчас лето и темнеет поздно, впрочем, я и так отлично вижу. Плеер конечно же валялся на полу. Ну и фиг с ним, давно пора новый купить… и компьютер заодно, вот только банк ограблю и сразу все куплю.

Поднявшись-таки с кресла, я пошел умываться.

Сие занятие определенно возвращает к жизни. А есть-то как хочется… За последние дни я кроме чипсов в баре даже и не ел толком. Зайдя в ванную, вспомнил, что ведро-то я на место под раковиной не поставил, и теперь все пространство ванной было залито водой. Опять!

Бедные соседи! Я их уже целый год заливаю, а сантехник никак не заходит. Уже раз десять вызывал. Кстати, последний раз всего неделю назад, как раз когда труба потекла.

Кинувшись в кухню за тряпкой, я поставил чайник и прихватил с собой ведро. Не прошло и получаса, как все было насухо вытерто. Чайник уже давно вскипел, и мне оставалось только умыться. Зеркало меня ничем сегодня не порадовало. Мое отражение появилось в нем всего один раз и всего секунд на пять, но мне этого хватило, чтобы понять, что выгляжу я паршиво. Если учесть, что от царапин остались только шрамы, а неестественная бледность проявилась еще острее, то весь мой вид теперь иллюстрировал пословицу «краше в гроб кладут». Особенно мне не понравился тоненький шрам, горизонтально проходящий через нос и правую щеку. Он выглядел каким-то красноватым и на фоне белого лица совершенно не смотрелся.

В холодильнике хоть шаром покати, в чем нет ничего удивительного. Кто же кроме меня его заполнит? Эх, жениться тебе надо, барин…

У меня вроде бы был аванс. Ах да, это было еще вчера, но сегодня его уже нет. Пить надо меньше.

Выпив чай на голодный желудок, я заглянул в гардероб. Не густо, и одежки пора прикупить, правда, мне тут плащик со шляпой подкинули, но что-то не хочется в них ходить. Как же быть с деньгами-то? Хаз, когда давал мне аванс, наверняка не думал, что я его пропью в тот же вечер. Я и сам этого не ожидал, если честно. Нужно сегодня с ним поговорить. Я ведь даже не могу получить информацию о работе, ведь Интернета, как и компьютера, у меня больше нет. Мог бы зайти в Интернет-клуб и получить почту, но денег-то ни копейки. И как я умудрился столько потратить? Нет, вторая бутылка была определенно лишней.

Тут раздался очередной стук в дверь.

Переполненный плохими предчувствиями, я пошел открывать. То ли это Клава, которая приехала и увидела, что электричества у нее нет, то ли соседи снизу, которых я залил. А может, электрик, да нет, они в такое время уже не ходят, наверное.

Заглянув в глазок, я обомлел. Вот этого я не ожидал, у двери стояла милиция, а конкретнее – капитан Лысько собственной персоной. Неужели Клавдия или затопленные соседи перешли к активным мерам? Я открыл дверь.

– Здравствуйте, Виктор Михайлович, – проговорил он.

– Здравствуйте…

Как бишь его по имени-отчеству-то? А фиг его знает.

– Как ни странно, я опять к вам с теми же вопросами. Вы заметили что-нибудь странное сегодня?

Ага, соседи сегодня особенно тихие.

– Да нет, я только что проснулся, я поздно из клуба вернулся…

– Я бы сказал рано, – усмехнулся капитан.

И это знает. Может, знает и с кем я пил?

– Кстати, передавайте привет Константину Валерьевичу, мы с ним бывшие одноклассники.

Однако ж.

– Ладно. А что случилось? – подозрительно спросил я.

– Да как вам сказать… соседку вашу обокрали.

– Как?! Какую?!

Неужели?! Нет… быть того не может…

– Да из квартиры напротив, – сказал капитан.

Фуф. А я уж было подумал…

– А-а… Кто? Я хочу сказать, зачем? – удивленно спросил я. – У нее же брать-то нечего.

Милиционер согласно кивнул.

– Да кто ж теперь молодежь поймет, может, просто так, интереса ради обокрали, ведь даже не взяли ничего, кроме каких-то старых бумаг, еще от ее мужа.

– Мужа? Это сколько ж этим бумагам лет-то? Когда я сюда въехал, она уже одна жила. Кому такое понадобилось? – удивился я.

– Понятия не имею. Ну ладно, простите, что я опять вас побеспокоил. Я тогда пойду дальше опрашивать жильцов, кстати, тут на вас жалоба поступила, что вы соседей внизу топите.

Все-таки поступила.

– Я уже который день жду водопроводчика. Да еще теперь и электрика.

– То-то я гляжу – звонок не работает. Ну, до свидания, – капитан повернулся и пошел к соседям.

Я же захлопнул дверь и пошел на кухню.

На кухне я налил еще чаю и сел за стол. Интересно все-таки, что же в этих украденных бумагах такого, что могло заинтересовать воров? И, главное, как они узнали про эти бумаги? От кого? Я бы спросил у Клавдии Степановны, но боюсь, что она мне не ответит…

Все! Хватит! Надо идти в клуб и там попытаться разобраться с некоторыми проблемами. Например, с финансовыми. Серьезно, если Хаз не даст мне денег хотя бы в долг, тогда я не смогу выполнить его работу, потому что раньше с голоду умру.

Приняв душ и одевшись в относительно чистую одежду, я собрался в «Литерхом». Прихватив на всякий случай еще и шляпу, взялся было за ручку двери, как вспомнил, что ключи-то я потерял, а, значит, выйти не могу. Хорошо, что Лана, когда уходила, кинула в коридоре свою нелицензионную копию ключей. Они поблескивали в полумраке рядом с ботинками. Осталось только забрать из кармана порванной рубашки визитку Лиды, а то ведь забуду потом, да так и постираю.

Я полез в стиральную машинку и достал рубашку. Далее я честно попытался засунуть руку в карман, но его просто-напросто не оказалось на месте! Видимо, мне его оторвало голубое чудище.

Вот же тварь!

Я бросил рубашку и выскочил на лестничную клетку. Захлопнув дверь, я бросился вниз по лестнице, едва не сбив с ног молодого лейтенанта, который в прошлый раз заходил вместе с капитаном Лысько.

– Извините, – кинул я на ходу.

Может, еще не поздно?! Может, визитка еще там валяется?! Ну, пожалуйста, господи! Ну что тебе стоит?

Расстояние до той самой скамейки я преодолел за рекордное время. Скамейка стояла в том же виде, в каком я ее и оставил. Все осталось по-прежнему, даже дрын мой там же валялся. Я подбежал и, тяжело дыша, бросился искать в траве визитку. Хорошо еще, что я в темноте вижу, а то уже совсем темнеть начало. Я тут же нашел свои ключи, они лежали под лавкой, но вот визитки нигде не было.

Вот за что, а? Только красивую девушку встретишь, как она уходит к другому или теряется по иным, не зависящим от вас обстоятельствам. А я уже размечтался, блин.

Я огорченно побрел вдоль аллеи в сторону клуба. Путь мой проходил через весь парк, так что времени для жалости к себе было достаточно.

В который раз я обломался. Бывает, конечно, но слишком уж часто. Может, хоть в клубе расслаблюсь, вот только веселиться совершенно не хочется. Одно успокаивает, хуже уже быть не может.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий